Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Sun Wukong


Профиль Sun Wukong

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Давай поговорим о том, как ты играешь.

1.1. Какие темы в игре тебя реально привлекают?

Сложно сказать, зависит от персонажей ведь и от места. Но если объединить все вместе, то:
1. Приключения
1.1. Сюрреалистические приключения
1.2. Приключения по чертогам разума и тому подобным местам
2. Мистика, дружелюбная и не очень дружелюбная
3. "Странные" места, в которых происходит то, что персонажу нужно будет выяснить.
4. Странные ситуации, в которые попали персонажи и из которых им надо выпутываться.
5. Милая повседневность
6. Фентези и фантастика
7. Семейные/дружеские отношения между персонажами.
8. Юмор, в том числе и абсурдный
9. Моральные дилеммы и проблемы персонажей.
10. Все вышеперечисленное, перемешанное между собой.

На самом деле сложно выделить потому, что наверняка есть куча всего, что я просто сейчас не могу вспомнить. Но если чего-то в этом списке нет, это не значит, что я не смогу или не захочу это сыграть. Это скорее всего значит, что я просто не мог даже об этом подумать на момент составления списка.

1.2. Какие у тебя личные табу в игре?

Вот тут легче, и в принципе все можно описать не как табу, а как "что мне было бы довольно скучно играть, потому что я очевидно в этом не шарю на достаточном уровне" или "я скорее буду испытывать стресс от того, что могу нарушить людям атмосферу и сюжет игры, ведь не понимаю этот аспект достаточно хорошо". Ну или лично неприятно.
1. Политика, завязанная именно на принятии персонажем решений, которые повлекут большие последствия.
2. Чрезмерно подробные описания пыток, связанных с сексуальным насилием и не связанных.
3. Драки без смысла и какой-либо подоплеки.
4. Абъюзивные и токсичные отношения (в контексте их создания между персонажами по договоренности игроков, а не наличия их на отправной точке игры для создания конфликта).
5. Игры узкой профессиональной ниши.
6. Долгие детективные расследования, не разбавленные каким-либо экшеном и сосредоточенные только на нахождении в ограниченном помещении и расследовании тайн путем размышлений и болтовни.
7. Игры разумов (по сути та же политика).

Не все из этого прямо табу и запрет, ведь ситуации бываю разные, как и персонажи - в одних хочешь играть что-то, в других нет. Поэтому все обсуждаемо, как говорится.

1.3. Как давно ты играешь в ролевые? И где играл чаще?

Ух вопрос... Думаю, больше 7 лет точно. Еще точнее - абсолютно точно больше 6 лет, потому что один из своих юбилеев праздновал как раз уже на одном из форумов, и это запомнилось. Так что, могу сказать, что долго. Также я занимаюсь писательством всякого про всякое, примерно тоже лет 7-8, пусть идет в общий зачет.
Играл повседневность, фендомы (я не могу как-то их приписать к другим пунктам), мистику, городское фентези, просто фентези, фантастику немного, магические школы/академии.

1.4. Какая манера написания постов тебе нравится, какая нет? Насколько и что для тебя принципиально?

Да лишь бы тебе удобно было! (с)
Моя классическая манера - третье лицо, без оформления птицей-тройкой и, чаще всего, прошедшее число. Редко играюсь шрифтами или чем-то подобным, в общем эстетика близка к классике максимально.
Но!
Я человек гибкий. Если тебе нравится первое число - без вопросов, я подхвачу. Если хочешь все писать в настоящем времени - да мне же не жалко, давай сделаем красиво. Оформляешь с использованием речи, мыслей, чужой речи - я обязательно подхвачу, ради общей эстетики внешнего вида. Ты вставляешь картинки, музыку, эстетику и играешься со шрифтами - готовься встать на мой пьедестал имени Людей которые умеют в искусство, потому что это уж точно круто.
В общем, мне не принципиально выдерживать один стиль и один вид оформления, свой я использую лишь потому, что привык так писать большинство постов и рассказов (и то не все). Поэтому просто не бойся сказать о своих предпочтениях.

1.5. Скинь, пожалуйста, свой написанный пост или любой художественный текст, который ты писал.

Какое сложное задание. А давайте сделаем оба варианта!
Потому что посты все же это одно, а художественные тексты - немного другое (хотя бы чисто по размеру).

Пост

Славная маленькая Япония тряслась в судорогах больного, переживая не лучшие времена. Кажется, еще вчера прошла Реставрация, из-за которой все оказалось перевернуто с ног на голову. Пропали феодалы, исчез привычный строй жизни и древние уклады подчинения строгой иерархии. Теперь самурай - лишь слово, а катана ничем не статуснее простого крестьянского топорика для рубки дров или торгового вакидзаси. Теперь над Страной, где солнце встает, поднимаются лучи императорского величия, и что-то это напоминает. Что-то, что Укуну не совсем нравилось. И, глядя на людей в смятении и страхе, на льющуюся кровь и на большие перемены, он просто хмыкнул, поведя как обычно плечом, и ушел. Царю нет дела до того, что творится за пределами его маленького царства.
Он переехал из Эдо, сменившего свое имя на Токио. Подальше от шума и суета городов, будто по привычке, куда-то в горы и леса. В уединенное местечко, где время словно остановилось, потому что оно так напоминало дом. Только вместо вездесущих обезьян, таких послушных и работящих, тут люди. Но с этим он уже как-то привык мириться, поэтому пусть будут. Лишь бы не трогали лишний раз.
Работящему и мудрому везде будут рады, вот и маленькая деревня, раскинувшаяся по обеим берегам реки, не стала отвергать лишние мужские руки в общем труде. Да, косились на золотые волосы и сверкающие искрами глаза, отводили взгляды первое время и кидали вслед слова о болезнях и демонах, но все же привыкли. Как не полюбить Короля, такого дружелюбного, улыбчивого и почтительного. Ну, почти всегда почтительного. Местная детвора точно в него влюбилась, стайкой нагоняя во время прогулок и выпытывая то интересные истории, то легенды и сказки, а совсем уж осмелевшие просили показать несколько приемов борьбы. Укун смеялся, прикрывая лицо рукавами, и только отмахивался. Все же с детьми ему легче, особенно когда они не пристают с просьбами кого-нибудь в очередной раз спасти.
Хотя он бы спас, конечно.
Март в этом году был теплым. Все уже дышало ароматами сакуры, напоминающими о скором приближении жаркого лета. А это работа в полях под палящим солнцем, ноющие ноги и руки, изрезанные стеблями пальцы и прохлада ночи с большой, такой близкой луной. Все же в деревни были свои прелести, наравне с трудностями, но о последних Укуну думать не хотелось. Ах почему нельзя просто снова жить на волшебной горе, плодоносящей цветами и фруктами круглый год, и думать только о вечном и интересном. Ну или хотя бы заиметь слуг. Да, вот со слугами было бы совсем хорошо.
Домик, который местный указали как пустующий из-за пропавшего в горах хозяина, а оттого свободный, стоял в стороне от деревни. Нужно было проходить сквозь небольшую рощу, огибать небольшой угол рисовых полей, подниматься вверх по горе, и только там уютно приютилась деревянная хибарка. Не королевский дворец, но обезьян ночевал в местах и похуже.
- М-м-м-м!..- мычал он себе под нос какую-то простенькую мелодию, быстрыми шагами идя по уже привычному пути. Еще по-весеннему плотное кимоно полами подпрыгивало в такт ходьбы, то и дело поправляемые рукава время от времени слегка развевались на ветерке, и настроение было приподнятым. Потому что дома вино, отдых, прекрасные цветущие персиковые деревья недалеко и всякие философские мысли.
И выпрыгивающие из кустов люди не относились к категории приятных вещей, которые должны ждать праведного работника дома. Выпрыгивающие из кустов люди вообще не были приятным элементом хоть чего-либо, сколько Укун ни путешествовал и ни жил. Собственно, этот умудренный годами опыт и позволил телу быстро сориентироваться в ситуации, пока разум прибывал в неком полнейшем недоумении насчет того, что вообще происходит. Давно на него не нападали вот так, ни за что, просто по факту существования. Ах, ностальгия.
Ничего плохого он с человеком, конечно, не сделал. Просто снес его машинально поставленным ударом ноги, от волнения немного перестаравшись и вовсе уронив нападающего на пыльную дорогу. Изможденное тело упало на землю, крупно вздрогнув и затихнув, будто мешок с кусками соли или рыбы. Ни капли сопротивления или хотя бы попыток встать снова и ударить. Даже меч, с которым он выпрыгнул, выпал из ослабевших рук и отлетел в траву у тропинки.
- Хмм. Похоже, меня начинают недооценивать... Прискорбно,- сам себе хмыкнул Укун, поправляя выбившееся кимоно, распахнувшее не совсем потребный вид на его весьма смертоносные ноги. Вон он как ими уложил этого... Грустного, худого, загорелого от солнца, неотесанного, заросшего и слабого мужчину. Мда. Такое себе достижение.
- Ай-яй-яй, Укун, где твое желание следовать догмам добра? Если уж ударил, предложи помощь,- поучительным тоном заметил он, получше надевая слетевшую обувь и подходя к незадачливому разбойнику. Который вблизи выглядел еще более жалким, чем издалека. Такое точно как подвиг не засчитается, чисто из мелочности поступка. Да и на грозного мзду взымающего нападавший был непохож. Скорее на обычного беглеца.
- Уважаемый, и за что же Вы меня так?- лучезарно улыбнулся он. Каре-золотые глаза, впрочем, внимательно следили за тем, как далеко от мужчины лежит его клинок, чтобы в одно мгновение пресечь всякие ненужные для беседы телодвижения.

Текст, очень большой кусок. Осторожно: азиатские имена, отдельный кусок из общего контекста (глава из фанфика), описание насилия

- Вам не обязательно было ехать с нами, директор,- недовольно надув щеки, вполголоса бурчал Чаннён. Машина непривычно чинно и медленно ехала по улицам, не нарушая ни единого правила, вовремя останавливаясь на светофорах и никуда будто не спеша. Вовсе не похоже на привычный стиль вождения помощника, но сегодня он получил достаточно агрессии, чтобы нарываться даже в таких мелочах.
Хван на заднем сидении закатил глаза, и атмосфера в машине стала еще тише и напряженнее. Не участвующий в разговоре Ким только ближе придвинулся к окну, будто на миг строя планы о том, как через него вывалиться и убежать куда подальше на ближайшей остановке у светофора или пешеходного перехода. Нельзя сказать, что он не рассматривал эту идею, но двери были заблокированы, а гордость заставляла продолжать сидеть на месте и пялиться в окно. Максимально бездумно и молча.
Конец рабочего дня простучал на часах не так уж давно. В офисе все начали собираться, кто-то особо ответственный зачеркнул на календаре очередной день. Пятнадцатое декабря — осталось всего десять дней до важной даты. А до конца рабочей недели и вовсе день. У всех были хорошие предвкушения, благо, правильная мотивация позволяла их ощущать, но Хунсок как никогда хотел, чтобы рабочий день сегодня не кончался. Чтобы ему не пришлось возвращаться в пустой, темный, холодный дом. Чтобы не пришлось ехать в больницу вместе с остальными ребятами. Чтобы просто и бездумно выполнять свою работу, а не пытаться понимать, что происходит в мире вокруг и внутри него самого.
А потом и директор высказал желание поехать с ними — в ультимативной форме, не представляющей вариантов отказаться. Оба телохранителя Чаннёна как-то мастерски исчезли, пересев в другую машину, и они остались втроем в этой напрягающей тишине. Хотя директор, кажется, чувствовал себя вполне расслабленно.
- Если вы не можете нормально за едой съездить, то куда-то еще дальше вас посылать просто опасно,- в голосе Хвана слышалась укоризна, но уставшая. В обед он хорошо наорал на помощника, выместил весь гнев и в принципе уже смирился с тем, что вокруг него дураки. И даже не против был слушать оправдания в стиле того, что днем никто нападать не будет, а кафе не так уж далеко и было. Чаннён недовольно вздохнул, но ничего против говорить не стал. Ким просто уткнулся головой в стекло и понадеялся, что его в больнице забудут, и дальше он пойдет своим ходом.
Машина медленно завернула на парковку, занимая свободное место. Сегодня посетителей явно было меньше, кажется, под конец недели все откладывали дела и заботы о здоровье, чтобы полноценно заняться ими в выходные. Впрочем, так даже спокойнее.
Двигатель последний раз вздрогнул и затих. Директор на заднем сидении встряхнул головой, явно выныривая из собственных мыслей, и покосился на сияющую огнями громаду больницы. Кардиологический центр, конечно, не был таким масштабным и поистине гигантским, как поликлиники или больницы, больше устремляясь ввысь, нежели вширь, но все равно производил впечатление. Немного неприятное, больное впечатление.
Ким первым вышел из машины, втягивая носом ледяной ночной воздух. Облако пара вырвалось вместе с тяжелым вздохом, а потом громко хлопнули еще две двери автомобиля. Оставлять его одного решительно никто не желал по какой-то своей странной воле.
В больнице всегда все было одинаково, будто время тут шло по-своему. Только теперь покой и умиротворение местной публики, состоящей из перемешанных работников, посетителей и больных, спустившихся вниз, чтобы поговорить тут, нарушал не один парень, а целая впечатляющая троица. По крайней мере, на них явно косились, а одна из старушек и вовсе начала бормотать что-то о бандитах, нарушающих спокойствие обычных людей.
Девушка на ресепшене приветливо улыбнулась, подтверждая, что часы посещения еще идут и навестить больную в ее отдельной палате разрешено. И как-то мимолетом ответила, что у нее сегодня на удивление много посетителей. Хунсок удивленно приподнял брови.
- Кто-то кроме нас?- директор и Чаннён уже ушли к лифтам, оборачиваясь на него, но пропустить мимо ушей странное замечание, касающееся его матери, парень не мог. Девушка согласно кивнула, а со стороны донесся недовольный окрик Чаннёна. Закатив глаза, Ким вежливо кивнул и поспешил к лифтам. Все же, к матери вполне могла зайти соседка, с которой они неплохо сдружились, так что, наверное, ничего страшного. Даже хорошо, если ее скуку помогает развеять человек с теми же интересами и какими-то новостями, касающимися их района. Сам Хунсок мог рассказать только про работу, и то, не самое интересное.
- А чем твоя мама... Ну, болеет?- из лифта медленно, в сопровождении врачей, выходил пожилой мужчина, и Чаннён воспользовался возникшей паузой. Стоявший рядом директор покосился на них со скрываемым интересом и снова отвел взгляд.
- У нее была недостаточность одного из клапанов сердца... А теперь и у другого, из-за инфаркта,- со вздохом пояснил Ким, убирая руки в карманы. Старший задумался, видимо, привлекая свои знания биологии из школы, а старичок из лифта наконец вышел. Внутрь первым зашел директор.
- Слышал, это лечится операцией,- как-то немного отстраненно заметил он, пока Ким нажимал на кнопку нужного этажа. Помощник отошел в угол лифта, неуютно перебирая плечами. Лицо его выражало что-то вроде скуки вперемешку с недовольством, но как-то смущенно поглядывающие глаза показывали истинный настрой.
- Из-за возраста никто не хотел браться. А теперь...- Хунсок замолчал, особо не умея нормально говорить о подобных вещах. Чаннён громко фыркнул, очень самодовольно задрав подбородок.
- Ну, я уверен, с ней все будет хорошо!- заявил он, и директор с Кимом как-то одновременно усмехнулись. Да уж, если кому и хватало внутренней непосредственности и легкости в общении, то именно Чаннёну и даже в присутствии старшего. Лифт звякнул, оповещая о прибытии на нужный этаж.
Кремового цвета стены и белые двери навевали ощущение покоя, вместе с почти неслышным пищанием аппаратов, доносящимся отовсюду. Дверь в палату матери ничем не выделялась из остальных, такая же простая и одновременно крепкая. Чтобы не тревожить ничей покой звуками чужой болезни или, быть может, смерти. На здоровье это обычно не очень хорошо влияет. Бросив последний взгляд на старших и убедившись, что хотя бы сначала они останутся за дверьми и не будут встревать, давая подготовить женщину к такой неуемной энергии, Ким толкнул дверь, заходя внутрь и закрывая ее за собой.
По ушам ударило захлебывающееся пищание аппаратов около кровати больной.
В палате он точно был не первым посетителем. Опрокинутый стул для посетителей, валяющаяся на полу капельница с оторвавшейся иглой, разбрызгавшая свое содержимое по полу. И незнакомец, стоявший у постели в самом изголовье, что-то сильно прижимающий к лицу женщины. Под одеялом тряслись в судороге ноги, а когда фигура в капюшоне обернулась на вошедшего, приборы долго и протяжно завыли на одной ноте. А тело последний раз вздрогнуло и застыло.
- Что за...- невольно сорвалось с губ, разрывая оцепенение комнаты. Незнакомец дернулся от кровати, отбрасывая в сторону простую подушку. Долгий писк давил на уши, вызывая гнетущее, горькое, мрачное чувство на языке.
Хунсок молча смотрел на монитор, отражающий показатели организма. Долгая и прямая линия электрокардиограммы отражалась где-то в голове пустым, мертвым писком. Смерть. Холодная, однажды забирающая всех смерть. Но всегда такая внезапная и никем не ожидаемая.
Мужчина в темной ветровке и с капюшоном, закрывающим лицо, что-то непонятно гаркнул. Кажется, он вовсе говорил не на корейском, но даже и если на нем, то Ким все равно бы его не понял. Все сознание будто разом опустело, не воспринимая ничего, кроме пугающего факта смерти.
Незнакомец дернулся к двери, намереваясь воспользоваться замешательством парня и сбежать из палаты. Но Хунсок резко дернулся, замечая движение чужой фигуры, а потом просто ударил его наотмашь кулаком. Мужчину шатнуло, будто тряпичную фигуру, снося в сторону. Стена вздрогнула от того, как он в нее врезался, временно затихнув и болезненно выстанывая что-то непонятное. А Ким подбежал к кровати матери, неверяще хватая ее за ладонь. Все еще теплую, но такую безвольную, мягкую, словно у спящей. Длинная полоса на мониторах казалась ошибкой — ну не может все так быстро закончиться. Ведь он обещал сходить в воскресенье в церковь ради нее. Обещал, что они победят болезнь и будут жить счастливо. Мечтал о жизни, в которой не придется ни о чем заботиться. Надеялся, что все будет хорошо, что вот-вот найдется врач, который проведет операцию, и они забудут о болезни.  Ведь он все это так и не успел сделать. Почему она тогда умерла?
Внутри что-то надрывно и громко треснуло, разваливаясь на части и обрушиваясь сотнями осколков. Что-то наивное, что-то все еще детское и полное надежд на свет в будущем. Тьма обреченности, осознания и бессилия вырвалась из самых далеких уголков сознания. Оттуда, куда он усиленно прятал все пессимистичные, мрачные, прагматичные мысли. Потому что раньше была хоть какая-то надежда, сдерживающая их. А теперь не осталось и ее.
За спиной сдавленно застонали, а упавший незнакомец кое-как снова поднялся на ноги, проскальзывая подошвами обуви по луже натекшего физраствора, разнесенного по всей комнате. Хунсок медленно обернулся на него, отрывая взгляд от черных дисплеев, полных нулевых значений и длинной зеленой линии смерти. Шум отзывался где-то в голове назойливым, противным писком, будто вытаскивающим наружу самые потаенные мысли. О том, что все это не вина случайности и даже не вина болезни. О том, что прямо сейчас в комнате есть тот, кто виновен в смерти матери.
О том, что он, возможно, тоже заслуживает смерти.
Мужчина не успел толком отойти от стены, чтобы попытаться снова сбежать через дверь, как Ким в очередной раз ударил его. Поставленный тренировками, школой и долгой, несчастливой жизнью удар снова снес противника, заставляя его отшатнуться и уткнуться плечом в стену. Мужчина явно не понимал, что происходит, и если и говорил что-то, то его все равно никто не слушал. Крепкие, длинные пальцы вцепились в горло толстовки, впечатывая убийцу в стену.
Хунсок смотрел в его глаза, надеясь увидеть там хотя бы раскаяние или просьбу о прощении. Хоть что-то, хоть капля, которая отговорит его совершать самый страшный грех — грех убийства. Потому что он сам не находил причин, и пульсирующее под кожей, в голове и в сердце желание растереть это существо в пыль только подталкивало. Но чужие глаза ответили только страхом, перемешанным с презрением и гордостью. И новый удар кулака пришелся прямо по носу убийце, с тонким хрустом ломая кости лица. Кровь брызнула на руки, отдаваясь в воздухе металлическим привкусом.
Незнакомец пытался сопротивляться, но его с силой стукнули о стену, а потом швырнули в сторону. Мокрый пол заскользил под обувью, и мужчина не смог удержать равновесие на кафельном полу. Гулкий и знакомый звук падающего тела отозвался в продолжающемся писке аппаратов и дребезжащем хрусте костей черепа. Скользкий кафельный пол не самое безопасное место для драк. Кровь тонкой струйкой потекла из-под головы, смешиваясь с физраствором.
Ким пнул ноги валяющегося мужчины, бросая на него раздраженный взгляд. Тот застонал, хватаясь за голову и пытаясь словно свернуться в маленький беззащитный комочек. Так забавно, что убийца, хладнокровно задушивший ни в чем не повинную больную женщину, сейчас плачется и скулит, словно собака.
- Больно, сука?- сквозь зубы прошипел Ким, еще раз ударяя ногой по согнутым чужим коленям. Импульс боли отозвался в голове, но его тут же затмила злость. Это все слишком просто, слишком мягко. Хунсок хотел, чтобы этот человек страдал, страдал также сильно, как он сам сейчас.
Новые удары сыпались на болезненно вскрикивающее тело, набирая все больше и больше силы. Кровь капала на пол, размываясь абстрактными волнами и кругами, но ее казалось мало. Недостаточно сильно, недостаточно больно. И в какой-то момент Ким просто упал на колени, с силой впечатывая чужую голову в кафель, слушая треск костей черепа и первые, действительно громкие крики боли. А потом просто ударяя кулаком по уже ненавистному лицу, ломая челюсть и заставляя человека захлебываться в собственных криках и крови.
- Что ты тут...- дверь, как всегда, без стука распахнулась, и на пороге появился Чаннён. И тут же застыл, даже не успев сделать шаг, шокировано глядя на открывшееся ему зрелище. На одинокую полосу ЭКГ на мониторах, на окровавленный пол в разводах и лужах, на уже даже не дергающееся тело неизвестного мужчины, на котором сверху сидел Хунсок и методично, со всей силы бил того по лицу. Плоть едва слышно чавкала, кровь хлюпала, а у помощника босса начали подкашиваться ноги. Вид мертвых тел он переносил кое-как.
- Ащщ,- за спиной появился директор и, бросив взгляд на открывшийся вид, только выругался сквозь сцепленные зубы и шумно выдохнул. Он не любил находить трупы, тем более в конце и без того сложного рабочего дня. И тем более тогда, когда виной были его же люди.
За спиной, где-то в начале коридора раздалась тонкая трель лифта. Застучали тонкие каблуки легких туфель и лодочек — врачи и медсестры уже спешили на помощь больной, совершенно не ожидая увидеть здесь нечто более страшное, чем очередной инфаркт, инсульт или внезапную остановку сердца. Хван бросил на них напряженный взгляд, а затем отодвинул застывшего на пороге Чаннёна. Старые и крепкие ботинки отсчитали шаги по окровавленному полу, подходя к парню, продолжающему бить валяющееся на полу тело.
- Мелкий, идем,- тихо позвал босс, кладя руку на чужое вздрагивающее плечо. Хунсок нервно дернулся, снова вбивая кулаком кровь и плоть во что-то, что когда-то было лицом. Его трясло, а по лицу градом катились крупные, горячие слезы. Осознание упало камнем, вызывая ком в горле и заставляя только всхлипывать и яростно моргать, пытаясь стряхнуть с коротких ресниц слезы. Ярость исчезла, оставив после себя рвущее изнутри чувство потери. Однажды уже испытываемое, а оттого так знакомое и еще более горькое.
- Хунсок... Он уже мертв,- слова пробились сквозь пелену слез, сдавленных всхлипов и громкого чавканья крови. Парень застыл, медленно расцепляя пальцы руки, которой держал воротник чужой толстовки. Окровавленные ладони подрагивали, словно не веря в происходящее, а слезы потекли сильнее. Хван тихо вздохнул и, пользуясь секундной заминкой, осторожно потянул парня за локоть вверх. Тот покорно встал, все еще не произнося ни слова. Шаги в коридоре раздались совсем близко, и в палату вбежали первые медсестры. Женский визг пронесся по комнате, утопая в пронзительном писке аппаратов жизнеобеспечения.
Запах хлорки надежно смыл едва уловимый аромат крови. Реанимационные мероприятия, естественно, ничем не помогли, но ради установленных норм и порядков несколько минут врачи пытались откачать бездыханное тело. Мониторы наконец отключили, и палата погрузилась в первозданную тишину. Колесики каталок загремели, отвозя тела на нижние этажи центра.
Хунсок остался в палате, невидящим взглядом уставившись на собственные окровавленные ладони. Стул для посетителей, на который он сел, был повернут к пустой кровати и черным мониторам, к оставленной треноге для капельницы и к едва поблескивающим разводам от воды на полу. Врачи ушли бурной толпой, бросая взгляды на посетителей, и все наконец погрузилось в тишину. В мертвую, абсолютно пустую тишину, так славно перекликающуюся с пустотой в голове.
Директор, устало подвинув второй стул, сел рядом с Кимом. Чаннён остался в коридоре, придумав благовидный повод следить за обстановкой на случай, если вызовут полицию по факту двойного убийства. Видеть место, в котором только что было несколько мертвых тел, он не хотел.
- Я... Убил его?..- дрогнувшим голосом спросил вдруг Ким, сжимая кулаки и осторожно их разжимая. Хван вздохнул, обводя уставшим взглядом пустую, будто заброшенную палату. Теперь, в тишине и стерильной чистоте, она казалась еще страшнее.
На вопрос он не ответил, но парень и сам все понял. Хунсок шумно выдохнул, на миг закрывая глаза от навалившейся усталости осознания и принятия. Злость, горечь и желание мести медленно отступали на задний план, оставляя только боль и что-то странное, все еще обжигающее своими образами и идеями.
- Почему он пришел?.. Кто это был?- Хунсок поднял мокрое от слез лицо на директора, будто тот знал ответы на все вопросы в мире. Если еще несколько минут назад парню было все равно на то, кто это и почему он здесь, а в голове горело только желание крови, то сейчас он постепенно возвращался назад. Будто просыпался от странного сна, возвращаясь к своему прежнему любопытству, желанию знать все от и до и стремлению любое дело заканчивать во что бы то ни стало. И хоть какая-то его часть навеки погибла, раскрошившись на сотню осколков вместе с надеждами, мечтами и счастьем, что-то все же осталось.
Хван задумчиво посмотрел вдаль, сквозь пустую кровать и сквозь стены больницы. Сейчас он выглядел не как строгий директор или суровый босс, а просто как обычный взрослый человек. Помотанный жизнью, много видевший и еще большее переживший. Опытный учитель, на которого могут положиться нерадивые ученики даже в самые сложные моменты жизни. Потому что любому человеку иногда нужны просто ответы, без заморочек и сложностей, на открытой ладони.
- Русские, я думаю,- со вздохом ответил он, выпрямляясь до странной боли в напряженных мышцах спины. Кому еще мог так насолить простой нелюдимый мальчик, поступивший на работу в недавно открывшуюся фирму. А Годзяев, не получивший того, что хочет, мог зайти так далеко. Из-за простой, ослепляющей мести и двух подряд ярких неудач.
- Давайте уничтожим их, директор?- Хунсок обернулся на босса, глядя как-то странно, но в то же время решительно. Даже по-больному решительно, как смотрят люди, которым уже абсолютно нечего терять. Хван удивленно дернул бровью, задумчиво хмыкая. Его разумность и склонность к планированию боролась с жестокостью, кровожадностью и принципом кровной мести. Ведь если кто-то не понимает простых слов, так нагло нарушает покой и мир его людей и идет на убийство совершенно невинных, то его действительно стоит уничтожить. Губы изогнулись в злой усмешке.
- А давай.

