Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » The Good, The Bad and The Dirty [c]


The Good, The Bad and The Dirty [c]

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

The Good, The Bad and The Dirty [c]
https://funkyimg.com/i/31MZk.png
There's only two ways that these things can go
Good or bad and how was I to know
That all your friends won't hold any grudges
I got the final judgement...
If you wanna start a fight
You better throw the first punch
Make it a good one
And if ya wanna make it through the night
You better say my name like
The good, the bad, and the dirty

1. Места действия
Территория Великобритании.
2. Время
Период с 1 по 14 апреля 2020 года.
3. Действующие лица
- Томас Мун
- Эвелин Портер
- Дженнифер Килли
- NPC
(возможно дополнятся)

Расследование Муна начинается с допроса его "жертвы" Тайры Уоллес. Куда же оно заведет его в первые две недели?

#neworder

+2

2

https://funkyimg.com/i/31dCh.png https://funkyimg.com/i/31MZK.png

Эвелин оставила Муна в своем офисе и сказала подождать, пока они приведут Тайру. Прошло где-то полчаса, прежде чем дверь в помещение, где из предметов интерьера был только письменный стол, пара шкафов, сейф и пара стульев, открылась. Тайра что-то весело обсуждала с Портер, но как только она увидела Муна улыбка с ее лица тут же сползла. А вот с лица Эвелин - нет. Женщина обрубила Уоллес пути к отступлению и схватила ту за плечо, едва та дернулась в сторону выхода. Видимо, схватила очень сильно, потому что девушка тут же побледнела и не в силах была и пикнуть что-то.
- Сядь, - коротко сказала Портер.
Девушка, опасливо глядя на Томаса, села перед ним в кресло. Их разделял только письменный стол, с уложенными на него документами и тем самым фото, на котором отчетливо была прописана дата, где она и несколько других подростков, обнимали Эвелин. Она сначала увидела это фото, а потом снова неотрывно стала смотреть на Муна. В ее глазах наворачивались слезы. Легко лгать, когда не видишь человека. Легко обвинять его в том, чего он не делал. Теперь она видела кого предала. Человека, который, пусть недолго, но растил ее. Всего пара лет, но их было достаточно, чтобы, встретив его лицом к лицу, стало... стыдно и страшно за то, что она сделала. Девчонка была немногим старше Фрэнсиса, но из-за хрупкости и такого вот "детского" лица, отдававшего восточными чертами, казалась младше. Тоненькая, еще и в широкой толстовке, испытывающая колоссальный стыд, заставляющий ее сжаться, она, казалось, сейчас просто усохнет и исчезнет. Тайра повернула голову к Эвелин.
- П-пожалуйста, Кардинал...
Эвелин подняла ладонь вверх, мол, молчи.
- Мне не нужен твой скулеж, Тайра, - женщина отчеканила это грозно, - ты очень разочаровала меня. Зачем ты оболгала Отца Муна?
Тайра всхлипнула, икнула и опустила голову, закрывая ладонями рот, да отрицательно замотав головой. Она явно боялась говорить. Кардинала ее поведение не смягчило. Выражение лица Эвелин было строгим и беспристрастным. Портер не должна была быть сейчас другой. Эта женщина в костюме, высокая, властная и гордая, должна была демонстрировать своим видом то, кто она и кого она обманула. Кого подвела. Она стояла перед дверью и смотрела на эти слезы спокойно, пусть и испытывая внутри сочувствие и понимание, что так просто никто не будет делать такие ужасные вещи. Скрестив руки под грудью, она глянула на Томаса, а потом снова устремила взгляд на Тайру.
- Если ты будешь реветь и продолжать молчать, я не помогу тебе, а Отец Мун так и останется в тюрьме. И будет обвинен в изнасиловании не только тебя, но и других детей. Таких же, как ты, полагаю. Запуганных и заблудившихся в собственной лжи.
Тайра вскинула голову и посмотрела сначала на нее, а потом на Томаса. Вся покрасневшая от слез и стыда, она отрицательно помотала головой ему.
- У меня не было выбора... у меня не было выбора...
- Выбор есть всегда, Тайра, - строго оборвала ее поток жалостливых слов Эв, - просто у каждого выбора свои последствия. Видимо, другие тебе не очень нравились и ты решила, что имеешь право обвинить человека в таком чудовищном злодеянии, как это. Это грех, Тайра. Это преступление. Тебя могут отлучить от Церкви за это.
Уоллес опять опустила голову, закрыв лицо руками и всхлипывая. Портер посмотрела на Муна и кивнула на Тайру, мол, давайте. Говорите с ней. Она была плохим копом, а он хорошим. По идее.

+2

3

[icon]http://sd.uploads.ru/AtZOh.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]У Томаса было немного времени, чтобы привести себя в порядок, подумать и помолиться. Кардинал Портер была права: судить предвзято он сейчас права не имел. Это касалось и Армана Венченцо, чьи мотивы до сих пор оставались скрытыми, и Тайры Уоллес, которая внезапно решила оклеветать человека, который не сделал ей ничего дурного. Сосредоточившись на поисках правды для себя лично и для других несправедливо обвинённых, Мун стал упускать очевидное - у каждого поступка есть причина. И не всегда причиной становится злой умысел, коварство и интрига. Всегда оставался шанс, что "свидетелей" запугали и принудили дать заведомо ложные показания. Тайра всё-таки ещё очень молода. Вряд ли на неё было сложно надавить. Томас пообещал себе оставаться максимально справедливым и ярлыков не навешивать - как раз вовремя, потому что вернулась Эвелин и привела свою подопечную.
Священник привстал в кресле, приветствуя вошедших, но пока не проронил ни слова. Он дождался, пока девушка займёт своё место в кресле напротив, и внимательно на неё посмотрел. Теперь, конечно, он вспомнил её лучше. Фото, которое ему тогда показали в тюрьме, было не слишком удачным и мало передавало сходство той девочки, которую помнил Мун, и нынешней Тайры. Но это всё же была она, и теперь, при личной встрече, наставник узнавал её по характерным жестам, по взгляду и манере говорить - такие вещи он запоминал очень хорошо, прежде всего потому, что эти поведенческие мелочи помогали подметить характер воспитанника и наладить с ним диалог.
Тайра сидела съёжившись и глотая слёзы, и Муну стало очень жаль её. Да, девушка оказалась лгуньей, но она же была испуганным ребёнком - по крайней мере, Томас видел в ней именно ребёнка. Он и заговорил с ней так, как говорил бы с любым своим подопечным, запутавшимся в собственных словах и не знающим, как искупить свою вину.
- Не бойся, Тайра, - мягко сказал он. - Я здесь не для того, чтобы обвинять тебя, а для того, чтобы разобраться, почему ты так поступила. Меня очень удивили и расстроили твои слова. Мы оба знаем, что это неправда. Ты покинула Хейвордс-Хит много лет назад, но я помню, что ты была доброй и справедливой. Поэтому скажи мне, прошу тебя... почему? За что?
Она вела себя так, как ведут нашкодившие и боящиеся наказания дети. Мун много раз это видел: играет, например, в коридоре стайка ребят, ломает что-то или разбивает окно, а потом под суровым взглядом наставника, который пришёл искать виноватых, вся ответственность за чужой поступок перекладывается на самого младшего или самого слабого. Воспитанники постарше просто заслоняются им, как щитом, от учительского гнева. Вот и Тайрой как будто кто-то заслонился, заставил её солгать.
- Пожалуйста, Тайра, скажи нам правду, - продолжал Томас всё тем же успокаивающим "родительским" голосом, который в Хейвордс-Хит действовал даже на самых упрямых и вредных подопечных. - В приюте Святого Юлиана тебя учили быть честной. Я уверен, что и Кардинал Портер не раз напоминала  тебе о том, насколько губительна ложь. И для твоей души, и, в данном случае, для нас всех. Меня могут посадить в тюрьму за поступок, который я не совершал. Я больше не смогу учить детей - таких, как ты - и никогда не выйду из-за решётки. Разве ты готова принять на себя ответственность за эту ложь? Как ты сможешь жить дальше, вспоминая тот день, когда твои слова разрушили чью-то жизнь?
Оказывается, принцип "хороший коп - плохой коп" работал не только в сериалах. На контрасте с резкой отповедью Эвелин слова Томаса звучали особенно... терпимо. Мун оставался доброжелательным, но при этом давал понять, что поступка Тайры не одобряет и не отстанет, пока не разберётся, зачем она солгала.
- Возможно, тебя попросили сказать все эти ужасные вещи? Или, - Томас чуть наклонился вперёд, не сводя внимательных глаз с лица своей бывшей подопечной, - может, тебя запугивали? Кто тебе угрожал? Не бойся, здесь ты можешь сказать правду. Твой Кардинал защитит тебя. Верно, Кардинал Портер?

Отредактировано Xuanzang (2020-01-31 05:19:37)

+2

4

https://funkyimg.com/i/31dCh.png https://funkyimg.com/i/31MZK.png

Эвелин было интересно наблюдать за происходящим. Мун был настойчив, но, в то же время, осторожен и на Тайру это производило впечатление. Девушка, по крайней мере, переставала всхлипывать, вытирала слезы. Смотреть в лицо Томасу она не могла, то поглядывая в сторону говорившего, то на Портер, но чаще - в пол. Может, не так она безнадежна, если ей стыдно? Чувство казалось искренним, по крайней мере.
- Есть такая вероятность, - отозвалась Портер, - от гнева Творца тебя никто не защитит. А он может наказать и спустя годы. И после смерти. Так все устроено. К сожалению или к счастью - не знаю.
Кардинал повела плечом, оставаясь невозмутимо спокойной. Тайра покивала головой, рвано выдохнув и поднимая взгляд на Томаса.
- "К каждому замочку просто подбирается свой ключик." Так сказала... мисс Берри.
Тайра сглотнула ком в горле.
- Мне не было страшно. Я уже не служила Арману... но мой старший брат... - Уоллес облизнула губы и свела брови. - ...Кардинал Венченцо выслал его и держал его как...как какого-то прокаженного.
- Почему?
- Это был "упадок веры". Так он сказал. Арман. У брата были, в их понимании, проблемы с алкоголем. Не то чтоб сильные, но да, он любил выпить... и Арман решил, что его нужно наказать. Наказание очень затянулось, он пробыл в ссылке пять лет, понимаете? Мисс Берри сказала, что если я просто присоединюсь ко всем, то ничего такого не будет... что Отца Муна... что его вина доказана, но лучше, чтобы говорящих было больше. Она обещала мне, что моего брата сразу же отпустят... - Тайра шмыгнула носом и запустила пальцы в волосы. - Какой же я была дурой! Я была такой дурой!...
Девушка вскинула голову на Муна.
- Мой брат был уже мертв, когда она пришла! Она лгала мне! Он умер там! Он умер, а она говорила, что он жив и что они отпустят его! Я не могла никак это узнать, там нет ни сети, ничего... Они просто... они просто обманули меня! Знаете что они сделали? Они вывезли его труп! И сказали, что выполнили обещание! Он лечился в центре, но он умер! Он умер! Умер! В том чертовом центре... он лежал у них морге, когда она только предлагала мне! Я приехала туда и мне вынесли его тело, предложили помочь с захоронением... и помогли, я...
- Девочка, ну почему же ты мне не сказала? Не сказала Гордо?  - Эвелин постучала кулаком себе в грудь, уже злясь. - Я же могла проверить, я могла посмотреть! Да я вообще первый раз слышу про твоего брата!
- Я не знала! Я думала он погиб, пять лет назад! Мне даже сообщили, мне сообщили что он умер на задании! А оказалось нет... они даже показали мне его фотографии из лечебницы, это был он, совершенно точно... Я думала, что... что просто... - она повернулась к Томасу, - я была там, была в приюте, видела, как они...как все...Отец Мун, я облажалась, я так облажалась...
Эвелин посмотрела на Муна. Она не хотела расстраивать его сходу.
Тайра вдруг стала становиться... прозрачной. На ее шее появился след от удавки, под глазами пролегли темные круги. Теперь Мун мог обратить внимание на то, что у Портер на пальце той руки, которой она ее схватила, был перстень, который, видимо, и повлиял на призрака. Уоллес склонила голову чуть набок, болезненно улыбаясь, сквозь слезы и следы собственной смерти в петле.
- Я все время гадала почему же ты решила покончить с собой, - Портер опустила взгляд, - ты была очень позитивной девочкой и могла пойти далеко вперед...а потом я узнала, что твоя фамилия фигурирует в списке обвинителей. И фотография...
- Я думала, что смогу с этим жить, но... чем больше я думала об этом... - Тайра провела ладонью по лицу и снова стала в разы плотнее и следы смерти с нее как рукой сняло. - Мне стыдно, что я им поверила... но они были такими милыми. Мисс Берри так сопереживала мне... говорила, что это все просто ошибка...

+3

5

[icon]http://sd.uploads.ru/AtZOh.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]Тайра была мертва. И как он сразу не понял? Томас уже мысленно проклял ту минуту, когда спросил, как девушка будет жить со своей ложью. Она и не смогла жить дальше, не вынесла груза вины, которую на неё взвалили взрослые. Ох уж эти сладкоречивые помощницы Кардинала Венченцо, такие понимающие и отзывчивые с виду! Кристин Холл устроила Муну встречу с Арманом, чтобы священник мог напрямую задать начальству свои вопросы - и благодаря этой встрече Томас оказался в тюрьме. Шейла Берри попросила Тайру о "маленьком одолжении" - и девушка, всего лишь желавшая помочь брату, закончила жизнь в петле. Выходит, права была Эвелин, когда говорила, что не все, кто свидетельствовал против Томаса, действительно желали этого. Значит, и Оливии угрожали. Иначе как ещё получилось бы выдавить из неё обвинения в адрес жениха?
Томас на мгновение отвёл глаза. Не потому, что не мог видеть мёртвого лица Тайры, а потому что невыносимо было наблюдать, как виновато она смотрит сквозь слёзы. Бедная девочка... ей бы ещё жить да жить. И тут уже ничем помочь нельзя, если уж умер, то это насовсем. Но кое-что он всё-таки мог для неё сделать.
- Я хочу, чтобы ты знала, - когда Мун снова поднял глаза, лицо его было мертвенно-бледным, но спокойным, - я давно уже тебя простил. Когда мне сказали, что один из свидетелей - это ты, я очень расстроился, это правда. Но не злился. Мне нужно было узнать, почему ты так поступила - и вот теперь я знаю. Спасибо, что рассказала правду, Тайра.
Томас не солгал своей бывшей воспитаннице - он действительно не чувствовал ненависти к тем, кто, как ему казалось, предал его. Каждый раз, когда ему называли новое имя обвинителя или "жертвы", ему казалось, что он падает в какую-то бездонную яму и ничего не может сделать, чтобы вернуться обратно наверх. И хотя в этой яме не было места никакому светлому чувству, там не было места ни злости, ни отчаянию - там царило одно опустошение. Только и оставалось, что молиться, повторяя одно и то же: "Из глубины взываю к тебе, Господи, услышь голос мой. Да будут уши Твои внимательны к голосу молений моих...", пока Творец не услышал.
Теперь, когда воспитанница призналась, пришло время для действительно неудобных вопросов. Если уж Томас начал разбираться, то разобраться нужно было до конца.
- Ты поэтому осталась, да, Тайра? - спросил он осторожно. - Из-за того, что хотела рассказать правду, но побоялась сделать это сразу? И как тебе удаётся выглядеть такой реальной? Если бы не Кардинал Портер, я бы ни за что не понял, что ты ... кхм... - Мун постарался подобрать максимально деликатный эвфемизм для "совершенно мертва", - отличаешься от нас. Ты не похожа на призрака - по крайней мере, на тех, что довелось видеть мне. Так кто же ты?
Священник перевёл взгляд на перстень на руке Эвелин, давая понять, что заметил: перемена произошла с Тайрой именно после того, как Портер схватила её этой самой рукой.
- А теперь, Кардинал, позвольте задать вопросы вам. Тайра всё нам рассказала, но примет ли суд показания такого свидетеля? Сможем ли мы использовать информацию, которую она нам дала, открыто? И если да, можно ли будет отдельный иск подать против Шейлы Берри? За свою ложь она, конечно, только перед Творцом ответит, но то, как она поступила с Тайрой - это доведение до самоубийства, не меньше. И второе, - он поднял левую руку вверх, опираясь локтем на стол, как примерный школьник, который просит разрешить ему ответить. Пошевелил пальцами. - Что за перстень на вашей руке? Коснувшись Тайры, вы не причинили ей вреда, и она вас не боится - по крайней мере, не больше, чем ученик побаивается строгого учителя.
"Почему вы сразу не сказали мне, что девушка мертва? - думал Томас, глядя на Эвелин. - Неужели потому, что не хотели расстраивать? Вы же не настолько сентиментальны, Кардинал".

