Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » All that jazz


All that jazz

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Немного смерти, немного любви
[icon]https://sun1-96.userapi.com/m_PFnGckkfuz4Kwbrf0PpbK6OV2fPQQg9nWwKA/0K0axGzPUBI.jpg[/icon][nick]Ariel Sсhillman[/nick][status]Tell you all my secrets[/status]

0

2

Астрал знает. И адресат письма, само собой, тоже.

06.12.19.
Птичка моя!
Ты, наверное, уже потеряла меня из виду, но вот он я - жив и здоров ровно настолько, чтобы написать тебе это письмо. Если ты снова, следуя зову сострадательного сердца, отправилась искать меня по канавам, мусорным бакам, сточным трубам, каталажкам или домам для умалишенных - прошу тебя, прекрати. Это жуткие и мрачные места, и ни одной порядочной леди не пристало появляться в подобных декорациях, а уж тем более в поисках мужчины.
К тому же на носу Ханука и мне хотелось бы, чтобы ты встретила ее в прекрасном расположении духа. Отложила ненадолго все  дела, собрала нашу семью в большом уютном доме, отдыхала, веселилась, озаряла этот мир своей ангельской улыбкой и, конечно, зажигала свечки. Я ведь знаю, как это важно для тебя. Я помню, с каким нетерпением ты ждала этого момента, когда была еще совсем крохой, а мама не разрешала нам пользоваться спичками без нее. Помню, каким восторгом заблестели твои глаза, когда я, в конце концов, стащил с кухни коробок. И вспыхнул маленький танцующий огонек - твое самое первое настоящее волшебство. Ох и прилетело мне тогда, но знаешь, если бы я мог вернуться в тот день, я бы поступил точно так же. Что такое мамин подзатыльник по сравнению с верой в чудо, которое согревала твое сердце?
Каждому из нас время от времени нужны такие вот простые чудеса. В детстве мы видим их повсюду, но, взрослея, перестаем замечать. Они как-то теряются, уходят в серую повседневность, как цветные рыбки на дно пруда. Или, в моем случае - как осадок от дрянного виски на дно стакана, в обнимку с которым я сижу в этом полупустом баре и пишу тебе под раскатистый храп джентльмена, решившего прикорнуть немножко за соседним столиком. Снится ему, должно быть, что-то очень приятное: моя старая знакомая - официантка, похожая на куклу, которую только что вытащили из пыльного бабушкиного сундука, никак не может его растолкать. Я назвал ее старой знакомой, но на самом деле мы ни разу не заговаривали о чем-то отвлеченном. Каждый раз я прихожу сюда, сажусь вот так, в любимый темный уголок, каждый раз она смотрит на меня мутными зелеными глазами и задает мне один и тот же вопрос, с одной и той же интонацией, а точнее, вовсе без нее. "Вам как обычно, сэр?"
И каждый раз я киваю, и она приносит мне это отвратительное на вкус "как обычно". Ты, наверное, спросишь, почему я вливаю в себя такое мерзкое пойло, и неужели не нашлось чего-то поприличнее, а я тебе отвечу: конечно, нашлось бы, но это все не про меня. Коктейли веселенькой окраски "на убой" обычно берут предприимчивые парни, которые водят сюда своих спутниц, пиво со вкусом машинного масла - шумные молодежные компании, кислое, отдающее нафталином вино - скучающие дамы, которые завистливо поглядывают в сторону тех, кому заказывают коктейли "на убой". Каждый ищет в этом богом забытом месте в конце самого узкого и извилистого переулка нашего города что-то свое. Я же прихожу сюда, чтобы прикоснуться к его нутру, подышать с ним одним воздухом, раствориться в его неповторимой атмосфере и стать ее частью. Для меня она навсегда вот такая, заключенная в бутылке с белой лошадью на желтой этикетке.
Может быть, это и есть моя личная особая магия?
Но я не хочу, чтобы ты вдруг подумала, что я из тех, для кого алкоголь - единственный источник чудес. У меня в запасе есть еще несколько, и сегодня я готов поделиться ими с тобой, но только по секрету. Я собрал для тебя самые лучшие - и всего их получилось девять - по одному на каждую свечку, что я отправил вместе с конвертом. Я надеюсь, они будут согревать тебя - не только в эту Хануку, но и каждый раз, когда тебе будет плохо, тошно, и муторно от того, что все летит псу под хвост, когда ничего не будет радовать а в сердце угнездится беспросветная тоска. Если наступит в твоей жизни такой день, возьми календарь( его я также приложил к письму) вырви нужную страницу и сожги ее в пламени свечи. Не храни плохие дни, птичка, иначе накопишь их столько, что они превратятся в плохие годы.