1.6. Дополнительная информация.

1. То, что я отписываюсь быстро - не обязывает и тебя отписываться также быстро (я бы конечно хотееееел, но не обязываю)
2. Я много шучу. А еще тупо. А тупо шучу еще больше. Говорите, если это обидно - так мне будет легче понять, когда лучше остановится, потому что у меня бывают с этим проблемы.
3. Нет ничего плохого в том, чтобы отказать. Если ты что-то не хочешь - я приму это, ведь это твое желание.
4. Всегда спрашивай, если хочется!

Иногда я могу вдохновляться такими фендомами как крипипаста, SCP, бестиарии различных наций, различные инди-игры, поэтому если хотите игры с отсылками или элементами данного - обязательно пишите!

И напоследок

мемчик, с которого я всегда смеюсь. Привет любителям castiar-а

https://cs8.pikabu.ru/post_img/2016/11/26/8/1480165095151841039.jpg

Давай совсем немножко поговорим о матчасти и правилах.

2.1. Ориентируешься ли ты в матчасти? Насколько это сложно? Сложно ли вообще?

Я редактор, поэтому я неплохо ориентируюсь, и может даже смогу и тебя соориентировать!
И не думаю, что это сложно - главное просто уметь и знать, куда надо ткнуть, чтобы узнать все нужное. Или в кого, если все-таки не нашел.

2.2. Ты соглашаешься с правилами?

Да, конечно

Давай договоримся.

3.1. Если ты будешь отсутствовать, то ты напишешь сколько ты будешь отсутствовать. Если ты будешь уходить в лоу, то ты будешь писать об этом. Если ты уходишь с игры, то ты пишешь, что ты уходишь. Договорились?

Да, конечно

3.2. Если ты хочешь, чтобы у нас была возможность с тобой связаться, то под скрытым текстом напиши как нам это сделать удобным для тебя способом. Договорились?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3.3. Ты напишешь точную дату и время, когда ты выкладываешь анкету. Договорились?

Первичная анкета v.2: 09 июня 2020 года, 16:53


https://forumstatic.ru/files/000b/3d/29/33149.png
Удобная навигация в профиле:

Важные темы

Полезные разделы

Личная Хронология
Мой новый персонаж
Способности персонажа
Список внешностей
Список персонажей
Личное звание
►  Выяснение отношений
Поиск партнёра для игры
Карточка игрока: заготовки и обновления

Нужные персонажи
Персонажи
Лента новостей
Обратная связь
Эпизодная мастерская
Игровые новости

+1

2

https://funkyimg.com/i/2Uxyd.png
https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png

http://s017.radikal.ru/i421/1506/ab/2774242f7e79.png

СУНЬ УКУН
Фейбл
Фитнес-тренер
Годы жизни: 1590 - наст. время (бессмертен)
Место жительства: С 1974 и по настоящее время находится в Америке.

Предыдущие места нахождения

1777-1852 - Китай
1853-1855 - Япония
1855 - Таиланд
1856-1860 - Англия
1861-1900 - Европа (Германия, Дания, Франция, Италия, Испания, Швеция, Норвегия)
1901-1903 - Россия
1903 - Марокко
1904-1920 - Вьетнам, Гонконг, Корея
1920-1940 - Австралия
1940-1945 - Австрия
1946-1960 - Новая Зеландия
1960-1974 - ОАЭ и страны Африки
2001 - Индия (короткая поездка)
2001-2002 - Исландия (короткая поездка)
2007-2008 - Южная Корея (короткая поездка)

Не прочь вернуться обратно в Китай.

Внешность:
Рост: 160 см (5 футов, 25 дюймов)
Золотые волосы, чуть более темные к корням, но не потому, что покрашены, а потому, что выгорели на солнце. Светлый цвет волос - естественный, но мало кто об этом подозревает, иначе бы обратили больше внимания. Волосы часто в состоянии либо творческого хаоса, либо наоборот тщательно прилизаны. Часто экспериментирует с цветам и перекрашивает их. Глаза узкие, как и положено азиатам, цвет карий с золотистыми искрами по радужке глаза. Часто надевает золотые контактные линзы.
Руки и ноги длиннее, чем положено, пальцы тонкие и длинные, цепкие. Ногти часто обгрызены, но почти всегда достаточно острые.
Одевается в одежду ярких цветов, часто люминесцентных или просто очень ярких. Если одежда и спокойных цветов, то на ней обязательно есть яркий узор или вызывающая надпись. Носит кепки, иногда сверху еще и капюшон натягивает. Любит одежду не по размеру - маленькие и очень обтягивающие джинсы, мешковатые футболки и куртки. Носит либо кроссовки, либо ходит босиком. Из украшений носит либо браслеты, либо часы на запястьях. Имеет проколы в ушах, куда часто одевает серьги.
Характер:
Нельзя сказать, что Укун плохой или наоборот хороший. Он сочетает в себе много черт характера, за которые его можно назвать и ангелом, и дьяволом. Но все же почему-то чаще называют дьяволенком.
Несмотря на прожитые года, спокойствие и умиротворенность какого-нибудь седовласого старца к нему так и не пришла. Он жизнерадостный, оптимистичный, бодрый (только не утром) и неунывающий. Шутник, балабол, пересмешник - это все про него. Он любит и умеет болтать, различает понятия болтать и разбалтывать, поэтому может прожужжать врагу все уши насчет какой-то ерунды, не подходя к главной теме. Говорит о разной ерунде, неплохо заполняет паузы неловкого или просто молчания. Он готов и там поучаствовать, и тут украсть, и там посмотреть, а вон там потанцевать - и так дни напролет, и вся жизнь в красках и цветах. Конечно, так было не всегда, потому что деньги имели свойство кончаться. Поэтому пришлось ему воспитать в себе кое-какую усидчивость, чтобы нормально выполнять работу. Укун не привередлив, он знает цену своим развлечениям и вкусам, поэтому берется за любую работу, которая может в кратчайшие сроки принести максимум дохода. Поэтому имеет опыт почти что в любой специальности. Правда, опыт небольшой, но все же опыт. Поэтому с получением новой работы вопросов у него обычно мало. Но надо постоянно подчищать трудовую книгу, чтобы не возникало вопросов. Деньги чаще всего уходят у него на траты на себя любимого, а так же на перелеты или переезды между странами и городами. Путешествовать он любил, раньше, а сейчас смотрит на это уже без особого восторга, ибо приелось за столько-то лет. Во время путешествий, дабы занять себя, переосмыслил всю китайскую философию и многие религии мира, поэтому перестал верить в богов, лишь по привычке ругается их именами. Но все же пару раз в год посещает буддистский храм, по праздникам, и тоже скорее по привычкам. Но традиций и запретов религий не соблюдает. Наивен, доверяет тем, кто ему нравится, поэтому нередко был обманут. Но потом кое-как стал подавлять в себе эту наивность.
Но не всем быть хорошими непоседами. Король Обезьян эгоист, каких поискать. Он любит себя, любит смотреть на свое отражение, вертеться перед зеркалом, примеряя одежду или просто оглядывая свое великолепие. Он считает, что его интересы превыше интересов и жизней других, потому что ему повезло в жизни больше, чем им, значит, везти должно и дальше. Он считает, что ему в его начинаниях должны помогать все за просто так, тогда как он помогать будет отнюдь не каждому, тем более без выгоды для себя. Хитер, изворотлив, плутлив. Он старается везде найти выгоду в хорошем деле или лазейку из того, которое ему не нравится. Так же довольно труслив, не любит ввязываться в конфликты, этому его научила жизнь, потому что доставалось ему часто. Но все же смирить свою гордыню иногда не может и бесится от сплошных пустяков. Болезненно относится к любым негативным отзывам по поводу его внешности. Обходит законы, не желая их нарушать напрямик, только косвенно. Не любит, но все же лжет иногда во благо себя или дела, если уж очень надо. Вороват, иногда берет не ради дела, а просто потому что захотелось взять, но все же диагноз клептомании ему не поставили. Понимает, что воровать плохо, но особо насчет морали не волнуется. Так же довольно ленив, его трудно заставить начать что-то делать, особенно если ему не особо надо. Иногда надо действительно пинать. Великий собственник, который ненавидит, когда берут что-то действительно его. Но о других так не думает и часто берет чужое без спросу. Все украденное автоматически тоже считает своим. Он кутила, обожает вечеринки и шумные места, обожает тратить деньги и доставлять себе удовольствие, но не любит ответственности. Крайне безответственен, не признается в своих ошибках и игнорирует их. Некоторые даже утверждают, что у него нет совести. Нет, у него она все же есть, но проявляется крайне иногда. Он может попросить прощения, но действительно за что-то серьезное. Он может испытывать сочувствие, чаще всего к детям и к животным. Он может быть и добрым, понимающим, к тем, к кому он привязался и кто ему дорог. Правда, случается такое довольно редко. Он не может любить, но очень часто влюбляется - в девушек, вещи, развлечения, хобби и так далее. Крайне свободолюбив, не любит строгие принципы и ограничения, иногда нарушает их намеренно. Из повседневных ненавидит употреблять Глэмор, готов ныть о том, что так, без него он красивее часами. Вообще иногда любит поныть о многом.
Поэтому нельзя сказать, что он плохой. Но и обратное утверждать сложно. Эдакий трикстер, лживый и вертлявый, но все же не лишенный качеств, подтверждающие его человечность.

Биография:
- Исчез из своей истории и попал в "реальный" Китай летом 1777. Какое-то время даже не понимал, что что-то произошло, списав пропажу способностей на какие-то очередные происки врагов. Но заметил, что нет артефактов, из-за чего выбрался из глубины каких-то лесов и наткнулся на город, где его под белы рученьки поймало китайское СФ.
- Чуть меньше сотни лет провел в Китае, научившись говорить не высокопарно, употреблять нормальные слова, так же получив Глэмор и строгий наказ постоянно его употреблять. Тогда же и начал этот наказ нарушать, регулярно пытаясь сбежать обратно в горы, но его каждый раз ловили, потому что упускать из виду такую фигуру было чревато.
- В Японии, где заодно впервые встретил людей-неазиатов и чуть не был ими прибит за чрезмерно громкое сравнение с нелицеприятными вещами по фенотипическим признакам, принял решение найти собственные артефакты, чтобы вернуть их в лоно "семьи".
- Начал подрабатывать везде, накапливая деньги на путешествия, многие расстояния проходя пешком, либо преодолевая с помощью магии, получаемой от Чар (не всегда легальных). Сначала путешествовал по Азии, но потом осмелел и выбрался в Европу. Впал в шок от изобретений того времени и, поняв, что абсолютно устарел, принялся усердно все изучать.
- За время путешествия по европейским странам прославился, чаще всего не в самом хорошем свете, поэтому стал весьма отслеживаемым объектом. То и дело воровал что-то, что лучше бы не трогать, показал язык одному из Пап Римских, ни раз привлекался к обычному, человеческому суду за мелкие и не очень хулиганства.
- В то же время нашел, как он считал, любовь всей жизни, серьезно хотел предложить руку и сердце этой счастливице, но в самый последний момент испугался ответственности и свалил. Корил себя, но не долго.
- Собирал по всему свету через свои каналы информацию обо всех артефактах, мало мальски похожих на его, чтобы найти то, что так долго искал и уехать в свою теплую Родину. Именно это информация и привела его в Америку, где он пока и обосновался.

Способности:
Бытовые:
- Очень гибкий, пластичный и цепкий. Можно даже сказать, что гуттаперчевый. Неплохо бегает, высоко прыгает, но не особо силен физически, без применения Чар, конечно.
- Знает восточные единоборства, месяц занимался английским боксом, знает основы. Предпочитает сражаться либо с помощью своего посоха, либо холодным оружием. Но чаще всего уходит от боя.
- Достаточно плохо поет, чтобы пугать голосом тараканов, но умеет играть на пипе (китайский 4-струнный щипковый музыкальный инструмент типа лютни). Хорошо рисует.
- Умеет водить машину, получил честно права. Так же умеет водить вертолет, но вне занятий по вождению пока не доводилось обуздать это творение человека.
- Быстро печатает на компьютере, умеет пользоваться многой техникой, классно делает селфи.
. Знает четыре языка - китайский (традиционный и упрощенный), японский, английский, корейский.
Магические (при использовании Чар):
- Обладает огромной физической мощью.
- Умеет передвигаться по облакам.
- Владеет магией перевоплощения и может превращать одни предметы в другие, либо менять свой облик.

Дополнительно:
Упоротый кривляка и крайне беспечный китайский мудрец.

#фейбл
#ждёт_нужного

+3

3

https://funkyimg.com/i/2Uxyd.png
https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png

http://s020.radikal.ru/i711/1509/1d/7f084585b5ea.jpg
ЧЁРТ
Фолкс
Разнорабочий (грузчик, курьер и т.д.)
Годы жизни: примерно девятнадцатый век - наст. время.
Место жительства:
С самого рождения и до 1917 года - Украина, Беларусь, Россия.
С 1917 по настоящее время - Америка (с проездом через всю Европу)
Внешность:
Рост - 160 см.
Вес - 50 кг.
Цвет глаз - черный.
Цвет волос - черный.
Особые приметы - татуировка в виде чертовых рожек на правом полупопии; подпиленные клыки на манер звериных; левша.

Мелкий цепляющийся гаденыш с бурьяном, вместо волос, и ветром, вместо мозгов. Худосочный пацан, по другому не скажешь, в вечно безразмерных и грязных вещах, с редкой бородкой, в черных кроссовках с разными и не сочетающимися по цвету шнурками и солнцезащитных очках вечером. От него не ожидайте логики в одежде - на официальный прием он придет в толстовке с портретом Боба Марли, а на вечеринку явится в пляжной одежде. Расческу не видел в глаза, волосы лучше руками не трогать - застрянете навсегда. Так же он против того, чтобы мыть голову, человек дождя, так сказать. Но в остальном не против гигиены. От него часто воняет тухлятиной (вам лучше не знать почему). В общем, приятный малый.

Характер:

Черт это черт и этим все сказано. Серьезно. Черт не может быть хорошим, абсолютно нет. Ну, или почти абсолютно.
Он гаденыш. Пакостит по-мелкому, но постоянно. Украдет что-то в магазине, ножку подставит человеку, опаздывающему на автобус, пакеты местами поменяет в заполненном транспорте, в открытый рюкзак пригоршню снега засунет. Он не представляет свою жизнь без постоянных издевательств над другими, потому что в этом смысл его жизни. Поэтому с ним всегда надо быть начеку, а то вам либо подгадят, либо обворуют. Не по-крупному, но существенно.
Он лжец. Обманывает, не моргая, не краснея, не подмигивая, вообще ничем себя не проявляя. Лукавит, недоговаривает, заговаривает - все, лишь бы запутать того, кого надо. Более близким старается особо не врать, в основном отшучиваясь. Шутить тоже любит, вообще знатный выдумщик и фантазер. Может с абсолютно серьезным лицом вещать о том, что вчера его похитили инопланетяне и пытали, выведывая рецепт мясного пирога, собственно, поэтому он и не смог прийти на работу. А вообще он довольно часто говорит правду. Но все знают, что Черт лгун и обманщик, поэтому правда из его уст часто воспринимается, как ложь. Но он в этом не виноват.
Он постоянно виноват. Во всем. Чтобы ни случилось на работе или где-то дома - виноват именно он. В восьмидесяти процентах это именно так. Поэтому ему часто прилетает по голове за разные деяния. И благодаря данному факту Черт выработал в себе отличный навык быстрого убегания от проблем. Он бегает очень быстро, правда, его заносит на поворотах, поэтому он очень тщательно подходит к выбору новых кроссовок, если старые истоптались. Но шнурки у него всегда одни и те же. Поэтому они не очень чистые.
Он падальщик. Часто шныряет по кладбищам среди могил, свежих и заполненных. Просто бродит, о чем-то думая. Такая тематика ему нравится, особенно ночные зимние кладбища. Он даже один раз нарисовал такую картину и сумел продать ее за несколько сотен долларов какому-то богатому чуваку. Но иногда на кладбищах могут пропадать свежие трупы. И это тоже Черт. Он их не ест, конечно же нет, те времена давно прошли. Просто вырывает и прячет в другие могилы. Пакостничает.
Он истерик. Поорать, выпустить пар - это к нему. За несколько секунд он начнет скандал, возможно, даже сам с собой, а потом за секунду остынет и предложит вместе выпить. Он не злобливый, просто темперамент такой. И любит выплеснуть все сразу, чтобы не накапливать в себе. А еще он громко орет, слышно через две двери или через толстую стену.
Он оптимист. Несмотря на всю чертовщину, которую творит сам, Черт жизнерадостен и всегда цветет и пахнет. Он постоянно лыбится, что иногда подбешивает окружающих, он постоянно счастлив и может найти причину радости в любом предмете. И нет, он не курит марихуану. Он просто знает цену жизни. Тем более цену бессмертной жизни.
Он ревнив. Черт вспыльчив и легко ведется на "слабо", ревнует тех, кто ему нравится, ко всему, к чему можно ревновать в принципе. А к чему нельзя, к тому придумает или построит логическую цепочку. Типа "скамейка в парке - скамейка голубая - голубой это цвет нетрадиционной ориентации - ты мне изменяешь?!!". Он вообще любитель таких цепочек. Хорошо еще, что не сильно влюбчив и быстро теряет к пассиям интерес, иначе бы его возненавидели.
Он упрямец. О, переспорить Черта удается лишь избранным, и обычно спор с ним можно прекратить только насильственным путем вроде кулака по макушке. Хотя такая шапка волос, как у него, может немного сгладить удар. Кстати, именно из-за волос он очень сильно часто палится - любая тень, отбрасываемая им, будет иметь небольшие рожки. Это боковые оттопыривающиеся пряди длинной челки. Но все шутки про рога устарели два века назад.
Он наивен. Да, несмотря на всю свою хитрость и лживость, самого Черта можно обмануть. Его надо переболтать, и вскоре бдительность парня улетучится. Да и на слабо можно взять. Или просто предложить вместо его условий что поинтереснее. Его вообще можно купить как дитя - за лимонад, мороженое и три конфетки.
Он дурак. И все прочие ругательства тоже про него. Он абсолютно нелогичен, живет по своим правилам и даже дорогу переходит на красный, потому что красный ему больше нравится. А так же он сильно-пресильно бесится, когда слышит недалеко от себя любые ругательства, в которых есть слово "черт". Иногда его это и веселит, но редко. Поэтому лучше следить за языком, если вы не хотите, чтобы ультразвуковый мат заставил ваш мозг вытечь через уши.
Он добр. Не со всеми, очень редко, если повезет, но все же. Черт милует таких же придурков, как и он сам. Весельчаков, балагуров, юродивых. Ему нравятся те, кто себе на уме, поэтому им он пакости не строит и вещи на столе не перемешивает, пряча флеш-карту с нужным документом. А еще ему нравятся крысы.

