Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Что-то не то исполняешь...ты не туда полез


Что-то не то исполняешь...ты не туда полез

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Что-то не то исполняешь...ты не туда полез
https://funkyimg.com/i/2YXTw.png
как же достала вся эта показуха...все стабильно, спокойно, вертикаль власти...где же вы, настоящие, сильные духом? продались, сдались? закрыли свои пасти?

1. Место действия
Новая Зеландия. Зал собраний при гостинице Хранилища.
2. Время и погода
05.05.2000 и 06.05.2000
3. Действующие лица
Клопен, Воланд и свита.
Камео: любой желающий фейбл, который присутствовал на выборах того года.

Пояснение: первый пост Клопена будет эдаким "видом со стороны для всех". На него отреагировать можно будет до 2 декабря. После этого действие эпизода переносится на следующее число и туда, где действующими лицами могут быть только члены свиты, т.е. в апартаменты Воланда. 

Голос сопротивления прорезался на финальном этапе подсчета голосов, чтобы больше не зазвучать никогда.

#kingdomofzod

+1

2

О чем думают те, кто собирается умереть за идею?
Они уже не расскажут. Они умирают.

Стоя за кулисами и готовясь к выходу, Клопен не выглядел уставшим. Не выглядел он грустным. Не выглядел испуганным. Было ли в его улыбчивом лице смирение? Кто-то потом говорил, что, дескать, видел в его глазах страшную пустоту, что, мол, он смирился со своею участью, что он был мертв еще тогда. Безбожно лгали. Клопен не выглядел, как человек, который собирается просто взять и добровольно сложить голову. Он не выглядел, как тот, кто собирается сделать что-то такое, что потом будут между собой обсуждать революционеры, как чистое безумие или никому не нужное геройство, что-то, что потом будут так старательно заминать, говоря, что он покончил с собой сам после своей глупости. Нет, ни в коем разе, он не выглядел так. Если бы хоть кто-то заметил то, о чем они так поэтично говорили, как об эмоциях типичного висельника перед тем, как он пропускал свою голову через петлю, то, вероятно, этому было бы не суждено случиться.
Не выглядел он и безумно-весело, как ему приписывали, не смеялся истерично, как будто бы уже все, фляга засвистела далеко в Астрал и страха больше нет, не казался безумцем, готовым взять пистолет-пулемет и стрелять во всех хохоча, не пугал каким-то звериным блеском в глазах. Эти детали смаковали между собой некоторые Высшие и говорили, что испугались его еще тогда, когда он пришел в зал, вместе с остальными выступающими на приеме, гримасничая и рассуждая о том, что у бедного Клопена, видно, совсем поехала крыша от наркоты и алкоголя. Ох, да нет же, если бы он выглядел так, то это вновь бы не ускользнуло от пытливого взгляда Азазелло и гусей-лебедей в толпе.
Обсуждая его, как глас революции, многие награждали его мыслями, которые, как им казалось, должны были быть в его голове. Потому что такова людская суть, даже если речь о фейблах: они пытаются объяснить для себя то, что им непонятно, то, что не вписывается в их рамки привычного поведения. Они полагали, что он думал о том, что умрет и все его страдание, нравственное и физическое, закончится, полагали, что он надеялся этим жестом заставить власть имущих задуматься о том, что они делают. Полагали, что он был в отчаянии из-за смерти какого-то друга или из-за пропажи любимой, верил в то, что едва он откроет свой рот и споет все присутствующие встанут перед ним и защитят его, закроют собой. Что его спрячут потом. Что он достаточно засветится, чтобы его смерть стала подозрительной. Бормотали, что он надеялся войти в историю и вошел, как полный идиот, который не мог вовремя остановиться. Утверждали, что он был пьян или под кайфом. Что не воду он пил за кулисами, а чистый спирт, мол, для храбрости.
Многие искали в его словах скрытый подтекст, в то время как остальные просто воспринимали то, что есть. Искали в его перформансе тайное послание, отсылки к тому, что происходит. Думали, что, быть может, он что-то запрятал в назидание потомкам, что-то рассказал, что-то, что никто не увидел тогда, что нужно обязательно долго анализировать.

