Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » If you can't be good, be careful [с]


If you can't be good, be careful [с]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

If you can't be good, be careful
http://sg.uploads.ru/LiHwk.jpg
Shhh
They can see you
Be careful

1. Место действия
Англия, Лондон.
Резиденция Дамеров
2. Время и погода
Часть 1 - 04.07.2010 13:00 Сегодня на улице дождь
Часть 2 - 17.03.2011 23:00 и дальше
3. Действующие лица
Кевин Розери, Юджин Дамер

Юджина можно назвать тем Охотником, кто действительно плохо разбирается в Охоте, ремесле убийства, пыток, истязаний и допросов. Но он абсолютно хорош кое в чем другом. В том, каким на самом деле должен быть Охотник. И кто как не он должен объяснить беспечному молодняку суровость, строгость и узкие рамки кодекса и нравственности поведения тех, кто отныне живет под крышей Дамеров.

+1

2

Сегодня весь день лил дождь. Утренняя предрассветная морось перешла сначала в простой дождь, то и дело затихающий и подающий надежды на то, чтобы окончательно пропасть, но к середине дня зарядил самый простой английский ливень. И, кажется, он не собирался уходить до самого вечера.
Кевин грустно прислонился щекой, лбом и носом к окну, задерживая дыхание, чтобы тонкая паутина испарины не покрывала холодное стекло. Еще со вчерашнего дня он возлагал на сегодняшний совершенно обычный вторник большие планы. Хоть и не до конца оформленные, но грандиозные, несомненно включающие в себя прогулку по двору, попытки залезть на большой дуб, что находился на востоке от дома, и, быть может, зайти в конюшню и не найти там никого из старших. Весьма смело для одиннадцатилетнего, но именно эта смелость должна была как-то нивелировать то, что сегодня он совсем один. Предоставлен сам себе, как было когда-то, в этом новом, огромном и отчего-то мрачном доме.
У Дамеров они были уже неделю. Не такой большой срок, но именно эти семь дней казались всегда самыми сложными. Первые дни на новом месте, первое знакомство, первое представление, первая ночь и первые попытки вести себя... достойно?.. Ну, хотя бы просто послушно, тихо и максимально нейтрально. Кевин надеялся, что он таким был. Стоило сказать этим людям спасибо за то, что они вообще взяли приемыша, но лучше выразить это спасибо хорошим поведением и послушанием.
Но сегодня все двое с половиной Лайтвудов разошлись по разным углам. Алек отправился куда-то в сторону крытых стрельбищ и тому подобному, чтобы посмотреть оружие и попрактиковаться с ним. Иззи немного простыла, а поэтому самостоятельно изолировала себя в комнате с целой грудой книг, касающихся водной нечисти Северной Европы. Последнее время ее потянуло на эту тематику. А Кевин... Что ж, он пытался придумать, что делать с этим так не вовремя пошедшим дождем. Потому что теперь планы были испорчены, и нужно было придумывать новые.
Шумный вздох закрасил окно мутным бельмом. Кевин отстранился от холодного стекла, сползая с подоконника и прыгая обратно на пол. Тот отозвался едва слышным скрипом. Если заняться категорично нечем, то у любого взрослого Охотника на это был извечный ответ - иди и потренируйся. Тренировать свое тело Кевин не хотел (потому что боялся нарваться на Аарона), поэтому почему бы не потренировать ум. И не в библиотеке, как обычно. А в гораздо более интересном, загадочном и прикладно-любопытном месте. В архиве.
Интригующую дверь Кевин приметил еще тогда, когда старшие наспех показывали им, что тут где находится и куда лезть можно, а куда нельзя. Тогда Леон, кажется, это был он, ограничился скупым "А это архив, там всякие дела по существам... Скукота короче", но самый младший решил удостовериться самостоятельно. Что может быть интереснее, чем рассказы о каждом виде существ, а то и о каждом существе, что повстречались такой большой, такой древней семье? Это Вам не энциклопедию читать! Это практически жизнь!
Дверь архива даже не скрипнула, когда любопытные руки толкнули ее, придерживая. Мощный запах пыли, книг и дерева ударил в нос. Вот как пахнет не менее шикарный денек, проведенный за интересными делами. Скользнув внутрь и буквально до глубины души поразившись размерами местного книгохранилища, Кевин восхищенно забегал глазами по полкам. Все разбегалось и перемешивалось, но нужно было начать не с чего-то, взятого наугад, а с самого и самого интересного. И не очень большого. Большие книги часто навевают тоску, и в них очень редко бывают рисунки. А Кевин любил рисунки.
На одних полках громоздились древние папки, полные пыли и книжного запаха, на других стояли современные, прошитые пластиком и крепкими нейлоновыми нитями для сохранности. Мальчик задумчиво проводил пальцами по корешкам, все еще не решаясь взять что-то одно, упустив при этом другое. И тут в тишине раздался очень знакомый, но очень выбивающий из колеи звук.
Кто-то перевернул страницу. Тяжелую, возможно даже старую, шелестящую страницу книги.
Кевин удивленно вскинул голову. Он не ожидал сегодня встретить кого бы то ни было, особенно из старших. А больше никого тут быть и не могло, ведь брат на тренировке, а сестра заперлась в комнате. Впрочем, может она вышла ненадолго, чтобы набрать еще книг?.. Весьма слабая версия. Но Кевин хотел в нее верить, потому что было бы ужасно обидно уходить из архива, так ничего и не взяв. А сидеть тут с кем-то из старших тоже пока что было неуютно.
Выйти на звук листающихся страниц и чужого дыхания, слышного лишь благодаря полнейшей тишине, было несложно. Оказывается, архив располагал эдаким читальным местом - несколькими столами, стульями и софами, на которых предполагалось удобно разыскивать нужную информацию. Или отдыхать от мира.
Прямо как здесь отдыхал от мира незнакомый мальчик.
- А?..- удивленно ойкнул Кевин, останавливаясь в проходе между книжных шкафов, из-за которого весьма любопытно выглянул. Вот уж кого он не ожидал здесь увидеть. Этого... Неизвестного ему человека.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

