Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Доброе слово и пистолет лучше, чем просто доброе слово


Доброе слово и пистолет лучше, чем просто доброе слово

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://funkyimg.com/i/2YwHM.png

1. Место действия
Нью-Йорк, центр социальной адаптации СФ, городской парк
2. Время и погода
10.05.2020. 12:00
Солнечный теплый полдень.
3. Действующие лица
Дэниэл Гримм, Юджин Дамер

#thisisthepolice

0

2

Денек выдался на редкость погожим.
Самый, что ни на есть подходящий денек для неспешной прогулки и душевных разговоров за жизнь.
Дэниэл душевные разговоры за жизнь терпеть не мог. Он не умел подбирать слова, обходя острые углы, ему всегда было проще сделать, чем сказать, а еще он привык называть вещи своими именами. Но Юджин теперь свой - и это первая причина попытаться. Вторая причина - те двое, которые успели, на свое счастье, избежать столкновения с Рэнди в тот злополучный вечер. Желание порвать их задницы на флажки так никуда и не делось, но для этого требовалось сперва выяснить хоть что-то. И желательно, сделать это так, чтобы новоявленный подопечный Шефа не пошел на попятную, или, что еще хуже - не дал деру, превратив все это в веселую игру в догонялки.
В атмосферу погожего весеннего денька хмурая и  сосредоточенная физиономия Гримма с дымящейся сигаретой в зубах вписывалась не то, чтобы очень органично. Пристроившись чуть поодаль от парадного входа в центр, около мусорного контейнера, и закрыв собой маленькую наклейку с призывом не курить, он всматривался в лица выходящих. Дымил рядом со знаком, запрещающим это делать, он не из чувства протеста - просто место было очень удобное, с хорошим углом обзора, так что Дамера он точно не пропустил бы.
Докурив сигарету и бросив ее в урну, Дэн снял куртку и закинул ее на плечо, оставшись в футболке, после чего вытащил из кармана джинсов мобильный телефон. Заметив уведомление о сообщении в Whats app, он недобро прищурился. Джереми. В половине первого ночи. Ну конечно. Открыв приложение, он торопливо пролистал диалог большим пальцем. Сообщений было несколько - три из них с фотографиями, на которых были запечатлены несколько рубашек, художественно разложенных на кровати.
Двенадцать тридцать. "Я собираюсь на свидание. Что мне больше пойдет?"
Гримм тяжело вздохнул, сверля взглядом экран смартфона. Серьезно?
Двенадцать тридцать пять. " Он похож на тебя, поэтому мне важно знать твое мнение :* "
Три часа ночи. Голосовое?
Достав наушники и воткнув штекер в разъем, он обреченно нажал на кнопку, чтобы прослушать запись, не забывая поглядывать на вход в здание. Голос Наварро звучал с надрывом. Драматичным, как это обычно и бывало.
"Я думал, то, что он похож на тебя, ничего не значит. Но нет, он такой же козёл."
Три сорок. "Спокойной ночи."
Ох уж эта точка в конце сообщения.
"Я и не сомневался."
Отправив сообщение, Дэниэл провел рукой по лицу и убрал мобильник обратно, предварительно поставив его на беззвучный, от греха подальше. К таким полуночным вторжениям Джереми в его жизнь он уже успел привыкнуть, к тому же они и не мешали особенно- по ночам он либо спал, и не слышал входящих, либо работал, и ему было не до них.
Наконец, разглядев за небольшой  компанией выходящих Юджина, Гримм направился к нему. Он шел решительным, но неторопливым шагом и, оказавшись на достаточно близком расстоянии, позвал его по имени.
- Эй. Привет,- отметив про себя, что парень выглядит значительно лучше с того раза, когда они виделись, Дэниэл кивнул головой в сторону дверей.- Мы с тобой не знакомы, но вроде как в одной лодке теперь, так что самое время. Я Дэниэл. Рэнди мне про тебя рассказывал. Не хочешь прогуляться где-нибудь, пока вон та толпа детишек, радостно бегущих сюда, не затоптала нас заживо?

+1

3

Юджин шел спокойной походкой по коридору Центра, и со стороны выглядел тихим пареньком, который просто решил прогуляться. Вот только внутри Юджина продолжал буравить и точить пустоты страх. Он накатывал часто, накатывал сильно. О нем теперь все вокруг знали, но никаких действий не предпринимали. И если маленькая лапка надежды периодически пробивалась, то ее быстро запихивали обратно – они выжидают, они просто ждут, чтобы сдать тебя твоей семье. Охотники скоро пребудут. Мать скоро явится за ним.

