Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » Blood Ties


Blood Ties

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ШАХИН-БЕЙhttp://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/908729.png

Отредактировано Xuanzang (2020-06-07 02:45:15)

0

2

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/81941.jpg[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status]ТЕМАТИЧЕСКИЙ ОТЫГРЫШ: "ПОСЛЕ СТОЛЬКИХ ЛЕТ? ВСЕГДА!"

1478 год. Персия, Багдад.


Почтенный Али Реза был лучшим лекарем Багдада. Никогда, даже в ранней юности, он не искал богатства и почестей, а потому никогда не хвалился своим умением. Однако люди, обязанные ему жизнью, передавали имя лекаря из уст в уста, молва о нём расползалась по улочкам Мадинат-ал-Мудаввара, пока не дошла до ушей мертвеца.
Мертвец пришёл после заката, когда почтенный Али Реза неторопливо брёл домой, постукивая посохом по неровным камням мостовой. У левого бока звякала при каждом шаге набитая склянками полотняная сумка, ныли колени, обещая скорую перемену погоды, а потому старик часто останавливался, чтобы перевести дыхание, и смотрел на небо.
Звёзды казались совсем близкими – сверкали прямо над головой, будто драгоценные камни в сокровищнице шаха. Казалось, руку протяни – и достанешь одну, спрячешь в карман, унесёшь домой, чтобы любоваться украдкой. Мертвец подошёл, встал рядом и тоже стал смотреть вверх.
- Красиво-то как, - бесхитростно сказал Али Реза. За всю жизнь его ни разу не тревожили ночные грабители: лекаря берегла то ли удача, то ли его уважаемая профессия. Незнакомец совсем его не напугал. – Жаль, что я стал таким старым. Скоро умру и не смогу больше любоваться на звёздное небо.
- Всё в руках Аллаха, милостивого и милосердного, - задумчиво отозвался мертвец. – Кто знает, почтенный ходжа… может, Он дарует вам ещё тысячу лет жизни?
Али Реза грустно улыбнулся и покачал головой.
- Мне шестьдесят восемь лет, юноша, - сказал он, потому что голос у незнакомца был молодым, да и ему, старику, все люди моложе сорока казались юными. – Всё, конечно, в руках Его, но мне не верится, что люди могут жить вечно.

Мертвец проводил старика до самого дома. По дороге они много говорили, и старый лекарь был приятно удивлён познаниями собеседника: тот был хорошо образован, цитировал поэтов и трактаты Ибн-Сины. Беседа развлекла почтенного ходжу, и Али Реза пригласил незнакомца войти в его дом, выпить чая и разделить скудное угощение. Незнакомец усмехнулся, но учтиво поклонился и приглашение принял. Он сел с хозяином за стол, но не притронулся ни к предложенной ему лепёшке с мёдом и изюмом, ни к ароматному травяному напитку.
- Вы ведь нарочно меня ждали? – вдруг спросил Али Реза. Разглядев получше своего ночного гостя, он заметно встревожился: тот выглядел совсем нездоровым. Молодое лицо было бледным и усталым, под глазами залегли тёмные круги, а рука, которой лекарь коснулся с разрешения незнакомца, была холодной, как камни мавзолея Зумруд-хатун. Чуткие пальцы врача искали пульс, но не находили… раз, другой, третий. Али Реза отодвинулся и оглянулся в сторону двери.
- Не надо бежать, -  тут же сказал гость и улыбнулся. Улыбка была недобрая. – И бояться не надо, почтенный ходжа. Я пришёл к вам за помощью, потому что слышал: в Багдаде лучше вас лекаря не найти.
- Я не знаю, смогу ли помочь, – судя по виду «юноши», гробовщик ему был нужнее, чем врач, но старик не посмел произнести этого вслух. – Мне и беглого осмотра довольно, чтобы увидеть…
- Я мёртв, - невежливо перебил гость. Улыбка медленно переродилась в кривую усмешку. – Или должен быть мёртв после того, что со мной сделали. Однако я хожу, говорю и даже могу пить ваш чай, - в подтверждение своих слов незнакомец на мгновение приложил чашку к губам, - а значит, не всё потеряно. Возможно, почтенный ходжа, моё состояние обратимо. Возможно, что это болезнь, просто редкая и неизученная, о которой не знал даже великий Ибн-Сина. А значит, и от неё может быть лекарство.

