Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » On your side [C]


On your side [C]

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

On your side [C]
https://funkyimg.com/i/36e4r.png
Life isn't pretty we all get a little wrecked sometimes
If God's listening, people think you're out of your mind
Even if you believe it
Through all the hard times
I'm on your side

1. Место действия
Часть I. Корпус Академии СФ, Англия
2. Время и погода
Часть I. 11 апреля 2008г, около трех дня
3. Действующие лица
Кит Хайсман, Бенедикт Эшфорд

И как же все так вышло? Как же мы стали теми, кем стали?

+1

2

Для многих занятия тянулись и тянулись, но для Кита Хайсмана они казались настоящим приключением, в которое ты можешь погрузиться, склонившись над тетрадью и выводя аккуратным почерком записи. Молодой человек несколько раз моргнул, оценивающе пробежавшись глазами по последним на сегодняшний день строчкам, когда раздался звонок, оповещающий об окончании лекции. Внешне аккуратный, Кит меж тем скорее терялся на фоне остальных студентов. Совсем не кричащий гардероб, где каждая деталь подобрана друг другу, но при этом никаких брендовых вещей. Умеренность – пожалуй, это лучшее из слов, чтобы описать его при первой и последующей встрече.
Молодой человек потер надбровную дугу, задерживаясь ненадолго, чтобы просто еще раз в голове прокрутить план дальнейших дел. Сегодня, вроде бы ничего не нужно было делать. Как официант, он находился в своем законном выходном. Правда, Кит подумывал, чтобы начать подрабатывать где-нибудь еще, потому что первый год обучения показал, насколько не хватает средств, чтобы помогать семье и при этом банально питаться больше одного раза в день. Нет, сейчас все было очень даже неплохо, сам мужчина не жаловался даже себе, но осознавал, что с каждым годом будет все труднее. Так что мысли в сторону подработки нет-нет, да посещали голову.
Выдохнув, Кит бросил взгляд в сторону двоих молодых людей, которых можно было встретить вместе довольно часто. Один высокий и хмурый, словно всю жизнь только и делал, что отбивался от полчищ чудовищ, а второй… а второй являлся тем, кем Кит искренне восхищался. Когда же это началось? Да с той самой лекции, где двое первокурсников оказались слишком дерзкими, вступив в спор с профессором по поводу разумности носферату. И если в репликах мрачного Райта Хайсман выцепил вопрос об исследованиях, то в Бенедикте Эшфорде заметил живой огонь и очень точный ум. Он умел привлечь внимание. Казалось при этом, что знает куда больше самого преподавателя, при этом выступив за кафедрой, не уронив авторитет последнего.
Сам Кит не решился бы так высказаться, даже если возникли вопросы. Он, скорее всего, провел бы все оставшееся время в библиотеке, отыскивая любую доступную информацию. С тех пор Кит нет нет, да обращал внимание на молодого человека, но так и не набрался смелости подойти и сказать банальное: «Спасибо за споры, они действительно очень интересны и поднимают важные вопросы».
Пожалуй, зацепившись потом за фотографию Оуэна Эшфорда, и увидев реакцию многих студентов на Бенедикта, он мог бы сложить два и два, решив, что «золотому мальчику», как называли того и за глаза, и в открытую, просто повезло родиться в такой легендарной семье. Что все его знания само собой разумеющиеся, и ничего выдающегося нет. Вот только ты можешь быть сколь угодно богатым, сыном легенды или еще кем, но это никак не сделает тебя умнее. Нет, в Бенедикте была природная харизма и острота мышления. Вот это восхитило Кита. В себе он подобного не ощущал, как не ощущал и смелости, чтобы задать тем же преподавателям вопросы.
Молодой человек снова вздохнул, мотнув головой, отводя глаза. Поднялся, случайно заметив, как вечный спутник Эшфорда, Райт проходит мимо. Подумал, что может вот сейчас, когда нет саркастичного приятеля, подойти и заговорить? Но нет. Он просто встал, закидывая ремень сумки через плечо, направляясь прочь из аудитории. Он снова не решился. Потому что – где он, и где умный Бенедикт Эшфорд. Не того уровня Кит, чтобы спокойно болтать с сыном из выдающейся семьи, даже спустя год обучения в академии.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

3

- Ты смотри, Брендон, если что - набери, - Бен усмехнулся другу в след, продолжая собираться, посмеиваясь.
После того, как профессора заметили, что Эшфорд и Райт спелись, их некоторые из вредности разделяли во время проектной деятельности. Он знал, что Брендону тяжело работать с другими людьми, поэтому всегда был готов выслушать его "каконименявсезаебали" по телефону, за чашкой кофе или пинтой пива. Другу он "стрелы не подавал", но когда тот выплескивал свою агрессию хоть куда-то, ему и правда становилось проще.
Ощутив на себе чей-то взгляд, Эшфорд осторожно поглядел через плечо. Хайсман. Снова. Кажется, это продолжается уже давно. Весь последний год они особо не общались, разве что перекидывались словами во время лекций, когда вся группа дополняла ответы друг друга и устраивала дебаты. И то, это было крайне редко, потому что парень был не из общительных, как показалось Бену.

Подумав что раз накрылись посиделки с Райтом, то особенно делать то и нечего, то можно попробовать дать этому разговору шанс. В конце концов, не восхититься рвением к учебе Хайсмана было сложно. Тут уж шути или не шути про евреев и их дотошность, а надо согласиться с тем, что он умел дойти до сути и получал высшие баллы, особенно когда ему не требовалось много говорить. Эшфорду пришлось немного поторопиться, чтобы нагнать Кита и, легко коснувшись его плеча, очутиться перед ним, дружелюбно улыбаясь и протягивая руку для приветственного рукопожатия.
- Быстро ходишь, - усмехнулся он, - говорят, что это признак замкнутых, трудоголиков и одиноких людей. Думаю, что-то из этого точно попадает, а?
Эшфорд кивнул, мол, идем дальше.
- Мы с тобой особенно не общались и, честно говоря, думаю, что это упущение. Человек, который умудрился написать курсовую про все разновидности чертовых русалок настолько интересно - точно занимательная личность, - он глянул на Кита и подмигнул ему. - Я читал ее, когда ты закинул ее на общий диск. У тебя хороший слог и ты здорово структурируешь информацию. А еще, может мне показалось, нооо... чувствуется, что тебе нравится море. Какой-то тонкой нитью проходит.
Он провел указательным пальцем горизонтальную линию перед своим лицом, потом рассмеялся, склонив голову набок и смотря на собеседника.
- Не занят? А то можно прогуляться и заскочить куда-нибудь. Поболтаем о том, о сем, - он чуть прищурился. - У тебя, оказывается, такой выразительный взгляд. Тебе говорили об этом?
Бен выдал комплимент легко, явно не для того, чтобы польстить собеседнику. Он просто это заметил и выдал то, что пришло в голову, при взгляде на Кита в такой непосредственной близости. Эшфорда окликнула девушка, позвав его на стрельбище, сложив руки в виде пистолета и указав так на него, он глянул в ее сторону и отозвался коротко:
- Не сегодня, я уже занят, спасибо, Кэссиди.
Девушка пожала плечами, хоть и явно была разочарована тем, что ее отшили и пошла дальше. Бен же вернул внимание Хайсману.
- Что скажешь, коллега?


[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

4

Когда кто-то хлопнул его по плечу, Кит невольно остановился, сбитый с толку. К нему редко когда вот так обращались, и не сказать, что избегали, просто держали дистанцию. То ли вид Кита был таким, то ли что-то еще – молодой человек не знал причины, почему никогда знакомые не стремились лишний раз дотронуться. При этом никаких пренебрежений со стороны. Может, виновата была его обычная вежливость, может и в предпочтениях дело. Хайсмана это устраивало. Просто из-за подобного, сейчас он остановился, смотря, как его обходит Бенедикт Эшфорд, приветливо улыбаясь. Кит протянул руку в ответ, заключая рукопожатие, хоть было видно, насколько неуверенно начал вести себя молодой человек.
- Здравствуй, - сказал он, чуть отведя глаза, - наверное, всё сразу.
И впервые не понял, с чем именно согласился. Это получилось из-за того, что он не мог поверить в происходящее. Бенедикт с ним заговорил вне лекции, хотя мог выбрать любого для общения. Но стоит перед ним, такой открытый. Они пошли дальше, и Кит с удивлением понял, что Эшфорд не собирается заканчивать разговор. Кит даже смотрел с легким удивлением, несколько раз моргнул. Линзы он носил только в академии и на работе, понимая, что, к сожалению, никогда не сможет привыкнуть к длительному контакту.
С каждым последующим словом Бенедикта, Кит осознавал, что теряется от комплиментов. Слова о его работе были для мужчины очень ценны, с учетом того, что молодой человек был очарован русалками и тем, насколько влияют места обитания и мифология на их особенности. Кит даже не успел что-то добавить, или согласиться с тем, чтобы посидеть где-то, а Эшфорд снова отметил какую-то черту в нем. Это смущало. В принципе, как и нахождение рядом с популярным студентом. От подобного внимания хотелось спрятаться, но при этом становилось приятно на душе.
- Нет, я не занят, - сказал Кит, когда Бенедикт снова его спросил, - и я был бы рад где-нибудь посидеть, если ты точно не против.
Мужчина огляделся украдкой, замечая, что сколько бы ты не находился в одном месте, но если являешься известным в определенных кругах, то это, кажется, навсегда. Они пошли дальше, к выходу, и Кит поправил сумку, говоря уже спокойнее.
- Мне просто нравится то, каким оказался наш мир, - пожал плечами, - и нравится, что море при этом все равно остается неизведанным. Я не думал, что моя работа может кому-то понравится, честно говоря. Как и то, что это прочтет кто-то кроме преподавателей.
Вот тут Кит уже улыбнулся, добавляя:
- Как по мне, твои работы более точны и при этом выводы довольно неординарные. Я, наверное, не смог бы провести таких параллелей.
А еще Кит всячески пытался придумать, что сказать Бенедикту, хоть и не потому, что не мог найти тему. Скорее причина крылась в очень сильном волнении, что выражалось в довольно скромном взгляде, который он отводил периодически. А вот погода была очень даже дружелюбной, согревая людей, вышедших с учебы на улицу.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

5

Бен тихонько фыркнул, отмахнувшись.
- Да брось, это ерунда, ты гораздо лучше пишешь. Я просто всегда... хм, за наглядность? - он посмотрел вверх, изогнув бровь и помычав, а потом снова заулыбавшись. - Пусть будет так. Иногда, чтобы тебя поняли, то просто нужно проводить аналогии. Когда ты оперируешь теми же фактами из психологии, психиатрии, биологии, физики или химии и используешь их не только в качестве доказательной базы, но и демонстрации того, что все в мире работает по примерно одинаковым схемам, то окружающие начинают понимать о чем ты толкуешь, когда говоришь о существах. Мама любила сравнивать бытность некоторых фолксов с законами робототехники Азимова. Я иногда начинаю уходить в профессиональную для агентов лексику, поэтому стараюсь следовать ее примеру... хотя занятно, что законы робототехники Азимова многими воспринимаются лучше, чем предназначение тех или иных видов существ.

Кит казался ему немного... напряженным или будто бы даже напуганным, смущенным. Эшфорд не стал заострять на этом внимание, решив, что Хайсману тогда станет еще более неловко в этом случае. Когда человеку тяжело общаться с другими людьми, надо не спрашивать почему, а потихоньку создавать ему комфортные условия. Бен никогда не понимал почему стремление вечно узнать кто и почему себя как ведет превалировало над стремлением сделать общение для человека приятным.

- Неизведанность моря... звучит поэтично, Кит, - он опять посмотрел вверх, будто бы мечтательно. - "Его поразило, что море синее, что оно ревёт не умолкая, — словом, всё самое банальное, чем может поразить океан, но если б ему в ту минуту сказали, что всё это банально, он только ахнул бы от изумления." Фитцджеральд.
Бен медленно опустил голову и так же медленно повернул ее к Хайсману. Меньше резких движений, чтобы это не ощущалось, как "нападение" психологически.
- Не подумай только, что я очень умен и обладаю удивительной памятью, я просто недавно это прочитал, - Эшфорд заговорщицки подмигнул ему, указывая чуть левее: про себя знал, что выбрал путь длиннее, но он думал совсем не о себе, а о том, чтоб его сокурсник чувствовал себя поувереннее, не сталкиваясь с большим количеством студентов, разбредающихся по домам и, теоретически, могущих вмешаться в их разговор со своими "ООО БЕЕЕН ПОШЛИ ПИВО ПОПЬЕМ \ ПОСТРЕЛЯЕМ \ КАК ТЕБЕ СЕГОДНЯ ЛЕКЦИЯ". - Море близ Туманного Альбиона чаще холодное и неприветливое. Но это не умаляет его очарования. Ты бывал где-то, где теплее? Не сочти за грубость, но, может, в том же Израиле? Если что, у меня нет никаких предрассудков по отношению к другим расам и национальностям.
Он положил руку в области сердца.
- Честно, - он кивнул, добавляя вес своим словам. - Наверное, каждый второй задает тебе идиотские вопросы о иудаизме, как к обычаям евреев относишься лично ты, был ли ты на святой земле и прочее. Вот я тот самый, второй. Извини, так исторически сложилось.
Эшфорд глянул под ноги и предупредительно кивнул Киту на разбитую бутылку из-под газировки, мол, не вляпайся и не поранься. Остановился и достал из сумки упаковку салфеток, припав на одно колено и принявшись собирать осколки в одну из них.
- Свиньи, - цокнул он. - Ты говори, я тебя слушаю. Просто не могу пройти мимо.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

