Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Feast or Famine [c]


Feast or Famine [c]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Feast or Famine [c]
https://funkyimg.com/i/34SjY.png
I'm going hungry these days,
Feast or famine
Running these days
Feast or famine
Caught up in the headlights
Shadow in the moonlight
Breakdown, breakdown
Going hungry these days
It's only feast or famine

1. Места действия
Нью-Йорк. Начало в одном из клубов А.М.
2. Время
Всегда ночи с 18 по 25 апреля 2020.
3. Действующие лица
Джереми Наварро, Джанет Браун (Джейн Лэнгфорд), Шахин Бей (Ричард Росс), Голод
Возможно, добавятся дополнительные лица.

Из одного из своих клубов Джанет получает тревожное послание от администратора: она просит немедленно приехать, потому что "у них очень серьезные проблемы с одним из клиентов". Из короткого разговора по телефону, Джанет поняла, что нужно взять с собой побольше своих "людей". Шахин же получил сообщение от своего ученика, который попросил его приехать, по сути, туда же и помочь, потому что он не знает что ему делать. "Мисс Лэнгфорд" и ее помощники встречаются с "доктором Россом" у входа в клуб. Никого из посетителей что-то не видно и вывеска гласит: "Извините, мы закрыты."
Единственная машина, припаркованная у клуба - воистину роскошный и дорогой черный лимузин. Кем бы ни был гость, он явно не из бедных.

+1

2

ЧАСТЬ I

Если что-то у Джереми и получалось лучше всего в мире, так это влипать в неприятности. Когда лимузин остановился и из него выглянул худосощный старик, который предложил ему и ребятам подзаработать, они не предполагали куда это может их завести. Обычно эти предложения подзаработать ограничивались не очень добропорядочным сексом, но в этот раз их просто посадили в лимузин и заперли, после чего начался пиздец.
Голод. Такого голода он не испытывал никогда в своей жизни. Судя по виду остальных, он был в этом не одинок. Их, вампиров, просто перекрючило к чертовой матери. Даже думать было больно, они высыхали от голода настолько стремительно, что раздавался чуть ли не хруст кожи, превращающейся в пергамент. Таинственный незнакомец только сидел и молчал какое-то время. Потом он легко махнул рукой, улыбнулся и их отпустило. Мгновенно. Джереми и остальные с трудом поразгибались, ловя губами воздух, как будто он бы хоть чем-то мог помочь. Каждый влез к себе в карманы, в поисках заначки с кровью, чтобы хоть чуть чуть избавиться от фантомной боли, так и оставшейся в теле.
- Вы знаете Колина? Вампир, который работал перевозчиком у Статуи Свободы, - коротко спросил он, повернувшись к ним с улыбкой и окинув их взглядом.
Все переглянулись, но никто не знал такого парня. Незнакомец только тяжело вздохнул и повторил свою пытку.
- Точно не знаете? - спросил он, так же легко их отпустив.
Таких способностей Джереми не знал ни у одного существа. Может, конечно, он знал не очень многих, но судя по тому, в каком ужасе были остальные, он был в этом, опять же, не одинок.
- Не знаем такого, - просипел Реджи, вампир-афроамериканец, - мы правда не знаем. Пожалуйста, отпустите нас!
- О, боюсь, я не могу этого сделать, пока.
- Мы никому не скажем, - пролепетала Каролина, - мы правда никому о вас не скажем, только не делайте больше... этого...
- Я не сомневаюсь, что вы никому обо мне не скажете. Но этот вампир мне нужен. Потому что он должен знать, где другой вампир, которого я ищу. Ту зовут Скарлет Роуз. Слышали о такой?
- Мы... - начал Джереми, проглотив остатки пайка, - ...мы низшая каста. У нас нет таких знаний.
- Как это грустно, - сделав гротескно-грустную моську сказал Голод, склонив голову набок. - Что же, тогда у меня нет других идей, кроме как захват одного из ваших гнезд и общий сбор всех, кого вы только знаете. Потому что пока я не найду того, за кем я пришел, я от вас не уйду. Кого-то, наверное, мне придется взять в заложники. И пытать для верности.
- Кто вы такой? - спросил Шон. - Зачем вы все это делаете?
- Не ваших умов дело. Просто скажите где ближайшее место, куда ваши точно придут.

***

Ближайшим оказался один из клубов Лэнгфорд. Джереми уже чувствовал, как ему ломают руки и ноги за то, что они привезли этого... этого сюда. Не его была идея, впрочем, а Каролины. Походя, она, Шон и Реджи написывали всем, кого только знали из вампиров, чтобы обязательно приехали туда и повеселились. Джереми сначала не хотел в этом участвовать, но по нему снова ударило иссушающее чувство голода и он стал делать ровно то же самое, про себя радуясь, что у него в телефонной книжке, в основном телефоны его постоянных клиентов. Друзей у него среди вампиров было не так много. По крайней мере тех, кого можно было бы легко пригласить в стрип-клуб точно.
Когда они оказались внутри, незнакомец спросил кто главный. И его отвели к администратору.
Его милейший дар убеждения сработал без особой заминки. В течение часа в клубе не осталось ни одного не-вампира. Те, кто подходил попозже, попадали в ловушку. Им открывали дверь и больше никто не выходил. Незнакомец меланхолично сжимал и разжимал свои "волшебные тиски", чтобы ни у кого не было и малейшего соблазна выкинуть какую-нибудь глупость. Он так и не представился, зато попросил самого дорогого вина и заставил нескольких девиц посимпатичнее сначала танцевать для него ему на потеху.
- Я бы предложил вам оргию, но, как я понимаю, мы ждем прям совсем главную, да? - с улыбкой спросил он, окинув взглядом присутствующих вампиров.
Все сидели тихо и смотрели на него, как бандерлоги на змею. Джереми исключением не был. Он храбростью и геройством не отличался в принципе, в особенно сейчас когда получил на один разок больше дозы страдания, чем остальные.
- Что же, будем надеяться, она будет хорошей девочкой.
Голод уставился на танцующих, торжественно приподняв бокал с вином.
- Ваше здоровье.
Вопреки тому, что он выглядел расхлябанным и упивающимся происходящим, Наварро заметил по нему, что он пребывает в каком-то... очень уж напряженном состоянии. Он был действительно зол. Все, что он делал, веяло показушностью. Наверное, он хотел, чтобы в нем видели просто садиста, не озадачиваясь его истинной целью. Джереми таких мужиков знал. Тех, кто пытал потому, что не мог, к примеру, закончить сделку. Они казались расслабляющимися, но, по сути, срывали злость на мальчике для подогрева своей постели.
- Ты, - Голод указал на Джереми пальцем, - встретишь гостей.
- Я только покурю.
- О, валяй. Но если они не зайдут...
- Я понял.
Наварро просить или объяснять дважды не требовалось. Он поднялся и, нетвердой походкой пошел к выходу. Выйдя на темную улицу, он закурил, едва сумев попасть по колесику зажигалки - настолько сильно дрожали у него руки. Он как-то зябко поежился, будто замерзая, и укутался в пальто. На самом деле это был страх, обычный. То существо, с которым они столкнулись, было чем-то, что доселе они не видели. Никогда.
Он легко их поймал и будь Наварро достаточно полон самобичевания, он бы начал считать, что они виноваты и все такое, но, на деле, на их месте мог оказаться кто угодно. Он мог и сразу прийти сюда, вероятно. Но как он в принципе понял, что они - вампиры? Ответ напросился сам собой. Голод. Их голод. Они же сидели на сухпайке и чистой крови не пили последние недели две. Он почувствовал его. Так что же он такое, мать его?
Завидев Лэнгфорд и остальных, Джереми сделал шутливый реверанс.
- Доброй ночи, - он улыбался широко, но наигранно, а его бледность и синяки под глазами говорили о том, что за вечер он уже испытал на себе немало дерьма. - Войти должны все. Если никто не будет пытаться сделать что-то глупое или агрессивное, то всем нам будет лучше, поверьте.
Он нервно хохотнул и бросил окурок в урну.
- Мы в дерьме, - шепотом сказал он, - но вы сейчас сами все увидите.
Сказав это, Наварро просто открыл дверь. Ключ торчал с другой ее стороны.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Z3Kz.png[/icon][nick]Jeremy Navarro[/nick][status]epic fail[/status]