Поэтому Юджин выжидал. Он ждал, когда же его начнут хотя бы немного выпускать, так, чисто на прогулку, недалеко. А там и прощайте – он сбежит, спрячется. К себе не вернется, он просто куда-нибудь заныкается, возможно в ближайший небольшой пригород.
Но за ним следили. За ним постоянно следили, и Юджин все больше ощущал, что скоро начнет происходить полный ужас. Из-за всего происходящего он не смог составить конкретный план, поэтому он больше собирался действовать по ситуации, когда двигался по коридору, лавируя между персоналом, людьми, стараясь никого не касаться.
Парень вышел из здания, озираясь по сторонам – он выглядел гораздо лучше. Синяки под глазами никуда не делись, но сам по себе он уже не производил впечатления не пойми кого. Конечно, не исправить ничего за две недели, но Юджин пока перестал дергаться – научился притворяться, что все хорошо. Так надо, потому что от него этого ждут.

Выйдя же на улицу, парень ощутил, как отвык. Мир ему показался снова невероятно большим, каким-то надвигающимся на тебя, готовым в любой момент сомкнуть пасть и поглотить. Солнце, чистое небо – все это давало ощущение беззащитности. И вернулся страх, захотелось все плюнуть укрыться в своей комнате или пойти к Шефу, чтобы стоять у плиты, где все становилось мало-мальски знакомым, понятным. А тут.. а тут вернулся ужас. Юджин неуверенно сделал шаг, потом другой. Вся уверенность, что надо бежать, пропала. Он ругал себя за это, он понимал, что так нужно, потому что, походу, приручение шло полным ходом. Вон, он уже хочет обратно в Центр, где тишина и покой, а это значило, что скоро он сам с радостью отдастся охотникам. Да, ему сказали, что на его происхождение плевать, но он-то не дурак!

Когда Дамера окликнул мужской голос, тот по привычке дернулся в сторону, чуть не столкнувшись с кем-то. Вовремя выпрямился, озираясь, да видя перед собой мужчину. Опустил голову, надеясь, что может это не его. Да и вообще, кто это? По словам, которые произнес этот Дэниэл, он вроде бы от Шефа, но кто его знает?
- Как… как мне вам поверить? – тихо спросил Юджин, потихоньку идя вперед, не быстро, постоянно ища взглядом способы побега. Снова мелькнула мысль вернуться в Центр. От былого спокойствия не осталось и следа.
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

4

Дальнейшее развитие событий пролетело перед внутренним взором Дэниэла как кадры на киноленте. Не нужно было быть экстрасенсом, вундеркиндом и полицейским года в одном флаконе, чтобы это предвидеть. Животной чуйки оказалось более чем достаточно, чтобы сделать безошибочный вывод - Юджин напуган, и, вполне вероятно, сейчас рванет куда подальше. Хорошо, если обратно в центр, а не в лабиринт нью-йоркских улиц, создав тем самым кучу проблем, в том числе и себе, потому что бежать и вести терапевтические беседы одновременно Дэн не умел. Он и в статичном состоянии в этих беседах особенно силен не был.
Гримм озадаченно почесал в затылке, вздохнул,и стараясь двигаться как можно спокойнее и не совершать ничего такого, из-за чего потом придется тащить этого парня обратно к Шефу (возможно даже в зубах), обошел Юджина и встал перед ним, вынуждая остановиться:
- Для начала - притормози. И оглянись вокруг,- он развел руками, остановив на юноше уставший взгляд полуприкрытых глаз.- На дворе белый день, кругом куча народу. Вон там - камеры, - он указал в сторону главного входа в центр, а затем - на себя.- А здесь - я, который вроде не похож на идиота. Только идиоту может прийти в голову, что набрасываться на людей у всех на виду и тащить их куда-то, как мешок картошки, или еще какое-нибудь непотребство сотворить - это отличная идея. Согласен? Это первое. Второе - верить на слово тем, кого видишь впервые в жизни - это не очень-то хорошая мысль. Поэтому смотри сюда,- он достал из кармана мобильник, открыл галерею изображений и вручил Юджину.- Листай. Там есть несколько фотографий с Рэнди, часть из них сделана в стенах этого центра, к слову. И еще  на парочке- мой кузен. Он Рэнди обожает,прямо-таки фанат номер один,- Дэниэл мягко усмехнулся, вспоминая, какое впечатление на Шэлдона произвел большой черный парень. И даже в тот момент вздохнул спокойно, раз у его брата такие кумиры, то волноваться явно не о чем. Это, как ни крути, лучше чем  какой-нибудь репер  из гетто, в которого стреляли столько раз, что дырок в нем больше, чем в швейцарском сыре. Достав сигарету из пачки и прикурив, он продолжил:
- Если для тебя недостаточно убедительно, и тебе покажется, что все это - коварный план, а я сраный гений фотошопа, то мы можем просто сделать один звонок твоему новому наставнику и он подтвердит  тебе, что я это я, а не какой-то хрен с горы. Есть еще один вариант - ты можешь попытаться свалить отсюда прямо сейчас, но честное слово, парень, у меня сегодня нет настроения устраивать веселые старты, и я не хочу начинать это знакомство с выяснения, кто из нас быстрее бегает. А без этого обойтись не выйдет - я уже сказал, что мы в одной лодке, и это значит, что за тебя я отвечаю головой. И я здесь, чтобы помочь тебе. Работа у меня такая,- Гримм выдохнул дым в сторону. Шансы на то, что все закончится относительно благополучно виделись ему очень смутными. В сильном стрессе и обычный-то человек способен на многое, а оборотень способен на многое в квадрате,и не всегда решения, продиктованные инстинктом самосохранения, бывают оправданы и адекватны. Но, в общем-то, и к такому развитию событий он был готов. Шеф предупреждал об этом.
-Что скажешь?