Биография:

- Появился в нашем мире примерно после Отечественной войны русских и французов. Достаточно много лет скитался по лесам и полям, творил беспредел в деревнях и вообще развлекался, как и обычно. Потом его поймало-таки СФ и заставило приучится вести себя как человек. Никогда не спрашивайте, почему Черт выглядит, как азиат. Он не знает. Вообще никто не знает. Он впервые подгадил сам себе, но что делать.
- Никому особо был не нужен, поэтому пригляда за ним было немного. В основном наблюдали, чтобы он не мешал правительству делать работу и в самые важные моменты не подстраивал гадостей, а в основном Черт был свободен, как пташка. Его именем ругались, в него верили, поэтому он был достаточно силен, но в силу своей же лени творить анархию не хотел.
- Когда на Россию пришел великий и страшный СССР и сказал, что всем надо работать на благо правительства, в том числе и Черту, парень решил, что пора менять место жительства. Потому что работать это точно не его. Истинно русский дух призывал веселится и праздновать, а работа вгоняла в уныние. Поэтому он рванул в Америку. А что? Куда народ, туда и он. Чертовщина не отделима от народа.
- В Америке смог выучить английский на приличном уровне, нашел себе сотоварищей по беспределу из Фолксов и какое-то время тусовался с ними. Но потом ушел и начал одиночную жизнь. В данный момент снимает квартиру у сварливой ехидной тетьки в Нью-Йорке, подрабатывая где придется.

Способности:

1) Бытовые.
- Неплохо бренькает на гитаре и играет на губной гармонике. Умеет проникновенно петь все лагерные песни. Не плачет над фильмами "Хатико" и "Титаник". Умеет хорошо рисовать пейзажи. Плетет браслеты из ниток, кожи и ткани. Но ни с кем своим имуществом не делится.
- Считает, пишет, читает на стабильном уровне. В основном уровень знаний у него как у студента-лентяя. Но иногда может оказаться необычайно отличным в физике, особенно когда надо установить ведро на двери так, чтобы облило половину аудитории.
- Знает два языка - русский и английский. Так же понимает украинский и белорусский, может на них общаться, но не бегло.
- Очень быстро бегает на небольшие расстояния, на более длинные дистанции медленнее, но все равно быстрее средних нормативов. Так же умеет стрелять из пистолета и кидать ножи в цель с попаданием в 90%. И еще очень громко свистит. У Соловья научился.

2) Магические.

- Невидимость для людей по своему желанию.
- "Чёртова аура" - люди и Фейблы вокруг него, по его желанию, превращаются в самых настоящих недотёп и растяп.
- "Ну, здорова! Звал меня? Вот, тебе явился я!" - может материализоваться рядом с тем, кто позовет его 33 раза (Чёрт х 33), имея в голове его физиономию и имя, под которым он скрывается. Материализуется до тех пор, пока не выполнит просьбу позвавшего его.
- Избирательная телепатия - слышит озорные, глупые, злобные желания людей.
- "Чёртов шёпот" - способен подбить человека осуществить задумку, не смотря ни на что (ну подумал человек о том, чтоб голым пробежаться по городу, почему бы не дать ему толчок к действию?)
- Чувствует сверхъестественных существ, но не в силах указать, кто есть кто. Исключение: демоны, он знает имя и титул каждого из них на подсознательном уровне. Связано с верой людей в то, что он связан с Адом.

Дополнительно:

В быту взял себе имя Максимилиан Чёртов. С новыми людьми всегда представляется по фамилии, даже с вышестоящими. Очень любит, когда его зовут по полному имени.
Он не демон, вызвать его и заключить контракт невозможно. Черт - отдельное существо и работает один, пакостит всем и всюду, поэтому для мести его использовать чревато. Он то может и согласится, но результат будет непредсказуем.
И да, он русский. Бухает, постоянно ленится работать, ворчит, что никто не работает, обожает праздники и лапать девчонок за грудь. Это Максимилиан Чёртов, это чей-то личный кошмар.
А еще именно он украл Луну и про него написал Гоголь. Иногда словосочетание "воровать по-крупному" надо воспринимать не так буквально. Но, девушки, учтите - звезду с неба он вам может приволочь.

#фолкс
#ждёт_нужного

+3

4

Старая анкета

День был пасмурным, неприятным, а все из-за физики. Ну, и из-за серых низких облаков, которые мерно плелись по небу над портовым городком. Дилли смотрел на небо редко, чтобы не упасть носом в щебень, щедро рассыпанный на дороге в избежание превращения ее в грязевую лужу осенью. Плечи оттягивал рюкзак, полы расстегнутого пиджака иногда трепетали от порывов соленого ветра, но в целом все было отлично. Да и как может быть иначе, если рядом верный друг, он же брат, в рюкзаке съедобные запасы вместо супа на обед, не заданные на завтра уроки и новая тайна впереди. А имя этой тайне - заброшенный десятиэтажный дом.
Никто не знал, почему забросили строить это здание, чьи стены частично разрушились и являли бетонные дыры и металлическую тонкую сетку под ними. Но зато мальчишки знали точно - этот дом должен быть обследован, заснят и записан в историю посещений великих братьев Браун.
Однако, как оказалось, их физическая подготовка немного подкачала. Пять этажей они прошли на чистом энтузиазме, да и интересно и загадочно было идти по лестнице в и смотреть сквозь дыры на оставшийся сбоку супермаркет, какой-то лысый лес и камни. Но вот на шестом дыхание начало сдавать, на седьмом все стало печально, а на восьмом легкие и ноги сказали, что пора бы передохнуть немного. А кто они такие, чтобы спорить с ногами и легкими?..
- Дурацкие ступеньки, такие неудобные, - пожаловался Билли, облокотившись на стену и всем своим видом сообщая, что на "отлично" по физкультуре ему претендовать не следует в этом полугодии. - Давай тут посидим, на этом этаже. Плевать на вид, с восьмого этажа он не хуже, да и атмосфернее как-то, чем на крыше.
- Если уж слабо, то сразу так бы и сказал, тут все свои,- усмехнулся Дилли, вытирая со лба невидимую испарину и заодно поправляя волосы.- Ладно давай тут. Только чур сядем где-нибудь, я стоя есть не буду, я мальчик вежливый.
Брат пробурчал что-то, как рассерженный ежик из семейства красноухих, и стал искать место для трапезы. Дилли, чтобы не быть тунеядцем, тоже стал искать что-то более менее чистое и горизонтальное. И самым приемлемым оказался участок этажа, захламленный кусками кирпича, мусором, листьями и бетонной крошкой.
- Я слышал где-то тут какие-то малолетки устроили "шабаш", ходят сюда то ли пива пригубить, то ли литературку почитать. Хотя не уверен, что именно тут они ошиваются, уж больно местность открытая.- проявил брат признаки эрудированности и осведомленности в местных новостях. Дилли почесал себе подбородок и понял, что ему эта информация не мешает устроить тут обед.
- Ну пойдем, поищем. Может нам повезет и у нас будет еще и литературка. И отдых, наконец-то,- поторопил он братца, так как после школы всегда ужасно хотелось есть. И сегодняшний день не был исключением, а уж после восьмиэтажного забега хотелось ловить портовых жирных чаек и откусывать им крылья.
Билли мечтал о чем-то возвышенно операторском, о котором Дилли думал крайне редко, поэтому можно было помечтать о чем-то ведуще-дикторском. Например, как начать новый виток их историй из Бриджпорта? Может, страшной историей, внезапным выпрыгиванием из-за угла? Нет, так они начинали репортаж о заброшенной психиатрической клинике. Тогда еще сделали два дубля в начале - Билли забыл о том, что Дилли будет выпрыгивать и чуть тогда не уронил камеру. Пришлось, отсмеявшись и наругавшись, снимать второй раз.
Теплые воспоминания грели душу и отвлекали от настоящего. Поэтому старший из близнецов и не заметил какой-то подозрительный коврик под ногами. Точнее, они его заметили - сразу же, как наступили.
Громкий хлопок, похожий на салют в честь кого-нибудь из ста ружей сразу, подверг в шок и дом, и близнецов, и весь Атлантический океан, как минимум. Дилли сначала тоже закричал. Но быстро вспомнил, что он тут старший брат, что он тут авторитет, легенда и буквально живой памятник сам себе. Поэтому буквально сразу стиснул зубы, из-за чего лицом стал напоминать страшного японского божка. И крик вышел что-то вроде "Аааммррпффмм!!!". Не то что брат- красиво, с переливами и пронзительно, как юный чибис.
- Мать твою, что это было?!- взвизгнул юный чибис, чье сердце билось так быстро, что стучало на весь этаж. Или это сердце Дилли стучало у него в ушах. Отдышавшись, брат решил внести конструктивное предложение.- Ну его, это дурацкое место, давай свалим поскорее. Я уже ни есть не хочу, ни литературку с призраками искать, сам чуть им не увеличил их численность. Это какому же кретину пришло в голову такую стремоту делать-то?!
- Нет уж, теперь я принципиально отсюда не свалю!- мотнул головой Дилли, который не готов был сдаваться какой-то там фигне и ее хозяевам.- Мы... не трусы, чтобы пугаться какой-то фигни! К тому же, я не выдержу спуск обратно без подкреплений организма вкусняхой. Сам подумай: где ловушки, там и сокровища!- попытался ободрить он брата и себя, улыбаясь и показывая большой палец вверх.
- Чёрт с тобой, Дилли, но ещё одна подобная дичь и я сваливаю отсюда, с тобой или без тебя!- сказал брат так, будто правда мог убежать один.
На роль стола подходила только бетонная плита. В принципе, почему бы и нет, ни привередливыми не были. Дилли пошебуршал в рюкзаке рукой, среди ручек, карандашей, маленького зеркала и фляжки с водой находя еду. Кучи еды были критично выложены и обследованы на предмет совпадений. Совпадало все и всего было поровну.
Билли прискорбно сообщил о новости по поводу убывания шоколада в печеньях с шоколадом и предложил опробовать новые батончики. Дилли согласно угукнул, особенно облизываясь на те, что с бананом и, если повезет, может тоже с шоколадом. А еще можно прикупить того вкусного сока с кусочками фруктов в алюминиевых банках. Не все же им всухомятку есть или газировкой запивать. Надо немного натурального дать организму.
Решив поберечь рюкзак, Дилли ногой очистил кусок пола от битого кирпича и бетонной крошки, садясь прямо так и не заботясь о белых в будущем черных деловых штанах, кладя свой любимый рюкзачок себе на колени и снимая с тепленького бургера упаковку.
- Пища богов,- авторитетно заметил брат, откусывая такой кусок, что стало понятно, что в их родне явно были Чужие с их гигантскими пастями.
- Мысли мои читаешь!- радостно подтвердил Дилли, поднимая руку для традиционного "дай пять" после очередного успешного угадывания мыслей друг друга. Звонкий хлопок ладони о ладони пронесся по этажу, кое-как успокоившемуся после звуковой сигнализации.
Гамбурге был едва теплым, но вкусным и аппетитным. Булочка была мягкой и нежной, котлета отдавала вкусом настоящего мяса, кетчуп пачкал пальцы, а соленые огурчики кокетливо вылезали наружу. Но Дилли ловко откусывал выпадающие куски и продолжал наслаждаться пищей с видом французского гурмана. Брат был более приземленным и съел свою часть обеда быстрее. Поэтому и логичнее, что именно он первым обратил внимание на реальность и нашел в ней интересную деталь.
- Дилли, погляди, что я нашел, - кивнул Билли в сторону своей находки - тетради, попутно доставая камеру и наводя фокус. - Находка номер четыреста тридцать три, тайник...для тетради?- брат обошел плиту так, чтобы свет прекраснейшим образом освещал Дилли, облизывающего пальцы. Поняв, что на камеру пристало был образованным, близнец взял салфеточку и стал с видом хирурга перед важнейшей операцией, вроде препарирования гипофиза голубя, вытирать пальцы.
- Ну что, на правах старшего и по совместительству ведущего, предлагаю исследовать находку номер четыреста тридцать...три. Да, три.
- Четыреста тридцать три? Я думал, четыреста тридцать третьим было письмо от дяди, которое бабушка Линда хотела сжечь, - Дилли задумчиво почесал подбородок, а потом махнул рукой, плюнув на такие математические тонкости.- Ладно, три так три! Итак, что это за штука тут у нас решила спрятаться?- сюсюкающим голосом, которым обычно общаются с младенцами, азартно протянул ведущий, доходя со своего места до тайника и выуживая оттуда тетрадь жестом Гудини в его лучшие годы. Он даже шпоры по математике так красиво не вытаскивал из-за отворотов пиджака..
- Хм. Тетрадь, обыкновенная. На обложке надпись цветными карандашами "Члены нашего клуба". О, да это какая-то реликвия! Так, а что внутри?- парень открыл тетрадь на рандомной страничке ближе к серединеи удивленно поднял брови.- Опиши своё домашнее живо... Хэй, так что те детские анкеты, что младшеклассник пишут! Билли, я тоже хочу! Билли, ищи ручки, мы будем писать анкеты! Прямо вот щаз и это не оговаривается!

АНКЕТА
http://s9.uploads.ru/t/FQBDS.jpg

1. Как тебя зовут по-настоящему?
Дилан Винсент Браун.
2. У тебя есть кличка? Скажи, какая!
Дилли!

"А как называла сестра? Мелкий, который постарше? Пфф, не буду писать, ерунда."

3. Сколько тебе лет?
15 лет и еще немного.
4. Где ты живёшь? В каком городе, в каком доме?
В городе Бриджпорт, штат Коннектикут, Нью-Йоркская агломерация

"Это как Нью-Йорк, но не в Нью-Йорке."

5. Как зовут твоих маму и папу и чем они занимаются?
Мама - Мари Браун.
Папа - Винсент Браун.
Мама и папа работают в своем бизнесе и развозят электронику. А еще занимаются грузоперевозкой. Они всего добились сами и очень трудолюбивые.
6. У тебя есть братья и сёстры? Как их зовут, сколько им лет, чем они занимаются? Расскажи мне всё!
У меня есть брат Билли, и мы близнецы. Он занимается тем, что он мой близнец, а еще возится с животными и снимает на камеру наши приключения. Он самый лучший брат!
Еще у нас есть сестра Вильямина, но мы называем ее Вилли. Ей 21, она учится в престижном колледже на юридическом и занимается волонтерством в доме престарелых.

"А еще она пример, на нее стоит равняться, не то что вы, шалопаи, я в ваши годы уже зарабатывал себе на карманные деньги и мороженое и мечтал о будущем, в котором буду богат и знаменит... Так, что ли, мама рассказывает? Или это папина лекция?.."

7. У тебя есть домашние животные? Если да, то какие и как их зовут?
У папы есть стафф и ее зовут Стеффани. Она очень злая и слушается только отца.
У нас с братом есть черепашки Молли и Долли, но родители не знают о них, потому что они в обувной коробке в шкафу. Когда-нибудь они статут ниндзя и тогда мы раскроем тайну их существования родителям.
8. Какие предметы в школе тебе нравятся больше всего, а какие меньше всего?
Мне очень нравится история и биология. Но мне не нравится физика и литература.
9. Кем ты мечтаешь стать, когда вырастешь?
Когда мы станем взрослыми, мы с братом сбежим к нашему дяде и будем вместе с ним играть в его труппе в Техасе. Но для этого нам нужно пока что подготовится и найти, чем мы поразим дядю.
10. Чем ты любишь заниматься после уроков? Какие у тебя хобби?
Мы с братом лазаем по заброшенным зданиям и ищем призраков, приведения и прочую нечисть. А еще мы занимаемся вызовом всяких духов, барабашек и прочей нечисти. Это очень весело!

"Так же весело, как когда дух-игрушка уронил нам стеклянную вазу... Или это были Молли и Долли."

11. А не любишь?
Я не люблю занудные вещи и занудную работу, а еще нотации родителей и бабушек с дедушками. И не люблю писать конспекты, это так скучно!
12. Какую музыку ты любишь? Можешь даже назвать исполнителей!
Я люблю музыку из хорроров и еще рок.
13. А какую не любишь? Вот прям терпеть не можешь!?
Не люблю кантри и джаз, под который нельзя танцевать.
14. Какие у тебя самые любимые фильмы, мультфильмы, сериалы?
Я люблю сериал Сверхъестественное, а еще Американская история ужасов, а еще Нулевой канал и Мертвое лето!
Из фильмов я люблю Гарри Поттера и всякое фэнтези.
А мультфильмы я люблю разные, они все красивые.

"Хотя Лис и Пес был самым лучшим!"

15. Ты любишь компьютерные игры или игры в живую? Какие?
Я люблю играть в прятки вместе с братом, а еще моя любимая настольная игра это Уно.
На компьютере мне очень нравилось играть в Слендера, но отец удалил эту игру и запретил в нее играть.

"Это было оби-и-и-идно..."

16. Ты любишь читать книги или комиксы? Какие?
Я люблю детективы, а еще мангу "Death Note". Но я редко читаю, потому что мы много гуляем с братом.
17. Какое у тебя самое любимое блюдо?
Я люблю мороженое из Баскин Робинса и зефирки, которые кладут в какао.

"С ними можно даже пить противное остывшее какао, которое мама забывает его принести, когда мы болеем."

18. Какой у тебя любимый цвет?
Я очень люблю зеленый и синий!
19. Какую одежду ты любишь носить больше всего?
Я очень НЕ люблю одежду, в которую нас заставляют наряжаться родители: всякие костюмы, джемпера, галстуки и рубашки, бррр!
Я люблю футболки, джинсы, кроссовки, толстовки с карманами и свой исследовательский рюкзак.
20. Ты бы хотел себе татуировку или пирсинг?
Только если бы они были одинаковыми с Билли.
21. О чём ты мечтаешь больше всего?
О том, чтобы делать то, что я хочу, вместе с братом.
22. Опиши себя десятью прилагательными.

Старший

Умный

Любознательный

Непослушный

Храбрый

Веселый

Дружелюбный

Изобретательный

Странный

Верный

23. Какая песня у тебя ассоциируется с тобой? А со мной?
Со мной? Мне кажется, это открывающий саундтрек из сериала Шерлок Холмс с BBC
А тебя я не знаю.
24. Какое из этих высказываний о дружбе тебе нравится больше всего?
• Друг — это одна душа, живущая в двух телах.

"И про братьев то же самое."

25. У тебя есть друзья? Влюблён в кого-нибудь?
Мой брат - мой лучший друг!
26. Ты веришь в мистику? А встречался с чем-нибудь паранормальным?
У нас с братом много видео, где мы стараемся встретиться с паранормальным, и на некоторых и правда происходит что-то странное. И я верю во все это!

"Наверняка те, кто тут сидел, и не знали, что сюда придут такие опытные охотники, как мы!".

