Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Семейные ценности [c]


Семейные ценности [c]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Семейные ценности [c]
https://funkyimg.com/i/33kmf.png
все семьи счастливы одинаково. каждая несчастна по-своему.

1. Места действия
Часть I-II. Англия, недалеко от Уоттона и Кост-Хилл Лэйн, резиденция Дамеров.
2. Время
Часть I. 13 июня, 2010 год. Первая половина дня.
Часть II. 1 июля 2010 года.
3. Действующие лица
Дамеры и Лайтвуды.
Часть I - Кевин Лайтвуд, Аарон Дамер.
Часть II - Кевин Лайтвуд, Рейнольд Дамер.

То, что было после потери Винсента.

0

2

- Иззи, мне страшно...- вцепившись пальцами в ткань простой грязно-розовой водолазки сестры, прошептал Кевин. Сестра поджала губы и неловко погладила по макушке, в который раз прилизывая и без того гладкие и поблескивающие под редким солнцем волосы. Ей тоже было страшно, но она была старшей и бояться просто не имела права. Ведь на ней мелкие, их страхи, переживания и сомнения. И как бы Алек не пытался храбриться, задирая голову и делая независимый вид, даже ему нужна была поддержка. Что уж говорить о самом младшем.
- Все будет хорошо, Кев,- ободряюще прошептала она, легко похлопав пальцы, крепко держащие рукав ее одежды.- Они хорошие люди... Тебя не обидят.
- Давай, будь сильным!- подбодрил Алек, пытаясь выглядеть абсолютно уверенным и в себе, и в брате, и в ситуации в целом. Чтобы не признавать, что ему тоже страшно, неуютно, а смерть родителей еще висит в сознании угнетающей каменной ладонью, пригибающей к земле и лишающей всех способностей и сил.
- Просто веди себя хорошо, и никто тебя не тронет,- ободряюще улыбнулась сестра, прекрасно зная про заскоки брата-приемыша и его своеобразно хорошее поведение. Но раз уж Дамеры приняли их, позволили остаться и обещали защитить, то есть ли им резон обижать напуганного мальчишку? Разум подсказывал, что нет. Да и надежда шептала, что все будет хорошо. В конце концов, у них есть крыша над головой, а остальное приложится.
- Давай, не трусь и веди себя хорошо,- напоследок благословила Иззи, все же нежно отдирая от себя пальцы и легко приглаживая волосы в сотый раз.- Нам тоже пора.
Алек состроил очень воодушевленное и сильное лицо напоследок, показав большой палец, и вскоре парочка скрылась за поворотом очередного коридора этого гигантского дома. Кевин недовольно и все же испуганно шмыгнул носом, и неловко помялся на месте. В голове мелькнула мысль о побеге, но куда он побежит, если его все равно найдут? Да и трусливо это, совсем трусливо. А брат и сестра сказали быть храбрым. Хотя бы ради них надо перестать бояться.
Ведь и, объективно, нечего было. Ему всего лишь надо было подойти выйти во двор, пересечь пару метров и найти в конюшне нужного ему человека. И ведь ждал там вовсе не монстр, не призрак и даже не труп, а просто взрослый человек. Очень серьезный, очень взрослый человек, у которого газа цепкие и суровые, будто у волка. Кевин, все же, боялся. Немного.
Глубоко вздохнув, он толкнул дверь, быстро выходя под редкие, но ласковые солнечные лучи. Сегодня Англия радовала погодой, давая солнцу иногда прорываться сквозь марлю облаков, и греть землю. Все живые твари наверняка высыпали в честь этого из своих нор и щелей, и даже со стороны конюшни слышалось довольное лошадиное фырчание и тихие звуки хлестания хвостов по упругим бокам. Все живое любило лето и тепло.
Он молча вошел сквозь открытую дверь, разглядывая незнакомое и ранее ни разу не видимое помещение. Стойла с конями и лошадьми, такими большими и шумными, какие-то баки с едой или водой, обилие живых звуков и запахов - все это очень отвлекало от страха. Впрочем, от мыслей зачем он тут - тоже. И только грохот каких-то ведер заставил вздрогнуть и вынырнуть из мира детского интереса ко всему новому и необычному.
- Аа... Здравствуйте?..- протянул он неловко, оглядываясь, чтобы понять откуда шел звук и где вообще находится старший, к которому он пришел.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

3

Аарон знал о детях Лайтвудов и их приемыше. Сложно было сказать хотел ли он с ними встретиться или нет. После того, как Винс исчез, он вообще не знал хотел ли чего-то на самом деле, кроме того, чтоб вернуть этого балбеса. Они с Клинтом пробовали найти мальчишку, но... ничего. Никаких следов. Куда бы он сбежал без вещей? Скорее всего, Рейнольд просто убил его, как самого слабого. Хоть Аарон внутренне надеялся, что это не так, он не мог исключить этого. Иногда на него находило совсем отвратительное состояние, в котором он не разговаривал. Молча курил и смотрел куда-то вдаль, пытаясь понять, что случилось. Иногда он просто ездил по городам и смотрел на детей на улицах, проверял приюты, бордели, лазал по злачным местам... думал, мало ли. Вдруг где-то мелькнет среди тлелых душ одна родная? Но нет. Его нигде не было.
Он убирался в конюшне и думал о том, что, может, наличие мелкотни, которую надо обучать и за которую надо отвечать, может тоже... отвлечь? Как-то так. Наверное, именно это и ставил целью Рейнольд. Сделать так, чтобы Аарон, Клинт и Леон были при деле и не пытались искать младшего. Юджина же им не отдадут, да и он всего один, а тут аж три "спиногрыза", которым нужны няньки, ух как удобно. Мужчина поставил ведра с водой подле гнедой кобылицы Принцессы, чтобы помыть ее, и услышал детский голос. Конечно, это не Винс. Это, наверное, один из этих. Кевин, кажется. Именно его собирались приставить к Аарону, если он правильно услышал, когда старался не вслушиваться.
Он вышел из стойла и увидел мальчишку. Лошадей здесь было всего четыре. Принцесса, белый конь Нильс, черный жеребенок Смерч и еще одна кобылица, тоже черная, Герцогиня. Имена им давал сам Аарон, но как он их выбирал он даже сам объяснить бы не смог. Он окинул мальчишку взглядом и усмехнулся. Совсем козявка. Выглядел не особо внушительно, даже в перспективе. Дамер был одет в джинсы, сапоги и фланелевую рубашку, походя даже немного на американского фермера или на ковбоя.
- Здравствуй, - он кивнул приветственно, - тот самый Кевин?
Аарон подошел к нему ближе. Походка у него была довольно тяжелая, но он не выглядел опасным.
- Выйдем, - Дамер прошел мимо него, слегка растрепав его волосы, - покурю.
Мужчина, выйдя из конюшни, присел на скамейку у входа и жестом предложил мальчишке сесть с той стороны, где на него бы не несло сигаретным дымом. О чем с ним разговаривать он не особо успел придумать, поэтому решил действовать по наитию. Обычно, так получается даже лучше, чем когда пытаешься продумать все.
- Любишь животных? - спросил он, впрочем, не повернувшись к Кевину, а глядя перед собой. - Я люблю. Не только лошадей. Они, кстати, очень умные... поумнее некоторых людей точно.
Повернул к нему голову.
- Выглядишь дерьмово и бледно, пацан. Боишься что ли?