+2

3

Джанет собиралась вообще-то развлечься, когда получила это дерьмовое сообщение. «Проблемный клиент». Замечательно. Прекрасно, мать вашу, значит, придется ехать и разбираться, что же такое происходит. И по телефонному звонку, что раздался в следующее мгновение, она только сильнее нахмурилась, недовольно слушая о том, что срочно нужна со своими «людьми». Все это попахивало огромной подставой, а если вернее, воняло так, что по хорошему, надо бы бежать без оглядки, прихватив как раз «своих». Но этого делать вампирша не могла. Под ее ответственностью находились клубы, в которых было множество сородичей, и женщина не имела права бросать их. Даже больше того, кто как не она будет разгребать все дерьмо, которое происходит. Она ставленница Омарозы, и свою мамочку не подведет.
Именно так размышляла Джан, пока быстро подправляла красоту на своем лице. Ее мейк был в стиле деловой леди. А сама вампирша одета в строгий брючный костюм мягкого бежевого цвета. Только вот никакой рубашки под пиджаком с довольно низким декольте не наблюдалось. А стрипы только добавляли сомнений, кто перед ними – работница или хозяйка данного заведения. Двоякость во всем – ей это нравилось. Что занимательно, Джанет прекрасно умела на таких каблуках бегать, и не гнушалась тем, чтобы в случае полной задницы, сбросить их, как ящерица хвост. К тому же такая высокая платформа как бы намекала – перед вами беззащитная женщина, которая хочет решить все дело миром и исключительно языком. А там, как уж пойдет.
Еще раз посмотрев в зеркало уборной, она напоследок проверила обратную связь своих, которые обещались прибыть к клубу как можно быстрее. Конечно, жаль, что время придется проводить подобным образом – вечер уже был испорчен. Но разве впервой ей разбираться со всякими проблемами по бизнесу?
Джанет кивнула своим девочкам, которые улыбнулись ей в ответ и показали большие пальцы, да отправилась туда, куда ее вызвали. Большая часть сородичей уже были в клубе, после получения сообщения. Вместе с вампиршей вышли лишь парочка приближенных, хоть и отправились в другой машине. В свою она мало кого пускала, а вернее никого вообще. Нечего всяким сидеть в ее тачке. Да, красной и вульгарно вычищенной до блеска. Она доехала быстро, припарковавшись и оценив черный лимузин у входа. Большая шишка? Что же его не устроило, и с какой стати он собрал всех вампиров? Прежде чем выйти, Джан выкурила одну тонкую сигарету. Сама вампирша была сыта и довольна жизнью. Ровно до этого момента, пока, сука, ей не позвонили. Девушка вышла из автомобиля, направляясь к клубу, держа в руках маленький клатч. Возле помещения топтался незнакомый ей вампиреныш и больше никого. Еще и отвратительная табличка «Закрыто» сверкала неоном. Кто это мальчик? Мелкая сошка, клиент? Точно не работник, она бы его тогда запомнила.
Краем глаза вампирша заметила приближение Шахина. Сердце снова предательски замерло, а на губах появилась милая легкая улыбка.
- Доброй ночи, - мягко проговорила она, подходя к мужчине, и привычно прикасаясь губами к его щеке, задержавшись лишь на мгновение. Отстранилась, чтобы сказать, - не думала тебя здесь встретить, но буду не прочь после всего перекинуться новостями.
Она говорила светским тоном, хоть внутри начала расти тревога. Да еще и этот мальчишка, явно ожидавший их, вызывал какие-то бешеные подозрения в том, что ничем хорошим это не кончится. Да еще и его шепоток.
- Какая прелесть, - сложила ладошки лодочкой, послав воздушный поцелуй юноше, словно не восприняла его слова всерьез, вот только, когда подошла, легонько обняла аккуратной ладошкой за голову, приблизившись, что со стороны казалось похожим поцелуем, который наградила она Шахина, - если еще ты уточнишь, пока сопровождаешь меня, в каком именно, будет прекрасно.
Парень мог заметить на мгновение, что Джан крайне зла. На кого только? Она понимала, что их заманивают в ловушку, но учитывая количество вампиров, которые уже были внутри, она сама ничего не могла сделать, только как подчиниться. Поэтому легко взяла мальчика под руку, словно он ее кавалер, пока за ними закрывалась дверь.
- Проводи меня, пожалуйста, до нашего гостя, - мягко попросила она, затем повернулась к Шахину, и тот мог увидеть ее предостерегающий взгляд, хоть при этом не просила поддержки, скорее намекала, что разберется.
[icon]https://i.postimg.cc/XvJBr4ML/0000-edium.jpg[/icon][nick]Джейн Лэнгфорд[/nick][status]Укушу[/status]