27. Ты веришь в Бога?
Не знаю, не думал.
28. Напиши сюда что-нибудь о себе или какое-нибудь пожелание!
Я старше своего брата на полчаса, поэтому я должен защищать его и буду это делать, чтобы ни произошло. Я обещал ему, что мы будем всегда вместе!


http://sg.uploads.ru/xjDZQ.jpg

ДИЛАН ВИНСЕНТ БРАУН
Человек
Школьник
Годы жизни: 23.06.2004 - настоящее время
Место жительства: город Бриджпорт, штат Коннектикут, Нью-Йоркская агломерация
На выходных часто ездит в Нью-Йорк вместе с братом и друзьями. Или просто с братом.
Внешность:
Рост - 168 см
Вес - 67 кг
Мамина кудряшка, папин улыбашка. При взрослых, на глазах учителей и вместе с родителями само спокойствие и благоразумие. Скромно улыбнется, потупит глаза, когда его хвалит бабушка, поправит галстук, когда об этом намекнет отец. На всех учителей производит впечатление умного мальчика, который просто любит повеселится. Но стоит взрослым отойти, как просыпается нормальный Браун. Широкие футболки или клетчатые рубашки его неизменные друзья, на ногах кроссовки, а в карманах джинс вечно заваляется что-нибудь полезное или пара-тройка металлических долларов. Широко улыбнется, чтобы подбодрить всех и себя в первую очередь, обаятельно (ну как он думает) поправит кудряшки на голове и отмочит какой-нибудь дурацкий жест. В сравнении с братом чуть более активен с людьми, а также больше и громче болтает. Всегда выглядит так, будто вот-вот готов прыгнуть в самую гущу событий.
Характер:
Дилли, по сути, самый обычный подросток своего возраста. У него не было каких-то травматических событий детства, над ним не издевались сверх нормы, не избивали и ни к чему постыдному и больному не принуждали.
Он рос в семье, которая сама выбилась из средин среднего класса, и с детства был воспитан в уважении к чужому труду и относительной строгости. Родители приучили его к почитанию старших и более опытных, к трепетному отношению ко всему, что сделано или добыто своими руками, к серьезности в критических или двойственных ситуациях. Конечно, заодно они попытались навязать свой опыт жизни и излишнюю трудолюбивость, но с этим у них не вышло.
Как и большинство здоровых подростков, Дилли добр к младшим и беспомощным, никогда не навредит тому, кто этого не заслуживает. Школа улиц маленького портового городка научила его защищать себя, своего брата, свои вещи и тех, кто  сам себя защитить не может. А также дала пару практический знаний о том, когда лучше начинать бить, а когда бежать, к кому лезть стоит, а к кому нет, и что делать можно, а что все же не нужно.
Довольно изобретателен, может собрать из палок, веревок, гвоздей и заплат что-нибудь да стоящее, правда, не факт, что оно вообще держаться будет и не погребет под своими развалинами кого-нибудь. Но он честно учится, заодно пытаясь разбираться во всяком интересном. В том числе и потустороннем, включая различные артефакты, известные предметы и прочее.
С детства он был очень любопытным и таким же остается по сей день, ведь школа только взрастила его любопытство к миру вокруг. Он в меру шкодлив и хулиганист, как и все дети его возраста, любит устроить какие-нибудь эксперименты и опыты, которые точно необходимо устроить. И за которые потом не очень хочется отчитываться перед старшими.
Правда, с последним у него с братом все как-то полегче, ведь Дилли и Билли владеют увлекательной техникой умного серьезного лица в нужный момент. На них как будто снисходит дух папочки и их поведение мгновенно становится вдумчивым, серьезным и смышленым. Точь-в-точь юные отличники, гении, комсомолы, спортсмены. красавцы и так далее по списку. И наказать таких ну никак нельзя, они ведь всего лишь шалят и всего лишь дети. И раз за разом умная мордашка и умение собраться и начать быть серьезным спасают их от разборок в школе.
В отличии от брата, Дилли чуть более экспрессивен, говорлив и экстравертивен. Он легче подходит к людям, чтобы разговорить их, легче взаимодействует, легче поддерживает общение. Ему нравится знакомится с кем-то, болтать и веселиться. Даже если он это делает на камеру, ведь каждая запись чего-то необычного и потустороннего чаще всего сдобрена хорошей порцией шутеек и розыгрышей от Дилли. К тому же, это помогает ему быть храбрее, меньше боятся, ведь он, как никак, старший! На целых десять минут! И, на правах старшего, должен быть сильнее и смелее, чтобы защитить младшего. Ведь он очень и очень любит своего брата, своих друзей, свою семью и своих питомцев и никогда не допустит, чтобы кто-то причинил им какое-нибудь зло.
Биография:
В семье Мари Браун и Винсента Браун издревле (ну лет семь примерно, но это тоже ужасно много) почиталась серьезность, сдержанность и ответственность. Конечно, ведь чета Браунов сама добилась для себя всего. Они открыли бизнес по грузоперевозкам, умно воспользовавшись дешево сдающимся складам в порту, и всего за несколько лет от мелкой компании они выросли до довольно крупного перевозчика, специализирующегося на доставке электроники, техники и прочих довольно дорогих вещей. И, когда их доход позволил им купить собственный домик, обустроить его так, как хотят они, и заслужить авторитет у соседей, семья задумалась о том, что пора бы им заводить детей.
Первым ребенком была девочка, которую назвали Вильяминой. Ее растили серьезной, ответственной, ну, в общим, в традициях семьи, которая выбилась в свет благодаря своей смекалке. Девочка росла сильной, задирала ребят во дворе и приносила домой пятерки и похвалу от учителей за старательность. О большем, казалось, и мечтать нельзя было, но глава семейства захотел себе сына. "Мне нужен наследник, тот, которому я смогу доверить наше дело вместе с Вильяминой", - сказал он и именно отсюда начинается история близнецов Браунов.
В ночь с 22 на 23 июня, за пять минут до полуночи родился Дилли. А сразу за ним, спустя десять минут, его брат - Билли. Так десять минут стали решающими и если у остальных близнецов эта разница во времени иногда не играла роли в том, кто старше, а кто младше, то у Браунов все было серьезно. Ведь даже дни рождения в разные дни! Дилли определенно должен был быть самым лучшим старшим братом.
Так, в общем-то, и вышло. Смелый трехлетка нападал на пчелу со стаканом, как коршун на невинную перепелку. Отчаянный первоклассник вызывался на дежурство в классе, видя, что все остальные колеблются и просто не видят всей прелести побыть одним в классе и немного похулиганить, прежде чем начать убираться. В третьем классе он смело бьет хулигана, который задирает его и его брата, а потом не менее смело хватает близнеца за руку и уплетывает вместе с ним до дома. Самый лучший старший брат.
А в тринадцать лет, когда они учатся в средней школе и, кажется, никак не выделяются из толпы, происходит переломное событие. К ним в гости приезжает дядя, брат матери - неодобряемая личность в семье. Он не стал ответственным, он не стал серьезным, не работает на нормальной работе. У него своя трупа циркачей и они колесят по всей Америке, давая представления в городах или на фестивалях, по типу Горящего Человека. Пример дяди, который сам распоряжается своей жизнью и не слушает ежедневное "а вот я в твоей возрасте", оказался заразительным для близнецов. Они скакали вокруг и просили забрать их с собой от этой скучной школы, ворчащих родителей и серого города. Но дядя оказался умнее, да и знал, что мать мальчиков явно не одобрит такой скоропалительный выбор новой профессии. Он дал им наказ до восемнадцати закончить школу и сделать что-то, что впечатлит его и докажет, что они достойны быть частью его трупы.
Решение близнецов Браун было гениальным - они начали собирать свою картотеку необычных событий, что происходят в их городишке и в Нью-Йорке. Домовой шуршит на заднем дворе? Они посмотрят! В заброшенной стройке видели призрака? Потеснитесь, у нас вообще-то камера и все серьезно. Вызывать Пиковую Даму или Кровавую Мэри? Пфф, слабаки, мы делали это, когда это еще не было мейнстримом. Нашли непонятную книгу? Отдайте-ка нам. За два года набралось достаточное количество знаний, заметок и видеоматериала, описанное и записанное в специальном толстом ежедневнике, который папа подарил, чтобы они научились быть серьезнее. Конечно, большинство их наблюдений это ветер, страхи, облако щебенки и пробежавшая кошка, но кое-где... Кое-где это что-то непонятное, что они предпочитают не пересматривать лишний раз.
Сейчас им пятнадцать, они уже совершенно взрослые и ходят в старшую школу, весьма элитную в их городе. В классе все спокойно, их любят учителя и ученики, они заводилы на своей параллели и никогда не откажут в помощи людям вокруг. Но как только среди слухов находится что-то новое, как только соседки шепчутся о странном полтергейсте, а среди старших проходит молва о призраке - близнецы Браун и их верная камера на страже порядка!
Способности:
► Приготовить яичницу, разогреть картошку, найти мороженое, поужинать чаем, прикинуться, что пыли не существует, засосать пару пауков пылесосом - все прелестные способности по управлению с хозяйством.
► В меру хорошо бегает, обладает быстрой реакцией и неплохим апперкотом. В темноте хорошо реагирует на движение предметов, хоть зрение его там примерно также плохо, как и у обычных людей.
► Разбавит любую паузу своей искрометной шутеечкой, неважно смешной или нет. За словом в карман редко лезет. Уж точно реже, чем за кулаками.
► Очень хорошо знает окрестности Бриджпорта и сам город, включая портовые доки и особо удаленные уголки, также неплохо ориентируется в Нью-Йорке и знает примерную карту местных потусторонних достопримечательностей.
► Изучает в школе дополнительно французский (знания на уровне B+)
► Неплохо подкован в физике и математике, отлично разбирается в мифах, легендах и классификации потусторонних существ.
Дополнительно:
Вместе с братом владеет книгой, куда они записывают все самое важное, что с ними происходило, описывают свои сеансы связи с неизвестным, рецепты вызова демонов, способы заклинания ведьм и так далее, и тому подобное. Книга носит гордое название ПЭ (Путеводитель Экспедиторов) и хранится у Билли.

#человек

+2

5

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png
http://sh.uploads.ru/EzPNp.jpg

КЕВИН ЛАЙТВУД (РОЗЕРИ)
Человек
Охотник
Годы жизни: 07.03.1999 - наст. время.
Место жительства: Англия, окрестности Лондона. По роду деятельности часто путешествовал по Европе.
Внешность:
Рост - 177 см
Вес - 73 кг
Не отличается примечательными деталями во внешности. Темно-карие глаза, темные волосы, средний рост и чуть щуплое телосложение — типичный англосакс, которых полно на улицах Лондона. Предпочитает свободную и даже немного мешковатую одежду спокойных, пастельных или темных тонов. На заданиях обычно носит темные или камуфляжные одежды.
Обладатель очень открытого лица — практически любые эмоции отражаются на нем открыто, честно и не скрываются. Если он не верит в сказанное, это сразу видно. Если насмехается над словами собеседника, тоже не пропустите мимо глаз. Ехидство, скепсис, удивление, недоверие — все эмоции сразу видны в его глазах и на его лице. Иногда это даже помогает общаться без слов. Но больше, конечно, мешает.
У него несколько шрамов на спине и ногах, которые обычно скрываются под одеждой и никому не заметны. Вместо защитных символов, наносимых на тело, предпочитает амулеты и другие подвески.
Визуально чаще всего кажется расслабленным и будто бы немного сонным. Но это обманчивое впечатление.
Характер:
Самое ошибочное суждение о Кевине — думать, что то, как он ведет себя на людях, это то, какой он есть на самом деле.
Все потрясения, испытанные за столь небольшую пока что жизнь, отложили на него свой отпечаток. И весьма неприятный, горький и оттеняющий жизнь практически простого подростка.
Строгое воспитание научило его не ценить себя, а если быть более точным, собственное тело. Раны, синяки, ссадины, порезы, ожоги, обморожения — все это ерунда, если в итоге эта жертва привела к чему-то полезному или помогла защитить кого-то. Ему не страшно словить пулю, если она предназначалась сестре. Не страшно сломать что-то, если нужно спрыгнуть с высоты, потому что другого выхода просто нет. Не страшно вступиться за дорогого человека, даже если противник в большем количестве или лучше вооружен. Он никогда не боится, если нужно делать что-то прямо сейчас, иначе все может обернуться гораздо худшим результатом. Потому что тело, все же, всего лишь тело. Кости срастутся, раны заживут. А потерю еще кого-нибудь из родных он просто не переживет. И хоть он боится за свою душу и то, что за нее отвечает — воспоминания, знания, свою личность и свои чувства - если нужно, то рискнет и этим. Потому что жизнь с вечным грузом вины намного хуже смерти.
Из-за жестоких лишений он начал до болезненного сильно ценить те оставшиеся крохи семьи, что все еще живы. Может, с кем-то он может быть груб, с кем-то — весьма холоден, а на кого-то просто не обращать внимания, но семья — святое. Для них всегда найдется время, для них всегда будут силы, им всегда нужно будет помочь и всегда поддержать. Он может казаться даже излишне мягким, особенно в сторону брата и сестры Лайтвудов, но это отзвуки боязни потерять их всех. И хоть он может сердиться на них, ругаться, спорить, как обычный человек, но никогда не поднимет руку, не обидит по-настоящему, не забудет и не оставит одних. В чем-то его преданность даже напоминает собачью, может, потому они неплохо сошлись с Аароном. А может он заразил его этим.
Внешний мир, могущий всей своей дробящей громадой обрушиваться и перемалывать все и всех, научил его быть осторожным. Единственные, кому он доверяет по факту и без оглядки — сестра и братья, а остальных всегда готов подозревать. Люди вокруг для него не враги, но и не друзья — каждого он оценивает с чистого листа, давая шанс и на исправление ошибок и на их усугубление. Он прекрасно понимает, что среди человечества есть те, что гораздо хуже даже существ, и их не стоит выгораживать лишь потому, что они люди — и насчет этого он часто может спорить с остальными. Но знают об этом его суждении не многие. Другие же Охотники для Кевина всегда были загадкой. Он не откажет в помощи, но вряд ли попросит ее сам. Просто потому, что не желает открывать свои проблемы всем и каждому. А существа... Что ж, с ними всегда было сложно. Многие из них так похожи на людей, злых и добрых, одиноких и с семьями, счастливых и несчастных, что сложно было не провести параллель. Но он старается не проводить. Убивать быстро, бесшумно, одним ударом — чтобы не успеть задуматься. Может, потому и решил стать снайпером. С высоты крыш, деревьев или окон в прицел практически все равны, и их смерть практически не задевает что-то внутри. Только и дело в том, что практически — не значит полностью.
Парень молчалив сам по себе. Не любит долго болтать, многое понимает с полуслова, а его самого можно читать и вообще без слов, благо, богатая мимика позволяет. Но все же не прочь ехидничать, перебрасываться колкостями или даже вступать в споры. Особенно любит последние, если действительно хорошо разбирается в теме. В какой-то мере это даже его способ изучать других людей.
Вне Охоты и вне каких-либо занятий его можно увидеть в его самом распространенном амплуа — немного ленивом, иногда инфантильном, полностью расслабленном. Вне заданий он просто хочет побыть человеком, а для него это способ отдохнуть. И даже на публике, во время простых прогулок, торжественных приемов или же времяпровождения вне дома он все еще такой же — будто чуть сонный, расслабленный, готовый наслаждаться каждым неспешным моментом жизни. Потому что прекрасно уже понял, что в любую секунду все вокруг может снова рвануть галопом с места. И стоит ценить возможность отдыха.
И все же в нем все еще живет человек, а не только Охотник. Будучи самым младшим, иногда он получал какие-то крохи тепла и заботы, а оттого сам научился им. Кевин из тех людей, что сможет кого-то обнять, утешить. Пусть не словами, а жестами, но он постарается неловко дать какое-то душевное тепло тому, кто в нем нуждается. Как и любой простой ребенок, он не видит в этом ничего предосудительного, никаких романтических сторон или подоплек. Его жесты это всегда лишь попытка сделать другому человеку хорошо и тепло. Невинность, как она есть, весьма редкая и только для особенных людей.
Не так давно став взрослым, Кевин все еще не растерял какие-то детские черты. Он любознателен и любопытен. Один из тех, кто стремится понимать науку — не имея возможности обучаться в университете или даже школе, он учится сам. Зачитанные до дыр книги о физике, математике, биологии и даже инженерии, вечная слежка за открытиями в области науки, попытки самому что-то попытаться сделать — его человеческая сторона. Ему интересны существа с точки зрения их биологии, как они устроены, что у них внутри. Интерес немного пугающий, но те, кто хотят, видят в нем истинную сущность Охотника, а те, кто знают, просто решили смириться с ним. Да и это часто позволяло будто невзначай залезть туда, куда обычно могли и не пустить.
Как и любой ребенок, он привык оценивать реальность и интересоваться тем, чем не интересуется никто. Почему так, а не так, почему это, а не то, зачем здесь, кто вон там - вопросов у него всегда много, а принимать что-то так просто на веру, если это не идет от семьи, он ой как не любит. Готовый засовывать любопытный нос туда, куда не следовало бы, он часто становился головной болью во всех трех семьях, где жил. И часто видел то, что было ему не положено. Но, к его чести, хранить подобные секреты он умеет. И, если не поймать на горячем, можно и никогда не узнать, что он видел и что слышал.
Все три семьи научили его чему-то. От Розери ему перешли спокойствие, хладнокровность на заданиях и осторожность в жизни. От Лайтвудов — сомнение в догмах, умение рискнуть собой ради других, любить свою семью. От Дамеров — преданность выбранным людям, отточенное мастерство и желание разобраться в том, что происходит. А врожденное упорство поможет ему достичь общих целей.
Биография:
Насколько нужно быть везучим, чтобы тебя дважды усыновили? Двоякий вопрос.
Родился Кевин у людей, которые не особо-то его ждали. Но все же приняли, полюбили и пытались заботиться. Насколько это возможно было в условиях небольшого охотничьего рода, бросившегося в бега из-за преследования со стороны недоброжелателей.
Кевин мало что плохого помнит из этой своей жизни. Детская память сыграла с ним шутку, вычеркнув практически все отрицательные моменты и оставив только что-то теплое, отзывающееся больше образами и отрывочными моментами, нежели цельным повествованием. Он помнит руки матери, показывающие на картинки в потрепанной книге сказок, а потом обнимающие его во времена особо страшных, черных ночей. Помнит строгий голос отца, рассказывающий о том, как важно всем Охотникам держаться вместе и быть одной семьей, ведь существа и СФ никогда не остановятся в своем желании найти и убить их. Помнит полосы солнечного света на голом полу съемных квартир, помнит долгие рассказы об остальной семье, помнит молчаливые бедные завтраки вместе, на которые они каждый раз ели бутерброды с самым дешевым мармеладом. Это была простая жизнь, пусть полная лишений, но для ребенка, все же, счастливая. Его натаскивали, но ненавязчиво, скрыто, через разговоры и обсуждения. Ему давали изучать оружие, но не заставляли смотреть на пытки и убивать самому. Родители подготавливали обширную площадку для того, чтобы, когда мальчик подрастет, начать интенсивное и быстрое обучение мастерству семьи. Но жизнь вмешалась в их планы.
Кевину тогда вот-вот должно было исполниться десять. Пора, когда последние крохи детства еще играют в голове, вот-вот готовясь перерасти в подростковые проблемы, комплексы и желания. Денек был пасмурным, как и большинство дней в Англии летом, но все же пригожим. Снаружи очередной снимаемой квартиры звали дворовые мальчишки. У них был мяч, новые ворота и желание сыграть в футбол вшестером. А в их районе почему-то было довольно мало детей. И родители ведь говорили, что выходить из дома в одиночку нельзя, что это опасно, что лучше сидеть в тишине и держать рот на замке, но... Кевину было десять. И ему хотелось играть с другими детьми. А что может случится плохого, если он просто дойдет до соседнего заднего двора и немного побегает там с мячом.
Они заигрались до самого вечера. Укромный задний двор через несколько домов от их был крайним, а потому довольно большим и отделенным от дороги. Никто не видел их и никого не видели они. Просто развлекались и играли, пока солнце на начало клониться к закату. Кевин вспомнил, что вот-вот должны были вернуться домой родители, а, чтобы шалость не раскрылась, он должен очутиться там раньше их.
Но не успел.
Четко выверенная молчаливая мелодия красно-синих проблесковых маячков освещала дом, в котором они остановились. Мужчины и женщины выносили носилки, накрытые кусками черного пластика, обнажающего формы, слишком похожие на человеческие тела. Соседи стояли вокруг, качали головами и сокрушались. Кто-то говорил о дебоше, кто-то - о том, что это давно разыскиваемые мошенники, эдакие Бонни и Клайд. Много что говорили вокруг люди. Кевин не запомнил. Запомнил только руку, выпавшую и повисшую из-под одного из покрывал. Женскую, тонкую, с браслетом с оберегающей руной на нем. Таким же браслетом, который сегодня утром надела его мать. Она всегда надевала его, когда собиралась выходить из дома. И запомнил эту новую форму, блестящие значки, шипящие рации и короткие оклики людей, что увозили трупы.
Первой приемной семьей стали Лайтвуды. Буквально по воле случая, ведь это именно к ним в тот день уходили родители. Письмо, пришедшее на адрес, было спрятано за почтовыми ящиками в доме. Кевин достал его на утро, весь вечер и всю ночь прячась в узких переулках и подворотнях. Он не знал, от чего именно, но каким-то внутренним чувством понимал, что эти люди, что вынесли родителей, могут прийти и за ним. Но, к счастью, обошлось.
Новая семья была двояка. Тут уже не было необходимости прятаться, скрываться, молчать. Бедность тоже отступила, сменившись весьма и весьма приличным достатком, прикрывшись лоском и древней историей. Патриарх улыбался, а его жена казалась приятной женщиной. Пока не обнажилась правда, скрываемая за их лицами.
Взрослые смогли взрастить в ребенке уже поселившееся чувство вины. Не он ли виноват в том, что случилось с родителями? Ведь это он ослушался, он ушел, а кто знает, что было бы, будь он там. Будь он достаточно сильным, достаточно умным. Ведь, быть может, из-за него родители открыли незнакомцам дверь. Или те нашли их семью по его следам веселого детства, по его играм с другими детьми. Выдолбленная в голове мысль так и осталась там — он может стать виной смерти кого-то из семьи, если будет недостаточно хорош. И недостаточно послушен. Конечно, Роберт Лайтвуд перегибал палку. Но разве не полезно иметь у себя полностью подчиняющегося ребенка, из которого, при должных умениях, можно сделать отличного собственного гончего пса.
К счастью для себя же, Кевин общался не только со старшими. Дети Лайтвудов — старшая Изабелла и практически ровесник, но тоже старший Александр — тепло приняли новенького. Они были не обязаны, но они стали относится к нему, как к собственному младшему брату. Не отталкивали, принимали в свои игры, а, позднее, и в тайны. И Кевин привязывался к ним, начиная постепенно считать своей новой семьей. Ведь так здорово было бы иметь заботливую старшую сестру и сильного старшего брата. Пусть начались тренировки, пусть со всех сторон полились жесткие и жестокие рамки догм, но мальчик начинал чувствовать себя счастливым. И вина отступала, обретая некие формы заботы и стремления защитить. Ведь они втроем, осмелев, даже совершали такие поступки, на которые он один никогда бы не пошел. Например, убегали в зоопарк.
Тот день был солнечным и радостным. Большое скопление народа пугало, но можно было держать сестру за руку под ее смешки и веселые подколки, и становилось уже не страшно. А потом и вовсе всякий страх отступил, когда вокруг оказались большие павильоны, открытые места, клетки, аквариумы, террариумы и отдельные зоны, наполненные животными, о которых можно было прочитать только в сказках. Они смеялись, с восторгом и удивлением смотрели на все это, купили одну большую воздушную вату на троих — ну чем не собственная сказка, в которой не нужно никого убивать и объявлять врагом народа. Они гуляли по Лондону до самого позднего вечера, опомнившись лишь тогда, когда приближался час отбоя. И бежали домой, со смехом придумывая отмазки и общие показания, которые они будут говорить родителям.
Но в этот раз выговора им не последовало. Изабелла первая притормозила, почуяв неладное в распахнутых настежь дверях и горящих окнах всего дома. Их резиденция была в стороне от других домов, отделенная долгой тропкой и небольшим подлеском, в тени которого и застыли дети. Что-то не то было с местом, которое они привыкли считать своим оплотом и своей крепостью. И, когда из него стали выходить незнакомые люди в темно-синей типовой одежде, сверкающей новенькими значками на лацканах и груди, все стало ясно. Кто-то крикнул, чтобы тащили бензин.
Кевин узнал их сразу. Ему часто снились эти фигуры в кошмарах, и даже в отблесках света из окон первого этажа и первых языков пламени он узнал этих людей. Он упросил сестру и брата спрятаться в лесу, не попадаться на глаза пришедшим. Старших Лайтвудов уже было не спасти, но может хоть им удастся снова убежать от печальной судьбы. И словно злой рок второй раз отвел глаза от них, махнув рукой. Пусть живут.
И их не заметили.
Более того, они сами смогли в оглушающем треске догорающего дома проследить за уходящими куда-то без цели СФниками, ни чьих машин, ни напарников, ни чего-то еще они не видели. А потом выяснилось, что это им и не нужно было, ведь в чаще леса морок схлынул, обнажая истинную натуру существ. Чуть посверкивающие в темноте создание не больше тридцати сантиметров ростом с крыльями за спиной. Феи. Убегающие прочь феи, которые только что убили их родителей.
Третьей семьей стали Дамеры. Идти к ним решила Изабелла, потому что им, по сути, некуда было идти. А эта семья была единственной, которую она вспомнила и в одном из домов которой они уже были. О Дамерах ходили разные слухи, жестокие, пугающие, манящие или интересные. Но ни в одних из них не рассказывалось о том, что они могли бы быть злы к другим Охотникам.
Рейнольд принял их, всех троих. Хоть Кевин и боялся, что будет ненужен, а оттого выброшен обратно на улицу, но все обошлось. Они обрели новый дом, новую семью. Двух новых братьев и двух новых кузенов. Дамеры семья не маленькая.
Кевин оказался самым младшим. Он со страхом и зашуганностью смотрел на Аарона, Леона и Клинта — они казались уже совсем взрослыми, настоящими Охотниками, которым нет дела до такой мелочи, как он. Рейнольд приказал слушаться во всем самого старшего, работать с ним, учиться у него. А потом приносить пользу семье. И может именно это желание помогло преодолеть страх, а потом и вовсе начать испытывать какую-то привязанность к старшему. Хотелось показать ему все, на что способен.
Из многочисленных родственников Дамеров особенно выделялся один. Точнее, его выделяли другие. Один из кузенов, Юджин, явно был не в почете у старших. Про него всегда говорили что-то вроде "тряпка, размазня, весь в своего бестолкового папашу", и Кевин не мог не заинтересоваться им. Просто потому, что ребенку гораздо интереснее с теми, кто хотя бы ненамного его старше, нежели с совсем взрослыми. Да и характер у него такой - скажи не идти куда-нибудь, и он обязательно сходит.
Пока со всех сторон звучали лозунги о том, каким должен быть настоящий Дамер и все, кто хочет быть частью их семьи, Кевин каждый раз думал о Юджине. Ведь вот он, совсем не такой, как в речах взрослых, хоть и честно пытающийся. Может потому, что нельзя родиться определенным, можно лишь им стать под чужим влиянием. И тогда и Клинт, и Леон, и Аарон... И сам Рейнольд... Они тоже внутри разные.
Эта мысль помогала в тяжелые времена, когда обида брала за горло и хотелось ненавидеть все и вся. Даже Дамеры не рождаются Дамерами, а лишь становятся ими. Только вот из-за чего - у каждого свои причины. И потому он никогда не мог до конца ненавидеть Рейнольда. Глупо верил, что внутри тот все же такой же человек, как и все они. Он желал ему лишь покоя. Вечного, впрочем, если только этот покой способен заставить патриарха разжать кулаки, сжимаемые на шее своей семьи.
О смерти Юджина сообщила его мать. Так спокойно, без единой капли траура в голосе, будто для нее это было рядовым событием. Было сложно просто так смириться с тем, что вот так просто не стало одного из них. По Кевину сильно ударила эта потеря. В конце концов, он уже в третий раз терял того, кого хотел считать семьей и жить долго и счастливо.
Может оттого он и не поверил в его смерть. Просто из чувства, что так не может быть, жизнь не может продолжать отбирать и отбирать у него людей. Аарон сказал, что это может быть ложью, как и новость о том, что за год до появления Лайтвудов умер младший из братьев Дамеров. Кевин поверил и принял, просто чтобы не принимать очередную боль и продолжать надеяться. В конце концов, не может Охотник взять и исчезнуть с лица земли.
Четыре года поисков, тщательно замаскированных под задания, розыски какой-то информации о существах и простые посещения других кланов, пока что ничего не дали. Но Кевин не теряет надежду. Потому что он сам — живое подтверждение того, что можно дважды увернуться от карающего перста судьбы, продолжая жить будто наперекор. Так может и тем людям, которых они продолжают искать, повезет также, как ему?..
Способности:
► Мастерский уровень стрельбы из огнестрельного оружия (в преимуществе пистолеты и снайперские винтовки). Его оружие - Accuracy International L96A1 / Arctic Warfare (снайперская винтовка), Glock 22 (пистолеты).
► Владение навыками борьбы с холодным оружием (нож).
► Отточенные навыки скрытности (бесшумная ходьба, тихое дыхание, долгая задержка дыхания).
► Учится водить машину.
► Отличная долгосрочная и хорошая краткосрочная память. Хорош в математике, биологии и физике. Хорошо срисовывает с натуры и рисунков.
► Амбидекстер.
Дополнительно:
► Кевин хранит целые альбомы зарисовок существ — живых в естественной среде обитания, которые он взял из своей головы и не особо любит кому-то показывать, не совсем живых в виде анатомического атласа, срисованного с оставшихся трупов, которые привозили на пытки, а также их костей и прочих интересных частей.
► Обладатель личной библиотеки самых простых человеческих книг о механике, баллистике, физике и биологии.
► Сторонник отсутствия вредных привычек, но мнения своего никому не навязывает. Иногда может выпить за компанию, чаще всего, на праздники.
► Оставил себе свою первую фамилию и вторую. Дамером называться не спешит, да и не считает себя пока что достойным этого.