+1

5

А еще от мужчины разило оборотнем, звериным запахом, и снова стало страшно. Парень поймал эмоцию, зафиксировал в голове, пытаясь вычленить мысли. Зачем он это делал? Не знал. После первой встречи с доктором Капуром, юноша так и не решился набрать его номер. Периодически брал телефон в руки, вертел, сжимал в пальцах и… откладывал. Просто откладывал куда подальше, уверяя, что позвонит позже, что он еще недостаточно выполнил задание, не был полностью сосредоточен, не добился того, о чем говорил врач. И вообще, он планировал же сбежать. Он же планировал! И как бы хорошо не было, он не собирался оставаться.
То, что это отговорки, Юджин не замечал. От него несло страхом так же сильно, как зверем от мужчины, что окликнул его. Да еще и обошел, не давая никуда идти. Дамер вжал голову в плечи, на автомате подмечая мысль: «Бежать?»
Надо же, к доктору не собирался, а мысли собирал. И аккуратно тщательно, красивым почерком записывал в тетрадь. Вот зачем?
Юджин остановился резко, немного дергано, но все-таки не драпанул, проследив взглядом за тем, куда указывал этот Дэниэл, отмечая, что тот прав. Люди ходили туда-сюда, кто-то спешил, кто-то не очень, но, пожалуй, действительно надо быть полным кретином, чтобы нападать в такое время суток. Но ведь… вот и еще одна мысль в копилку. Страхи, страхи везде, и все чаще стали казаться Дамеру слишком сюрреалистическими.
А еще стало стыдно, ведь, получается, оборотень прекрасно учуял панику парня, раз говорил о таком вот развитие событий. Зато потом все-таки перевел на сам вопрос Юджа, протягивая тому телефон. Парень взял его аккуратно, не так уже волнуясь, но все равно не касаясь вервульфа руками.  На сотовом действительно были фотографии, разные, с Рэнди, тем самым кузеном.
- Спасибо, - пробормотал Юджин, отмечая, что его просьбу о доказательстве выполнили. Стало даже приятно, что ли. Но опять же, получается, его пасли. Ему не дадут уйти просто так, и это было плохо. Конечно, Шеф сказал, что у них договор до одиннадцатого, но Дамер даже представить не мог, чтобы его отпустили. Скорее сдадут семейке, чтобы избавиться от того, кто в свое время нес смерть их виду. Юноша вернул телефон, ошарашенно уставившись, реагируя на следующие слова мужчины.
- Да нет… - немного попятился Юджин, чисто по привычке, - я верю, не думаю…
Затем выдохнул, опустил голову, отмечая, что мужчина будто бы заранее отметал все возможные сомнения в его личности. Это даже подкупало. Вот только явно дал понять, что поймают. Юджин слаб, даже в физическом плане он слаб, потому что им владел страх и неуверенность в своих силах. Он столько лет не воспринимал себя как полноценного вервольфа, что просто не мог нормально реагировать и пользоваться всеми доступными возможностями. А этот мужчина мог – он источал такую вот уверенность.
В общем, клетка захлопнулась, а вернее накрылось все этой самой «одной» лодкой.
- То есть, выбора у меня нет, - неуверенно посмотрел Юджин на Дэниэла, - и в чем выражается эта помощь? Простите мое любопытство.
Тут же сконфуженно сдулся, будто сказал нечто очень дерзкое, такое, от чего бьют по заднице ремнем в детстве, а охотников отправляют отрабатывать приемы, удары ножом или просто бьют палкой по хребту, чтоб неповадно было вякать на старших.   
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