+2

4

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/40245.jpg[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status]За последние двадцать лет Шахин не раз хвалил себя за дальновидность: обратив не нахального американца, а человека восточной культуры, он обеспечил себе полное повиновение со стороны ученика. Он относился к Раджи как отец и учитель, но, принимая во внимание ошибки прошлого, взамен требовал абсолютной преданности. Две английские леди, считавшие, что Шахин "ограничивает их свободу", очень бы удивились, узнав, как мягок он был на самом деле по отношению к ним. У Раджи было гораздо больше обязанностей, и наипервейшая из них звучала так: "доставлять отцу как можно меньше хлопот". Это означало, что за свои ошибки следовало отвечать самостоятельно и просить помощи можно только в самом крайнем случае. Поэтому Шахин, получив от ученика странное путаное сообщение с просьбой о помощи, сразу напрягся. Раджи не посмел бы беспокоить его, не будь дело по-настоящему важным - таким, где без старшего вампира не обойтись.
В сообщении был указан адрес, а вот суть проблемы оставалась весьма туманной: получив смс, турок немедленно перезвонил ученику, но ответа не было. Раджи просто не посмел бы проигнорировать звонок наставника, будь он в состоянии хоть сколько-нибудь шевелиться. Ситуация выглядела скверно, и после недолгих колебаний Шахин решил вмешаться. Он всегда оставлял за собой право не бросаться спасать "птенцов" по первому жалобному писку - хотят жить, пусть думают быстрее - но речь шла о его младшем ученике. Очень ценном и, Шахин не сомневался, последнем. Больше он обращать никого не будет. Хватит с него.
К клубу А.М. вампир добрался почти одновременно с Джанет. Вежливо улыбнулся, подставил щёку для поцелуя - как это было всегда, чтобы не нарушать привычный успокаивающий ритуал. А потом чуть повернул голову, почти касаясь губами волос вампирши, и тихо сказал, чтобы не услышал вышедший им навстречу нервный молодой вампир:
- Что происходит в твоём клубе, Ченнет? - он произнёс её имя на турецкий манер, проговаривая первый слог как нечто среднее между "че"  и "дже". Как в слове "рай". - Там сейчас мой ученик. И он в беде.
Судя по всему, "Джейн Лэнгфорд" знала не больше него самого. Он считал, что достаточно хорошо её изучил. Она была неспособна по своей инициативе навредить ни Шахину, ни другим его "детям". Хотя... времена меняются. Может быть, и для Джанет всё изменилось?
- Войти должны все, - повторил он следом за молодым вампиром. Тот выглядел изрядно потрёпанным и напуганным. То, что ждало их внутри, заставило этого парня по-настоящему бояться. Оно же заставило Раджи, воспитанного в строжайших традициях, отступиться от своих принципов и просить учителя о помощи так отчаянно, как будто ему стукнуло не полвека, а пять лет. - Могу ли я поинтересоваться, чьи слова вы сейчас передаёте, юноша? Поскольку происходящее - отнюдь не ваша инициатива.
Нет, не его. Прислушавшись к внутренним ощущениям, турок подобрал к молодому вампиру определение "мелкая сошка". Маркерами служили бравада, призванная скрыть нервозность и даже страх, грубоватые манеры и, скорее всего, весьма небольшой срок, прожитый "в ночную смену". Подручный на побегушках у кого-то более умного и сильного. Таких, как он, десятки, и, когда они гибнут, их всегда есть кем заменить. Печально. Сам Шахин никогда бы не обратил никого подобного.
Джанет, если и была встревожена, великолепно это скрыла. Турок отметил, что она научилась прекрасно держать лицо, но, увы, явно не благодаря ему. Когда женщина под руку с провожатым направилась ко входу, Шахин помедлил несколько мгновений и позволил себе поддаться иллюзии, что у него есть выбор. Что он может просто развернуться и уйти, как будто его ничто здесь не держит.
Но кое-что всё-таки держало.
На всём свете у него осталось трое живых "птенцов". И двое из них сейчас находились в этом клубе.
Шахин поднял глаза к небу.
- О Аллах! - воскликнул он и даже руки на секунду приподнял в жесте "да за что же мне всё это".
А потом развернулся и поспешил догнать Джанет.
- Вместе разберёмся, - сказал он. - Территория твоя, но проблемы, как я вижу, наши общие.

Отредактировано Xuanzang (2020-06-10 03:41:25)

+3

5

https://pp.userapi.com/c848416/v848416277/1ae624/AmxESWgrR5A.jpg

Джереми от близости с Джанет вздрогнул, но посмотрел на нее с нервной улыбкой. Такой же он одарил и Шахина.
- Увидите. Вы все сейчас увидите. Я не смогу описать точнее, чем я уже сказал, - он окинул их взглядом, в котором читался реальный ужас. - Я не знаю что это за тварь.
Последнее получилось сказать шепотом. За дверью их встретила не менее перепуганная Каролина, которая и закрыла дверь, провожая их позади. Джереми отстранился от Джанет.

Картина, собственно, не особо изменилась. Голод повернулся к вошедшим и первое же, что он сделал, поднявшись с места... театрально щелкнул пальцами. Все вампиры в помещении разом скорчились от боли, их кожа ссыхалась с жутким, неестественным треском. Некоторые завыли, обнажая клыки и безумными взглядами смотря в потолок. Джереми был в их числе. Шахину тоже довелось испытать это на себе, но Джанет Всадник не тронул. Он рассудил, что Джанет была хозяйкой и ее, вероятно, впечатлит достаточно то, что она увидит, как каждый из присутствующих стремительно обращается мумией, испытывая при этом ужасный, жгучий, разрывающий на части болью всего тела голод. Старик смотрел на нее будто бы спокойно, чуть улыбаясь даже. Затем он отпустил всех разом.

Многие вампиры даже не встали с места, оставшись сидеть на корточках. Кто-то даже в обнимку. Они с ужасом смотрели на старика, переглядывались между собой, не издавая больше ни звука. Наварро остался сидеть подле колонны. Его уже трясло от этих ощущений. Пожалуй, он впервые подумал, что сдохнуть от СПИДа было бы веселее.

- Добрый вечер... как вас там? Джейн, кажется, - Всадник улыбнулся шире. - Простите мне это маленькое представление. Просто, сдается мне, что вы так все будете более разговорчивы.

Всадник всплеснул руками, посмеиваясь.

- Наверное вам очень интересно зачем я вас всех здесь собрал? Хотя некоторые уже в курсе, - он хихикнул как-то неподобающе ситуации весело и бодро запрыгнул на подиум, на котором до этого танцевали вампирши. - Я ищу кое-кого. Возможно, вы знаете больше. А возможно ваше присутствие, как эдакой маленькой принцесски улья, развяжет кому-то языки и убедит в том, что мои намерения более чем серьезны. Потому что я уйду только тогда, когда получу то за чем я пришел. По-Кинговски так, знаете? Читали Бурю Столетия? Занимательная книжка. Мой брат Смерть читал ее. Ох, разрешите мне, наконец, представиться.

Он прокашлялся, а затем развел руки в стороны, делая гротескно-грустное лицо, достойное праведника. Только в какой-нибудь ироничной комедии. Джереми перевел на него взгляд, ожидая, что он скажет.

- И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай... - с ложным пафосом произнес он, окидывая взглядом присутствующих. - Я Голод. И, да. Конец Света ближе, чем вам кажется. Но я здесь не для того, чтобы его устраивать. Считайте, что у Творца хорошее настроение. А вот у меня очень дерьмовое. И лучше вам не испытывать мое терпение, кровососы.

Вопреки сказанному, он заулыбался, заводя руки за спину. Наварро был готов поклясться, что почувствовал, как у него мурашки побежали по коже. Голод? Здесь? Конец Света? Ебануться. Вот этого он не ожидал. Будет что рассказать потомкам, блядь. Если, конечно, вся эта история хорошо кончится.