3

Юджин сидел в архиве довольно длительное время, полностью поглощенный изучением истории и особенностями семейного дела. Признайся он, что во всех текстах его больше интересовал не принцип, а сами истории, получил бы по полной от матери и деда. Сегодня все взрослые были заняты, и мальчику больше нечем было заняться. Тренироваться во дворе из-за дождя он не мог, да и толку то от него, довольно неуклюжего, вот и приходилось искать себе занятие такое, чтобы не путаться ни у кого под ногами и не вызывать лишние взгляды. С огромным удовольствием Дамер бы остался с Аароном, но что-то случилось действительно серьезное, так что лучше не лезть. Может, потом он спросит дядю, что же произошло, и тот, сурово сдвинув брови что-то ответит. Потом. Но не сейчас. В принципе, тишина мальчику нравилась. Как безумно нравился и запах старых дневников, исписанных руками предков. Что-то поистине волшебное, хах, не дай Творец мама услышит от него подобные слова.
Она привела его в дом родственников ночью, когда все в основном спали. Их встретили, забрав Юджа, а сама Мириам отправилась на охоту. И дождь был ей точно не помеха. Суровая железная леди. Только мальчик все равно за нее боялся. Как и саму женщину. Даже не мог сказать, что сильнее в нем – страх, что он узнает, что и мама мертва, или то, что он навсегда останется ей разочарованием. Она никогда не проявляла к Юджину теплых чувств, воспитывала строго, без лишней сентиментальности, мальчик даже ни разу нормально ее не обнимал, хоть очень сильно хотел.
Вот и сейчас, не смотря на то, что пацану нравилось сидеть у дядей, читать архив семьи, он то и дело посматривал на часы, надеясь, что мама скоро вернется. Глупое занятие, ведь тикающий циферблат не скажет об этом. А жалко так. Юдж с самого утра старался казаться незаметным, даже не завтракал, да и не хотелось ему из-за волнения. Дождь на улице только сильнее заставлял мальчика переживать, хоть он ни за что и никогда не признается никому, что боится за маму. Дамер всхлипнул, упрямо уткнувшись в историю. Ему как раз попался подробный не очень старый отчет о его дяде. Ничего себе! Сколько он существ уничтожил. И имя такое еще – Джеффри. Признаться, Юджину было очень жаль тех, кто попался охотнику на растерзание, он в уме придумывал, как можно было всего этого избежать. А если бы он на месте дяди взял и просто поговорил с существами? Ну не могут же все они быть такими вот… злыми.
Юджин задумчиво перевернул страницу дневника, полностью погруженный в свои мысли, что даже не заметил того, что в архиве он теперь не один. Мальчик продолжал бегать глазами по тексту, такой вот почерк интересный, как наткнулся на неизвестное слово. Какое-то существо. Хм… что это? Парень решил проверить, подтягивая к себе довольно толстый фолиант, краткий такой вот указатель, где что искать по алфавиту. Аккуратно раскрыл, принявшись переворачивать листы. Толстая книга была, с полным таким вот списком и указанием какая полка и какой ряд. Он почти добрался, ух ты, а кто такие онре? Ладно, нам надо на «т». потом посмотрит…
- Кто здесь? – испуганно подскочил Юджин, услышав возглас. Книга полетела с гулким бумом, свалившись со стола. Некоторые особо старые листы вылетели, разлетевшись по полу, а Дамер в упор смотрел на незнакомого пацана, стоящего перед ним. Призрак?! Нет не призрак, они вроде ж того, просвечивают. Существо? Нужно проверить? В голове мальчика была полная каша, учитывая, как сильно он погрузился в чтение. По всем законам и кодексу существо требуется уничтожить, но сначала удостовериться. А что, если это его шанс… - вернее, - смутился Юджин, подобравшись и постаравшись успокоиться, - кто ты?
И как-то из-за общей неожиданности в голове даже не промелькнуло, что никакое существо не проникло бы в полностью охраняемый символами и знаками дом древнего клана охотников. Хотя на подкорке подобная мысль билась, поэтому мальчик не спешил действовать. Может, вор, пришедший выведать секреты клана! Да мало ли! На всякий случай он быстро покосился на пояс, на котором болтался нож. «Всегда носи с собой хороший охотничий нож! Это незаменимая вещь во всем. Не только в охоте, но и быту». Так что... Дамер смотрел на незнакомца внимательно и с огромным подозрением.

+1

4

На пол с грохотом упала старая книга, перевернувшись на бок и будто раненные солдат потеряв пру совсем старых листков. Кевин прижмурился от громкого звука, с сожалением глядя на павшего бойца. Ему было жаль книгу. Он любил этих бумажных подруг любого одинокого и пасмурного дня. И уж точно не хотел такой участи для бесценного кладезя информации. Что же этот мальчик так напугался? Будто призрака увидел.
Кевин моргнул, поднимая взгляд от упавшей книги на незнакомого мальчишку. Сколько он уже в доме, и его точно ни разу не видел - ни просто так, в коридорах, ни где-то на конюшне или в залах, ни на самом главном месте всех встречи расставаний, на кухне. Неужели тоже гость? Но тогда что он делает в архиве, да еще и так вольготно обложившись книгами и задавая вопросы, словно хозяин этого тихого места.
- Это я,- очень по-детски информативно ответил Кевин. Говорить с тем, кто на вид вряд ли сильно старше, было намного легче, чем со старшими. Не хотелось даже спрятаться обратно за стеллаж или убежать куда-нибудь, как было еще в начале при общении со всеми Дамерами. Потому что о них так много слухов, потому что они такие взрослые, такие хмурые, такие... Недосягаемые. А тут всего лишь мальчик с книгами. Пугливый мальчик с наверняка очень интересными книгами.
Он вышел из-за стеллажа, проходя пару шагов по проходу между библиотечными складами. Впрочем, это были очень маленькие шаги, а потом мальчишка остановился. Задумчиво нахмурив лоб, он все же решил немного конкретизировать такое размыто понятие, как "я".
- Кевин. Я тут теперь живу. Так сказал... Аа...- очень не вовремя забыл Кевин, как зовут главного патриарха этого гигантского дома и гигантского рода. Спасибо, память, очень вовремя. Хотя может он просто представлялся один раз, и тогда было вовсе не до запоминания.- Аарон.
Аарон тоже говорил, так что сойдет.
- А ты кто? Про тебя не говорили,- решил Кевин воспользоваться своим правом задавать вопросы. Потому что ему тоже весьма любопытно знать, что это за мальчик, можно ли с ним дружить и, быть может, вдруг он хочет поиграть во что-нибудь?.. В прятки, например, или в слова. Этот скучный дождливый день необходимо скрасить хоть какой игрой, а то сидеть просто так и ждать, вечно ждать, уже невыносимо. Может и мальчику тоже нужна компания?..
Он подошел еще ближе оглядывая стол, за которым сидел неизвестный, да и его самого. Мальчик как мальчик, ничего необычного. Разве что на поясе что-то странное в каком-то чехле, издалека не разглядишь. А так и вовсе будто ничего необычного.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