6

—Нет проблем,— Дэниэл осторожно забрал мобильник. Кто бы мог подумать, что эти дурацкие совместные селфи когда-нибудь пригодятся, а вот поди ж ты. Попытка  отступить назад его напрягла, но Юджин, вроде как, срываться с места не собирался - видимо, сработал привычный защитный рефлекс. Который,судя по всему, активизировался моментально даже на самые незначительные раздражители. Гримм вздохнул и задержал на юноше долгий сосредоточенный взгляд. Что  и как долго нужно было делать с ним, чтобы он стал походить на какого-нибудь зашуганного енота в городском зоопарке? Он ведь ненамного младше Данте.
— Ладно, вот и славно. Значит, мы все выяснили,— оборотень примирительно поднял руки, очень стараясь сбавить тон.— Я не пытаюсь на тебя напасть, ты не пытаешься убежать. И все это выглядит как начало крепкой дружбы,— последнее Дэн произнес иронично, но беззлобно. И кивнул головой, призывая Дамера следовать за ним.— Пойдем, прогуляемся немного до парка и поговорим по дороге,— очередной окурок полетел в урну и мужчина перешел на размеренный шаг, стараясь не обгонять Юджина и не идти слишком близко к нему, чтобы совсем уж не нагнетать атмосферу своим близким присутствием. Это же не конвой, в конце концов.
—Раз уж ты об этом заговорил, давай сразу кое-что проясним. Выбор есть всегда. Но у каждого решения есть последствия, которые не всегда касаются только тебя одного, и я сейчас не о себе и не о твоем наставнике говорю. Оно, конечно, так - пока ты под его надзором, он несет за тебя ответственность, и поэтому дать тебе слинять в никуда я не могу. Это и моя ответственность тоже. Но я о другом немного. Ты , само собой, прямо сейчас можешь сказать что-то в духе: "Эй, знаешь что, Дэниэл, ногами ходят вот так",— он изобразил указательным и средним пальцем идущего человечка, — "Так что возьми с собой свои уроки жизни, о которых тебя не просили, и все остальное, и иди нахер большими шагами". И это будет твой выбор. У меня нет оснований надеть на тебя наручники, запереть в темной комнате с телевизором и использовать все выпуски шоу Опры в качестве пытки до тех пор, пока ты не захочешь меня услышать. Это Америка, дружище. Свободная страна. А я -
офицер полиции, который должен бы защищать чужие права и свободу. СФ, кстати, тем же самым занимаются,ты же в курсе, да? Ну знаешь, "Справедливость для всех", и все такое. Когда подобное слышишь, хочется приложить руку к сердцу и заплакать. От смеха,—  Гримм  хмыкнул и замедлился, аккуратно лавируя между детишками, которые толпились около фургона с мороженым, припаркованным рядом с небольшим супермаркетом.— Так вот, я здесь именно потому, что кое-кто из этих ребят, похоже, долбился в глаза и позволил случится тому, что  с тобой случилось  не так давно. И еще потому, что среди нас, таких, как  ты, я и Рэнди, есть те, кто уверен, что можно поступать с тобой по-ублюдски и выйти сухими из воды. А я вот так не считаю. Не нравится мне такой расклад. И он бы мне не нравился в любом случае, даже если бы ты жил обычной скучной человеческой жизнью, без отрастающих каждое полнолуние клыков, когтей и остального боекомплекта,— он остановился и вопросительно приподнял бровь.— Тебе что-то говорили про законы стаи и прочее дерьмо? Если да, то забудь об этом. Конституция - вот единственный закон, который распространяется на всех. И я готов свернуть его в трубочку и затолкать в глотку тем, из-за кого ты теперь боишься собственной тени, но есть проблема - я не знаю, кто они и как долго все это происходит. А ты - знаешь.