- Мне нужен маленький вампиреныш, который где-то с десятка два лет назад работал паромщиком у статуи Свободы. Его зовут Колин. Насколько я понял, он единственный, кто знает где мне искать Скарлет Роуз, - он окинул взглядом помещение вновь, замирая только на самой Джанет. - Вы знаете либо его, либо ее? Мне нужно добраться до нее как можно скорее, иначе все пойдет по известному вам месту, мои маленькие любители кусаться и впиваться, как сраные клещи. И, да, не забывайте, что я здесь инкогнито. Поэтому, если вы попытаетесь доложить обо мне, то я просто доведу вас до голодного безумия и вы пойдете жрать людей направо и налево. Надо ли мне объяснять, что тогда СФ устроит массовую зачистку вашей братии в Нью-Йорке? Будет вообще знатная кровавая банька.

Всадник усмехнулся. Джереми даже представлять это не хотелось. Присутствующих в помещении вампиров было достаточно, чтобы вырезать добрую треть города, если верить тому, насколько опасно это голодное безумие. Сам он, слава богу, никогда его не испытывал. Наварро с надеждой посмотрел на Джанет. Шахина он не знал, поэтому надеялся больше на "принцесску улья", нежели на него.

- Будете паясничать - я сделаю это еще раз, - он холодно смотрел в глаза вампирессы. - И буду продолжать делать это. Туда. Сюда. Туда. Сюда. У нас всех здесь... полным полно времени.

Он игриво подмигнул ей. Но это выглядело, по разумению Дже, пиздец как жутко.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Z3Kz.png[/icon][nick]Jeremy Navarro[/nick][status]epic fail[/status]

+3

6

Джанет всегда внутри замирала, когда слышала, как Шахин говорит ее настоящее имя. Вот так, можно представить, что ей одной. Что он действительно о ней беспокоится, пусть и говорит о своем новом ученике. Эти мысли отдавали огромной болью и не менее огромной любовью, пусть и испытывала это только исключительно она. Джан не устояла, посмотрев на мужчину с тоской, чуть дернула уголками губ, и это лучше всего показывало - она понятия не имеет о происходящем. И слова ее создателя сделали все еще более болезненнее и ярче. Вместе… это так ранит, на самом то деле. Но вот ту Джанет мягко улыбнулась Шахину, чтобы потом обратить внимание на молодого парня. Она увидела его ужас в глазах, чуть прищурившись. Вот теперь злости не было – ее любимый так легко ее сейчас погасил, пусть и не ради нее, а ради другого своего создания, отправившись внутрь клуба.
Вампирша внимательно пробежалась взглядом по всем собравшимся, оценивая обстановку. Значит, недовольный клиент, не совсем верное определение. Но что тогда происхо…
Она даже додумать не успела, как увидела настоящий ад. И подло, очень подло ужасаться не количеству того, скольких скрутило, а тому, что это произошло с тем, кого она любит. Джанет было дернулась в сторону Шахина, чуть ли не пытаясь загородить от неизвестного собой, но вовремя остановилась, стирая улыбку со своего лица. Теперь вампирша смотрела напряженно, ее взгляд стал очень цепким, когда она заставила себя силой оглядеть всех, кто тут был. Кто становился мумиями, кто скорчился на полу. Когда это все прекратилось, Джанет, впрочем, быстро взяла себя в руки, переводя немигающий взгляд на существо, сотворившее это.
Те девушки, что остались у шестов, держась за них и дрожа, попытались отползти, стоило мужчине забраться на подиум, продолжая говорить. Дальнейший ложный пафос Джанет посчитала максимально раздражающим, учитывая, что уже поняла, кто перед нею. Брат Смерть, усыхание, словно в голодном безумии, вампиров. Пожалуй, последующая речь лишь внесла деталь, обозначив мужчину как Всадника Апокалипсиса. И снова, Джанет не испытала ужаса, когда осознала, кто перед нею. Она испытала дичайший кошмар, когда услышала, кого это существо ищет. Скарлет. Вампирша тяжело выдохнула, слушая «просьбу» старика.
Краем глаза она поймала полной надежды взгляд. Не только этого молодого вампиреныша, но и ее девочек. Они привыкли, что Джанет разруливает ситуацию. И при обычных обстоятельствах, она бы да, это сделала довольно просто.
Вот только тонкая политика не давалась древней вампирше, когда дело касалось чувств. А здесь все было напрямую с этим связано. Женщина бросила косой взгляд на своего создателя, одними губами говоря то, что он и так знал: «Я люблю вас». Что бы ты тут не услышал, Шахин, я люблю вас обоих.
Она подошла к Голоду спокойно, уверенно, без какого-либо кокетства, но, не теряя женственности. Деловая леди, да.
- Давайте останемся разумными, - проговорила она, приглашая Голод сесть за один из столиков, и сама опускаясь напротив. Вампирша выглядела серьезно, явно не собиралась увиливать или шутить. Было видно, что женщина волновалась за тех, кто находился в клубе, и хотела прийти к соглашению и разрешению конфликта. Она чуть нахмурилась, задумчиво, положив руку на стол, постучав аккуратными ноготками, - вы продемонстрировали прекрасно, что умеете, и что можете сделать со всеми нами, если вам не выдадут паромщика. Мы семья, - проговорила она твердо, - неужели вы думаете, что будем скрывать неизвестного вампира, мелкую сошку и подвергать опасности наш клан ради него? Я не знаю этого Колина, и вывод напрашивается один – он не из моей семьи. Не один из подопечных. Учитывая, что я видела, не думаете же вы, что я могу поставить на кон всех, которых мне вверили ради какого-то паромщика? Полагаю, если этот вампир знаком с той самой Скарлет Роуз, которую вы ищите. И опять, я не знаю, кто это, так что она не из нашей семьи.
Джанет боялась, она очень боялась того, зачем Всаднику понадобилась дорогая ей женщина. Он не пришел за помощью, он пришел и показал свои возможности, появился как тот, кто может взять всё силой. И сама Джанет могла лишь с огромным страхом думать, что сделает со Скарлет этот Всадник. Что ему нужно?!
- Может, - мягко и немного устало проговорила она, - мы смогли бы помочь вам как-то иначе? Я с ужасом смотрела на то, что вы делали с моими сородичами. Вижу, что та вампиресса вам нужна, но, может, каким-то образом я смогла бы посодействовать вам вместо нее?
[icon]https://i.postimg.cc/XvJBr4ML/0000-edium.jpg[/icon][nick]Джейн Лэнгфорд[/nick][status]Укушу[/status]

