Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » А ты такая вообще…


А ты такая вообще…

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

А ты такая вообще…
https://i.postimg.cc/QdX2VCxd/image.jpg

…в темно-синем плаще!

1. Место действия
На корабле, отплывшего из Италии в Атлантиду.
2. Время и погода
2019, ночь с 14 по 15 апреля, тепло.
3. Действующие лица
Беатрис Руж, Бельфегор

Когда одни тусят на нижней палубе, другим предстоит много нового узнать этой ночью. Беатрис Руж веселая и легкая ведьмочка, ну что могло пойти не так?

+1

2

- Девочки, сейчас я хочу летать! – послала легкий поцелуй своим подругам, да отправилась покорять вершины.
Беатрис Руж была пьяной, веселой и абсолютно свободной. Именно такой ее знали и продолжали считать – улыбающейся, сексуальной и яркой. Легкая походка и платье цвета сумерек. А если без лишнего пафоса, то темно-синее. Верховная ведьма Англии покинула вечеринку с фанфарами и шиком, закружив остальных танцующих в воздушном вихре и громко смеясь.
А потом она гуляла по коридорам, наслаждаясь свежим воздухом - в голове был полный хаос из мыслей. Не только своих, она ловила чужие, хохотала, проходя мимо очередной каюты и ощущая какие-то жаркие, горячие думы. Посылала воздушные поцелуи гостям, ведьмам и приглашенным, встреченным ею. Почти никого, между прочим. Это ведьму устраивало полностью. Улыбка не сходила с ее губ даже сейчас, когда она в полном одиночестве кружится, танцует по коридору, плавно покачивая бедрами и поднимая руки к потолку. О, она прекрасно умеет себя лечить, скрывать свою жизнь и невыносимость бытия. Она прекрасна и желанна, сильна сверх меры, в самом расцвете своих магических способностей. Ее одежда идеальна, не смотря на состояние, ни одного синяка не виднеется на теле, ни одного даже маленького следа, что оставляют зубы и когти демона. Но она уважаема и любима, сейчас так вообще совершенна, когда проводит плавно рукой, и складочки на искрящемся платье распрямляются, когда взмахивает другой, и ветерок треплет ее волосы. Смеется что есть силы, потому что не умеет по-другому показывать всю свою ненависть к окружающему миру. Хохочет, танцует, переступая высокими каблуками, отбивает звонкий ритм, что звучал на вечеринке. Вокруг все шатается, пляшет вместе с нею, и Беатрис готова поддаться, пока не видит его. Белета… женщину окутывает ужас, гнев, ярость, и неимоверное желание убивать. Терзать и резать, свернуть ему шею и скормить своему ягуару, который отдыхает в каюте.
Беатрис улыбается, плавно проводя по своему телу рукой, ощущая то желание, что насылает на нее демон, заприметивший свою ведьму. О, его ведьму… она бы уничтожила его без разговоров, но как? Его тварьская аура не дает Беатрис даже помыслить в его присутствии о таком. Он манит ее пальцем, и женщина идет, ощущая возрастающее желание. Она знает, что с ней будет, но ничего необычного, ведь правда?
А потом Беатрис, шатаясь, идет по одинокому коридору, цепляясь за стенки, не зная даже где ее каюта. Ее переполняют магические силы, но все тело покрыто ранами, а на скуле кровавый подтек. В голове крутятся, вертятся, качаются картинки реальности. Ведьма улыбается, стирая алую жидкость, готовая в любой момент наслать мыслеобраз на того, кто застанет ее в таком виде, это она делала почти что автоматически. Платье порвано, сволочь. Это было шикарное платье! В какой-то момент Руж остановилась, чтобы расхохотаться в голос, потирая разбитую губу, этот сукин сын приложил ее головой об пол, тварина. Она смеялась неистово и громко, словно испытала лучший в жизни экстаз. Все снова пошатнулось, а Беата, казалось, еще больше опьянела. Надо добраться до каюты, но ноги не держат. После такого она редко могла нормально ходить, а ведь умудрилась отлежаться даже, но находиться дольше в компании Белета она не хотела. Надо привести себя в порядок, добраться до своей кровати, запереться к чертовой матери…
- Ну ну, - хихикнула ведьма, - будто его это останооовит.
Попробовала залечить, но поняла, что мысли не слушаются.
- Гааадство, - запрокинула голову, прислоняясь к двери какой-то каюты из которой слышались жаркие вздохи. А может ей это только кажется надвигающимся кошмаром? Для всех Беатрис живет в сказке, вот только никому она не говорила, что эта сказка мрачная и совершенно не для детишек.
Женщина постояла, какое-то время, почему-то подумалось, что это ее каюта. Руж покрутила ручку двери, но та не поддавалась. Ведьму это расстроило, а когда Верховной грустно, обычно летят головы. Сейчас полетела дверь, разбитая ее силой в щепки.
- На хер ключ, - заключила Беатрис, выражаясь совсем уж не по дамски. Снова пошатнулась, довольная результатом, усмехнулась, поправив машинально прическу – все равно идеальная, привыкла. Платье ведь тоже, не смотря на подранность, выглядело удивительно выглаженным. Ведьма вошла в комнату, не смотря, есть ли кто на кровати или нет, совершенно собственнически прошла в ванную комнату, взмахом руки распустив волосы. Ее еще шатало и очень сильно, но злость и ненависть, которые снова начали подниматься в ведьминской душе, гнали вперед, и не важно, что это могла быть и не ее каюта вовсе. Как неважно и то, что хозяин данных покоев мог быть на своем месте. Пьяный и отравленный разум Верховной сейчас никак не мог сопоставить все факты, когда она открыла кран и принялась умываться, правда, почему-то промахиваясь периодически, отчищая не свое лицо, а отражение. И очень, между прочим, удивлялась, что никак не могла стереть кровь, текущую из разбитой скулы.
[icon]https://i.postimg.cc/wBK2GbyR/18.jpg [/icon][nick]Беатрис Руж[/nick][status]Променяла крылья на метлу. Ни о чем не жалеет![/status]