Отредактировано Xuanzang (2020-02-04 02:10:35)

+2

6

https://funkyimg.com/i/31dCh.png https://funkyimg.com/i/31MZK.png

- Нахцерер, - ответила за девушку Эвелин, пока та опустила голову, не особенно желая признаваться в том, что она такое. - Эти существа...относительно редко встречаются. В Средневековье их считали распространителями чумы, но, на деле, все обстояло несколько иначе, про Всадника мне нет смысла рассказывать. Это неприкаянный дух, который ест сам себя, поглощая жизненные силы других для восстановления своей плоти, вокруг него люди болеют, плохо спят и ощущают постоянную усталость. Его мифическая "плоть" - единственное, что может удовлетворить его голод. Поэтому, она может обращаться в человека, как многие другие подобные создания, но не может иметь потомства. Не выносят цифры три и всего, что с ней связано.
Женщина показала Томасу свой перстень, подойдя поближе и вытянув руку. На нем была маленькая гравюра святой троицы. Тайра чуть отодвинулась, поморщившись.
- Это освященное серебро и обычная гравировка, - Эвелин посмотрела на Уоллес и убрала руку. - Она даже при счете будет пропускать эту цифру.
Эвелин снова отошла от стола к двери, Уоллес проследила за ее движениями, а потом снова повернулась к Муну.
- Если священник, который совершил какой-то грех и, не отмолив его, решает покончить с собой, то он станет нахцерером. Это наказание за то, что мы... - она сглотнула ком в горле, - ...зная, как все устроено и неся слово божье в массы, все равно лишаем себя его самого главного подарка. Жизни. Сначала мы съедаем собственное мертвое тело...а потом...потом бесконечно хочется есть самого себя. Это наказание. Творец наказал меня за ложь, за клевету...наказал за самоубийство. Я же, в целом... знала на что иду. Я не должна была так поступать...
- Но и Шейла не должна была, - строго отрезала Эвелин. - К сожалению, вы правы, отец Мун. Это не наш свидетель. Это наш секрет. Существование нахцереров тщательно скрывается руководством Церкви, потому что это... пятно на репутации. В базе СФ и в документах Церкви вашего доступа, вы не найдете ни одного толкового упоминания нахцереров, только большую статью о том, что существование этих существ вызывает вопросы и что, возможно, на самом деле, это все тоже отсылки к Чумной Жрице из эльфийской мифологии, которая ела саму себя и отравляла эльфийские земли. Что-то там у них такое было, - Кардинал неопределенно повела рукой в воздухе. - Церковь никогда не признает, что среди священников есть те, что убивают себя, не в силах справиться с собственными грехами, и превращаются в них. Мы играем в эту игру довольно долго. Некоторые люди, которых вы встречали, вполне могут быть одними из них на самом деле... Нет тела - нет дела.
Тайра закатала рукав и показала медаль Святого Христофора на цепочке.
- Это блокирует... часть способностей, - она опустила рукав.  - Через какое-то время мы умираем от голода, если не питаемся. Кардинал разрешила мне поработать на нее, пока... пока это не случится. Я не очень хочу причинять людям вред, пусть и простыми простудами. Я думаю, что... надеюсь, что это случится довольно скоро. Нормальных свидетелей вы найдете в той лечебнице. Он многих туда сослал, хоть это и не единственное его "рыбное местечко". Я отмечу вам место на карте, потому что оно... не совсем официальное. Официально сосланные за "упадок веры" и "наркозависимость", например, священники находятся в других лечебницах, не в этой. Она находится между Рагби и Хилмортоном. Ту местность курирует священник по имени Джулиан Дортон, хамоватый такой. Он не очень любит Армана и у них это взаимно, но он работает на него, потому что у него нет выбора. Дортон передавал мне тело брата. Он не сказал, как тот умер, поэтому... если у вас получится это узнать, то будет очень здорово. Мне... хочется знать правду. Что они с ним сделали... там... и...
Уоллес облизнула губы, как-то замешкалась, а потом просто вскочила с места, чем заставила вздрогнуть Эвелин и дернуться в их сторону, но... Портер остановилась. Тайра припала на колени подле Томаса и обхватила его ноги, положив голову ему на колени. Как маленькая. Она расплакалась снова, сжимая его крепче. Эвелин отвернулась, поджав губы и проведя пальцами над переносицей, а потом под губами. Закрыла глаза, шумно выдохнув. Классический жест, чтобы сдержать слезы. Она не совсем сентиментальна, конечно, но... она не бессердечна. Поступок девушки ее тронул.
- ...мне очень жаль... мне так жаль... мне так жаль, что я это сделала... - прохныкала девушка, отодвигаясь и беря руки Муна в свои холодные ладони, да поднимая на него взгляд, - ...пожалуйста, Отец Мун, не сдавайтесь. Вы хороший, вы очень, очень хороший человек!..
Эвелин же указала, не глядя, Томасу на стол.
- В правом ящике стола мой рабочий ноутбук. Откройте его, он без пароля, база данных Церкви загрузится под моим уровнем доступа. У вас будет номер и фото Дортона, если вобьете его имя и фамилию. Назначьте ему встречу, скажите что хотите поговорить о священнике, которого тоже нужно отправить на лечение, что дело деликатное и разговор не телефонный. Бравируйте именем Шейлы Берри. Думаю, должно сработать.

+2

7

[icon]http://sd.uploads.ru/AtZOh.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]На макушке у Тайры топорщился смешной хохолок. Томас раз за разом приглаживал его ладонью, но упрямая прядка так и осталась стоять торчком. В этом движении - просто гладить по голове испуганного заплаканного ребёнка - было то привычное, что возвращало сошедший с орбиты мир на место. Хоть ненадолго, но оно позволяло забыть, что эта девушка уже мертва, что она теперь какое-то диковинное существо, самим Творцом обречённое поедать собственную плоть. Что второй раз они уже, скорее всего, не увидятся, как бы ни закончилось это расследование. И что сейчас - единственный шанс дать ей хоть какое-то утешение. Было бы глупо и странно говорить ей вежливые фразы, которые приняты в таких случаях. "Не расстраивайся, всё наладится"? "Всё будет хорошо"? Какая чушь, фальшивая, к тому же. Может, и не выйдет так, чтобы всё было хорошо. Пусть лучше всё будет правильно.
- Бедное моё храброе дитя... - вырвалось у Томаса. - Не вини себя больше, всё уже позади. Ну же, посмотри на меня, - Мун осторожно высвободил руки из ледяных пальцев Тайры и обхватил ладонями обращённое к нему заплаканное лицо. Теперь два священника, мёртвый и живой, смотрели друг другу в глаза. - Ты нашла в себе силы сказать правду. Ты захотела искупить свою вину - и ты это сделала. Что бы ни ждало тебя впереди, ничего не бойся и верь, что Творец позаботится о тебе. Ты ощутила на себе тяжесть Его гнева, но не забывай, что Он и милосерден тоже, и его милосердие выше нашего с тобой человеческого понимания. В Нём - вся любовь этого мира и он лишь ждал твоего раскаяния, чтобы простить тебя.
Больше Томас ничего сказать не смог - его душили слёзы. Он боком съехал с кресла, чтобы сесть на пол рядом с Тайрой, и следующие несколько минут просидел в молчании, обнимая бывшую воспитанницу. Сидеть было жёстко и холодно, да и неуютно как-то под оценивающим взглядом Кардинала, но сейчас Муну было всё равно. Через пять или десять минут за Тайрой Уоллес закроется дверь кабинета и всё, больше он её не увидит. Почему-то ему казалось, что осталось ей недолго, и поэтому наставнику было важно, чтобы она не ушла отчаявшейся. Трудно поверить в лучшее, когда ты плотоядная нежить, но Тайре как-то придётся, иначе конец её будет совсем невыносимым.
"Позаботься о ней, Господи, - думал Томас. - Избавь её от страданий, она же ещё ребёнок совсем. Как ещё, если не милостью Твоей..."
Горячая слезинка упала Тайре прямо на макушку, и Мун наконец отстранился, решив, что пора уже приступать к делу. Иначе он так весь вечер проведёт, оплакивая загубленную юную жизнь, и ни на шаг не приблизится к тем, кто, собственно, эту жизнь загубил.
- Будьте спокойны, Кардинал, я сохраню секрет Тайры как свой собственный, - негромко пообещал Томас, бросив беглый взгляд на Эвелин. - Я хорошо осознаю последствия его разглашения. Было бы очень неумно с моей стороны бегать и трезвонить о тайнах Церкви, когда я сам в таком шатком положении. К тому же, я прекрасно понимаю, что в других обстоятельствах рядовому священнику вроде меня никогда бы попала в руки такая информация - а значит, не мне решать, как ей распорядиться.
Мун вернулся обратно в кресло и вытащил из ящик ноутбук Эвелин.
- Позволите ещё немного похозяйничать? - он бегло проинспектировал следующий ящик на предмет всякой канцелярии и нашёл пару ручек и блокнот. На чистой странице священник набросал себе список того, что нужно узнать в первую очередь - то есть, то, что могла рассказать Тайра.
Сначала Томас нашёл в базе информацию о Дженнифер Килли - сейчас его интересовала только фотография, которую он развернул во весь экран. К фото прилагалась и краткая справка, но её Томас только быстро пробежал глазами, а подробное изучение решил отложить на потом, чтобы не задерживать Кардинала дольше необходимого. Всё-таки, высшие иерархи Церкви - довольно занятые люди.
- Скажи, Тайра, - обратился он к бывшей воспитаннице, поворачивая ноутбук в её сторону, - видела ли ты когда-либо эту женщину? И не попадалась ли она тебе там... где был твой брат?
Мун помолчал немного, а а потом продолжил:
- Я понимаю, ты приехала туда совсем по другому поводу и у тебя не было возможности рассматривать местных обитателей, но всё же любая крупица информации будет важна.
Следующей на экране появилась карта окрестностей Рагби, и Томас попросил девушку отметить местонахождение лечебницы. Пока Тайра искала координаты, Мун решил посоветоваться с Кардиналом.
- У меня есть идея насчёт того, что сказать Дортону. Предположим на минуту, что именно в этой лечебнице затерялся след Дженнифер Килли. Тогда я могу заговорить с Дортоном о ней. Сказать, что Шейла Берри требует её перевода в... - Томас сунул нос в свои записи, - да хоть в тот же Уэст Крик. Именно там она официально и содержится, но я в этом сильно сомневаюсь: когда она пропала, я пытался её найти, но ничего не вышло. Будь она в Уэст Крик, всё было бы намного проще.
Ещё никогда Томас не был в настолько зависимом положении от другого человека. Да, он и раньше служил Кардиналу, но Венченцо был какой-то абстрактной далёкой фигурой, у которой не приходилось ничего просить. А вот от того, какие ресурсы согласна выделить ему Эвелин, Мун сейчас зависел напрямую. Ему не нравилось быть просителем, но выбирать не приходилось.
- Я не стану обременять вас своими просьбами слишком часто, - в голосе Муна появилось некоторое напряжение, едва уловимое, но Кардинал Портер вполне могла его заметить. - Но сейчас посоветуйте, пожалуйста, надёжного человека, который мог бы помочь мне с техникой. Мне понадобится номер, зарегистрированный на подставное лицо и нигде не засвеченный. Не звонить же Дортону из вашего собственного кабинета. И потом, если мне потребуется сообщить вам о том, что я нашёл, лучше сделать это по максимально надёжному каналу.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-15 20:15:27)

+2

8

https://funkyimg.com/i/31dCh.png https://funkyimg.com/i/31MZK.png

Тайра, сквозь слезы, улыбалась. Реакция Томаса принесла ей облегчение. Она медленно поднялась, заглядывая в ноутбук, всматриваясь в фотографию и, утирая слезы, хмурясь задумчиво, явно напрягая память.
- Да...я видела ее, кажется... но она выглядела намного, намного хуже, - Уоллес мотнула головой, - она... она была вместе с Дортоном, точно. Она помогала ему.
Портер чуть дернула бровями. Впрочем, она же сама позволила Муну воспользоваться своим уровнем доступа, пусть пользуется, как считает нужным. Кардинал не стала его отчитывать. Она, напротив, была удовлетворена результатом. Значит, судьба близкого товарища ему не безразлична. Значит, он командный игрок. Значит, она его заберет во что бы то ни стало.
- Я рада, что вы спросили об этом, дорогой Томас, - отозвалась Эвелин на просьбу Муна с благосклонной улыбкой, которая, будто бы, подчеркивала, что ему незачем напрягаться при ней. - Я, кажется, говорила уже о ней... есть охотница, которую называют Координатор. Мы давно с ней знакомы. Это мой личный компьютерный гений.
Женщина как-то, будто бы, кокетливо повела плечом и достала мобильный телефон. Тайра улыбнулась, склонившись к уху Томаса:
- Вам повезло встретиться с Кардиналом Портер. Поверьте, Отец Мун... она свой человек. Она не предаст вас и поможет, если вы будете оправдывать ее ожидания. Я уверена, что вы сможете, Отец Мун. Вы мудрый человек.
Эвелин ждала, пока по ту сторону возьмут трубку. Она не намеревалась пояснять больше, чем уже сказала. Их отношения с Трейси - их дела и их война. Может быть, потом она расскажет Томасу что именно их связывает, но это, однозначно, забегать вперед.
- Координатор. Сейчас с моего номера будет послан звонок. Его нужно будет зашифровать... лучше просто неизвестный номер. Никаких ссылок.... Да, я уверена. Я могу передать твой номер своему человеку?.. Хорошо. Хорошо. Спасибо, Координатор.
Эвелин повесила трубку и передала телефон в руки Томаса.
- Она сказала выждать семь минут как минимум. Номер просто не высветится. Дальше все в ваших руках, Томас, - она вскинула вверх указательный палец свободной руки. - Запомните. Для того, чтобы все было максимально по-честному, я позволяю вам два раза позвонить мне для консультации. Номер Координатора я передам вам и она сама установила, что позволит вам связаться с ней с неизвестного ей номера всего один раз. Так что... расходуйте свои возможности с умом. Я в вас не сомневаюсь. Надеюсь, что вы в себе тоже.