6

- Да, да, именно, - подтвердил Кит, оборачиваясь к Бенедикту, слушая, как тот говорит про принципы объяснений, - примеры всегда лучше запоминаются, особенно нестандартные. Это такие вещи, которые поражают воображение, а потому остаются в памяти. И человек невольно вспомнит именно такие моменты, чем обычную информацию.
Его взгляд стал очень заинтересованным, он даже развернулся слегка торсом, потому что был полностью согласен с собеседником, и именно такие мысли разделял, когда слушал и читал работы Эшфорда. А потом Кит улыбнулся уже гораздо более открыто, услышав цитату Фитцжеральда.
- Мне понравился этот автор, но читал его довольно давно и слабо помню, только основные произведения, сюжет, - признался он Бенедикту, идя рядом с ним. Последующие слова заставили Кита только спокойно улыбнуться, и было понятно, что его совсем не смущают и не обижают вопросы молодого человека, - ничего, все хорошо.
Кит сказал это очень просто, благодушно, только остановившись, увидев, как Эшфорд принимается собирать осколки, тут же присел рядом, помогая.
- Давай помогу. Мне кажется, люди совсем не понимают, что такими поступками не приносят ничего хорошего в свое окружение. Они сами смотрят потом на это, наступают, могут пораниться. И начинают злиться, не осознавая, что избежать этого было очень просто, сразу убрав за собой, - в голосе мужчины послышалась легкая печаль, но он коротко мотнул головой, продолжая собирать осколки вместе с Бенедиктом.
- Твои вопросы не вызывают никаких негативных эмоций, - сказал он, - но я не был на родине моих предков. Родился здесь, в Англии. Нас трудно назвать ортодоксальной еврейской семьей. Зато бабушка с дедушкой живут в Израиле. И они очень ценят традиции. Как говорила мама, попасть туда, все равно, что оказаться в другом мире. Более древнем. Я же многое знаю лишь по воспоминаниям родителей, да энциклопедиям с сайтами. Очень интересно было замечать разницу, - когда они все подняли, да двинулись дальше, отправив осколки и мокрые салфетки в ведро, продолжил, - между тем, как пишут статьи о традициях и эмоциями родителей. Часто встречаются такие предложения: «Нельзя грустить на празднике. Нельзя работать по воскресеньям». Но это состояние души. Если моей бабушке сказать, что она должна заняться делами в выходной, она искренне не поймет, как можно было такое предложить. Это не установка – мне нельзя. Это именно образ жизни. У нас здесь так не получается, к тому же, те, кто воспитан в более прогрессивных семьях, тем сложно себя перенастроить. И мне думается, это совсем не нужно. Я был бы чужим на своей родине, скорее всего, - Кит снова улыбнулся, пожав плечами, а потом поправил лямки, - ох, прости меня за лекцию. Ты говори, если я начинаю слишком много рассказывать. Меня лучше останавливать, потому что иначе, скорее всего, получится еще одна статья, только в устном виде.
Он посмотрел осторожно и виновато, но при этом явно смелее, чем при первых фразах.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

7

- Здравое суждение, Кит, - кивнул Бен, улыбаясь тому, что сокурсник решил ему помочь.
На самом деле, это было и плюсом в карму, и просто приятным знаком. Кажется, Хайсман начинал немного успокаиваться... или забываться. Когда он рассказывал о родственниках и традициях, то и вовсе казалось, что никаких заминок между ними и нет. Что-то в поведении юноши... очаровывало, пожалуй. Эшфорд пока не мог точно сказать что именно. Может, все.

О том, что он гомосексуал, он понял давно. Ему было двенадцать. Это было по сей день его личной тайной, которую он никому не рассказывал. Почти. Маме. Тогда, в школе, он просто осознал, что девочки ему не нравятся. Сколько бы те не пытались понравиться ему, он заглядывался, скорее, на других одноклассников, да и то украдкой. Хотя первый и единственный поцелуй у него был с девушкой на выпускном, он отдавал себе отчет в том, что это было... картинкой. Чтобы все были уверены, что все так, "как надо". Король и Королева бала. Отвратительный опыт. Это было тяжело: давить собственные порывы и держать их в узде постоянно. Он не общался с другими геями и слабо представлял как с ними знакомиться. Сказать, что он "новичок"? Дебилизм какой-то. В гей-бары ходить Бен не рисковал, особенно после нелестных отзывов Уинстона о геях. Поэтому его симпатии ограничивались мыслями о том, что какой-то юноша нравится ему больше, а какой-то меньше, да и то - только внешне. Это мало что значило.

- О, нет, что ты, Кит, - он мотнул головой. - Тебя интересно слушать. Еще интереснее, чем читать. Зря ты себя одергиваешь.
Бен чуть нахмурился.
- Неужели у меня не получается не выглядеть, как полный придурок, который устает от десяти минут разговора, сложнее чем высокоинтеллектуальные и, безусловно, важные беседы о пиве, тачках, пушках и молочных железах? - он рассмеялся, приложив ладонь ко лбу, а потом чуть похлопал ею же себя по губам и всплеснул руками. - Извини, я не могу не сказать какую-нибудь ерунду. Я к тому, что... тебе вовсе не обязательно пытаться... я даже не знаю. Сдерживать себя? Вести себя, как будто тебя ожидает... осуждение за то, что ты скажешь?
Бен задумчиво посмотрел куда-то в сторону, а потом на Кита. Коротко так. Они медленно продвигались к выходу с территории университета.
- Я позвал тебя пройтись именно потому, что хотел послушать тебя. Как ты разговариваешь и что у тебя на уме. Позадавать идиотских вопросов и неплохо провести вместе время, -  Эшфорд, походя, закурил. - Надо исправить это недоразумение. В смысле, да, я понял, что ты не впишешься, но это же не значит, что не стоит туда съездить, правда? Я бы и сам не прочь побывать в Израиле. Все-таки, это сплошь культурные ценности.
Выдохнув дым, Бен, щурясь, снова посмотрел на Кита.
- А ты отмечаешь Рождество или Хануку? Или и то, и другое? Или ни то, ни другое? Не припомню, чтобы видел тебя на той вечеринке по случаю Рождества в прошлом году, - он свел брови расстроенно. - Зря не ходил. В это Рождество, надеюсь, что ты придешь. Я, между прочим, на гитаре играю на уровне того самого парня, которого зовут на вечеринки, чтобы, пока все наклюкались, он играл то, что попросят и то, что в голову взбредет. Все говорят: "Крууууто." И только Райт закатывает глаза, говоря, что я выделываюсь. Только у него выражение пожестче, как ты понимаешь... словом, я это к тому, что даже если ты не отмечаешь, обычно, расслабляться в компании пьяных дурачков с заплетающимися языками, вроде меня, бывает полезно на праздниках.
Подумав и затянувшись, добавил:
- В конце концов, ты послушаешь наши душевные диалоги с пьяным Райтом, а потом мне, на трезвую голову, расскажешь о чем они были, как оплот сознания в темном царстве бессознательного. Все говорят, что это то еще шоу, но никто не помнит в чем оно заключается.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

8

На очередной комплимент от Бенедикта Кит сдержанно и вежливо улыбнулся, но это не была фальшивая улыбка. Молодой человек оставался искренним в своих эмоциях. К сожалению, он был не из тех, кто может ответить легкостью на легкость. Вернее, он редко шутил в ответ, хоть чувство юмора у него было.
- Нет, что ты, - сказал Кит, улыбаясь чуть шире, - ты не говоришь глупостей, и не похож на тех, кого описал.  Я просто считаю, что человеку нужно дать понять - у него есть возможность меня остановить, если беседа покажется скучной. Я прекращу и не обижусь на это.
Кит говорил об этом очень легко, спокойно, пока они шли, только чуть отвел глаза, когда заметил, как Бен дернул головой.
- Мне очень приятно, что тебе интересны мои рассуждения, - снова пару раз моргнул, понимая, что глаза устали. Нет, к линзам он никогда не привыкнет, - я бы хотел побывать там, честно говоря. Но не могу пока оставить семью – им нужна моя помощь. Мама очень скучает по родине, но пока возможности нет.
Кит не думал о том, что стесняется своей бедности, он принимал ее так же спокойно, как и разговоры о его национальности. Наверное, поэтому у него не было разнообразной личной жизни, а единственный постоянный молодой человек признался, что они слишком разные. Кит так и не понял причины разрыва, хоть и принял доводы, чтобы не ссориться. С Джейком, как звали его все, хотя настоящее имя у него было Джейсон, он поддерживали хорошие отношения, и даже познакомился с его новым парнем. Привлекательный, как сказал бы сам Кит, но не более того. Он все-таки, после расставания, мало общался с ними обоими.
И все-таки, идя рядом с Бенедиктом, парень не мог не улыбаться, особенно слушая его вопросы. Невольно на мгновение задержал взгляд на пальцах с сигаретой, с мимолетной грустью подумав, что является настолько обычным и скучным, что сам не курил. При этом Кит никогда ничего не имел против этой привычки у других людей, ему даже нравились многие фотографии, где руки: женские, мужские, - держат в руках сигару или мундштук. Как красиво на этих фото запечатлен дым, выходящий изо рта.
Вживую это тоже было очень эстетично. Порой, сидя в кафе, Кит замечал, насколько люди по-разному курят. Кто-то очень нервно сжимает пальцы, напряженно. Кто-то чуть отодвинув мизинец, принимая определенные позы. Джейк курил вальяжно, словно его снимают в черно-белом кино. Кит восхищался таким, но видя сейчас, как курит Бенедикт, понял, насколько показательно театральным смотрелся его бывший парень.
Кажется, Хайсман слишком задумался, пропустив важный вопрос:
- Что? – спросил он, а потом все-таки восстановил нить разговора, - мы с семьей отмечали Хануку, как и Рождество. И сейчас мама с отцом стараются сохранять традиции, когда есть возможность. Я же скорее, - задумался, - скорее сейчас пытаюсь переосмыслить ритуальное значение праздников с учетом того, что теперь знаю об устройстве мира. Отмечать так же, как было до академии, к сожалению, не могу. Мне кажется это неправильным, потому что вера начинает видоизменяться. Переходить в знание, что боги существуют, но и они не тот единственно правильный вариант, который есть. Спасибо тебе за приглашение, я бы хотел услышать, как ты играешь, но разве это попытка выделиться? – Кит непонимающе посмотрел, - если что-то умеешь, и это нравится другим, то разве плохо радовать, особенно если просят? Я не был в прошлом году, потому что никого не знал, - признался Кит, - а в незнакомой компании скорее окажусь не самым интересным собеседником.
Академия оказалась позади, и Кит невольно остановился, не в силах решить, куда им идти дальше. Погода была неплохая, и разговор вроде шел довольно свободно. Парень выглядел сейчас скорее задумчивым, потому что не будешь же звать сокурсника посидеть в кафе, где в основном собираются знакомые именно Кита. И не будешь звать в музей человека, который тебя привлекает как личность, но при этом ты еще совершенно не знаешь его интересов.
- Можно спросить? – аккуратно проговорил Хайсман, - я совершенно не знаю, куда мы можем пойти, где бы тебе было комфортно. Мне бы не хотелось, чтобы разговор доставлял неудобства, - он смутился, - учитывая, что мы разговорились только сейчас, а я даже не попытался узнать, что нравится тебе.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

9

Бен сощурился, всматриваясь в лицо Кита. Хотел высказаться по поводу его "можешь остановить меня, если станет скучно", да не стал. Подумал, что прозвучит это грубо. Он как-то всё не мог взять в толк: кто вообще ему сказал, что он скучный или что с ним тяжело разговаривать?
- Кажется, теперь я знаю, как звучит та самая "мелодичная речь", - отстранённо, будто бы, произнёс Эшфорд, потерев переносицу. - Слушай, у тебя очки-то с собой? Глаза уже красные, я вижу как ты... Моргаешь. Если что, я могу заскочить в аптеку, взять хоть капли какие-нибудь. Только дай знать, если станет совсем тяжко, ладно? Остановимся и подумаем как разобраться. Тебе ещё домой потом ехать, не забывай.

Бен не звучал осуждающе, но напоминал он с оттенком строгой заботы. Про себя подумал, что если этот чудик будет говорить что всё у него с глазами в порядке, то он вызовет ему такси. Опасно идти по улицам с воспалёнными глазами или без линз и без очков с плохим зрением. Оступиться можно или ещё что хуже. Так, по крайней мере, он рассуждал про себя.

Его умилило то, как Кит немного выпал из разговора. Задумался. Такое бывает у всех, но его выражение лица он запомнил. Тихо хмыкнув, он кивнул.
- Забудь о религии, думай о празднике, который ты можешь провести с друзьями и родными. Иногда дело вовсе не в том, в кого из богов ты веришь, а в тех, кто верит в тебя, - улыбнулся и склонил голову набок. - Райт просто вредничает. Не относись к этому серьёзно. Мне кажется, что гитара - вообще его слабое место.
И опять вот это. Не очень интересным собеседником. Сигарета свой ресурс исчерпала, но он держал её между средним и указательным пальцами левой руки.
- Мне уже хочется потолковать по душам с тем человеком, который убедил тебя в том, что это нормально - сказать кому-то в лицо, что он скучный, и заверил что ты неинтересный собеседник. Это не так, хорошо?
Эшфорд улыбнулся ему.
- Ну ведь это я тебя позвал, правда? Значит, мне и нужно придумать. И у меня уже есть идея. У тебя нет аллергии на кошек? - получив отрицательный ответ, Бен кивнул ему, мол, идём тогда, в сторону автобусной остановки. - Знаю, можно было бы взять и такси, но так весь шарм теряется. Проехать всего пару остановок. Нам отсюда любой подойдёт.
Бен поглядел на часы и на расписание, а затем бросил бычок в урну.
- Должен прийти через минут пять, - повернулся к Киту. - Есть одно забавное место... Что-то вроде тех экспериментальных кафе. Мне нравится, иногда я занимаюсь там, а не дома. Там нет официантов. Зато есть тихий лаунж на фоне, книги, кошки и всякие мелочи только с чаем связанные. Оплата не за еду, а почасовая. Нравится такая идея? В следующий раз, можем съездить в музей или галерею, если найдёшь занятную выставку. Или в национальную библиотеку. Да в общем... Я с радостью составлю тебе компанию.

Чуть всплеснув руками, он рассмеялся. Как же легко и приятно было с ним разговаривать. Кит был настолько мягким, вежливым и доброжелательным, что казался человеком из другого века. Но это было вовсе не плохо. Это было изюминкой, особенностью.