+2

3

Скука.
Больше всего на свете Бельфегор ненавидел скуку. Придумать для него пытку изощреннее и мучительней не смогли даже сенобиты - а они оооочень старались, уж поверьте. И да, с ними было весело. Настоящая феерия, с которой последние две недели круиза не шли ни в какое сравнение.
Не то чтобы его попутчики совсем не умели веселиться - о нет, дело вовсе не в них. Он знал как минимум троих роскошных дам, в чьей компании и прибыл на борт, которые делали это профессионально и с огоньком. Но, вот незадача - заканчивалась вторая неделя, а душа настойчиво требовала непотребства. Ему все еще остро не хватало событий. Интриг. Скандалов. Ну и, может быть, бармена, который был бы посвящен во все тонкости хорошей "текилы санрайз", а не превращал бы этот нектар богов в пойло, способное уложить слона. Или как минимум заставить этого слона почувствовать себя чертовски сексуальным.
Кстати, насчет сексуальных слонов - экзотики здесь было хоть отбавляй, но за это время даже она немного приелась. Однако Бельфегор был бы не Бельфегор, если б сдался просто так и позволил зеленой тоске сомкнуть свои уродливые пальцы на его горле. Он прихватил с собой целый арсенал, который умело использовал, и, разумеется, на первом месте в этом списке стояло его особое демоническое обаяние.
По крайней мере, так полагал он сам.
Пока гигантское судно рассекало  ночные воды Атлантики, разгоняя мрачную тишину смехом, звоном бокалов и пульсацией очередного бита, Бельф неспешно прогуливался по палубе, подставляя лицо легкому бризу и с энтузиазмом фармацевта-экспериментатора и азартом охотника подыскивая себе лекарство от скуки. Настроение сегодня как и почти всегда было эпатажным: в цилиндре, черной рубашке с жабо и шнуровкой, неприлично узких брюках и высоких сапогах он напоминал не то готического принца, не то сына гробовщика, который в душе стилист, поэтому гримирует покойников и делает им идеальную укладку. Прямо как себе любимому. Парочка молоденьких и особо впечатлительных вампирш даже повелись на этот прикид и глупые комплименты, которые включали в себя поэтичные эпитеты про всякие там цветы ночи, наполнившие благоуханием пустыню черной демонической души. Заболтать их оказалось даже слишком легко, так что, ведя дам в свою каюту и развлекая их по дороге очередной прохладной историей, Бельфегор был немного разочарован. Впрочем, он быстро нашел мысль, которой утешился: будем считать, что это только разминка. Самое интересное еще впереди.
Он и сам не подозревал, насколько окажется прав.
Это "самое интересное" буквально ворвалось в каюту как стихийное бедствие. Как раз в момент, когда две вампирши, сбросив свои платья на пол, принялись изображать страсть на его кровати, а третья, усевшись перед ним на колени и многообещающе улыбаясь, потянула за молнию на тех самых опасно узких брюках. Сидя в кресле, Бельфегор подпер щеку рукой, разглядывая миловидное женское личико без особого энтузиазма и вяло размышляя о том, насколько это рисковая идея -минет в исполнении дамочки с клыками, которая может и увлечься, если что. Но он так и не успел как следует это обдумать. Его отвлек оглушительный треск железа и пластика.
Демон с неудовольствием обратил взгляд туда, где когда-то была дверь и, увидев на своем пороге смерч в женском обличье, вопросительно приподнял бровь. А разглядев в смерче Беатрис, заинтересованно прищурился.
Ну наконец-то. Вот оно. Просто подарок свыше!
Бельф даже не подумал останавливать ведьму, которая, игнорируя чужое присутствие и пошатываясь, прошла в ванную. Оттолкнув от себя вампиршу, он быстро вскочил на ноги, поправил одежду и хлопнул в ладоши, привлекая внимание остальных двух, впечатленных внезапным появлением Верховной:
—Извините, девочки,но, видимо, не сегодня. Встретимся как-нибудь в следующий раз, — подобрав одежду с пола и сунув ее в руки вампирш, демон, особо не церемонясь,торопливо вытолкал их наружу, пропуская мимо ушей недовольное шипение.— Вы, конечно, цветы ночи в пустыне моей души и все такое, но я тут совершенно случайно нашел целый оазис.Вы тоже не скучайте, сходите, прогуляйтесь, подцепите там себе какого-нибудь Луи и положите его в гроб, в общем - развлекайтесь, это же круиз, да?— избавившись от лишнего, он развернулся, с предвкушением выдохнул, поправил волосы и поспешил в ванную комнату.
Понять, что что-то не так, можно было даже с закрытыми глазами. От Беатрис почти за версту разило этим "не так", и дело вовсе не в том, что он пыталась умыть свое отражение.  Это как раз мелочи. Даже рваное платье ( оно же великолепно,  и у кого только рука поднялась?)  и  то, что от Верховной за версту разило магией и грубым сексом, после которого обычно не шатаются вот так по чужим каютам - все это было не столь важно.
Куда важнее была эта неистовая злоба, от которой, казалось, даже воздух искрил.
— Зеркало, зеркало на стене...— Бельф аккуратно отодвинул ведьму и раковины и, сняв с крючка полотенце, сунул его под воду.— Кто всех прекрасней в волшебной стране?— отжав полотенце, он деловито приложил прохладную ткань с кровоподтеку на скуле Бет и слегка надавил на ее плечо, желая усадить ее на бортик ванной.— Присядь, дорогая. Раз уж ты тут, может, хочешь чего-нибудь? Шампанского, вина? Объяснить, какого черта происходит?— он покачал головой. — Ни за что не поверю, что ты так по мне соскучилась, что решила вынести дверь, поэтому даже не пытайся мне лгать, Бет.
[icon]https://d.radikal.ru/d19/1906/07/323203c89cc8.png[/icon][nick]Carlyle Legrand[/nick][status]Right here in my arms[/status]