5

Когда мальчик вышел из-за стеллажа, Юджин недоверчиво сощурился, но хвататься за оружие, которым, владел он изрядно плохо, не стал. Скорее наклонил голову, так вот осматривая незнакомца. Повезло, раз здесь теперь живет. Здесь круто. Конечно, так считал Юджин только по причине того, что не знал реальной ситуации со своими дядями. Он лишь пацан, с которым сидит Аарон, когда необходимо. Юджин нахмурился, но расслабил плечи, приседая и собирая листы. Смотрел внимательно, пока ничего не отвечая тому, кто подошел поближе. Кевин какой-то. Сам Дамер сейчас принялся сортировать листы, складывая их по алфавиту. Открыл книгу, находя, откуда те выпали, а затем, вложив, поднял, кладя на стол.
- А я Юджин Дамер, - проговорил он хмуро, - а твоя фамилия какая, неизвестный Кевин?
Он не мог бы сразу сказать, почему такой вредный. А все дело было в том, что новый собеседник его и вправду напугал, и Юджин хорохорился только потому, что не хотел показывать этого страха. Может, этот пацан только что видел, с каким лицом Дамер читал архивные записи? Сейчас еще вопросы будет задавать дурацкие, и вообще… вот эта фраза, что про него не говорили, как-то сильно покарябала душу мальчишки. Обидно, вообще-то.
- А с чего тебе должны были сказать? – выдал все-таки он, принявшись убирать все документы. Делал он это очень бережно, не смотря на тон, - и вообще. С чего это ты тут живешь теперь? Мне тоже про тебя ничего не сказали. Может, ты все врешь.
Припечатал мальчик, начала подозрительно прищурившись, а потом огибая этого Кевина, чтобы потом подойти к стеллажу, залезая на стремянку и ставя дневник одного из Дамеров на свое место. Уж чего-чего, но парнишка всегда все старался держать в порядке. Даже те листы в справочнике он вложил крайне аккуратно, что выдавало, насколько он относился бережно к семейным ценностям. Он хотел быть значимым, тем, кого похвалят, а не тем, о ком даже не упомянули. Обидно.
- Дай сюда, пожалуйста, - все-таки добавил Юджин волшебное слово, - вон ту книгу, в коричневом переплете.
Учитывая, что на столе лежало пять книг в таком состоянии, Юдж все-таки уточнил:
- Ну ту, которая чуть темнее, чем ножка стола, но отдает в красноту. Так с каких пор, говоришь, ты тут?
Не то, чтоб Дамеру было особо прям интересно, просто он пытался таким образом поймать собеседника на вранье, или узнать еще что-то такое, о чем ему никто не сказал.

+1

6

Дамер. Насколько логично встретить в доме Дамеров еще одного Дамера? Вполне логично. Их тут очень много, кто-то живет на постоянной основе, кто-то приезжает и уезжает, кого-то просто упоминают, а кто-то уже давно покоится на кладбище. Всех Кевин при всем желании бы сразу не запомнил, да и страх ошибиться наоборот вышибал память и оставлял в голове пугающую тишину. Он помнил, что тут есть также - отец, но почему-то нет матери и о ней никто не говорит. Есть два брата, совершенно взрослые. Есть кузен, пару раз уже приезжавший за этот месяц и издалека выглядевший как хулиган. Есть кто-то еще, кого мальчишка все же упустил. Может, там и был этот загадочный Юджин Дамер? Кто знает. Может и был. Но лично их точно не представляли.
Мальчишка выглядел обиженно, и Кевин в принципе мог понять почему. Он же Дамер. Они тут все очень гордые. А его так обидели, ну как тут не надуться. Розери бы тоже надулся. Впрочем, потому что сам на грозный тон и не обиделся - поделом же.
- Я Лайт... Лайтвуд...- вышло неуверенно. Какую фамилию ему вообще называть, дважды приемному? Свою, настоящую, просили никогда не упоминать, скрываясь от преследователей. Вторую, громкую, можно было произносить с достоинством, но ведь семья та уже мертва. И вдруг он стал причиной ее смерти. А Дамеры... Он не Дамер. Это уж точно.- И Розери. У меня две фамилии.
Что ж, пусть будет так. Вряд ли этот Юджин вообще знает и первых, и вторых. А то, наверное, не бы бы таким злым. Даже скорее, насупленным. От этого у него надувались щеки и он стал походить на обиженную птичку. Кевин честно постарался сдержать серьезный вид и не представлять, как вместо того, чтобы идти, этот насупленный Дамер-птичка перепархивал бы с полки на полки. А у него с фантазией все было хорошо.
- Ну. У нас умерли родители. Вот мы и пришли. А... Старший разрешил остаться,- он опять забыл, как зовут того страшного патриарха. Нет, так не пойдет, нужно будет вызубрить наизусть все имена, да еще и с картинками, а то позорище. Притом не только себе, но и сестре с братом. Что еще страшнее.
Впрочем, о смерти он говорил довольно ровно. Как говорят о промокшем под дождем пальто или испачканной в мороженом руке. В конце концов, у него это уже не первая смерть. А Охотникам вообще часто приходится сталкиваться с подобным явлением.
Юджин залез на лестницу, чтобы дотянутся до верхних полок, сразу став недосягаемым и еще больше похожим на птичку. Кевин задрал голову, любопытно пытаясь понять, что мальчик положил на полку, а потом удивленно моргнул, услышав просьбу. Нет, ему, конечно, не сложно. Он даже быстро дошел до стола, сразу находя коричневую книгу. И еще одну. И еще три. И в его не утонченном мировоззрении они все были просто коричневыми. Вообще не как ножки стола. И даже вот если в красноту, то все равно ни разу не похоже.
- А ты умный,- он все же взял одну, все же немного красноватую. Сравнивать со столом было некогда, поэтому Розери понадеялся, что угадал.- Ты все-все книги тут прочитал?
Он подал Юджину книжку, рассматривая один этот большой стеллаж. А ведь тут таких много. Было бы интересно болтать с тем, кто прочитал тут все, ну или хотя бы часть. Ведь всегда интереснее получать информацию от кого-то, чем просто читать. Если есть такая возможность, конечно.
- А... Месяц где-то прошел. А ты, наверное, тот Дамер, который живет в другом доме, да?- попытался угадать знаток этикета и вежливого общения, коим Кевин являлся разве что в своих мечтах. И то не факт.
- Аарон говорил, но я не запомнил,- весьма просто признался он в своей неидеальности. Чего стесняться. Ведь лучше сказать, что ты чего-то не можешь или не знаешь, чем скрывать это и подставить кого-то. Да и позорно не незнание, а нежелание учиться. А вот этого в нем никогда не было.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