А вот тебе мои чудеса.
Мое первое чудо -  ты. Ведь если бы не ты, не было бы этого письма, тех добрых детских воспоминаний, которые ты подарила мне, не было бы этих мыслей, моей музыки, а, значит, не было бы меня самого. А вместо меня...ну, вместо меня был бы кто-нибудь другой. Какой-нибудь хмурый парень в идеально выглаженной форме, весь такой из себя прилизанный, сосредоточенный и серьезный. Жуткий зануда, который указывал бы окружающим как им жить и что делать, да, представляешь, даже тем, кто своими собственными глазами видел рождение нашего грешного мира. Смешной нелепый человек не на своем месте. "Не клацайте зубами перед моим лицом, сэр, это не принято в цивилизованном обществе", "Вы исчерпали свой лимит проклятий за этот месяц, мэм". Брр. Душный тип.
Мое второе чудо - ангел, что снизошел до меня в один из тех серых пасмурных дней, когда хочется взять зонтик и бродить, бродить по улицам, выискивая веревку покрепче и дерево повыше. Нет, можно было бы, конечно, и в Темзу броситься, но в ней и без меня хватает всякой мерзости. Я только взглянул в ее бездонные синие глаза и - могу тебе поклясться- сразу же почувствовал, как какая-то невидимая сила оторвала меня от пола вместе с контрабасом, и вознесла так высоко к благословенным небесам, что аж дух перехватило. Так я и любовался ею издалека, чувствуя себя абсолютно счастливым и не понимая, за какие заслуги вселенная решила сделать мне такой подарок. Но ангелам, верно, тоже иногда бывает скучно, вот они и захаживают в бары, послушать джаз и пропустить стаканчик.
Мое третье чудо - прекрасный верный друг, известный тебе как Жасмин. Я знаю, ты думаешь, что он весь насквозь пропитан тем же дурным виски, что и я, но нет, поверь, это не виски. Это магия. Он великолепен во всем, что делает, ты и вообразить себе не можешь, сколько у него талантов. А как его любят животные! Наш новый пернатый приятель - Наполеон, так и не пожелал расставаться с ним. И дело вовсе не в сломанном крыле, нет. Говорю тебе, я вижу, с какой любовью этот голубь смотрит на моего товарища, когда сидит у него на плече и умиротворенно курлыкает. Может быть, если бы у каждого из нас был голубь, который так смотрел бы на нас, мы все были бы чуточку добрее?
Мое четвертое чудо - наша комната, которую нам удалось отхватить по смехотворной цене, в хостеле на втором этаже бара. Хозяин оказался добрым малым, сказал, мол, делает скидку нам, как музыкантам, которые привлекают публику в его заведение, но в первую же ночь мы поняли, что он слегка слукавил. Дело было вовсе не в публике, дело было в Говарде, который обнаружил себя почти сразу же. Говард делал все возможное, чтобы привлечь наше внимание - гремел посудой, взорвал пару лампочек, напугал Наполеона и даже тряс кровать, но мы были пьяны в стельку мертвецки уставшими, и ничего не слышали. Лишь утром, когда я отправился смывать следы похмелья со своего лица, я увидел его в зеркале позади себя. Вот тогда-то я и понял, что со мной все не так уж плохо! Бедолаге Говарду повезло куда меньше: он отхватил сердечный приступ несколько лет назад, прямо на кровати, где мы спали. Так закончилась его унылая одинокая жизнь и началась такая же унылая одинокая смерть. Никто никогда его не слушал, а ему просто хотелось душевного общения. А я, ты знаешь, люблю поболтать. Вот так мы и подружились. Иногда я даже записываю его истории, чтобы потом пересказать их публике. При жизни он был охранником супермаркета в одном не самом благополучном райончике, так что таких увлекательных рассказов у него вагон и маленькая тележка.
Мое пятое чудо - контрабас. Он не часть меня  и не продолжение моих рук, как некоторые из  коллег по цеху заявляют- о, нет. Это божественный артефакт, который дан мне свыше, чтобы частички моей души могли, облаченные в музыку, достигнуть ушей окружающих и найти свое отражение в их сердцах . Джаз -  язык, который понимают все.
Кто бы мог подумать, что божественный артефакт можно приобрести почти за бесценок на блошином рынке?
Многие музыканты дают  инструментам имена, а как по мне, это какое-то кощунство. Ну не может быть у этого великолепного вместилища  творческих порывов  человеческое имя. Это же так приземленно, не находишь? Я вообще не могу представить, какое имя ему подошло бы. Думал на досуге, ну так, забавы ради: если брать что-то такое возвышенное, вроде Адониса, или Сигизмунда, или даже Сосипатра - то слишком помпезно получается. Будто он не так великолепен, будто ему для подтверждения тому ещё и имя нужно, как у какой-то маленькой, еле живой, трясущейся от ужаса и гнева породистой собачки. А если что-то по проще, вроде Билли или там Джека - то слишком как-то панибратски, да?