Правда же была в том, что он просто вышел на сцену в черном костюме под священника, поклонился аплодирующей публике, подмигнул какой-то симпатичной девчонке в толпе, послал даже пару воздушных поцелуев другим девушкам. Его многие любили, как музыканта. Цыганская харизма и запоминающийся вокал, яркое книжное представление, красноречие истинного ловеласа - все это делало его Клопеном, единственным, неповторимым. Правда была в том, что он просто встал перед микрофоном, держа в руках какую-то книгу. Музыкантов за ним не было, заиграла обычная минусовка.
Он был один в свете прожектора. Сначала на книге было написано "Holy Bible" и он обращался в свет, будто бы молясь с этой книгой. Многие оценили это, явно. Экая интересная метафора, как иронично. Когда же первая песня плавно перешла во вторую, он содрал с книги обложку и показал, что это книга Сказок. И что страницы ее пусты. За его спиной на широком экране замелькали сказочные и книжные иллюстрации, задерживаясь так ненадолго. На них были все, и присутствующие, и отсутствующие, и давно умершие, и живые, и сидящие в тюрьме, и гуляющие на свободе. Все они были нарисованы одним и тем же художником...но кем?
В конце второй части песни, плавно переходящей на третью, Клопен стянул с себя одеяние священника, оставаясь в одной рубашке и брюках, местами будто опаленных и поношенных. Он бросил книгу на пол и та сама собой загорелась, прожектор за его спиной перестал что либо показывать на широком белом экране. Была ли там вторая часть ролика? Даже если и была, ее просто напросто выключили. Минусовку оставили, микрофон не выключали. Видимо, хотели дать ему высказаться, а может быть звукарь не просто так потом был убит в подворотне спустя два года. Он не спускался со сцены. Он почти не играл с залом. Он просто пел, эмоционально, ярко, как и всегда.
А когда допел, поклонился, не обращая внимание на реакцию. Он выпрямился, опять послал воздушные поцелуи и пошел за кулисы. Вот так, просто.

И там его уже ждали. Гуси-лебеди скрутили его и увели навстречу своей печальной судьбе.

Так о чем же думают те, кто собирается умереть за идею?
Он уже не расскажет.

песни

[icon]https://funkyimg.com/i/2Z7Xa.png[/icon][nick]Клопен[/nick][status]мы люди без бумаг[/status]

+3

3

Искусство было спасением Воланда. Его прибежищем в мире полном отвратительных, дешёвых и скучных вещей. Он уважал все виды творчества и время от времени уделял внимание каждой области, выделяя в ней лучшее. Клопен, как говорили был одним из лучших. Харизматичный, яркий, подающий надежды.

Жаль только, что подавал он эти самые надежды не тем, кому следовало.

Впрочем,такие фигуры всегда были в обществе и лучшее, что можно сделать переманить оную фигуру на свою сторону направив надежды её в нужное русло. Если получится. Если же нет надлежало избавится от угрозы сотрясения тех устоев, которые сотрясать ни в коем случае не следовало.

...С такими мыслями мессир наблюдал за тем как наполняется людьми и существами Зал. По правую и Левую руку от него находились Кот и Фагот. Верные, привычные спутники, надоевшие до зубовного скрежета. Оба были одеты ярко и с шиком. Коровьев как всегда с изюменкой, паж же просто дорого на грани фола.

Гонец и Азазелло напротив одетые неприметно затерялись в общей толпе зрителей, поодаль, вместе с Гусями-Лебедями, но в то же время не настолько далеко, чтобы Хозяин не мог их видеть. Там, где есть Азазелло ничто не может выйти из под контроля. Мысль об этом приятно умиротворяла.

Само же выступление Клопена умиротворяющим было никак нельзя назвать. Оно было не просто провокационным. Оно было перчаткой брошенной в лицо Воланду и все те, кто сидел рядом с ним (таковых надо признать было немного, у большинства нашлись срочные дела как только они услышали, кто прибудет) начали перешёптываться когда пошёл видео ряд.

Даже эта серая масса понимала куда больше, чем этот красавчик на сцене. Жаль. Очень жаль. Убивать деятелей искусства всё равно что давить сапогом цветы. Не хочется, но приходится, когда они мешают пройти. Забавно впрочем, что судьбу Клопена сегодня решила не песня, а то как сжались кулаки Эрнесто Дана, когда тот смотрел на сцену и то как заблести глаза Николаса в толпе. Именно это показало Воланду насколько перед ним опасный человек. И именно в тот миг, когда когти кота пропороли его собственные ладони Князь кивнул Гусям метнувшимся за кулисы.

Осознавали ли эти двое свою роль в судьбе певца?...