+2

9

[icon]http://sd.uploads.ru/AtZOh.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]Томас посмотрел на телефонный аппарат с таким видом, как будто на столешнице расположился ядовитый паук. Сами по себе звонки никогда не были для него проблемой, его напрягала только необходимость лгать. Хорошо, что Дортону предстояло услышать только голос - уж с голосом-то Мун был способен совладать. Интересно, как говорят те, кто работают на Шейлу Берри? Угрожают, умудряясь оставаться в рамках вежливости? Диктуют распоряжения начальства скучающим голосом, давая понять, что мелким сошкам лучше не задавать вопросы? Или так и излучают фальшивую любезность?
Часы Кевина Пака на запястье неумолимо отсчитывали время. Осталось пять минут до того, как Координатор зашифрует звонок и ему придётся снять трубку и позвонить в эту проклятую лечебницу.
- Вы и так достаточно помогли мне, Кардинал, - он улыбнулся Эвелин, слегка сдвигая ноутбук в сторону, чтобы лучше видеть Портер. - Я не хочу быть человеком, который паникует при малейшей опасности и надеется, что другие люди решат проблемы за него. Думаю, что я достаточно готов... да, готов пожалуй.
Мун перевёл взгляд обратно на экран. Лицо Дженнифер безмятежно улыбалось с фотографии. Доброе, спокойное лицо, ещё довольно молодое. Должно быть, снимок для базы данных сделали задолго до того, как Килли стала жертвой козней Венченцо, потому что в их последнюю встречу - всего какой-то месяц назад - женщина выглядела иначе. Томас даже не узнал её поначалу, так сильно она изменилась, так что ей пришлось обозвать его "грёбаным Джеки", чтобы он сообразил, кого имеет честь принимать на пороге в три утра.
- Значит, теперь Дженнифер работает на Дортона? - задумчиво переспросил он у Тайры. Не сколько для того, чтобы действительно услышать ответ, сколько чтобы порассуждать вслух. Идея, которую он недавно озвучил Эвелин, перестала казаться Томасу такой уж удачной. Если Килли находится в этой лечебнице на правах пациентки, почему она тогда сотрудничает с куратором? А если сотрудничает, то Дортон сообщит ей, что за ней приедут люди Берри, и она немедленно сбежит. - Что ж, тогда придётся в разговоре обойтись без имён.
Мун переключился с профиля Дженнифер на профиль Джулиана Дортона и набрал указанный на странице номер телефона. Пока шли гудки, Томас быстро провёл ладонью по лицу, как бы стирая с себя возможное волнение. Этот нехитрый приём не раз помогал ему в ситуации, когда надо было быстро собраться.
Наконец в трубке щёлкнуло, абонент взял трубку, и Мун сразу заговорил, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более спокойно и уверенно. Пауз между фразами он практически не делал, не давая Дортону возможности сразу задавать вопросы и задуматься, действительно ли ему звонит непосредственное начальство.
- Джулиан Дортон? Здравствуйте. Я звоню вам по поручению Шейлы Берри. Дело строго конфиденциальное, однако, безусловно, касается вашего профиля. Речь идёт о представителе Ордена, который нуждается в переводе из лечебного учреждения, которое вы курируете, - он нарочно не стал говорить о переводе "в" лечебницу, поскольку Дженнифер требовалось вытащить из Рагби, а не затолкать туда, где она и так уже есть. - Как вы понимаете, я не буду называть вам имён иначе, как при личной встрече. Необходимые данные я предоставлю вам позднее, тогда же вы сможете задать вопросы. Поскольку моё руководство - то есть, и ваше руководство, отец Дортон - настаивает, чтобы дело было решено как можно скорее и с минимальной оглаской, нам с вами необходимо встретиться для обсуждения вопроса... допустим, завтра? Назовите удобное для вас время, будьте так любезны, - в последнюю фразу Томас всё-таки подпустил немного яду. Те, кто работает на Шейлу Берри, бесспорно, вежливы, но вряд ли оставляют священникам невысокого ранга - таким, как Джулиан Дортон - действительно что-то решать.
В трубке отчётливо послышался немного напряжённый женский голос на заднем плане, который спрашивал: "Кто это?" Вероятно, лицо у Дортона было слишком говорящим и ошарашенным: было слышно, как он набирал в легкие воздух пару раз и собирался что-то сказать, но тут же просто резко выдыхал и не произносил ни слова.
- Д...да, сэр, да, - отозвался он почти сразу же, - два часа дня, я буду в Рагби. Вам удобнее встретиться на какой-то нейтральной территории или у меня дома? Или где обычно?
"Где обычно" Томас понятия не имел, так что решил выбрать наиболее безопасный для себя вариант. На квартире у Дортона - рискованно, оттуда труднее будет уйти, если куратор лечебницы сообразит, что к нему пожаловал самозванец. А в людном месте блеф может и сработать.
- Пожалуй, раз уж визит будет неофициальным, разумнее будет встретиться на нейтральной территории. Диктуйте адрес, я готов записывать, - на последней фразе Томас изобразил, как будто теряет терпение. Мол, вот ещё, буду я копаться в документах, выискивая ваши координаты.
- Хо...хор-рошо, простите, да... Вот адрес...
Немного испуганный мужчина, тем не менее, чётко и быстро продиктовал адрес бара, который назывался "Wild Horse". Заведение, судя по фотографиям и отзывам в интернете, приличное.
- Что-нибудь ещё, сэр?
"Нет уж, друг мой, чем больше информации - тем больше тебе пищи для размышлений, - мысленно рассудил Мун, записывая координаты бара. Страница блокнота была вся усеяна каракульками, выдававшими нервозность Томаса. Но, к счастью для священника, Дортон слышал только голос, а тот был строгий и уверенный. - Ты мне уже всё сказал".
- Благодарю, отец Дортон, пока это всё. Завтра я сам вас разыщу. Уверен, ваша готовность сотрудничать не останется незамеченной... разумеется, вы понимаете кем. Всего доброго, - сухо попрощался Томас и повесил трубку. Следующую минуту он просидел молча, нависнув над телефоном и сверля умолкнувший аппарат взглядом.
Тот голос... женский голос, говоривший с Джулианом... Мун узнал его. Это была Дженнифер, без всякого сомнения. Значит, Тайра не ошиблась: следы Килли надо искать в Рагби.
- Завтра, Кардинал, - наконец сказал Томас, поднимая голову. - Я встречусь с Дортоном завтра в два часа. Если на то будет воля Творца, то после этой встречи у меня на руках будет первая ниточка. Если и есть человек, способный ответить на мои вопросы, то это Дженнифер Килли. А она там же, где Дортон.
Он спохватился, что всё ещё вертит в руках ручку, отложил её и отодвинул от себя блокнот. Улыбнулся - и на этот раз улыбка далась ему легче, потому что наконец впервые за долгое время во всей этой безнадёжности появился просвет.
- Спасибо вам. И Тайре. Кстати, - Мун повернулся к девушке, - у меня будет возможность спросить и о твоём брате. Но мне нужно знать чуть больше: как давно он был в том центре, когда именно ты забрала его тело и были ли на теле какие-то следы? Прости, что заставляю тебя вновь вспоминать такие подробности, но это очень важно. Мне не дают покоя слова, что тебе предложили помочь с похоронами. Не возникло ли у тебя ощущения, что эти добрые самаритяне пытаются скрыть какие-то важные подробности относительно причины его смерти?

*диалог с Джулианом Дортоном сыгран совместно с Администратором

Отредактировано Xuanzang (2020-02-15 22:28:45)

+2

10

Эвелин и Тайра внимательно слушали разговор Томаса с Дортоном. Первая выглядела чрезвычайно довольно: Мун все больше и больше нравился ей, как работник, но она не стала озвучивать свое мнение, просто благосклонно улыбаясь и кивая головой. Хороший мужчина. Когда они договорили и Мун снова обратился к Тайре, девушка тяжело вздохнула.
- У него было пулевое ранение в голову. Мне сказали, что он сам застрелился. Но... я не знаю так это или нет. Судя по всему, все те пять лет, что он считался погибшим, он прожил там. Он умер за месяц до этого и лежал в морге. Если вы что-то узнаете... я буду вам очень благодарна, Отец Мун.
- Мы будем за вас молиться, Томас, - Портер улыбнулась ему. - Я вызову вам такси до гостиницы. Завтра обеспечим вас автомобилем.

ЧАСТЬ II

https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png https://funkyimg.com/i/32ivX.png
Заведение выглядело не так хорошо, как на фотографиях, но и не очень то плохо. Сброд тут был разный, но, в целом, одинаково "местный" и среднестатистически-типичный для таких заведений.
Джулиан сидел и почти истерично сучил ногой под столом. Он не так давно ширнулся, но его из-за волнения трясло от желания пойти и повторить. Килли обещала помочь ему, если вдруг встреча пойдет как-нибудь не так, потому что он пиздец как боялся высшего руководства, но эта сука тоже приняла дозу. Хотя она сидела на кокаине, в отличие от него. Его бесило, как она сидела и хихикала целый час с каким-то жирдяем у барной стойки. Бесило его и то, что она ушла с ним в туалет, а потом вышла, поправляя смятую короткую юбку. Нет, она точно заработала деньги и это хорошо, но его сейчас бесило, абсолютно все.
Джен же была спокойна и расслаблена, ей было хорошо. У нее в кармане, в конце концов, были деньги на дополнительные карманные расходы. Мужик вышел из туалетов и пошел к выходу, а она игриво помахала ему рукой, потом развернувшись в сторону Дортона. Во фланелевой рубашке и джинсах он выглядел даже прилично. Кололся он в лодыжку, поэтому мог показательно закатывать рукава. И показательно носить высокие, нелепые и отвратные ковбойские сапоги. Она же походила больше на проститутку, но так даже и лучше, на данный момент. Неизвестно кого прислала эта мразь, вдруг ее узнают? Распущенные волосы, рубашка с большим вырезом, джинсовая юбка и высокие сапожки. И, конечно же, сетчатые колготки, куда без них. Если уж шлюхой одеваешься, то, будь добра, надень шлюшьи колготки! Если уж являешься шлюхой, то одевайся, как шлюха... ха-ха, смешные какие мысли в голове. Она шмыгнула носом, глянув на часы на стене напротив. Насморк - не такая уж большая плата за кайф. Хотя, были и другие сраные побочные эффекты, да, но их было не так много. Она не так давно подсела, всего, сколько, пара месяцев. Опять эти букашки под кожей. Она стала хлопнула себя по руке, да так и продолжила стучать по коже пальцами. Это завораживало. А зачем она смотрела на часы? Ах да. Время. Оно подошло.
Джулиан тоже посмотрел на часы и нервно провел рукой по волосам, боясь увидеть, кто же там придет.
Когда же к нему за стол сел человек азиатской наружности, он вздрогнул и выпрямился, нервно улыбнувшись.
- Здравствуйте, - вежливо поздоровался он. - К...какая у вас просьба? Я готов выполнить.
А Килли закурила, глядя на того, кто подсел к Джулиану. Она сначала тихонько прыснула, прикрыв ладонью рот, а потом беззвучно захохотала, стуча свободной ладонью по стойке. Из глаз и слезы брызнули. Ну вот анекдот! Вот это поворот! Томас, мать его, Чан! Вернее Джекки Мун. Томас Мун! Неужели он работает на Шейлу? Прикоооол. Ну, тогда понятно, почему он на свободе. Крутяк, че. Устроился. Теперь можно и помирать. Она шмыгнула носом и выдохнула дым вверх, качая головой. Вот это пассаж. Вот это новости. Охуительно же.

+2

11

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]После разговора с Дортоном Томасу вдруг стало легче. Как будто он переступил порог, перед которым долго и безуспешно топтался. Врать и изворачиваться придётся и завтра, и послезавтра, и ещё Творец знает сколько дней - и до чего же противна сама мысль об этом! - но дороги назад нет. Если уж выпал шанс выяснить правду о делах Кардинала Венченцо, грех было его не использовать. Боязливого Дортона Муну было откровенно жалко: как неуверенно он лепетал в трубку, как старался услужить! Его трепет перед всемогущим начальством, бесспорно, облегчал мнимому ревизору задачу, но на душе было гадко. Нельзя было так поступать, это всё не по совести, но на войне, как говорится, все средства хороши.
Попрощавшись с Кардиналом Портер и обняв напоследок Тайру, Томас отправился готовиться. Вполне возможно, что действовать ему придётся экспромтом, но хотя бы приблизительный план, в том числе и план отступления, тоже не худо бы иметь. Ночью он спал всего часа четыре, а остальное время проворочался с боку на бок. В итоге, он поднялся с постели, умылся и стал молиться. Молитва не прибавила ему бодрости, зато вернула спокойствие и надежду на то, что план сработает и ему удастся добиться встречи с Дженнифер.
Как оказалось, добиваться и не пришлось. Прежде чем Томас подсел за стол к Дортону, заметно занервничавшему в присутствии "посланника" Шейлы Берри, он заметил женщину у барной стойки. Будь Мун чуть менее деликатной натурой, он без всяких колебаний назвал бы её "потасканной". Вульгарная одежда, вызывающая поза, сигарета в руке и вообще, так себе манеры. Томас поспешно отвернулся, ничем не выдавая то, что он узнал в этой потрёпанной, видавшей виды бабе дорогого, давно потерянного друга. Он не ожидал, что снова увидеть Дженнифер будет так больно. К счастью, фирменная азиатская невозмутимость - Томас, будучи в хорошем настроении, называл её "сложным лицом" - и в этот раз не подвела. Мун сосредоточился на Дортоне и с нейтрально-вежливой улыбкой уселся напротив.
- Добрый день, отец Дортон, - Томас намеренно сохранял всё тот же суховатый официальный тон, с которым он общался по телефону. - Рад, что вы согласились сотрудничать. Мисс Берри всячески приветствует готовность помочь братьям во Христе, - фраза прозвучала с такой гордостью, как будто Шейла была, по меньшей мере, Папессой Римской, а не помощницей Кардинала.
Мун выложил на столешницу солидного вида кожаную папку, в которой обычно носят документы. В ней не было ни единой важной бумаги, но Джулиан этого никогда не узнает, так что лучше сделать вид, что бумаги всё же есть.
- Можете называть меня отец Чан.
"Эх, Дженни, Дженни, как жаль, что ты этого всего не слышишь. Ты бы оценила иронию. Наверное. Ноги моей здесь бы не было, если бы не ты".
- Здесь, - Мун придвинул к себе папку и для значительности постучал пальцем по её поверхности, - пакет документов на перевод пациентки, которая содержится в лечебнице Рагби. Поскольку вы куратор данного медицинского учреждения, этот вопрос я и обсуждаю непосредственно с вами. Имя пациентки - Дженнифер Килли. Место перевода... что ж, место перевода зависит исключительно от результативности нашего с вами разговора. Дело в том, что мисс Килли обладает некой конфиденциальной информацией, и от её желания сотрудничать зависят и дальнейшие условия её, кхм, содержания. Если вы понимаете, о чём я.
Томасу стоило больших усилий не смотреть в сторону Дженнифер. Как тяжело было делать вид, что он не замечает, как она изменилась, что он вообще не узнаёт в этой вульгарной особе того светлого человека, каким она была... каким, возможно, она ещё остаётся, только это неочевидно.
- Что требуется от вас: позволить мне переговорить с мисс Килли один час. Можно прямо здесь, если вы беспокоитесь за безопасность своей подопечной. По результатам нашего разговора, я собственноручно впишу в документы на перевод нужные координаты. И, собственно говоря, отец Дортон, - Мун картинно приподнял бровь (хорошо смотрится, он в каком-то фильме видел), - чего вы так нервничаете? Я уже вижу, что мисс Килли здесь присутствует. Будьте так любезны, пригласите её, пожалуйста, сесть с нами. Если она будет возражать, скажите ей, пожалуйста, что некоторые дела не терпят отлагательств. Ради этого дела, например, стоило бы и в три ночи  приехать. Да-да, именно так ей и передайте.
Томас всё-таки не зря был наставником. И директором приюта. Когда было очень нужно, у него прорезался тот самый командный голос и взгляд, намекающий, что лучше не возражать. Дортон казался человеком внушаемым, и Мун очень надеялся, что его уверенность сработает.
Краем глаза Мун видел, как Дженнифер смеётся. Аж рукой по стойке колотит. Она тоже его узнала -  что ж, это было не так трудно, несмотря на то, что он перекрасился обратно в тёмный цвет и оделся максимально просто и неброско. Безлико.
"Неужели ты думаешь, что я продался, Дженни? Неужели и ты считаешь, что я мерзкий тип, которому даже руку подать стыдно?"