7

Юджин внимательно слушал мальчика, который представился двойной фамилией. Значит, из другой семьи. Лайтвуды… Розери… что-то такое он где-то читал. В дневниках точно было, но где? Мальчик нахмурился, тщательно пытаясь вспомнить. Даже по итогу присел на лестницу, задумчиво смотря на мальчика. Когда тот подал книгу, Юджин не глядя взял, не спеша убирать на место.
- Сочувствую, - шепотом проговорил он, пока в голове мелькали такими вот воспоминаниями картинки записей. Где же он слышал о них? Где… - не то, чтобы все прочитал, - пожал плечами мальчик, - но много. Приходится, хотя это интересно. Это же архив. Тут все реально, - он обвел рукой стеллажи, - так ты, значит, теперь здесь будешь жить, - Юджин слегка нахмурился, скорее легкая ревность пробежала в его душе. С этим Кевином будут возиться больше, наверняка Аарон покажет кучу всего интересного. Маленькому Дамеру очень хотелось чаще бывать здесь с дядями, но это было не очень выполнимо.
- Да, я живу в другом доме, - же спокойнее сказал Юдж. Ему было жаль собеседника, хотя было так странно слышать спокойное «умерли родители». Сам Дамер не хотел бы, чтобы мама погибла. Как и Аарон с Клинтом. Да и Леон… да вообще, он не хотел смерти своей семьи, и поэтому ему стало действительно жалко мальчика, который говорил об этом так спокойно. Может, поэтому джин такой плохой охотник? Мать вон не проронила и слезинки, когда умер папа. Она… вообще говорила, что тот был разочарованием, и Юджин не лучше. Так что свои мысли мальчику пришлось прятать глубоко в душе. Не показывать слабостей. Никогда. Уж точно не Мириам.
Юджин наконец посмотрел на книгу, которую подал Кевин. Все-таки другая. Мальчик быстро слез со стремянки, перемещая ту правее, к нужной полке, когда его все-таки щелкнуло:
- Лайтвуды! Точно, это же там… - он быстро-быстро залез по лесенке, доставая один из дневников, где как раз было упоминание о семье. Пролистал, открывая на нужном месте, - ага… ага… так… - он ошарашено посмотрел на Кевина, даже испуганно, - они погибли? Неужели… вся семья?
По заметкам, эта семья отличалась чистотой крови. Это не сильно трогало Юджина, скорее ему было интересно читать про то, как пересекались те или иные охотники в деле.
- Прости, - снова почему-то шепотом произнес мальчик, - я… мне жаль.
Он виновато опустил голову, стараясь не показывать, что он нашел упоминание. Как-то не очень вежливо знать о семье из архивов. Но взгляд невольно упал на пометку, где говорилось, что к ним перешел последний потомок династии идеальных ассасинов. Уникальный, ведь клан. Юджин тут же захлопнул дневник, ставя обратно и мотая головой. Ему показалось, что он влез во что-то очень личное своим любопытным носом. И чтобы сгладить неловкость, он быстро отправил обе книги на свои места, слезая и принимаясь убирать со стола остальные вещи, говоря:
- Как тебе здесь? – от насупленного пацана не осталось и следа, Дамер скорее был сконфужен, и пытался исправить ситуацию как мог. То есть всячески неумело и пряча глаза, - ты уже всех знаешь?
Мальчик двигал лестницу то туда, то обратно, забираясь на стремянку вместе с книгами. Один только том заставил его попыхтеть – тот самый, который свалился. Списки. Огромные списки фамилий, названий и прочего. Одно радовало – стоял этот том не слишком высоко.

+1

8

Архивы и правда были местом, где хранилось только то, что являлось правдой. То, что прошло совсем давно или недавно, без скучной серой и безликой, подчас очень пугающей теории, а только факты и факты. Подчас и весьма неприглядные. А то любят книги всех подряд прославлять, опуская детали о том, сколько раз тот или иной прославленный Охотник споткнулся, вбираясь на гору славы. И трупов.
Кажется, маленькому Дамеру (хи-хи, как большой Дамер, только маленький) не очень понравилось то, что Кевин будет тут жить. Но это было нормально, более того - ожидаемо где-то в глубине души. Зачем кому-то радоваться еще одному нахлебнику, и уж точно зачем этому радоваться такому же ребенку. Это же игрушками делиться, вниманием. Кевин тоже был бы недоволен, рискни кто-то посягнуть на внимание сестры и брата.
Юджин отошел со своей стремянкой, вынуждая делать шаги вслед - ну не орать же через весь архив. И поэтому резкий вскрик, раздавшийся так близко, заставил поморщиться. Зачем так орать и куда-то суетно лезть. И что-то там искать. Какую-то книгу. Это что там за книга такая?
- Все? Нет. Братик и сестренка живы,- вполне логично заметил мальчик, но, кажется, Юджин говорил о другом. О тех, о взрослых... На миг показалось, будто в ушах затрещало пламя, вздымающееся до небес, но Кевин зажмурился и помотал головой.- Да, они все... Умерли. Их убили.
Все же, он сказал это мягче и с толикой печали. Пусть он не успел прикипеть к старшим Лайтвудам сердцем, пусть их слова отравляли ядом даже сейчас, во снах приходя пугающим шепотом, все же людская смерть не может не печалить. Они ведь не делали ничего плохого, лишь помогали спасать людей. Мучительная смерть от чужих рук - не то, чего заслуживали эти люди.
- Все хорошо,- Кевин утешающе улыбнулся мальчику, не желая, чтобы тот грустил. Ведь не его вина в этих смертях, он вовсе простой ребенок, который живет где-то там и любит читать книги. Сплошь положительные качества, ну просто ангел, а не человек. Детям вообще очень малого надо, чтобы в собеседнике увидеть славного и добропорядочного члена общества.
Юджин начал суетиться, прибирая все со стола, и Кевин интереса ради подошел ближе, подбирая одну из нетолстых книг, больше напоминающих тетрадь. На обложке значилось гордое и четкое "Заметки о поведении людей, больных астральным сумасшествием", а вот автор был написан уже гораздо более трудночитаемым почерком. Да еще и частично стерт сотня пальцев,касающихся обложки. Мальчик открыл книгу наугад. Очень страшное изображение нечто, напоминающее угловатую скомканную тучу, нависшую на склонившимся человеком, произвело впечатление.
- Ну, я многих видел, но знаю не всех,- разделил он эти понятия. Все же, видеть человека несколько раз в комнатах, здороваться и зырить украдкой это не знать. Знал он тут вовсе пока только брата и сестру. И Аарона, может, начал немного узнавать.
- Тебя, например, не знаю. Давай дружить?- лучезарно улыбнувшись, предложил Кевин, протягивая Юджину книгу, что взял в руки. Ведь тот уже дошел с уборкой до того места, где она прежде лежала.- Ну, или просто читать вместе.
Если уж маленькому Дамеру не захочется дружить, то может они хотя бы смогут просто проводить время вместе. Все лучше, чем тишина и полнейшее одиночество в еще чужом доме.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

