Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » Mirror, Mirror


Mirror, Mirror

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

СТЕФАН ЛАВЕЛИН | АЗАЗЕЛЛОhttp://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/215496.jpgРазбей зеркало ведьмы.
Получи 777 лет несчастий.

Отредактировано Xuanzang (2020-06-07 02:43:07)

0

2

[icon]http://sh.uploads.ru/rI6Xf.png[/icon][nick]Stéphane Lavelin[/nick][status]Brother knows best[/status]

Мир Фейблов, 1370 г.

Последнее дело, самое последнее. Это уже решено. Я ей так пообещал. Себе я могу обещать что угодно, могу даже не выполнять обещаний – разве не я сам себе хозяин? – но сестре врать не стану. Она храбро держалась, бедная моя Шпулька, даже носом не смела шмыгать, чтобы я не передумал. Будто я и без того не знаю, как тяжело ей меня отпускать. Каждый раз, спускаясь с крыльца, я тащу на себе непосильную ношу – груз её горя, её невысказанных слов и непролитых слёз. Она не смеет жаловаться и никогда не упрекает, но я знаю – она не хочет, чтобы я уходил.
Моя работа – собачья работа, тяжёлая и неблагодарная, но я сам себе такую выбрал. Сам не заметил, как перестал охотиться на зверей и начал – на людей. Вот только разве люди они – эти колдуны и ведьмы, которые ради потехи калечат, сводят с ума и убивают мирных жителей? Нет, для колдунов и ведьм у меня жалости нет. Я уже отомстил за Франа, но всё никак не могу заглушить ярость, что клокочет у меня в крови. Если меня не остановит слово, данное сестре, то остановит только смерть.

Да, слово. Я дал ей слово. Эта охота – последняя.

Будет трудно. Труднее, чем всегда. Так подсказывает мне чутьё, а оно меня никогда не подводило. Грош цена охотнику, у которого чуйки нет. Я – хороший охотник, потому что живой ещё. Я осторожен. Я всегда готовлюсь. И никогда не оставляю следов.
Про меня уже стали говорить. Не в полный голос, конечно. Так, шепотки поползли о безымянном мстителе, который избавляет простой народ от колдунов-душегубов. Я не радуюсь. Признание мне не нужно, я не ищу похвалы. То, что стали говорить, значит только одно: пора залечь на дно. И я залёг бы, если бы не Снежная Королева. Моё последнее дело – это она.
Меня попросил о помощи старик. Странно, но я уже не помню его лица. Помню только, что он подсел ко мне за столик в таверне и завёл разговор издалека. Стал жаловаться на погоду – мол, зима в этом году свирепая и голодные волки выбираются из леса поближе к людям. Заходят в деревни, воют за частоколом, нападают на домашнюю скотину. Да и людьми не брезгуют, волчий голод сильнее страха. Зачем я слушал, зачем кивал? Не хотел обидеть почтенного человека. А потом он заговорил про хозяйку этих мест. Про королеву с ледяным сердцем, вьюжную ведьму, которая много лет держит здешний народец в страхе. Сказал, что она крадёт детей ради забавы, потому что своих у неё нет, а ей, видишь ли, хочется, чтобы в гулких ледяных чертогах звучали детские голоса. Я слушал и сжимал кулаки. Детей красть – вовсе последнее дело. Сколько семей она так разбила? Сколько безвинных сердец насмерть заморозила?
Сразу вспомнился мёртвый Фран, лежащий на залитых кровью ступенях в замке Синей Бороды. Мой беспечный младший брат, которого я не уберёг. Фран не был ребёнком, но я должен был его защищать, потому что кто, если не я? Тяжело вспоминать, но образ всё не идёт из головы. Сколько раз мне ещё надо убить, брат, чтобы ты отпустил меня? Чтобы разжала тоска железные когти, позволила хоть раз вздохнуть спокойно? Наверное, тогда я решил: это будет последнее дело. Самое последнее.