Моё шестое чудо -  Наполеон, о котором я уже писал тебе выше. Поразительная птица, совершенно не похожая на сородичей. Мы нашли его на улице,  и он сразу покорил нас, ведь боролся за свою жизнь как лев. Со стороны могло показаться, что он просто печально сидит в отдалении от других, прямо посреди огромной лужи - маленький такой голубь, цвета мокрого асфальта. Но как только я взглянул в его глаза, точнее, в левый, то сразу понял, что спокойствие лишь видимость. А внутри у него - настоящий поединок со смертью, которая уже тянула свои костлявые пальцы к его птичьей душе. Не знаю, что случилось с ним - может, спешащий на службу клерк дал ему пинка случайно, или кошка подрала, а может, сородичи устроили ему взбучку из-за хлебных крошек, разбросанных сердобольной старушкой, или голубиная подружка разбила ему сердце, но он не мог взлететь. Конечно, мы не оставили его вот так, тосковать в этой луже,  ожидая конца. Поэтому теперь он живёт с нами и вполне этим доволен. И хоть пока он не пользуется крыльями, а только ходит, но поверь, он делает это с таким достоинством, какого не найдёшь у иного ястреба, рассекающего небесные просторы.
Моё седьмое чудо - это солнечный зайчик, который появляется на стене нашей каморки в погожие дни, где-то около шести утра.  Это удивительно, и ты, наверное, не поверишь мне, но он так похож на прекрасный цветок, что я даже примету себе завел: если утром просыпаюсь и вижу его, значит, день будет удачным. И она работает.
Но кажется, цветок в нем вижу только я. Мой добрый друг Жасмин, например, считает , что он больше похож на чашку кофе, а Говард и вовсе разглядел в этом блике средний палец,  гордо поднятый вверх. Моё мнение, похоже, разделяет лишь Наполеон. Он молчит, когда я спрашиваю его, но так многозначительно и мудро, что никаких сомнений не остаётся. Старина Наполеон все понимает.
Моё восьмое чудо - внутренний карман пиджака. Вот ты думаешь, как такая простая вещь может обладать волшебными свойствами? Я и сам не знаю, но это так. Начать хотя бы с его идеального размера - фляга с бодрящим кофе, ну или не кофе, но чем то другим бодрящим, сидит в нем как родная. Как-то раз мы здорово повздорили с одним господином, и он так огорчился на меня, что словестной дуэли ему оказалось недостаточно. Он, подлец, вытащил пушку и выстрелил без предупреждения- ну вот и все, подумал я, тут то и конец пришёл бедному Гарри. Он пустился наутек, а я так и остался лежать на холодной земле, не понимая, почему все ещё жив, неужто я настолько плох, что Господь не желает видеть меня  у райских врат? Я ведь чувствовал, как кровь пропитывает ткань моего пиджака, и жизнь покидает моё тело. Но, когда я принюхался, то понял, что это была вовсе не жизнь. Это был виски, что драгоценными каплями вытекал из пробитой  фляжки.
В тот вечер я  порядочно надрался и ощущал себя как никогда воодушевленно. Ещё бы, я одним махом опроверг все эти предостережения врачей о том, что алкоголь убивает. Меня он спас. Шах и мат, трезвенники!
И моё девятое чудо -  этот рассвет который я встречаю прямо сейчас, заканчивая моё послание тебе. Сегодня он совсем особенный,  с размазанной по горизонту тонкой солнечной полоской,  запахом мокрого снега, черными голыми деревьями, замотанными в цветные гирлянды, и витающем в воздухе предвкушением праздника. Я смотрю на небо в маленькое полуслепое окошко и у меня появляется какая-то робкая надежда на лучшее завтра, от которой на душе сразу становится теплее.
Хотя, может быть, это всего лишь виски.
Сейчас опрокину ещё один стаканчик и буду отчаливать в волны  прекрасной непредсказуемой действительности. И никакие штормы и водовороты не страшны, пока тебя ведёт по ним твой самый точный компас - вера в чудеса. Впрочем, немного удачи тоже не повредит.
Счастливой Хануки, птичка!
Люблю тебя.
Твой непутевый братец Гарри.


По мотивам песни Billy's band - "Кафе" Последний Путь"
[icon]https://sun1-96.userapi.com/m_PFnGckkfuz4Kwbrf0PpbK6OV2fPQQg9nWwKA/0K0axGzPUBI.jpg[/icon][nick]Ariel Sсhillman[/nick][status]Tell you all my secrets[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » All that jazz