- Ты не подумай, что у меня нет интересов. Наоборот, их много. Просто я складываю впечатление не до, а во время или после мероприятия. И ты будешь вовсе не виноват, если мне не понравится что-то! Так что не заморачивайся.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

10

Все-таки слова Бенедикта очень сильно смущали, хоть проявиться это могло в немного отведенном в сторону взгляде Кита и не более. Но когда собеседник сказал про очки, молодой человек словно полностью расслабился, опустились плечи.
Он легко рассмеялся, не громко, довольно тихо даже, но очень и очень свободно, больше над тем, что сам подумывал прийти куда-нибудь, снять эти ужасные дешевые линзы, извиняясь за заминку. И было так странно и легко слышать от человека довольно простые слова о том, что заметил. Они не были сказаны осуждающе, не были сказаны с намеком – посмотри, я все вижу. Нет, просто и до смешного легко.
- Я очень устал от этих линз, - признался Кит, посмотрев улыбаясь на Бенедикта, - подумывал чтобы снять. Да, очки у меня с собой. Мне спокойнее в них, но это не всегда удобно, когда в толпе. Иногда случайно задеваешь кого-то, кого не заметил. Так можно и разбить.
Он снова пожал плечами, чуть мотнув головой. Пока не стал продолжать, хотя слова Эшфорда заставили Кита почувствовать себя как-то… лучше что ли. Нет, до этого момента Хайсман не ощущал особо никаких плохих эмоций, просто был небольшой страх. Он и сейчас никуда не девался, но отступил еще дальше. На кошек у Кита аллергии не было, впрочем, как и лишних финансов. Но расстраивать собеседника молодой человек не стал, кивнув ему, соглашаясь с предложением. Было интересно замечать, как для Бенедикта автобус являлся чем-то развлекательным, когда для самого Кита это было обычной практикой. Подобная разница во взглядах порой просто поражала. Как много зависит от твоего окружения! Люди все-таки удивительны. Когда парни остановились, ожидая транспорт, Эшфорд сказал про место. Заведение, по описанию, и вправду было интересным, так что Кит точно не был против.
- Мне кажется, он просто не умеет по-другому, - сказал Кит, - я имею ввиду Райта. Понимаешь, я просто не очень хорошо себя чувствую в компании, где никого не знаю, или мало общаюсь. Нет, я не один из тех, кто будет сидеть дома, пока остальные находятся с друзьями.  Но для того, чтобы прийти на вечеринку, мне желательно все-таки завести знакомство, - он наклонил чуть голову, смотря при этом добродушно, - у всех разные интересы. И разные… предпочтения, - вздохнул, - и если твои не совпадают с собеседником, то они станут скучными. Это же нормально, Бен… Бенедикт.
Кит поправил сумку, немного прищурился, слегка лишь поморщившись, что это можно было и не заметить.
- Кажется, их все-таки пора менять, - проговорил он с едва заметной досадой, - на следующей неделе в одном из музеев будет проходить выставка времен древнего Египта. Я подумывал попасть туда. Если удастся, хотел бы переписать, если нельзя будет фотографировать, текст скрижалей, которые привезут. Говорят, подлинники. Хотелось бы верить, что это будет правдой. И был бы рад, если ты составишь мне компанию. Может, мне понадобится тот, кто вовремя предупредит об охраннике. Но даже если не за этим, - Кит мягко улыбнулся, - я все равно был бы рад.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

11

- О, Кит, молю, пусть это будет первый и последний раз, когда ты назвал меня Бенедиктом в личном общении, - он сложил руки в молебном жесте. - Я не вынесу это из твоих уст. Пусть будет "Бен".
Эгфорд добродушно рассмеялся, покачав головой.
- Ты не прав, Кит. Есть другой вариант. В нём ты уважаешь интересы своего собеседника, иногда идёшь на компромисс и пробуешь хотя бы чуть-чуть погрузиться в них. И даже если тебе скучно в итоге, не говоришь человеку, что он скучный. Это твои проблемы, что тебе не понравилось, а не человека. Потом можно всегда придумать то, что будет круто для обоих, - автобус, меж тем, появился на горизонте. - Тогда, как только приедем туда и я заплачу за пару часов, зайди в уборную и сними линзы, окей? Если мы неожиданно попадём в толпу, я послужу твоим телохранителем.

Когда они оказались в автобусе, оплатив за проезд и встали подле центральных дверей, Бен усмехнулся и хитро сощурился.
- Значит, мы будем нарушать законы в погоне за древними письменами? Я в деле, - он легко коснулся кулаком предплечья Кита. - Египет - хорошая тема. Мне нравится их мифология и письменность. Когда я был маленьким, я даже хотел стать мумией, когда умру и, желательно, ходячей и пугающей людей. Даже на Хэллоуин наряжался мумией. Почти постоянно. Потом мне расхотелось, когда я узнал, что мозг вытаскивают крючком через нос.
Эшфорд приложил ладонь ко лбу, посмеиваясь и качая головой.
- Какой же я был глупый, кошмар, - он поднял взгляд на Хайсмана. - Я прошёл все стадии. Интересовался динозаврами, Египтом и пришельцами с космосом. А потом в мою жизнь вошли привидения, вампиры, оборотни... И пока все ходили куда-то на дополнительные занятия, я учился совсем другому. И стрельбе.

Он хмыкнул вдруг невесело, пожав плечами. Это, по сути, было признанием. В то время как все жили себе обычными жизнями, я готовился продолжить дело отца и выбора у меня не было.
- Я всегда знал, что окажусь в Академии, - Бен опять заулыбался. - И мне нравится, конечно же. Просто за некоторые вещи становится обидно.

Ровно две остановки, как Бен и говорил. Выйдя из автобуса, он обернулся на Кита, следя будто бы, чтоб тот благополучно выбрался. Ощущение было, что Кит сбежит или оступится. Но ни то, ни другое не случилось.

- Идём, это вон там, - он указал пальцем на серую вывеску с читающим книгу чёрным котом.

Помещение кафе было светлым и поделено на секции. Кошек пока наблюдалось штук пять, и все они лениво лежали кто на столе, кто на полке, кто на полу.

Практически все секции были пустыми: только за одним столом трое ребят тихонько играли в какую-то настолку, пока кот лежал прямо на игровом поле и спал. Им явно была нужна компания друг друга куда больше, чем игра. Когда они перешагнули порог, к Бену сразу побежал небольшой котёнок дымчатого окраса, которого он поднял на руки и чмокнул в нос. Администратор рассмеялась и глянула на Кита.
- Вы вместе, Бен? - спросила девушка.
- Да, вместе, - отозвался Бен, держа котёнка подле лица. - Закрыться можно, на пару часов а?
- Хорошо. Проходите в бежевую. Там только в десять бронь.
- Окей, Роуз, - он сгреб котенка так, будто у него на руках был прям вот младенец, а тот довольно урчал, пока Эшфорд гладит ему ещё розоватый животик. - Кит, если что, уборная там. Я пока разолью чай с Мистером Майлзом... Да, его так и зовут.

Он подошёл к Киту ближе и показал ему животинку.

- Мы с ним дружим уже неделю, - он повернул голову к Хайсману. - Прелесть, да?

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

12

- Хорошо, - ответил Кит, - Бен.
Все в поведении парня казалось Хайсману очаровательным. Да, именно так – его слова, жесты. Бен был очень живым, ярким и при этом к нему хотелось тянуться. Разговаривать, общаться, делиться мыслями. Для человека очень важно встретить того, с кем будет очень просто выражаться свои чувства. Такое надо ценить.
- Тех, кто искренне пытается слушать собеседника не очень много, - мягко проговорил Кит, немного даже наставнически, но это было не специально, скорее так, словно Хайсман сдавал очередную курсовую, - а если интересы расходятся постоянно, то не удивительно, что в какой-то момент человек не может врать сам себе.
Ему нравилось то, о чем говорил Бен, хотя один момент все-таки смутил.
- И для меня, пожалуй, важнее знать правду, чем обманываться в том, что человек заинтересован твоими словами, - чуть наклонил голову, затем продолжив, - так проще и спокойнее. Я не виноват, что для кого-то могу быть не интересным, или слишком навязчивым. Или каким-то другим, но таким, который не будет удовлетворять тот или иной интерес. Просто это есть, и с такими знаниями можно работать, чтобы искать компромиссы о которых ты говоришь. Например, заранее предупреждать и просить быть честным. По-моему, это значительно упрощает и убирает недосказанность.
Кит посмотрел на Бена даже немного удивленно, потому что верил в то, что говорил.
- Да, конечно, - снова улыбнулся Кит, когда подошел транспорт, и они забрались в него, - что-то из разряда легких приключений Индианы. Конечно, я мог бы просто найти фотографию в сети, но для меня увидеть своими глазами письмена не то же самое, что картинку. А в детстве я скорее хотел такую мумию найти. Как и те самые канопы, правда, искренне боясь сильно тревожить захоронения, во избежание как раз того, что древний правитель оживет и будет крайне огорчен, что его побеспокоили.
Кит подумал, что жить, не видя выбора, довольно трудно. А если человек хочет другого? Если ему нравится одно, но заставляют делать совершенно противоположное. К сожалению, выбор был всегда. Это Кит понимал. Просто, когда говорят, что выбора нет, это в основном означает, что другие варианты очень болезненные, и порой непоправимые, а иные сам не увидишь. Но это не отменяло того факта, что и качество вариантов оставляет желать лучшего. У Кита выборы были значительно приятнее, как минимум потому, что парень заметил реакцию Бена на то, о чем тот говорил.
- Мне сказали, что подойдет Социальная Адаптация, - тихо поделился Хайсман, - но я здесь. В Отделе Безопасности. Может, доказываю себе, что способен на это.
Когда они вышли из автобуса, Кит старался не отставать от Бена, который был очень живым и подвижным. Неугасаемая энергия какая-то. Это очень вдохновляло, когда молодой человек спокойно спустился по ступеням автобуса следом.
Вообще Бен мог увидеть заинтересованный взгляд собеседника, когда они двинулись дальше к тому кафе. Уже сама вывеска намекала на что-то неординарное и при этом уютное. Когда же парни зашли внутрь Кит полностью мог оценить окружение.
- Какое нестандартное решение, - удивленно и с нотами восхищение сказал Кит, смотря на то, как к Эшфорду подбегает котенок. Животных Кит ни разу не держал дома, да и не сильно задумывался о такой необходимости. Родители, привыкшие, что в любой момент могли сорваться с места, даже спустя столько лет, не решались завести котенка или щенка. Хоть с ребенком им выбор оказалось проще сделать.
- Хорошо, я сейчас, - сказал сначала Кит по поводу уборной, проследив взглядом туда, куда указал Бен, но потом не выдержал и широко улыбнулся, когда ему протянули котенка. Еще и хвостик так забавно обвил лапки. Хайсман не удержался, проводя пальцами за ушком животного, чуть наклонившись вперед, - обязательно вырастет в сильного и гордого кота, - затем выпрямился, продолжая легко улыбаться, - я скоро вернусь, линзы, конечно, вещь полезная и простая, но, кажется, я для них совершенно не гожусь.

В уборной, стоя напротив раковины, Кит довольно быстро снял их, промывая раствором и убирая в контейнер. Достал из сумки простые очки в тонкой оправе, глянув в зеркало и замерев. Прикрыл на мгновение глаза, выдыхая. Ощущения какие-то слишком… яркие. А еще знакомые, словно он все еще подросток, который смотрит на парня и понимает, что не может вести себя разумно рядом с ним. Но и сказать ничего не может. Не может выразить симпатию, которая начала зарождаться где-то внутри, у самого сердца, которое билось совсем уж как-то громко. Кит старался никогда не думать о том, что у него «особое» положение в обществе, что ему тяжелее, чем тем, чьи предпочтения не вызывают дискомфорта. Нет, он вообще был противник подобных мыслей. Не позволял им даже на мгновение коснуться себя. Просто Хайсман сейчас понимал, что с каждым словом все больше очаровывается молодым человеком. Он в разговоре оказался еще более невероятным, чем там, в аудиториях Академии. Но, скорее всего это просто восхищение, никак не связанное ни с чем другим. Киту понравился Бен как человек, его речи, действия, то, с какой аккуратностью он не прошел мимо разбитой бутылки, как держал на руках маленького котенка. Он добрый, этот Бен. И умный. И просто хороший теплый человек. Кит улыбнулся своим мыслям, убрал контейнер, и вышел.

Когда молодой человек зашел, садясь напротив, да кладя рядом сумку, то выглядел гораздо свободнее.
- Как-то так, - просто сказал он, улыбаясь чему-то вроде своему, а вроде и просто тихой и пушистой обстановке.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

13

Бен понял, что его план сработал, когда Кит почесал за ухом котенка. Убедился в этом он окончательно, когда Кит появился на пороге комнатки. Эшфорд, к тому моменту, уже разлил по чашкам чай, держа котячьего ребенка на коленях. Тот дремал, явно довольный своим положением. В комнату, следом за Китом, вошел и другой кот: весь серый с белыми "носочками". Зверек избрал объектом интереса сумку Хайсмана, прыгнув рядом с ней и улегшись на нее, будто бы он тут был хозяином. Эшфорд усмехнулся этому, а потом перевел взгляд на Кита.
- Как видишь, здесь и правда тихо, - он указал на стеллажи с книгами, которые были встроены в стены за ним и за Китом. - Книги на любой вкус, но читать их можно только здесь. Иногда тут можно найти даже чьи-то закладки с просьбами не выкидывать. Или чьи-то записки, которые кто-то передает друг другу. Если хочется уединения, можно и дверь закрыть. Никто не войдет, пока ты не выйдешь или если ты изначально не скажешь, что тебе можно составить компанию. Ну, кроме котов. Тут принято открывать им двери, если они скребутся. Вот этот деловой парень, - он указал на кота, который лежал на сумке Хайсмана, - Капитан Уолтерс. Не знаю кто их называет такими именами, но они им всем подходят удивительным образом. Уолтерс всегда приходит к новеньким. Такой жест - это что-то вроде приветствия и принятия в команду.

Эшфорд опустил взгляд на котенка. Он бы хотел, чтоб у него дома были животные. Его собственные, каких он выберет. Может, и кошка, и собака, и какой-нибудь попугай. Да, звучит "шумно", но Бен считал, что оно того стоит. Животные расслабляют.