+2

7

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/40245.jpg[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status]Шахин очень быстро пожалел, что изменил своим принципам. Он редко кому-то помогал, и даже ученикам, попавшим в серьёзную беду, обычно предстояло спасаться самим. Турок ценил свою жизнь гораздо больше, чем жизнь любого, даже самого ценного отпрыска, и лишь угроза потерять сразу двоих заставила его войти в клуб.
"Лучше бы я этого не делал, - подумал он сразу, как только боль разжала железные крючья и стал немного легче. - Ни один из них не стоит того, чтобы умереть за них сегодня".
Безусловно, Джанет с годами стала для него важна. Шахин больше не рассматривал её как бесплатное приложение к Стелле. После тех трёх лет, что они вместе провели в Оклахоме (или это был Арканзас?), турок научился видеть в ней личность. Был ценен и Раджи - умный, одарённый и, что важнее всего, благодарный ученик. И всё же, умирать по их вине было как-то... мелко. Только не сейчас. Он ещё не отомстил Дракуле, не развеял по ветру пепел старинного врага. Ещё рано было погибать, даже если противников был сам Голод.
В то, что странный старикашка на самом деле Всадник Апокалипсиса, турок поверил сразу. Безоговорочно. Что могло быть лучшим доказательством, чем страшный иссушающий голод? На несколько невыносимо долгих мгновений Шахин будто бы вернулся в прошлое, когда он был обезумевшим неофитом, оставляющим за собой след из обескровленных трупов. Если бы не эльфийская жрица и её сын, проявивший сострадание к чужаку, не было бы у истории османского военачальника никакого более-менее сносного продолжения. Он бы сдох там, на задворках Европы, как и хотел проклятый Басараб, потому что голод был сильнее здравого смысла. Голод был сильнее всего. И потребовалось невероятное усилие воли, чтобы ему противостоять.
У Шахина получилось и сейчас. Он остался на ногах - пожалуй, единственным из тех, кто там находился. Он не выл, не кричал и не катался по полу, ногтями раздирая себе лицо и одежду. Только стиснул зубы и тяжело облокотился на стену, ожидая, когда пытка закончится. Джанет, как он заметил, старикашка не тронул, но турок не спешил ей завидовать. Управляющую клуба ждало кое-что похуже - "доверительная беседа".
Он повидал достаточно таких "бесед", чтобы понять, что его ученица не справится одна. Не потому что недостаточно умна или опытна, а потому что ей нечего было предложить мучителю. Нечем откупиться и спасти свою жизнь, не говоря уже о жизнях мелких, подчиняющихся ей молоденьких вампирчиков. И его жизнь Джанет тоже выторговать не могла. Турок снова вынужден был вмешаться, только уже не ради женщины, а ради себя.
Вариант "затаиться и ждать" был более заманчивым. Старик ("Нет, Голод, - поправил себя Шахин, - внешность для таких существ ничего не значит") понятия не имел, что в его сети попалась более крупная рыба, чем мелочь, не разменявшая и десятка вампирских лет. Можно было бы притвориться изнемогающим от боли, упасть на пол и так же кататься, как и все. Стать одним из, не выделяться. И, став незаметным, выбраться из ловушки, когда подойдёт время. Вот только Шахин был не уверен, что время подойдёт. Если Джанет не договорится (а вероятность провала была довольно велика), то погибнут все - и неофиты, и затесавшийся среди них древний. К тому же, вампир был страшно, болезненно горд. Даже сохраняя вынужденное инкогнито, он не мог отказать себе в некотором самолюбовании и до сих пор называл себя не просто "Шахин", а "Шахин-бей". Князь Шахин, если по-европейски. И, как любой высокородный бей, он не мог даже вообразить, как будет трусливо прятаться от опасности за спиной молодняка. Не мог представить, что Джанет (женщина! младшая по возрасту!) будет решать его судьбу за него. И турок вмешался.
Он поставил к столику, за который ученица пригласила страшного гостя, ещё один стул. Положил руки на плечи Джанет успокаивающим, покровительственным жестом, сразу обозначая для Голода, кто на самом деле старше и кто будет говорить если не от имени всех присутствующих, то вместе с (или даже вместо) управляющей. Только бы Джанет не начала возражать против его вмешательства!
- Позволь мне, севгили́м*, - сказал он женщине, хотя это была не просьба. Она должна была понять. Слышала и раньше это "позволь мне", сказанное тем тоном, с каким просители не приходят.
"Я разберусь, - вот что это значило. - Теперь это и моё дело тоже".
- Меня зовут Шахин-бей. Я буду благодарен вам, эфе́нди, если вы перестанете мучить моих детей, - Шахин говорил по-английски, но обращение употребил восточное. "Господин". Так называли уважаемых людей в империи Фатиха, так говорили и в современной Турции. - Не вся эта мелочь мои дети, но они мне ещё нужны. А вот вам, эфенди, от них не будет никакого толка: никто не видел ту, которую вы ищете. Почему я так уверен? Потому что я сам её не видел, а я живу дольше, чем любой из присутствующих здесь.
Плохо, очень плохо, когда преимущество на стороне противника. Когда оно такое значительное. Но... абсолютное ли?
- В вашей власти всех нас замучить. Ничуть не сомневаюсь, что по щелчку ваших пальцев мы с воем выбежим отсюда и разбежимся по городу. И, как вы сказали, нас переловят по одному и уничтожат. Но, - Шахин улыбнулся очень вежливой улыбкой, не обнажая зубы, и выдержал секундную паузу, будто что-то взвешивая, - что потом, эфенди? Вампиры, массово сходящие с ума, слишком заметны. Вы спугнёте её, вашу Алую Розу, кем бы она ни была. И она спрячется так далеко, что вам придётся свести с ума всех вампиров мира, чтобы добраться до неё. Но ведь дело, кажется... срочное?
Последний вопрос Шахин задал наугад. Ему показалось, что гость не так бесстрастен, как хочет казаться. Он властен над голодом, но вот над временем - нет. Если он готов истязать целый клан, лишь бы раздобыть сведения о Скарлет Роуз, то дело важное. Возможно, отлагательств не терпит.
- Вам нужен лишь источник сведений. Так что, полагаю, нам пока лучше оставаться в здравом уме.

Отредактировано Xuanzang (2020-08-06 00:12:10)

+2

8

https://pp.userapi.com/c848416/v848416277/1ae624/AmxESWgrR5A.jpg

Джереми наблюдал за происходящим с ужасом, достойным бандерлога, которого гипнотизирует Каа. Ему казалось, что ситуация накаляется. И он не ошибался. Голод раздраженно закатил глаза, а потом все же сел за столик с вампиршей. Выслушал ее со снисходительной улыбкой. Не менее снисходительно он поглядел на Шахин-бея. Потом он вздохнул и сжал руки в кулаки.

Несколько вампиров упали замертво, обратившись в засушенные мумии, остальных же снова сковал голод. Джереми, к счастью, был в числе вторых... хотя, может, лучше было бы оказаться в числе первых, право слово. И на сей раз эта боль от голода коснулась и Джанет, и Шахина. Выждав несколько минут, он отпустил всех снова. Вздохнув, он потер переносицу и чуть развел руками.
- Поймите меня правильно, мальчики, девочки. Мне нужна информация. Срочно. Немедленно, - он улыбнулся Джанет. - Я понял, что ты знаешь о ком я тебе говорю. Иначе не стала бы паясничать и договариваться, куколка. Я прошу всего одну сраную вампиршу. Неужели это, блядь, так сложно?
Он вопросительно вскинул брови, ощерившись.