Отредактировано Xuanzang (2020-02-16 02:28:35)

+2

12

Джулиан занервничал только больше. Его, фактически, затрясло и он стал что-то пытаться сказать, но Дженнифер, потушив сигарету, подошла сама и положила руку ему на плечо, улыбаясь мужчине ехидно прямо в лицо.
- Что, кошка язык съела? - хихикнув, спросила она у Дортона.
Тот ошалело посмотрел на нее, а потом на Томаса.
- Я... она... мы просто... я не должен был вывозить ее из лечебницы, я знаю, просто...
- ...просто мы трахаемся, - с широкой и наигранной улыбкой сообщила Дженнифер Томасу, будто с вызовом в голосе. - Да, такие дела. Я ему отсасываю, чтобы он выпускал меня погулять. Когда он обдолбается, он зовет меня богиней глубокого минета, представляете?... как вас там..?
Дортон был в ужасе от того, что она говорит. И зол, но он просто с яростью смотрел на Килли, не решаясь ни ударить, ни заорать на нее. Слишком много людей вокруг.
- Отец Чан, - процедил сквозь зубы Джулиан. - И он хочет, чтобы вы поговорили.
- Оооо, прикооольно, - смеясь и кивая головой сказала Джен, - надо же... прикооольно. Дортон. Пошел на хуй отсюда. Думаю, что мы найдем общий язык с отцом Чаном и все будет в порядке. Ничего существенно не изменится. Не эта лечебница, так другая. Не другая, так третья. Будто есть разница. Думаю, по старой дружбе, мисс Берри подобрала мне еще более классное местечко. Может, в этот раз, парней, которые хорошенько отделают меня по кругу, будет раза в два больше или меня сразу грохнут наконец-то. Кто знает? Пути Господни неисповедимы!
Джулиан схватил ее за шею и она низко рассмеялась, клацнув зубами.
- О, да, мой рыженький фетишист, это так заводит.
- Заткни свою пасть, - процедил он, аж покраснев от натуги, но, все же, выпустил ее. - Не верьте ей. Она конченая наркоманка. Хорошо, что Берри возьмется за эту шлюху.
Мужчина встал и спешно ретировался к выходу. Дженнифер проводила его презрительным взглядом и села перед Томасом вместо него, закинув ногу на ногу. Расслабленно так. Закурила опять, но было видно, что ее руки задрожали. Как же хорошо, что она нюхнула перед этим, боже, как хорошо. Не так погано. Хотя и погано. Благо, что глаза перестали слезиться. Улыбалась довольно и широко. Поправила волосы, тряхнув ими.
- Это же откуда ко мне тебя надуло, Джекки? Неужели и правда позарился на Шейлу? Она хороша, ничего не сказать. А как же миссис Мун? Вроде бы там дело к свадьбе шло. Что, разбила сердечко бедного мальчика? Какая жалость, - но в ее глазах не было жалости, а губы исказились в злой усмешке. - Можно мне просто пулю в затылок, а, дружище? У нас вроде были отличные отношения в прошлом, такие вот, дружеские, теплые, мы даже танцевали под ту клевую песню. Я в рот ебала еще в одной дурке оказаться. Вообще, классно, мне было бы приятно, если бы именно ты застрелил меня, как бешеную собаку.
Женщина отвела от него взгляд, шмыгнув носом и глубоко затянувшись. Медленно выдохнула клубы дыма. Ее губы и руки дрожали. Палево, ага.
- Чертова сука знала кого ко мне отправить. Чтоб было повеселее, - рыкнула она, - ну, хоть повеселилась перед всем этим. И то плюс. Во всем вообще свои плюсы. Знаешь, когда тебя считают наркоманкой, гораздо проще действительно ей стать. Типа, оправдать ожидания.
Килли сглотнула ком в горле, качая головой, так и не смотря на Томаса.
- Как же я всех вас ненавижу. Надеюсь каждый из вас сдохнет в муках.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

13

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]Томасу стоило титанических усилий удержать лицо во время перебранки Дортона и Дженнифер. Она вела себя отвратительно, причём напоказ отвратительно, как будто бравировала своим незавидным положением. Будто вызов бросала старому знакомому: ну давай, святоша, осуди меня, посмотри, до чего я докатилась, мне не жаль.
А вот ему было жаль. До боли в груди жаль, но он постарался ничем не выдать своих истинных чувств. Позволил себе лёгкое презрение, тщательно дозированное - специально для Дортона, который очень боялся разочаровать "отца Чана".
- Отпустите её, отец Дортон, - произнёс он холодно. - Оставьте нас, будьте любезны.
Когда разъярённый куратор ретировался, Томас устало вздохнул. "Сложное лицо" треснуло, как фарфоровое маска, и священник позволил себе выглядеть именно так, как себя чувствовал. Измученным. Расстроенным. И, пожалуй, недовольным. У них был всего час, ломать комедию времени не было.
- Никого она к тебе не отправляла, - тихо, но твёрдо произнёс Мун, не сводя с Дженнифер внимательного взгляда. - Шейла Берри не знает, что я здесь. Да и с чего бы мне быть здесь?
Он позволил себе усмешку, неожиданно язвительную и злую для человека с репутацией "блаженного одуванчика".
- Я ведь директор-извращенец, который, как и положено директору-извращенцу, сидит себе в камере в Ватикане и ждёт, пока суд упрячет его за решётку. Я в бегах, Дженни, - любезно пояснил он, на тот случай если Килли ещё не поняла. - И меня здесь быть вообще не должно. Я здесь только для того, чтобы поговорить с тобой. Мне... видишь ли, мне очень нужна твоя помощь. До того, как меня арестовали, я расследовал кое-какие тёмные делишки Венченцо, а сейчас продолжаю. Только вот времени у меня очень, очень мало. Через три недели я должен вернуться обратно, иначе пострадает много людей. Я, конечно, могу всё сделать сам. Я, как ты могла заметить, вообще дяденька самостоятельный и самодостаточный. Но без тебя всё будет намного дольше. И хуже.
Он придвинул к себе папку с документами. Документы в ней так и не появились, зато имелись несколько фотографий.
- Прежде чем ты посмеёшься мне в лицо и пошлёшь туда, куда я обычно не хожу, взгляни-ка сюда, - на стол легла фотография черноглазой смуглой девушки. - Это Тайра Уоллес. Её заставили дать против меня показания, и она послушно вывалила на меня ведро грязи. А потом покончила с собой, не сумев справиться с чувством вины. Она не первая жертва и, уверен, не последняя. Они используют детей, Дженни. Берри, Холл и другие, кто работает на Венченцо. Не делай такое лицо, как будто тебе плевать, ладно?
Он задумчиво побарабанил пальцами по столешнице. Сигаретный дым щекотал ноздри, и Муну очень хотелось чихнуть, но он пока держался.
- Можешь отказаться, конечно. Можешь сделать вид, что тебя это не касается и что Венченцо не имеет отношения к тому, в каких курортных условиях ты тут отдыхаешь. Мне правда очень - нет, не так, мне жизненно важна твоя помощь. У тебя есть шанс отомстить за то, что я с тобой не поехал, и в свою очередь не поехать со мной... имеешь право. Но я прошу тебя помочь мне расследовать, что творит наш неподражаемый Кардинал, и разоблачить его. Очень прошу. Разве тебе не хочется смыть грязь со своего имени? Мне вот хочется. Если ты согласишься, то я сегодня же вытащу тебя отсюда - полулегально, разумеется, но ни Дортон, ни другие не подкопаются.
Осталось ещё кое-что. Небольшой вопрос, который тоже надо было прояснить.
- Я здесь не для того, чтобы тебя жалеть. Не для того, чтобы тебя судить. И утешать, извини, тоже не буду, самому плохо. Вот тебе новость в копилку: не будет никакой миссис Мун. Это она... понимаешь, это она сказала суду, что я виноват. Так что всё, чего я сейчас хочу, - справедливости. Для меня самого и для всех, чью жизнь слили в сточную канаву одним росчерком пера.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-16 03:56:40)

+2

14

Дженнифер посмотрела на него. Потом на фото. Слушала. Ничего не говорила, только усмехнулась как-то горько. Затушила сигарету и провела ладонью по волосам, убирая их назад.
- Неебически трагично, - сказала она, подняв на него взгляд и дернув верхней губой. - Пошел ты на хуй, Мун. Я знаю, что ты не тронул бы детей. И догадываюсь, что ты в жопе, раз не стал подлизывать этой потаскухе. Но посмотри-ка ты еще раз к кому приехал, а?
Ее губы опять дернулись и она презрительно фыркнула.
- Говоришь, тебе плохо, да? Как грустно. Как неебически, блядь, грустно, - ее глаза заблестели. - Для того, чтобы к тебе приехать и предупредить тебя о том, что тебе пиздец... я в очередной раз поскупилась кучей своих принципов. И знаешь, я ожидала, что тебе будет противно видеть меня, но я надеялась, что ты хотя бы услышишь меня. Но ты пожинаешь плоды своей глухоты и я не буду тебе помогать. Похуй, я и так хочу сдохнуть, вообще-то. Я даже пробовала.
Женщина закатала рукава и показала ему шрамы на руках. Продольные, не поперечные.
- Я нюхаю кокаин, бухаю, курю и отсасываю за бабки. Чем я тебе помогу, м? - она дернула бровями вверх, опуская рукава обратно. - Скрашу тебе вечерок, разве что. Раз уж ты не занят. Хочешь помощи? Ты пришел туда, откуда ее не получишь. Дам тебе адрес Миранды и проваливай на хуй.
Она отшвырнула папку в него, шмыгнула носом и по ее щекам потекли слезы.
- Плохо ему, блядь. Плохо, а? Тебе плохо, - она издевательски заулыбалась, вытирая слезы и вставая с места.
Килли подошла к бармену и жестом попросила его дать ей ручку и бумажку. На ней она написала адрес в Лондоне, отдала ручку бармену и положила стикер перед Муном.
- Глаза бы мои тебя не видели... больше никогда, - прошипела она, склонившись к его уху, - тебя предали, бедного. Тебя, бедного, обвинили. И ты, весь такой несчастный, пришел сюда, ко мне, пришел, говоришь тут мне обо всем этом... да иди ты на хуй, Мун. Слили в канаву жизни росчерком пера... даже словечки подбираешь, а? Ты такой же, как они все. Гладко стелишь. Но на самом деле тебе плевать на них на всех. На меня. Ты спасаешь свою задницу, признай это. Ебучий эгоист. А может мы все получили то, что заслужили? Никогда не думал об этом? Так, вечерочком, когда спал в Ватиканской клетке? Надеюсь, твои детишки дождутся своего любимого папочку.
Дженнифер выпрямилась и взмахула руками.
- Пошел вон отсюда, иди, иди, стирай свое белое пальтишко, - она истерично рассмеялась, давя слезы в полупьяном смехе. - Ненавижу. Ненавижу тебя. Ненавижу вас всех... Творец сюда давненько не заглядывал. А если и заглядывал, знаешь, наверное, он тоже меня поимел в вонючем толчке на автозаправке.
Джен шмыгнула носом еще раз. На них уже смотрели другие посетители.
- Плохо тебе? Все, кто у меня был, упекли меня сюда. Люди, которых я любила, все, все до единого... бросили меня здесь, - она всплеснула руками, обводя помещение. - Даже ты. Даже ты. Я вырвалась ради тебя. Я приехала к тебе, хуй знает сколько добиралась и лучше не знать как мне достался тот сраный пикап. Я хотела тебе помочь. Но ты предпочел сидеть на своей святой жопе, лишь бы... лишь бы не связываться со мной. Весь такой правильный. И я. Отброс. Погань. Только мараться! Пошел ты! Плохо ему! А мне, знаешь, заебись. Живу на всю катушку. Помогай себе сам.
Она показала ему средний палец, круто развернулась на каблуках и пошла на выход, хватая свою кожаную куртку с крючка по пути. Выйдя на улицу, она не увидела Дортона. Даже странно. Поди пошел за дозой. Хмыкнув, она зашла за угол здания. Постояла немного, глядя куда-то вдаль, а потом, прислонившись спиной к стене, медленно сползла по ней и начала реветь. По-настоящему реветь, закрыв лицо руками.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

15

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]Томас и не ждал, что будет легко. Тогда, в Хэйвордс-Хит, когда Дженнифер пыталась убедить его уехать, он так же упирался и, в итоге, остался при своём. Он понимал её доводы и, наверное, даже верил ей, но не смог заставить себя малодушно бросить воспитанников. Тогда он ещё надеялся на справедливость. Джен на справедливость не рассчитывала. Больше нет.
И всё же, слышать её слова было больно. Мун тоже много чего мог бы ей сказать. Что он тоже поступился своими принципами ради призрачной возможности вытащить её из лечебницы: врал, притворялся, рисковал "засветиться" перед людьми, которые были способны его выдать. Что он хотел вернуть ей свободу не только для того, чтобы она помогла, а просто потому, что она не заслужила того, что с ней случилось. Что он просто хотел её спасти.
А хотела ли сама Джен, чтобы её спасали?
Хотела.
В том, как она бросалась словами, в том, как смотрела и смеялась, была видна старая боль. Кто знает, может быть, Томас оказался первым за долгие годы человеком, кому она могла всё это сказать. И поэтому, пока она бранила его на все лады, Мун ей ни единым словом не возразил. Не стал оправдываться. Не стал больше убеждать. И даже не пытался остановить.
Вот только отпускать её совсем Томас не собирался. Он выждал полминуты, сгрёб в папку фотографии и стикер с лондонским адресом и отправился следом за Дженнифер. Прошло слишком мало времени, чтобы она успела далеко уйти.
Возле бара было довольно пустынно: ни людей, ни отъезжающих машин. Должно быть, женщина осталась где-то поблизости. Может быть, ждёт своего куратора и снова курит. Томас представил, как зло она щёлкает зажигалкой, как прикуривает и затягивается, глядя вдаль. Может быть, снова ругает "грёбаного Джеки" за чистоплюйство - да так, что он должен на месте умереть от икоты.
И всё же, Томас не ощутил в ней настоящей ненависти, которая безвозвратно уродует душу. Боль была, злость была и было отчаяние, но только не ненависть. Он много раз такое видел за годы работы в приюте. Туда попадали не только маленькие дети, готовые начать жизнь с чистого листа, но и озлобленные подростки, готовые бунтовать против всего мира. Они ругались с наставниками и тоже кричали, что всех ненавидят. Это была неправда. Каждый из них нуждался в том, чтобы его выслушали. Чтобы его утешили.
Все люди на свете в этом нуждаются.
Томас стал медленно пошёл вдоль стены и услышал из-за угла сдавленные рыдания. Он почти не сомневался, кого там увидит. И не ошибся.
Дженнифер сидела, закрыв лицо руками, и плакала так, как будто весь мир рушится. Томас подошёл почти бесшумно, присел рядом и отложил папку в сторону, чтобы не мешала.
- Я посижу с тобой, ладно? - мягко спросил Мун, но ответа дожидаться не стал: обнял за женщину за подрагивающие от рыданий плечи и притянул к себе. Впервые за долгое время он не мог подобрать слов утешения. Возможно, иногда лучше ничего не говорить. Так что он просто сидел рядом, обнимал, осторожно гладил спутанные волосы и всё ждал и ждал, когда же Джен его оттолкнёт.
- Прости меня, Дженни, - нужные слова пришли неожиданно и будто сами собой сорвались с губ. - Прости, что не послушал тебя тогда, что не понял, как плохо тебе было. Прости, что так поздно вернулся за тобой.
Возможно, все эти годы он был виноват перед ней сильнее, чем думал. Она всё ждала, что кто-нибудь приедет, хоть кто-нибудь, и увезёт её из Рагби. Но никто не приехал. Никто.
- Знаешь, не надо мне помогать, - тихо прибавил Томас. - Просто позволь увезти тебя отсюда. Дженни, пожалуйста... не надо меня ненавидеть.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-17 01:56:17)