[icon]https://funkyimg.com/i/33osz.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]you know? for kids![/status]

+1

4

В противовес заправскому виду американского ковбоя (ну или канадского дровосека) Аарона Кевин выглядел весьма обыденно. От сгоревшего дома осталось только пепелище и остов этажей, полностью черный и обугленный, и естественно никакие вещи оттуда вынести было нельзя. Даже тела Лайтвудов пожарные обнаружили с трудом, спутав с остатками горелых кресел и шкафов. Причину смерти опознать, естественно, не удалось, и все закрыли под грифом "пожара, вызванного безответственным отношением к пожарной безопасности". Не тот случай, когда больше всего переживается за одежду. Но сейчас, глядя на других людей, Кевину стало немного стыдно за свой внешний вид. За эту толстовку, большую ему в плечах, за поношенные джинсы. Чуть-чуть, но все же.
- Угум,- кивнул Кевин в ответ на собственное имя, как-то машинально опуская взгляд и начиная рассматривая собственные кроссовки. Пусть он стал бояться чуть меньше, да и окружение благотворно влияло и помогало успокаиваться, но стеснение никуда пока не делось. Все же, это незнакомый взрослый, а он - просто ребенок.
Мимолетом потрепавшая по волосам рука заставила удивленно поднять глаза. Вот уж чего Кевин точно не ожидал от того страшного старшего, который вблизи почему-то оказался уже и не таким пугающим. Может сестра и брат были правы?..
На улице снова выглянуло коротким проблеском солнце, заставляя жмуриться и исподлобья смотреть на залитую светом поляну перед конюшней. Небольшая скамейка у конюшни пряталась в синеватой тени крыши, и Кевин осторожно сел на тот край, на который кивнул Аарон. Налетевший ветерок причесал молодую траву и зашуршал вдали макушками лесных деревьев.
- Люблю,- многие дети любили животных, по-крайней мере, нормальные. Даже бездомных, даже диких, из тех, что видишь только в парках или лесополосах у дома. У Кевина домашнего зверья никогда не было, и уж тем более никогда не было лошадей. Но любовь к меньшим братьям от этого не пропадала.- Животные честные. А люди обманывают.
Это, впрочем, тоже было одной из причиной любить безмолвных представителей царств, видов и подвидов, не относящихся к людям. За то, что их эволюция уберегла их от проявлений мести, зависти, беспричинной злобы и желания получить наживу враньем. В животных была суть природы, а суть эта весьма легкая, ясная и понятная. Для Кевина, по-крайней мере.
Вопрос про страх заставил отвернуться. Одно дело себе признаться, другое - кому-то еще, особенно вслух. И ладно перед близкими родственниками, и то сестра наверняка ласково припомнит это через пару недель острой шуткой. Перед Дамером еще стыднее.
- Немного,- пробурчал он в итоге самым смелым и независимым тоном, который только мог быть у немного напуганного одиннадцатилетнего пацана. И тут же повернулся обратно на Аарона, как бы подтверждая свои видом, что боится только сейчас и вообще вот-вот перестанет. Впрочем, бледности это его не лишило - сам по себе Кевин выглядел весьма болезненно и щупло. Соответствовал, в общем, внешним видом внутреннему содержанию.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

5

- О, вот тут ты прав, пацан, - Аарон фыркнул, снова отвернувшись. - Животные... у них все по-честному. Они могут напасть неожиданно, но ты изначально знаешь, что это хищник. Никак по-другому и быть не может. Люди часто притворяются и обманывают. Нам, охотникам, тоже много приходится притворяться и обманывать, чтобы выживать. Поэтому давай сразу договоримся, что обманывать именно друг друга мы не будем?
Он выдохнул клубы дыма. Тоже самое он говорил Юджину, Винсенту, Клинту. Забавно. Все как-то неебически циклично получается. Если он для себя что-то и вынес, так это то, что в настоящей, крепкой семье, между близкими не должно быть обмана и притворства. Потому что если ты не будешь искренним со своими родными, то забудешь, каков ты на самом деле.
- То, что ты честно сказал, что немного страшно - уже неплохо. Главное, не давай другим понять, что тебе страшно. По тебе сейчас пизд...очень заметно, - он затушил бычок о ботинок и бросил в урну неподалеку, а сам поднялся и кивнул Кевину, мол, пойдем в стойло. - Подсобишь мне немного - покатаю.
Мужчина не звучал сколько-нибудь нежно или ласково. Грубо все как-то, но...в этом не было зла, угрозы, отвращения или презрения. Кевин - часть семьи теперь. Просто Аарон не очень-то хорош в лабзаниях.
- Рейнольд Дамер - глава нашей семьи. Ты его видел. Не смей показывать ему, что тебе страшно. Никогда, - Аарон зыркнул на Кевина и даже пальцем ему погрозил, а потом пошел дальше к Принцессе. - За страх он может тебя наказать. Это то еще дерьмо. Мне можешь показывать страх. Должен знать, чего ты боишься, чтобы защитить.
Мужчина положил руку на макушку Кевина и таким вот странным образом направлял его шаги вокруг лошади. Это не было бы для него неприятно: скорее просто ощутимо и немного странно. Принцесса не была напугана, но Аарон допускал, что незнакомый ребенок может заставить ее нервничать. Он подвел его к ее морде и только тогда кобылица повернула голову к ребенку, обнюхивая его. Аарон погладил ее между ушами одной рукой между ушами.
- Погладь, - Аарон опустил взгляд на Кевина, кивнув на лошадь. - Она не кусается. Добрая. Ее зовут Принцесса.
Умные глаза лошади смотрели на мальчика, казалось, теперь даже с интересом. Она держала морду почти у его лица, переминаясь с ноги на ногу.
- Мне нужно помыть ее и причесать. Потом уж отдых, - Дамер коротко улыбнулся мальчику. - Тебя чему-нибудь учили в ремесле? Что-нибудь начало получаться? Не знаю о том, что ты умеешь вообще ничего.
Мужчина пожал плечами.
- Сам умею многое. Но... не умею читать и писать. Делаю это очень медленно и плохо. Поэтому, надеюсь, у тебя с этим проблем нет. Это какая-то болезнь. Дис...что-то там, - он повел рукой в воздухе, - не важно как называется. Суть всегда важнее.

[icon]https://funkyimg.com/i/33osz.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]you know? for kids![/status]