Наварро был, кстати, согласен. Неужели так сложно просто сделать это?

- Она единственная, кто знает что делать в ситуации, которая, в скором времени, может коснуться вас. И в ней я уже буду бессилен. А она знает, - он стукнул указательным пальцем в поверхность стола. - Скарлет. Мой братец Смерть высоко ценил ее поддержку в прошлом. Не верю, что вы двое не знаете настолько древнюю сучку вашей породы или этого долбаного Колина. Она нужна мне. Я же могу сделать и по другому. Вытащу одного из вас на свет божий, а другому включу прямую трансляцию, как он будет орать и извиваться, как уж на сковородке.
Голод игриво повел бровями, рассмеявшись и сложив руки в замок на столе.
- Поэтому напрягайте мозги и вспоминайте где она. Иначе ожившие позавидуют скоропостижно скончавшимся. Я не настроен на светские беседы, договоренности и взаимные облизывания. Если бы я хотел светскую беседу, я бы пришел в одеянии священника и поболтал с вами о том что есть голод души, тела и разума. Вместе и по отдельности. Я умею быть милым, честное слово, - он положил ладонь в области сердца, скорбно сводя брови. - Но я в таком дерьмовом настроении от того, что меня разбудили, что хочу исключительно делать гадости.

Джереми невольно усмехнулся, отползая за колонну и закрывая рот рукой, чтоб подавить желание засмеяться сильнее. В словах Голода не было ничего смешного. Просто психика Наварро это напряжение уже слегка "не вывозила".

- Скарлет Роуз. Вампирша, протеже Смерти. Ну же. Приходит что-нибудь на ум, а?

[icon]https://funkyimg.com/i/2Z3Kz.png[/icon][nick]Jeremy Navarro[/nick][status]epic fail[/status]

+2

9

Шахин остался стоять. Джанет даже не сомневалась в этом, учитывая, сколько лет они были вместе. Нет, не парой, и, признаться самой себе, не дай Творец ей стать центром внимания этого вампира. Ее любовь к нему была уже более глубокой, чем обычное желание прожить всю жизнь вместе и умереть когда-нибудь через тысячу лет. Или сейчас, когда неизвестно, что произойдет дальше. А вот если бы Шахин слег, вот тогда бы Джан трубила тревогу. Вот тогда бы, полетели головы, и скорее всего всех в этом клубе. Да, вампирша была верна своей кровавой «мамочке», но она любила. И если есть чувства сильнее, чем те, которые Джанет сохранила на протяжении пары сотен лет, то просто покажите ей. Но Шахин стоял. И вмешался. Ох, в каждом действии, в каждом слове – это был Шахин, какой он есть. Упертый, гордый собственник. Пожалуй, за это она его и любила. А, может, как раз вопреки. Его жест на мгновения сделал все таким решающим. Словно вот она, его большая девочка, справится теперь с любой проблемой. Просто потому что на плече его ладонь. Правда, слова, которые он сказал, заставили на краткое мгновение закатить глаза к потолку. И немного умилиться обращению к ней. Да-да, она как женщина, внутри растеклась мороженкой, услышав то, как он обращался к ней. Но этого мужчину точно приятнее всего любить на расстоянии. Пожалуй, поэтому она в какой-то момент прекрасно поняла, почему Стелла, а теперь уже и Скарлет, ничего даже слышать не хотела о нем. И Джан сдержала обещание.
Но тон! Ох, в этом весь вампир. Властный, твердый голос, после которого может начаться кровавая баня. Джан не лукавила перед собой – подобный вид развлечений ей нравился. И она бы даже приняла в нем участие, разумеется, не в качестве жертвы.
И пока мужчина говорил, Джанет смотрела все еще благожелательно на Голода, потому что да, она пыталась решить конфликт мирно. Искренне пыталась.
Пришел дикий голод, который скрутил, заставил обнажить клыки, открыв рот, сжаться, наклоняясь над столом. Она не могла терпеть так, как ее создатель, хоть не выла – просто, словно воздуха не было, поэтому и голос пропал. Она любила сытость, она любила удовольствие, она любила быть вампиршей сильной, а не вот такой, согнувшись в три погибели, держась руками за живот, нервно дыша, словно обезумивший зверь. Когда их отпустили, Джан уперлась руками в стол, тяжело дыша, еще не справившись с тем, чтобы убрать зубы. Она пыталась быть милой девочкой. И она могла договориться с Голодом мирно, если бы он просто принял ее предложение. Она вскинула голову, смотря на гостя с откровенной ненавистью. О, как ей хотелось сказать, что он может убить тут всех, а она не скажет ему ровным счетом ничего. Но кое-какая мысль не давала ей подобного сделать. Эта мысль была проста: «Он может оставить вампиров разумными и в живых». И тогда ее растерзают ее же сородичи за подобное предательство.
Значит, понял… прекрасно, засранец! Значит, теперь играем по-крупному. Только это был явно выстрел в пустоту. Она не паясничала, а договариваться, ее, мать, работа. Единственное, что заставило Джан не ринуться на Всадника, даже не то, что он сильнее. Слова. Значит, Скарлет протеже Смерти? Она может помочь Голоду и остальным, и поэтому эта сволочь сейчас решил всех заморить голодом? Ах, какой пассаж. Удивительно, но глубоко в душе Джан родилось восхищение. То, что он сделал было мощно, эффектно, красиво и могло бы быть эффективным, если бы о Скарлет знал человек не заинтересованный в ней. Или кто-то знал этого Колина. Все было бы куда проще, чем сейчас. К сожалению, угрозы прекращали действовать и пугать вампиршу, а может, и к счастью, учитывая, что это случилось из-за того, что Джан вцепилась в формулировки. «Единственная, кто знает, что делать в ситуации». О, так она еще и подружилась со Смертью? Моя ты девочка. Столько нежности родилось внутри Джанет, что ее хватило бы на пару-тройку таких клубов, которые вампирша очень ценила. Но не так сильно, как Скар или Шахина.
- У тебя, сволочь, - улыбнувшись, сказала она Голоду, - есть несколько вариантов. Ты можешь замучить здесь всех, или же потратить тоже самое время на рассказ о том, зачем тебе нужна Скарлет. В первом случае, мы все сойдем с ума, а ты ничего не добьешься. Во втором, я приведу тебя к ней. Я единственная, кто знает, как связаться с «древней сучкой», - презрительно оскалилась, - можешь потратить время на то, чтобы замучить нас обоих, а остальных убить. При таком раскладе я лучше сдохну, чем выдам ее тебе. Один раз я умирала ради любимого. Мне не в первой. Так что придется несколько минут тебе побыть милым со мной, чтобы мы мирно, - она выделила последнее слово, и это вообще не звучало как паясничество. Она чувствовала отголоски Голода и была в бешенстве. Она чувствовала дикую любовь к Стелле и Шахину, и поэтому тоже была в диком бешенстве от того, что ей приходится крутиться, словно уж на сковородке, спасая дорогое ее сердцу, - смогли договориться. Или придумай какую-нибудь гарантию, что ни один волос не упадет с ее головы по твоей вине. И ты прекратишь мучить моих сородичей. Ты пришел сюда, показывая свою силу, браво!
Она смогла выпрямиться, пару раз хлопнув в ладоши.
- Это могло бы быть эффективным. Но нет, - Джан смотрела твердо, уже убирая клыки. К сожалению, она понимала, что ее положение из-за одного древнего сученыша, было теперь очень шатким. Можно сказать, висело на волоске. Поэтому  помирать, так с музыкой, -  твой выбор?
[icon]https://i.postimg.cc/XvJBr4ML/0000-edium.jpg[/icon][nick]Джейн Лэнгфорд[/nick][status]Укушу[/status]