#человек
#охотник
#ждёт_нужного

+4

6

https://funkyimg.com/i/2Uxy9.png

http://sa.uploads.ru/NaHyK.jpg
МЭТТЬЮ РОНАЛЬД УИЛЬЯМС
Человек
Агент Отдела Социальной адаптации

Годы жизни: 17. 04. 1993 - наст. время. 
Место жительства: 04.1993 - 07.2011 - Ванкувер, Канада
07.2011 - наст.время - Нью-Йорк, Америка
А также разнообразные командировки от начальства и ежегодные отпуска, проводимые дома, в Канаде.

Способности:

Боевые:
► Стрельба из пистолета с переменным успехом
► Драться умеет, но предпочитает избегать драк и конфликтов
► Водит машину (на практике) и мотоцикл (в теории)

Бытовые:
► Знает два языка на уровне носителя - английский и французский.
► Прекрасно готовит. Его фирменные блинчики можно есть килограммами.
► Имеет ловкие пальцы, вытренированные кубиком Рубика и печатаньем на клавиатуре. Так или иначе, мелкая моторика у него на высоте.
► Убирается с доскональностью аллергика.
► Располагает к себе людей доброжелательным видом и мягким голосом, из-за чего чаще всего работает с пострадавшими или с помощью в нахождении жилья и пропитания.
► Вполне хорошо поет.
► Умеет танцевать вальс и, совсем немного, балет.

Дополнительно:

► Канадец до глубины души. Льет кленовый сироп в чай, ставит маленький канадский флаг на рабочий стол, притворяется, что не имеет отношения к Джастину Биберу.
► Любит животных. Некогда был волонтером в приюте для животных.
► Ворчлив, особенно когда устает. Часто бурчит себе что-то под нос о собственном недовольстве ситуацией, но в помощи никогда никому не откажет. Иногда позволяет себе открытый сарказм, но чаще всего это мысли или тихое ворчание.
► Много времени проводит за компьютером, из-за чего у него постепенно падает зрение.
► Он справедливо опасается за свою жизнь даже вне работы, но если кому-то нужна срочная помощь - несомненно окажет ее.
► У него длинные руки и длинные пальцы, из-за чего он кажется долговязым и худым. Но это не совсем так.
► Мама называла его Рапунцель за золотистые длинные локоны. Теперь этим занимаются коллеги на работе.
► Его отец - работник Медицинского отдела американского СФ.
► Маленькие девочки думают, что он принц из сказки.

Раскрыть одной ситуацией в посте факты про маленьких девочек, считающих его принцем, и любовь к животным.

В приюте для животных был день открытых дверей. Больше помещение, вычищенное до блеска, украшали клетки и вольеры с питомцами. В основном это были кошки и собаки, но в одном месте пушистыми комками сидели кролики, а в одной из клеток нахохлился попугай. Мимо них, переговариваясь, ходили гости, а хаотичными молекулами везде перемещались волонтеры в зеленых футболках.
Мэттью наткнулся на сообщение о поиске волонтеров совершенно случайно. Соседка поделилась с ним новостью о том, что они в воскресенье идут в приют, где купят собаку дочери на день рождения, а остальную информацию парень нарыл сам. Рабочие руки всегда были нужны, поэтому отказывать ему не стали.
И вот он, как во времена минувшей молодости, стоит в типовой футболке на одном месте уже три часа и отвечает за вольер с кроликами, а так же двух кошек в двух отдельных клетках. Прямо ностальгия, иначе не скажешь.
А вокруг много любопытных. Дети во всю таращатся на пушистые комки обаяния и очарования, то и дело пытаясь ткнуть их мягкие бока своими пальцами, пропихиваемыми через прутья вольера.
- Пожалуйста, не трогайте животных,- наверное, в сотый раз повторяет Мэттью, осторожно убирая руку особо любопытного мальчика. Фразу про "трогать можно только глазами" он не говорит после случая, как один раз за его практику какой-то ребенок действительно ткнулся лицом в клетку. Прямолинейные люди пошли.
- А можно сфотографировать?- спрашивает одна из мам. Уильямс задумчиво кивает. Звук фотоаппарата никого не потревожит, а для вспышки в помещении и так светло. Поэтому ни кошкам, ни кроликам хуже от этого не станет.
- На ручки!- вдруг всполошилась одна из маленьких девочек, милая азиатка с двумя крошечными хвостиками черных волос.- На ручки, на ручки!
Ребенок явно хотел потрогать животных. Но на счет этого был строгий запрет. Максимум, что разрешалось - брать питомцев волонтерам. Мэттью вздохнул, едва заметно закатывая глаза. И куда подевались все те тихие, молчаливые дети-ботаники с больших очках? Почему созерцание прекрасного лишь визуально не удовлетворяет потребностям трехлетней девочки? Ох уж эта неспокойная Америка.
Кролики не возражали против того, чтобы их взяли на руки. Они заняли правильную жизненную позицию и после корма были инертны к внешним раздражителям. Уильямс провел пальцами по головке меж прижатых ушек, убрал из черной шерсти белую опилку и поудобнее разместил на руке толстую попу. Несколько женщин тут же уткнулись в телефоны, наводя камеры на животное на руках. Кролик подвигал зубами и остался спокоен.
- Мама, а можно мне с кроликом?- задергав за рукав женщину, спросил тот парень, что пытался засунуть палец сквозь прутья. Мать молчаливо подняла глаза, переадресовывая вопрос местному волонтеру.
Мэттью вздохнул. В этом вздохе была вся боль его ног, которые ему пришлось согнуть, чтобы сесть на корточки и стать примерно одного роста с детьми.
- Извините, но кроликов трогать нельзя,- дети загрустили.- Я могу сам его держать, чтобы Ваши дети сфотографировались.
Мальчик, самый храбрый или наглый, подбежал первым, становясь вплотную и кладя ладошку на черную пушистую спинку. Остальные дети быстро сообразили и столпились вокруг.
Внезапно устроенная фотосессия протекала быстро. Дети довольно касались спины или головки кролика, а Мэттью старался улыбаться как можно расслабленнее, чтобы не показывать боль в напряженных ногах. Очередь почти иссякла, да и животное на руках начинало беспокоиться, осталась последняя девочка. Но, подойдя к нему, она вдруг хлюпнула носом. Лицо раскраснелось, глаза ее сощурились, а в уголках выступили слезинки.
- Ох, Боже, что случилось?- заволновался Мэттью, поворачиваясь к девочке.- Почему ты плачешь, принцесса?
- Пп... П-пушист... Т-тик!..- сквозь всхлипы и шмыганье донеслось до него. К ребенку подошла старшая, видимо, сестра, отводя ее в сторону и начиная что-то нашептывать, гладя по голове.
Мэтт встал с места, кладя уже волнующегося питомца в клетку к собратьям и закрывая его. Видеть плачущих детей было распоследним в списке его планов на сегодняшний день. Детские слезы вызывали в нем какое-то жалостливое желание помочь всем, чем можно.
- Извините...- он подошел ко все еще расстроенной девочке и ее сестре.- Я могу чем-то помочь?
- Все хорошо, простите за беспокойство,- старшая покачала головой.- Недавно наш кролик... Умер...
Мэттью понятливо кивнул, нагибаясь и снова садясь на корточки перед заплаканной девочкой. Она вытирала мокрое лицо кулачками, изредка шмыгая носом. Парень протянул ей ладонь, делая это скорее по привычке, будто показывая, что безоружен. Ребенок сурово моргнул и положил свою ладошку сверху, растопыривая воробьиные пальчики. Мэттью накрыл крошечную ладошку второй своей, мягко улыбаясь.
- Все хорошо, маленькая принцесса,- он уверенно кивнул, заставив прядь челки едва заметно спружинить.- Ты была для Пушистика лучшей хозяйкой, и он с радостью вспоминает о тебе... Поэтому и ты не грусти. Хорошо?
Девочка снова всхлипнула и закивала, вытирая глаза рукавом кофточки. Слезы окончательно высохли, оставляя после себя лишь мокрые и красные детские щеки. Пара вздохов, и хозяйка Пушистика успокоилась окончательно. Мэттью улыбнулся ей, раскрывая собственные длиннопалые ладони и освобождая маленькую ладошку.
- А м-можно обнять вас?..- спросила вдруг девочка, хмурясь серьезнее бухгалтера при несошедшихся годовых отчетах. Уильямс смущенно и удивленно кашлянул, убирая за ухо любопытную прядь волос, но все же кивнул.
Ребенок обнял его со всей щедростью, чуть не уронив из шаткого положения на корточках, но быстро отстранился, прячась за сестрой. Та неловко улыбнулась и взяла младшую за руку, готовясь уходить к следующим вольерам и клеткам. Мэтт встал, махая на прощание девочке рукой. Та, уже окончательно отошедшая от слез, радостно замотала ладонью в ответ.
Кролики в вольере снова уснули, а кошки в клетках лениво помахивали хвостами. Досыпав четырехлапым корма и, пользуясь всеми привилегиями взрослого мира, почесав пальцем пушистые бочка через прутья, бравый волонтер вернулся к работе.
Еще пару раз его просили сфотографироваться с животными и детьми, а один настырный подросток таки ткнул кролика пальцем сквозь вольер. Постепенно время двигалось вперед и утренняя смена стала заменяться на вечернюю. Радуясь, что его ноги наконец-то получат отдых, а живот - заслуженного перекуса, Мэттью зашел в подсобку к другим волонтерам.
- Эй, смотри!- ему под нос подсунули одну из книг отзывов о мероприятии. Удивленно выгнув бровь и чуть сощурившись, он взял тонкую тетрадь в руки, читая заметку, написанную в самом низу страницы.
"Спасибо парню-блондину с длинными волосами, который стоит у кроликов, за то, что успокоил мою сестру. Ты молодец! P.S. Теперь Элли думает, что она принцесса, а тот парень - ее принц. Наверное, мы зайдем к вам еще как-нибудь"
- Хмфф...- Мэтт откашлялся, глядя на ехидно хихикающих коллег-волонтеров.- Что ж, бывает. Осталось найти белого коня... И подождать лет двадцать.