+1

6

- Хорошо...- согласно кивнул Кевин, подтверждая слова старшего насчет правдивости и честности. Пусть это будет сложно с самого начала, как было сложно открыться Лайтвудам, таким непонятным, будто из другого мира, но ведь все можно преодолеть. Главное это время. А Розери надеялся, что в этот раз это время будет действительно длиннее, чем несколько лет. И что сюда уже никакие феи не придут.
Мальчик согласно вскочил со скамейки, когда Аарон предложил помочь. Не то чтобы Кевин вообще понимал, как функционирует конюшня и что там надо делать, но кто-то как-то говорил, что приемыш быстро учится. Так что почему бы хотя бы не попытаться, ведь лучше сделать хоть что-то, чем не сделать ничего. О том, что неказистая помощь может просто мешаться под ногами, мальчик пока что не думал. Еще не был в том возрасте, когда собственное сознание может подкидывать уничижительные мысли о бесполезности и ненужности существования. Светлое детство.
- Наказать?.. Накричать?- попытался угадать Кевин. На него кричали, конечно, даже били пару раз за непослушание и присутствие в тех местах, в которых ему присутствовать было нельзя, но все же это не так страшно. Да, больно, да, неприятно, можно потом даже немного расплакаться, но все это можно было пережить. И что это за наказание, которого боятся даже взрослые, он себе представить не мог. Ни в семье Розери, ни в семье Лайтвудов не было жестокости ради жестокости. Ради поучения, ради наказания - может быть, в каких-то дозах, не превышающих приемлемые. Но просто так мальчик с подобным еще не сталкивался.
В конюшне было все также шумно от постоянных звуков живых существ. Кто-то фырчал, кто-то шумно лакал воду, одна из лошадей нетерпеливо мялась на месте и вертела хвостом - в общем, в конюшне было так живо и шумно, не в пример остальному дому, который иногда казался будто бы вымершим.
Весьма неловко ощущая чужую руку на своей голове, которая была буквально размером с эту самую голову, Кевин во все глаза рассматривал лошадь. Большую, красновато-рыжую и с темной гривой, наверняка очень сильную и быструю. И опасную, потому что пару историй про то, как кони ломали ноги своим наездникам, сбрасывали их или вовсе забивали насмерть (спасибо, свободный доступ к книгам, не ограниченный никакими возрастными рамками).
- Принцесса... Милое имя,- казалось, его могла придумать девочка, но в доме не было девочек, кроме Иззи. Кевин осторожно положил ладошку на нос лошади, поглаживая мягкую шкуру, так напоминающую замшу или нечто подобное. Животное тихо фыркнуло, позволяя себя касаться и только иногда подергивая ушами. Розери осторожно погладил ее по краю морды и подбородку, будто собаку. С теми у него было больше опыта в общении.
Впрочем, вопрос об умениях быстро отвлек от такого чуда, как большая, живая лошадь, решившая губами попробовать рукав на вкус и явно не удовлетворившаяся вкусом толстовок нынешнего поколения. Потому что очень сложно вот так сходу вспомнить, что ты умеешь. Точно не все. Но это какое-то слишком расплывчатое определение.
- Я могу Вас научить!..- даже немного удивившись тому, что Дамер не знает таких базовых вещей, все же от всей души предложил мальчик помощь. Впрочем, быстро стушевавшись от своего же энтузиазма.- Ну, если хотите... Я хорошо читаю и пишу. А Алек говорит, я очень хорошо играю в прятки. А... Еще меня учили разбираться в оружии. И разбирать его. Но пока выходит не так быстро, как папа хотел...
Немного грустно закончил Кевин, еще раз проведя ладонью по морде лошади. Что может быть грустнее, чем нереализованные ожидания родственников. Особенно мертвых родственников.
- А...- Розери на миг сбился. Ему давно хотелось задать один вопрос - собственно, с тех самых пор, как они тут оказались. И наверное это была вещь, которая одолевала его пытливый мозг в перерывах между скорбью по умершим, попыткам утешить брата и сестру и повеселить их хоть чем-то и страхом перед такими незнакомыми Лайтвудами. Один очень важный вопрос.- Почему у Вас всех такие странные имена?..
О чем еще думать одиннадцатилетнему пацану, который единственный раз видел имя Аарон только в библии и то на второстепенных ролях той самой эпопеи с Моисеем и спасением людей из рабства. И то не особо сильно его запомнил.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

7

Аарон про себя отметил, что Кевин казался ему... послушным. Смышленым, вроде как. На первый взгляд так точно. Возможно, он просто пока еще не словил бунтарские настроения, маленький уж больно, но тот факт, что сейчас перед ним не был капризный маленький говнюк, не мог не радовать. Розери чем-то напомнил ему тех детей в Америке своим поведением. То, как они молча смотрели, как он копает могилы. Такое себе сравнение, конечно, но он скорее сравнивал свои ощущения даже. Такое вот мягкое какое-то что-то. Не то, что возникало при взгляде на Юджина, Винса и Клинта, но определенно то, что всегда возникало при виде послушных и неглупых детей.
- О, думаешь? - он усмехнулся, вскинув одну бровь. - Ну посмотрим. Может, у тебя получится. Все пробовали. Это болезнь, с ней тяжело жить. Всегда нужен кто-то, кто будет читать и писать в команду, если дело сложное.
Когда мальчик заметно погрустнел, он понимающе кивнул. Сам поставил ведра поближе и взял пару губок. Одну дал Кевину и показал, как правильно водить ею по шерсти Принцессы, не став заострять внимание на теме. Никто не любит говорить об ушедших. Аарон прекрасно это понимал. Он так и не завел откровенный разговор о потере Винсента с Клинтом, хотя тот спрашивался, мол, хочешь поговорить об этом, давай, скажи. Один раз пришлось даже ему врезать, когда он начал. Младший, кажется, до сих пор на это обижался, но, в то же время, понимал, что Аарону просто-напросто сложно.
- Вот так... не надо против шерсти, ей не понравится. Ты мой снизу, я буду сверху.
Следующий вопрос поставил его в тупик. Он никогда не считал их имена странными. Они как-то...просто были и все. Мужчина потер лоб большим пальцем, который еще был сухим и пожал плечами.
- Не знаю. Разве у всех странные? - он глянул коротко на Кевина, а потом сосредоточился на том, чтобы ласково вытирать морду кобылы, которая даже немного вытянула шею, чтоб ему было удобнее. - Клинт... Юджин... Леон... Рейнольд... Мириам... Джеффри... Вильгельм... Винсент... Жюстин. Такие имена. И мое, Аарон. Что именно кажется тебе странным? Что они редкие? Или как? Никогда об этом не задумывался.
Дети, все-таки, сложная штука. Они иногда такие вещи подмечают, что неловко становится. Аарон вот теперь озадачился поисками странностей в именах и вроде даже понял, что они, наверное, и правда звучат как-то необычно. Александр, Изабелла, Кевин. Вроде бы эти как-то проще... А может и нет. Мужчина тряхнул головой, решив не пытаться надумывать, а просто услышать версию Розери.
- Значит, говоришь, было с оружием что-то...и с каким же? Огнестрельное? Мечи? Кортики? У меня очень редкое оружие, помимо обычного. Но и сам могу неплохо, без оружия. Всегда будь готов, как говорится.
Аарон вымыл губку и обошел лошадь, встав с другой стороны и поглядывая на Кевина через нее.
- Ты думал о том, как тебе, может, самому интересно научиться сражаться? У всех своя специфика. Кто-то бьется вблизи, кто-то издалека. Это нормально. Лучше знать. Чтобы мы были командой.

[icon]https://funkyimg.com/i/33osz.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]you know? for kids![/status]

+1

8

Было все же немного стыдно за свою несдержанность в вопросах, и Кевин готов был в принципе, что его просто проигнорируют. Он и сам будто решил проигнорировать это, губкой продолжая водить по бокам и плечам лошади, докуда дотягивался, но, кажется, Аарон действительно обратил на это внимание. И весьма не негативное. А просто будто... Задумчивое.
Дамер называл имена, и Кевин даже припоминал, что их действительно называли. Клинт это тот второй по старшинству, такой плечистый и тоже очень взрослый. Юджин - просто имя, кажется, его упоминали в связи с информацией о том, что часть семьи живет не в этом доме. Леон - сын второй ветки семьи, кажется, племянник для старших. Рейнольд - самый главный, самый взрослый, самый пугающий. Мириам - та женщина, про которую даже говорили, что она очень крута в охоте на оборотней. Но вот оставшиеся четыре имени... Джеффри был незнаком, Вильгельма, кажется, только упоминали, а имена Винсента и Жюстин Кевин вообще слышал впервые. Он, конечно, знал, что Дамеры семья большая, но не настолько же, чтобы они сами забывали своих членов.
- А кто такие Винсент и Жюстин?..- полюбопытствовал мальчик. Не хочется случайно встретить их и назвать не теми именами, или не назвать вовсе. Будет как минимум очень неловко. А имя Жюстин, кажется, вообще французское, насколько мальчик разбирался в принадлежании различных звуковых групп к тому или иному языку.
- Ну, просто... Папа всегда говорил, что если выделяться, то тебя быстро найдут... Ни внешность, ни имя не должны быть запоминающимися. Чтобы как у всех. А у Вас такие... Необычные,- пояснил он свое недоразумение. Все же остается что-то в голове из того, чему учили даже в самом раннем детстве. Какие-то истины, часто повторяющиеся не только в лицо, но и за дверьми и стенами, в надежде, что ребенок не услышит. И никогда не было страшно назвать настоящее имя, оно ведь такое простое. Всегда во дворе был хотя бы еще один мальчик по имени Кевин, с которым их путали, а иногда и больше. Обязательно так звали какого-нибудь взрослого или просто соседа. Ничего выдающегося, ничего примечательного - что еще ожидать от семьи, прославившейся как скрытные убийцы.
Грязная вода стекала с довольно замершей лошади, лишь изредка взмахивающей хвостом. Кевин выжал губку, снова ее смачивая и замечая, как действительно светлее становится шерсть в местах, где животное уже помыли. Хитрые хитрые лошади - и грязные красивые, и чистые тоже.
- Мне нравятся пистолеты... Они такие красивые,- немного отстранено заметил Кевин, осторожно гладя Принцессу по плечу. Действительно, изысканность и лаконичность огнестрельного оружия привлекала его больше, чем холодное. Хотя бы потому, что поранить себя ружьем все же немного проблематичнее, чем ножиком. Розери в курсе, он уже один раз меч на себя уронил. Не понравилось. Хотя, что-то редкое посмотреть хотелось, но только из детского любопытства.
- Алек говорит, что надо быть очень... Сильным, чтобы убивать, глядя в глаза,- у Лайтвудов было много книг, описывающих убийства как в общих чертах, так и в довольно кровавых подробностях. Множество учебных пособий, готовых пошагово объяснить как открутить кому-нибудь голову, как загнать в ловушку или задушить голыми руками. И это было скорее пугающе мерзко, нежели действительно вызывало желание проворачивать такое самому.
- Мне такое не нравится... То есть, существа, конечно, они плохие, но... Им же больно тоже...- совсем тихо пробормотал он себе под нос, пряча глаза от старшего и очень сосредоточенно начиная мыть бока лошади губкой.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