+1

4

Беатрис ощущала себя не то, чтобы странно, но как-то не так, как привыкла. А привыкла она к контролю. Женщина всегда контролировала свои эмоции и тело, умела спрятать свои чувства, трансформировать их так, что ненависть принимали за страсть. Но сейчас она не ощущала возможности контроля, и ей это не нравилось, заставляя хмуриться и только сильнее тереть стекло. Это никогда не кончится. Так же как пальцы почти царапают поверхность, не меняя отражение, так и все ее действия так не привели ни к чему. Отвратительное зрелище - плачущая ведьма.
Верховная сначала не поняла, почему вдруг чьи-то руки отодвинули от раковины, с чего вдруг кто-то усадил на край ванны и приложил холодную мокрую ткань. Хорошо... Руж прикрыла глаза, продолжая улыбаться на этот раз блаженно и вполне искренне. Голос со стороны казался личной галлюцинацией, которая не была меж тем противной. Женщина выгнулась. приоткрыв глаза и пытаясь сфокусироваться. Почему-то оказалось очень трудно понять, кто перед ней. Но не Белет точно, не Бееелееет... стало прям на душе как-то совсем весело, и ведьма принялась подхихикивать. А потом словно обухом по ней ударило ее собственное сокращенное имя - Бет. Кто так ее звал? Звал ли вообще, и что происходит?
- Бет больше нет, ее съели, как мышку, - ярость снова начала возрастать, она отпрянула, выворачиваясь и поднимаясь. Она продолжала пошатываться, пока танцуя вышла из ванной, пока рассмеялась, горько, правда, видно хватку теряет, - как мышку, ам, и нет Бет. И Беатрис нету, или есть. Беатрис есть, а Бет нет. Бет не хочет так, не хочет, но Бет замолчала, - она прокрутилась вокруг себя, раскидывая руки в стороны, а вокруг нее возник вихрь, сметая вещи с тумбочки, заставляя трястись мебель, настолько силен он был, - а я нет, я кричу, кричу так громко. Ты не слышишь? - она повернула голову и увидела Бельфегора. Наконец, поняла, кто перед ней, - о, еще один демон! - усмехнулась, будто не веря в реальность. Голос ее стал сладким, словно они уже предались разврату, - хочешь Беатрис? Хочешь, а если я скажу нет? Что будет, если я скажу нет? Возьмешь меня, как и он? - она расхохоталась, а зеркало на тумбочке напряглось, готовое вот-вот лопнуть, - что, если Беатрис, доступная милашка Беатрис, вдруг скажет нет! Недопустимо, невозможно, такого не бывает! Тогда платье превращается в тряпки, потому что безотказная Беатрис опустится на колени, преклоняясь вам, всесильным и таким самовлюбленным. Она поможет, она даст все, что пожелаешь! Но и Беатрис обладает гордостью, ха, вы такие милые.
Женщина почти в прямом смысле подлетела к Бельфегору, выгибаясь и смотря любовно ему в глаза, будто хотела его так сильно, будто ее желание было настоящим. Вот только ни черта подобного не было в ее эмоциях, которые она не могла сейчас контролировать. Сзади раскиданные мелкие вещицы уже зависли в воздухе благодаря ее силе.
- Почему же не соскучилась, Бельф? Почему же не рада? Очень даже рада, малышка Беатрис всегда вам рада, всегда будет лапочкой, - это походило на истерику, да, ею в принципе и была, - а что ты сделаешь за ложь? Отшлепаешь меня?
Ее эмоция резко поменялась - Беатрис вдруг выпрямилась, отошла от демона, смерив того ироничным взглядом, затем махнула рукой и все вещи попадали. Прошла к кровати, усаживаясь на край, закидывая ногу на ногу и становясь почти что прежней. Разгладила ошметки платья, тряхнула головой, будто это не она ворвалась в каюту к демону, а он решил посетить ее.
- Что же тебе рассказать, Бельф? - она сложила руки на коленях, все еще покачиваясь, но слегка, - добрую сказку, страшную, до реальности правдивую? Знаю, что выберешь - правду. Прости, но правда - понятие субъективное. И слишком скучное, а скуку ты точно не любишь. Правда прозаична до чертиков, - усмехнулась, - и неимоверно банальна.
Она не признается, никому и никогда, хоть внутри все замерло. Она редко, очень редко хотела побыть слабой женщиной, которую вдруг спасут, вытащат из ее поганой жизни, просто решат все ее проблемы. Но демоны... Беатрис в глубине души не верила ни одному.
- Угадаешь? Что видишь перед собой? Насколько проницателен древний и могучий демон? - и снова шагает по граням, играется, немного издевается, но это ее вытягивает - позволяет снова стать той Беатрис, которую все знают. Спрятать чувства и не вытаскивать наружу. Она сильная, она желанная, и она не несчастна. Она... проверяет.
[icon]https://i.postimg.cc/wBK2GbyR/18.jpg [/icon][nick]Беатрис Руж[/nick][status]Променяла крылья на метлу. Ни о чем не жалеет![/status]