9

Странно было слышать от мальчика, у которого умерли родители, пусть и приемные, а до этого настоящие, что все хорошо. Юджин даже остановился, непонимающе наклонив голову и смотря на собеседника более пристально. Пытался осознать скорее в себе, а хорошо ли будет ему, если его родственников убьют? Будет ли он говорить кому-то постороннему, что все хорошо? От подобных страшных мыслей мальчик попятился, замотав головой, но не стремясь делиться тем, что представил. Нет, он очень не хотел бы, чтобы с мамой что-то случилось, как и с дядями. Нет, нет, нетушки! Только не с ними. Мириам, а именно так она просила называть себя, сейчас на охоте, и Юджу вдруг стало особенно страшно. А что, если она не вернется? Очень захотелось посмотреть в окно, но его в архиве не было, только лишь лампы да стеллажи с книгами. Ну и столы, да.
Поэтому, пожалуй, мальчик проявил особое усердие, убирая все со стола и хмурясь сильнее. Наверное, мама бы сказала что-нибудь из разряда того, насколько он труслив. Существует только верность семьи и дело, ради которого они все живут. О, Аарон вот был очень верным, так дед говорил. Правда, никакой теплоты в голосе деда не было отродясь, и Юджину приходилось помалкивать, ведь ему совершенно не нравилось то, что происходит.
Мальчишка уже почти все убрал, когда этот Кевин подал ему книгу с очень такой вот странной фразой.
-Дружить? – неверюще повторил маленький охотник, - ты сейчас серьезно?
Юджин быстро запихнул книгу, не смотря на то, где ее настоящее место, разворачиваясь и садясь на стремянку, подбирая ноги и смотря на Кевина сверху вниз.
- Ты хочешь сказать, давай тренироваться вместе? Или ты хочешь, чтобы мы друг другу помогали на охоте, если придется, когда нас возьмут с собой? Такой вот договор? Или ты хочешь, чтобы на тренировках была какая-то выгода? В чем смысл того, чтобы… дружить? – мальчик и вправду не понимал, - мы вроде теперь семья, а семья всегда будут друг за друга. Тебя приняли же, да? Или… - Юджин прищурился, сползая на одну ступеньку ниже, кладя руку на пояс, где висел нож, - ты мне все соврал?
И все-таки в голове щелкнуло, что никого чужого тут быть не может. Но, а что, если этот Кевин из другого клана никакой не сирота, раз ему все хорошо? Что, если у него все живы, и просто семьи сейчас вместе на задании, а его оставили там, где удобнее? Что если Кевин залез в архив и хочет что-то украсть? Семейную тайну, вон, даже предложил почитать вместе. Это все так подозрительно, но получается, что все сошлось. Никакой он не новый член семьи, а просто хочет украсть какую-то рукопись. Все ясно!
Юджин резко спустился, хотя внутри его обуял самый настоящий страх, хватаясь за нож, и приставляя его к горлу Кевина.
- Кто. Ты. Такой? – сказал серьезно, смотря противнику в глаза. Пожалуй, мама могла бы им сейчас гордиться, но внутри все замерло от ужаса. Он так не хотел причинять вред никому, но в тоже время чертовски боялся того, что кто-то узнает семейную какую-нибудь тайну, а он окажется виноватым, что подобное допустил, - повторяю. Ты кто такой? Ты слишком спокоен для того, у кого убили семью. Я бы… я бы… - он подбирал слова, - отомстил. И не хотел бы просто читать где-то! Ты все врешь.

+1

10

Нож у горла - неприятное чувство, непривычное. Будто ком, который застрял в горле и не дает нормально дышать из опаски тонкой кожей коснуться лезвия и почувствовать неприятно саднящее чувство выступающей каплями крови.
Юджин быстрее, потому что это его дом и он уверен в каждом свое шаге.
Юджин выше, потому что он старше и рос в семье, где не приходится думать о том, будет ли завтра достаточно еды для них всех.
Юджин сильнее, потому что его уже долго учат мастерству бытия Охотником.
И потому он просто прижимает слабого и младшего спиной к книжному шкафу, вынуждая вжиматься в него, будто мышонку, загнанному в угол. Нервно и мелко дышать, пальцами испуганно цепляясь за выступающие полки, что врезаются в спину и добавляют еще больше боли.
Но больно не от клинка у самого горла, не от неудобной позы и даже не от страха так глупо получить травму или вовсе умереть.
Намного больнее было от слов, что говорил мальчик, не подумав и просто попытавшись представить себя на чужом месте. Может, из благих намерений. Может, от простой детской наивности. Причина не так важна - ведь больно от слов, сказанных в запале.
На глаза навернулись слезы. Сами по себе, от одной лишь снова мелькнувшей в голове мысли - их нет. Никого нет, все умерли, все исчезли из этого мира и он их больше никогда не увидит. Никогда не извинится перед ними за свои глупые поступки. Никогда не сможет поблагодарить за то, что они сделали. Никогда не переймет качества, умения, тайны, передаваемые из века в век. Потому что их всех нет.
Из-за него.
Из-за него?
- В чем смысл постоянно грустить? Когда умирают... Это навсегда,- он шмыгнул носом, но скорее зло. Оттого, что пришлось показаться таким слабым на глазах другого ребенка. Никто ведь не любит плакс.- Ни папа, ни мама не хотели бы, чтобы я постоянно помнил об их смерти! Они бы хотели, чтобы я дружил с кем-нибудь, ведь все Охотники должны быть друзьями, чтобы я читал книги и становился умнее и опытнее!
Он уставился на Юджина, раздраженный, заплаканный мальчик, которого так много раз называли странным за то, что он делал что-то не так. Точнее. Не так, как сделали бы это другие люди. Будто только они знают, как правильно. И ладно бы взрослые, но когда это практически ровесник.
- Я просто человек, как и ты, но... Но я не хочу постоянно думать об их смерти! Я не мог отомстить, я не мог ничего исправить, я всегда мог лишь смотреть, и ты думаешь это так просто!?- слезы потекли по лицу горячими каплями, которые невозможно было сдержать. Он дернулся, и кромка ножа уткнулась в кожу на шее, нажимая и оставляя чуть заметный белесый след.
- Ты... Ты просто не знаешь! Можешь думать, что хочешь, но я не вру! Мои родители умерли, потому что их убили! И приемные родители тоже умерли, потому что их убили! И я... Я просто не хочу постоянно вспоминать об этом, потому что все равно их уже ничего не вернет! Не суди всех по себе, особенно если не знаешь!- слезы застилали глаза, а голос охрип от комка в горле, который никак не исчезал. Может, от ножа у самого горла, а может уже и отчего совсем другого.
Все же, сложно убежать от прошлого.
Особенно когда вокруг одни напоминания о том, что пару месяцев назад прошлое нагнало его и снова сожрало, выплюнув перемолотым и поломанным.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+2