9

- Жюстин умерла. Это была моя мама. Винсент... пропал. Это все, что пока тебе стоит знать. Вырастешь - расскажу больше.
Аарон усмехнулся. На самом деле, отвратительно вот так вот пользоваться своим возрастом, но он и правда не видел пока необходимости рассказывать подробности Кевину. Когда тот подрастет, может быть, он ему расскажет и чем опасен конкретно Рейнольд. Пока он просто поставил перед собой задачу: не дать малому перед ним облажаться. Ни в коем случае.
- Ну, он прав. Но... - Дамер потер шею, хмурясь и формулируя мысль. - Как бы сказать... не очень хорош в мудростях. Представляться можно кем угодно. Играть что угодно. Но ты сам... должен быть. И ты можешь быть таким, каким нравится. С близкими. Надеюсь, мы будем близкими, Кевин.
Мужчина решил, что достаточно объяснил свою позицию. По крайней мере, он попытался и вроде получилось понятно. Мысль была слишком сложной, чтобы ее полностью красиво расписать, как бы мог это сделать Клинт, например. Аарон вздохнул, мотнув головой. У него периодически получалось объяснять более внятно, но для этого ему надо было всегда закрепить свою мысль заранее, обдумать в одиночестве. Когда возникали ситуации, в которых нужно было высказаться здесь и сейчас, но мысль была глубокой и важной, он старался просто выделить из нее какие-то формулировки и выдать именно их. Возможно, потом, когда-нибудь, он скажет больше слов об этом. Он нагнулся, чтобы смочить губку снова и подвинулся по "длине лошади" дальше. Ребенок говорил, а Аарон слушал, чуть кивая головой. Для мальчишки он говорил правильные вещи, внятные, сознательные.
- У всех разные взгляды на охоту, - вот эти мысли у Аарона были давно сформированы, - кто-то пытает и мучает. Кто-то убивает не глядя. Кто-то убивает, глядя в глаза... Мне не нравится пытать и мучить, если это не имеет смысла, но даже если имеет - это не то, что мне нравится делать. Хотя я умею делать очень больно.
Аарон сказал это даже с какой-то ноткой сожаления. Вышло, скорее, случайно, чем нарочно. Дамер-старший видел на что способен дядюшка Вильгельм и повторять такие штуки не горел желанием.
- Главное в охоте - решать проблему. Это может быть ритуал, может быть убийство, может быть пленение. Задача не просто убить существо. Задача защитить людей. Некоторые существа были людьми. Они заслуживают покоя в смерти, а не продолжения мучений. Да. Им тоже больно, ты прав. Но больно и тем, кто попадается им в лапы. Люди слабее существ. Их нужно защищать. Всегда. И всегда помогать людям, когда ты знаешь, что можешь помочь. Всегда помни это. Если можешь почтить память человека, которым было существо, почти. Это благородство. Деньги, подарки и слава, которые придут к тебе, когда ты будешь этим заниматься так же долго, как я, не стоят твоей чести. Честь не в самой охоте. Честь в семье и в защите людей. Это ты должен запомнить, думаю.
Аарон посмотрел на Кевина внимательно.
- Значит, будем учиться стрелять без промаху. С завтрашнего дня. Учти. Я - строгий учитель и я могу грубить. Злюсь я не на тебя, а на себя. Что плохо объяснил. То, что объяснил, показал, научил, а ты не понял, позор мне, а не тебе. Потому что должен защищать тебя. Потому что ты младший. И ты моя семья теперь.
Дамер улыбнулся ему ободрительно.
- Никогда не думай, что ты плохой, даже если я ругался. Договорились?

[icon]https://funkyimg.com/i/33osz.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]you know? for kids![/status]

+1

10

Очень нечестный аргумент взрослых про то, что они взрослые, но наверное Аарону и так сложно было говорить об этих людях. Об умерших родителях, о пропавшем человеке. Это ведь даже для детей тяжело, а кто знает каково остальным. Поэтому Кевин стушевался и сосредоточенно уткнулся взглядом в лоснящийся бок лошади.
И очень вовремя, потому что старший начал говорить какие-то смущающие вещи. Особенно смущающие для ребенка, который в общем зачете похоронил гораздо большее количество людей, чем то, с которым смог стать близкими. Математика явно не на его стороне в этом подсчете близко-семейных связей.
- Угу...- пробормотал он совсем тихо, опуская глаза и еще сосредоточеннее начиная тереть бок лошади. Принцесса недовольно махнула хвостом на такую ретивость, но все же осталась благосклонна к маленькому новому существу. А Кевин вовремя вспомнил, что лошади живые и им, наверное, может быть неприятно, если так активно тереть шерсть и кожу.
Они оба осторожно сдвигались по всей длине туловища животного, каждый раз оставаясь друг напротив друга. И оттого прятать взгляд было сложнее, и приходилось все же поднимать глаза на Аарона. Тем более, говорил он те вещи, которые почему-то обходили вниманием все остальные, видимо, предполагая как само собой разумеющееся.
- Я запомню!- согласно закивал мальчик, подтверждая, что действительно сможет усвоить эти вроде бы простые истины. Ведь если их говорят так уверенно и, в то же время, так просто, то наверное это правда. Когда врут, или же просто вспоминают, люди всегда задумываются. От зубов отскакивает только то, в чем уверен на все сто процентов.
Впрочем, строгость Аарона заставила чуть нервно помяться на одном месте. В идеале, лучше бы никто не злился и никто не чувствовал себя ни плохим учителем, ни плохим учеником, но идеал на то и идеал, чтобы быть недостижимым. Про себя Кевин знал, что вполне может и затупить, и промахнуться, и чудесным образом рассечь кожу на пальце пружиной от пистолета. Всякое бывает, к вышколенному совершенству он не стремился, как тот же Алек - знал, что получить его невозможно. Но вот если из-за этого себя плохо будет чувствовать другой человек, и плохо о себе думать, то уже как-то... Уже как-то по-другому приходится смотреть на это все.
- Я буду стараться изо всех сил!- со всей детской решительностью и горячностью пообещал паренек, уверенно кивая так, что аж волосы челки немного растрепались.- Но если у меня будет не сразу получаться, не вините себя! Я буду стараться еще лучше, ведь в семье... В семье все стараются ради друг друга!..
Гуморальная система сообразила раньше, чем мозг, все еще говорящий крайне смущающие слова - и к ушам прилила кровь, заставляя их краснеть. Но все же Кевин договорил до конца и очень уверенно кивнул, подтверждая свои слова.
Они же, вроде как, теперь одна семья. И надо быть лучшими хотя бы друг для друга.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