+1

7

На словах о дружбе, Юджин с ужасом посмотрел на мужчину, но снова попытался взять хоть какой-то контроль над эмоцией. Все дело в том, что он столько раз слышал подобное перед тем, как все происходило. Мол, ну что ты, мы ж друзья, не парься. А друзья на все идут ради друг друга. И обязательно рука на плечо, такие вот стальные тиски.
Но сейчас же все было не так. Никто не пытался его удержать, никто не пытался его поймать… пока Дамер не решит драпануть, ага. Поэтому да, конвой, самый настоящий.
Юджин последовал за Дэниэлом, все-таки никак не понимая, а что собственно от него хотят. Если ничего такого, то зачем вообще с ним заговаривать? Шеф понятно – он тал свидетелем, доктор Капур по работе. А вот этот вот вервульф. Что ему надо то?
Юноша шел, засунув руки в карманы джинсов, чуть сгорбившись, хотя мужчина был его выше. От этого, кстати, тоже было неуютно. Одно радовало – Дэниэл не старался сократить дистанцию, да и вообще вел себя корректно, что ли. А слова о долгом пешем невольно дали вырваться смешку. Идея была очень даже заманчивой, но Дамер не мог так поступить. Он слишком мягкотел для подобного, что ли. А может и подсознательно тянулся и пытался верить во что-то лучшее. В сказки, ага. С добрыми феями и вервульфами – стражами закона.
Наручники? В смысле наручники? Юноша поежился, ведя плечами, и чуть ли на самом деле не драпая. даже ускорился, косясь на Дэниэла с предельной осторожностью. А в мыслях вспышки воспоминаний. И даже последующая шутка не исправила ситуации. Уж слишком часто Юджину приходилось испытывать на себе это чудесное приспособление, позволяющее удерживать его на месте, не дающем упасть…
Хорошо, что мужчина развил тему дальше, не заостряя внимания, плюс еще наконец-то пояснил, кем являлся. Да уж, защитники прав и законов. Ну-ну. Юдж горько усмехнулся, больше для себя. То-то столько времени он прям ощущал, чем занимаются СФ! Прям на собственной шкуре. От подобных мыслей стало тошно, потому что он не верил в такую вот свободу. Нет, правит тот, кто сильнее и влиятельнее. Вот и все. И ничего с этим не сделаешь. То, что парень попал к Рэнди – чистая случайность, а все остальное как раз суровая правда жизни.
- Что ж, - пробормотал Юдж, - это же в идеале, а не в реальности должно быть.
И снова Дэниэл удивительным образом своим юмором подкупал. Дамер аккуратно, стараясь не касаться детей, начал обходить. Он шел довольно неуклюже из-за подобного, но ничего не мог с собой поделать. Забавно, получается, полицейский либо не знал, что для молодого вервульфа события той ночи были даже не нормой, а легкой разминкой, или целенаправленно не говорил о своей осведомленности. Парень прошел дальше, задумчиво смотря на мужчину, но не в глаза, а чуть ниже, куда-то в район подбородка. При этом не поднимал головы, так что взгляд получился исподлобья.
Так вот чего хотел этот мужчина – имена. Вот только где гарантия, что все действительно может измениться? Юджин подобному не верил от слова совсем.
- Знаю, - не стал отнекиваться Дамер, - но они… они не позволят мне все это дело вскрыть.
На этот раз он усмехнулся горько, запустил даже пятерню в волосы, зачесывая их назад. Болезненный жест получился.
- Скажите, - наклонил голову, продолжая недоверчиво смотреть, - вы в курсе, кто я?
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