Несмотря на свою учёность, Али Реза был суеверным человеком. Он знал множество страшных историй о мертвецах, похороненных не по обряду и потому обречённых скитаться по свету, и о проделках лукавого Иблиса, который любит глумиться, посылая мороки честным и праведным людям. Чашка запрыгала в худых старческих пальцах, расплёскивая содержимое на потёртый ковёр. Мертвец перегнулся через стол, вынул чашку из дрожащих рук лекаря и поставил рядом с собой.
- Не надо бояться, - повторил он мягко, как будто успокаивал испуганного зверька. – Я здесь не для того, чтобы навредить вам, почтенный ходжа. Я всего лишь ищу помощи и совета мудрого человека – такого, как вы.
Али Реза поправил съехавший набок тюрбан.
- Никогда не слышал о том, чтобы мёртвым помогало лечение, - заметил он, протянул руку и забрал свою чашку назад. Руки всё ещё немного дрожали, но лекарь почти поборол слабость. Несмотря на испуг, Али Реза был заинтересован. Он не раз брался врачевать больных, от которых отказались другие лекари, и заставлял смерть отступить. Теперь напротив него сидел человек, то ли живой, то ли мёртвый, а может, то и другое сразу, и просил о помощи. Быть может, всё же стоило попробовать…
- Я ничего не могу вам обещать, - наконец природное любопытство победило, и Али Реза сдался. – Я попробую изучить вашу… болезнь, но она может быть неизлечима.
- Если вы проявите рвение, почтенный ходжа, - ночной гость снова улыбнулся, вроде бы довольно, но старому лекарю и эта улыбка не понравилась, - Аллах вознаградит вас за ваши труды. Если же нет…
Пауза вышла довольно зловещей, но Али Реза уже решил не бояться.
- Что тогда будет? – спросил он.
- Полагаю, ничего, -  усмехнулся ночной гость. - От вашего лечения я всё равно не умру.
Было видно, что немудрёная шутка кажется ему смешной.
- Ну что ж, - сказал старый лекарь, приглаживая седую клочковатую бороду и устраиваясь на ковре поудобнее. Разговор обещал быть долгим. - Расскажите мне, что с вами случилось. Всё как есть, без утайки.

***
Говорить всё как есть Шахин (а то был именно он) не собирался. Он начал свою историю с момента, как изменился, и постоянно опускал детали, которые могли напугать старика. Зачем лекарю знать, сколько людей убил вампир в голодном безумии, сколько бед натворил, всего лишь пытаясь понять, что с ним стало. И что гость прибыл из империи Османов, тоже говорить не следовало. Персы издавна не жаловали турок точно так же, как живые боялись мёртвых. Али Реза мог простить гостю, что тот слегка неживой, но то, что он воевал под знамёнами Фатиха, точно бы заставило его указать Шахину на дверь.  А уходить Шахин не хотел. Только не сейчас.
Ему понравился этот старик – умный, наблюдательный и наивный одновременно. Али Реза доверчиво впустил в свой дом чудовище, которое могло перетереть его хрупкие кости в порошок и выпить кровь в три глотка, но Шахин не чувствовал своей власти над этим человеком, власти сильного. Напротив, он ощущал его власть над собой: от успеха или неудачи этого старого слабого человека зависела его судьба. Это было странное ощущение, тревожащее, но Шахин не жалел о том, что попросил лекаря о помощи. Впервые с тех пор, как он покинул эльфийскую Рощу, у него появилась надежда.

«Исцеление» вампира затянулось на многие месяцы. Днём Али Реза обходил больных, словно совершая обязательное паломничество, а вечером запирал ставни и двери и искал лекарство от смерти. Он изучал кровь Шахина в свете пламени, смешивал её с травами и горькими эликсирами, а утром выносил на солнце и изумлённо наблюдал, как она с шипением испаряется под яркими лучами. Он наблюдал вампира голодным и сытым, записав в своих дневниках, что напившийся досыта убыр ничем не отличается от человека. Турок безропотно глотал пилюли и микстуры, в глубине души понимая, что это бесполезно. Понимал это и сам Али Реза, с каждой неудачной попыткой становившийся всё более грустным. Он, поначалу принявший вызов с азартом настоящего учёного, начал осознавать, что болезнь Шахина – если это вообще болезнь – ему неподвластна.