#человек
#агент_СФ
#ждёт_нужного

+2

7

http://sh.uploads.ru/qM7XQ.jpghttp://s3.uploads.ru/IfSyJ.jpg

СЕРЕБРЯНОЕ КОПЫТЦЕ
Во Франции носит имя Ивон Блан.
Фейбл
Пекарь, продавец в булочной.
Годы жизни: с начала 18 века - наст. время.
Место жительства: перенесся в мир людей в начале 18 века. До 20 века обитал в труднодоступных лесах Урала и Сибири, изредка выходя к людям в небольшие деревеньки и не крупные города. С 1930 находился под контролем в Средней полосе России, в 1943 попал в Европу и примерно в 1980 осел во Франции. Париж стал его окончательным пристанищем, живет там до сих пор.
Внешность:
Рост - 177 см
Среднего телосложения молодой мужчина с очень приятными и мягкими руками, всегда чуть прохладными. Выглядит примерно на двадцать семь лет, ближе к тридцати, так как то и дело забывает сбривать щетину, из-за чего она отрастает до небольшой бородки. Волнистые темные волосы лежат непослушной шапкой из-за того, что большую часть дня пребывают под туго стянутой сеткой и поварским колпаком. Глаза сине-зеленые, светлые, становятся светлее, если он вдруг начинает сердиться. Никогда не стесняется мимики и жестикуляции, но не стремится использовать их чрезмерно. Предпочитает смотреть в глаза собеседнику. Всегда чуть улыбается, но улыбка к нему не приклеена и исчезает или становится шире в зависимости от эмоций. Говорит довольно тихо и мягко, не пытается перекричать в споре, всегда спокойной объясняет то, что хочет донести.
Носит одежду преимущественно холодных тонов, часто это пастельные или просто не броские оттенки. Особую любовь питает к белому и серебряному, а также классическим сочетаниям белого верха и черного низа. Не выделяется броскими деталями и редко экспериментирует с аксессуарами. Если и носит нечто подобное, то скорее всего это чей-то подарок.
Примечательная деталь всего его облика - правая кисть до запястья серебряная. Она обладает полным функционалом руки, прекрасно двигается, а от обычной отличается разве что практически отсутствующим теплом тела. Чаще всего скрывается под перчаткой, благо, работа это только одобряет, прячется в кармане, за длинным рукавом. На все нескромные вопросы Копытце отвечает простым "Это протез" и вопросы обычно исчезают.
В форме оленя возмужал и стал немного больше, чем писали в сказке. Северный олень с преимущественно белым шерстяным покровом, с рогами, которые делятся на пять ветвей. В холке достигает 110 см, длина тела 180 см. Весит около 70 кг. Из-за параметров роста и веса кажется чуть мельче других самцов оленя. Переднее правое копыто серебряное, издает при беге легкий звонкий стук, как будто кто-то бьет по колокольчику.
Характер:
Если бы можно было сказать про человека, что он ангел, то кто-нибудь точно сказал бы это про Серебряное Копытце. На что он, впрочем, только бы улыбнулся и ничего не ответил.
В нем действительно много доброты и любви к ближнему. Все для него равны, все братья, сестры, отцы и матери - все заслуживают тепла, спасения, любви. Для Копытца нет заведомо плохих, каждому человеку он даст шанс показать себя. Он верит, что каждый может исправиться, и с удовольствием отметит это в Вас. И хоть сотни и тысячи раз он сталкивался с самыми отвратительными человеческими качествами не только среди людей, но и среди существ, он продолжает верить. Никогда не скажет человеку в лицо о том, что почувствовал в нем зло, а будет лишь осторожнее с ним, обращаясь точно также, как и с любым другим. Как бы сильно не поворачивался к нему мир темной стороной, он не откажет кому бы то ни было в луче света.
Но он все же не ангел, он точно также может злиться на кого-то, бояться, а может даже и ненавидеть, совсем недолго. И старается всем поступкам искать объяснение. Ведь не бывает зла ради зла, никто не может быть злым просто так, не из-за чего, лишь потому что. В каждом поступке есть корень и он старается найти его, чтобы судить о человеке только по полной картине. И если совершает какое-то импульсивное решение из-за нахлынувших эмоций, не разобравшись, то всегда очень винит себя после и пытается все исправить.
Если в детстве и юности он был достаточно беспечен, открыт миру и весел, то с течением времени, видя все больше и больше людской алчности и то, что может сделать жажда богатства со вчера еще неплохими людьми, Копытце стал осторожнее. Он скромен и тих, ничто не выдает в нем существо, которое может высекать копытом драгоценные камни прямо из-под земли. Никаких дорогих запонок, никаких рубашек от Армани, никаких квартир в центре Парижа с ванной из мрамора. Он незаметен, не привередлив в быту, не до аскетичности, конечно, но многого ему не надо. Новое французское имя не напоминает о старом, настоящем, а никакие привычки не выдадут в нем русского. Разве что, он так и не научился правильно картавить. Копытце никогда не возьмет денег больше, чем заслуживает, по его мнению, не будет прибегать к способности, только если это не крайний случай или не уговор. А такие случаи очень редки и, как это ни странно, чаще всего касаются не его проблем, а проблем чужих людей.
Копытце большую часть жизни прожил один, поэтому он довольно замкнут на публике. В одиночестве ему хорошо, его не гнетет тишина квартиры или просторы леса. Компании он предпочитает небольшие, всегда с удовольствием побудет с кем-то одним или двумя. Обожает показывать кому-то близкому то, что любит сам, будь то удаленное местечко в лесу или красивый балет. Часто болтает с посетителями пекарни и всегда что-то о них запоминает, будь то чаще всего выбираемый хлеб или день рождения дочери. Любит видеть на лицах людей улыбку.
Несмотря на мягкость суждений и какую-то внешнюю покорность, Копытце довольно упрям. Он четко стоит на страже своих принципов и, хоть и способен выслушать оппонента, скорее всего не сдвинется со своей точки зрения. Он честно считает, что достаточно хорошо разбирается в людях, чтобы иметь какие-то фундаментальные принципы, на которые никто другой не должен посягать. Также это и касается его выводов насчет людей, ведь если Копытце решил, что Вы хороший, то он до самого конца будет так думать, чтобы про себя Вы не говорили. И он довольно часто прав. А об ошибках, которые бывают у всех, старается не вспоминать.
Любопытен и никогда не пройдет мимо чего-то странного или привлекающего внимание. Касается это даже деталей - он заметит перекрашенные волосы, новую футболку или только что открывшуюся лавку в череде городской жизни также, как замечал некогда выводок молодых зайчат, прилетевших на зимовку сов или срубленные деревья. Но его любопытство доброе и всегда нацелено на лучшее, пытаясь найти плюсы во всех обновлениях мира вокруг. А если таковых нет, то он просто оставляет это явление или существо в покое, не интересуясь им более.
Работа приучила его к внимательности к деталям и, быть может, даже к какой-то педантичности. Он любит, когда все на местах, когда все красиво и аккуратно. Не до маниакального синдрома, конечно, но симметрия и аккуратность делают его счастливее. Торты и пирожные, до которых он дорвался на стадии украшения, могут изготавливаться на час дольше, но будьте уверены - они выйдут настолько идеальными, что Инстаграм будет завидовать. И это же касалось украшений и камней.
В нем немного есть детской наивности и невинности, с которой он помогает окружающим. Чаще всего это те, которые не могут помочь сами себе - дети, животные, пропавшие или болеющие. В его квартире постоянно есть парочка животных, которым он ищет хозяев или которым стал для них, а на улице его окликают соседские дети. Он знает, что может помочь, а поэтому должен хотя бы попытаться или позвать тех, кто более компетентен. Он не из тех, кто пройдет мимо чужой беды. И хоть многие, кому он помог, не вспоминают его или просто не знают, что это он, у Копытце всегда теплеет на душе, когда он видит, что счастливо живут те, кто нуждался некогда в помощи.
Биография:
Серебряное Копытце в детства жил в глубоких лесах, среди высоких гор, быстрых речушек, добегая до голой тундры на севере и длинной реки на юге. Все были его друзьями, каждый был рад видеть олененка с серебряным копытом, который мог развлечь фонтаном красивых искрящихся камней, что вылетали из-под его точенной ножки, когда он принимался бить ею по земле. И никто не знал об их ценности, ведь зачем зверям драгоценности?..
Но спустя какое-то время появились и люди. Маленькие и бедные поселения шахтеров робко ютились около подножья гор, россыпь людишек начала срубать леса и строить непонятные приспособления, долбить кирками серую породу. Звери прятались от них, но с детства любопытный Серебряное Копытце любил выходить к одиноким избушкам, прячась среди ветвей и следя за жизнью удивительных существ. Тогда и пошла легкая молва про странного оленя с непривычно большими для его размеров рогами и странными копытами.
Людей в их крае становилось все больше, но леса были слишком огромны и безграничны, чтобы двуногие существа смогли их полностью пропитать своим черным дымом из каменных печей, громким стуком молотов и мотыг, постоянным шумом перемалывающихся в жерновах кусков камня, в которых тонкими жилами пряталось нечто блестящее. Старшие звери ворчали, говоря о том, что именно из-за этих людей придет погибель всего рода, а молодняк веселился, подбивая особо храбрых выходить к избушкам. Копытце, конечно, не призывал играть в такие игры, ведь в лесах начали появляться и охотники, но сам то и дело выглядывал из ветвей. Чаще всего он показывался детям или старикам, изредка мелькал перед честными работягами, возвращающимися поздно с работ. Особенно он появлялся зимой, приглядывая за селениями и стараясь помогать тем, кто заплутал в метель или пургу.
В какой-то момент люди увидели, как он играется с камнями, сияющими искрами обработанных граней под солнцем. Увидели и решили, что это послание им от кого-то. Копытце так и не понял, что руководило ими, но с тех пор все, кто видел его, бросали в погоню, стараясь либо загнать в угол, либо утомить. Быстрые ноги, конечно, помогали уходить, но перемена в поведении людей удивляла. Так постепенно он узнал о том, что такое деньги, драгоценности, зачем людям это нужно и откуда они это берут. В народе стало счастливой приметой увидеть оленя с серебряным копытом, а если он еще и начнет стучать ножкой по земле, то там верно сокровище. Ну а Копытце решил отдалиться и вернуться обратно поглубже в лес, чтобы не слышать в каждом шорохе угрозу и бежать от тени в метель.
В лесах снова воцарилась его спокойная жизнь, хоть и зверей вокруг было все меньше. Сам для себя Копытце объяснял это то людьми, то желанием кого-то уйти дальше на восток, то еще какой ерундой, особо не волнуясь за прежних соседей. Бывали месяцы, когда он вообще не встречал зверей на своем пути, были полностью опустевшие привольные хлеба. Конечно, это тревожило Копытце, но он спокойно держался своего курса в том, чтобы жить и никому не мешать, стараясь помогать всем, кто еще остался.
Так однажды он нашел побитую и израненную лису. Ее рыжая шубка окрасилась в бурый от крови, а след на молодом снегу вел куда-то к людям, все дальше прорывающимся в лес. Жалость и любовь к ближним не дали пройти мимо, и хоть сам Копытце до этого заботился только о себе (не всегда даже полностью удачно), он твердо решил помочь бедняжке. В теплой норе, оставшейся от кого-то тоже пропавшего, он делал все, что мог. Старался дать ей полноценную заботу, найти еду, вылечить травами и покоем, несмотря на весьма беспокойный характер этой лисы по имени Лисичка. Ее шутки и колкости скрашивали долгие вечера, а на злые слова он только фыркал и качал головой, не обращая внимания. Ведь видел за рыжей шубой добрую душу, которая попала в беду и которой нужна его помощь.
Лисичка-сестричка и правда стала ему как сестра. Такая непослушная, дерзкая, колючая, как прекрасный шиповник с южных земель, сестра. Она долго поправлялась, но даже когда готова была бы отправиться дальше по своему пути, осталась с ним. Копытце и не был против - милая компания шутницы пришлась ему по душе, да и давно он не болтал с кем-то так долго на самые разные темы, давно не мог с кем-то поделиться своими знаниями о мире людей и, может быть, даже поразить. Они вместе делили весьма простой быт, вместе наблюдали за людьми издалека, сетуя на их постройки, дома и собак, вместе фыркали и уходили снова в лес. Предварительно, быть может, подкинув пару камешков каким-нибудь добрым личностям, что оставляли им скромную еду.
В тот день, когда все изменилось, он как всегда ушел искать что-то из еды. Питаться в лесу легко, если ты олень и с удовольствием хрустишь корой, пируешь кислой калиной или срываешь мох, но вот Лисичке нужно было что-то куда более существенное. Он ушел далеко от берлоги, пытаясь найти что-то нужное, и не заметил, как лес вокруг изменился. Он словно стал реже, сосны перестали вздыматься к самим небесам, кусты повяли и уменьшились, а напоенный свежестью воздух приобрел едва чувствующийся кислый аромат дыма. Сложно понять, что ты оказался в другом мире, если он так сильно похож на твой родной. Мир людей встретил его таким же лесом, таким же коротким и прохладным летом. Только зверей было меньше. И гораздо более мощные и высокие строения людей возвышались прямо за рекой, гул которых совсем не напоминал простые молотки, кирки и жернова. Копытце хотел вернуться, чтобы предупредить подругу и уйти снова подальше в лес, но, когда вернулся, не нашел Лису на оставленном месте. Берлогу засыпало землей, половина которой уже поросла щетиной травы, а вокруг не было ни души. Зазря он рыл серую и осыпающуюся почву, зря носился вокруг, окликая ее по имени. На зов отозвались только охотники, отогнавшие оленя своими криками и шумом.
Новый лес не был бесконечен и велик, как тот, в котором он родился. Горы поджимали его с Запада, а на Востоке простирались реки и, где-то далеко, море. С юга подступали люди, все сильнее вгрызаясь пилами и топорами в деревья, и Копытце отходил все дальше и дальше. Он искал Лисичку, искал своих друзей, искал хоть кого-то, кого бы знал. Но так и не находил, только шарахаясь от леших и убегая от диких, отчего-то не разговаривающих волков.
Постепенно Сибирь и Урал осваивались все лучше и лучше, неизведанных кусочков оставалось все меньше, а сказки про оленя с серебряным копытом интересовали не только золотоискателей, работников шахт и ушлых дельцов, но и тех, кто чуть более осведомлен о магическом мире. И хоть дворцовый переворот ненадолго перевел курс на более важные проблемы, с приходом новой власти и утверждением всех необходимых формальностей, Копытцем занялись всерьез. Пусть это было не так легко, но его все-таки поймали. И настал пора, когда он смог познакомиться с человеческой алчностью напрямую.
Никто, собственно, и не скрывал того, что Копытце интересен лишь из-за своей способности. Кому не хочется денег из ничего, да еще и в такой вечной валюте, как драгоценные камни. Он так и не понял, кто его тогда поймал. Они не называли имен и не вступали с ним в светскую беседу, а из обрывков фраз и мельтешащих чужих эмоций он лишь понимал, что это плохие люди. Которые видели в нем только источник дохода, который можно получше нашпиговать Чарами и получить взамен пару мешков драгоценных камней.
К счастью (хоть Копытце и очень не любит говорить именно это слово, но что поделаешь, для него это было именно счастьем) начавшаяся Вторая Мировая принесла разруху и запутанность, его хотели перевезти в какое-то более безопасное место, но он смог сбежать. Искать в лесах оленя было довольно проблематично, несмотря на его весьма примечательный для пограничных районов вид, и Копытцу повезло - его не нашли. Да и, кажется, правосудие и справедливость настигли тех людей и все эти ценные блестяшки в мешках не помогли им спасти свои жизни. А Копытце пересек границу социализма и отправился в путь без цели и без стремлений. Ему лишь снова хотелось найти место, где жадность и алчность людей не тронет его, где будет тихо и спокойно.
Какое-то время он снова жил в лесах, показываясь лишь изредка и издалека. Его могли видеть дети, чудные светлые существа, не знающие о том, что такое деньги и зачем они нужны. Иногда он, переступая свой страх, помогал им, оставляя крошечные блестяшки, которые они несли родители вместе с человеческим счастьем, так крепко завязанным на платежеспособности. А Копытце понимал, что ему хоть и хорошо в тишине лесов и серости гор, но все же не хватает рядом кого бы то ни было. Тех, кому он сможет помогать, кто поможет ему, если что-то вдруг случится.
Европа окончательно излечилась от скверны войны, забыв о тех страхах, и постаралась вернуться к нормальной жизни. И Копытце решил сделать это вместе с ней. Сначала он радикально решил вообще не появляться на радарах СФ, используя паленый Глэмор, о котором говорили в лесах многие из тех, кто не мог позволить себе официальную версию, но потом понял, что для работы ему все-таки понадобится паспорт.
Французский СФ обошелся с ним мягко, пообещав не устраивать особого надзора, не запирать нигде и не использовать во вред. Между ними установился некий договор - официалы не тревожили Копытце, а Копытце обещал помогать местным ведьмам, если им вдруг понадобятся его услуги. В небольших, конечно, количествах, и исключительно во благо. И Копытце честно следует этому договору, ведь он ценит то, что закон доверился какому-то неизвестному оборванцу, не умеющему даже говорить на языке этого закона.
Во Франции он выучился на гемолога, став оценщиком драгоценных камней. Ожидаемая работа, да он и не умел ничего больше. Решив накопить небольшое подспорье, Копытце старался изо всех сил. После оценщика он стал ювелиром, прикоснувшись к миру создания из простых блестяшек чего-то более сложного, впечатляющего, того, что люди будут носить на себе. Правда, он так и не проникся этой идеей.
И вот, в начале десятых годов 21 века он уходит из мира золота, серебра, сверкающих граней, резцов и автоматов, чтобы окунуться в мир сахарной посыпки, сладкого теста, изюма и корицы. Он нашел небольшую и недавно открывшуюся пекарню, устроившись туда сначала простым продавцом, потом поваренком на полставки, а затем и полноценным поваром. Все также продолжая помогать французскому Шабашу с получение драгоценных камней для зачарования, зелий или ритуалов, он, кажется, обрел долгожданный покой. Наконец можно было отойти от мира сияния и алчности в мир милых посиделок, тепла и уюта, который и царит в пекарне на одной из небольших улочек Парижа.
Способности:
► Бытовые
- Прекрасный гемолог, оценщик и ювелир. Разбирается во всех типах драгоценных и полудрагоценных камней, а также драгоценных металлах. Однако больше уважает и понимает классику, нежели современные нанотехнологии, напыление и внедрение в кристаллическую решетку.
- Повар в пекарне, поэтому хорошо умеет готовить. Конечно, он больше специализируется именно на выпечке, но и хороший ужин приготовить сумеет. Особенный спец в заваривании чая с травами и ягодами.
- Умеет водить автомобиль, но получил права относительно недавно и до сих пор довольно неуверенный водитель, особенно в условиях парижского трафика, поэтому предпочитает быть штурманом.
- Хорошо разбирается в травах, ягодах, грибах и прочих плодах леса, прекрасно знает что съедобно, а что нет. Также неплохо разбирается в поведении при встрече с животными.
► Магические
- В человеческой форме более вынослив и быстр, чем обычный человек.
- Создает драгоценные и полудрагоценные камни под действием Чар. Чем более ценный, красивый и качественный камень нужно создать - тем большее количество Чар придется употребить. Алмазы создаются только от Перламутровых Чар.
- С помощью серебряной руки в человеческой форме может преобразовывать горные породы до драгоценных/полудрагоценных камней. На это уходит меньше Чар. К тому же, если полученный таким образом камень будет идти на благие цели, использоваться добрыми людьми, то количество Чар нужно будет меньшее. С камнями, которые идут только на продажу или будут использоваться во зло, Чар нужно будет больше. Также есть шанс, что они будут менее красивыми и даже менее ценными.
- Чувствует чужие помыслы и намерения. Под воздействием Чар буквально может определять добрых людей от злых (в традиционной системе моральных ценностей), но и без них он достаточно хорошо чует тех, кто чист сердцем, а кто чем-то запятнан.
Дополнительно:
Помогает Шабашу Франции с добычей камней для их нужд взамен на прикрытие от мировой общественности Фейблов.
[icon]http://sh.uploads.ru/qM7XQ.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блестяшка[/status]

#фейбл

+1

8

http://sd.uploads.ru/ZaQth.jpg

МИРОСЛАВ БРЫШЕК | АЗАЗЕЛЬ
Годы жизни: 21.01.2000 - наст. время
Место жительства: родился в Праге, Чехия. Жил там до 2017 года, после чего уехал в Карловы Вары, Чехия. Путешествовал по стране, но за ее пределы выезжал разве что в детстве с родителями в Черногорию или Сербию.
Внешность:
Рост - 181 см
Телосложение не худощавое, но изящное и гибкое. Волосы темно-русые, иногда красятся в какие-либо светлые цвета. До 2018 ходил с отпущенными волосами, которые собирал в хвост на затылке, с 2018 носит короткую, зализанную назад прическу. Глаза серо-зеленые, светлые, носит круглые очки - страдает слабой близорукостью. Часто его можно увидеть и в линзах, но именно очки он считает наиболее комфортными. Предпочитает свободный стиль одежды, не придерживается каких-либо повторяющихся тем. Может появится как в рубашке с галстуком, так и в кожанке с джинсами. Почти всегда улыбается. Подушечки пальцев рук грубые от игры на гитаре. Под языком сигил Андраса. На внешней стороне предплечья временная и постоянно обновляемая татуировка, в которую среди абстрактных геометрических узоров вписан Андрасов сигил.

Мирослав ничем не был известен, пока ему не стукнуло восемнадцать. И дело не в том, что он случайно унаследовал какую-нибудь маленькую европейскую страну или пару-тройку корпораций, конечно же.
Он жил самой обычной жизнью самого обычного человека. Строгий отец, консервативно считающий, что раньше все было лучше, мужик должен быть мужиком, а работать нужно руками и головой, а не другими, естественно, не предназначенными для этого частями тела. Мать, католичка, страдающая иногда неврозами, во всем соглашалась с отцом, попутно каждое воскресенье водя Мира в церковь, отвечая на все детские вопросы "на то есть слово Господне, а мысль его неисповедима для нас", и старалась выбить ему место в церковном хоре. Не вышло, правда - мальчик скорее призывал своим пением Сатану, нежели обращался к ангелам. На этом его знакомство с церковью, собственно, и закончилось.
Когда Мирославу было пять, родилась его младшая сестра, Люба. Или Любаша, как он ласково звал милую девчушку, единственную, что готова была слушать его истории, рассказы и все, что он вычитывал из книг. И даже не морщилась от его колыбельных, выпеваемых с усердием вороны, которая прогоняет кого-то от своего гнезда. Любаша стала для него милым огоньком в весьма недружелюбно настроенной к нему семье. И она всегда искренне поддерживала его во всем.
А дело было в том, что он совершенно не хотел становиться каким-нибудь электриком, сантехником или радио-инженером. Его душа рвалась к искусству, к танцам, к песням, и не важно, что таланта не было. Он танцевал в комнате, пока не было родителей, добровольно вызывался на вечеринки в детском саду и у друзей сестры, чтобы повеселиться с мелкими и на миг забыть, кто он и что вокруг.
Он закончил старшую школу с неплохими оценками, которые, без его ведома, подали в Чешский технический университет. Вот так он был обречен начать ходить туда, куда ему не хотелось, начать бурить дорогу в будущее, которую он не хотел видеть.
Но все поменялось буквально в одночасье. Пьяная вечеринка на поступление, забитая вчерашними подростками комната и чья-то офигенная идея начать призывать всякую потустороннюю мистику. Кровавая Мэри не пришла, потому что они уронили зеркало. Гномик-матерщинник явно был напуган Гансом, сыном потомственного инженера, который уронил себе бутылку на ногу и продемонстрировал свои познания в мате.  А вызывать Сатану запретили девочки, все-таки хоть и пьяные, но соображающие. Вечеринка начала расходится, и когда Мирослав остался один, в его никогда до этого по-крупного не пьющую голову пришла гениальная идея - вызвать Андраса. Почему его? Потому что он на букву А.
Неизвестно, правильно ли все вышло, да и сам Мирослав ту ночь помнит весьма смутно, но в момент предложения заключения договора он все же догадался попросить не чего-то метафорически ненужного, а того, о чем мечтал всю жизнь - умение петь, чтобы стать самый лучшим певцом в стране.
Правда, только это и ему предоставили. Без известности, популярности, поклонников и агентов. Ну что ж, лучше формулируйте желания, дети, и не мешайте водку с шампанским перед тем, как вызывать демона.
Брышек не стал унывать и с энтузиазмом развернулся на своем жизненном пути и пошел туда, куда всегда хотел. Бросил университет, уехал из столицы в курортно-туристические Карловы Вары на окраине страны, снял свою крошечную квартиру, купил гитару и начал петь. Сначала в инстаграме и платформах для стриминга, собирая деньги на банальности вроде новой футболки, сытного ужина и на колледж младшей сестре. Потому что Любаше нужно хорошо выучиться, может, даже в соседних странах, чтобы она смогла идти по дороге жизни своими силами, не вызывая никаких потусторонних сил и не продавая ничего взамен на мечту. А он пойдет таким вот путем, пусть и немного окрашенным в черные цвета теперь, но все таким же искренним и полным энтузиазма.
Звезды сложились счастливо, и его трансляции в сторис заметила Милорада Новак - приятная собеседница, интересная личность, веселая ровесница и Верховная Ведьма его родной страны, по совместительству. И в ней проснулось желание помочь так бездарно продавшему свою душу Грешнику Мирославу.
С 2018 он стал мелькать на сценах, сначала локальных и маленьких, а потом и уже гораздо больших. Сценический псевдоним - Азазель, каждая песня полна его собственных живых эмоций, каждый танец похож на чистую импровизацию и не ломает мозг сложными движениями. Толпа встречает его радостными, преимущественно женскими, криками, он перебрался в квартиру побольше и поближе к особняку Милорады, все также играет в инстаграме на гитаре и устраивает стримы, на которых уже намного больше зрителей. Чехия любит его, как свой маленькую жемчужинку, а он готов в ответ дарить им свою любовь, ведь это то, о чем он мечтал. Да и теперь вокруг него гораздо больше друзей и подруг, чем когда-либо.