11

Юджин наседал на мальчишку сильнее, заставляя того пятиться. Нож находился ровно в таком положении, что нельзя было дернуться, но и не поранит просто так. То ли из-за страха, то ли из-за чего-то другого, но Юджин оказался весь собранным и уверенным в своих действиях. Скорее это было потому, что никто здесь не говорил, насколько он слабый и жалкий. Никто не стоял и пристально не наблюдал за действиями мальчика.
Он смотрел пристально и очень серьезно, готовый к любому действию, но совершенно не представляющий, к чему приведут собственные. Кажется, Кевин собирался плакать. В его глазах Юджин увидел отражение, пожалуй, собственных страхов, а от того рука его чуть дрогнула, на мгновение отстраняясь. Но еще рано делать выводы, может это все обман.
- Стой! – вырвалось у Юджина, когда мальчишка дернулся. Только и успел сам резко убрать нож, чтобы ничего не случилось. Руки начали дрожать, и он сам почувствовал, что к глазам подкатывают слезы. Но не плакал, сдерживался, просто выронив оружие из рук. Ты слабак, Юджин, снова слабак. Возможно, тебя мастерски обманывают, а ты введёшься так легко! Но маленький Дамер начал сам пятиться, слушая то, о чем говорил Кевин. Мальчишка даже прикрыл рот, помотав головой из стороны в сторону:
- Прости… я… прости, пожалуйста, - он проговорил это слабо очень, не зная, как реагировать. Только самому очень захотелось разреветься. Вместо этого он подошел и крепко обнял Кевина, - я не хотел, прости, пожалуйста, я правда-правда не хотел. Я не это имел ввиду, совсем не это.
Юджин, принявшись гладить мальчика по голове, делал то, о чем всегда мечтал сам. Чтобы кто-то близкий просто прижал к себе, сказал, что все по итогу будет хорошо, что его не бросят и он молодец
- Ты… так справляешься со всем, что я не поверил, - он говорил сквозь слезы, - я бы не смог, знаешь, я вообще-то жуткий слабак, и постоянно режусь, вот.
Он чуть отстранился от Кевина, показав свежую маленькую ранку на ладони.
- У меня всегда нож соскальзывает по пальцам, - снова мотнул головой, - но я не про это, нет. Пойдем.
Он взял за руку мальчика, потянув за собой.
- Пойдем на кухню, сейчас никого нет, нас не увидят, - сам старался успокоиться, хоть ужас от того, что пережил Кевин, все равно накатывал волнами. Страшно. Он не смог бы справиться с подобными событиями, это очень четко осознавал, - там есть чайник и бокалы, прости, пожалуйста, прости.
Дамер не знал, как изменить ситуацию, не понимал еще своим детским умом, что слезы могут принести облегчение на самом то деле. Что плакать, срываясь в истерику, порой бывает необходимо. Это все откроется ему гораздо позже, а сейчас мальчик просто хотел как-то исправить ситуацию.
- Ма… Мириам всегда говорит, что надо быть сильным. Ты бы ей понравился, - Юджин шел, держа ладонь Кевина в своей, все-таки осматриваясь по сторонам и утирая свободной рукой лицо. Вот уж чего точно никто не одобрит, так это зареванных детей, - надо успокоиться, понимаешь, но… - остановился, разворачиваясь к новому знакомому, - я не знаю, что было бы со мной, если бы мама умерла.
Наверное, не правильно заострять внимание на этой теме, но Юджин был слишком впечатлительным и маленьким, чтобы обладать необходимым чувством такта.
- Я… я могу тебя выслушать, если захочешь, - сказал это очень тихо, словно боялся, что их услышат. Затем снова развернулся и пошел дальше, выходя в кухню, - надо умыться.
Он нахмурился снова, отпуская Кевина и проходя к раковине. Включил воду, принявшись быстро-быстро смывать слезы. В принципе места было достаточно, чтобы они с Кевином поместились у умывальника вдвоем.

+1

12

Слезы застилали глаза так, что ничего нельзя было различить. Словно что-то скручивало изнутри, переворачивало все, вытесняло из памяти то, что он старался забить куда-то поглубже, подальше обратно на поверхность. Все те страхи, что накрывали с приходом ночи и одиночества, обуревали в чужих кроватях, в чужих стенах.
Он научится принимать, просто не сразу. Еще слишком мало времени прошло.
Но чужие руки, сжавшиеся на спине, прижимающие к телу, заставили громко всхлипнуть, подавиться слезами. Он ждал скорее удара, запрета, а может и вовсе ножа в горле. Но никак не ладони, что гладила по волосам, как-то неловко пряча от этого сурового мира в едва заметном тепле другого тела. Всхлипы стихали, а последние крупные, горячие слезинки падали с ресниц на чужую одежду, оставляя на ней некрасивые разводы.
Но все же так было спокойнее. Всплеск эмоций, отзывающийся усталостью и страхом перед новым домом и новыми людьми, все еще недостаточно родными, утихал, позволяя вернуться обратно.
Смущенно попытаться стереть слезы с лица.
Громко шмыгать носом, быстро моргая.
Неловко сжимать пальцы на чужой руке, чтобы не отставать.
- Ты... Ты не должен извиняться!..- он ускорил шаг и постарался идти вровень с Юджином. Чтобы заглянуть ему в лицо, понять, что не обидел своей взрывной реакцией. Хоть и действительно было больно слышать упреки, причинять боль в ответ Кевин не хотел. Ведь это попросту глупо и бесполезно.
Старший вытирал слезы, и Розери неловко прикусил губу. Отчего же взрослый мальчик, который так сурово с ним поступил, будто настоящий воин, защищающий свой дом, теперь плачет. Неужели все-таки постарался понять, что такое потерять семью и постараться жить дальше?.. Потому что по-настоящему понять это, не пережив, невозможно.
- Я надеюсь, твоя мама никогда не умрет,- пусть это и невозможно, ведь все люди смертны. Бессмертны лишь существа. Но, можно же жить очень очень долго. Так долго, что для ребенка это кажется буквально бесконечностью.- Это очень... страшно...
Наверное в языке нет того слова, которым можно было описать все чувства. Страх, непонимание, спрятавшее, как в обертку, осознание, ужасная горечь, недоверие, желание убедиться, что это все ложь и неправда - и невозможность сделать это, ведь страх за собственную жизнь сковывает по рукам и ногам. Словно сонный паралич, вечность в плену собственного ужаса. Это никому не хочется пожелать пережить.
Вода омывала лицо, смывая с него красные следы слез и волнений. Холодная, приводящая в чувство. Отзывающаяся чувством жажды на языке. И словно смывающая последние переживания и мысли, что клубились в голове. А точнее просто возвращая их в тот долгий ящик, в котором они должны покоиться в спокойное и свободное время.
- Мириам - это твоя мама, да?- повернулся он на Юджина, вытирая лицо и выглядя в принципе, как обычный ребенок. Может, с покрасневшими по каким-то своим причинам глазами. Но кто приглядывается к таким мелочам.- Я, наверное, еще не видел ее...
Все лучше, чем снова вспоминать тот вечер. Может, позже.
Через пару лет.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+2