8

Рассуждения о реальности и идеале как-то неприятно резанули слух, оставляя после себя ощущение съеденного целиком лимона. Того самого, который жизнь тебе подкинула, а сделать из него прохладительный напиток, по совету всех этих лайф-коучей и сетевых философов не получилось. Да и не было смысла пытаться - лимонад вышел бы так себе. Не стоило осуждать за подобные мысли Юджина, которому пришлось пережить столько всякого дерьма, что хватит на десятерых. Гримм и не осуждал. Но это смирение и отчаяние настолько противоречило его собственной картине мира и не вписывалось в нее никаким боком, что он уставился на парня, решительно не веря своим ушам:
—Знаешь,— произнес он, после небольшой паузы.— Грош цена любым идеалам, если не стремиться воплотить их в реальность. И если не бороться за них. Тебе так не кажется?— он неопределенно повел плечом.— Я сейчас не о чем-то заоблачном. Каждый из нас имеет право на то, чтобы с ним не обращались как с мусором. Не считали чем-то второсортным. На то, чтобы люди, которые придумывают эти громкие лозунги про справедливость, делали свою работу, и делали ее хорошо, потому что иначе это все - громкие слова которые не стоят ничерта. Я вот об этом, а не о том, чтобы прямо сейчас пойти и устроить пикет, требуя каждому единорога в личное пользование, — хотя Дэн и подозревал, что в глазах его собеседника это примерно одно и то же. И если бы Шеф не узнал обо всей истории, в которой отдел адаптации здорово косякнул, все бы шло по накатанной и дальше еще бог знает сколько.
Ответ был предсказуем и даже ожидаем. Разумеется, у этого парня нашлась бы тысяча причин, чтобы ничего не говорить Гримму, да и вообще никому ничего не говорить. У Дэна же была по крайней мере одна и очень резонная для того, чтобы вообще взяться за это дело и все разузнать.
—Тебе и не придется ничего вскрывать. Этим я займусь,— вход в городской парк уже маячил на горизонте и оборотень немного ускорился.— Я сейчас не пытаюсь тебя утешить или успокоить, я просто констатирую факт - ты больше не один на один с ними. Ты понимаешь, что это означает? Это означает, что твои старые знакомые теперь будут иметь дело со мной и Рэнди. Зуб даю, им это совсем не по душе придется, но они больше - не только твоя забота,— услышав вопрос, он потер лоб ладонью и озадаченно свел брови к переносице, пытливо всматриваясь в недоверчивое лицо напротив. Разумеется, он был в курсе истории нового подопечного Шефа, и того, кто такие Дамеры. Разумеется, для него самого это не меняло ровным счетом ничего. Но вот как донести это до того, кто до сих пор получал только тычки и затрещины и прочие неприятные последствия такого родства?
— Парень, который попал в крайне хреновую ситуацию, потому что обстоятельства сложились не лучшим образом?—  вервольф развел руками.—  И которому не повезло свести знакомство с кретинами, готовыми глумиться над ним просто за то, кем были его родители и прочие пра-пра-пра? Ты это имеешь ввиду? Или ты это так серьезно говоришь потому,что у тебя где-то за городом есть бэт-пещера и личный дворецкий? —Дэн провел рукой по лицу и вздохнул.— Ладно, извини, неудачная получилась шутка. Слушай. Я знаю, что ты навидался всякого, и после такого сложно поверить, что каждый, встреченный на твоем пути, не держит камня за пазухой. Но я уже сказал тебе, и повторю еще раз, последний: не имеет значения, кто ты. Единственное, что важно - какой ты. И готов ли ты что-то сделать с этим дерьмом, или и дальше так и будешь позволять своей  жизни таскать тебя за шкирку, как щенка,— Гримм встал, облокотившись о спинку ближайшей скамейки, скрестил руки на груди:
— А еще у меня есть некоторые основания полагать, что ты не единственный пострадавший. Слишком уж много неприятных совпадений, и любая информация, которую ты сможешь мне дать, будет ценной,— он склонил голову, заглядывая Дамеру в глаза и доверительно сообщая:
—Я собираюсь надрать пару задниц, Юджин. И ты можешь мне в этом помочь.

+1

9

Все не то. Все совсем не то, что хотел услышать Юджин, когда задал простой по своей сути вопрос. Парень как-то обреченно поднял голову и посмотрел на Дэниэла, который продолжал и продолжал говорить. А Дамер замотал головой, сокрушенно опуская в итоге взгляд. Совершенно разочарованный и какой-то не живой. И уже без разницы – знает ли этот коп его фамилию, или нет, говоря слова, которые вроде должны поднимать дух, а по факту только скребли когтями по душе. Что хотел Юджин услышать? Да просто обычный ответ – да, я знаю, что ты Дамер, или нет, я не знаю, кто ты. Все.

Если бы это прозвучало, все стало бы проще, все стало бы лучше, потому что тогда сам парень смог попытаться объяснить. Попытаться донести то, что так отчаянно хотел. Но нет, мужчина, пока они подходили к парку, вещал что-то охренеть какое вдохновляющее, а по факту забивающее крышку гроба, предварительно положив туда надежду, что все на самом деле изменится. Он пытался вдолбить Юджину, мол важно только качество человека, но ведь не в этом дело, не в этом! Дамер жить хотел! Он чертовски хотел жить, и даже не понимал, зачем ему это. Он семьи своей боялся, матери, которая сделает то, что не смогла. Деда боялся, при чем даже не зная, жив он или нет. Дядю боялся, и даже не одного. Его клан силен и жесток, и никакой пощады к оборотням не будет. 

Стоит Юджину выдать имена, как те тут же поймут, кто это сделал, учитывая, что самого Юджина вот уже сколько дней не наблюдалось на работе, в своей же квартире, в тех местах, в которых он привык бывать. И тут громкое дело! Да, разборка наверняка будет удачной, но эти загнанные люди и оборотни наверняка решат укусить напоследок – просто маякнут о том, что некий Юджин Дамер жив здоров и… вервольф. Все! Этого достаточно, чтобы по кодексу охотников, семейка ломанулась исправлять ситуацию. А ведь могут еще сообщить не просто семье, но во всеуслышание. И тогда у Дамеров даже шанса не останется – придется лететь за три пизды, просто чтобы их самих от такого казуса не порешили. "Охотник, укушенный вампиром или оборотнем, должен самостоятельно покончить с собой. В случае, если Охотник не в состоянии сделать этого, допускается возможность обратиться за этим к родственнику." - как же сильно вбились простые правила в его голову! Он мог цитировать кодекс наизусть, даже если разбудить его в три часа ночи. А и вот еще замечательное: "Если выясняется, что в династии мелькнула грязная кровь, династия должна быть "почищена". Убиваются прямые потомки нечистого и он сам, а связавшегося с ним члена семьи наказывают на усмотрение династии." Как Юджин мог спокойно выдать фамилии, осознавая все это?