#сверхчеловек

+2

9

http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/117/50590.jpg

КАМАТА ХИКЭРУ | КЭРУ
Человек
Мультипрофильный офицер Отдела Безопасности СФ Японии, оммедзи
Годы жизни: 01.03.1995-наст. время
Место жительства: Токио, Япония, а также командировки по всем уголкам Японии. До четырнадцати лет в основном обитал в доме клана в селе Хиноэмата, префектура Фукусима.
Внешность:
Рост - 180 см
Обычный молодой парень крепкого телосложения с развитой многочисленными тренировками мускулатурой, отличающийся разве что своим ростом. Все маленькие и не очень шрамы, что остаются после работы, надежно скрыты одеждой, а защитные символы наносятся хной или другой смываемой краской. Руки грубые, мозолистые, не редки порезы. Глаза темно-карие, с изгибом века, который добавляет ему немного надменности и отрешенности во взгляде. Волосы темные, мягкие, очень густые и чуть вьющиеся.
Но основной его внешний вид зависит от того, на работе он или нет.
Во время заданий СФ, да и просто пребывания на работе или в командировке, Кэру всегда выбирает деловой стиль одежды. Рубашки, брюки, туфли, пальто, пиджаки, но никогда не галстуки - и все это, чаще всего, темных цветов. Даже среди таких же офицеров его можно выделить по привычке носить костюмы черные, темно-синие или же темно-бардовые.  Волосы он убирает назад, зачесывая и открывая лицо, из-за чего, по признаниям коллег, выглядит чуть старше и гораздо более заносчиво. В свое свободное время он более раскован в стиле одежды. Чаще всего это что-то мешковатое, пастельное или темное, типично молодежное и не привлекающее к себе излишнее внимание. Волосы растрепаны или совсем немного убраны в стороны, что прячет его глаза и добавляет внешнему виду расхлябанности и расслабленности подросткового возраста. Также, достаточно опытный взгляд может заметить, что одежда на нем чаще всего дешевая, явно видавшая многое, иногда даже ношенная. Это в меньшей степени касается одежды для работы - она может быть просто не самой дорогой и модной, но в большей - повседневных вещей, которые, впрочем, всегда аккуратные, чистые и починенные.
Скуп на жесты, но стремителен на действия. Не привык жестикулировать при разговоре, имеет привычку держать ладони в карманах или сцепленными в лодочку практически во время любого пребывания в вертикальном состоянии, только если не разговаривает с кем-то и не двигается.
Его лицо - открытая книга, поэтому чаще всего все эмоции прочитать на нем довольно легко. Скепсис, сомнение, напряжение, раздражение или же усталость проглядываются настолько явно, что даже грубо, а парень не отказывает себе в откровенной мимике. Впрочем, что на его лице увидеть действительно сложно, так это искреннюю добрую улыбку. Чаще всего это лишь пугающий изгиб губ, полный чего-то странного, буквально маниакального.
Характер:
Хоть и недолгая, но все же ярко проживаемая жизнь научила Кэру не раскрываться перед каждым и словно прятаться за холодной маской, содержания которой будет достаточно для всех окружающих. Для коллег, начальников, мимолетных знакомств вокруг и различных нарушителей — для тех, кому вовсе и не обязательно знать, что у него внутри, чтобы работать с ним.
Для таких людей Кэру видится эдаким идеалом работника среднего звена. Всегда собранный, всегда серьезный, буквально практически никогда не улыбающийся. Трудолюбивый и исполнительный — такими словами практически каждый может описать офицера, любящего носить черные костюмы и задерживающегося допоздна, лишь бы закончить всю отчетность сегодняшним днем. Работа кажется для него одним из самых больших смыслов жизни, ради которого можно отложить если не все, то многое. Кэру из тех, что без ропота и возмущений выйдет работать и в ночь, и в выходные, и даже в праздники. Он не откажет в помощи коллегам, даже тем, кого знает очень поверхностно или не знает вовсе — подменит, подскажет, сопроводит, если нужно. Хоть на работе он немногословен, не стремится навязывать себя и вовсе будто избегает личных контактов - и кому-то это нравится, а кому-то нет, но никто не сможет как-то негативно оценивать его работоспособность. Но только это и видно коллегам и прочим работникам СФ: лишь только то, что направлено на быстрое решение проблемы, и ничего больше. И тут на образ отличного офицера и оммедзи может ложиться тень недостатков.
В каком-то смысле, он перфекционист, и заметная линия его поведения ведет к этому. Кэру любит выполнять дела быстро, точно и максимально идеально, чтобы выведенный из равновесия мир вокруг него вернулся к своей гармонии. А так как если хочешь сделать что-то хорошо, то сделай это сам, так Камата и поступает. Он не стремится просить помощи, он редко вызывает поддержку, он до последнего думает, что достаточно хорош и компетентен во всем, что нужно сделать. Чаще всего, это так — парень умный, начитанный, образованный, достаточно сильный физически и чертовски выносливый, даже упертый. Этого хватает в девяноста процентах случаев. Но всегда есть несчастные десять процентов, где все будет зависеть от удачи. И как бы Кэру не пытался бороться с собой, учиться работать в команде и просить чьей-то помощи, доверять людям вокруг, этот недостаток все еще очень крепко в нем сидит. В частности, из-за его же семьи. Когда тебе с детства твердят, что ты самый лучший и самый сильный, невольно это влияет на характер.
Второй его недостаток, тщательно скрываемый, но все же проявляемый обычно именно в обществе малознакомых людей, это агрессия. Прячется ли она за холодной вежливостью и отстраненностью, либо пляшет в глазах горящим пламенем, агрессия еще одна тень, ложащаяся на образ добросовестного работника. Кэру много что выводит из себя — глупые люди, медленные люди, обилие сарказма, чужая лень, показная беспомощность, кривляние, утаивание и ложь, глумление и еще сотни причин. С какими-то он привык мириться и они выводят его из себя довольно медленно, какие-то все еще могут заставить вспыхнуть буквально мгновенно. И это часто мешает в работе, вплоть до получения нескольких выговоров за чересчур жесткие задержание преступников. Еще один отпечаток детства, и еще одна черта, с которой Кэру пытается бороться. Мыслями, медитацией и тренировками по боксу.
И, как бы не была романтизирована работа СФника, и его образ в целом, и как бы не вписывался в него Кэру, он не стремится следовать только лишь букве закона. Как и многие японцы, парень понимает концепцию малого зла, которое останавливает зло куда более плохое. И не считает это чем-то зазорным. Пусть мало кто об этом знает на работе, а рассказать могут разве что единичные его напарники, Камата не всегда осуждает преступников. Убийство из желания крови и убийство из мести для него два разных поступка, первое из которых непростительно, а другое вполне может быть оправдано. Воровство из-за нужды, насилие как способ защитить то, что дорого, когда другого способа нет, укрывание преступника, являющегося родственником или любимым — всегда есть серая зона поступков, которые Кэру не может считать таким уж большим злом или злом в принципе. И это тоже бросает какую-то тень на внешне вроде бы отличный образ работника.
Но эта холодная маска усердия, трудолюбия и перфекционизма в работе, густо замешанная с толикой высокомерия и агрессии, тает при общении за пределами офиса СФ. Потому что там, где заканчивается работа, являющаяся для Кэру важным, но не важнейшим аспектом существования, начинается обычная жизнь.
Ему сложно жить так, как могут некоторые — полностью отринув рабочее напряжение и просто наслаждаясь каждым днем с семьей или в блаженном одиночестве. Мысли о творящемся вокруг хаосе, тщательно сдерживаемом, но все же так часто прорывающимся, заставляют его вечно быть в напряжении. Он не боится, конечно, он просто всегда внимателен. В магазинах, на простых улицах, даже в собственной комнате — Кэру нужно какое-то время, чтобы отпустить все проблемы и наконец начать получать удовольствие от жизни. Потому-то он так выкладывается на работе — незавершенные дела и неустраненные проблемы просто не дадут ему жить. И окружающим, вероятно, тоже.
С людьми, более-менее знакомыми, он более человечен и эмпатичен, испытывает к ним меньшую агрессию и часто не обращает внимание на какие-то недостатки. Это также распространяется и на пострадавших существ и людей, с которыми приходится сталкиваться на работе. С такими персонами Кэру старается быть мягче, ведь они просто люди, счастливые или же несчастные. Он может искренне посочувствовать, может предложить свою помощь безвозмездно. Он принимает слабость людей вокруг так же, как собственную, и считает это нормальным. И оттого на контрасте выглядит его иногда даже жесткое отношение к работникам СФ — но только лишь потому, что, если как люди, они все слабы, то как члены большой организации, взявшиеся защищать существ, должны быть сильны. А значит стараться изо всех сил и даже больше. И те, кто этого не делают, Кэру раздражают. А к простым существам таких требований у него нет.
Но все же, и от тех, и от этих, парень скрывает то, что чувствует на самом деле. Ему в принципе сложно обличать чувства в слова, он привык все показывать и доказывать действиями, но скрытность происходит не только от этого. Имея за спиной несколько темных секретов, которые вполне могут выставить его врагом, он не спешит открываться кому-либо. В основном, о нем знают лишь какие-то общие факты, да и то вряд ли от самого Кэру. Ведь даже на посиделках после работы он либо молчит, либо умело переводит стрелки на кого-нибудь другого. Если не необходимо обратное. Впрочем, моменты, когда ему самому нужно было высказаться перед малознакомыми людьми, происходили так редко, что их можно посчитать по пальцам одной руки.
Высказываться, долго рассказывать, да и в принципе разговаривать, а не только слушать и задавать наводящие вопросы он больше привык с дорогими ему людьми. Таких немного, но все же такие есть. И с ними Кэру особенно другой, если сравнивать с тем образом, что чаще всего видят на работе. С теми, кто действительно стал дорог и как-то ценен, парень всегда заботлив. Он не сердится на них, даже если они правда бесят, он всегда сдерживает себя и ограничится разве что замечанием или просьбой прекратить. Он добр к таким людям, он действительно любит их, именно их Кэру готов назвать своим главным смыслом жить и ради них не играть со смертью в догонялки. За счастье, безопасность и мирную жизнь этих людей парень готов сам рисковать, испытывать любые неудобства и отдавать что-то. Потому что каждый из подобных людей ему важен, каждый оказал какое-никакое влияние. Кэру никогда не может подобрать нужного слова для их описания — это ни "друзья", ни "знакомые", но сильнее всего подходит понятие "семья". Даже если ни с кем из них он не связан кровными узами. Для таких людей он всегда мягок, добр, нежен и заботлив — вовсе не тот молчаливый СФник с хмурым лицом, готовый добиваться своего всеми силами. Потому что именно перед близкими людьми Кэру не боится окончательно снять холодную маску и научиться быть таким, каким ему действительно хочется с ними быть.
Именно эти люди могут больше всего рассказать о парне. О том, что он действительно боится потерять работу в СФ и лишиться того, о чем мечтал все годы обучения в Академии — возможности помогать существам, быть тем сильным, что протянет руку помощи слабым. О том, как он старается справиться с гневом, изучая медитативные практики и методы успокоения дыхания, занимаясь каждое утро в свои свободные дни. О том, как не любит вспоминать свое прошлое и упоминать его, стараясь просто вынести уроки и больше не возвращаться к этой теме. О его странной нервозности перед кажущимися легкими заданиями в каких-нибудь маленьких деревеньках и перед этими самыми деревеньками в принципе, а также цветками астры. О любви к кулинарии, о страсти к езде на мотоциклах, о желании изучать строение различных вещей и методы их починки, о привычке прятать улыбку, опуская голову - о маленьких деталях, которые составляют портрет каждого, делая из простого шаблона с несколькими широкими мазками что-то утонченное и похожее на картину реального человека. Потому что только с такими людьми Кэру позволяет себе быть буквально живым. С недостатками, страхами, печалями, счастьем и радостью. А для работы и для окружающих это все скроется за маской хорошего работника, немного заносчивого и крайне молчаливого напарника и человека, всегда готового помочь слабым.
Биография:
Все некогда великое уходит в тишину, если не может приспособиться к современности. Те, кто не собираются мириться с новыми порядками, исчезают - либо сами по себе, либо растворяясь в глубине страны, прячась среди лесов и гор. Так случилось и с некогда поблескивающим золотом кланом оммедзи Камата.
Девизом рода всегда были слова "Сильный выбирает, кому жить, а кому умирать". И сильными они считали, конечно, только людей и в особенности оммедзи. Для каждого члена маленького клана существа казались чем-то слабым, грязным, не стоящим даже толики внимания, не более важными, чем мелкое лесное зверье. Может, даже более бесполезными, ведь зверье хотя бы можно убить и съесть. Существа не были достойны жить, и Камата видели в себе избавление мира от их противной слабости.
Какое-то время они гнались в простой слепой ярости за каждым существом, и однажды наткнулись на тех существ, что были достаточно сильны и опасны. Не мелкие духи гор и лесов, а достаточно кровожадные и могущественные, которые могли дать отпор всему клану, убив некоторых оммедзи - прожорливые гаки, бакэнэко, которыми стали горные тигры или львы, людоеды нукэкуби с летающими головами, в ночи охотящимися на путников и не спящих. Истинные соперники для любящих чужую кровь людей, но патриарх того времени решил иначе. У них никогда не было столько людей, чтобы бороться с по-настоящему сильными существами, и было решено приручать подобных. Ведь чем больше силы в руках клана, тем более он могущественен.
В старых архивах сохранилось не так много упоминаний существ, действительно достойных объединения, а не уничтожения. Юки-онна, способная замораживать дыханием сразу несколько человек. Йорогумо, что так славно плела свои сети и завораживала каждого несогласного с кланом. Оками, что всегда мог с точностью до часа предупредить любую опасность, нависшую над своим хозяином. И вакидзаси, оживший меч, который принес боевую славу одному из патриархов их клана. Последний, возможно, единственный из клана Камата, хоть как-то отличившийся и ставший известный за пределами маленькой деревеньки. Все же это тот оммедзи, что в Нанкинской резне Второй Японо-Китайской войны положил больше ста существ собственными руками. Есть чему гордиться маленькому, кровожадному клану.
И именно в честь этого предка назвали рожденного в первый день весны нового наследника клана. Камата Хикэру должен был унаследовать весь небольшой клан с родовыми поместьями, и стать патриархом, придерживающимся кредо и привычек собственной семьи. И в этой стезе мальчика и воспитывали.
С самого детства ему твердили о силе и слабости, превознося силу отца, деда, именитого прадеда-тезки, и силу самого Хикэру, которой пока что не наблюдалось. Его называли чуть ли не сильнейшим, способнейшим, и ребенок с восхищенными глазами слушал это. От матери, что пророчила великие свершения в их маленьком селе. От деда, ворчащего что-то про прошлое и заклинающего исправить это слабое, не стремящееся к войне силой настоящее. И от отца, в глазах которого сияли какие-то бешеные огоньки, когда он делился с совсем еще маленьким ребенком своими планами по очищению мира от слабости существ. И начать эту миссию он решил с их родного села Хиноэмата, которое притаилось вдоль реки среди гор и лесов Японии.
Имея славу защитников деревни, буквально оберегающих мирное детство, уверенную юность и спокойную старость ее жителей, привыкших, что все идет своим чередом, Камата буквально могли позволить себе многое под эгидой защиты. Ведь никому не нужны незнакомцы и подозрительные приезжие, нарушающие привычный маленький мирок в тишине реки и лесов, да и внутренний порядок стоило поддерживать со скрупулезностью и тщательностью. И пока мальчик радостно бегал по двору, размахивая палкой и представляя, что это вострый оживший меч, клан нежно сжимал свои руки на крошечном селе под видом заботы, защиты и поддержания порядка. Крошечные духи природы, многочисленные джинксы, безымянные фейблы пропадали, не оставляя после себя никаких следов в селе. И только запасы клана стали пополняться кровью и частями тел бессмертных, а многочисленные леса вокруг по ночам скрывали тайну свежевырытых могил.
С более-менее сознательного возраста мальчика начали учить искусству оммедзи. Обучая искусству заклинаний и живых талисманов, ему не забывали рассказывать и про сикигами, которые способны во много раз преувеличить силу самого заклинателя. Хикэру рос способным и талантливым, но его часто упрекали за излишнюю доброту и мягкость в обращении как с оружием, так и с мелким астральным мусором, что составляют основу живых амулетов. Ему продолжали говорить истину о силе и слабости, мальчик покорно кивал, но не проявлял нужных для отца качеств - кровожадности, жестокости, погони за силой, желания уничтожить любое существо, кроме самых сильных. И патриарх рода злился. Но ждал, пока наследник еще немного повзрослеет, чтобы окончательно начать насаживать ему идеалы клана.
Хикэру было около одиннадцати, когда они с семьей впервые вместе с сыном выехали из села и отправились в город неподалеку. Один из старейших религиозных и паломнических центров в Японии с древней синтоистской кумирней привлекал своей возможностью помолиться богам и получить благословение, сделать новые амулеты или офуда. В общем, взрослым было чем заняться, а тройка детей клана, считая самого наследничка, веселились на улочках города. Обычные детские забавы, игры в догонялки и "противных монстров и сильных волшебников" завели их куда-то на маленькую незнакомую улочку. Они не боялись потеряться, знали, что каждый в городе покажет им, где находится храм, в котором остались родители. Они, впрочем, вообще ничего не боялись. Детям еще не успели объяснить, что значит простая, бытовая опасность, которая может исходить не только от существ, но и от людей тоже.
Хикэру из всех детей был самым смелым и, быть может, самым беззаботным. Ведь отец говорил ему, что он сильнейший, а значит бояться "сильнейшему" нечего. И когда неизвестный мужчина вдруг схватил за руку девчонку, двоюродную сестренку, то именно наследник решил дать отпор. И, естественно, получил весьма не слабый удар по лицу. Никому не нужны бесполезные и мешающиеся дети.
Это был первый раз, когда он столкнулся с настоящим соперником, и первый раз когда понял, что никакой он не сильнейший. Он не мог даже встать после удара, потому что в голове все слишком смешалось, он мог лишь плакать и просить отпустить кричащую сестру, с пугающей ясностью глядя на то, как к нему подходит ударивший его мужчина и заносит ногу для нового удара. И ничего плохого не случилось лишь потому, что на помощь пришла неизвестная женщина.
Напуганный Хикэру запомнил ее так четко, что, казалось, даже сейчас в ночи может набросать портрет быстрыми, четкими линиями. Суровое лицо, распущенные черные волосы, множество цветов татуировок на коже и руки-лезвия, пропарывающие чужую плоть так быстро и ровно, будто перочинный ножик - листок бумаги. Тогда Камата впервые узнал, как пахнет кровь, впервые увидел смерть и так близко. И впервые чувствовал, как от страха отнимается тело, и остается только смотреть на падающие тела, на рыдающую в голос сестренку, на громко плачущего друга, слушать вязкое чавканье плоти и слышать, как где-то вдалеке его по имени зовет мать, стуча подошвами сандалий по асфальту.
Дети пребывали в шоке, все еще не веря в то, что с ними произошло, а поэтому сразу же рассказали взрослым про неизвестную и странную спасительницу, которая куда-то исчезла. Матери и старшие сестры успокаивали, обещая, что больше подобного не случится, сажая детей на автобус обратно в их село, а мужчины остались в городе. И хоть наследник просил отца уехать с ними и спрашивал, почему он остается, тот лишь таинственно улыбался и говорил, что найдет кого-то, кто порадует сына. Хикэру ничего не понимал, но верил взрослым. И все еще пытался понять, что произошло.
Взрослые вернулись вечером того же дня, вместе с девушкой, что казалась будто спавшей. Всех согнали в лес, что располагался за домом клана - мальчик знал это место и не ходил туда. Там очень часто взрослые что-то рыли, а ему не нравилась перерытая трава и земля. Но сегодня его никто не спрашивал, притащив все еще напуганного и не успокоившегося, не понимающего что случилось и почему на землю бросают неизвестную девушку. Которая так была похожа на ту, что спасла его, вот только уже без рук-мечей. Обычную, злую, ругающуюся. И почему ее бьет отец, прямо по голове, приказывая заткнуться.
Сейчас Хикэру уже почти и не помнит, что тогда ему говорили окружающие. Снова что-то о силе, о слабости, об удаче и о великолепном стечении обстоятельств. Помнит лишь ночь, лес, далекие фонари жилища, освещающие поляну рваными и тусклыми пятнами. Помнит, как отец со всем его безумием твердил, что все это благодаря Хикэру, благодаря его словам и его действиям. Он повторял это так часто - "все из-за моего сына, слышите, из-за него, он будет великим оммедзи" - а сам мальчик смотрел только на плененную девушку, на ее ненавидящий взгляд, на ее синяки и следы кровоподтеков. И все это отдавалось в голове вовсе не радостью, не осознанием своей силы. Это все было страхом, отвращением, непониманием и гнетущим осознанием собственной слабости. Той слабости, что не было даже у существа, брошенного на колени на взрытую мягкую землю, скрывающую десятки трупов.
У мальчика случилась истерика. Он плакал, умолял отца прекратить, отпустить девушку, заставить все это исчезнуть, вернуться домой и просто забыть. Хватал слабыми пальцами его одежду, заглядывая в лицо и пытаясь увидеть хоть что-то, кроме безумного торжества, что напомнит о заботливом, немного строгом и таком верящем в него отце. Это было явно не то поведение, которого ожидали от наследника клана, и Камата-старший отшвырнул его, приказав перестать быть тряпкой. Небольшая потасовка отвлекла всеобщее внимание, рыдающий ребенок вызывал так много шума, который надо было срочно заткнуть, чтобы никто не пришел сюда, и когда все более-менее устаканилось, а сына к себе прижала мать, заметили пропажу существа. Кажется, никто не успел наложить на нее заклинание. Безумцы так самонадеяны и уверены в себе, но так не любят, когда что-то идет не так, как они хотят. Хикэру прогнали домой, а почти все оммедзи отправились на поиски убежавшей девушки, зная, что недобитое существо куда опаснее.
Ночь Хикэру помнит плохо. Лишь знает, что ту девушку так и не нашли, а отец злился на него еще несколько дней, поднимал голос или отказывался общаться. Мать пыталась успокоить сына и говорила, что вот начнутся тренировки, и Хикэру порадует старшего своими успехами, станет сильным ему на радость, и все обиды забудутся. Вот только Хикэру уже не хотел тренироваться, чтобы становиться таким, каким хотел его видеть отец. Слова о силе и слабости потеряли смысл - теперь наследник прекрасно понимал, что никакой он не сильнейший. Такой же слабый, как и существа, а может даже и еще слабее. И образ той замученной, злой, буквально ненавидящей его девушки стоял перед глазами, прекрасно давая понять - Хикэру не сможет поднять руку на невинное существо, которое не сделало ему ничего плохого. Он не сможет убивать только из-за факта чьего-либо существования, не сможет и не захочет. Не захочет опуститься до уровня тех людей, что схватили в подворотне маленькую девчонку и ударили защищающего ее мальчика.
Тренировки проходили по обычному сценарию, но все чаще и чаще соклановцы начали замечать, как замыкается в себе наследник. Прекратились игры с тренировочными мечами, закончились вопросы про подвиги предков, практически исчез интерес к книгам про способы убийств существ - мальчик не стал заниматься хуже, но было очевидно, что он делает это не для себя, а для старших. А для себя он начал изучать медитацию, методы предсказаний, техники успокоения сознания и различные не-убивающие заклинания. Для клана это были странные звоночки, но все принимали непривычные увлечения наследника, пока он слушался приказов и делал остальные важные вещи. Уже почти привычно слушая высказывания о мягкотелости.
Внутри себя, не делясь ни с кем, Хикэру три года переживал то затихающую, то вновь поднимающуюся бурю вопросов и сомнений. Он знал, что скоро в качестве некого доказательства своей силы и своих умений ему придется убить какое-нибудь существо. Знал, что в этом маленьком селе никто не воспротивится этому, все закроют глаза, закроют рты и уши от страха или от незнания. Простые люди в семье Камата видели обычное дружное подворье родственников, издавна живших на этой земле, а существа просто боялись, зная, что в любой момент они могут стать следующими. И если Хикэру не хотел для себя участи убийцы, нужно было бежать. Любыми средствами и способами.
Втайне, он начал интересоваться миром за пределами тех знаний, что ему давали об оммедзи и существах. Об Охотниках и Церкви, о существах Запада, Юга и Америки, о СФ и даже о тех оммедзи, что сотрудничают с ними и защищают нелюдей. Интерес быстро перестал быть тайным, когда Хикэру проболтался о нем одному из ровесников, а тот с чувством верности роду сдал наследника отцу. Последовала выволочка, запрет на чтение чего-либо, кроме книг клана, и патриарх принял решение провести испытание сына так быстро, как только можно. Не дожидаясь никого и ничего, даже не узнав подходящую дату у богов и будто вовсе забыв про любую волю, кроме собственной, он приказал ловить существо.
Хикэру было четырнадцать, и он так и не смог убить беззащитного адзуки-араи, который забился в угол небольшого двора их дома и безвольно смотрел, плененный заклинанием подчинения воли. Парень видел в нем такое же слабое существо, каким сам был еще несколько лет назад и продолжал являться, и поэтому отступил. И как не кричали на него, как не умоляли, как не ругался прошлый патриарх - Хикэру продолжал стоять на своем. Отец поднял на него руку, и парень впервые ответил ему. Последние авторитеты были отвергнуты, прошел страх перед наказанием и страх не оправдать надежды. Камата видел перед собой не любящего родственника, мудрого человека, хранителя традиций маленького, но гордого клана - он видел безумца, в своей жажде крови готового зайти так далеко, как не заходили даже гонимые местью и отчаянием существа. И не хотел больше оставаться рядом с ним.
Не прошло и трех месяцев попыток соклановцев исправить наследника и вернуть его обратно. В ход шли и уговоры, и примеры, и даже насильное лишение воли, но все это лишь убеждало Хикэру в том, что он должен уйти. Если не из семьи, то из жизни. Потому что понимал, как подводит всех своим поведением и какую тень кладет на семью, но ничего сделать не мог. И решение было принято.
В ночи горел костер, сжигающий все документы и все книги, упоминающие его имя. Летели в пламя страницы из книги клана, на которой началась его история, чтобы не оставить и следа позора, упавшего на семью. В отблесках огня догорали любые воспоминания и упоминания существования Хикэру на этом свете. Теперь он был никто для своей семьи, очередное слабое существо, которое должно подчиниться силе старших. Но мать остановила отца, занесшего меч, и попросила просто изгнать безымянного и несуществующего. Так, будто его действительно не было, чтобы даже кровь и плоть отрешенного не поганила земли клана. Ему дали собрать все свои вещи и пожелали никогда впредь не попадаться на глаза никому из Камата, если он хочет остаться в живых.
Попутками, пешком и на автобусах, деньги на которые он экономил ценой собственного голода, он смог добраться до Токио. Опасаясь чужого внимания, он оказывался от любой помощи, врал, что просто гуляет или едет к старшим родственникам, убедительно улыбаясь и прося людей не беспокоиться. Ведь дети сейчас такие самостоятельные, а он совершенно не выглядит потерянным или сбитым. Хоть на деле так и было.
В Токио ему тоже некуда было пойти. В разгаре был Обон, праздник поминовения усопших, и для Хикэру не оставалось ничего более логичного, чем вместе со всеми отправиться в храм и помолиться богам и душам ушедших предков о защите и помощи. Там же, среди людей, что уже уходили на праздник и к реке, чтобы зажечь фонарики для усопших, он встретил еще одного полностью одинокого человека, для которого этот праздник был чуть большим, чем просто почитание и простой летний фестиваль. Его звали Такаяма Джун, простой трудяга из тех, что в жизни перепробовали сотню профессий, стараясь обеспечить себя и свою семью. И вот в который раз он помогал своей семье, поджигая для них в храме самые дешевые благовония.
Они случайно разговорились, и весь праздник провели около храма, разговаривая о многом. Хикэру впервые за несколько дней не чувствовал, что от этого человека может исходить опасность, а Джун просто рад был поговорить хотя бы с кем-то, кроме уже набивших оскомину коллег или соседей. В конце праздника, парень признался, что ему некуда идти и он боится сдаваться в центр соц.обеспечения или подобные организации, и Такаяма больше из шутки и доброты душевной предложил переночевать пару ночей в их небольшой автомастерской. Камата согласился, и так началась новая страница его жизни.
Он остался с Джуном, сначала на правах работника в автомастерской, где тот сам подрабатывал, а потом уже и в качестве то ли сына, то ли младшего брата. Хикэру никогда не чувствовал нормальной отцовской поддержки и помощи, и оттого был благодарен даже за малые крохи, а потерявший сына Такаяма рад был хоть на ком-то реализовывать свои чувства, строящиеся и некогда рухнувшие мечты. Он, хоть и понимая некую бесполезность, пытался учить парня каким-то собственным ценностям: трудолюбию, умению браться за любую работу и находить выход из любых ситуаций. Помогал овладеть какими-то простыми профессиями, всегда говорил не чураться любой, даже самой не уважаемой работы, если она приносит деньги и помогает жить. И поддерживал в попытках научиться управлять гневом, открыв чудесный мир единоборств, который помог вымещать возникающую агрессию и заодно улучшать собственное тело. Камата действительно привязался к нему и, хоть никогда не говорил этого Такаяме в лицо, начал считать его своим приемным отцом.
Постепенно у них все начало идти в гору. Наконец, вместо бесконечных снимаемых комнат появилась своя, плохонькая, небольшая, но все же квартирка в стороне от больших дорог, а Джун смог купить себе мотоцикл, который частично отремонтировал сам. Хикэру вкалывал также, работал везде, где только мог, по ночам тайно продолжая практиковаться в искусстве оммедзи или читать различные истории о существах. Он никак не оставлял мысли продолжать взаимодействовать с миром волшебства. И поэтому, когда однажды смог проследить за существами, что разговаривали с агентом СФ, то набрался смелости, подошел к нему и спросил, где находится Академия и как в нее поступить.
Боясь быть просто-напросто казненным за малейшую причастность к клану со столь радикальными настроениями, парень назвался оммедзи-одиночкой. Политика СФ к ним была весьма однозначна, ведь гораздо удобнее иметь подобных личностей под крылом, чем где-то там. А парню как раз исполнилось восемнадцать, самый подходящий возраст для начала обучения.
Он раскрыл Джуну истину о себе и о мире и получил в ответ благословение делать все, что приносит пользу обществу и не создает проблем с законом. Фамилия его клана никому ничего не говорила, все описания и упоминания похожего имени сводились лишь к одному из множества отличившихся во время Второй Японо-Китайской войны, а никаких проблем у человека по имени Камата Хикэру в официальном мире не имелось. Мальчишка действительно походил на одиночку, что слонялся где-то по мелким городам и островам страны, не имея семьи и почти не выходя на контакт с официальным миром, а теперь добровольно пришел сдаваться в СФ. И его приняли. Обещая внимательно наблюдать за поведением, но все же приняли.
Хикэру учился на мультипрофильного агента Отдела Безопасности. Хоть его умения подходили больше для Отдела Быстрого Реагирования, но он не хотел действовать только силой, прекрасно понимая свои в этом слабости. Да и парень просто боялся, что, не смотря на свои убеждения, агрессия и кровь клана в нем может заставить его однажды совершить то, что противоречит уставу СФ. А изучать существ, общаться с ними, пытаться понять их с точки зрения адекватного человека - это было намного интереснее. Выбрав себе позывной Кэру, что буквально значит "удар", он учился так, будто от этого зависела его жизнь. И хоть не хватал звезд с неба, не слыл умником или наиталантливейшим, отмечался преподавателями как усердный, трудолюбивый и очень старательный ученик.
Отучившись пять лет, успешно сдав экзамены в 2018 и получив звание офицера, Камата сразу ушел работать в Отдел Безопасности. Оммедзи там всегда были полезны, а уж такие исполнительные, не задающие вопросы и готовые трудиться до последнего и подавно. За два года он успел отметиться в некоторых довольно крупных событиях, заслужить репутацию вполне хорошего и подающего надежды агента, пару раз получить устные выговоры за слишком уж жесткие задержания и начать постепенно сближаться с собственными коллегами. Он никогда не отлынивал от работы, даже самой опасной, не боялся идти туда, куда не стоило бы и соваться. И даже когда произошло нападение Кроатана, столь опасное, пугающее и действительно непонятное, он одним из первых вызвался помогать людям. Потому что теперь он достаточно сильный, чтобы защищать всех слабых. Даже если они существа.
Способности:
Бытовые:
- Прекрасный домохозяин. Способен обслуживать и себя, и других людей, если это вдруг понадобится. Иногда любит готовить что-то для души, а не только для необходимости в пище.
- На все руки мастер. Разбирается в мелком ремонте бытовых приборов, а также автомобилей и мотоциклов. Хорошо приспособлен даже к самым спартанским условиям проживания.
- Умеет немного играть на гитаре, в основном, какие-то компанейские старые песни или западные.
- Очень аккуратный водитель, любящий скорость и плавную езду.
- Говорит на японском, дополнительно выучил корейский. Изучает английский для повышения собственного уровня образования.
- Прекрасно разбирается в азиатских существах, больше зная о том, как их убить, но дополняет свои знаниями и другими особенностями. Также хорошо осведомлен об истории оммедзи.
- Владеет холодным оружием, в частности, катаной и вакидзаси, на уровне мастера. Учился стрельбе, но личного огнестрельного оружия не имеет. Также владеет владеет рукопашным боем, использующим в себе элементы бокса.
- Знает язык татуировок, строение автомобиля, устройство кассового аппарата и прочие мелочи, полученные в ходе многочисленных подработок.
Магические:
Работают при наличии на цели определенного количества бумажных талисманов офуда. Все талисманы выглядят одинаково, на них написано восхваление какому-либо из богов (чаще всего, связанному с разумом, либо с успехом в делах), определенное заклинание начинает действовать только после произносимых вслух слов.
Исчезни - одно из самых часто используемых заклинаний. Буквально отводит любое внимание, включая камеры и фотокамеры, от объекта, на который наклеена офуда. Для всех вокруг он становится будто невидимым, незамечаемым, даже если это существо будет маячить перед носом человека, но не неосязаемым. Для человека или животного среднего размера хватит одной офуды, для живых объектов в несколько раз больше человека - двух или трех. Чтобы спрятать небольшой дом или комнату необходимо наклеить четыре офуда в ориентации по четырем сторонам света. Если здание большое или высокое, необходимо уже гораздо большее количество офуда, зависящее от размера объекта.
Откройся - второе по частоте использования. В общем случае "открывает" правду об объекте, на которое будет наклеена офуда. Существо или человека заставит говорить только истину, буквально вызывая ком в горле, который не даст говорить ложь или недомолвки. Исключением является правда, в которую объект сам свято верит и не испытывает никаких сомнений по поводу ее истинности. Если офуда будет на неживом объекте, а вторую, связанную с ней, офуду Кэру будет держать где-то у себя, то оммедзи явятся видения о том, что произошло рядом с этим объектом в недалеком прошлом (~2-3 часа). Можно использовать больше талисманов на неживом объекте, чтобы увидеть прошлое еще дальше (каждая офуда дает примерно те же 2-3 часа назад), но такое может не выдержать сам парень.
Подчинись - одно из распространенных умений, используемых не так уж и часто в силу отсутствия частой надобности. Подчиняет волю и сознание того, на кого была наклеена офуда, заставляя без возражений исполнять приказы Кэру. Если в человека или существо вселился некий дух, то подчинится воля лишь носителя, но не духа. Может блокироваться различными амулетами и даже долгими, специально для этого предназначенными психологическими практиками, но стоит иметь ввиду, что действие заклинания усиливается при применении двух офуд и более.
Умри - Кэру применял его так редко, что может сосчитать по пальцам одной руки. То самое истинное умение, некогда вышколенное до возможного совершенства. Существо или человек, на которого была наклеена офуда, умирает, если оно смертно. Если бессмертно, то впадает в подобие комы, которое действенно до тех пор, пока не сняли офуду (а также имеет некий отходный период, который будет длиться в зависимости от вида существ - боги поднимутся практически сразу, слабые фейблы могут еще пару дней полежать в коме). Призраки, полтергейсты и прочие астральные сущности, вселившееся в тело, на которое наклеена офуда, мгновенно перемещаются обратно в Астрал истощенными и ослабленными, а одержимый теряет сознание на несколько часов.
В теории также знает, как запирать существ в сосудах, но это больше именно теоретические знания, и в одиночку он скорее всего не рискнет их реализовывать.
Дополнительно:
- Всегда носит с собой пачку офуд около десяти-пятнадцати штук, спрятанных в кармане/сумке.
- Не имеет пристрастия к алкоголю, но вряд ли откажется выпить в приятной и дружной компании.
- Проживает в квартире в районе Санъя в Токио вместе с Такаямой Джуном. Часто помогает ему в его автомастерской, которая заодно является ремонтным сервисом по починке практически всего подряд. Лишь бы техника в дверь влезла.
- Имеет дома набор из катаны и вакидзаси, но оружие умышленно не точится и используется им только для тренировок собственного духа и тела.
- Относится ко всем оммедзи с равным почтением, не выгораживая никого и никого не считая своим идейным противником.