+2

16

Дженнифер не ожидала, что он придет. От этого стало еще гаже. Женщина всхлипывала и трезвела, от всего трезвела, сердце было готово просто разорваться на куски. Она наговорила ему кучу гадостей со злости, но она так давно была одна, так давно ждала, что хоть кто-нибудь, хоть кто-нибудь появится... была так обижена на него, что он ее не послушал! Но теперь, вот в этот самый момент, вся злость на весь мир превратилась именно в болезненную обиду и беспомощность. Килли обхватила его руками, уткнувшись ему в плечо. Она когда-то была хорошенькой, веселой и классной девчонкой, которая поднимала своим приходом настроение, игралась с детишками, писала, что у них все в порядке, подмигивая ему задорно, мол, да-да, так и запишем, все идеально. Он когда-то ей нравился и пусть она не умела прям вот заигрывать, она просто с удовольствием проводила с ним время, задерживаясь, делая комплименты его работе и восхищаясь его нравом... и она до сих пор им восхищалась. И была благодарна, что он пришел за ней, не смотря на то, что почти наверняка знал, что она, мягко говоря, изменилась. Он не шарахнулся от нее, вот, сидит рядом, говорит так тихонечко, так вот даже ласково почти. Такой хороший. Ну вот где их таких делают?
Успокоиться и выдавить из себя хоть что-то было очень тяжело. Килли просто прижималась к нему, продолжая плакать. Ее спаситель. Нихрена он никакой не эгоист. Она чуть отстранилась, наконец, шмыгая носом и вытирая лицо о рукава. Это выглядело очень жалко. Она вообще теперь была совсем не той Джен Килли, которая могла острым словечком заткнуть любого. Униженная, уставшая, ненавидящая себя, одинокая и слабая. Вот какой она была сейчас. Женщина шмыгнула носом и отрицательно мотнула головой, глядя вперед.
- Я не ненавижу тебя, Томас, - тихо и хрипло сказала она, - я ненавижу себя и то во что я превратилась. И я ненавижу Армана за то, что он со мной сделал.
Дженнифер достала таки сигарету и закурила, опять утирая слезы.
- Я просто злилась на тебя. Вот и все, - Килли покачала головой, опустив взгляд на мыски своей обуви. - Мне нужно будет привести себя в порядок и мне нужна нормальная одежда. Дортон, наверное, притащит мой мультипаспорт... но пообещай мне, Томас.
Она повернула голову к нему.
- Мы вернемся за теми людьми, которые там содержатся. Там...в этой... лечебнице... что-то происходит. Люди, которые там работают, они как роботы. Те, кого туда упекают, далеко не все подонки. Это мне "повезло", - Джен изобразила пальцами одной руки кавычки. - Форрестер приезжала один раз. Она дала мне свой адрес и сказала, что если что-то изменится, то она будет рада меня там увидеть. Теперь вот мне интересно. Знала ли она, что что-то и правда изменится. И если да, то откуда?
Килли окинула его лицо взглядом и, немного неловко, но все же ласково погладила Томаса по щеке.
- Прости, что сомневалась в тебе, Томми, - Джен виновато свела брови, - мне жаль, что тебе приходится проходить через всю эту грязь. Ни хрена ты этого не заслужил, в отличие от меня.
Женщина усмехнулась.
- Святая ты корейская задница, - она нашла в себе силы ему улыбнуться и снова обняла, погладив его уже даже по спине. - Спасибо. Спасибо, Томми. Спасибо что не забыл меня.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

17

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]"Томми". У него даже на сердце потеплело, когда он это услышал. Только сейчас Мун осознал, какой груз вины таскал с собой все эти годы. Да, он долго пытался найти Дженнифер, как и других пропавших священников, но сделал недостаточно. Чьи-то имена ему вообще ни о чём не говорили, люди с фотографий были чужими, и потому, наверное, он не слишком усердствовал.
Но Дженнифер чужой не была. Мун хорошо помнил своё удивление, когда вместо неё в приют приехал другой проверяющий. Никто не сказал ему ни тогда, ни после, почему Килли отстранили от работы, и только потом по сарафанному радио он услышал вопиющий в своей неправдоподобности слух: что Дженнифер наркоманка и теперь находится на принудительном лечении. Томас бросился выяснять, что же случилось, но довольно скоро упёрся в глухую стену. Шли годы, и попытки разузнать о Килли постепенно сошли на нет. В этом он и был виноват, нельзя было сдаваться, но нет, он не забыл о ней и при первой же возможности приехал. Жаль, что так поздно.
- Мы всё исправим, - искренне пообещал Томас, радуясь, что Дженнифер снова улыбается. Не кривой вымученной улыбочкой, которой она демонстрировала презрение ко всему миру, а по-настоящему, почти как раньше, когда они оба были моложе и жизнь была немного проще. - Мы поможем им, я тебе обещаю. Все эти люди в беде из-за одного человека - Армана Венченцо, и, если мы узнаем, что он творит, если докажем, что он вовсе не такой праведник, каким кажется, все они будут свободны. Мы будем свободны, Дженни. Но сейчас, в первую очередь, надо вытащить отсюда тебя. Скоро вернётся твой куратор, придётся чем-то его припугнуть, чтобы не задавал лишних вопросов. Кажется, это будет нетрудно, - Мун невольно усмехнулся, вспомнив суетливые беспокойные движения этого самого куратора. - Этот Дортон не преподобный отец, а, прости Господи, преподобный балбес какой-то. Ты ведь не шутила, он действительно наркоман?
Учитывая, какие именно заведения курировал Джулиан, это было вполне вероятно. Да и выглядел он слишком нервно и дёргано для человека с чистой совестью и здравым рассудком.
- Если хочешь, можем поехать к Миранде прямо сегодня, я всё равно собирался возвращаться в Лондон, - Томас старался не думать о том, что времени у него всего три недели, но эта мысль всё никак не шла из головы. Всего три недели на то, чтобы разобраться в преступлениях, которые творились годами! Но Дженнифер нельзя было слишком торопить: для того, чтобы привыкнуть к свободе, тоже нужно время. - Ты хочешь забрать что-то отсюда? - взгляд у него сделался несколько скептический, но продолжать он не стал, пусть женщина сама решает. - А теперь давай вернёмся в бар, наш час уже подходит к концу. Я как раз придумал, что сказать Дортону.
Вернувшись за стол, Томас снова сделал "сложное лицо", как будто Килли поделилась с ним такими шокирующими откровениями, что у него слов цензурных не осталось. Чёрная папка тоже вернулась на место, и "отец Чан" барабанил по ней пальцами, будто бы от раздражения. У него был ещё один вопрос к Дортону.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-19 01:04:57)

+2

18

- Я расскажу тебе занимательную историю Джулиана, когда мы поедем к Миранде, - туша сигарету о стену и поднимаясь сообщила Дженнифер, - он не всегда был таким, но его уже не спасти. Что же до "забрать"... нет, лучше я возьму какие-нибудь вещи в ближайшем маркете. А это дерьмо на хрен сжечь. У меня есть деньги, но я не скажу тебе как их заработала, потому что это и так очевидно.
Килли нервно улыбнулась и пошла за ним обратно в бар. Даже не стала умываться, плюхнувшись обратно на свое место с самодовольным видом. Будто бы у нее была истерика, но она победила. Внутри у нее еще не до конца сформировалось осознание, что весь этот кошмар близок к завершению. Что ей больше не придется возвращаться в неебически уютную (нет) палату, смотреть в потолок и мучиться от желания разодрать себе кожу к чертовой матери.
- А ты все такой же красавчик, каким я тебя помнила, - улыбнулась женщина, не поворачивая к нему голову и глядя куда-то в сторону барной стойки. - Знаешь, я только об одном с содроганием думаю. О реальной реабилитации. Я подсела на кокаин. Он хотел пересадить меня на героин, но у меня хватило мозгов не согласиться.
Килли повернула к нему голову.
- Я буду стараться не быть тебе обузой, Томас. Но ты должен понимать, что мне станет пиздец как плохо уже через пару дней. Сегодня я принимала дозу. Варианта два, - Джен нахмурилась, - либо пока все не наладится я буду принимать его дальше и тебе придется с этим мириться, либо я не буду принимать его и тебе придется иногда со мной нянчиться. Это может отнимать время. Подумай над этим.
Она опять отвела взгляд и закинула ногу на ногу, скрестив руки под грудью. Откинулась назад на спинку стула. В это время как раз вернулся Джулиан. Мужчина держал в руках папку, которую он сразу бросил на стол перед Томасом и сел сбоку, глядя то на него, то на Дженнифер. Он держался теперь получше: видимо, ширнулся или принял что-то другое по дороге, чтобы не сильно нервничать. Он шмыгнул носом и коротко улыбнулся.
- Снова здравствуйте, - сказал он, - извините за ту сцену. Дженнифер та еще штучка...
- О, ты говорил, что мне это идет.
Джулиан покрутил пальцем у виска.
- Она, знаете, не в себе. Сочиняет все подряд. У нее бывают галлюцинации. Там, в ее карте, все написано. На случай если это нужно, конечно. Мы ведь оба знаем, что это не всегда нужно.
Килли усмехнулась, но ничего не сказала. Он говорит о том, что, возможно, ее просто грохнут и спокойно рассматривает этот вариант. В принципе, в этом нет ничего удивительного, но все равно прям забавно. Как же мало стоит человеческая жизнь, если разобраться.
- Могу я... чем-то еще помочь? - осторожно поинтересовался Дортон, пытаясь выглядеть более-менее беззаботно и добродушно. - Если да, то я буду очень рад, правда. Только скажите.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

19

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]- Вариант всего один, Дженни, - как можно мягче сказал Томас, притворившись, что первую реплику, про "красавчика", не расслышал. Он не мог ответить женщине тем же и солгать, что она точь-в-точь такая же, как семь лет назад - это была бы совсем уж неправда. Мун действительно изменился меньше и выглядел заметно моложе Дженнифер, вот только его заслуги в этом не было, и от этой неожиданной похвалы уши у него слегка покраснели. Но ему удалось сохранить серьёзное лицо, и Мун продолжил: - То, что было в Рагби, здесь должно и остаться. Сейчас у тебя есть шанс отказаться от наркотиков раз и навсегда, пожалуйста, используй его. Я догадываюсь, что будет нелегко... нет, на самом деле я даже не представляю насколько нелегко, но я буду рядом, когда тебе понадобится помощь. Обещаю.
Он ни минуты не колебался, когда это говорил. Да, времени у него было катастрофически мало и кто-то другой на его месте не стал бы тратить драгоценные часы на то, чтобы нянчиться с наркоманкой. Но Томас ни за что не купил бы себе дополнительное время такой ценой, только не за счёт Дженнифер. Чем дольше она принимает эту отраву, тем сложнее ей будет потом вернуться к нормальной жизни.
"Если уж не получится спасти всех, - вдруг подумалось Томасу, - пусть хоть она живёт в безопасности, подальше отсюда. Пусть забудет Рагби как страшный сон".
Они помолчали ещё немного, а потом наконец явился Дортон, гораздо более оживлённый, чем раньше. "Отец Чан" по возвращении куратора принял максимально недовольный, почти оскорблённый вид и брошенную ему папку открыл, чуть ли не двумя пальцами придерживая.
- Так и есть, - поджав губы, констатировал он, - галлюцинации в наличии. Но я бы за эту писульку гроша ломаного не дал, отец Дортон, и вам это прекрасно известно. Не делайте из меня дурака, не усугубляйте своё положение ещё больше. Если хотя бы половина того, что рассказала мисс Килли, является правдой, то вы в очень, очень большой беде. Но я, как и положено брату во Христе, протяну вам спасительную соломинку. Слушайте внимательно.
"Отец Чан" закрыл папку и положил на неё обе руки, демонстрируя, что отдавать документы обратно не собирается.
- Пока вы изволили бродить неведомо где, у меня было время получить от руководства новые инструкции. Мисс Килли больше не останется в Рагби. Вы ведь все бумаги собрали, включая мультипаспорт? Если так, то её дальнейшая судьба - больше не ваша забота, отец Дортон. Вам придётся уехать со мной, мисс Килли, - женщине достался максимально строгий инквизиторский взгляд, - сегодня же. Поверьте, совершенно не в ваших интересах оказывать сопротивление.
Томас начал входить во вкус. Нельзя сказать, чтобы ему нравилось изображать из себя воображаемого подручного Шейлы Берри, который явно обладал весьма скверным характером. Но теперь Томас был совсем близко к своей цели, потому и реплики "отца Чана" давались легче.
- Вам, отец Дортон, ни на минуту не стоит забывать, что и наша встреча, и отъезд мисс Килли - чрезвычайно деликатное и строго секретное дело, которое касается только нас с вами и мисс Берри. Если вы нечаянно забудете, - к инквизиторскому взгляду добавилась ещё и акулья улыбочка (её Томас подсмотрел у какого-то сериального злодея), - то в эту же самую секунду я вспомню, что вы злоупотребляете своим положением, состоите в неуставных отношениях с некоторыми своими подопечными и, по-видимому, страдаете той же пагубной зависимостью, что и они. И всё же, я верю в вас, друг мой, - акулья улыбочка стала максимально доброй, Томасу аж самому стало неловко. - Вы прекрасно умеете хранить секреты. Что вы уже доказали, разобравшись с тем парнем... как его там? Уоллес, кажется. Да, Уоллес. Умер в вашем замечательном заведении примерно месяц назад, к сожалению. Вы достойно о нём позаботились, отец Дортон, да-да, очень хорошая работа. Мне только любопытно, это он сам или вы всё же ему помогли?...