13

- Должен, - упрямо проговорил Юджин, стоя рядом с Кевином и тщательно умываясь, чтобы скрыть следы слез. Сам он насупился, злясь на себя, а потом, отойдя, набрал в чайник воды, ставя на плиту, - сейчас чай будет, ты не против? Чтобы... успокоиться.
Он говорил еще рвано, слегка заикаясь, стараясь снова не расплакаться, возился с бокалами, подтаскивая табуретку и вставая на нее, чтобы дотянуться до шкафчика с посудой. Мальчику было именно до слез жаль Кевина, и очень-очень хотелось, чтобы он больше так не плакал. Потому что от этого хотелось и самому реветь, уткнувшись головой в колени. Это так несправедливо, что люди умирают. Что вообще кто-то умирает!  И страшно, что это еще и убийство.
Он, будучи ребенком, был знаком со смертью. Отец не вернулся с охоты, как говорила мать, хоть и мимолетно, будто ничего такого не произошло. А меж тем папу Юджин очень сильно любил, пусть и остались воспоминания не самые яркие. Скорее маленькие обрывки-ощущения, ведь он был очень мелким сам.
- Я хочу извиниться, - он слез с табуретки, подходя и ставя перед Кевином бокал, пока вода грелась на плите. Такой вот совершенно взрослый хозяин дома, хоть это было далеко не так. Но Юджин не старался показаться важным, он выглядел именно испуганным, - Мириам… да, так ее зовут.
Мальчик кивнул, а когда раздался свист, выключил конфорку, берясь двумя руками за ручку чайника и наливая им воды. Поставил обратно. Только после взял заварник и добавил главный ингредиент в бокалы.
Сам Юджин уселся, не зная, что можно брать из холодильника, и есть ли вообще там что-то съедобное. Поэтому и не лез.
- Я… - он немного помедлил, взяв бокал в руки и, подув, отпивая чуть-чуть. Автоматически подобрал ноги под табуретку, - я не против, если мы будем читать. Я тут не живу, - он сказал это очень грустно, продолжая коситься на мальчика, шмыгая носом, - только иногда приезжаю, когда Ми… мама на охоте.
И это проговорил шепотом, еле слышно.
- Знаешь, - Юджин неуверенно поерзал, - если бы нас застали плачущими, то ничем хорошим это бы не кончилось. Но… я никому не скажу. Правда… если захочешь поговорить, то я не буду против. Ты не подумай, - он испугано выставил ладонь перед собой, - я не пытаюсь что-то такое вот ну… такое сделать. Там, вытянуть информацию или еще чего. Просто при Рейнольде лучше молчать и делать, что он скажет. Иначе накажут. Ну и мы же… охотники, - Юджин пожал плечами, - и слабости могут только мешать.
Последняя фраза была явно заучена, так что становилось понятно – это не его мысли и слова.
- Моя мама считает, что я ничего не умею. Ну, так оно и есть, - Дамер вздохнул, - я хуже всех. Не думаю, что дружба со мной тебе понравится. И правда, прости, прости, пожалуйста.
Юджин поднял глаза, посмотрев на Кевина с неподдельным раскаянием и страхом.
- Я точно никому не скажу, - он повторил обещание шепотом, чуть наклонившись вперед, хоть и не озирался, как бы ему при этом не хотелось.

+1

14

Юджин, даже по голосу было слышно, все еще давился слезами. Никак не мог успокоиться, хоть с ним самим и ничего не произошло. Они ведь просто разговаривали. Кевин задумчиво нахмурился.
Если этот мальчик так сильно переживал лишь из-за слов и образов, что мог себе придумать - наверное, он просто очень мягкий. Как плюшевая игрушка, как теплый свитер, как только что испеченный пирог. Возможно, жизнь позволила ему быть мягким, не давала так много страданий, и от этого он казался куда милее.
И Кевин честно не хотел заставлять его плакать, так жестоко встречая лицом с чужой реальностью. Тоже просто не подумал, что бывают и другие люди. Наверное, это нормально для детей - просто мерить все по себе. Но сегодня они научились понимать, что существуют и другие люди, и их маленькие мирки, в которых они живут. И часто эти мирки противопоставлены друг другу.
Но не ссориться же из-за этого.
Его глаза радостно загорелись, когда Юджин все же согласился читать вместе. Пусть и иногда, ведь он приезжает лишь из-за занятости матери, но даже так это должно быть интересно. Ведь больше в доме не с кем читать книги, не смотря на то, сколько людей здесь живет. В шумной толпе странно чувствовать одиночество сильнее, чем в тесной комнате наедине с кем-то. Но отчего-то в этом доме было именно так.
- Все хорошо,- тонкими пальцами он поймал чужую ладонь, неловко сжимая ее обеими руками. Будто они собирались молиться или делать нечто подобное. Но это просто единственное, что он мог сейчас сделать своими воробьиными ладошками ребенка, который практически и не тренировался еще, по крайней мере, не так, как Юджин. Ни разу не был на охоте. Совсем еще маленький.
- Юджин, ты не слабый! Ты классный!- он искренне закивал головой, так быстро, что волосы встрепались и неровно легли на лоб отросшей челкой.- Я буду очень рад дружить с тобой, правда!
Он говорил не громко, едва ли вполголоса, будто тоже боясь, что кто-то услышит их. В этом доме все казались чуть странными, постоянно напряженными, молчаливыми. Никто тут вслух не говорил о дружбе, лишь о семье. Но ведь дружить можно и внутри семьи, почему бы и нет. Ведь так даже приятнее и веселее.
- Ты ведь так быстро достал нож, и так накинулся, ты очень сильный и очень быстрый!- Кевин мастерски игнорировал то, что нож приставляли к его горлу и к полке в архиве прижимали именно его. Будто уже и вовсе забыл об этом. Отходчивый и быстро прощающий ребенок.- И я тоже никому-никому не скажу, честно!
Он заозирался, но не со страхом, как Юджин, а будто пытаясь отыскать вокруг какую-то идею, мысль. А затем отцепил чужую ладонь, протягивая Дамеру чуть согнутый мизинец на правой руке.
- Вот... Обещаю, что никому никогда не скажу, Юджин!

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1

15

- Спасибо, - прошептал Юджин, когда Кевин пообещал молчать. Для него это было очень важно, хоть мальчик и растерялся от того, как его новый знакомый взял его за руки. Его… вообще-то в семье не особо принято было проявлять нежность. Некоторые, например, просто подобного не умели. Поэтому Юджин снова шмыгнул носом.
- Я не сильный, - проговорил он, - ты скоро в этом убедишься. И… я рад, что мы будем проводить время вместе.
Мальчик мягко отстранил ладонь, беря чашку и придвигая ее Кевину.
- Возьми, - он говорил хоть все еще со слезами в голосе, но уже более спокойно, доброжелательно, - давай попьем чай и что-нибудь придумаем, чтобы отвлечься.
Мальчик улыбнулся своему новому, возможно, другу, где-то в глубине души надеясь, что это знакомство перерастет во что-то более крепкое, чем то, что было у маленького Дамера до этого.