***

Воланд удобно расположился в кресле и улыбнулся, когда перед ним силой поставили на колени связанного гостя. Подобно Папе Римскому он чуть чуть протянул вперёд руку, будто бы ожидая что Клопен поцелует кольцо на его пальце, хотя приказа такого не отдал. На шее Мессира подобно боа расположился пушистый чёрный кот сверкавший янтарными глазами в сторону Клопена, остальные члены свиты расположились в креслах полукругом. Будто снова были зрителями грядущего представления. Или оно уже началось?

- Зачем так грубо? - Спросил Воланд обращаясь к одному из братьев-Лебедей. - Разве так мы обходимся с гостями?

Князь осуждающе поцокал языком.

- Развяжите его.

Приказ тут же был выполнен и после того как Гусь ретировался, Воланд улыбнулся певцу.

- Отличное выступление. Дадите автограф?

+2

4

Фагот в зале блистал! Шикарный добротный костюм, в котором все могло быть идеально. Но идеал недостижим, поэтому вместо обычных пуговиц, были кричаще красные, галстук тоже алел, словно мужчина взрезал себе горло, а пиджак застегнут на одной единственной пуговице, обнажая довольно увесистую цепочку, свисающую с темных штанов, которые походили скорее на те, что носит фанат готической Японии. Если не присматриваться, мужчина выглядел достойно. Если присмотреться, можно было подумать, что регент сбежал с какого-то аниме-фестиваля.
Он стоял рядом с мессиром, широко улыбаясь, почти смеясь над тем, что исполнял певец. Фыркал довольно, словно все это был фарс, шутка, которую играют подставные лица. Пожалуй, именно его одинокие хлопки и крики:
- Браво! – разорвали ту тишину, которая образовалась после выступления. Шут выскочил вперед, поклонившись всем присутствующим, пока певца за кулисами вязали. Фагот отсылал воздушные поцелуи, громогласно выдавая, - прекрасно, просто великолепно, долгих лет жизни и процветания этому дарованию! Мессир в восхищении, мы в восхищении!
Уж кто как не Коровьев мог сделать момент еще более жутким и одновременно нелепым.
***
Он развалился в кресле, широко расставив ноги и подперев подбородок рукой. В его позе была леность и праздность, когда он смотрел на пленника, которого привели в отдельный зал. На его лице были нацеплены солнцезащитные очки, Коровьев улыбался радостно и довольно расслабленно. Как только прозвучала речь Воланда, шут протянул:
- О, наше гостеприимство не знает границ! – он искривил губы в шальной усмешке, - мессир, позвольте мне помочь нашему гостю освоится!
Он поднялся с кресла, словно играл роль ленивого монарха, каждое действие слишком медленное и гротескное, регент был полностью в своей роли.
- К чему играть спектакли, когда весь мир театр! Не так ли? – он подмигнул Клопену, - позвольте мне сорвать для вас автограф, а может, наградить? Что жаждет сердце певца? Богатства, славы, денег и каменей?!
Фагот хлопнул в ладоши, словно танцевал фламенко, и с неба на голову певца посыпались алмазы, изумруды, рубины, рассекая кожу, ударяя о тело. Посыпались и тут же исчезли.
- Мадам, месье, сеньоры! Как жаль, что в этой драме, коварные суфлеры, искусные гримеры мы сами, - он поклонился,  - мы с вами! Но это еще не все! Мессир, позвольте, наш славный гость покажет невероятное представление! Не чета тому, что было в зале!
Он снова хлопнул, и в центре помещения появился огромный стол, довольно крепкий, чтобы выдержать мужчину.
- Позвольте, он станцует, ведь это, получится, гораздо лучше того, что выдал наш гость! Я вижу в его взгляде жажду движения, свободы и полета!
Еще один щелчок, и появились музыканты, начал звучать мотив болеро – о, этот танец требовал выдержки, физической подготовки. Хоть ритм довольно спокойный, но он тяжелый, как и требовалось. Нужно было быть невероятно легким, при этом тело должно было быть максимально подготовленным. Не столько балет, сколько пытка для профессиональных танцоров. Стоило лишь Воланду приказать, как те же гуси-лебеди могли бы взять Клопена, отправив на стол. И тогда, тугие ленты бы сковали тело певца, врезаясь в шею, кисти, ноги, и ленты эти уходили бы к потолку, перекинутые через гвозди, вбитые наверху, заканчиваясь в руках шута, который бы дергал за них, заставляя плясать тело.
[icon]https://i.postimg.cc/52cfXWTq/e-KZ90e-k0a-Mw.jpg[/icon][nick]Коровьев-Фагот[/nick][status]Morality, like art, means drawing a line someplace.[/status]

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Что-то не то исполняешь...ты не туда полез