Отредактировано Xuanzang (2020-02-20 02:09:10)

+2

20

Дортон энергично покивал головой. Килли невольно хмыкнула: он походил на собачку-болванчика с приборной панели. Даже в глазах примерно тот же интеллектуальный потенциал.
- Да, конечно. Все здесь. И мультипаспорт тоже, - сказал священник, стараясь игнорировать хотя бы внешне то, что о себе услышал: его выдавали только побелевшие пальцы, которыми он упирался в край стола. - Я все понял, Отец Чан...
Услышав фамилию "Уоллес", Дортон сначала задумался, а потом вспомнил о чем речь. Джен глянула сначала на Томаса, потом на него. Она знала о ком речь. Ее ноздри расширились и ей большого труда стоило не вставить никакой комментарий.
- Он сам застрелился. Я знаю, что Берри и остальные возлагали на него большие надежды, но... он не справился, увы. Мне, кстати, очень жаль, что так вышло. У него явно был потенциал, он отлично справлялся с вверенными ему обязанностями, но в какой-то момент просто... выхватил у Розалин пушку и все, пиши пропало.
Мужчина тяжело вздохнул, но сожаление его явно было наигранным. Килли нахмурилась, внимательно глядя на него. Ей он об этом не рассказывал. Эта информация казалась ей важной и интересной.
- Обычно все врачи слушаются приказов и ведут себя как надо. Он постоянно орал и порой из врача кочевал в пациента. Все говорили, что это временные трудности, что время пройдет и он осознает какой шанс ему выпал... Жаль, что ей пришлось забирать его таким, - Дортон подбирал слова, чтобы выражать сочувствие, которого у него, на самом деле, на лице не было: скорее был страх и было какое-то мрачное торжество из-за того, что Уоллес умер, которые полностью перевешивали даже легкую тень сочувствия к Тайре. - Ладно, это все лирика, думаю, что она вам неинтересна. Я верну Рону пикап вместо тебя.
Он повернул голову к Дженнифер. Их взгляды встретились. На лице Джулиана мелькнуло, все же, сожаление. Он протянул ей руку для рукопожатия. Килли посмотрела на его ладонь и, все-таки, пожала ее. Возможно, они видятся действительно в последний раз, но отнюдь не потому, что ей собираются прострелить башку, а, скорее, потому, что он точно долго не протянет с такой жизнью. Может его и вовсе самого пристрелят, когда узнают, что он не пойми кому отдал важного "свидетеля".
- Удачи, Джулс, - даже сказала ему Джен.
Он не ответил, только взглядом проводив уходивших, как он думал, экзекутора и его жертву. На улице Дженнифер бросила взгляд на двери бара, сведя брови. Все это было грустно, если задуматься. Он действительно когда-то тоже таким не был. И ему действительно не помочь. Как-то так все это... в духе Творца. Оставлять горькое послевкусие даже после того, как тебе чертовски повезло. Но повезло ли, учитывая, что говорила Миранда? Женщина качнула головой и села в машину Томаса, на переднее пассажирское сидение. Открыла окно и опять закурила, выглядя довольно задумчиво и грустно. Он вообще представляет себе сколько еще проблем у них будет?
- Значит... - начала она, после непродолжительного молчания, - ...сначала в любой маркет, потом в отель или вроде того и к Миранде, да? Я не хочу выглядеть как потаскуха, когда встречусь с Мисс Совершенство.
Килли глубоко затянулась, медленно выдохнув.
- С чего мне начать рассказывать тебе охуительные истории? Дортон, Уоллес, моя нелегкая судьбинушка, Арман, Кристи, Шейла? Бьюсь об заклад, у тебя нет флешки с песнями из восьмидесятых, поэтому к черту радио. Если я услышу какой-нибудь рэп, то я ударю тебя головой об руль и убегу в лес жрать землю и древесную кору, вымаливая у Папаши Небесного прощение, обильно галлюцинируя. В тишине ехать тоже так себе. Или... - она повернула к нему голову, - ...можешь рассказать как ты. Пожалуйся, в конце концов. Я полагаю... все это очень сильно ударило по тебе, родной, и не то чтоб очень много желающих находилось, чтобы погладить тебя по голове и сказать, что все будет в порядке. Таков уж авторитет нашего героического Кардинала... как он сказал, так все и поверили.
Дженнифер, горько усмехнувшись, погладила мужчину по предплечью.
- У тебя отлично получается злая моська. Страшно - пиздец. Дортону будут кошмары сниться.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

21

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]Томас заставил себя доиграть роль до конца. "Отец Чан" выслушал рассказ про брата Тайры всё с тем же каменным лицом, ближе к финалу покивал - мол, всё так, как и должно быть, начальство в целом удовлетворено. Больше его в Рагби ничего не держало, можно было забирать Дженнифер и сразу идти на выход.
- Ну что ж, тогда на этом всё, - деловито кивнул "посланник", сгрёб принесённые Дортоном документы в свою папку и поднялся из-за стола. Как ни в чём не бывало пожал протянутую руку, благодаря за сотрудничество, хотя Томасу пришлось сделать над собой усилие. Дортон будто нарочно собрал в себе те качества, которые Муну были совершенно чужды: Джулиан выглядел как слабохарактерный лжец и трус, готовый унижать слабых и пресмыкаться перед сильными. И всё же, священник чувствовал жалость к этой потерянной душе. Однажды обман откроется, а Дортон не сможет объяснить своему настоящему начальству, куда исчезла Дженнифер. Та же Берри без колебаний подпишет ему смертный приговор. Потому, хоть Томас понимал, что иначе нельзя, он ничуть собой не гордился.
Напряжение отпустило его только в машине. Захлопнув дверцу, Томас на несколько мгновений закрыл лицо руками, будто стирая с себя образ "отца Чана" вместе с его презрительным взглядом и наглой улыбкой шантажиста.
- Получилось... - наконец выдохнул он. - Слава тебе, Господи, получилось!.. Поехали-ка отсюда, Дженни, и побыстрее. Я не хочу быть здесь, когда Дортон внезапно сообразит, что посланник так и не отдал ему на подпись ни единой бумажки и вообще, даже личность свою не подтвердил.
Уже выезжая со стоянки, Мун сверился с навигатором:
- Закупиться можно будет чуть дальше по пути: минут через сорок будем проезжать Милтон-Кинс, там есть огромный торговый центр - его даже с шоссе видно. Или уже в Лондоне по магазинам походим. Выбери, как тебе удобнее, для меня большой разницы нет. Где угодно, только не здесь: Рагби, честно говоря, я уже по горло сыт.
Мун бросил на женщину извиняющийся взгляд: он провёл в Рагби всего-то часа полтора, в то время как она застряла здесь на долгих семь лет.
Наконец граница города осталась позади, трасса, сколько хватало взгляда, была свободной, и Томас прибавил скорость. До Лондона было полтора часа езды, если без остановки, о чём он тут же и сообщил. Он тоже не хотел слушать песни, поговорить было горазд важнее. И с той, и с другой стороны история получится долгая, но, если уж по справедливости, на долю Килли испытаний выдалось куда больше: Томас видел это по тому, как она изменилась.
- Расскажи о себе, - попросил он. - Я так долго пытался узнать, что с тобой случилось, но, как видишь, Шерлок из меня так себе.
Томас улыбнулся, довольно невесело, но улыбка заметно потеплела, когда женщина погладила его по руке. Это было первое проявление искреннего участия за долгое время. Кардинал Портер тоже была к нему добра, но дружеских объятий от неё никто и не ждал.
- Повесть у меня тоже печальная, но гораздо короче твоей. И она запросто подождёт ещё немного. Обещаю, я тебе всё потом расскажу: и почему Венченцо так на меня взъелся, и что было после твоего приезда, и даже как я выбрался из застенок Ватикана. Но сначала давай поговорим о тебе... - он помолчал и осторожно добавил: - Если ты и правда готова об этом говорить.
Да, Дженнифер сама предложила, но предложить и действительно начать рассказывать - разные вещи.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-20 03:16:20)

+1

22

Женщина усмехнулась.
- Нет уж, в Лондон я не въеду в таком виде. Тогда в торговый центр. Там точно будет туалет, в котором я смогу привести себя в норму... хорошо, договорились. Сначала мои страдания, потом твои, красавчик Джекки.
Она тяжело вздохнула и покивала головой.
- Даа... седьмой год шел, как я здесь. Стояло лето 2013-го года, когда меня сюда сбагрили. И даже не сюда, а в лечебницу неподалеку отсюда. Не удивлюсь, если официально меня отвезли в Уэст Крик или вроде того. Но я не была в Уэст Крик. Меня тут пичкали лекарствами, вели со мной душеспасительные беседы. Знаешь, все солидно, на первый взгляд. Меня сюда отвезли Кристи и Шейла. Первая была особенно мила, как и всегда. Надеюсь, она сдохнет на Айл Оф Канна.
Джен презрительно фыркнула, нервно стряхнув пепел с сигареты.
- Ох, да, мне же уже исполнилось тридцать семь ебучих лет. Как быстро время летит, - она хмыкнула. - Здесь я пыталась сбежать через мужское крыло. Там меня изнасиловали и у меня поехала кукуха. Их было пятеро. Тогда-то я попыталась убить себя...они меня спасли и все заново. Потом появился Дортон. Торчок. Мы трахались и он стал делать так, что я могу побыть на воле. И меня стал подсаживать. Когда я к тебе приезжала, я сидела на травке, только начинала баловаться кокаином, а после тебя мне уже вообще ни хрена не хотелось. Миранда приезжала, может, неделю, две назад, я не помню... и дала адрес. Вот и вся история. Опуская подробности того, как я ебалась с половиной Рагби и Хилмортона, готовых мне платить. У меня даже был пикап, потому что я классная девчонка. Они так меня все называли.
Она выкинула окурок в окно и шмыгнула носом, потерев потом руки.
- Все из-за того, что я стала замечать, что... с Арманом что-то не так, - она поморщилась. - Я любила его, Томас. Я так сильно его любила, если бы ты только знал... но он стал меняться. И я... сказала, чтобы он катился к хуям. Они скрыли от меня то, что случилось с Мирандой. Авария, ее муж и сын погибли... это все такое дерьмо, Томас. А еще... я понимала, что не люблю его, все больше и больше и вообще, я же каталась к тебе. Ты мне так нравился, такой правильный, такой хороший. А потом... потом я стала всех подозревать, меня так плющило, ты бы знал, я боялась, что все предатели. Все эти идеальные священники, которые топают за Арманом открывая свои рты, вот это все... Черт. Я опять завожусь и нервничаю. Суть в том, что мне было хреново. Все это время мне просто было постоянно хреново. Все мои мысли, блядь, были негативными. Я либо не хотела ничего, либо хотела умереть и теряла счет времени... и все по кругу, все по кругу.
Килли провела ладонью по лицу, задержав руку на губах и запрокинув голову назад. Помолчала, потом посмотрела на него.
- У меня никого не осталось кроме тебя, по правде говоря, - Джен пожала плечами и опять слезы. - Миранда... да у нее там своя атмосфера. Кристи, Шейла, Арман... это была моя семья. А они запихнули меня сюда. Меня здесь отымели во все щели и сделали наркоманкой. Как я теперь начну жизнь заново? Что я буду делать? Чем заниматься? Творец поимел меня тоже. Что я буду говорить? Как правильно отсосать так, чтобы тебе дали больше бабла? Как нюхать кокаин? Как смотреть на себя в зеркало после этого? Что я буду говорить? Как я могу... как я могу стать чьей-то женой, матерью, какой из меня теперь Наставник? Член Ордена в принципе? Что я буду делать со своей жизнью? Вот, помогу тебе, допустим, мы задавим Армана. А что потом, Томми? Что потом?
Она рассмеялась совсем невесело, пожимая плечами.
- Я не знаю. Вот что самое страшное. Я не знаю что мне делать потом.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

23

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]За двадцать лет служения Ордену Томас должен был привыкнуть к душераздирающим историям. Среди его воспитанников было мало детей с простой биографией - всё сплошь семейные драмы, подчас переходящие в трагедии, тяжёлое детство, загубленная юность, физическое и психологическое насилие. В какой-то степени Томас действительно привык: он уже не пропускал чужие беды через себя, не переживал их как свои собственные. Так было недолго и рассудком тронуться. Но он не потерял способности сочувствовать и сразу же откликался на призыв о помощи. Ему жизненно необходимо было о ком-то заботиться, и сейчас главным объектом его заботы оказалась Дженнифер. Из тех, кого он знал, она пострадала сильнее всех.
История у неё была что надо: пока женщина рассказывала, Мун слушал молча и очень живописно менялся в лице. Всё было намного хуже, чем он себе представлял. Какими словами тут поможешь? Тайру в такой же ситуации он мог обнять, но сейчас, на скорости сто миль в час, обниматься было не самой лучшей идеей. В итоге, Томас не выдержал, сбросил скорость, чтобы не вписаться ненароком в придорожный столб, а потом и вовсе остановился у обочины.
- Дженни, почему же ты ничего мне тогда не сказала?! - воскликнул Мун. - Господи, если бы ты хоть намекнула тогда, когда приезжала... мы бы что-нибудь придумали... что угодно. Всё это время мне даже в голову не приходило, что с тобой случилось настолько большая беда. Да, я подозревал, что происходит что-то неправильное и несправедливое, но не такое! Не такое! - до Томаса постепенно начал доходить масштаб бедствий, и ему хотелось схватиться за голову. Или выскочить из машины в чисто поле и орать. Не совсем типичное для него желание, надо сказать, но удержался он с трудом. Мужчина повернулся в кресле, взял Джен за руки и легонько сжал.
- Мы всё исправим. Нельзя повернуть время вспять и вернуть обратно эти семь лет, но у тебя есть будущее. Что бы ты ни думала, оно не потеряно и никак не связано ни с Рагби, ни с тем, что там происходило. С каждым новым днём ты будешь всё дальше и дальше от того, что ты пережила. Я буду с тобой и стану во всём тебе помогать. А пока не заглядывай далеко в будущее, ставь себе маленькие цели. Настолько простые, насколько сможешь придумать. Ну, например, сейчас нам надо доехать до магазина. Купить тебе новую одежду. Поесть. Не думай о том, что будет через месяц или полгода. Твоя задача - прожить достойно сегодняшний день. А завтра повторить. И послезавтра.
Томас ободряюще улыбнулся.
- Тебе всего тридцать семь, а не девяносто семь. Я вообще старше тебя. Может, я только делаю вид, что ещё ничего, а на самом деле у меня вся голова седая, зубы вставные и ревматизм. Так что не раскисай, старушка, мы ещё повоюем.
Мун ласково, но немного неловко погладил Дженнифер по плечу и снова завёл машину. В общем-то, уже не было причины так гнать. Дортон не ехал за ними на машине с мигалками, можно было немного выдохнуть.
Вскоре показалась вывеска "Добро пожаловать в Милтон-Кинс, Букингемшир. Население - 205 000 человек". Под ней была установлена вторая, гораздо более яркая: "Посетите наш торговый центр - самый большой торговый центр в Европе!".
- О, - непритворно обрадовался Томас (не сколько перспективе увидеть молл-рекордсмен, сколько возможности отвлечь Джен от мрачных мыслей), - вот туда-то нам и надо. Сейчас припаркуемся, а дальше - твоя очередь руководить. Я в дремучем лесу лучше ориентируюсь, чем в лабиринте с магазинами.