11

Аарон по-доброму фыркнул на слова Кевина. Да и на вид его такой вот... трогательный. Лошадь сделала тоже самое и он недовольно нахмурился.
- Дразнишься? Стыдно должно быть, ты же королевская особа, - он легко щелкнул кобылу по уху, журя ее за некрасивое поведение таким образом. - Хорошо, что ты слушаешь и понимаешь, Кевин. Это спасет тебе жизнь.
Когда с приведением Принцессы в надлежащий вид было покончено, Аарон жестом показал Кевину подождать и убрал ведра и щетки. Воду вылил за пределами стойла, после чего вернулся и без предупреждения взял мальчишку и усадил себе на плечо, придерживая его одной рукой.
- Пойдем к Герцогине. На ней уже есть седло.
Мужчина вышел из "комнаты" Принцессы и перешел в другую часть стойла. Черная лошадь и правда уже была во всей боевой готовности. Аарон изначально собирался прокатить мальчика, поэтому и подготовился заранее: дети любят животных, за редкими исключениями. Он хотел посмотреть насколько тот послушный и старательный и, в целом, оказался удовлетворен тем, что он увидел. Розери старался, слушал и вникал в то, что он говорит. Это было значительным плюсом в сторону мальца, возможно, позднее, с него даже и правда выйдет прок. Аарон легко пересадил мальчика со своего плеча в седло и повел лошадь к выходу, держа ее за поводья. Герцогиня была как-то поосновательнее Принцессы. Видимо, потому и Герцогиня. Крупная, статная и совсем не фыркающая.
Когда они вышли, Дамер и сам залез в седло, позади Кевина. Он показал ему, как взяться за седло.
- Держись вот так, покрепче. Прокатимся по окрестностям. Быстро ехать не будем, но все равно держись, - он легко потрепал мальца по голове и в груди неприятно кольнуло.
Совсем недавно, казалось, он так же катал Винсента. Тот так радовался. Ему так нравилось. И он держался в седле очень крепко, мечтал научиться ездить верхом и сам, когда выздоровеет. С ним Аарон ездил даже и очень быстро, но на всякий случай приматывал его к себе веревкой. Винс так смеялся, когда ветер бил ему в лицо. Дамер ужасно скучал по нему. Ему было странно осознавать, что он проводит параллель между ним и Кевином. Как-то вроде бы даже неправильно. Сложное чувство, от которого пришлось отмахнуться побыстрее, чтобы не заняло все мысли и не мешало.
- Расскажи о себе побольше, - предложил Аарон. - О семье. Что думаешь. Тренировки завтра, сегодня разговоры и побольше. Мне нужно знать тебя.
Избегал слова "хочется". Почему? И сам не мог объяснить. Просто так выходило. Лошадь поскакала правее, через лес. Погода стояла достаточно хорошая, а от того кругом было красиво, свежо. Он чуть-чуть позволил ей ускориться. Герцогиня знала, в каком темпе следует катать маленьких детишек. Она слишком часто это делала, пожалуй, да и сама мать. Аарон считал это важным нюансом, отличающим ее от Принцессы, которой лишь бы побаловаться и поиграться.
- Можешь и сам спрашивать. Как-то слышал, что самый глупый вопрос - тот, который не задали. Не помню где слышал, но, кажется, это правильно и справедливо сказано.
Он пожал плечами и пригнулся, чтобы его не ударило веткой. Мальчишке, в отличие от него, такое точно не грозило.
- Особенно мне интересно брали ли тебя хоть раз на охоту. Или пока нет?

[icon]https://funkyimg.com/i/33osz.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]you know? for kids![/status]

+1

12

Кевин испуганно вцепился пальцами в плечо Аарона, когда тот просто так, внезапно и резко, поднял его на руки. Не взвизгнул, вообще не издал ни звука, лишь шумно втянул в себя воздух и до побелевшей кожи сжал губы. Его никто никогда не брал и не сажал на плечо. В семьях таким не баловали, а брат очевидно был не настолько взрослее, чтобы найти в себе силы поднять кого-то примерно своего возраста. И оттого парень вообще не представлял, что такое возможно. И что придется это испытать.
В другом стойле стояла еще одна лошадь, черная, словно ночь. И гораздо более спокойная, по-крайней мере, казалась таковой с позиции примерно равного роста. Хоть Розери все еще и побаивался. Правда, возможно, не лошади - а того, что может упасть с чужого весьма высокого плеча. И потому, когда Аарон посадил его в седло, словно плюшевого на полку, Кевин все же немного расслабился. Совсем на чуть-чуть, осторожно держась за шею лошади, чтобы не упасть при ее мягких, плавных покачиваниях. Под пальцами перекатывались мышцы.
Седло дернулось от взрослого, легко севшего на лошадь одним мощным прыжком. Розери послушно кивнул, повторяя движения старшего и сжимая не такими уж сильными пальцами крепление. Вылететь на ходу ему ожидаемо не хотелось, хоть он только отдаленно мог представлять, насколько это больно.
Да и хотелось покататься на лошади. В самый-самый первый раз в жизни.
Вопрос Аарона заставил немного задуматься, и оттого первый шаг лошади вышел неожиданным. Пальцы испуганно вцепились в седло, а глаза зажмурились. А затем практически сразу любопытно распахнулись, несмотря на летящий в лицо ветер. Упускать такое событие было бы очень глупо.
Качающая туда-сюда поступь лошади не напоминала ни один из видов транспорта. Быть может, немного, походила на шаг человека, но лишь совсем чуть-чуть. И оттого с непривычки парня немного болтало в разные стороны. Но он старался просто держаться крепче и, быть может, прижиматься ближе к старшему. Только ради равновесия, конечно.
- Я думаю... Я думаю, что не хочу, чтобы все повторилось еще раз,- в конце концов, Аарон же спросил, о чем он думает. И это, наверное, было честным ответом. Как любой ребенок, да и в принципе человек, Кевин быстро усваивал уроки, основанные на жестокости. За одной семьей пришли. За другой - тоже. И вот, третья семья. Не надо быть глупым, чтобы не понять подкинутый совсем недавно урок.
- Те феи ведь не смогут прийти сюда, да?..
Потому что они все еще живы. Никто их не тронул, ничего им не сделал. Даже не остановил - их видели только напуганные, спрятанные в листве и отблесках пожара дети. Преступники, что могут прийти и сюда. Что их остановит?..
Хотя такие страхи, наверное, совершенно неприемлемы для храброго Охотника. Но что поделаешь, когда уже дважды осознавал собственное бессилие и молча смотрел на то, что сделали существа по своей прихоти. Не имея ни малейшего шанса как-то воспрепятствовать, просто спасая свою жизнь.
- Меня не брали на охоту... Но я много читал и мне много рассказывали!- постарался он хоть как-то компенсировать и свой собственный, высказанный вслух страх и отсутствие прикладного опыта. Что с него взять, ребенок.
- А ты... Ты был много раз, наверное, да? Ты очень хорош в Охоте?
Это был тот тип вопроса, который произносят с абсолютным утверждением в голосе. Потому что Аарон, во-первых, взрослый, а все взрослые Охотники хороши в Охоте, и, во-вторых, он же Дамер. Про них только и говорят, как о лучших и самых известных. Даже отец, упоминая их когда-то давно-давно, всегда ставил акцент на способностях семьи. Потому сомнений у Кевина не было никаких.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