- Я подумал о том, что ты сказал, - он не поднимал взгляд на Хайсмана, - по поводу честности. Знаешь, это правильно. Я к тому, что... да, безусловно, нужно обговаривать такие вещи, договариваться. Но я все же считаю, что люди имеют право быть такими, какие они есть и не пытаться постоянно приспосабливаться под окружение и нельзя осуждать человека за то, что вместо видеоигр по выходным он предпочитает почитать или сходить в музей. Ни первое, ни второе не делает человека "скучным". Как вообще можно наградить человека таким... титулом?
Он посмотрел на Кита, чуть хмурясь.
- "Скучный человек". Скучной может быть книга, фильм, игра. Может быть скучное мероприятие. В человеке, как мне кажется, всегда есть что-то неординарное, просто такие вот слова заставляют это прятать, менять. Стыдиться, смущаться, - он придвинул к себе чашку, сделав пару глотков. - Нужно быть осторожным со словами. Некоторые из них въедаются в душу, ранят ее, отравляют и постоянно сидят в голове, - он постучал указательным пальцем себе в висок, глядя в глаза собеседника, - потом психологам приходится это все разгребать и выбрасывать, раскладывать вещи по местам. Ты правильно сказал, что ты не виноват, что кому-то с тобой не интересно. Но никто не имеет права обижать тебя. Это их проблема, их ожидания. У вас не срослось? Ну и ладно, бывает. Вешать ярлыки - дело последнее.
Эшфорд вздохнул. Ему ли не знать.
- Это все, что я хотел сказать по этому поводу. Поэтому... - он заулыбался, - ...я просто скажу, что рад, что не Социальная Адаптация. Вряд-ли мы бы тогда так легко познакомились. Кстати, завтра у меня снова нет никаких планов - Райту еще неделю с этим проектом возиться точно. Хочешь я помогу тебе поставить руку? Слышал, Шелби тобой не очень доволен. Понимаю, тебе, наверное, это просто не близко, но без этого никак. После пистолетов пойдет оружие потяжелее. Если сейчас не сдюжить, то потом будет еще тяжелее. Если надумаешь - всю неделю в твоем распоряжении, любой день, только выбери. Только линзы не надевай. И приготовься к тому, что нам придется "пообниматься", - он изобразил пальцами кавычки, - стойка - это немаловажно. Я могу сколько угодно тебе показывать как примерно правильно встать, но в итоге баланс твоего тела отличается от моего и это будет полезно.
Он обхватил чашку обеими руками. Котенок неловко приподнялся и уперся лапками в руку Бена на сгибе локтя, с любопытством рассматривая его лицо. Сам Эшфорд смотрел на него, казалось, с не меньшим любопытством. В итоге чуть дунул ему в нос. Тот встрепенулся, упав на колени Бена. Он рассмеялся, подняв его и усадив себе на плечо. Мистер Майлз стал лизать ему ухо, на что Бен поморщился, хохотнув.
- Почему нет профессии вечно играть с котятами? - почти серьезно спросил Бен. - Мне кажется, я был бы работником месяца.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

14

Когда к Киту на сумку забрался второй кот, тот не удержался и снова запустил пальцы в шерсть, почесывая животное за ушами. Подумал о том, что когда-нибудь заведет себе пару таких. Чтобы ходили, везде все изучали и ощущали себя полностью хозяевами квартиры Кита, которую он непременно приобретет, закончив Академию. Черного и белого, гладкошерстных с длинными хвостами, похожие на статуэтки. И смотреть они будут внимательным всезнающим взглядом, прыгать на колени, словно делают одолжение, снисходя своим величественным видом до существа человеческого происхождения. Эти мысли так же вызвали легкую добродушную усмешку. И только потом, когда Бен сказал про книги, Кит поднял взгляд сначала на парня, а потом к полкам.
- Книги с такой историей для меня всегда казались магическими гримуарами, которые могут открыть все тайны личности, что читала ее, - мягко ответил он Эшфорду, доставая с полки первую попавшуюся книгу. Ну, почти. Кит невольно тянулся к тем обложкам, которые походили на старинные. В таких, обычно, были либо на самом деле очень древние книги, либо классическая литература. Ни разу Кит не видел, чтобы современную прозу издавали в переплете под лён или кожу. В руке оказался «Посторонний».
- Сегодня умерла мама. Или, может, вчера, не знаю, - прошептал цитату Кит, невольно вздрогнув, затем стараясь не смотреть на Бена пристальнее, чем того требовали приличия, ответил ему, - это место пропитано тишиной и уютом. Спасибо, что показал мне его.
Он сказал это очень светло и искренне, снова посмотрев на мистера Уолтерса, а потом взял чашку, чуть отпивая из нее. Книга так и была сжата в другой ладони, и пусть Киту было любопытно, читал ли кто-нибудь это произведение, делал ли пометки, может, положил закладку, не спешил узнавать. Потому что больше его сейчас волновали слова того, кто сидел напротив, опустив взгляд на маленькое животное. Кит же смотрел внимательно на молодого человека, положив томик Камю на стол, накрыв его ладонью. Бережно. Взгляд внимательный, и в тоже время очень теплый. И когда Бен поднял голову на Кита, увидел бы именно такой взгляд.
- Понимаешь, Бен, - мягко проговорил Хайсман, - да, люди имеют право быть теми, кто они есть. Но, к сожалению, мы живем в социуме и должны адаптироваться под него. И каждый находит разный способ.
Он чуть поджал губы, словно говоря: «Приходится так».
- А порой люди сами себя награждают совершенно удивительными словами, - он не стал больше смущать собеседника, отведя чуть взгляд и беря в руки чашку, - и не все учатся на психологов. Люди живут так, как умеют, в той среде, которая их воспитала. Бывают совершенно разные случаи. Одним из основополагающих критериев в поведенческом анализе человека идет детство. Давление со стороны семьи, где-то вещи более страшные, чем, например, попытки привязать ребенка к себе. Сделай так, как я сказала или сказал. Не общайся с этой девочкой, после школы иди только домой. Многие не понимают, что подобными словами, которые могут со стороны казаться давлением, создают в ребенке определенные установки. Кто-то начинает жить по ним, а кто-то старается разрушить. Печаль заключается в том, что такие родители, в основном, просто пытаются заботиться о безопасности своего ребенка, не зная, как объяснить это ему. Так и в случае с интересами. Человек, слушая кого-то, понимает, что ему не нравится. И решает сказать об этом. Придерживается честности, не зная как еще выразить свои мысли по этому поводу. Спасибо тебе за добрые слова, Бен.
Кит вовремя опомнился, чтобы по привычке не положить руку на кисть собеседника, как своему хорошему знакомому. Чуть отклонился, снова беря чашку и отпивая.
- Можно ли считать, что меня обидели, если я не обиделся? – посмотрел многозначительно, - а вот людям, давая определение другим жить проще, к сожалению. Можно только аккуратно стараться показывать, что это не самая хорошая идея – вешать бирку.
Кит помолчал, словно раздумывая над предложением, но это было не так. Просто сердце снова предательски подступило к горлу, так что пришлось срочно придумывать, как отвлечься. Хорошо, что здесь были коты, которых можно взять и переложить к себе на колени, поглаживая по голове и переходя к спине.
- Я был бы рад, если бы ты помог в стрельбе, - снова не улыбка, лишь полутон, - потому что понимаю, что дальше будет лишь тяжелее. Я начинал обучение еще до того, как попал в Академию, но все-таки оружие мне действительно не близко.
Кит с любопытством посмотрел, как Бен возится с котенком, и еле заметно убрал со лба прядь.
- Ты сможешь тогда… завтра? – проговорил парень, стараясь сделать так, чтобы голос звучал как можно беззаботнее, - сегодня у меня был первый выходной, и послезавтра снова на работу.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

15

Кит очаровывал. Настолько забитого и, в то же время, беззлобного человека он ещё не видел. При этом забитость эта не превращала Хайсмана в тряпочку, нет. Он, скорее, был твёрдым в убеждениях, но тихим и мягким по характеру.

И, господи, как же красиво он разговаривал.

Бен, чмокнув котенка, спустил того вниз: он уже просился куда-то навстречу приключениям. Проводил его взглядом, добродушно фыркнув.

- Тогда... - он задумчиво покрутил чашку в руках, опустив взгляд. - Давай договоримся, что ты не будешь приписывать мне мысли большинства, а я не буду обманывать тебя, если мне, вдруг, станет скучно. Мне кажется, что это очень даже честная товарищеская сделка.

Бен подмигнул Киту.

- Отлично. Тогда завтра я зацеплю тебя после занятий, - кивнул, - в тир Академии не пойдём. Съездим за город, погода почти шепчет. Заодно никаких комментаторов с их очень важным мнением по поводу того как я направляю твоё запястье.
Поморщился.
- Меня и Уинстона отец учил стрелять именно так, как я буду показывать. Только один раз он вывихнул мне руку, а я, всё-таки, более аккуратный, - фыркнул, качая головой, - ему не нравилось, что я левша. Постоянно переучивал и, порой, перебарщивал и просил не рассказывать маме. В итоге, я амбидекстер поневоле. Отошёл от стандарта, но, вроде бы, в пределах нормы, знаешь.

Он сказал это таким тоном, каким дамочки-заводчицы обычно обсуждают породы собак и их соответствие экстерьеру. Была в этом какая-то болезненность, помимо шутливой насмешки над Оуэном Эшфордом. Как же он не любил, когда что-то идёт не по его идеально выверенному плану. Было бы любопытно посмотреть, что бы он сказал, если бы Бен решил уйти ну вот в тот же отдел Аналитики. Просто, без причин. Хотя, наверное, учитывая его проблемы со здоровьем, может и не стоило испытывать судьбу.

- На улице заодно почувствуешь все эти поправки на ветер и разницу в местности. Поэтому, постарайся одеться посвободнее или возьми сменную одежду. Джинсы подойдут, в принципе, - он окинул взглядом Кита. - И ещё раз прошу. Очки. Как я вижу они... У тебя миопия, да?
Он присмотрелся к стёклам очков.
- Значит, нужно будет посмотреть и насколько ты можешь прицелиться без них. На случай непредвиденных обстоятельств, - он покивал головой самому себе, а потом посмотрел на книгу. Помолчав, усмехнулся чему-то своему, качнув головой.
- Ты же наверняка был в Британской библиотеке, да? - он поднял взгляд на юношу. - Там красиво. Однажды тебе стоит побывать, значит, и в Библиотеке Конгресса в Вашингтоне. Самая большая в мире. На три миллиона книг больше нашей. Если будешь в Штатах, найди время, посети обязательно. А если не забудешь, сфотографируй мне все статуи и панорамой вид вниз, на читающих. Всегда мечтал об огромной распечатанной фотографии библиотеки Конгресса во всю стену. Рассматривать этих людей... Медитативно. Когда люди читают, у них очень выразительные лица. Умные. Не думаю, что их будет видно на фото, но... Может и будет. Или я буду считать, что мне их видно.

Эшфорд рассмеялся, после чего опять сделал пару глотков чая, глядя на Кита поверх чашки. Отставил её в сторону и расслабленно выдохнул, глядя в окно.

- Оставишь мне номер телефона?
[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

16

- Хорошо, - проговорил Кит на такое взаимное соглашение, - договорились.
А на последующие слова Бена парень кивнул, улыбаясь, решая, что да, лучше за городом. Сердце снова замерло, и Кит опустил взгляд, почесывая кота у себя  на коленях. Наверное, Бен и сам не понимал, насколько он удивительный. Просто так предложить помощь, не требуя чего-то взамен – это не многие умели. Киту очень хотелось бы отплатить тем же, но не потому, что почувствовал себя обязанным Бену. Как раз таки нет, собеседник умел сделать так, что не ощущаешь себя должником перед ним. Удивительно. Как и подумал Кит.
Слова о том, как учили самого Бена, заставили Хайсмана вернуть взгляд, осознавая, насколько беззаботный вид парня был напускным. И испытать благодарность, что Эшфорд делится подобным с самим Китом.
- Да, конечно, хорошо, - снова согласился с парнем, когда тот сказал про одежду,  я понимаю, зачем это надо. Да, у меня близорукость, - подтвердил Кит, хотел что-то добавить, а потом это стало уже не важным, когда Бен продолжил про библиотеки. Кивнул на вопрос о том, был ли он в Британской библиотеке.
Удивленно вскинул брови, когда Эшфорд спросил про номер. Нет, вопрос не был каким-то особенным, просто Кита удивило то, как он был задан. Словно… Бен стеснялся спрашивать об этом. Невольно кольнуло подозрение, что Бен стеснялся самого Кита. Что с ним общался. Хайсман не афишировал никак свои предпочтения. хоть и не скрывал, но с грустью понимал, что его се равно многие начинают этим не то. чтобы попрекать, скорее обходить стороной еще со школы. Иди к своим, нечего тут тебе делать в нормальном обществе – это порой читалось во взглядах, а порой и произносилось, пусть и не так прямо.
- Да, конечно, - так же удивленно проговорил Кит, дожидаясь, пока Бен достанет телефон или бумагу, чтобы продиктовать цифры. Затем Кит, чтобы как-то убрать возникшую неловкость, все-таки открыл книгу, пролистывая ее бегло. Историю он хорошо помнил, и она была одной из важных в его жизни, - «Для меня в камере нескончаемо тянулся все один и тот же день, и забота у меня была все одна и та же», - прочитал вслух Кит, - тут это выделили. «Выбейте это мне на эпитафии». Надо же.
В голосе парня послышалась заинтересованность, он словно пытался разгадать, что за человек мог прийти в такое уютное кафе, читать «Постороннего» и подчеркнуть именно эти строчки, на полях добавив подобный текст.
- Я обязательно посещу Библиотеку Конгресса, - вдруг проговорил Кит, не глядя на Бена, поправляя очки, которые из-за наклона чуть-чуть съехали на нос, - правда, одному там можно потеряться. Не по-настоящему, я так думаю. Скорее в мыслях, чужих строчках и текстах. С другом… было бы куда проще. Наверное, он был бы тем маяком, который способен выдернуть из обилия такого количества литературы.
Так и не поднял взгляда, потому что осознал, что сейчас ему совершенно не нравится слово «друг». Но и не мог сказать бы, что сам Кит уже влюбился. Скорее это похоже было на проявление симпатии, вот только страшно оказалось понимать, что Кит вообще не представляет, что с этим делать дальше. С Беном ему было очень хорошо, легко, его не перебивали и более того, слушали. Неужели Кит способен так легко проникнуться к человеку просто поговорив с ним? С другой стороны, Хайсман уже давненько нет-нет, да бросал взгляды на Бена. И искренне думал, что просто восхищенные. В конце-концов с Джейком он расстался всего несколько месяцев назад.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

17

Бен сразу сохранил номер Кита в телефоне. Покрутив его в руке, он, недолго думая, сделал фотографию Хайсмана. Камера не щелкала и вспышкой не светила. Эшфорд поставил фото на значок вызова, довольный результатом.