Турок начал терять терпение. Давить на лекаря не имело смысла, запугивать его – тем более, но он видел, что у старика пропадает желание продолжать поиски лекарства. Али Реза привык бороться за живых, лечить раненых, отгонять смерть от их изголовья – и в этом он видел своё призвание. Но как он мог бороться за того, у кого была лишь видимость жизни? Убыр мог быстро залечивать раны, поднимать страшные тяжести, бегать, обгоняя ветер… но всё же, человеком он не был, и самим Али Резой уже не ощущался как человек. Чем больше старый лекарь узнавал о сущности Шахина, тем меньше ему хотелось того спасать. Он нашёл в себе силы сказать об этом открыто.
Шахин выслушал его, поблагодарил за честность и ушёл. Как показалось старику, навсегда. Но лекарь ошибался. Ибо в тот миг мертвец потерял надежду, а значит, снова обрёл над слабым человеком власть.

***

Звёзды в ту ночь были особенно хороши. Али Реза, тяжело вздыхая, пытался одолеть крутой подъём на горку. Ещё две улицы – и покажется родной дом. Внучка Зайнаб обещала напечь лепёшек.  «Может, и мяса принесёт, - думал старик, - вот славный тогда будет ужин!» 
В глубине души Али Реза радовался, что Зайнаб не попалась убыру на глаза. Он нутром чувствовал, что тогда непременно случилась бы большая беда. Кто знает, на что способен разъярённый кровопийца? Убыр сильно злился в последнее время, хоть и старался это не показывать. Али Реза представлял его гнев как угли, которые продолжали тлеть даже под толстым слоем пепла. Представлял – и вздрагивал каждый раз. Нет, как хорошо всё-таки, что убыр ушёл!
Тяжёлая рука опустилась лекарю на плечо.
- Хорошая ночь, почтенный ходжа, - сказал Шахин, глядя на побелевшее от страха лицо старика. Как мало в этот раз ему потребовалось, чтобы испугаться! – Я знал, что снова встречу вас здесь. Всё бродите тут один… неужели совсем не боитесь воров?
Али Ходжа упрямо потряс головой.
- Уходи, убыр, и больше не возвращайся. Аллах свидетель, я сделал для тебя всё, что мог! Больше ни один человек сделать для тебя не в силах.
Шахин усмехнулся.
- Вы правы, почтенный. Возможно, в этом была моя ошибка. Как вы могли понять меня, не испытав то, что испытал я? Как могли вы лечить мою жажду, никогда не испив ни глотка крови? Если бы вы были, как я, если бы думали, как я, и видели мир моими глазами… быть может, вы бы больше сочувствовали мне. Тогда вы бы мне помогли.
-  НЕ ПОДХОДИ! – выкрикнул Али Реза, выставляя перед собой сумку, как щит. – Всевышним заклинаю, не подходи! Да покарает тебя Аллах, да поразит Он тебя громом небесным…
- Замолчи, старик, - теперь в голосе Шахина не было прежнего спокойствия. И почтительности тоже не было. – Теперь я заставлю тебя усердней искать лекарство.
У убыра были тёплые руки. Мертвец схватил живого за плечи – будто между двумя камнями зажал – и встряхнул как следует.
«Кого ты загрыз? Кого?! – захотел крикнуть Али Реза, но не смог, крик замер в горле от ужаса. – Зайнаб, неужели это Зайнаб?..»
Это последнее, что он подумал, прежде чем клыки впились ему в горло, раздирая кожу.
И наступила темнота.

♫ Aytekin Ataş - Bir Gün ("Приходит день")

"Приходит день, когда каждая жизнь покидает тело,
Приходит день, когда каждое дерево засыхает и падает наземь,
Приходит день, когда каждый паломник достигает конца пути,
Приходит день, когда осень прогоняет лето прочь.

Мир - это океан, а смерть - вечная гавань,
Каждая история заканчивается в ней,
Независимо от того, как была прожита.(x2)

Придёт день, когда каждый голос затеряется в пустоте,
Придёт день, когда те, кто остался, смирятся с утратой,
Придёт день, когда каждая река вольётся в океан,
Придёт день, когда каждый дворец покроется плесенью и рухнет.

Вода отхлынет от берегов, а берега исчезнут вовсе.
Придёт день, когда закрытые глаза снова откроются и увидят свет." ©

Отредактировано Xuanzang (2020-04-22 13:45:21)

+2


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » Blood Ties