+2

24

С одной стороны... весело. Забавно. Он так легко все это сказал, что хочется даже поверить. С другой стороны... да во что верить? В то, что она каждый день будет изобретать что бы ей такого сегодня сделать, куда бы сходить... нет, в это она не верила. Она молча покивала головой, ничего не ответив. Про себя же Килли решила, что как только удастся помочь Томасу, она, скорее всего, сбежит куда подальше. Возможно, как и шутила, в лес. И там застрелится. Не такой плохой конец. Это будет быстро. Главное, чтобы Мун об этом даже не задумался. Вести себя нормально. В этом будет весь секрет.
Джен усмехнулась.
- Еще бы. Это же наши, девчачьи штучки. Ходить по магазинам, - с кривой усмешкой сказала Килли, глядя в окно. - Не переживай. Справлюсь и тебя сориентирую.
Когда же они оказались на парковке, она тяжело выдохнула и покачала головой. Мда, вид у нее тот еще. Ей не хотелось, чтобы на Томаса смотрели как на ее сутенера. Учитывая ее видок, это точно будет именно так. Ей-то самой не очень-то интересно как на нее пялятся.
- У меня две просьбы. Одолжи мне денег и пока я трачу твои деньги - прошвырнись до аптеки и купи мне тест на ВИЧ, обезболивающее и пантенол, - она протянула ему наличные. - Раз уж мы в таком шикарном месте, моих не хватит на одежду. Встретимся здесь же, на парковке.
Килли всплеснула руками.
- Мне не делали тест на ВИЧ. Я могла заразиться. Надеюсь, что это просто моя паранойя. У меня часто бывает паранойя, - Джен провела рукой по лицу и вышла из машины, вместе с Томасом. - На самом деле, я не хочу шарахаться по торговому центру с тобой, пока не приведу себя в порядок. Я... переоденусь в дамской комнате, приведу себя в менее шлюховатый вид и потом, ради бога, если захочешь можем даже купить себе одинаковые футболки, два ведра фисташкового мороженого и пачку презервативов. Будем их надувать и нюхать искусственный аромат бананов. Он приятнее, чем клубничный.
Женщина рассмеялась, посмотрев на мужчину даже бодренько и весело.
- Я никуда не денусь, обещаю.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

25

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]Если Дженнифер ожидала, что Томас при слове "ВИЧ" умчится в закат с воплем омерзения, то она ошиблась. Мун спокойно выслушал просьбу и молча кивнул. Его по-прежнему коробило не то, как женщина изменилась, а то, как она старалась подчеркнуть худшую сторону этих изменений. Будто он отказывался видеть её такой, какая она есть, и Дженнифер приходилось ему напоминать. Но Томас не отказывался, не делал вид, что перед ним та же весёлая беззаботная "девчонка из соседнего двора". Просто он очень осторожно выбирал слова. Вместо прежней Джен был измученный, почти сломленный человек, которого нельзя было осуждать. Томас очень боялся нечаянно её обидеть. Человеку, который стоит на самом краю, совсем немного надо, чтобы наконец сорваться и полететь вниз.
- Давай меняться, - сказал Мун, протягивая женщине свёрнутые аккуратной трубочкой банкноты и забирая у неё деньги на лекарства. Он был в состоянии заплатить за всё сам, но Дженнифер вряд ли нравилось быть должной буквально за всё (и плевать, что он никогда бы не попросил её вернуть хотя бы пенни). - Здесь около четырёхсот фунтов. Я очень приблизительно представляю, сколько стоит женская одежда, потому что в последний раз я ходил в магазин лет сто назад, ещё с ... - он тут же осёкся. Оливию точно вспоминать сейчас не следовало. - В общем, давно. Но, я думаю, хватить должно, чтобы одеться с ног до головы. Тогда договорились, буду ждать тебя здесь, на этом же самом месте.... - тут Томас не выдержал и усмехнулся, - спустя какое-то время. Пары часов хватит?
По первому этажу они прошли вместе. Молл в Милтон-Кинс был действительно огромный: коридоры раздваивались по нескольку раз в пределах видимости, превращая торговый центр в гигантский лабиринт. Где-то высоко над головами пропускал тусклый свет гигантский стеклянный купол, собранный из множества граней.
- Интересная у тебя программа получается. Если всё это входит в предложение "скрасить вечерок", то я был дурак, что отказался, - пошутил Томас, чтобы немного разрядить обстановку. - Но я обещаю подумать ещё раз.
Он чувствовал, что его спутнице вовсе не так весело, как она старается показать, но пока что он был готов поддерживать эту иллюзию. В конце концов, они только что вырвались из Рагби, где был совсем не праздник, и имели право на небольшую передышку.
- Так, я вижу аптеку, - этажом выше мигала вывеска с изображением зелёного креста. - Значит, мне туда. А тебе удачи с покупками. Увидимся позже!
Томас перешёл на эскалатор, едущий на второй уровень, и Дженнифер вскоре скрылась из виду. Он очень надеялся, что женщина сдержит обещание и  вернётся. У него не было причин ей не верить, но всё-таки оставался крохотный росток сомнения. Именно поэтому Мун отдал ей не безлимитную карточку, которую ему выдали благодаря щедрости Кардинала Портер, а наличные, которыми он предусмотрительно обзавёлся ещё до поездки в Рагби. Но даже несмотря на это отец наверняка обозвал бы его доверчивым идиотом. "Ты отпустил наркоманку с пачкой денег, - орал бы Джон, - да ещё под честное слово! Ты не наставник, Кванхён, ты лопух! Вернётся она, как же, держи карман шире!"
Возможно, Мун-старший и был прав. Но он находился за сотни миль от Милтон-Кинс и никак не мог узнать, какие решения принимает его сын. И, в общем-то, Томас был даже рад, что сейчас ему не нужно советоваться ни с кем, кроме своей совести. Если он и ошибся, то это будет понятно уже совсем скоро.
Конечно, священник управился с покупками гораздо быстрее. Он зашёл в аптеку, потом ещё в пару магазинов, прикупив несколько нужных мелочей, а потом вернулся к машине. И стал ждать.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-21 04:40:58)

+2

26

- Договорились, - Джен пересчитала купюры, - я в любом случае не планировала шиковать. Мне просто нужна одежда. Я не уверена даже, что он мою квартиру не отдал кому-то еще.
Путешествие Килли по магазинам началось сразу после того, как они разошлись. Конечно, едва она переступила порог магазина, на нее посмотрели не очень-то дружелюбно, а охранник ходил за ней от отдела к отделу, но она не собиралась ничего красть. Удивила она их знатно, расплатившись наличкой за две пары джинсы, пару кофт, нижнее белье, ботинки и легкое пальто. Вот казалось бы, магазин не особо дорогой, время распродаж, что тут воровать? Но нет же... Она усмехнулась, выходя с пакетами, и сама тоже дошла до магазина с косметикой, где купила большую упаковку влажных салфеток, резинку, расческу, дезодорант, шампунь и подарочный набор с тушью и помадой. Так всегда дешевле. После этого она ушла в женский туалет, чтобы привести себя в норму.
Голливудского преображения, конечно, не было, но выйдя из кабинки и глянув на себя в зеркало... она невольно вздрогнула. Надо же. Не все так плохо. Она умылась еще раз и воспользовалась только что купленными тушью и помадой. Теперь от нее даже приятно пахло. Конечно, пачка салфеток - это не душ, но очень даже кое что. Она тяжело вздохнула, оперевшись руками о раковину. Качнула головой, подвязала волосы забрала пакеты и пошла на выход. Теперь на нее не пялились. И не свистели вслед. Женщина выглядела обычно. Как все. Серенький свитер, голубенькие джинсы, темные полуботинки и темное пальто сверху, такой вот скромный макияж, все скромное. Встречают по одежке, как говорится. Она вышла на парковку и встретилась взглядами с Томасом еще издалека. И почему-то замешкалась, вот так вот встав и смотря на него.
Такой хороший.
Она коротко улыбнулась Муну и медленно пошла к нему навстречу, обратно к машине. Первым делом закинула пакеты на заднее сидение.
- Содержимое одного, как я и говорила, надо сжечь. И я не шучу, и ты будешь жечь это вместе со мной и делать вид, что мы не делаем ничего дебильного, - она вернула ему оставшуюся сумму и забрала пакетик с лекарствами, садясь обратно на переднее пассажирское.
Уже усевшись, достала тест и сразу же открыла, решив не медлить с этим. Поводила палочкой во рту, тяжело выдыхая через нос. Потом погрузила ее в прилагавшуюся баночку-индикатор.
- Двадцать минут и будет результат. Если одна полосочка - отрицательно, две - положительный. Беременность вирусом, - она усмехнулась и уставилась перед собой, шмыгнув носом и сжав баночку в руке. - ВИЧ - это не приговор. Это просто таблетки каждый день. СПИД - приговор. А ВИЧ - нет.
У нее затрясло колено, но она, похоже, этого не замечала.
- Подумаешь. Ничего такого. Будучи ВИЧ-положительным можно прожить много лет. Да, - она сглотнула ком в горле и пожала плечами. - Поехали, да. Поехали. По дороге узнаем. Мне даже интересно что скажет Миранда, увидев меня в таком вот даже нормальном виде. Наверное, что я выгляжу, как женщина, которая утопила мужа в ванне на прошлой неделе и сбежала с любовником, изо всех сил делая вид, что все в порядке.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

27

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]Смена гардероба прошла удачно. Настолько, что теперь Томас мог сделать комплимент, ничуть не покривив душой. Следы семи тяжёлых лет, конечно, никуда в одночасье не исчезли, но теперь Дженнифер казалась более уверенной. Стала больше напоминать себя прежнюю.
- Отлично выглядишь, Дженни, - улыбнулся Мун. В неброской одежде, с волосами, собранными в небрежный пучок, с ворохом пакетов в руках, женщина походила на обычную домохозяйку, которая выбралась на воскресный шоппинг. И, в глазах Томаса, от этого только выиграла. - Честно.
Один из пакетов, как оказалось, надо было сжечь. Мун почему-то даже не удивился. Он понимал, почему Дженнифер хочет как можно скорее избавиться от последнего материального напоминания о Рагби - ну, за исключением поддельной медицинской карты, конечно, но та была надёжно спрятана в ворохе других бумаг.
- Раз надо, значит сожжём, - покладисто согласился Томас, усаживаясь в машину. - Ты только реши когда. Потому что до Лондона всего миль сорок, и скоро пойдут пригороды, где вот так просто костёр не устроишь. И весь твой новый наряд пропахнет дымом. Давай я закину этот пакет в багажник, чтобы он не попадался тебе на глаза, а сожжём завтра? Место получше отыщем.
Мун действительно не поленился вылезти и убрать злополучный свёрток подальше, чтобы на виду оставались только новые вещи. Он вернулся буквально секунд через десять, но Дженнифер уже распечатала тест. Видимо, терпеть неизвестность она уже никак не могла.
- Хорошо, поехали, - Томас посмотрел, как женщина судорожно сжимает баночку с реагентом, и ему сделалось совсем грустно. Он мог вывезти её из лечебницы, мог вернуть обратно в нормальную жизнь, но ничем не мог помочь, если она действительно больна. Всё, что ему оставалось, быть в меру бодрым, сохранять ненавязчивый оптимизм и молиться. - Как думаешь, Миранда сильно удивится? Она наверняка не ждёт тебя так скоро. Хотя... кто знает? Не зря же она заговорила о переменах.
Двадцать минут - это долго, когда ждёшь и внутренне опасаешься чего-то страшного. Делать вид, что ничего не происходит, было как-то странно. Но разглядывать индикатор, словно там тикает бомба, было ещё хуже. Томас вежливо молчал ровно до тех пор, пока машина не вырулила обратно на шоссе, а потом вдруг сказал:
- Это она знала, где тебя найти. Девочка с фотографии. Тайра Уоллес. Сестра того самого Уоллеса, которого Дортон и компания коллективно загубили в лечебнице. Она видела тебя, когда забирала тело брата. Если бы не Тайра, я бы никогда тебя не нашёл. Во всех документах местом твоего пребывания значился Уэст Крик. И всё, никаких подробностей.
Томас вздохнул.
- Не знаю, что бы я тогда делал. Всё никак не могу привыкнуть к ощущению, что я на войне. Враги кругом, а я не могу отличить чужих от своих. Как будто я воюю голыми руками и вслепую. Но теперь, к счастью, не один.
Если сравнивать со вчерашним днём, то сейчас Муну было легче. Пока у него всё получалось - может быть, даже проще, чем он думал, как будто невидимая рука тянула его вперёд. Как знать, может благосклонность Небес не безгранична и уже ближайшее будущее окажется весьма неприятным, но священник был благодарен за то, что у него есть.
- Я ведь так и не поблагодарил тебя, Дженни, - внезапно спохватился Томас. За всеми этими уговорами и словесными кренделями вокруг Дортона, он чуть про самое важное не забыл. - Спасибо, что поехала со мной.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-23 03:00:21)

+2

28

- Уэст Крик, - усмехнулась Дженнифер, - не удивительно. Мне кажется, у Армана там свои люди в руководстве.
Женщина продолжала смотреть на баночку с реагентом. В принципе, она была готова к двум полоскам, наверное. Это было бы логичным исходом. На спасибо от Томаса она улыбнулась, кивнув и повернув к нему голову.
- О, ты что, упустить возможность потусоваться с симпатичным парнем и, возможно, надрать пару задниц? Нет уж, это не мой путь ниндзя, - Килли подмигнула ему, отворачиваясь к окну. - Уоллес был одним из медбратьев. Он был очень жестоким, но нервным. Знаешь, как будто делал, потом сам понимал, что делает что-то не так и неправильно и начинал то извиняться, то еще сильнее злиться. Его действительно пару раз запирали в палате. Не то чтоб я следила, но пару моментов застала. Что же до Уэст Крик, опять же... Миранду же тоже типа как бы заперли там, когда я приехала к ней меня не пустили, а потом она якобы оттуда сбежала, но я думаю, что ее там изначально не было. Я даже не знаю правдива ли та история про то, что она слышала голоса своих сына и мужа. Что же до ее реакции... ох, Джекки, я думаю, что эта стерва знает гораздо больше, чем мы, и нас ожидает действительно много открытий чудных. Что-то происходит. Что-то нехорошее и зловещее. И это не моя паранойя, это мои выводы из всего произошедшего со мной и в целом.
Она покачала головой и выдохнула. Приподняла баночку и глянула на индикатор. Одна полоска. Джен даже прикрыла глаза и расслабленно откинулась на спинке сидения. Действительно, облегчение. Хоть здесь помиловали. Она убрала баночку в пакетик из-под теста, положив мусор в бардачок. Не в окно же выкидывать.
- Успеем еще все сжечь и успеем со всем разобраться. Полагаю, Лондон далеко не конечная наша остановка, папаша, - Джен приоткрыла окно и снова закурила. - Нас ждет Мисс Совершенство.

ЧАСТЬ III

Когда они добрались до указанного в адресе многоквартирного дома в Шордич, на часах уже была половина восьмого вечера. Расписанные местными художниками стены пестрили разными сюжетами и, забавно, но в том доме, в котором по идее их ждала встреча с Форрестер, на фасаде красовалась скромно одетая Дева Мария, благословляющая всех, кто на нее посмотрит. Джен даже остановилась, чтобы рассмотреть ее. Искусство, черт возьми.
Они прошли через общий холл и поднялись на третий этаж - последний. Квартира Миранды была последней в длинном коридоре, заваленном разным "творческим хламом" - мольберты, коробки с красками, бюсты писателей и исторических личностей, какие-то картины в крафтовой бумаге, на некоторых из которых значились номера квартир с этажа. Интересный выбор места жительства, ничего не скажешь. Килли встала перед дверью и глянула на Муна.
- Даже волнительно, - женщина заправила выбившуюся прядь волос за ухо, - любопытно, что она скажет.
Долго мяться перед входом она не стала, сразу позвонив в дверь. Послышались шаги по ту сторону и дверь открыла действительно Форрестер.
https://funkyimg.com/i/2Zu4A.png
Женщина выглядела действительно прекрасно. Изящно уложенная прическа, аккуратный макияж, белая блузка, черная юбка, колготки со стрелками позади. Только в домашних тапочках, словно она либо куда-то собиралась, либо откуда-то вернулась. В руках она держала кошку-сфинкса. Миранда окинула взглядом пришедших и улыбнулась.
- Я знала, что вы придете, - сказала она, - но не думала, что это будет так скоро. Снимайте верхнюю одежду и обувь и проходите.
Джен переглянулась с Томасом, так глянув, мол, я же говорила, что Мисс Совершенство. Внутреннее убранство ее квартиры тоже доказывало это: спокойный бело-бежевый интерьер, идеальная чистота и даже запах мяты в воздухе. Форрестер спустила кошку на пол, когда закрыла за парочкой дверь.
- Я вернулась около получаса назад и заварила как раз чай, - она окинула их взглядом. - Для наркоманки и педофила вы оба неплохо выглядите. Для добропорядочных членов Ордена вы выглядите более чем дерьмово. Присядьте на диван.
Миранда скрылась в кухне. Послышался звук открывающегося шкафчика и звон чашек. Дженнифер села и окинула взглядом квартиру Форрестер.
- Для беглянки она устроилась тоже более чем неплохо, ничего не скажешь.
Миранда вышла с подносом. На нем стоял стеклянный чайник и три аккуратных белых чашки, с узором в виде цветков лаванды. Поставив его на кофейный столик, она разлила зеленый чай с ароматом, кажется, жасмина и, взяв себе одну чашечку в руки, уселась в кресло, элегантно положив ногу на ногу.
- Прежде чем начать нашу с вами интереснейшую дискуссию, я хочу сказать, что мне очень жаль, что с вами все это произошло. Мы все многое потеряли в наших тщетных попытках добиться правды. Кто-то больше, кто-то меньше...мериться потерями смысла я не вижу. То, что происходит сейчас, гораздо важнее, - Миранда стала какой-то сдержанно-холодной и серьезной. - Мы все в опасности. Вся Церковь под угрозой. Я не шучу. Дело, которое коснулось нас, гораздо масштабнее, чем кажется на первый взгляд. Я думаю, у вас есть вопросы...
- О, да, у меня есть вопрос...
- Да, это я отправила анонимное послание Портер про Томаса, - кивнула Миранда. - Она знала о деле, но не ковырялась в нем. Я знала, что она найдет кое-что. И я знала, что это кое-что рано или поздно приведет тебя, Томас, к Дженнифер. А ты приведешь его ко мне и сама здесь нарисуешься. Вы нужны мне оба. Мне, как и вам, никто не поверит. Единственный, кто мне верил, сошел с ума и я не думаю, что могу рассчитывать на его помощь и дальше.
Джен усмехнулась.
- Мы что, собираемся убить Кардинала?
- Да, скорее всего, - пожала плечами Форрестер и глаза Килли округлились от удивления. - Думаю, что знаю с чего лучше всего начать. Томас. Расскажи-ка про удивительные детали своего дела. Я о них слышала, но, думаю, у тебя получится гораздо ярче по подробностям. Что в твоем обвинении чертовски не так? Не отвечай, что "все". Есть же детали, которые вызывают у тебя особенно много "почему" и "за что". Я знаю ответы на эти вопросы.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png[/icon][nick]Jennifer Killey[/nick][status]i am the dark you've created[/status]