+1

5

Полотенце, небрежно брошенное рукой Бельфегора, повисло на краю раковины, а сам он скрестил руки на груди,  с живейшим интересом ожидая развития перфоманса, невольным свидетелем которого стал. Он не бросился удерживать Беатрис, не попытался усадить ее обратно и вообще-то даже не очень опасался, что она, нетвердо стоящая на ногах, может упасть и разбить себе голову, например. Окружающие их предметы интерьера представляли для нее опасность куда меньшую, чем она для них, а заодно и всех присутствующих на лайнере. Того и гляди от этой восхитительной ярости трещинами пойдет.
—Мышка?— встав в дверном проеме и облокотившись плечом, демон сомнительно сощурился, провожая глазами полет настольной лампы, стакана с водой, пачки вишневого "Капитана Блэка", зажигалки с пепельницей, и целого вороха банановых презервативов, которые секунду назад неаккуратной горкой лежали на тумбочке. Нет, если бы это было частью их прелюдии, то он был бы вовсе не против - Беата обладала особым магнетизмом, поэтому ей бы он подыграл с удовольствием,  пожелай она быть хоть мышкой, хоть кошкой, хоть одноруким солдатом с вьетнамскими флэшбеками. Но вибрация под ногами от ходящей ходуном мебели красноречиво намекала на то, что никакая это не игра.
И намекала не только она.
Его милая Беатрис была явно не в себе. О причинах долго гадать не пришлось - кто-то устроил ей ну просто незабываемый вечер, и вот, ее слова это лишь подтвердили. Да, не нужно быть Шерлоком, достаточно быть демоном, который знает ее хоть сколько-нибудь хорошо. А Бельф знал. Единственное, чего он не знал до сегодняшнего дня - как выглядит доведенная до ручки женщина, если она ведьма, да еще и Верховная. И сам себе признался бы - от обычной смертной почти не отличается, разве что масштаб разрушений больше.
Неожиданно терпеливо даже для себя самого, Бельф спокойно и оценивающе смотрел в ее лицо, почти даже наслаждаясь этой бурей эмоций, которая грозила окончательно перевернуть в его каюте все вверх дном. Да уж, это поинтереснее чем тройничок с вампиршами. Жалеть определенно не о чем.
— Если я суну твою голову под ледяной душ - это поможет, как думаешь?— он смахнул с лица прядь волос и покосился на душевую лейку. Но к таким варварским, пусть и действенным мерам прибегать не пришлось - Беатрис все же удалось притормозить себя.Теперь можно и поговорить.
Он раздосадованно вздохнул и всплеснул руками:
— Сегодня мы играем в "Я вижу"? Как скажешь. Я начну,— ловко пробравшись через сотворенный хаос к кровати, он опустился рядом с ведьмой, и наклонил голову.— Вижу что-то, а точнее кого-то, кто потопит этот корабль к чертям собачим, если не возьмет себя в руки прямо сейчас,— он усмехнулся уголком губ и пожал плечами.— Брось, Бет. Оставь эти угадайки своим девочкам. Ты же знаешь старину Бельфа. И к тому же, ты мне уже почти все карты сдала, тут и угадывать нечего,— он протянул руку, демонстрируя капитальный бардак, царивший вокруг.— От тебя за версту несет сексом, кровью и ненавистью и выглядишь ты...неважно,— он с сожалением закусил губу, глядя на подранное платье.—Скажу тебе, нужно быть последней свиньей, чтобы так обойтись с дамой в таком шикарном наряде. А учитывая, что дама -Беатрис Руж, эта конкретная свинья должна быть едва ли не всесильной. Знаешь,— он наклонился, подобрал сигареты и зажигалку с пола, вытащил из пачки одну папиросу зубами и подал ее ведьме.— Я сказал "почти все карты", потому что джокер в твоем безнадежном испорченном рукаве еще остался. Выкладывай.
[icon]https://d.radikal.ru/d19/1906/07/323203c89cc8.png[/icon][nick]Carlyle Legrand[/nick][status]Right here in my arms[/status]

+1

6

Последнее слово заставило дернуться Беатрис, скривившись раздосадовано. Она взяла сигарету двумя пальцами, прикуривая и чуть отстраняясь, облокотилась на кровать одной рукой, чуть наклонив голову и оценивающе разглядывая мужчину перед собой. Ну прям принц из сказки! Такой лапочка мог бы быть. Женщина прикурила, затягиваясь и молча. В голове что-то такое плясало, словно происходит все не так, как должно. А что должно? А черт знает. Она уже ничего не знает, потому что не должно быть тут этого демона, притворяющегося милым мальчиком. Не должна она выглядеть так, словно ее изрядно поваляли и побили головой о стол, не должно…
- Не смотри на меня так, - искривился предательски рот, - не смотри на Верховную Англии так, словно все понимаешь, красавчик! Мы играем… мы вечно играем, и эта игра не кончается… я не слабая, - немного рычаще отозвалась, дернув головой, - а вы то все знаете, о да, такие проницательные, даже угадывать не надо. А я бы и не сказала! Ха, Беатрис никогда не признается в своих слабостях. У Беатрис нет привязанностей, ни, - повела так рукой, - одной!
Женщина поцокала языком, склонила голову, снова затягиваясь и закидывая одну ногу на другую. Ее улыбка была какой-то слишком счастливой, словно кукла, на которой ее нарисовали. Ведьма давно сроднилась с ней, ведь когда-то научили. Улыбайся, малышка Беатрис! Никто не должен видеть твоих слез.
- Он убил его, - женщина вдруг осипла. Словно что-то накатывало и отступало, волны из разных эмоций, - он убил, вырвал ему сердце и сожрал.
Она рассмеялась, как-то слишком легко для подобных речей. Может, она просто начала бредить из-за выпитого? Кто знает.
Руж снова поднялась, заглядывая в глаза Бельфегору, смотря почти любовно.
- За что так вы с нами? – она провела ладонью по щеке мужчины, ласково так, легко, наклоняясь и выдыхая дым почти ему в рот, - разве вам мало нашей крови, которую мы жертвуем вам? Разве мало секса, алкоголя и шлюх, что вы можете заказать? Разве мало детишек, что трахаете, когда безотказная Беатрис зашивает маленькие тельца по одной указке? Разве мало вам пропавших девушек в особняке Ленор?
Она говорила, словно искушала, полушепотом, не осознавая, что несет, ее куда-то не туда, нет, нет, остановись, Беата, пока не стало слишком поздно?
- Почему вам мало этого? Вы сильны, вы можете заставить хотеть вас, ты улыбочкой и ангельским лицом, ах, я сказала ангельским!
Ведьма легонько щелкнула демона по носу, словно болтала с ним о чем-то таком очень сладком. Как будто это была прелюдия.
- Он своей силой, своей отвратительной и мучительной силой! Это даже не является насилием, ведь мы сами идем к вам, а вы одариваете нас. Даете власть, вы наша поддержка, демоны! Но почему вам всего этого мало? Я могу достать все, что угодно, могу скрыть любые ваши преступления, могу...
Она не заметила, как слезы все-таки побежали по щекам, пьяные отвратительные слезы. Вообще-то еще никто из мужчин не видел такого! Ни разу Беатрис не плакала при ком-то постороннем, даже перед женщинами. Это видела только ее любимая Анжи, только она и тот, кто теперь мертв. Но он же бы никогда никому не сказал!
- Зачем он его съел? – Беатрис будто и в самом деле пыталась найти ответ, - зачем, я ведь терпела… я молчала… хотела отомстить, о да, но я же ведьма, черт возьми! А он… хочешь посмотреть?
Женщина провела ладонью, обхватывая Бельфегора за голову, зарываясь пальцами в волосы, словно готовилась к долгим играм.
- Ты говоришь, что угадал все, мол ах, остался только козырь! То, что ты видишь, такая мелочь, лапочка, такая несущественная мелочь моей жизни! Платья? Ох, знал бы ты сколько платьев я выкинула. Но он вырвал сердце. А я молчала… и буду молчать! Я знаю, что сделаю! Я покажу тебе, ты оценишь, о, думаю, тебе понравится, может, повторишь потом нечто подобное, это же так весело! Такие эксперррррименты.
И с последним словом женщина впилась поцелуем, прижимая к себе, вот только далеко не это почувствовал мужчина, потому что вместе с поцелуем Беатрис полностью распахнула новые двери. Двери в голове демона. Но не воровала его мысли, о, ей было сейчас так плевать на это. Она заталкивала свои, силой заставила смотреть воспоминания.