13

- Не знаю, - честно ответил Аарон. - Врать плохо. Могу только сказать, что тебя им никто не отдаст. Мне есть чем их встретить.
Это звучало твердо. Мужчина был из того типа людей, которые старались, конечно, детям смягчать пилюлю, но, при этом, он всегда старался не врать. Потому что ложь дети чувствуют, почти как звери, да и сам Аарон хорошо ее чувствовал всегда: все эти идиотские ужимки и оханья-аханья на тему "нет конечно все будет хорошо". Никто не знает, как будет. Может быть и очень плохо, но некоторые вещи неизменны.
- Задача всегда проста, Кевин. Все спасаются. Я остаюсь, - Дамер придержал мальца рукой, когда Герцогиня проходилась по неровной тропе в рытвинах. - Так что, ничто не угрожает тебе точно. И всем остальным.
Он направил лошадь в другую сторону, чуть наклоняясь, чтоб его не задело веткой. Места были живописными и очень спокойными. С одной стороны, Аарон испытывал к лесам Англии теплые чувства, с другой же всегда больше любил разнообразие ландшафтов Америки. Там ему всегда больше нравилось путешествовать. В Штатах можно было затеряться навсегда, став жертвой чего угодно и кого угодно, да, но эта вот возможность затеряться чем-то, все же, манила. Такое же впечатление на него производила Россия, за тем лишь исключением, что большая часть территорий сверхдержавы была в ужасном состоянии. Мусор, полуразрушенные города, забытые деревни... это как-то не воодушевляло.
- Может, рановато, и правда, - усмехнулся Дамер, глянув на Кевина, чуть вкинув брови. - Хорош.
Аарон заметил, что продолжал придерживать Кевина. Увидь это Рейнольд - он бы огреб. Мол, как же Кевин научится быть самостоятельным, если ты ему помогаешь? Дамер считал, что его отец не прав. Потому что пока они все маленькие и мало что могут держать твердо, испытывают трудности в долгой ходьбе, плохо контролируют свои движения и вообще могут сломаться запросто, их надо хоть немного, но беречь. От всего не спасешь и не защитишь, конечно, потому что они еще и глупые, но от многого можно. Например, от падения с лошади.
- Охота опасна, Кевин, - справедливо заметил Аарон, - на ней у тебя не может быть ошибок. Если ты ошибаешься, то ты умираешь. И никак не повернуть назад. Ошибаться можно только на тренировках и учиться, запоминать где и как ты ошибся. Болтать попусту можно только на тренировках. Когда ты понимаешь, что Охота началась, ты должен больше думать. Смотреть. Решать быстро, но не сгоряча.
Он усмехнулся.
- Этому приходится учиться все время, - Дамер покивал головой, больше самому себе, чем Кевину, но если б тот глянул на него в этот момент, то непременно бы ощутил, как этот жест добавлял словам веса. - Многие любят болтать. Мол, кто с кем что сделает и за что. На самом деле это неважно. Пока кто-то говорит, тебе надо смотреть и искать выход. Сам никогда не распинайся перед теми, на кого начал Охоту. Когда говоришь ты - они используют это время. Когда говорят они - используй время ты. Один из десятков законов выживания. Как видишь, работает.
Аарон хохотнул, опять наклонившись, чтоб не ударило веткой. Герцогиня шла осторожно, размеренно, так что ветки не превращались в неожиданное препятствие. Мужчине даже пришлось чуть-чуть хлопнуть ее по спине, чтоб она совсем не стала плестись, уверенная, что им с малявкой так будет лучше.
- Думаю, что у нас будет хорошая команда, - он наклонил к Кевину голову, вопросительно изогнув одну бровь. - Как думаешь, смогу на тебя положиться в будущем?
И вопрос серьезный такой, хотя сам он улыбался. Едва уловимо.

[icon]https://funkyimg.com/i/33osz.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]you know? for kids![/status]

+1

14

Обещание Аарона о том, что его никто не заберет, заставляло чувствовать себя странно. Тепло, наверное, но может ли быть тепло только от сказанных слов?.. Бывает ли так. Ему никогда не приходилось такое чувствовать. Ровно как и слышать подобное от кого бы то ни было еще.
- А почему...- лошадь качнуло, и мальчик еще крепче сжал пальцы на выступающей части седла, держась за нее. Придерживающая рука старшего оказалась как нельзя кстати.- Почему ты остаешься? А все другие спасаются.
Это, конечно, нормально, что кто-то остается, пока другие убегают. В книгах про пиратов и флот оставались всегда капитаны, позволяя юнгам, матросам и пассажирам сбежать на шлюпках с тонущего корабля. Но то корабли, бескрайние моря и океаны и безвыходное положение. А тут ведь все-таки по-другому.
Почему не может остаться самый старший. Или несколько старших... Или спастись все. Как-то не очень справедливо выходит. И страшно. За того, кто останется, конечно.
Хоть и очень глупо ему, практически ничего не умеющему, бояться за Аарона. Вообще наверное глупо бояться за кого-либо, ведь этот страх ничем не поможет и никак не убережет никого от смерти. А смертны все.
Люди, по-крайней мере.
И потому мальчик только сосредоточенно кивнул, угукнув что-то в ответ на весьма простые и понятные замечания. На Охоте нужно быть собранным, сосредоточенным. Второго шанса им никто не даст, а ошибка всегда будет последней. И ладно если для самого себя. Когда умираешь, потом уже на все наплевать, тебя же нет. Но если ошибка заденет кого-то другого... Так намного больнее.
- Я буду очень внимательным!- пообещал он, сосредоточенно кивая и на миг оглядываясь на взрослого.- И не буду болтать. Папа Лайтвуд тоже говорил про такое. Что если много болтать, то можно... "Дать твари шанс опомниться и прыгнуть на тебя из последних сил".
Он цитировал, говоря не своими словами и мыслями. Просто вспомнил то, что слышал регулярно от взрослых. И, в принципе, разделял, как точку зрения. Если тянуть время, то ничего хорошего точно не случится. Но не только потому, что кто-то может напасть. И еще по некоторым причинам.
Которые, наверное, рано обдумывать в таком возрасте.
- Д-да, конечно!- он запнулся, но все же согласно кивнул в ответ на вопрос. Конечно, говорить настолько в будущее ребенку очень странно. Он плохо представляет то, каким будет завтрашний день, что уж говорить о годе, о пятилетии. С трудом может представить себя в будущем, впрочем, прекрасно осознавая сейчас, насколько он обычный и ничем не выдающийся.
Но ведь он не может подвести человека, который на него надеется. И который нормально, добро к нему отнесся.
- Я буду прилагать все усилия, чтобы стать хорошим Охотником!

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

0

15

ЧАСТЬ II

Утро первого июля 2010-го года ознаменовалось скандалом между Рейнольдом и Аароном. До Кевина голоса обоих мужчин вряд-ли доносились четко, но сами крики он слышал. В конечном итоге, этажом выше хлопнула дверь и Аарон, быстро и гневно спускаясь по лестнице, с матами и злым шипением, просто пролетел через гостиную и вышел из дома, хлопнув и входной дверью тоже. Рейнольд Дамер же спускался за ним следом медленно, чинно. Его лицо было самодовольным и горделивым. Мужчина держал в чуть дрожащей руке рокс с виски, а в другой саму бутылку. Одет был в домашний бархатный халат, поверх рубашки и брюк.

По нему сразу было видно, что здесь хозяин именно он. Осанка, одежда, надменность во взгляде, нерасторопность. Это все играло на образ. Возможно, с таких как он как раз и списывали этих таинственных лордов из дамских романов, только те были моложе. Его тяжелая аура распространялась, казалось, на весь дом. На улице заурчал мотоцикл. Дамер презрительно фыркнул, глотнув виски.

Он прошел в гостиную и уселся в кресло, поставив перед собой бутылку. Он грузно вздохнул и повернул голову к Кевину.
- Аарона не будет несколько дней, - сообщил он Кевину, - у тебя внеплановые выходные. Потрать их на что-то полезное. Почитай, например. Узнай историю семьи, в которой тебя, по счастливому случаю, приютили, Розери.