+2

29

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/000b/3d/29/326/25264.png[/icon][nick]Thomas Moon[/nick][status]a good man goes to war[/status]К вечеру усталость наконец дала о себе знать. В такие моменты Томас особенно остро ощущал разницу с собой двадцатилетним. Раньше он мог долго не спать, почти не есть и двигаться исключительно на одном энтузиазме. И ничего, всё получалось, и жизнь казалась как-то понятнее, проще и лучше. Сейчас он чувствовал себя разбитым. Психологически он был довольно спокоен, потому что всё шло по плану, и Джен не была больна ВИЧ, и они почти добрались до Миранды и информации, которую она могла дать. Но вот физически он был почти на пределе. Всё-таки надо было заставить себя поспать накануне, снотворное принять, в конце концов. Вот будет конфуз, если он прямо посреди разговора вырубится. Хотя посреди разговора - это ещё ерунда... главное, чтобы не за рулём. Поэтому, уже на подъезде к Лондону, Томас решил повеселить Дженнифер байками из жизни своих воспитанников. Эти истории он рассказывал миллион раз разным людям, но они ему никогда не надоедали, потому что были связаны с самыми счастливыми моментами его жизни.
- Когда Фрэнсису было пять, он терпеть не мог овсянку. У нас с ним была настоящая война из-за этого, - мужчина вспомнил обиженную мордочку своего первого воспитанника и засмеялся. - Он вечно клянчил с умильным видом что-нибудь корейское, токпокки или кимбап, а я подсовывал ему противную кашу, и он мстил мне за это как мог. Набирал липкой жижи в ложку, как в катапульту, и кидался ей в стену. Только я отворачивался - и плюх! Было весело, если удавалось отскрести кашу, пока она не застыла. Ха! Я немного скучаю по тем временам, когда моей самой большой проблемой был непослушный пятилетка. И я очень надеюсь, - вспомнив, что его арест может отразиться и на воспитанниках, Томас заметно помрачнел, - что я ещё увижу своих подопечных. Забыть их, забыть всё, что со мной было, всё, что делает меня мной... это всё равно что умереть. Я не хочу умирать, Дженни. Только не так.
"Ну вот, начали за здравие, а закончили за упокой", - невольно подумал Томас и сам на себя рассердился. Зато спать ему уже не хотелось. Как раз вовремя: они въехали в Лондон.
Миранда Форрестер устроилась очень неплохо для беглянки и выглядела точно лучше них с Дженнифер. Томас ничуть не обиделся на её приветственную реплику, только отшутился:
- Простите, что разочаровал вас, Миранда. Обещаю, в следующую нашу встречу я буду во фраке.
Опальные священники расселись вокруг столика, как будто были приглашены на чаепитие заранее и им предстояла исключительно чинная светская беседа. Муна даже немного смешило всё это: в этой чистенькой гостиной, с чашками из тонкого фарфора, они сидели и обсуждали заговоры в Церкви и убийство Кардинала, как будто на каком-то безумном чаепитии. Может, всё это нервы? Он действительно очень устал.
- Что не так в моём обвинении? - вскинул брови Томас. На этот раз получилось совершенно не наигранно, как-то само собой. - Начнём с того, что я невиновен. Это и есть главное "не так". Думаю, мой арест связан с расследованием, которое я вёл много лет. У меня не было доступа к серьёзным архивам, так что я собирал информацию по крупицам. В основном, это были слухи и сплетни, но иногда мне попадались документы, весьма любопытные, если знать, куда смотреть. Я стал вести досье на пропавших священников и увидел, какие люди и когда исчезли. Это было похоже на волны, - Томас изобразил в воздухе что-то вроде параболы, - иногда совсем тихо и ничего не происходит, а потом пропадает сразу человек пять. Так было с делом Вергилия Харпера, который якобы содержал наркопритон в церкви. Связанных с ним людей арестовали, я нашёл несколько имён. И Дженнифер пропала в тот же год...
Он вздохнул и сделал глоток чая.
- Но, повторюсь, я не обладал какой-то сенсационной информацией, способной поколебать устои Церкви. Я искал что-то подобное, но споткнулся об Кристин Холл. Это она на меня донесла. А дальше всё завертелось быстро: меня вызвал к себе на разговор сам Венченцо, долго расспрашивал о том, что я ищу и зачем. Я сначала хотел ему всё рассказать, а потом вдруг передумал. Понял, что не верю ему... он был странный. С виду он был вполне доброжелательный, говорил, что хочет помочь, что он должен разобраться, если я думаю, что что-то не так. Но мне хотелось бежать от него. Я чувствовал угрозу, сам не зная почему. Тогда я ничего толком ему не сказал. А потом спустя примерно недели три ко мне ночью приехала Дженнифер и сказала, что меня скоро арестуют, - он обернулся к Килли с виноватой улыбкой. - Я очень скоро пожалел о том, что не прислушался к твоим словам. Меня забрали буквально через сутки после того, как ты приехала, прямо из рабочего кабинета. На глазах у детей руки заломили и утащили вон. Я больше не видел никого из них... меня сразу увезли в Ватикан. Там всё уже было готово: и обвинение, и свидетели какие-то из числа моих бывших воспитанников. Причём одна девушка у меня уже не училась к тому моменту, когда я якобы к ней приставал, про остальных я вообще годами ничего не слышал. Но свидетелей, наверное, было мало, потому что меня каждый вечер избивали до беспамятства, требуя, чтобы я признался. Побои прекратились, когда они нашли кое-кого, кто дал им всё, что было нужно. Это была Оливия Рауэлл... я хорошо её знал, - Томас и не замечал, как сильно у него трясётся рука, пока он не расплескал полчашки себе на колени. - Ох, Миранда, пожалуйста, извините. Могу я одолжить у вас полотенце?
Вытерев следы пролитого чая, Мун наполнил себе чашку заново. Отпил немного, чтобы успокоиться, а потом продолжил:
- Я просидел в Ватикане почти месяц. Ждал суда, к которому всё уже было готово. А вчера пришла Кардинал Портер, которая и вытащила меня оттуда. Вместо меня в камере сидит другой человек, очень похожий... - Томас усмехнулся, - для европейца все азиаты на одно лицо. Теперь я путешествую с его документами, но у меня есть всего три недели, чтобы найти доказательства того, что наш доблестный герой Арман Венченцо - мерзавец и лгун. А потом мне надо вернуться и сесть обратно в свою камеру. Вот и всё, пожалуй... Спрашивайте, что хотите, если вдруг есть вопросы.
Мун пока не стал говорить про Тайру и о том, в кого она переродилась. Не был уверен, что сейчас это важно. И потом, он же обещал не говорить.

Отредактировано Xuanzang (2020-02-25 01:29:05)

+2

30

https://funkyimg.com/i/2Zu4A.png https://funkyimg.com/i/2Zr6e.png

Слушали женщины Томаса с прямо вот полярно разными выражениями на лицах. Дженнифер то удивлялась, то сочувственно сводила брови и покачивала головой, злясь на Армана, а вот Миранда слушала все с легкой полуулыбкой, достойной Мона Лизы. Женщина кивнула на просьбу о полотенце, кивнув Килли в сторону кухни. Дженнифер кивнула в ответ и сходила за ним, подав Томми и присев обратно.
- Как все гладко и одновременно... бредово, - заключила Джен, покачав головой и глянув на кошку, лениво потягивающуюся под радиатором. - Мне жаль, что так вышло с Оливией.
Миранда улыбнулась чуть шире.
- Вопросы, Томас? Это у ТЕБЯ ко мне могут быть вопросы. По крайней мере, на данном этапе, - Форрестер рассмеялась и допила чай. - У вас обоих есть ко мне вопросы. Множество. Начиная вопросами об аварии, в которую я попала, и как же я тут так весело живу, заканчивая вопросами в духе "что делать и кто же виноват". Я отвечу на все и начну с истока ситуации. Авария, в которую я попала, была подстроена. Вернее... Арман кое-что сделал с моим мужем и он направил машину в дерево. Я должна была погибнуть, но этого не случилось. И я видела, что мой муж уже не он. Именно поэтому меня посчитали сумасшедшей. Это же был несчастный случай на дороге, кошмар. В Уэст Крик я никогда не была, как и ты, Дженнифер.
Килли усмехнулась. Эта новость ее не шибко удивила.
- Я сбежала из машины, в которой меня только везли в ту же лечебницу, где находилась ты. Так уж вышло, что я не очень-то хотела превратиться в овощ. Они убили моих сына и мужа. Они хотели убить меня. И я не понимала причину. Да, я наехала на Армана и была чертовски недовольна тем, что он делает, но разве это повод? Как оказалось, я не подхожу для одного ритуала. Для него подходят в принципе не все, хотя провести его можно над кем угодно.
Джен нахмурилась.
- Какой ритуал?
- Подселение. Я не могу сказать точно сколько священников Армана на данный момент одержимо, но, полагаю, что очень, очень много. Те, кто отправлен по ссылкам, не подходят для обряда.
- Стоп, стоп, стоп... - Дженнифер примирительно подняла руки. - Какая на хрен одержимость, Миранда? Демоны не могут быть в священниках. Если только те не лишились святости по какой-то причине...не могут ступать на святую землю...
- Ага, - кивнула Форрестер. - Демоны не могут. А вот бесы вполне.
- Бесы?
- Что есть бес по своей сути? Это деформированная, уродливая, проклятая душа из легиона душ демона. С чего бы душе не иметь возможности ступить на святую землю, да еще и в столь замечательном защитном футляре? - она усмехнулась. - Я бы сама не поверила, если бы не увидела своими глазами, как это происходит и каковы последствия. Оливия мертва, Томас.
Она повернула голову к мужчине.
- Эта тварь носит ее шкуру, как перчатку. Говорит ее ртом, смотрит ее глазами, но это больше не твоя невеста. И Арман тоже перчатка. И Кристи. И Шейла, - Миранда выразительно свела брови. - И даже мой муж был перчаткой.
- Но ведь... можно же провести обряд экзорцизма...
- О, это кое-что дает, бесспорно, - Форрестер иронично улыбнулась, хохотнув. - Например, практику для молоденького священника. Факт в том, что это бесполезно. Можно каждый день молиться и скакать вокруг одержимого бесом, но вы ничего не добьетесь: имя, которое он назовет, будет именем того человека, из-за которого душа попала в легион. Ведь это не совсем демон. Это создания демонического происхождения, с которыми мы не можем работать. И СФ тоже. Единственное, что мы можем - убить носителя. Это куда милосерднее, чем заставлять его жить и смотреть на то, что эта тварь делает вместо него. Хозяйничает вместо него и истязает его собственную душу. Носитель может сопротивляться, но бес все равно будет брать верх. Постепенно отравляя и уничтожая его личность. Мои эксперименты ничего не дали. Я пробовала сотни молитв, я испробовала десятки вариантов сочетаний трав, магических камней. Я сталкивалась с теми, кто одержим годами и с теми, кто одержим всего неделю. Ничего не выходит. Им не помочь.
Миранда закрыла глаза и тяжело вздохнула.
- Владелец этой квартиры был моим другом. Он тоже оказался одержим, Арман использовал его. Мне пришлось его убить, - женщина открыла глаза, сглотнув ком в горле. - У них есть свои гнезда. Это я точно знаю. Одно из них на Айл оф Канна, где находится резиденция Кристин. Другое - резиденция Шейлы. Остальные...черт знает сколько их. Бесы искусные манипуляторы. Они убедительны, обладают аурами вроде тех демонических, которые пробуждают те или иные низменные порывы. При том неважно, свят ты или запятнан грехами. Все дело в силе духа. Если она слишком сильна, то под их влияние не попасть, как и не попасть под полный контроль самого беса. Проблема в том, что душа носителя все равно становится слабее и бес, в конце концов, подавляет ее. Но какое-то время все равно есть. Именно поэтому мы трое не подходим для подселения. Хотя ты, Джен, возможно уже и подходишь.
Дженнифер поморщилась, отвернув голову. Признавать такое не хотелось, но да, наверное, она уже совсем не та, что была раньше. Форрестер опустила голову.
- Вы оба нужны мне. Как и эта сраная кошка, - она усмехнулась и подняла голову. - Потому что животные чувствуют, когда бес берет верх.
Ее левый глаз крутанулся и в нем появился второй зрачок. Кошка зашипела на нее, но Миранда повернула к ней голову, издав такое "тц-тц-тц". Кошка успокоилась и Форрестер посмотрела на своих гостей поочередно. Джен сложила руки на губах, в ужасе оцепенев.
- Вы должны будете убить меня, как только эта тварь начнет выходить из-под контроля. Сейчас она нам полезна. Если бы не ее трусость и слабость, я бы ни за что не узнала все то, что знаю сейчас. Хочешь победить систему - стань ее частью. Этим принципом и они руководствуются. Они хотят уничтожить Церковь и Орден изнутри.
- Миранда... что же ты... наделала?
- Я должна была пойти на эту жертву, - второй зрачок левого глаза Миранды жутко, но надо признать, испуганно гулял по сторонам. - Я должна была понять в чем причина того, что не всем священникам и не всем даже простым людям проводят эту процедуру. Если бы ее проводили повсеместно и на всех, то кто-то бы уже точно узнал о происходящем. Те, с кем удалось это провернуть, молчат и следуют плану. Те, с кем нет, сосланы куда подальше. Суть обряда заключается в том, что они сжигают и перемалывают в мелкую пыль свежие трупы убийц и этот пепел заговаривают. Его подсыпают в пищу или в курильницы. Бесы подселяются во всех, кто съест или вдохнет благовоние. Чтобы бесы пришли, как минимум один должен уже быть рядом и быть в полной своей силе. 12 апреля будет католическая Пасха. Шейла будет проводить торжественный прием в своем особняке и она пригласила туда многих священников из Ордена, включая многих молодых ребят. Если мы не помешаем этому приему состояться, то она во всех них подселит этих тварей. А те, кого не получится подчинить, будут, скорее всего, сосланы в лечебницы или в далекие городки. Уже на этапе подселения, сопротивление будет заметно. Кашель от благовоний, рвотные позывы от еды. Это будут маркеры, что подселение не удалось и что если его и проводить, то нужно делать это насильно. Мне стоило больших трудов поселить в себе этого беса. Я думала меня просто порвет от желания выплюнуть все то, что я съела. Нам нужен план действий и еще люди, которые не подходят для подселения.

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » The Good, The Bad and The Dirty [c]