Он не глупый парень, и стандартными заверениями, что жизнь в его руках и бла бла бла не мог успокоиться. Он прекрасно знает, в каком он дерьме, он прекрасно осознает, что наверняка не единственный пострадавший. Но он бывший охотник, который должен быть казнен. Юноша не знал, были ли другие такие, кто уцелел, видно, если были – скрывались хорошо. А он вот не смог. Не дали ему пожить под личиной Уотсона, и не дадут ведь никогда.
Дамер мрачно шел вперед, больше ничего не говоря, и от него просто ощущалась безграничная тоска, на этот раз реальная безнадега. Если в момент выхода из Центра Юджин был напуган, но довольно стабилен, то сейчас вот это вот понимание, что его не слышат и даже больше того, заглушают словами псевдоучастия, ударило с двойной силой, заставляя сильнее горбиться.  Ему нужны были ответы на простые вопросы, а не отбрехивание – не твоя забота. Ага, конечно, не его! Он просто будет в комнате или квартире ждать, бояться шорохов и любого непонятного движения. И не уследит ведь, когда его волчья голова окажется отсеченной от тела.
Юджин автоматически сглотнул, потерев шею рукой, а потом, пройдя еще немного, остановился и все так же не поднимая головы, сказал:
- Завтра я уйду. Такой договор у меня с Ше.. Рэнди.
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

10

Не заметить, что Юджин как-то не очень вдохновился, мог бы только слепой или особо одаренный, или тот, кто сочетал в себе эти две убойных особенности. Со зрением у Гримма был полный порядок.  С пониманием происходящего - не очень. У него нашлось бы слишком много вариантов того, откуда вдруг взялась эта смертная тоска в глазах парня и с чего вдруг он так сгорбился , как будто в парк только что заехала фура, груженая превратностями жизни, и все это добро сейчас обрушится ему на голову.
Дэн замолчал, склонив голову сначала направо, потом налево. Он глядел на собеседника так, как обычно смотрят на головоломку, которую почему-то никак не удаётся собрать, хотя сначала казалось, что с этим плевым делом справится даже школьник. Шеф вообще-то предупреждал его, да он и сам знал, что судьба на Юджине знатно оторвалась, и  после такого бояться даже собственной тени - вовсе не удивительно.  И что страх- это не та штука, от которой можно избавиться за один разговор и никакими благими намерениями её не выдавить. И что одними уверениями тут не отделаешься, тем более  от того, кого впервые в жизни видишь  Тем более когда он тебя напрягает как, видимо, напрягал бы любой другой незнакомец. Ну или почти любой.
В общем, звезды как-то совсем не сошлись.
Дэниэл  взял себе несколько секунд на размышления, не торопясь что-то говорить. В такие моменты он обычно думал о том, как поступил бы его отец. Наверняка тот нашёл бы нужные слова и подходящую дистанцию. Может, не наседал бы так? Несмотря на то, что был воспитан женщиной, которая на старости лет отстреливает медведей во дворе своего дома и не испытывает при этом никакого дискомфорта, он это умел. Удивительное рядом.
-  Эээй. По какому поводу траур? -  он пытливо посмотрел на Юджина, убедился, что беспросветная печаль никуда не исчезла и со вздохом виновато поскреб затылок. - Ты прости меня, не мастер я в душеспасительных беседах. До сих пор это никого не прикончило, но ты сейчас выглядишь так, словно будешь первым. И ещё иногда меня заносит. Есть такое. Особенно, когда меня что-то бесит. В случае с тобой и со всей этой историей- это не ты. Это... в целом. Неважно, -  он решил не вдаваться в подробности - во- первых, это было действительно неважно на данный момент, и во-вторых подробностей было слишком много: хватало и того, что в этом грязном деле мог быть замешан кто-то из его сослуживцев. Возможно. Дэниэл досадливо поморщился и сжал ладонь в кулак. Он все ещё был благодарен Рэнди за то, что тот  не дал тогда перегрызть глотки Бишопу и Ирвингу, но где-то очень глубоко в душе понимал- будь у него возможность, он бы закончил начатое. И ни о чем не жалел бы. 
- Так что стряслось? - он обошёл юношу и опустился на близстоящую лавочку. Так было намного удобнее пытаться удержать зрительный контакт с поникшим головой Юджином а заодно и не нависать над ним.- Я понимаю, что тебе не по себе от этого разговора, и трясти тебя не буду. Ты не на допросе. Заставить тебя перестать бояться я тоже не могу. Но я хочу помочь. И кажется, кое-что в моих силах,- на реплику о завтрашнем уходе он пожал плечами:
-Уйдёшь, конечно. Если захочешь. Центр помощи- не тюрьма. Силой там не держат, -  все ещё не очень понимая, к чему была брошена эта фраза,  а из уст Юджина она могла подразумевать буквально что угодно, Дэн решил уточнить. -И что это будет означать для тебя? Тебе вообще есть куда идти?