Его тон был едким, неприятным. С таким человеком, как он, было явно тяжело детям... да и не только детям. Поглядев на мальчишку суровым взглядом, он вдруг смягчился и осушил бокал виски разом. Он не был пьян, но трезвым тоже не был.
- Посиди и поговори со мной, Кевин, - обратился к мальчику мужчина, наливая себе новую порцию виски и будто припечатывая того на месте: это был приказ, а не просьба. - Скажи мне. Тебе снятся кошмары о тех днях, когда ты потерял своих родителей и когда убили Лайтвудов?

Закручивая крышку, он исподлобья уставился на Розери.

- Или тебе совершенно все равно, что они погибли? Что ты испытываешь? - он поставил бутылку на кофейный столик обратно и, взяв стакан, откинулся на спинку кресла снова. - Пугает ли тебя самого перспектива умереть так же? Отвечай мне честно и вразумительно. Я ненавижу, когда ты мямлишь. Я тебе не Аарон.

Рейнольд презрительно фыркнул, а имя его почти выплюнул, как будто в старшем сыне для него сконцентрировалась вообще вся ненависть разом. Они явно крепко поругались, потому что "учитель" так не бросил бы своего маленького помощника. Не в его характере. Если он уходил, он всегда с ним разговаривал и объяснял, когда вернется, куда отправился и даже давал задания иногда, чтобы Кевин не слонялся без дела. За то время, что они вместе "работали" он не изменял своим принципам. Не было никаких сомнений в том, что именно глава семейства Дамеров заставил его так некрасиво уйти.

Мужчина перестал смотреть на Кевина, решив, что содержимое рокса гораздо интереснее, но по его псевдо-расслабленной позе можно было понять, что он ждет ответа. Рейнольд напоминал затаившегося зверя, готового в любой момент сорваться и сделать что-то... что-то нехорошее. Напасть. Ударить. Закричать. Нельзя сказать, что у Аарона не было таких моментов: тот, пожалуй, даже страшнее выглядел, но эта угроза не распространялась на Кевина. Она была направлена куда-то, точно бы, в сторону. Любого, кто приблизится, кого он не знает. Сменяясь, постепенно, на спокойствие.

Тяжелая же аура Рейнольда была направлена конкретно на Кевина. Он угроза. Ему.

[icon]http://s018.radikal.ru/i506/1702/b3/6f5eb5aa7d3e.png[/icon][nick]Raynold Duhmer[/nick][status]The Father Of All[/status]

+1

16

Если не было никаких дел, Кевин обычно просто читал. Находил книгу, любую, абсолютно любую, залезал в какое-нибудь неприметное кресло и погружался в мир букв, слов и строчек, сотканных из них. Так дни текли тише, спокойнее, мирнее. Обращались в полотно приятных ощущений, так необходимых для того, чтобы начать привыкать к незнакомому дому. К незнакомым людям.
Но сегодня читать было сложно.
Взгляд скользил по строке, посвященной одному из многочисленных видов фолксов, и обрывался на половине строки очередным громким, размытым криком над головой. Низкие мужские голоса спорили между собой о чем-то, он не слышал о чем, но голова машинально вжималась в плечи от каждого вопля где-то на втором этаже.
Споры. О чем мог так громко спорить Аарон?
Дверь хлопнула раскатом грома, сбивая в очередной раз с бесконечно долгой строки, и треском молний по дому разнеслись быстрые шаги. Аарон, словно буря низких, иссиння-черных туч, промчался мимо, даже не взглянув, хлопнув за собой входной дверью. Последний раскат грома раскатился по гостиной, затихая в углах, на страницах так и не дочитанной книги. Прячась в ожидании нового удара, который будто вот-вот должен был последовать. Такой же громкий, такой же опасный. Под который совершенно точно не стоит попадать ничего не понимающему ребенку.
Но он не успел убежать.
Рейнольд спустился со второго этажа следом. Он ничуть не был похож на человека, который только что с кем-то очень громко спорил - спокойный вид, медленный шаг, какой-то алкоголь в бокале. Будто вышел из кабинета после очередного удачно выполненного дела. Ничем не примечательного, рядового. И от этого по затылку будто бы бежали мурашки, откладываясь где-то в голове запутанными чувствами тревоги и страха. Неприятно, колко. Режет до крови, словно стекло, на которое страшно наступить босыми ногами.
Глава семьи сел в одно из кресел, и Кевин машинально отодвинулся в противоположную сторону, буквально прижавшись спиной к подлокотнику. Неважно, что между ними и так было некое расстояние. Все инстинкты требовали отодвинуться еще дальше, лучше уйти, убежать. Тяжелое и давящее прямо на плечи чувство нежелания находиться с кем-то в одном помещении.
Он даже не смог ответить вслух на новость о том, что учитель куда-то внезапно и без предупреждения уезжает. Лишь кивнул, поджав губы. Подумать об этом он сможет и в одиночку, где-нибудь в комнате или у брата с сестрой. Сейчас только хотелось надеяться на то, что его отпустили - этим презрительным тоном, язвительными словами. Теми, что врезаются в голову
чувством вины за собственное существование.
Но ему приказали остаться.
Тело вспомнило, что нужно продолжать дышать, даже если грудь сдавливает так, словно любой вдох может стать последним. Дыхание успокаивает, если сосредоточиться на нем сильнее, чем на собственном страхе. Ему нужно прекращать бояться, ведь страх парализует. Сковывает, пригвождает к месту. Действует сильнее, даже чем инстинкты. Страх очень опасен.
К чему ему бояться человека.
Потому что он говорит о том, отчего все внутри начинает казаться горьким, болезненно раздирающим острыми стеклянными гранями. Словно статуэтка, кое-как склеенная и никем не тревожимая, снова разбивается, но на этом раз осколки еще мельче и впиваются еще больнее. И склеить заново ее будет сложнее, куда сложнее. А он только научился оставлять ее в покое, забывая о больших трещинах за повседневными делами и уроками.
Только решил понадеяться и перестать бояться.
- Мне не все равно,- он говорил медленно, куда медленнее, чем в обычной жизни. Голос едва заметно подрагивал от боли внутри, но приказ действовал не хуже поднесенного к горлу лезвия, заставляя говорить так четко, как только возможно. Совершенно пустым голосом, сосредоточенным лишь на донесении информации. Без эмоций, без чувств.
Без страха, потому что за страх накажут.
- Мне снятся кошмары. Но это пройдет,- Кевин не знал, стоит ему врать или нет. Что-то детское подсказывало, что правда это всегда лучший ответ, ведь люди спрашивают именно за тем, чтобы услышать в ответ абсолютную правду. Что-то горькое в голове говорило, что и за правду могут наказать. И за ложь. Оттого и непонятно было, что лучше.
Одинокая взрослая рациональность холодно подсказывала, что если захотят наказать, то накажут за что угодно.
- Аарон сказал, что бояться не надо. И я не буду. Я вырасту и смогу себя защитить,- с практически слышимой уверенностью в голосе все же ответил он, помедлив. Слова учителя Розери принимал на веру. Раз тот сказал, что бояться не надо и он защитит, то значит все так и будет. А потом Кевин и сам вырастет и станет хорошим Охотником. Хорошим напарником. Который не даст никому умереть также ужасно и бесславно. Включая самого себя.
- А...- он все же запнулся, затихнув после вырвавшегося из горла начала предложения. Но все же продолжил.- А куда уехал Аарон?
Сложно было не заметить все презрение, что глава семейства концентрировал в одном лишь имени. Но он был единственным, кто знал ответ на этот вопрос. А Кевину хотелось знать. Знать, что с учителем все будет хорошо и он вернется здоровым и целым.
И все будет как и раньше.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

17

- Вот как, - усмехнулся глава Дамеров, глядя на стакан. - Он уехал убивать. Вот куда он уехал. Потому что я ему приказал. Чертовы потаскухи ведьмы решили призвать демона. Я решил, что они не должны этого делать. Вернется он или нет, когда вернется и в каком состоянии - тебя не должно волновать. Его не стоит воспринимать как человека, даже когда он выглядит так.