Бельфегор видел все глазами самой Беаты – вот, она сидит в своей каюте, а Мор, ее вечный спутник , огромный ягуар, развалился под боком. Ведьма любила сидеть на полу, зарываясь пальцами в шкуру своего друга. В воспоминаниях были такие яркие ощущения – животное было единственным, кого Беатрис отчаянно, невероятно любила, связанная с детства мыслями. Она проросла в Море своей силой, поддерживала в нем жизнь, ведь ягуары столько не живут. Она могла видеть через него, могла хранить свои секретики в нем, там пряча свои слезы после ночей с Белетом, после того, как она с каким-то мужчиной зашивала тело ребенка, окровавленное, с окровавленной нижней частью, что говорило о том, что произошло с мальчиком. Белет… она все сохраняла. Все улики, о, столько информации, сколько хранилось в голове Беатрис Руж, попробуй, найди! А уж доказательств...

Картинка сменилась. Теперь она молчаливо кричала, когда смотрела, как Белет вырывает сердце у ее друга. Как выворачивает и отрывает конечности, пожирая сырую плоть. Как потом хватает женщину за волосы, можно было почувствовать даже боль, хоть на тот момент ведьме было плевать на нее. Как демон макает ее лицом в еще теплые внутренности мертвого животного, и невозможно дышать. Ощущение крови, кишок, когда теплая жидкость заливается ей в рот, в нос, она почти захлебывается, когда демон сдирает платье, крепко держа сзади, а она под его аурой и сама почти стелется, только внутри кричит, кричит отчаянно, когда…

Видение обрывается довольно резко, и перед Бельфегором снова появляется лицо Беатрис. Она такая беззаботная, такая легкая сейчас, когда отстранилась, снова погладив демона по щеке. И кажется такой чистой, не то, что там, в каких-то глупых воспоминаниях.
- Ну как, милый мой, - мягко говорит ведьма, заглядывая в глаза Бельфегору, словно он единственный ее любовник, - тебе понравилась игра?
На лице Верховной Англии расцветает улыбка.
[icon]https://i.postimg.cc/wBK2GbyR/18.jpg [/icon][nick]Беатрис Руж[/nick][status]Променяла крылья на метлу. Ни о чем не жалеет![/status]