+3

10

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/40245.jpg[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status]Аллах не был к Шахину милосерден. Точно не сегодня. Иначе не позволил бы ему войти в двери клуба, превратившегося в пыточную для десятков вампиров, и не обрёк бы на мучения ради какой-то неизвестной Скарлет Роуз. Что это за имя такое? Оно даже не было настоящим: древние не цепляются за имена, которые им когда-то дали смертные матери. Так Влад Басараб стал Дракулой, а его заклятый враг Исмаил-бей - Шахином.
- Я не знаю, где Скарлет Роуз, - повторил турок, как только снова обрёл дар речи. Второй приступ голода показался ему сильнее первого, и вампир перенёс его хуже, хотя по-прежнему сопротивлялся. Ногти прочертили на столешнице пять глубоких борозд, пропитанных кровью: Шахин разодрал руку почти до мяса, стараясь сдержать крик. Он знал, что сможет продержаться дольше, чем хнычущий молодняк, но всё же не вечно. - Не тратьте время, эфенди. Никто из нас ничего не скажет. Ищите в другом месте.
Он был уверен в том, что говорит, поэтому ручался и за себя, и за Джанет. До неофитов ему не было никакого дела - пусть хоть всех поубивают. Пусть даже это будет Раджи. После второго приступа Шахин был готов сбросить со счетов и младшего ученика: это из-за Раджи он попал в ловушку, и если они выберутся отсюда живыми, "птенец" дорого заплатит за мучения, которые наставник вытерпел из-за него. То, что сам Раджи сейчас страдал от голода, турок в расчёт не брал. Он всегда был жесток - иногда более, иногда менее - но всегда.
Зря они пытались договариваться с Голодом. Не может быть никаких переговоров, если нечего предлагать. Шахин аж глаза прикрыл на мгновение - не от боли, а от досады. Так глупо было умирать сейчас, ради исполнения чужой прихоти, не дойдя до своей собственной цели всего пару шагов! Он не собирался сдаваться, как не собирался ждать, пока Голод превратит его тело в высушенный кокон.
Шахин откинулся на спинку стула, отдыхая и одновременно пытаясь прикинуть, есть ли у это твари слабые места. Трусливая мелочь, конечно, побоится напасть на своего мучителя, так и будет смиренно ждать конца, но турок не собирался покорно подставляться под смертельный удар.
А потом Голод сказал два слова - "протеже Смерти" - и эти два слова как будто пробили брешь в глухой стене непонимания. Шахин считал, что не знает, кто такая Скаарлет Роуз, потому что раньше даже не пытался понять, кто она. Ему было наплевать, насколько она стара и чем она может быть полезна. Он всегда думал только о том, как убить Влада, и потому упускал нечто важное. Всего два слова - и головоломка сложилась.
Шахин понял.
Это была Стелла! Всё это время это была она, его золотая звёздочка. "Йилдызым", как он ласково её называл по-турецки. Он до сих пор носил на шее, не снимая ни на минуту, подвеску, которую она уронила при побеге. Надо признать, Шахин не всегда думал о любимой женщине с нежностью. Иногда он вспоминал её с обидой и ненавистью, не желая прощать, что она дважды отвергла его, и проклиная того, из-за кого она это сделала. Один Всадник украл свет его жизни, второй Всадник пытался этот свет погасить.
"Никогда. Ни за что".
Ни разу в своей жизни Шахин ещё не радовался так своему незнанию. Он ликовал, что может заявить об этом незнании, не солгав ни единым словом.
-Я не знаю, где она! - повторил он в третий раз, и в этот раз учтивости в его голосе поубавилось. - Одному Аллаху ведомо, где эта женщина. Так пойдите, спросите у Него, если вам так нужно.
Но так далеко идти не потребовалось. Потому что в миг, когда Шахин решил, что его уже ничем не удивить, заговорила Джанет. И пока она говорила, кровавые борозды на столешнице перед турком стали немного глубже и немного кровавее.
Знала?!!! Что значит, она знала?!!!
Шахин сдерживался изо всех сил. Он допускал, что Джанет блефовала, торговалась, выгадывала время, притворяясь, что у неё есть на руках какие-то козыри. Это было разумно, если допустить, что всё сказанное вампиршей - ложь. Но если допустить, что она говорит правду... если эта тварь чует правду, которую Джанет скрывает... которую скрывала все эти годы, то это значит...
- Ты уверена, Джейн, что ты понимаешь, о ком он говорит? - Шахин снова положил руку ученице на плечо. Вампир сжал пальцы, как когти, чувствуя как в его хватке красивый наряд Джанет расползается по шву. Он наклонился к уху женщины, чтобы предупредить её в первый и последний раз. И пусть шептаться при посторонних было не очень-то вежливо, плевать уже. Этот разговор с самого начала был не по законам дипломатии, а по законам Голода. - Скажи ему, где моя йилдыз, и я голову тебе оторву. За это и за ложь, которой ты продлила мои муки на полторы сотни лет.

Отредактировано Xuanzang (2020-09-13 15:55:50)

+2

11

https://pp.userapi.com/c848416/v848416277/1ae624/AmxESWgrR5A.jpg

Голод улыбнулся шире, удовлетворенно переводя взгляды с одного на другого вампиров. Его выражение лица стало даже добродушным, как будто бы.
- Ну вот почему вы все вечно сами сначала себе делаете плохо, а потом начинается... ооой, а ты ничего ли ей не сдееелаешь, а можно ли помяяягче, а можно ли подобрее, давай решать мииирно... все-таки, занятные вы все. Смертные. Такую чушь делаете, а мы, высшие силы, потом виноваты. Как всегда. Смотрите только со своей колокольни, - он хмыкнул и взглянул на вампиров вокруг. - Они ведь потом будут ненавидеть тебя, маленькая кровососка. Потому что ты могла все это предотвратить.

Джереми услышал эту фразу и она сработала для него как красная тряпка. Ленгфорд вела себя максимально благочестиво: она защищала своего друга и старалась как могла. Он не считал, что она достойна ненависти. В конце концов, даже не она затягивала сюда вампиров. Они сами охотно затягивались. Поэтому Наварро полез во внутренний карман пальто и нащупал там нож в чехольчике. Этот парень не раз и не два спасал ему жизнь. Теперь, похоже, он спасет Джейн деловую репутацию.