Ночью я пишу сестре письмо. Царапаю пером потрёпанный лист, стараюсь, чтобы буквы выходили ровнее. Я не мастер красиво говорить, но ради Шпульки стараюсь, чтобы складно вышло. Она скучает, очень скучает. Я должен сказать ей, что мы скоро встретимся. И лучше прежнего заживём, уж я постараюсь. Изгоню, наконец, скорбную тень Труса из нашего маленького лесного дома и снова буду просто Старшим Братом. Не охотником. Не мстителем. Не убийцей.
Смотрю на свои руки. Руки как руки. Ладони большие, мозолистые. Руки человека честного, рабочего, не неженки какого-нибудь. В пальцы грязь въелась немножко, но мне всё кажется, что кровь. Бросаю перо, хватаю первую попавшуюся тряпку и начинаю оттирать. Кожа уже горит, а я всё пытаюсь оттереть свои руки от крови, которую я когда-то пролил. И ещё пролью. Да, пролью. Последнее дело всё-таки, не шутка.
Снова сажусь за письмо. Перечитываю – вроде бы складно вышло. И про Великие Горы написал, и пару напутствий сестрице оставил. Пора сворачивать, а то ещё слезами закапаю несчастную бумажку. Чтобы я, Старший Брат, ревел над письмом? Да ни за что!
Сворачиваю письмо трубочкой, кладу в кожаный футляр. Прежде чем уйти на дело, отправлю. Когда Шпулька получит его, я уже буду на пути домой. То-то она обрадуется! А теперь – спать. Хороший охотник – тот, кто сытно ест и вдоволь спит.
Мне снова снятся плохие сны. Холодно, так холодно в этих снах. Я вижу зеркало с обледеневшей рамой, сосульки свисают вниз, закрывают отражение. Я не могу выйти, я застрял среди тысяч одинаковых стеклянных граней, осколки впиваются в моё тело и жалят.

Больно.

Я подскакиваю на постели. Изо рта вырывается пар. Кто оставил на ночь открытым окно? Дрова в камине давно прогорели, неудивительно, что в комнате холодно, как в леднике. Нет, больше не лягу спать. Скоро рассвет. Надо готовиться.
Если честно, я уже сделал всё, что мог. Навёл справки. Осторожно поговорил с нужными людьми. Выяснил, как пробраться в замок. Я ведь всё уже знаю, так почему же я оттягиваю момент? Ответ мне хорошо известен, но неприятно признавать, что я боюсь. Я – Старший Брат, охотник на ведьм. Удачливый охотник, между прочим. Так отчего же мне в этот раз так тяжко и тревожно? Наверное, всё оттого, что это – финал. Как бы я ни хотел продолжать охоту, Снежная Королева станет последней, кто падёт от моей руки. Я обещал сестре. Она ждёт.
Скоро уже, скоро в обратный путь. Скоро домой.
И вот, я иду. Пока ещё не домой, для этого рановато. Я иду убивать. Вступаю в зеркальный коридор, шагаю медленно и осторожно, чётко представляю, куда хочу попасть. В зеркалах легко заблудиться, особенно если на той стороне никто не ждёт. Эх, Шпулька, Шпулька, мне бы пригодилась твоя свеча!.. Нет, нельзя думать о доме. Я пока не заслужил возвращения, мне нельзя возвращаться ни с чем. Прости, Шпулька, последнее дело – самое важное. И я снова иду вперёд.
Здесь холодно. У меня замерзают не только руки, у меня замерзают мысли. Не могу думать, могу только крепче сжимать палаш. Пальцы одеревенели, не гнутся, совсем как в том кошмаре, но я не могу повернуть назад. Выход совсем близко: ведьминское зеркало переливается, как огромный бриллиант, как кусок льда на зимнем солнце. Это так красиво, что я замираю на мгновение, и пропускаю момент, когда по изнанке зазеркалья пробегает тень.

Смерть пришла за мной, а я и не увидел.

Королева разбивает зеркало, когда я выхожу. Амальгама рассыпается с мелодичным печальным звоном, и кривое ледяное шило втыкается мне в грудь. Я не успеваю ударить. Я роняю палаш. Неужели я проиграл? Это… нечестно.
Она так прекрасна, эта зимняя ведьма, и так безжалостна. Кристаллики льда переливаются в её волосах, как драгоценные камни, усеивают роскошный, поистине королевский наряд. Её пальцы холодны, и, стоит ей коснуться моего лица, плоть промерзает до самой кости. Я не могу пошевелиться.
- Кто прислал тебя, охотник? – спрашивает Снежная Королева, зная, что я не смогу ей ответить. Её чары сковали меня надёжнее всяких цепей, и от осколка в груди расползается по телу мертвенный холод.

Что же я наделал, Шпулька? Что же я наделал?..

- Я тебя не убью, - зловеще обещает ведьма. – Я сделаю тебя своим слугой. И ты будешь убивать ради меня, пока не закончится время. Как тебе? Нравится?
Она видит отчаяние в моих глазах, потому что я ещё живой под коркой льда, я ещё мыслю и сопротивляюсь, но все мои попытки вырваться тщетны.
- Моё лучшее творение, - мурлыкает злодейка.  Она ходит вокруг, и шлейф варварски роскошного платья обвивается вокруг моих ног. Палаш попадается на пути Королевы, и она брезгливо пинает оружие носком меховой туфельки. – Идеальное.
Сознание гаснет. Я не чувствую своего тела. Мысли – уже не мысли, а обрывки слов. Последним усилием я вырываю свой разум из ледяного плена и успеваю подумать: «Прости меня, Шпулька! Я не вернусь…»

Это моя последняя мысль.

Отредактировано Xuanzang (2020-06-06 22:11:07)

+4


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » Mirror, Mirror