- Не потеряешься, - улыбнулся он, - ты всегда сможешь позвонить мне и я тебя найду.

Подумав, Эшфорд подался вперёд и аккуратно забрал книгу из рук Кита. Именно в этот момент окончательно понял, что Хайсман глубоко ему симпатичен. Он был каким-то... Трогательным в своей застенчивости. Может быть, из них получатся очень неплохие друзья. С ним есть о чём разговаривать, главное - не давать ему замыкаться в себе и втягивать голову.

- Знаешь, история внутри книг - это здорово. Но давай обойдёмся без эпитафий и камер, - он сказал это тихо и как-то, пожалуй, настойчиво, но заботливо, пытаясь поймать взгляд Хайсмана. - Давай поживём немного историей вне книги.

Он бережно закрыл "Постороннего" и отложил в сторону.

- Расскажи лучше побольше о себе, - предложил Бен, указав на Кита рукой приглашающим таким жестом. - Любимый фильм, какая музыка нравится, хобби. Мне хочется узнать тебя получше. Я тоже расскажу. Мне нравится Moby и Daft Punk. Классическую музыку в современной обработке и... Наверное немного люблю виниловые пластинки. Иногда... Что-то из восьмидесятых. А любимые фильмы "В джазе только девушки" и "Свободные". Редко выбираюсь в кинотеатры последние лет... Десять. Мда.

Он рассмеялся, беря чашку в руки. Время летело очень незаметно.


Часть II

На календаре дата плавно сменилась с 14 июня 2008 года на 15 июня, пока Кит и Бен были в кинотеатре. Фильм "Явление", который уже начинали ругать за странный сюжет, самому Эшфорду показался очень необычным. Убивающие деревья. Кто бы мог подумать.

Выйдя из кинотеатра, он тяжело вздохнул. Конечно можно было бы предложить Киту вызвать ему такси до дома, но он ужасно не хотел с ним расставаться. Судя по заминке, когда они оба встали и замолчали, это желание было обоюдным. В конце концов, нагрянули эдакие "затяжные выходные" перед экзаменом по стрельбе. У Бена был зачёт заранее, поэтому он мог свободно бездельничать до следующей недели точно. Ну и в очередной раз составлять компанию Киту, который уже и так отлично справлялся. Уже скорее просто потому, что ему нравилось за ним наблюдать и поддерживать.

Закурив, он окинул Хайсмана взглядом и, коротко улыбнувшись, заговорил, наконец:
- Знаешь, я... Думал предложить тебе пройтись.

Выговорил, ну слава богу. Главное начать.

- Ночь, лето, погода хорошая. Потом будут сплошь ливни, если верить прогнозу и у Верховной будет так себе настроение, - он усмехнулся. - Все эти переходные зачёты и экзамены... Потом всё лето... Можем и не увидеться, у тебя наверняка есть свои планы на каникулы.

И это звучало как-то грустно, когда вслух произнеслось. Неужели и правда не увидятся? Так долго. Бен уже привык, что после учёбы, в формате 2/2, он проводил время с Китом. Иногда там же, в кафе, причём почти не разговаривая, блуждая по музеям, библиотекам, выезжая пострелять, обсуждая пройденный материал и заданный. Да и просто разговаривая. Проводя время вместе. Это было не так, как с Райтом, о, нет. Кит вызвал у Эшфорда почти зависимость. В нём было столько всего... Замечательного, близкого и родного, что сама мысль о том, что этот "стандартный график" вдруг изменится... Раздражала, заставляла противиться этому и оттягивать время.

- Если ты, конечно не устал. Тебе послезавтра же на работу, а я опять тащу тебя шататься в дни, когда ты мог с самого утра просто лежать с книжкой дома и отдыхать от учебы и работы, совершенно безнаказанно. В таком случае... Без проблем, я вызову тебе такси до дома.

Он глубоко затянулся, отводя взгляд.

- Хороший был фильм. И вечер. Как и всегда, впрочем. Все дни и вечера с тобой такие. Впервые не радуюсь приходу лета и каникул.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

18

Время бежало с невероятной скоростью – стремительно и практически незаметно сменялись дни за днями. Учеба уже почти подходила к концу. Второй год в Академии, а впереди зачеты и каникулы. Такие взрослые парни, а переходят на третий курс, хотя их спокойно можно было назвать уже молодыми мужчинами. Для Кита время начало нестись особенно быстро, когда он проводил время с Беном. Нестерпимо мимолетно и всегда не хватало. Хайсман мог почувствовать себя даже жадиной, которому нужно больше их встреч, больше их разговоров, и, признался себе месяц назад, вообще больше. Всего.
То, что он, кажется, безоговорочно влюбился в Бенедикта Эшфорда, Кит осознал в одну из их посещений галереи. Картины. Хайсман выискивал полотна, на которых могли содержаться древние письмена. Ему было интересно изучать тексты, особенно рассматривая подлинники. И тут Бен. Стоит на фоне Босха, смотрит, улыбаясь Киту. В этот момент парень понял, что готов на все, лишь бы прикоснуться к его губам забыв о любых намеках чьей-то письменности. Всё из головы пропало, исчезло, испарилось. Кроме одного болезненного желания прикоснуться к его лицу. Дотронутся рукой до щеки, чуть ниже… как же тогда Кит испугался, не зная даже, что ему теперь делать с подобным осознанием. Словно сам себя невольно поставил перед фактом и требовал как-то жить.
Потом всё, чем занимались молодые люди, когда проводили время вдвоем – кинотеатры, прогулки, тренировки, сидение в кафе, было окрашено для Хайсмана этим мучительным оттенком. Я хочу к нему прикасаться далеко не как друг и каждую новую встречу все сильнее. Кит не мог осознать, что это началось еще с тренировок, просто не сформировалось, не укрепилось в мыслях, было еще слишком робким, но с последующим общением крепло, крепло, пока, наконец, не добралось уже до полного осознания.
Кит испытал страх, и боялся даже сейчас, когда они вышли из кинотеатра, стоя в неловкой заминке. Молодой человек смотрел на Бена все же спокойно, и не скажешь, какая буря в душе. Если, конечно, не всматриваться пристально в глаза. Мама всегда твердила, что Кит лучше всех олицетворяет поговорку про зеркало души. А папа по взгляду всегда мог сказать, когда его сыну было плохо.
Сейчас, стоя рядом с парнем, Киту было просто невыносимо. Кинотеатр, выключенный свет и летний теплый вечер. Бен вообще не понимал, как это все повлияет на Хайсмана. Как и многие другие его действия, если подумать. Он умудрился очаровать и влюбить в себя, совершенно не стараясь этого сделать.
Кит даже вздрогнул, когда Бен заговорил. Просто задумался, глядя на сигарету в руках Эшфорда. Кивнул ему, согласный с предложением, но дослушивая до конца. Скорее старался справиться с очередным порывом дотронутся до руки, отвести ее в сторону и… дальше как-то мысли обрывались, только взгляд цеплялся за маленький красный огонек. Тряхнул головой, поправив очки. С Беном было так просто позволить себе остаться в них.
- Все хорошо, Бен, - мягко проговорил Хайсман, - я буду рад пройтись.
Особенно с тобой.
- Мне нравится проводить с тобой время, - вот тут его взгляд стал немного осуждающим, будто молодой человек старался сказать: «Ты сейчас говоришь лишнее, не надо так», - и меня не утомляют наши встречи.
И Кит показал головой вперед, мол, пойдем, не будем стоять тут, перед кинотеатром, загораживая проход и мешая выходящим людям.
- У меня нет никаких дел в эти каникулы, кроме работы. Буду так же жить, чередуя по два дня, - Кит улыбнулся, покосившись на Бена, и понимая, что будет скучать по нему, если тому придется уехать на эти каникулы. Если его отец скажет, что нужно. Они шли, удалялись прочь от здания, мимо домов, невольно подальше от посторонних глаз. И идти с Беном было очень приятно, - а ты? Уезжаешь куда-нибудь?
Он спросил это довольно беззаботно и легко, только внутри все замерло, затаилось, готовое выпрыгнуть в любой момент, скорее всего наиболее неожиданный для самого Кита. Могло это вырваться даже тогда, когда Кит уступил дорогу какому-то одинокому прохожему, и из-за этого почти прикоснувшись плечом к Бену. А могло сорваться с языка и в совершенно другой. Как тут угадать?
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

19

Значит, он остаётся в городе. Бен выдохнул с нескрываемым облегчением и явно стал выглядеть веселее. К чему скрывать, что его это порадовало? Нет, не тот факт, что Кит будет работать и не поедет никуда отдыхать, а то, что он останется... С ним. Вот так эгоистично. Наверное, это какая-то отцовская дрянь внутри, определённо. Вперемешку с влюблённостью, о которой, может, и стоило бы сказать вслух.

- Значит, наш график не поменяется, - Бен затянулся, опустив голову и хмыкнув. - Отец уедет в Чехию. Карловы Вары. Там хорошие курорты для больных сердечно-сосудистыми. Покой, уют. В этом году очередь Рокси ехать с ним на эти процедуры, так что... Я остаюсь тоже.

Они прошли вдоль по улице вниз, медленно, но верно продвигаясь к какой-то парковой зоне. Район был для Бена малознакомым, но это мало на что влияло. Улицы были везде одинаково чистыми, красивыми и... главное сейчас вообще не улицы. Чёрт, мысли, мысли.

- Конечно же я должен буду перед ним отчитываться чем я занимаюсь, но... По крайней мере, он ко мне домой не заявится, - Бен скривился, зашипев, будто ударившись. - Все рождественские каникулы я жил с ним и это было дерьмово, хочу тебе сказать. Мы уживались рядом только благодаря Рокси. Ему вечно не угодить, я вечно делаю всё не так. Он ужасно расстроен, что у него остался только я. И это чувствуется во всём. Когда он встретил Райта, увидел его, точнее, он сказал мне, что надо было и меня в армию отправить всё-таки, глядишь, вышло бы что-то путное, как мой друг, ага...

Он осёкся. На нервах его понесло вообще куда-то не туда. Он нервно стряхнул пепел с сигареты, хохотнув невесело, когда та выпала из пальцев. Поднял её быстро и кинул в урну по пути.

- Боже, я зачем-то тебе это всё говорю, а сам не знаю зачем. Я просто чувствую, что я не могу не сказать тебе. Не рассказать. Потому что ты другой, ты... Ты относишься ко мне по-другому, так ко мне мало кто относится. Я вижу, что тебе не всё равно, что ты чувствуешь так много и...- он потёр лоб, потом пожал плечами, вздыхая. - Я просто рад, что ты останешься. Дерьмо, что придётся работать, но я уже не представляю как с тобой не общаться. Справедливости ради, как не общаться с Райтом тоже. Просто... Я думаю, что если я расскажу ему что-то из того, что рассказываю тебе, он покрутит пальцем у виска и скажет, что я веду себя, как размазня. Может, он будет даже прав.

Бен опустил голову и сунул руки в карманы, посмеиваясь над собой. Сердце билось неровно, а на душе столько было не сказанного вообще никому, что хотелось всю душу начать изливать. От начала до самого конца. Он знал, что Кит... Кит его поддержит. Он выслушает, улыбнётся вот этой своей мягкой, ласковой улыбкой, а в глазах тепло, добро, такой знакомый свет, который вот уже пять лет он ни в чьих глазах не видел. Притормозив, он достал телефон и глянул на карту навигатора.

- Если срежем через парк, то выйдем к набережной минут через пятнадцать, - он убрал телефон, глянул сначала в сторону входа в парк, а потом перевёл взгляд на Хайсмана.

Помолчав, поразглядывал его лицо внимательно в свете фонаря.

- О чём ты молчишь, Кит?

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

20

Кит шел рядом с Беном, невольно замечая его реакцию, в то время как его собственная была немного замедленной из-за мыслей. Парень испытал огромную радость, услышав, что Бен остается. Один. И в тоже время почувствовал дикий ужас от того, что может не сдержаться. Этот парень явно не понимал, что говорил и как. Каждое его слово словно вызов самообладанию Хайсмана, хорошо, что он был сам по себе уравновешен и понимал, что некоторые вещи способен оставить в своей фантазии. Которые, впрочем, быстро уступили место взволнованности от дальнейших слов Эшфорда. От тех интонаций, которыми сопровождалась каждая фраза.
«Райта нельзя назвать чем-то путным», - подумал Кит, но так и не посмел сказать это вслух, скорее испытывая непреодолимое желание поддержать. И не словами. Просто обнять. заглянуть Бену в глаза и сказать, что он не его отец. Что Бен – это Бен. Тот, с которым Хайсману очень легко и просто говорить. Тот, который не пройдет мимо, кто умеет поддержать и помочь. Что все эти качества очень важны, в отличие от слов того же Райта, который скорее добьет морально, чем поможет. И это совсем не те качества, которые нужны агенту-детективу, как минимум, который обязан обладать навыками коммуникации. Хотел Кит сказать и о том, насколько важны слова Бена для него. Что он не просто рад слышать их. Такие слова вообще-то не могут принести радости. Нет, скорее Кит бережет то доверие, которое этими словами показывает Бен. Хотелось сказать, что этот Брендон, с которым сам Хайсман крайне редко контактировал, если покрутит у виска, то будет просто плохим другом. Хотел сказать что-то такое вот, но по итогу, когда они ступили на парковую зону: Кит совершенно автоматически шел вместе с Беном, даже не кивнул, а просто направился с Эшфордом. И мыслей было очень много. Они сейчас затмевали все вокруг, даже, казалось, если как-то не решить проблему, то просто закружится голова.
- Ты мне нравишься, - вдруг тихо сказал Кит, а затем замер. Остановился среди деревьев и тишины. Смотрел перед собой, грустно улыбаясь, - понимаешь, не как друг.
И вот тут язык еле-еле начал ворочаться, потому что стало невыносимо.
- Я… гей, - вот, сказал. Можно выдохнуть, да только воздуха, кажется, не осталось. Чуть отвел в сторону взгляд, чтобы не смущать еще больше Бена, - я не скрываю своей ориентации, просто не афиширую, если не спрашивают или не случается подобное, правда, подобного не то, чтобы часто случалось, - он осторожно перевел взгляд на Эшфорда, начав почти бормотать, хоть в тишине его прекрасно парень мог слышать, - я, к сожалению, понимаю, что молчать больше не могу. И понимаю, что если продолжу скрывать от тебя то, как к тебе отношусь, то сделаю только хуже, - он начал говорить чуть быстрее, чем обычно, хотя все равно его голос из-за мягкости и не большой громкости звучал слишком спокойно для таких признаний, - я надеюсь лишь на то, что это не станет для тебя проблемой, потому что очень ценю твое общество. Ты можешь не волноваться, что я начну проявлять какие-то особые знаки внимания, или пытаться приставать к тебе, поэтому могу лишь надеяться, что наша дружба сможет остаться на должном уровне.
Как же больно это все говорить, но Кит понимал, что вот оно – сорвалось. И с этим надо что-то делать. Кажется, он очутился в своем давнем школьном кошмаре, который взял и сбылся. И вправду изо всех сил надеялся, что сказанные слова никак не навредят отношениям, которые и так хорошо складывались без влияния такого чувства как влюбленность. Хотя, признаться себе стоило – Киту будет тяжело общаться с Беном и не влюбиться еще сильнее. Может, они смогут решить данную проблему?
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

21

Бен и сам остановился, как громом пораженный. Хотя откуда ему знать, как чувствует себя пораженный громом? Но он предполагал, что как-то вот так, как он сейчас. Сердце сначала подпрыгнуло и замерло, дыхание сперло, а по коже пробежались мурашки. В голове звучал только спокойный голос Кита, который ни хрена не был спокойным, потому что он впервые на его памяти зачастил словами настолько, что для человека, знающего Хайсмана лично, стало бы очевидным, что он говорит быстрее, чем обычно.