Часть II
Было самое начало весны, ночь, когда в доме почти никого не было, снова охота, а детей оставили на попечение. В такое время они должны были уже спать, и так оно и было. Отчасти. Их развели по своим комнатам, уложили и выключили свет.
Юджин снова остался у Дамеров, хоть это случалось не так часто, как теперь мечтал сам мальчик. Дело в том, что у него появился друг. Самый настоящий. Не выдуманный, который хранил секрет на двоих, как они плакали в архиве, а потом успокаивались чаем и игрой в охоту. Один был вервольфом страшным и злым, а другой спасал от него город. Какая семья, такие и игры. Тоже некоторая тренировка, только больше веселая, учитывая, что оружием человека была подушка, а когти вервольфа сделаны из ваты.
Юджин этой ночью не спал. Он вообще плохо спал, когда мама уходила охотиться, боясь, что больше никогда ее не увидит. Вот и сегодня, его страх был каким-то особо сильным, поэтому мальчик, походив какое-то время тихо по комнате, не удержался и выглянул в коридор. Там было пусто. Вроде, никого нет, а те, кто остался с ними, были у себя. Юджин помедлил какое-то время, а затем тихонечко пробрался в архив. Он шел аккуратно переступая, шарахаясь от каждого шороха, замирая и прячась. Видела бы это Мириам, смогла бы по достоинству оценить то, каким осторожным был ее сын.
Он крался в архив, убрав за пояс фонарик. Это был очень медленный и довольно опасный путь, но мальчик блестяще преодолел все испытания из темноты и предметов на пути. Там, среди книжных полок, Юджин достал одну, которая привлекла его очень давно. Руны. Это же если выучить, то можно правильно защитить себя самому, а еще распознать их. И вообще интересно, где они наносятся, на что влияют и их обозначения. С тяжелым томиком пробираться обратно было значительно сложнее, но только Юджин обратно к себе не спешил. Его путь лежал немного в другую комнату, где ночевал другой мальчик. Маленький Дамер мысленно просил, чтобы Кевин сейчас не спал. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! За окном светила луна, и ее мягкий свет падал на пол и стены. Фонарик Юджин не доставал, прижимая к себе книгу и переступая очень аккуратно. Замер. Прислушался. Бесшумно выдохнул,  двинулся дальше. Такими маленькими перебежками он и добрался до комнаты Кевина, очень осторожно и медленно открывая ее. Выдохнул.
- Кев… - тихо позвал Юджин, зайдя в помещение и закрыв за собой дверь, - а, Кееев….
Его голос в тишине звучал довольно громко.
- Ты же не спишь, правильно, Кевин, ну пожааалуйста….
Юджин очень переживал, но знал, если Кевин и уснул, то мальчик обязательно его растолкает, потому что завтра, скорее всего, он вернется обратно домой, и они снова не увидятся довольно продолжительное время. Это было очень несправедливо и грустно.
- Я тут книгу принес, - не нашел ничего лучше, что сказать Юджин, - и фонарик. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пусть тебе тоже не спиться, ну Кеееееев.

+1

16

Год пронесся знакомыми красками. Зеленое лето, желто-красная осень, буро-белая зима. Все снова поворачивало на весну, готовясь встретить теплое солнце с его редкими лучами и променять промозглые ветра на более-менее приветливые, или же просто привычные, дождики. А Кевин даже отметил свой день рождения. Разве это не знак того, что жизнь постепенно налаживается, пусть уже и вовсе в ином кругу.
Дети быстро ко всему привыкают.
К тому же, даже в доме таких людей, как Дамеры, он смог найти тех, с кем приятно болтать и проводить время вне бесконечных тренировок. Не только с братом и сестрой, которые, как надеялся Розери, тоже перестали грустить и просто отправились дальше по этой длинной-длинной жизни, но и с местными обитателями. Впрочем... Не таким уж и местным был Юджин.
Он приезжал действительно редко. Хорошо если раз в месяц на длинной подъездной дороге можно было заметить машину его матери, которая, как всегда, практически сразу уедет по своим делам. Утром, днем, даже посреди ночи - леди Дамер не задерживалась, ценя собственное время, а Юджин оказывался предоставлен чужой семье на сутки, двое, а может и больше. И нельзя сказать, что Кевину это не нравилось - хоть он и чувствовал себя немного виновато, когда думал об этом. Думал о том, как бы классно было, если бы Юдж навсегда остался тут, с ними.
Но у него свой дом. А в нем его собственная семья. Поэтому, наверное, так и надо. Чтобы каждый жил в своей семье так долго, как только мог бы.
В этот раз на Охоту уехали практически все взрослые. Оставив детей на попечение помощников, которые явно не были рады получить свору детворы, те просто постарались всех поскорее уложить спать. И Кевин был этим недоволен - ведь как можно тратить драгоценные часы общения с другом на какой-то там сон! В любые другие дни конечно, пожалуйста, но конкретно в эти - кощунство и трата времени.
Поэтому Кевин решил, что он просто мастерски притворится, будто спит, а затем, когда свет выключат и все затихнут, он сбежит под покровом ночи в гостевую спальню к Юджину. И там они поиграют во что-нибудь, или же просто почитают, а может вооружатся фонариком и расскажут друг другу о-о-очень страшные истории - у Розери была парочка на примете. Главное это просто немного полежать в кровати с закрытыми глазами, будто самый послушный на свете мальчик, и подождать.
Часок. Ну может полтора, для надежности. Отсчитывая про себя течение секунд, чтобы не сбиться и не пропустить важные момент. Обняв покрепче одеяло и устроившись поудобнее. Покрепче закрыв глаза, чтобы никто-никто не разгадал его хитрый план.
Так Кевин и задремал.
И успешно проспал и час, и полтора. И проспал бы больше, до самого утра, наверняка пропустив бы отъезд ветки семьи Дамеров, ведь все с Охоты возвращались рано утром, если бы не чудо. Чудо заключалось в том, что им с другом пришел в голову один и тот же восхитительный ниндзя-план. И у Юджа хватило сил исполнить его до конца.
Кто еще сомневается в силе Юджина Дамера? Кевин не сомневался.
Стук закрывшейся двери комнаты прогнал сон, похожий на мешанину сотен цветов, оставив за собой странное чувство нахождения между реальностью и собственным сознанием. Такое сонливое чувство, когда хочется упасть головой обратно в подушку, перевернувшись на другой бок, и забыть про весь мир до самого утра.
Но пронесшийся по комнате шепот знакомого голоса не дал уснуть обратно.
- "Юджин? Неужели он пришел попрощаться? Я что, все проспал?!"- бодрая, как огненно-горячий крепкий чай, мысль заставила встрепенуться. И вот из-под одеяла, в лучших традициях великих ночных приключений, показалась его растрепанная макушка.
- Юдж?- голос был заспанный. Но полный решимости тотчас же чем-то заняться. И, выпутавшись из-под одеяла (которое коварно не хотело отпускать), Кевин вскочил на пол. Легкий сквознячок пробежал по босым ступням, заставив поежиться. И вспомнить, как уютно было в кровати, очевидно слишком большой для двенадцатилетнего пацана. А вот для двенадцатилетнего пацана и его ночного гостя...
- У тебя новая книга?- сразу же заметил Кевин то, что Юджин пришел не с пустыми руками. Он еще говорил и про фонарик, видимо, сегодня они богаты и волны развлекаться хоть всю ночь! С фонариком всяко веселее, чем в кромешной тьме, лишь слегка рассеиваемой светом дворовых фонарей сквозь окно.
- На полу холодно. Идем под одеяло!- прошептал он уверенно, хватая Юджа за руку и вместе с собой затаскивая на большую кровать. И тут же накидывая ему на спину одеяло, как бы сооружая из них, книги и фонарика одно большое иглу. Или вигвам. Или просто теплый холмик - это немного ближе к английской действительности. И очень тепло и уютно.
- Что это за книга? Что-то интересное?- угнездившись на месте и подобрав под себя ноги, поинтересовался Кевин. Сон как рукой сняло - ведь совсем рядом нечто новое, неизученное и крайне волнительное. Может, новый рассказ, какие-то тайны или описание очень редких существ, которых хоть и не встретишь тут у нас, но о которых совершенно точно надо знать.
Кевину очень хотелось знать. И почитать вместе, при свете фонарика.
В этом есть что-то по-человечески магическое.

[icon]http://s5.uploads.ru/07n4Z.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Прятки[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » If you can't be good, be careful [с]