+1

7

Есть такой тип женщин, которые умеют оставаться красивыми в любой ситуации. Даже пьяными, морально разбитыми и в порванном платье. Беатрис без сомнения была ярчайшим представителем этого типа, так что Бельфегор готов был простить ей всё. В конце концов, он тут стал свидетелем эксклюзивного зрелища, у него тут прямо на кровати сидит отдельный вид искусства- курящая Верховная, которая к тому же ещё и не в себе. Нет, без шуток, эта сцена ему почти нравилась. Насладиться ей полностью мешало назойливая чуйка, которая так и твердила- это все лишь верхушка айсберга, прелюдия, вишенка на торте только впереди.
Он предупредительно поднял руки, зажав дымящуюся сигарету в губах, и скептически дёрнул бровью:
-Как скажешь,- пусть выговориться, не возражать же ей сейчас. Бессмысленно, да и Бельф был достаточно сообразителен чтоб понять, что этот пассаж предназначался не лично ему. Ему просто повезло быть благодарным слушателем. Повезло— потому что узнать предстояло явно что-то очень захватывающее, возможно даже то, что от Беатрис никто и никогда не слышал. Шок! Сенсация! Скандалы, интриги, расследования. Всё как он любил. Такие подарки судьбы не падают с неба каждый день, знаете ли, обычно сыпется рыбешка поменьше.
Он выдохнул дым тонкой струйкой и развернулся к собеседнице, являя собой образчик почти отеческого терпения и оставаясь cнисходительно спокойным в этом океане чужих страстей, захвативших его. Беата, конечно, сколько угодно могла уверять, что не слабая, сильная, независимая и все такое, но ведьмы, в конце концов - просто женщины. Смертные, за мизерным исключением, и с парочкой дополнительных функций. И ничто человеческое им не чуждо, так что Верховную Англии не в чем было упрекнуть. Она, напротив, до сих пор очень хорошо держалась. Судя по этой вышколенной улыбке - даже слишком хорошо.
Фраза про убийство и съеденное кем-то сердце заинтриговала донельзя. Бельфегор полувыжидающе-полувопросительно протянул ладонь, рассчитывая на то, что Руж сейчас ему все объяснит - его собственная безудержная фантазия порождала просто массу вариантов, один другого лучше, но вместо этого на него вылился такой поток подробностей, что он едва не проглотил сигарету.
—Я в курсе, что ты мастерица на все руки, но про заштопанных детишек слышу впервые. Может, кто-то другой знает об этом больше меня?— да, например кто-то, кто знаком им обоим, кто-то, кто втихую имеет детишек и развлекается прочими низменными гадостями на досуге. Нужно было всего лишь имя. Но Беатрис... она даже в истерике была очень эротична, и все же истерика оставалась истерикой.
И от всей своей тёмной природы Бельфегор ни за что бы не простил таких фривольностей в свой адрес - любой, кто рискнул бы щёлкнуть его по его прекрасному носу, пожалел бы об этом тысячу раз. Он даже зубами скрипнул, и очень выразительно поморщился, и в самый последний момент удержался от того, чтобы не шлепнуть ведьму по руке. Может идея с ледяным душем и не такая уж плохая была, но где гарантия что Беатрис после него не утратит свое беспамятство и не уйдёт гордо хлопнув дверью, решив ничего не выдавать? Нет, подобную глупость совершать никак нельзя, тем более тут уже такие интересности полезли. Ради них можно и жилеткой побыть, хотя б ненадолго. Он даже подсел поближе - на случай, если его нежданной гостье и вправду захочется поплакать ему в плечо, и так сочувственно склонил голову,  что никто бы в жизни не догадался - от одного вида женских слез к горлу уже вполне неиллюзорно подкатывала тошнота. Ох, и пожалеет же девчонка, если все эти его колоссальные моральные страдания не окупятся.
Но она в очередной раз не разочаровала.
— Ты ведь знаешь, что мне можно доверять, правда?— почувствовав чужие пальцы в своих волосах, он затушил папиросу и игриво улыбнулся. Ну что ж, значит это не "Я вижу" а "Расскажи и покажи", да Бет? Так даже лучше. Так интереснее.
То, что Бельф увидел, было отвратительно в своей бессмысленности. К животным он был равнодушен, а ягуар Беатрис всегда казался ему просто красивым аксессуаром. От любви хозяйки к этому аксессуару аж передергивало, но наблюдать как Белет, это жалкое недоразумение, которое почему-то вдруг - демон первого порядка, пожирает его, и то, что он после этого делает с Беатой - вот это по-настоящему ужасало. Своей грубостью, банальностью и вопиющей гадливостью. В общем, ничего другого от Белета ждать и не стоило.
—Хотел бы я сказать, что впечатлен, но вот, смотрю на тебя, и не могу солгать. Омерзительно. Безвкусно. Банально. Бессмысленно. Белет,— последнее слово он буквально выплюнул, отстранился и погладил ведьму по волосам.— Да мы ведь оба знали, что он гондон тот еще, а, Бет? Но кто бы мог подумать, что он еще на редкость неблагодарная скотина,— демон покачал головой,кажется, даже потрясенно.—  У него не было никакой необходимости так поступать с тобой, он же просто развлекался, да?  И пользовался твоим молчанием.  Так уж вышло,— он подтащил одеяло поближе и заботливо набросил его на плечи ведьмы.— Что я знаком с ним намно-о-о-го дольше твоего. К собственному неудовольствию,— он картинно поправил челку.— У нас с ним личные счеты, если понимаешь о чем я. И, возможно, если ты расскажешь мне всё что знаешь, я смогу тебе помочь. Нет, конечно, если ты решишь оставить все как есть, я пойму,— он махнул рукой.— Все это останется между нами, я могила, а ты страдаешь дальше, гордо и молча, и все такое прочее.Тебе решать.

[icon]https://d.radikal.ru/d19/1906/07/323203c89cc8.png[/icon][nick]Carlyle Legrand[/nick][status]Right here in my arms[/status]