А в глазах, меж тем, даже потеменело на короткое мгновение. Хотя вида он не подал. Пожалуй, уж что он умел делать - притворяться, что все отлично. Он не смотрел на Кита, даже глаза прикрыл и усмехнулся. Ну надо же. Ну вот надо же было всему так сложиться. Отрицательно покачав головой, он развернулся к Киту, глядя уже четко тому в глаза.
- Ты серьезно думаешь, что после сказанного тобой... отношения будут прежними? Общение будет прежним, да? - голос звучал тихо и немного нервно, от того интонацию можно было действительно воспринять совсем не так, как она звучала. - Дружба. На должном уровне.
Бен понял, что эти постановки фраз пугают Кита спустя секунды после того, как произнес это все. Эшфорд взял его руки в свои и тут же помотал головой снова.
- Нет, нет, - уже тише и спокойнее, - не торопись с выводами. Я о другом, Кит, о другом.
Он улыбнулся ему мягко, осторожно притягивая его к себе и отходя от дороги чуть в сторону, в тень. Он не хотел напугать возлюбленного резким жестом. Еще больше, чем уже успел это сделать по глупости. Наверное, сам он бы не смог ему в этом признаться. Молчал бы до последнего, пока Кит не нашел бы себе вариант получше и не... нет, думать об этом сейчас вообще не хотелось.
- Ты мне тоже, - он заговорил шепотом, в итоге кладя его руки себе на плечи, а своими обнимая за талию, и притянул Хайсмана к себе уже совсем близко. - Я просто не думаю, что все останется так, как было. Но, я надеюсь, что тебя это устроит? Потому что меня... более чем.
Тихий смешок, взгляд на губы. Да и черт бы побрал любого случайного прохожего, Бен даже не посмотрел проходил ли кто-то мимо или нет, но, кажется, никого и не было. Получилось не порывисто, да и... да и не нужно было порывисто. Он медленно коснулся губ Кита своими, постепенно углубляя поцелуй.

В этот момент он понял, насколько по ощущениям этот желанный поцелуй отличается от того, что было на выпускном. Тогда ему было так неприятно, а внутри все сжалось тугим комком, а она все продолжала, продолжала... и не было тому конца как будто бы. Здесь он сам не знал, когда стоит закончить, потому что так не хотел этого. Ему нравилось чувствовать дыхание Кита, его губы, его руки, ощущать его тело в собственных. От этого было так хорошо, что даже страшно. Вот это и значит, не притворяться? Быть с тем, кто тебе нравится, а не показываться на глаза с голливудской улыбкой? Вот это и есть оно? К такому он был не против привыкнуть насовсем.

И чтобы это всегда был Кит Хайсман.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

22

Бен остановился. Ну да, наверное, трудно оставаться спокойным, когда вот так признаются. Наверное, это правильно, когда стоят и смотрят с таким изумлением. Кит на мгновение прикрыл глаза, чтобы совладать со своими чувствами, открыл. И, кажется, больше не мог произнести ни слова, когда Бен усмехнулся. О, эта усмешка очень хорошо могла олицетворять для Кита всё его представление о том, что значит признаться парню, который, скорее всего, тебя не поймет.
Ладно, Хайсман уже взрослый, и с определенным опытом в разных отношениях. Он… больно. Все-таки больно слышать  его же собственные слова под таким знаком вопроса.
- Я… - мягко попытался исправить положение Кит, да только снова замолчал, когда ощутил прикосновение Бена к своим рукам. Словно шел дождь, а затем выглянуло солнце. И ты подставляешь ладони лучам, ощущая тепло. Вот такие прикосновения Бена – Кит запомнит.
О другом? Хайсман неуверенно посмотрел в глаза парню, а затем не потребовалось даже спрашивать, когда Эшфорд утянул его за собой в тень. В каких-то пол метрах от них было довольно широкое дерево, ветви которого и скрывали от всех прохожих. И ночь. И руки Бена на его талии. И ладони самого Кита на плечах юноши. Это было так хорошо!
- Бен… - прошептал Кит, чуть наклоняясь да проводя мягко ладонью вверх, по шее, заводя за голову Эшфорду, - Бен…
Как ему нравилось произносить вот так его имя. Шепотом, на ухо, пока тот говорит о том, что теперь все изменится. Все другие мысли исчезли, оставляя только невероятную нежность к этому парню. Удивительный. Бен такой удивительный, и обнимает его. Кит сам чуть наклонился ниже, навстречу губам молодого человека, чувствуя, насколько сильно хотел ощущать их на себе.
- Бен, - снова выдохнул Кит, отвечая на поцелуй, проводя пальцами по затылку парня и чуть наклоняя свою голову вбок. Внутри все начало ворочаться от удовольствия, и Кит, уравновешенный и мягкий Кит, просто поддался вперед, заставляя Бена медленно отступать. К стволу дерева, да. А Хайсману просто нужно быть ближе, еще ближе, обнять всего Бена, не прерывая поцелуя, который становился потихоньку настойчивее, пока сердце громко билось в груди. Он сам прижался к парню теснее, и в этих жестах было много соблазнительной нежности. Кит даже не думал, что может все так получиться, но сейчас не мог представить себе ничего другого. Если говорить откровенно, то он и не представлял. Не задавался вопросами, не переживал о прохожих, ни о чем не думал, наслаждаясь исполнением тех желаний, что гуляли в его снах. Ох, Бен, как хорошо, что ты не умеешь читать мысли, знал бы ты, какими нелепыми и невинными по сравнению с тем, как целовались они сейчас, были те поцелуи.
А сейчас Кит прижимал к себе парня, не желая отпускать, почти не давая им шанса сделать дополнительный вздох. То, что происходило, было не просто для Хайсмана нормой. О нет! Это такое маленькое и незначительное слово, которое никак не отображало сути происходящего. Кит наслаждался каждыми их прикосновениями и движениями, когда рука чуть бежит по спине выше, поддерживая и заставляя теснее придвинуться, когда пальцы перебирают короткие волосы Бена, когда поцелуй слишком настойчивый даже, но при этом не грубый. Вообще в их движениях такое определение как «грубость» отсутствовало напрочь.
- Ты меня так напугал сначала, - прошептал Кит Бену, после того, как они смогли остановиться. Все-таки смогли, хоть Хайсман не отстранялся, говоря в самые губы парню, - как же ты меня напугал.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

23

Мягкая настойчивость Кита как-то окончательно убрала оставшиеся барьеры. Смущение, боязнь сделать что-то не так... нет, этого всего не было. Хайсман был более опытным и это даже умиляло. Сколько же эмоций в нем живет еще? Эшфорд должен будет узнать все. Это важно. Это ценно. И это то, что потом станет для него таким дорогим. Хотя почему станет? Уже стало.

Губы приятно горели, во всем теле было так тепло, что казалось, что летняя ночная прохлада уже совсем и не прохлада вовсе. "Бабочки в животе" прилагались. Но он, опять же, был не уверен, что это именно они... но наверное. Кажется, это так описывали другие.
- Прости, - хмыкнул он, дернув вверх уголками губ. - Я просто никогда никому в этом не признавался. А всем девочкам, девушкам... по понятным причинам я отказывал. Не знал как начать и начал как идиот. Как обычно.
Он виновато приподнял плечи и в этом чертовом жесте все и было. Виноват. Что не такой, каким его видел отец и хотел видеть. И как теперь быть? Что делать? Как он может сказать Киту об этом? Как жить с этим? Может, бросить все и сбежать куда-нибудь, вон, в Нидерланды. Глупость, конечно.
Окинув взглядом лицо Кита, Эшфорд ласково поправил его волосы, потом погладил по щеке, рассматривая его уже с такого близкого расстояния с особенным трепетом. Ему больше не хотелось бы видеть Кита напуганным, грустным. Нет. Он должен уберечь его от всего. Обязан.
- Я не обижу тебя, Кит, - он покачал головой. - Наверное, я должен был раньше дать тебе... понять это. Мне жаль, что тебе пришлось так долго ждать чего-то в ответ, что ты сам решил все сказать. Но я бы и не сказал тебе об этом сам. Я вынужден в этом сознаться.
Он прикусил нижнюю губу, опустив голову. Сглотнул ком в горле. Эшфорд, если ты сейчас все не скажешь, то ты сделаешь только хуже. Ты должен говорить правду. Говори, ради матери, черт бы тебя побрал.
- Я хочу быть с тобой, - выговорил он очень четко. - Но я не могу сказать об этом хоть кому-то. Мне придется продолжать все скрывать, Кит. Тебя скрывать. Мы не сможем обняться на публике, взяться за руки, поцеловаться - тем более. Господи, как это все отвратительно звучит.

Он потер лоб, выдохнув через нос и вздрогнув. Пожалуй, он никогда не был таким уязвимым и напуганным. Если и был, то только в детстве. Уверенность в себе и внутренняя сила уступили страхам. Быть собой и потерять только что обретенное.

- Если мой отец узнает, все закончится очень, очень, ОЧЕНЬ плохо, - он поднял голову и опять, опять эти приподнятые плечи, сведенные брови - он словно стал в мгновение ока тем самым мальчишкой, который не хотел выходить из комнаты в идеальном дорогом костюме для выпускного бала. - Мой брат гомофоб. Сестра почти всегда на стороне отца. Я не могу быть открытым, как ты. Понимаешь? Они не примут меня. Я не могу быть с тобой, если только... твою мать. Как же это подло...
Бен выдохнул. Успокоился.
- ...если только ты не согласишься встречаться со мной тайно. Пока я не смогу хоть как-то повлиять на ситуацию. Хотя бы немного, - он положил руки на плечи Кита и весь его вид был умоляющим, просящим. - Прошу тебя, Кит. Подумай. Ладно? Я не могу тебя заставлять, но я так не хочу потерять тебя. Я без ума от тебя, понимаешь? От всего.
Он чуть сильнее сжал его плечи, потом не удержался, провел по ним вниз к локтям, вверх. При том он смотрел на жесты собственных рук с такой болезненной тоской, что увидь он самого себя со стороны - ужаснулся бы. Вот она, мечта, совершенно простая. Быть таким, какой ты есть, не видя осуждения, не слыша осуждения, не обманывая.
- От всего, - повторил он. - Я хочу быть с тобой. Так сильно. Слушать тебя. Говорить с тобой. Обнимать. Чувствовать тебя рядом. Заботиться о тебе, продолжить, но уже не так, как до этого. Я не хочу больше видеть как ты грустишь один, тяжело вздыхаешь, смотря куда-то в себя и... черт его знает что ты вспоминаешь в эти моменты. Но я физически ощущаю, что у тебя внутри и это невыносимо. Это невыносимо.
Бен уставился в его глаза. Господи, его глаза.
- Я не хочу, чтобы ты мучился. Поэтому я должен сразу сказать все это. Если я сделаю только хуже, я лучше запомню этот момент и как-нибудь дальше. Не знаю правда уже как.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