- Скарлет нужна мне живой, не злись ты так, мальчик, - он посмотрел на Шахина, - тем более, что ты поедешь со мной, на случай если она откажется со мной сотрудничать. Я заставлю ее смотреть на то, как ты мучаешься. Думаю, сработает как и в этом случае. Так что готовься, мы поедем сразу же, как только утрясем еще пару деталей. Не знаю кто тебя сюда позвал, но можешь вышвыривать его отсюда к чертовой матери.
Он повернулся к Джанет.
- Женщины полные любви и верности даже спустя столетия... Меня всегда это вдохновляло, - Голод сделал неожиданный выпад в ее сторону и сжал ее плечо. - Давай, любовь моя, рассказывай мне где она. Тогда я дам тебе то, чего ты так хочешь. Даваааай. Говори, моя сладкая. Ты же хочешь разобраться мирно? Это очень даже мирно, поверь... говори, иначе тебе придется делать что-то с этим всем... на широкую публику. 
Запрещенный прием и очень жестокий. В Джанет начинала подниматься... страсть. Неутолимая жажда близости, направленная на этого старика, который в ее глазах обратился в самый настоящий идеал. Бороться с этим можно, но от этого желание будет накатывать только с новой силой. В голове будут только вспыхивать картины того, что сейчас будил в ней Голод.

Потому что он разный.

Джереми брезгливо поморщился, глядя на то, что делает Голод. Он понимал теперь кое-что. И это было мерзко. Значит, вот какие они, Всадники? Те, кто не остановятся ни перед чем, те, у кого нет понятия морали. У него есть цель и он к ней двигается ценой унижения других. Наварро окинул взглядом присутствующих. Здесь очень много вампиров из семьи. Он очень сомневался, что они все будут готовы поддержать Ленгфорд. Один плюс был: никто не знал, что здесь происходит на самом деле. Телефоны у всех далеко, информацию никто не успеет передать толком. Джер не был честолюбивым человеком при жизни, не стал им и после смерти. У Джейн есть только один выход и он самый кровавый, к сожалению.

Убить всех присутствующих и замести следы. Или умереть самой. С позором и преследованием при попытке к бегству.

Не так, конечно, Наварро хотел бы произвести впечатление на даму более высокого положения, но он твердо решил, что если начнется заварушка, то он встанет на ее сторону. Потому что он бы поступил на ее месте так же.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Z3Kz.png[/icon][nick]Jeremy Navarro[/nick][status]epic fail[/status]

+2

12

А… так значит, Шахин догадался, кто такая Скарлет. Джанет почувствовала, как расползается ткань на ее пиджаке, и поняла, что именно с такими ощущениями начинают разрываться нервы, что были натянутые до предела. И рвут их обычно дорогие существа. Она ничего не ответила Шахину, лишь широко улыбнулась, снова ощерившись, будто готовая сорваться с места и орать на одного конкретного древнего придурка. Какого хрена он влез?! Вот лучше бы полежал в стороночке, а не выкатился со своим: «Я разберусь, я не гусь!»
В вампирше росло бешенство, потому что она, сука, пыталась уладить все мирно. Она поняла, что Стеллу не тронут, но ей да, нужно было банальное объяснение. Именно по ним очень легко определить, что на самом деле хотят от того или иного субъекта. 
Но Шахин… а что ты хотел?! Вот что? Думаешь, мой дорогой Шахин, у нас есть выбор? Думаешь…
Девушка не успела закончить даже мысль, как заговорил Голод, чем вызвал новую волну бешенства. А то она не знала! Она прекрасно понимала, что ее, скорее всего, разорвут те, кто находится в этом клубе, или притащат Омарозе на блюдечке. Единственное, что радовало – они все измучены тобой, пидарас ебучий.
И тут пришел голод иного толка. Такой бешеный, потому что Джанет так и не смогла в свое время удовлетворить его. Потому что она полюбила то, что любить не следовало. Она смотрела на Голода, а перед глазами стояли они втроем – Джанет, Шахин и Стелла. И ох, знали бы последние, в каких позах они были. И всю эту страсть Голод перевел на себя.
Вампирша встала, вцепившись в стол руками, обнажая клыки, становясь мягкой, такой, какой она могла быть. Она хотела всего того, что с ней мог сделать этот мужчина – взгляд стал таким жадным, но все еще молчала.
- Ты… думаешь… что, - она говорила с придыханием и ощущала вспышками новые порывы. Она вообще-то могла рассказать, предварительно наорав на одного древнего мужлана, потому что тот, кажется, не понимал до конца всего происходящего. Джан тоже, но она четко видела, что Стелла нужна Голоду не для убийства и пыток. Что-то грозило произойти. Что-то очень плохое. Но теперь ей не хотелось говорить, поэтому она выплескивала совсем иное, - своими… предложениями… интимного… характера… я была проституткой, пупсик! О, проституция древности, уж ты наверняка знаешь, - она опустила руку мягко себе на бедро, соблазнительно проводя ниже, - они те еще извращенцы! Сейчас все обмельчало, дорогой.
Она бросила злобный взгляд на Шахина, потому что понимала, что он ее не спасет. Никогда не спасал. И даже лживые потуги с «я разберусь» не стоят ничего. Он никогда ее не держал, спокойно указывая на дверь. В этом плане он оставался с ней честен. Теперь же и подавно не рыпнется. Вот и стой, любовь моя. Стой, где стоишь, пока малышка Джанет падает. Это нормально, дорогой мой. Я всегда знала, кого люблю.
По лицу Джанет вдруг побежали слезы, пока она почти оседала в муках желаний. Унизительно и больно, когда изо рта невольно вырываются вздохи. В ней было все - злость, любовь и та страсть, которую вызвал Всадник. Она сопротивлялась из жгучего бешенства довольно долго, но по итогу:
- Ты думаешь, я бы тебе не сказала? - и не понятно, к кому были обращены слова, - о, любимый. Я так хочу, чтобы вы поговорили… все-таки поговорили.
Прикрыла глаза, сглотнув от того, как сильно ударил ее Голод, вызвав то, чего всегда недоставало ей. Этот стрип-клуб, ее способы заработка, ее показательное легкомыслие и похотливость стервы. Она пыталась заменить этим нечто, что никогда не будет ее. Стелла и Шахин. Они оба. Не по отдельности, ни в коем случае. Какая же жадина!
- Она в Чикаго, - выдохнула Джанет, отворачиваясь от вампира и стараясь не смотреть перед собой. Потом подняла взгляд на Голода, почти выплевывая, - разберитесь в той… «ситуации».
Последнее она выдохнула уже через силу, потому что понимала, что еще немного и попросит взять ее прямо здесь. В любых позах. Высшие существа, а такие глупые. Она ненавидела то, что сделал Голод своим появлением. Потому что он уйдет, а ей разгребать всё, что он принес и не убрал за собой.
[icon]https://i.postimg.cc/XvJBr4ML/0000-edium.jpg[/icon][nick]Джейн Лэнгфорд[/nick][status]Укушу[/status]

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Feast or Famine [c]