+1

8

Беатрис прекрасно увидела реакцию демона на ее шалости. Даже откинулась так, рассмеялась легко, скорее над собой, чтобы потом плавно подняться с кровати. Она чуть повела плечом, а потом играючи взмахнула рукой, и вещи вокруг поднялись в воздух, послушные ее воле. Уже не так, как сначала, грозя разнести корабль к чертовой матери, скорее именно показательно. Та же пачка презервативов пролетела несколько раз вокруг женщины, которая теперь ухмылялась. И слезы то на щеках никак не соответствовали веселому виду. И снова почти первый! Мелькнула мысль, что если бы Беата выбрала изначально Бельфегора, если бы не тянула время, ожидая «принца на бледном коне», все могло сложиться иначе.
- Один человек, - проговорила задумчиво Беатрис, больше своим мыслям,  - сказал мне, что я могу стать той, кто будет плодить уродство под эгидой красоты. Ладно, - рассмеялась сама себе, наблюдая, как летают вокруг и другие атрибуты. Махнула рукой, и из шкафа выпорхнула рубашка самого Бельфегора, - не против?
Если бы демон кивнул, ведьма тут же магией дорвала окончательно на себе изуродованное платье, обнажая разукрашенное синяками тело. Там, в самом низу остались кровавые подтеки, уже застывшие. Женщина даже делано нахмурилась, бросив взгляд:
- Опять зашивать, - рассмеялась, - ну, зря что ли на хирурга училась? А хирург мне это и сказал ведь.
Мысли перемешались в полную кашу, к тому же, пока она натягивала рубаху, которая, надо бы сказать, смотрелась довольно большой для ведьминой фигуры, Беатрис не замечала Бельфегора. Точнее, в мыслях ощущение, что она все придумала.
- Сказал, как в воду глядел, - подмигнула демону Беатрис, - я такое прятала, такое! Ни за что не догадаешься. А доказательства все при мне, да-да! В Англии мир и покой, никто не знает, что происходит на самом деле. Только… - она наклонила голову, и все предметы попадали на пол, - я. Я не скажу тебе, Бельфегор, не скажу, ведь у всего есть уши. Но знаешь, мне пришла в голову очень занимательная мысль. Говоришь, что это все банально, безвкусно и омерзительно? Так ты видел такие мелочи, дорогой!
Она хлопнула в ладоши, и в мыслях демона закопошилась информация. Руж аккуратно раскладывала по полочкам все, что творил Белет. Не с нею даже, что она? Так, лишь та, кто потом все прятала, заявляя как прекрасно поклонение этому демону. Она всего-лишь частичка огромной лавины из тех нечистот, которые сама же и разгребала. С блеском, между прочим, при этом сохраняя такие улики, и лазейки, чтобы потом это все вывалить. Почему бы и не сейчас? Сколько можно ждать! Надо уже запускать механизм, а она, наконец, попала на одного из кандидатов. Может, получится выйти сухой из воды, кто знает? Забавно, что Беатрис не показала больше положенного, скорее, следила за реакцией. Как отнесется к убийству детей? А как к педофилии? А к тому, что в Англии вообще-то смертность по настоящей статистике, не подчищенной Бет, была значительно выше. Совсем уж вульгарно выпирающей, как член у возбудившегося маньяка.
- И что же ты можешь предложить, Бельфегор? – мягко улыбнулась Беатрис, потягиваясь, но, не удержавшись и скривившись от боли. Снова попробовала залечить себя, но как-то совсем все не давалось. Магия бурлила, но из-за странного состояния женщины, не давалась. Только какими-то уж совсем дурацкими вспышками. Мелькнула мысль, что трогать сейчас свои способности к исцелению не лучшая идея – еще напортачит. Потому что Руж была первоклассным специалистом, которая никогда бы не решилась на операцию под состоянием опьянения. Честно признаться, она умела пить так, чтобы оставаться максимально собранной. Ее ни разу не ловили на таком шоу. Что же произошло тут?
- Почему я себя так странно чувствую? – задумчиво проговорила между тем ведьма, приложив палец к уголку губ, - это же так не работает…
Глаза меж тем продолжали следить за реакцией демона, которого как конфеткой манили обрывками информации. Да, вот так нагло, весело и задорно – не показывали полную картину, словно только одну часть тела. То руку, то бедро. Словно Бельфегору позволили посмотреть в замочную скважину и предложили придумать что-то интересное на основании того, что успел подглядеть.
Беатрис пошатнулась, не осознавая, что ее организм был очень сильно потрепан, и ей нужен был бы целитель. Или что-то отрезвляющее, чтобы она сама справилась с состоянием тела. Вот только что могло бы помочь?
- Я себя так странно чувствую… - проговорила удивленная Верховная, - это совсем не входит в план.
[icon]https://i.postimg.cc/wBK2GbyR/18.jpg [/icon][nick]Беатрис Руж[/nick][status]Променяла крылья на метлу. Ни о чем не жалеет![/status]

+1

9

К этой карусели из мелочевки Бельфегор уже начал привыкать, так что даже глазом не моргнул, когда мимо него вальяжно проплыла по воздуху пепельница. Если Беатрис нравится, пусть развлекается. Если ей это нужно, если ее успокаивает хоть немного - в конце концов, это не самое худшее, что может сотворить женщина на грани нервного срыва. Хотя о каких-то гранях и говорить не приходилось. По мнению Бельфа, это было давно не "на грани", а очень даже "в процессе". Но он уже напал на след и шел по нему с азартом ищейки, не собираясь отступать. Такой шанс поквитаться может и не представится больше.
— Всё для тебя,— он меланхолично описал рукой полукруг, предоставляя женщине не только свою рубашку, но и свободу выбора в целом. На пространные размышления ведьмы он никак не отозвался: во-первых, они явно не нуждались в комментариях, во-вторых - предназначались не ему. Демон даже не был уверен, всерьез это говорит Беата, или так, мысли вслух. Присказка, за которой, собственно, последует и сама сказка. Судя по тому, что он уже увидел и услышал - отнюдь не добрая.
Беатрис, тем временем, расправилась с платьем окончательно. Взгляд скользнул по ее обнаженному телу, зацепился за уродливые гематомы, и Бельфегор раздосадованно  поцокал языком. Досада была примерно того же сорта, что и от испорченного наряда, но была. Нет, он и сам любил пожесче, но все-таки считал, что даже в насилии должна быть своеобразная эстетика. А Бет вот сейчас совсем не выглядела эстетично. Она выглядела так, как будто только что выбралась из подвала, полного озабоченных маньяков.
—Фу. Как грубо,— рассматривая всю эту красоту, он снова потянулся за сигаретами. Демон был возмущен совершенно искренне и даже не думал этого скрывать. Ну вот почему, по какой такой вселенской задумке, тупое чудовище, которое вот такое вытворяет с ведьмой ( да не с какой-нибудь, а с Верховной) - демон первого порядка, великий и ужасный, а он, Бельфегор, со своим огромным послужным списком и богатой фантазией - всего лишь второго? Этот вопрос всегда стоял остро и не давал покоя, но сейчас, разглядывая Беатрис, Бельф от негодования чуть не откусил фильтр своей сигареты. А когда в голове замелькали, сменяя друг друга, картинки, он спешно вытащил ее изо рта - иначе точно бы проглотил. Он, естественно, не был ханжой - вот уж кто угодно, только не он. Даже особой брезгливостью никогда не отличался. Он не относился к детям так же трепетно, как Левиафан, например - они его просто не интересовали и даже отталкивали, эти глупые, слабые, навязчивые, шумные человеческие детеныши, от которых одни только проблемы и никакой пользы. Но то, что делал с ними Белет, то, что скрывала по его требованию Беата - это было слишком.
Слишком примитивно. Непростительно примитивно для демона. Даже обрывков, которые ему демонстрировали, будто шутя, оказалось достаточно, чтобы это понять.
Бельфегор не торопился отвечать. Он нервно затянулся, вскочил на ноги, прошелся по комнате взад-вперед, лихорадочно размышляя. Для такого серьезного обвинения и доказательства нужны были серьезные, а предоставить их могла только Беатрис. Сейчас она не в себе, и так уж вышло, что ему очень повезло. Но что будет потом, когда алкоголь выветрится из ее головы?
Он резко остановился и посмотрел на нее, нетвердо стоящую на ногах. Подобрав стул, который валялся тут же, поставил его около ведьмы и положил руки ей на плечи:
— Да я даже не сомневаюсь, что ты не планировала сегодня напиться в стельку и выложить мне все как на духу. Такие вещи обычно происходят совершенно спонтанно. Для начала я предложу тебе присесть и не проводить тут над собой эксперименты. Ты же на ногах не держишься, девочка моя, — он встал перед ней, задумчиво потирая подбородок.— И  еще я знаю кое-кого, кому все это очень не понравится. Нет, даже не так. Ему это ОЧЕНЬ не понравится,— Бельф выразительно округлил глаза и на его губах заиграла многообещающая улыбка.—Если ты сможешь предоставить мне нечто более весомое, чем веселые картинки в голове, я замолвлю за тебя словечко. Мы размажем этого козла по стенке, Бет. Ради нашей дружбы, конечно. От тебя потребуется только немного смелости, чтобы довести дело до конца. Можешь подумать, но не советую делать это слишком долго, если ты действительно хочешь стать свободной.
[icon]https://d.radikal.ru/d19/1906/07/323203c89cc8.png[/icon][nick]Carlyle Legrand[/nick][status]Right here in my arms[/status]