24

Дышать было тяжело после таких эмоций, да Кит и не успокоился, глядя в глаза Бену, которого обнимал уже мягче, спокойнее, но при этом все равно ощущая каждое касание.
Вести руками, продолжая получать то теплое удовольствие, которое хотелось сохранить подольше. Но при этом Хайсман слушал. О, он очень внимательно слушал Бена, а от того его сердце сжималось от слов. Вот только очень хотелось сказать Бену что-то теплое и успокаивающее. Потому что Кит мог отчасти понять его. Многие через подобное проходят, многих после признания выгоняли из дома, избивали, травили. И нет, те случаи ни в коем разе не делали ситуацию Бена не стоящим внимания. Просто Кит мог понять на том уровне, когда признаться страшно. И мог анализировать, когда именно окружение диктует правило поведения.
Каким же ранимым сейчас казался Бен в своих жестах, потерянным, уязвимым.
- Бен, - мягко повторил его имя Кит, когда тот провел по его волосам, когда приподнял плечи. Хайсман медленно положил ладони на предплечья Эшфорду, понимая, что может уже прервать Бена, избавить от тех слов, которые он собирался сказать дальше, потому что Кит понимал, к чему ведутся все слова. Но он не стал этого делать, именно давая возможность высказаться, потому что видел, как мучительно Бен подбирал фразы. А значит, не скажи он этого вслух, все это копилось бы внутри него. Так что Кит не перебивал, но было видно, что его взгляд не выражает ничего, кроме мягкой радости от произошедшего и теплоты. Без ума от него. Надо же… понимал ли Бен, что эти слова заставляли кровь бежать быстрее по венам?
- Ты не сделаешь хуже, - ласково и тихо проговорил Кит, беря лицо Бена в свои ладони и снова прикасаясь губами к его губам. Отстранился – просто желание снова ощутить теплоту его дыхания, - я понимаю, что ты не будешь открывать свою тайну. Ты ее очень хорошо прячешь.
Взгляд Кита был многозначительным, но ни в коем случае не осуждающим.
- Я думал, что признаюсь в пустоту, - он перевел дыхание, потому что сердце продолжало быть где-то по ощущениям у самого горла, - Бен, я не требую от тебя резко открыться в обществе, перед родителями, особенно когда они придерживаются определенных взглядов. Пожалуй, я бы хотел встретить тебя раньше… вот так найти, влюбиться и признаться так же первым. Потому что я уверен, что влюбился бы в тебя и в двадцать, и в восемнадцать и в шестнадцать определенно.
Он опустил руки лишь для того, чтобы перехватить ладони самого Бена, переплетая пальцы и сжимая в поддержке. При этом не отходил, ощущая прикосновения торсом и бедрами.
- Потому что ты сам по себе удивительный, Бен, - Кит немного забывался, наконец, говоря все, что на самом деле думал об Эшфорде, - ты очень добрый, внимательный, общительный и живой. О тебя люди греются, даже твой друг Райт, как мне кажется, рядом с тобой становится не таких… замерзшим в своей агрессии. Пожалуйста, Бен, сейчас пойми, что я очень счастлив, что ты ответил взаимностью, - Кит улыбался очень тепло, - я… смотрел на тебя украдкой. С того момента, как услышал, что ты противопоставляешь профессору, не мог отвести восхищенного взгляда. И именно ты подошел ко мне, - отпустил его руки, ласково проведя ладонью по щеке парня, чтобы потом аккуратно притянуть к себе, обнимая, - который боялся заговорить, но очень хотел. Если так нужно, оставить все в тайне, оставим. Но со мной ты можешь не притворяться. Потому что ты прекрасен сам по себе, без различных установок «должен быть таким». Просто Бен, в которого я влюбился.
Чуть отстранился, чтобы посмотреть на Эшфорда, и тот мог увидеть, что у самого Кита глаза еле заметно слезятся, хотя точно не от печали, уж слишком светлое выражение лица было.
- Дойдем до набережной? – предложил Кит, улыбаясь тихонько, - мне кажется, это вполне подходит для прогулки после признаний.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

25

После слов Кита оставалось только облегченно выдохнуть. Он все сделал правильно, как ему показалось. Хайсман не был расстроен и говорил такие приятные сердцу вещи, что невозможно было не почувствовать облегчения и радости от того, что не испугался и не замялся в последний момент. Эшфорд кивнул и тихо рассмеялся, поглаживая кисти рук Кита большими пальцами.
- Спасибо, Кит. Ты, все же, удивительный человек, раз...решаешься на такое. И, похоже, у тебя сработала интуиция, когда ты обратил на меня внимание, - Бен приобнял его одной рукой, выходя обратно на освещенную парковую дорожку. - Да, хорошая мысль.
И опять замер, смотря на него в свете фонарей. Отмечая какой он счастливый и спокойный, умиротворенный даже. От этого ему и самому хорошо стало. Он улыбнулся чему-то своему, а потом потерся носом о его висок, легко касаясь губами щеки. Все, прирученный.
- А я думал чей же это был взгляд, - шепнул он, отстраняясь и двинувшись вперед, и снова закурил, на сей раз унимая дрожь в пальцах. - Хотя, я заметил потом, что это был ты. Мне показалось, что ты очень печален и неразговорчив. Необщителен в принципе. Поэтому, чтобы узнать тебя получше, я стал поглядывать на твои работы и достижения. И слушать те редкие моменты, когда ты говоришь. Но нет, я не думал, что закончится все этим.
Эшфорд рассмеялся, потерев лоб и опустив голову. Курил он медленно и спокойно теперь, расслаблено.
- Давай после того, как прогуляемся, поедем ко мне? Я не... я не для... не для секса, нет, - он качнул головой, не зная даже, нормально ли то, что он сделал эту ремарку. - Просто, на самом деле, если ты и правда свободен все лето, то пока отец не вернется из поездки, ты можешь вообще жить у меня. А когда вернется, то я сам планировал пропасть из его поля зрения куда-нибудь.
Он усмехнулся, потерев переносицу. Да уж лучше бы пропасть навсегда из его поля зрения. Парковая дорожка выводила их к другому пересечению улиц. Оттуда, если верить карте, и до набережной рукой подать.
- Студент, который на лето уехал пожить к родителям не вызовет вопросов, а где моя квартира даже Райт не знает. Я никого туда не вожу. Но отец знает, естественно, - он всплеснул руками, мол, что поделать, - потом... потом, если ты захочешь, можем просто поездить по Англии. Так, на машине. Недельку. Скажешь на работе, что болен или возьмешь отгулы. Я думаю, что ты заслуживаешь небольшого отдыха и от работы тоже. И от Лондона.
Помолчав, он добавил:
- Тебе не придется ни за что платить. Я возьму расходы на себя. Подкопи денег на себя и родителей, расслабься и почувствуй себя парнем богатого наследника, - он театрально приосанился, щегольски поправив волосы и затянувшись сигаретой с аристократичным пафосом, а потом рассмеялся, поморщившись, и кинул бычок в урну. Снова приобнял его, на сей раз явно не намереваясь выпускать, пока они не окажутся на набережной.

А может и вовсе никогда.

- Я буду делать все, чтобы ты и оставался счастливым, как сейчас, - серьезно "предупредил" Эшфорд, повернув к нему голову, - и твои "нет, что ты, не стоит, я не могу, ну что ты, Бен, не надо" тебя не спасут, Кит Хайсман. Раз уж ты разрешил мне опустить плечи и выдохнуть, то тебе и подавно стоит это сделать.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

26

Когда они вышли обратно, мягко обнимая друг друга, Кит почувствовал тихую и очень светлую радость от того, что Бен не просто принял его объяснения, но и… ответил взаимностью. Это было так удивительно и, кажется, невероятно, что сердце билось в груди совсем не ровно, очень быстро и в тоже время легко. Он так себя не чувствовал, кажется, никогда. То, что после встреч с Беном он не мог ни есть, ни спать, ни дышать, было правдой. Казалось, все это метафоры, которыми любят авторы поражать воображения читателей, но нет. Правда. Кит не мог думать о еде, и даже порой не мог притронуться к чему-то, чтобы попробовать. Не мог долго уснуть, постоянно думая, а что, если. Не мог вздохнуть, думая, что задыхается от радости общения и того, что Бен лишний раз посмотрел на него.
Сейчас, Кит размышлял, что все должно было подуспокоиться, ведь вот, свершилось – они вместе вышли и Бен говорит ему такие теплые и легкие слова. Обнимает, прикасается и курит невероятно соблазнительно. Но нет, нет – всё то, что испытывал Кит до этого, кажется, навалилось разом на него, да еще и с двойной силой. Он задохнулся, только подумав, что Бен теперь с ним. Что Кит может в любой момент прикоснуться к этим пальцам, сжимающим сигарету, отвести его руку в сторону. Кажется, начала кружиться голова, но Хайсман устоял. Просто улыбался очень открыто, не скрывая своего влюбленного взгляда.
И даже предложение, которое сказал Бен. Ох, как же трогательно он это произнес. Правда, последующие слова немного спустили на землю самого Кита, привели в чувство и наградили маленьким страхом. В тоже время разум понимал, что парень, скорее всего, не осознает, что его предложения, хоть и безумно милы, но в тоже время все-таки ставят в неловкое положение самого Кита.
- Я понимаю, что ты имеешь в виду, - сказал Кит очень мягко, не сдерживаясь и проводя по затылку Бена пальцами. Очень легкий жест, но молодой человек осознал, как же ему нравится так делать – ощущать короткие волосы Эшфорда под ладонью, - но, понимаешь, я очень боюсь, что при таких действиях, ты можешь решить, что я с тобой из-за твоих возможностей и средств. Это меня очень сильно пугает, - хотел что-то сказать еще, но, увидев, как Бен себя ведет, не смог сдержать какую-то совсем уж безрассудную улыбку. Все-таки Бену это нужно. В его предложениях эта нужда быть с ним чувствовалась, ощущалась, - хорошо, ты убедил меня, - рассмеялся Кит, снова обнимая парня, - пусть это лето будет таким теплым.
Выдохнул облегченно, словно не мог поверить до сих пор. И ведь не мог, какое-то удивление, что да, Бен Эшфорд с ним, рядом, обнимает. И его можно целовать и самому вести себя менее сдержанно. Все-таки в обществе, которое есть, Кит не мог открыто демонстрировать свою особую симпатию, если это не специальный бар или кафе. Даже если ты открытый гей, все-таки оставалась еще так грань, которую не переступишь. Девушка могла напрямую флиртовать с парнем, даже если он скажет ей, что она позволяет себе лишнего. Кит не мог. Хотя, возможно, это было из-за его личных моральных устоев. Такое тоже нельзя было игнорировать.
Они шли, обнявшись, и Киту казалось, что ничего лучше уже быть не может. Что-то такое слишком сильное, от которого терялись все слова.
- Ты и вправду со мной, - проговорил Хайсман тихо, - мне кажется, что небо кружится, а ноги не хотят идти. Кажется, именно так ощущают себя те, кто выпил слишком много. Но мне так нравится это ощущение.
Странно. Почему с Джейком такого не было? Кит понять не мог, хоть невольно задумался о подобном. Мозг анализировал ситуацию все равно.
- Я не против, чтобы после набережной поехать к тебе, - Кит на мгновение притянул Бена ближе, прижимаясь губами к его виску и вдыхая, снова мягко улыбнулся, но Бен мог это только почувствовать, не видеть, а когда Хайсман отстранился, то сказал, - не переживай, пожалуйста. Я не хочу спешить в чем бы то ни было. И не хочу, чтобы у нас все шло… торопливо, - все-таки подобрал слово. И вот тут, хоть улыбка Кита оставалась на лице, а взгляд молодой человек опустил, выдыхая, - понимаешь, занятие любовью для каждого человека значит разное. Кто-то знакомится ради секса, кто-то занимается сексом ради знакомства, а для кого-то секс естественный этап именно отношений. Если говорить без красивых метафор. И подобное не зависит от предпочтений, будь то мужчина или женщина. Каждый ищет разные ощущения и мы, Бен, ничем не отличаемся от остальных людей. Мы такие же, - Кит вздохнул, понимая, что скорее повторяет это для себя. То, о чем ему говорили когда-то, - я не буду тебя торопить, если ты сам этого не захочешь, - поднял глаза, глядя на Бена очень мягко, - а вот посидеть в уюте, разговаривая и обнимая тебя, проводя именно с тобой время, я был бы очень рад.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

27

Миновав перекресток и перейдя дорогу, они, наконец, вышли к набережной. На другой стороне реки возвышался Биг Бен. Здесь прохожих было в разы больше, но мало кому было дело до них. Так, пара взглядов, да и то не особенно и злых, скорее удивлённо-любопытных. Бен поймал их скорее ради безопасности: Кит теперь тоже его зона ответственности. Лучше увидеть идиотов, готовых испортить вечер.

Ему очень грело душу то, что Кит расслабился и раскрепостился, но слушая его он стал невольно подмечать тонкости. Маленькие детали того, как он говорит. Вот, довольный, просто счастливый от того, что Бен ему предложил. Может, были сомнения, но в целом он слишком хочет того же самого, чтоб отказываться. Бен был достаточно убедителен, чтоб дать ему понять, что деньги вообще не предмет для дискуссий в их случае. Разговор о том, что ему даже в голову бы не пришло, что Кит может думать о деньгах, если б он сейчас такое не сказал, он решил отложить, сфокусировавшись вдруг на другом.

Не сразу подобранное слово. Тема щекотливая, да, но было что-то ещё. Бен увидел, как Кит опустил взгляд и пусть его улыбка никуда не девалась, он невольно обратил внимание на дальнейшие слова уже не с точки зрения влюблённого человека, а с точки зрения человека с детективным складом ума.

Почему он решил заговорить именно об этом? Одно дело сказать, мол, не будем торопить события или да, просто заверить, что первый раз для всех немного волнителен, но он начал говорить о том, кто как относится к сексу. А потом перечислил эти отношения. Вдавался в конкретику. Болевая точка. И только потом стандартная фраза, которую говорят все люди, которые имели в чём-то опыт.

Эшфорд подвёл Кита к перилам и встал позади него, обнимая. Мягко поцеловал его в область шеи под ухом. Он пару раз ловил себя на мысли, что хочет это сделать, когда снова показывал ему, как держать пистолет, замечая что от отдачи Кит всё ещё вздрагивает и заметно.

Стоять позади Хайсмана ему нравилось. Ему казалось, что так он защищает его от всего сразу. Хоть рост у Кита был выше, он был тоньше и слабее физически. Эшфорд не был "парнем из футбольной команды", конечно, но разница была заметна.

- Послушай, - шёпотом начал он, поглядев на свои руки, сведённые у него на животе, - если ты захочешь рассказать об этом, то расскажи. Я слышу это в твоих словах. Прости, но я же не просто богатый паренёк, у меня ещё и соображалка работает. И я знаю как ты разговариваешь обычно.

Чтобы не спугнуть, чуть-чуть сжал его в объятиях, подчеркивая, что нет, это никак и ни на что не повлияет.

- У меня не было никого до тебя. Это немного очевидно. Я даже не буду пытаться скрывать, что для меня это будет важный момент в будущем, - говорил он мягко, заботливо. - Я волнуюсь, конечно же. Но я сказал это как раз для того, чтобы ты услышал, что я осознаю, что это станет частью отношений и... Что я не хочу, чтобы ты думал, что я зову тебя ради того, чтоб получить от тебя это. Нет, я просто хочу быть с тобой рядом. Потому что мне очень, очень с тобой хорошо. И я надеюсь, что это взаимно. По крайней мере, похоже, что так.

Бен комично свёл брови, будто задумчиво рассматривая лицо Хайсмана, а потом коротко поцеловал его в щеку, зарывшись носом в его волосы. Дальше заговорил уже шёпотом.
- Если кто-то был с тобой только из-за секса, то он просто идиот, Кит, - снова поцелуй, теперь в висок. - Потому что в тебе столько прекрасного, что у меня чувство, что я нашёл настоящее сокровище.