Помолчав, он сделал несколько глотков напитка и, отставив рокс, устало потер лоб, морщась. Затем он тяжело вздохнул и будто бы успокоился, расслабился. От него перестала исходить угроза и было сложно сказать: то ли это алкоголь так на него действовал, то ли он был удовлетворен тем, что его старший сын доносит до малявки.

- Мне тоже снятся кошмары иногда, - отрешенно сказал Рейнольд, глядя куда-то перед собой. - В них я постоянно убиваю. Всех вас. Они очень реальны. И женщина. Одна конкретная женщина, которой нет в живых, я надеюсь.

Он сфокусировал взгляд на Кевине ненадолго, чему-то покивал головой. Затем мужчина хмыкнул, опять откинувшись назад на спинку кресла и уставившись в потолок. На его лице появилось даже какое-то подобие не то скорби, не то усталости.

- Ее звали Клодин Леруа. Она была сестрой моей покойной жены. Не родной, - Рейнольд поморщился. - Я должен был жениться на ней, но выбрал Жюстин. Клодин - чистое зло, помяни мое слово, Кевин. Если ты услышишь однажды ее имя, то никогда не ввязывайся в это. У нее... была странная идея. Которую нормальный охотник не должен одобрять ни при каких обстоятельствах. Идея создать из Охотников сверхлюдей. Как это делал когда-то Доктор Лайден. Фашист.

Рейнольд чуть выпрямился, чтобы видеть лицо Кевина.

- Она рассказывала мне эту идею. Говорила, что я должен понять... потому что я совершенный. Генетически. По ее мнению, - он усмехнулся и наполнил стакан алкоголем снова. - Аарон... он очень похож на меня в юности. Ей бы он тоже понравился. Сильный, мощный, боевой. Отличный болевой порог. Идеальное оружие. Клинт тоже бы удовлетворил ее, но не так как Аарон. Здесь чувствуется порода. Тех самых охотников, какими они когда-то были. Храбрые, дерзкие. Умеющие кинуться в бой за человека.

Дамер сделал несколько глотков и, сощурившись, пристально уставился на мальчишку.

- Но если бы не я, то он бы просто потратил свои таланты в пустую. Хочешь расскажу тебе, как я делал из Аарона настоящего воина?


[icon]http://s018.radikal.ru/i506/1702/b3/6f5eb5aa7d3e.png[/icon][nick]Raynold Duhmer[/nick][status]The Father Of All[/status]

+1

18

Как это ни странно, но ему все же ответили на робкий интерес о том, куда делся учитель. Пусть этот ответ и заставил мурашки пробежаться по затылку. Странное это чувство - знать, что кто-то прямо сейчас едет убивать каких-то людей.
Ну... Не людей, конечно.
Но все равно.
Но даже это было лучше, чем просто незнание, а потому Кевин покорно и благодарно кивнул. Пусть ему и казались неправильными слова Рейнольда, которые он говорил с такой злобой к собственному ребенку. Пусть даже Аарон уже не ребенок, он взрослый, и сильный, и самостоятельный, но это ведь не значит, что про него можно так странно говорить. Не любить. Ругаться. Не воспринимать как человека.
А кто он, если не человек.
Старший Дамер иногда говорил действительно странные вещи. Но Кевин старался просто не обращать на них внимания, как-то пропускать мимо себя. Не воспринимать ни на свой счет, ни на счет Аарона или кого-то еще. Просто потому, что у него самом было немного иное мнение на все подобные вещи. Которое он не озвучивал, но которое не хотел менять. Скромно считая, что может уже думать о чем-то с уверенностью практически взрослого человека.
Еще бы перестать бояться...
Но чувство напряжения и угрозы в воздухе все же пропало. И хоть страх продолжал прижимать к креслу, будто насквозь пробивая раскаленными гвоздями, Кевин хотя бы мог нормально дышать. Ну. Не бояться, что даже за такое простое действие его вдруг сочтут виноватым в чем-то. И это уже было неплохо, если учитывать то, с кем он наедине в одной комнате. Буквально на расстоянии вытянутой руки - с тем, кого раньше видел лишь в паре шагов. И гораздо больше слышал, в чужих рассказах и упоминаниях мельком. В рассказах, в которых ничего хорошего не было.
Упоминание о кошмарах с убийствами заставили мурашки еще сильнее побежать меж лопаток. Странные, пугающие, выворачивающие кошмары - почему кому-то вообще может сниться подобное. И почему Рейнольд так спокойно говорит об этом. Так ведь не бывает.
И почему-то это казалось любопытным. Как любому ребенку, Кевину было интересно то, что он не понимал. О чем не мог прочитать в книгах, но что видел собственными глазами. И люди, самые обычные люди наравне с существами, представляли собой самые интересные загадки. Особенно такие люди, которые вовсе не походили ни на самого Кевина, ни на тех, кого он знал более менее хорошо. А старший Дамер был именно таким. Непохожим. Пугающим до дрожи и ступора - но при этом все равно человеком. А ребенок верил в то, что все люди хорошие.
Пока еще верил.
Слова о некой женщине, которая "чистое зло" (это зло хуже демонов? а хуже существ? так вообще бывает?), заставили любопытно наклонить голову. Это имя в доме Дамеров Кевин еще ни разу не слышал, ровно как и у Лайтудов или в собственном доме. Не встречалось оно и в книгах, хоть это и странно - неужели настолько это была неизвестная Охотница. Или слова о ней решили вычеркнуть из библиотеки этого дома. Остались ли они тогда в архивах.
Кевину интересно. Это, наверное, его личное проклятие - неудержимое детское любопытство к знаниям, к информации. К тому, чтобы как можно больше знать и понимать, и уже никогда не попасться на удочку обманчивых иллюзий и галлюцинаций. И наверное именно это можно было увидеть на его лице. Любопытство к тому, что только что сказали: к существованию этой новости, но не к ее предмету непосредственно. Понятие человечности и бесчеловечности у Розери было развито достаточно, чтобы даже сейчас понимать, что подобные затеи ни к чему хорошему не ведут. Но ведь все равно интересно, почему люди решили таким заняться. Зачем.
И при чем тут семья Дамеров.
Кевин молча слушал все, что говорили, запоминая и впитывая чужие слова, будто губка. Пусть старший говорил все еще что-то странное, но сейчас это казалось интересным. Да и не было угнетающего чувства провинности за собственное существования, желания спрятаться за кого-то - и так было немного легче. А оттого голова работала немного лучше.
- "Надеюсь, Аарон не станет как он в старости..."- промелькнула быстрая мысль, но Кевин постарался об этом не думать. Конечно учитель не станет таким строгим, пугающим и странным. Останется самим собой, просто постарше. Взросление же как-то так и работает.
А Рейнольд, интересно, был нормальным в молодости?
Увиденное отчаянно говорило, что да. Робкая вера в человечество пыталась сопротивляться и говорить, что не стоит что-то утверждать, не зная наверняка. Да и не бывают же люди просто так злыми. Наверняка просто что-то случилось - и оттого Дамер-старший так обозлился. А до этого он был самым обычным, просто строгим отцом, который любил своих детей и не считал их за непонятных существ, нелюдей.
Розери недоуменно моргнул, выныривая из собственных мыслей и надежд касательно человека, что смотрел на него пристальным, въедливым взглядом. Ожидая правильного ответа, или не давая выбора в принципе. И вроде все звучало хорошо, ничего плохого.
- "Что плохого может быть в рассказах про тренировки?.."
Но все равно в затылке что-то пульсировало неприятным предвкушением.
Подбородок чуть нервно дернулся, кивая в ответ на чужое ожидание.
- Хочу.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Семейные ценности [c]