#человек
#агент_СФ
#оммёдзи

+1

10

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/739024.jpg
ТАКАЯМА ДЖУН
Человек
Владелец мастерской в районе Санъя в Токио
Годы жизни: 15.09.1979 г. - наст. время
Место жительства: Токио, Япония. Район Санъя.
Внешность:
Рост - 182 см
Нетипично высокий для японца, он не следует моде основной части населения островной страны. Загорелая кожа показывает простолюдина, грубые, мозолистые и часто израненные руки выдают тяжкий труд, связанный вовсе не с интеллектуальной сферой, а грубый говор отлично намекает на бедное происхождение. Одевается Такаяма чаще всего в цветастые рубашки, простые джинсы и кроссовки, следуя чему-то среднему между удобством в одежде и вызывающему стилю городских бандитов. Под одеждой скрыты татуировки на спине, ногах и ключицах.

- Родился в небогатой семье в деревеньке и был единственным ребенком. Его родители усердно работали над своим магазином, поэтому Джун был предоставлен сам себе и таким же босоногим пацанам. Улица воспитала из него не самого прилежного, скромного и усидчивого ребенка, а заводилу, душу компании и драчуна. Впрочем, слабых он никогда не обижал, животных не трогал и вступался за обижаемых старшими хулиганами.

- Когда Джуну было десять, его родители рискнули и арендовали магазинчик на окраине Токио, перебравшись туда. Он перешел в новую школу и, хоть и отличался компанейским характером, весьма плохо учился. Старался быть хорошим для спокойствия мамы и папы, но все равно получал выговоры за драки в школе, получал от уличных хулиганов и мало внимания обращал на уроки.

- Окончив школу с удовлетворительным аттестатом и зная, что у семьи нет денег на колледж или институт, Такаяма стал помогать родителям в магазине. К двадцати годам маленькая торговая точка полностью перешла в управление Джуна из-за смерти родителей. Не справившись с навалившимися делами и все еще играющей в голове молодостью, влез в долги перед якудза и стал платить им.

- В двадцать три познакомился с девушкой, влюбился и сделал предложение спустя месяц знакомства. Получив взаимное согласие и сыграв очень скромную свадьбу, они стали жить вместе в столь редкой для нашего времени гармонии и обоюдной любви. Через год у них родился мальчик, и Джун наконец остепенился, почувствовав себя на седьмом небе от счастья. Ради семьи начал работать на якудза, в основном, чинил их автомобили и набивал татуировки. И то и то делал хорошо, так как у него были что называется "золотые руки" и он ночами пытался учиться самостоятельно, дабы зарабатывать больше денег.

- В двадцать шесть, будучи на смене в своем магазине, узнал, что жену и ребенка сбили на автомобиле. Сын скончался до приезда скорой, а любовь всей жизни - в реанимации, куда Такаяма не успел доехать, чтобы попрощаться. Водителя нашли на следующий день - тот был пьян и  встретил свою смерть немного позже на крутом повороте. В одночасье Джун остался совсем один, потеряв все, что считал своим счастьем.

- После смерти родных, Джун впал в апатию и не смог дальше вести дела магазина. За бесценок продав место якудзам, он переехал в район Санъя, известные трущобы Токио, и устроился там мастером в недавно открывшуюся автомастерскую. Полученных за магазин денег хватило на похороны семьи и первую арендованную на полгода комнату у места работы.

- Ему было двадцать семь, когда на празднике Обон в храме, молясь за ушедшую жену, ребенка и родителей, он встретил Камата Хикэру. Мальчику было четырнадцать и, несмотря на весьма потрепанный и уставший вид, держался он слишком по-взрослому для ребенка своего возраста. Убедившись, что вокруг пацана нет ни взрослых, ни сверстников, а сам он просто стоит около храма и уже даже не молится, Джун решил подойти и спросить не нужна ли помощь.

- Поговорив с парнем и поняв, что тому негде ночевать, Такаяма, по натуре добрый и отзывчивый к бедам простых людей, предложил остаться на пару ночей в автомастерской. К тому же, скорбь по сыну не дала даже думать о том, что еще один (пусть и вовсе незнакомый) ребенок может умереть. Так Камата остался с ним сначала на неделю, потом на месяц, а затем и на долгие годы.

- В тридцать пять Такаяма официально купил себе свою мастерскую, занимающуюся починкой всего, что можно починить (хоть по документам это и была тех.станция для автомобилей), купил квартиру над ней и мог с уверенностью сказать, что выкарабкался из той ямы длиной в восемь лет. За время которой они снимали бесчисленное множество комнат и квартир, работали на бесчисленном множестве работ и переживали взлеты и падения.

- К своим годам он все тот же трудяга, которым и был, хоть и работает сейчас преимущественно на себя. Камату он считает собственным сыном, воспитывая, любя и заботясь в соответствующих пропорциях, и очень боится его потерять. Узнал о существах всю правду, но не слишком беспокоится на этот счет, предпочитая просто не обращать внимания на откровенно магические штучки в доме и странность в поведении некоторых соседей. Он привык к трущобам, а в них всем все равно кто ты такой.

- Так и не полюбил никого с момента смерти жены, но это не мешает Джуну своей харизмой и горячим сердцем очаровывать женщин. Многие отношения у него не длятся дольше одной ночи, но бывали и рекордсменки на неделю-другую. Сам Такаяма называет это "знакомствами для здоровья".

- Любитель скорости и езды на мотоциклах, но только на скоростных загородных трассах и в горах. В городе всегда спокоен и чуть ли не образцово-показателен в выполнении ПДД.

- Хорошо дерется, учился кикбоксингу и ходил на подпольные бои для заработка денег. Никому особо об этом не распространялся, но удар у него поставлен хорошо, а сил достаточно даже чтобы свалить с ног тренированного человека.

- Курит, когда нервничает. Пытается избавится от привычки, но пока что не выходит. Также много выпивает, но не считает это проблемой для себя.

#человек

0

11

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/997341.jpg

БЛУД | САВВА БЛУДОВ
Годы жизни: приблизительно 5 век - наст. время.
Место жительства: с самого возникновения и до середины 8 века - леса, поля и города различных миров. С 8 века - страна фейри, Священная роща, Свартальфахейм, мир людей.
Внешность:
Рост: 182 см
Вес: 85 кг

На удивление заметный среди общего сброда миров, заселенных альвами, темными фейри и эльфами. Эпатажный, крикливый, бросающийся в глаза. У него совсем простецкое славянское лицо, в нем ни капли высшей крови или намека на тайные знания. Светлые волосы вечно взъерошены и стоят дыбом, уже забывшие о попытках быть уложенными нормально, а вокруг светлых, серо-голубых глаз морщинки от постоянного смеха. Улыбка - широкая, во все зубы, иногда кажущаяся наполовину безумной, а наполовину жуткой. Его костюмы сложно описать, но чаще всего им подходит слово "странные". А когда они все же похожи на адекватные человеческие, то это что-то обычное, простое, ни разу не элегантное или хитро выдуманное.
И самая заметная деталь, ставшая его изюминкой, тем, что бросается в глаза быстрее всего - черная отметина вокруг рта. Завершающая безумно странный образ существа, оказавшегося в этих мирах своим безумно странным образом.

Пустота без голоса, без образа, вот каким он был. Никем, ничем, лишь словом, явлением. Тем, что пугает всех людей, от мала до велика, от ткачихи до охотника, от слабого до здорового. Почитаемым, уважаемым, вселяющим буквально праведный ужас, отголоски которого и сейчас звучат в обычаях деревень и сел, охотников и путешественников.
Но оставшимся без облика. Быть может, так даже страшнее и опаснее. Вот только жизнь такая определенно скучнее.
Блуд, в общем-то, не жаловался. Работы всегда много было, развлечения находились, а время от времени можно было изображать из себя доброго и ловить в свои капканы людей с нечистыми намерениями, стращая и воспитывая самыми запоминающимися методами.
Не будучи чисто злым существом, скорее, просто шкодливым и имеющим лишь один способ хоть как-то развеять собственную скуку, Блуд существовал одновременно нигде и везде. В лесах, в горах, среди пещер, болот и топей - будучи простым комком мыслей можно было делать что хочешь и где хочешь. Чем он и занимался, регулярно попадая упоминаниями в истории многих других существ.
Впрочем, почти никогда не упоминаясь. Так, максимум - "нечистая сила", что завела в далекие топи и бросила. По имени его тоже звали редко, хоть это было и единственным, что роднило его более-менее с живыми существами, также царствующими в природе.
От скуки Блуд путешествовал, то и дело перебиваясь какими-то заданиями и приключениями, вроде охраны замка, помощи в войне или прикрытии передвигающихся по местности людей, но нигде долго не задерживался. Общение с пустотой мало кого интересовало, а слава у Блуда была все же куда больше отрицательная, нежели хотя бы нейтральная. Все же, как и многим отрицательным фолксам, ему приписывали то, что происходило вовсе не по его вине.
Перебираясь по мирам существ в какой-то момент Блуд набрел на мир, куда его не пускало - Священную Рощу эльфов. Близкое его натуре место, по причине обилия растений и в принципе заселенности мира, в которое, впрочем, попасть вышло практически нелегально, проскользнув вместе с жителями.
Но все же молча осмотреться и столь же молча уйти он не смог. Поймав в ловушку юного эльфа и заставив его блуждать буквально в собственном доме, Блуд и не знал, чем это все закончится.
И как далеко это заведет его самого от дома.

Способности:
- Невидимость.
Самая классическая невидимость. Скрывает Блуда от всех органов человеческих чувств - зрения, слуха, обоняния и осязания. Действует на всех существ и на людей, кроме тех, что имеют специальные способности и/или амулеты по распознаванию невидимок.
- Блуждание.
Некая совокупность сразу нескольких магических явлений. Начиная от чувства страха, паранойи и волнения, которые навязчиво преследуют и усиляются с течением времени, кончая локальным изменением реальности для всех попавших в ловушку. Дороги петляют, удваиваются или заканчиваются тупиками, не взирая на их реальное расположение, предметы меняются местами, исчезают и появляются вновь, освещение может изменяться, звуки меняют направление и звучание. Впрочем, все это разрушается либо специально проведенным обрядом, либо кем-то со стороны, кто не находится под влиянием чар.
Не действует на богов славянского пантеона, на ангелов и на демонов.
- Исчезание с радаров.
Способность, чаще всего используемая вместе с невидимостью, но все же представляющая собой нечто иное. Проявляется как исчезновение самой сущности существа, как нечто живого, обладающего определенными характеристиками. Любой, кто способен существ чуять или угадывать, будет "видеть" вместо фолкса или ничего (при крайне слабо развитой способности или способности, данной амулетами/зельями), или подобие астральное сущности (при достаточно сильных способностях).
Не действует на богов славянского пантеона, на ангелов и на демонов.
- Туман.
Технически не природное явление, а скорее туман в голове. Затуманивает ясное сознание, вызывает нарушение ориентации в пространстве, путает память, вызывает слуховые галлюцинации, чувство страха и потерянности. Вторая сторона блуждания, когда предметов в пространстве слишком мало, чтобы заблудить существо надолго. Может довести жертву до полного непонимания собственного расположения в пространстве. Снимается специально проведенным ритуалом или тем, кто не попал под чары.
- Перевертыш.
Слабая способность к изменению внешности. Ненадолго может принять вид лесного зверя или человека (чаще всего ребенка или старого человека), но это не дает никаких способностей принятого облика. Чаще всего идет в сочетании с магией блуждания, заманивает людей дальше и дальше от основной группы или от безопасных троп. Полученное с помощью магии тело будет иметь те же повреждения, что имел и сам Блуд (раны на теле, болезни, немота).

0


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Sun Wukong