Бен опять чуть-чуть сжал его. Чувствовалось, что этой близостью он правда наслаждается.

- Так что... Не сомневайся, что я понимаю почему ты со мной. Но и не сомневайся почему с тобой я. А если вдруг что-то надумаешь... То просто спроси, прежде чем сделать вывод. Хорошо?

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

28

Они шли недолго, выходя к набережной. Кит лишь спокойно осмотрелся, помня слова о том, что им с Беном придется держать свои отношения в тайне. Получается, они теперь пара. Невероятно. Снова. 
Когда они встали к перилам, Кит облокотился о них, прерывисто выдыхая, когда Бен поцеловал его в шею. О, мечты-мечты, становящиеся реальностью. Парень чуть отклонил голову назад и вбок, чтобы прикоснуться ко лбу Эшфорда, закрыл глаза, наслаждаясь такой атмосферой.
Кто бы знал, что ему никогда не надоест чувствовать их близость и прикосновения. И дальнейший шепот… Бен правда не понимает, насколько соблазнителен его голос. От него бегут мурашки, а еще краткий неслышный выдох. Конечно, Бен. Кит прекрасно понимал, насколько умен был парень, именно это привело к тому, что Хайсман сказал те три слова, которые привели их сюда, на набережную, где они стоят так близко друг к другу.
И последующие слова Бена заставили Кита повернуться лицом к нему, когда тот его поцеловал в щеку. Кит снова выдохнул, улыбаясь тепло. Затем посмотрел на реку, меж тем не стараясь как-то отстраниться, скорее наоборот, ближе, быть к Бену ближе, ощущая спиной его торс.
- Ничего такого, Бен, - пожал плечами Хайсман, делая глубокий вдох. Скорее чтобы почувствовать близость Бена еще сильнее, каждое движение. Его голос стал плавным, размеренным, - просто некоторые, я бы назвал их «потерянные мальчишки», и не важно, какого они возраста на самом деле, боятся так никогда и не узнать наверняка, что происходит с их телами. Что правда, а что лишь иллюзия, которую наслаивает на них общество. И напуганные, они ищут любви там, где ее быть не может. Бегут в темные комнаты, надеясь, что во мраке и неизвестности научатся и поймут, кто же они такие, - этому трюку Кит научился чуть позже. Облачать свое состояние в слова. Через придуманную историю рассказать миру что-то гораздо более сокровенное. То, что для других будет простым и понятным, а для него острым. Те самые примеры, которые врежутся в память и на основе которых кто-то иной избежит такой участи, потому что опыт и ощущения запомнятся, - но там, при выключенном свете, ты не находишь себя, а наоборот, теряешь нечто очень важное. И никого близкого там нет, сколько бы не уверяли тебя в обратном, - на лице Кита была печальная улыбка, хоть мужчина оставался расслабленным. Он этот момент давно отпустил, и принимал то событие как опыт, который может кого-то уберечь от последующих ошибок. Сейчас же Кит рассказывал историю, которую написал через месяц после произошедшего, именно потому, что знал, насколько Бен другой. Он бы никогда не попал в ту ситуацию, в какой оказался Кит. Об этом свидетельствовало и то, что сам Хайсман оказывался для Бена первым. В душе становилось очень тепло от подобного осознания, которое еще не до конца сформировалось. Кит помогал в центре потом ребятам, которые не знали, что им делать, рассказывая то, что произошло с ним. Но именно в такой подаче эта история так и лежала где-то клочком бумаги, да строчками в голове, - и когда ты остаешься один, наедине с тем, что невозможно исправить, часто можно неправильно трактовать произошедшее. И важно в этот момент встретить человека, который объяснит, насколько обманчиво понятие «потерянный». Потому что даже если мальчик думает, что остается в одиночестве, это не значит, что он на самом деле один. Таких мальчиков много, и много девочек, которые летят за своими мечтами на свет, забывая о том, что любой опыт должен быть своевременным. Они ошибаются, плачут и ненавидят себя за то, что оказались просто там, где им было не место. Не каждому нравятся закрытые глаза на твою душу. Хоть и не каждый должен желать ее разглядеть. Просто важно, чтобы ты по итогу нашел то, что тебе подходит. Порой надо оказаться в темноте, чтобы понять свою любовь к дневному свету.
Наверное, это ночь так влияла. И руки Бена, которые обнимали Кита, когда тот стоял, облокотившись о перила, смотря на воды Темзы и склонив, прикасаясь, голову к Бену. А, может, прямые и очень спокойные вопросы самого парня, как и такое просто признание, сподвигло молодого человека вспомнить именно такую трактовку.
- Я боюсь ошибаться, - признался вдруг Кит, - я обязательно тебя буду спрашивать, ведь влюбился я в тебя действительно давно.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1

29

Воображение у Бена было достаточно богатым. Представить то, о чем говорил Кит, было нетрудно. Он понимал, что такое сплошь и рядом, случается каждый день и с разными людьми. Молодыми ребятами, которые думают, что готовы любить весь мир, но не знают, что мир не всегда готов любить в ответ. Таких историй много. Даже его сестра могла бы рассказать такую. Только у его сестры был он и был Уинстон, которые вдвоем, не сговариваясь, пришли потолковать с ее обидчиком, заставившим ее плакать, закрывшись в комнате и стыдливо прятать глаза от них, боясь отцовского гнева.

Бессильная злость лизнула сознание Эшфорда. Глупо думать, мол, "будь я тогда там". Ты не был и никогда не будешь. Это воспоминание останется у Кита навсегда. Оно было полезным, конечно же. Возможно, оно поможет ему, однажды, уберечь от необдуманного поступка какого-нибудь парнишку, случайно встреченного среди "своей тусовки", уберечь от этого своих детей в будущем, если они будут.

- Это не отменяет того, что такие люди поступают отвратительно, Кит, - задумчиво произнес он, глядя вперед и тяжело вздыхая. - Бывает, что что-то происходит случайно. Обидеть человека, задев тонкую струну его души можно... да практически чем угодно. Но я не верю в то, что то, о чем мы говорим - случайность. Это злое и совершенно четкое намерение. Желание удовлетворить себя за счет кого-то другого. Более ранимого и доверчивого, менее опытного. Более чистого.

Он повернул к нему голову. Окинул взглядом его лицо опять, мягко ему улыбаясь. Представлять то, как когда-то давно, молодой мальчик ненавидит себя, обхватывая руками плачет, закусывая губу... Да, так выглядела его сестра. Красивая девочка, надевшая милое платье и ожидавшая совсем другого. Ей было всего шестнадцать. И у нее уже не было мамы, чтобы поговорить с ней об этом. Бен считал, что это их с Рокси роднило. Некоторые вещи нужно было сказать именно ей, потому что отец о них знать не должен был. Конечно, потом у нее появился молодой человек, который пылинки с нее сдувал (может он и до сих пор был), но то воспоминание, похороненное глубоко внутри, никуда не денется, как ни крути.

- Я не буду много говорить об этом, но скажу одну вещь, которую я хочу чтобы ты запомнил, - Бен выразительно посмотрел в глаза Кита. - Да, ты прав, что люди разные и у всех разные взгляды на понятия добра и зла, что можно, что нельзя. Разное воспитание. И разные ситуации в жизни. Но это никогда не оправдание тому, чтобы причинять другому боль, обесценивать чужие чувства. Не оправдывай без конца людей, которые были равнодушны к тому, что ты чувствуешь, и совершенно не испытали угрызений совести. Ты у себя один, Кит. И у меня тоже нет запасного.

Он фыркнул, качнув головой и снова посмотрев на другую сторону города. Огни горели так красиво, отражались в воде. Прохладный ветер приятно охлаждал кожу и дарил небывалый покой. Вообще все вокруг казалось намного, намного лучше и притягательнее. Хайсман не просто нравился Эшфорду, нет, было тут кое-что психологически более важное. Он принял правила игры - да, важная деталь, но не ключевая. Важнее же было то, что он открывался ему и давал быть собой. Кит легкими движениями рук сбросил с плеч Бенедикта груз, который собирался годами.

- Когда я думаю о тебе, мне видится сердце в стальных цепях. Ты натягиваешь их сильнее, чтобы не дать ему забиться чаще от того, что тебя должно бы обижать, злить или раздражать. Это... иногда полезно. Но только иногда. Цепи тоже оставляют рубцы и однажды могут порваться. Все то, что ты подавлял, заболит с огромной силой в этот момент, - он бережно развернул Кита к себе. Одну ладонь он положил на его шею, большим пальцем поглаживая кожу, а другой рукой обхватывал в области поясницы. - Задавайся иногда вопросом не что не так с тобой и что тебе с этим делать, а почему они такие козлы и как поставить их на место. Если не можешь сам, то у тебя есть я. А я поговорить на их языке буду не против.

И снова поцелуй. Те же эмоции, только будто еще ярче, еще нежнее и увереннее. Признание окончательное. "Мы вместе". Все, забудь о тех временах, когда за твоей спиной никого не было. Как приятно забываться в этом ощущении себя собой и как же приятно понимать, что перед тобой стоит человек, которого ты можешь назвать "своим".

Эшфорд был, если говорить честно, забегая вперед и опираться на эзотерику, "Королем Жезлов". Лидером, тем самым, стабильным в решениях, в любви, в отношениях в семье. Отец, окруженный детворой на карте Валенцы. Кит помог ему проявить эти качества в самом лучшем виде.

Прервавшись, Бен достал из кармана телефон. Покрутив его в руке, усмехнулся коротко и поднял взгляд на возлюбленного.
- Я вызову туда, на угол, - он указал на конец улицы, - и поедем домой. Кстати, если захочешь, можешь потом перевезти ко мне какие-то вещи, которые тебе будут нужны. У меня все равно "спартанские условия" и почти половина шкафа пустая. Чем таскать потом что-то постоянно, лучше пусть будет под рукой. А завтра... завтра я отдам тебе дубликат ключей.
Пауза.
- Главное всегда проверяй телефон. Отец не приезжает без предупреждения за час-полтора. Он очень не хочет застать меня в неприглядном виде. По крайней мере он так говорит.

[icon]https://funkyimg.com/i/36aXg.png[/icon][nick]Benedict Ashford[/nick][status]golden days[/status]

+1

30

- Многим нравится так проводить время, - мягко проговорил Кит, поворачивая голову к Бену, касаясь рукой его ладони. Он улыбался, и было понятно, что ситуация больше его не расстраивает так, как когда-то, - многим нравится знакомиться в баре, проводить вместе время одну лишь ночь, так и оставаясь друг для друга чужими. Многие выбирают другой путь. Есть те, кто не готовы влюбляться, отдаваясь только лишь физическим наслаждениям. Не всегда человек встречает такого же, как он сам, но, когда встречает, тогда они вместе решат любые проблемы.
Но как же приятны были слова Бена. Кит очень светло улыбнулся на такое, казалось бы, незамысловатое признание. Но оно уже было полно заботы о нем. Надо же, казалось, что Бен… спешил любить. Спешил быть вместе, спешил прикасаться, словно боялся, что в любой момент это все может исчезнуть. Может, так казалось самому Киту, который развернулся к Эшфорду, обхватывая руками торс парня и чуть проводя выше.
- Даже то, что другие могли бы быть более внимательными к проблемам своих собеседников, партнеров, не отменяет же факта того, что человек осознанно делал выбор, и предполагал, какие последствия могут быть. Я сейчас говорю именно о таких моментах, не оправдывая никого и не обвиняя, - улыбнулся Бену, притягивая и прикасаясь губами к его лбу. Вдыхая запах, расслабленно улыбаясь. Было видно, как сильно поднялась грудная клетка и опустилась, когда Кит снова посмотрел на молодого человека.
- Ты так красиво сейчас говоришь, Бен, - тронутый словами, Кит смотрел на Бена очень нежно. «Глаза улыбались» – так могли бы написать о том взгляде какие-нибудь нибуь очень романтичные писатели, - и так… беспокоишься. Спасибо.
Поцелуй. Такой, от которого по телу бегут мурашки, а Кит крепче к себе прижимает Бена, словно от всего мира прячет. А, может, прячется сам. Но так приятно! Приятно ощущать на губах прикосновения Бена, приятно знать, что чувства взаимны, приятно каждый раз открывать для себя Бена Эшфорда в мелочах. Не смотреть издалека, а здесь и сейчас понимать, что это не сон, а восхитительная реальность.
Когда они прервались, и Бен достал телефон, Кит словно уверился в своей догадке. Бену нужно было это все очень сильно. И он выбрал его. Бедного студента Академии, не самого привлекательного, не такого яркого, не такого, наверное, сильного духом. И то, как Эшфорд сейчас говорил, попадало в самое сердце Киту, который не сводил восхищенного и немного неверующего взгляда с глаз Бена. Словно пытался разглядеть что-то еще, и то, что видел – изумляло парня. В самых лучших смыслах. И если на мгновение мелькнула нотка страха, что все слишком быстро происходит, то Хайсман намеренно игнорировал ее. Бен очень хотел любить. И Кит, который сам влюбился в парня с какими-то совершенно невероятными эмоциями, не хотел бы никогда разрушить настоящие порывы Эшфорда.
- Хорошо, хорошо, - тихонько и счастливо рассмеялся он, переплетая пальцы их рук, - пойдем. Посидим вдвоем, без лишних глаз.
А затем, проведя ладонью по щеке Бена сказал:
- Не бойся, хорошо? Твой отец не узнает ни о чем. Я очень не хочу, чтобы с тобой произошло что-то нехорошее, поэтому мы будем очень осторожны. Я обещаю, что никак не выдам нас, - и говорил он сейчас очень серьезно, заглядывая Бену в глаза, - мне важнее… быть с тобой, - пожал слегка плечами. Он говорил эти слова без пафоса, спокойно, но твердо. А затем, обняв, снова мимолетно коснулся губами виска парня, пока тот вызывал такси.
Сердце Кита билось очень неровно, и немного кружилась голова. Так, самую малость от переполнявшего светлого и очень трепетного чувства.
[icon]https://i.postimg.cc/W1t5SCPv/image.jpg[/icon][nick]Кит Хайсман[/nick][status]Встреча[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » On your side [C]