+1

10

- Я не напиваюсь в стельку, - зашипела ведьма, но все-таки опустилась на стул, понимая, что еще немного и просто свалится совсем не красивым мешком на пол. Она подпоясалась ремнем, вылетевшим из шкафа, от чего рубашка резко стала походить на очень мини платье. Ведьма сначала смотрела на Бельфегора так, словно впервые увидела. Заботливый тон, девочка моя, впору кидаться с распростертыми объятиями и криками: «Спаситель!»
Только не Беатрис, которая при следующих словах растянула губы в зловещей улыбке:
- Так ты думаешь, я его боюсь? – ее сладкий тон был настолько сахарным, что впору задуматься о диабете даже демону, - ты вот серьезно полагаешь, что я молчу, потому что его боюсь до дрожи в коленках? То, что он делает с моей страной гораздо страшнее его самого, лапочка, - рассмеялась она, запрокинув голову назад, от чего женщину повело в сторону. Она схватилась  за спинку стула, чтобы не упасть, ругнувшись от досады.
- Любитель пожестче, - скривила губы, поясняя и обводя жестом свое тело, - ему нравится, когда кому-то больно, а не приятно. Поэтому он сначала рвет все внутри, заставляя неестественно сращивать, чтобы и намека на удовольствие не было, да. Мне нужно прийти в себя, я не понимаю, - мотнула головой, - не понимаю, какого дьявола перед тобой распинаюсь. Еще же рано. Или…
Руж сфокусировала взгляд на Бельфегоре, чтобы потом расхохотаться хрипло. Все предметы, парящие в воздухе, попадали.
- Мы все лишь фигурки на доске Творца, о да! Кажется, я поняла. Тебя, мой дорогой, подвинули ко мне, а меня завело к тебе. Такие интересные игрушки! Я не боюсь Белета, Бельфегор, - кажется, Беата на самом деле развеселилась, - я свою свободу сама поставила на кон, а Смерть, увидев произошедшее, решила обойти меня стороной. Я не боюсь смерти, не боюсь того, что делает этот засранец. Ты бы ни о чем не узнал, если бы… - снова попыталась удержаться, - если бы что… моя голова. Я умею пить, Бельф, уж ты это знаешь. Здесь что-то другое, определенно. Ах, нет, нет, мой милый демон, ты бы не узнал. Но Творец решил, что пора выпускать это все наружу, видимо. Интересно, почему именно сейчас, какие у него планы, как думаешь?
Она хихикнула, прикрыв рот ладошкой.
- Как думаешь, зачем я скрываю все это, м? А, неважно, - покачала игриво головой, смотря с хитрецой, - мне нужно себя вылечить.
Поморщилась, затем, все-таки приняв выражение крайней сосредоточенности, замолчала на некоторое время, положив руку себе чуть ниже живота. Видно, ее отпускало потихоньку, вместе с тем как она кое-что осознавала.
Снаружи не было видно изменений, но и не синяки сейчас волновали Беатрис.
- Так-то лучше, - выдохнула, - жить буду, снова. И так… продолжим, - она подмигнула демону, - раз уж так все складывается, то кто я такая, чтобы мешать Творцу играть нами как куклами.
Она поднялась, и видно было, что даже пошатываться стала меньше, потом пересела на кровать, похлопав ладошкой рядом с собой.
- Иди сюда, Бельфегор, - мягко попросила она, - я покажу тебе нечто увлекательное, не отрывки, не  кусочки, но тебе лучше сесть, потому что за десять лет произошло слишком много всего, как никак. Интересно… - задумчиво проговорила, - сколько Белету дадут за эту десятку? Через сколько лет он снова понадобится Творцу? Иди сюда, Бельфегор. Вот теперь никаких игр.
[icon]https://i.postimg.cc/wBK2GbyR/18.jpg [/icon][nick]Беатрис Руж[/nick][status]Променяла крылья на метлу. Ни о чем не жалеет![/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » А ты такая вообще…