+1

11

Стоило Гримму заговорить, как Юджин вздрогнул. Просто ушел в себя, решив некоторые вещи, а тут снова мужская речь. Был бы парень обычным человеком или вервольфом, он бы даже хохотнул со слов мужчины. Вот только Дамеру смешно не было. Речь копа только показала еще большую разницу в мироощущениях.
- Ничего, - сдавленно отозвался Юджин, - вы не обязаны. Это нормально.
Да, нормально, что люди могут спокойно жить, хотеть справедливости и пытаться поддержать вдохновляющими речами. Нормально, что кто-то не боится ходить по городу, не боится маму с папой. Абсолютно нормально, что есть вещи, которые бесят, а не страшат. Что кто-то всегда смотрит со стороны, готовый вставать грудью. Это нормально. А тут вообще Гримм производил впечатление человека, который действительно верил в то, о чем говорил. Даже про то, что важны людские качества и так далее. Просто… не в этом проблема у Юджина.
Парень глубоко задумался, когда мужчина обошел его, сел на лавочку и задал вопрос о том, есть ли ему куда идти, словно пытался понять, как ответить. А потом вдруг испугался – привык за последнее время жить в какой-то тишине и спокойствии, а вопрос об уходе снова всколыхнул страх. К хорошему вообще привыкаешь, тут поспорить сложно. Есть ли ему куда идти? Да нет, нету. Он не вернется в свою квартиру, не вернется даже в тот район. Он просто уйдет, спрячется где-нибудь. Может, уйдет из города, куда-нибудь, где его не узнают. Подальше от существ, живут же люди в вечном скитании, и не надо будет переживать о других и себе. Конечно, будет тяжело, но не тяжелее, чем до этих спокойных дней.
- Да, - отрывисто сказал юноша, - есть.
Дамеру захотелось скулить. Забраться куда-нибудь в уголок и хорошенько так поскулить, сжавшись в комок. Он с ужасом осознал, что отвык от страданий. Этот глоток спокойствия, теплого отношения и заботы, которую никто раньше особо не давал ему, стал губительным, потому что Юджин понял - он не в силах уйти, а, когда покинет Центр, будет только хуже. Еще страшнее и безнадежнее. Но всегда можно научиться воровать, тем более что мелкий опыт, когда он только стал вервольфом и еще не успел обратиться в СФ, присутствовал. Сейчас Юджин снова задумался, что лучше бы и не обращался. Все, хватит с него подобной «заботы». Лучше один. Лучше слоняться и бродяжничать где-нибудь в небольших городках, чем вот так, как было. К тому же он уже не новообращенный, срываться не будет. Стабильно мертв, чем жив. От всех мыслей  парень даже попятился, просто начал делать неуверенные шаги назад, да только потом остановился, замер. Слабая полусдохшая надежда, которую Дамер списал на обычный страх, робкими коготками поскреблась в душе оборотня.
А, может, стоит? Стоит второй раз задать вопрос, на который он хотел услышать один конкретный ответ? Парень подозревал, что этому копу все известно, но он должен был лично услышать, убедиться, чтобы не строить тысячу версий и вариантов. Да и от того, как ответит мужчина, многое стало бы понятно:
- Вы знаете, кто я? – повторил он, подняв взгляд. Не в глаза, чуть ниже, но Дамер смотрел и даже пытался унюхать хоть какой-то намек, хоть что-то. Может все-таки поймет, что хочет неумело сказать юноша? Что больше всех унижений, всего, что с ним творили, он боится именно семьи. Не просто так он позволял творить с собой, что угодно. Не просто так не сопротивлялся, что это вошло в какую-то обыденность. Надо же, всего несколько дней ему понадобилось, чтобы понять причину того, почему не давал отпора. Всего-то и надо было остановить свой бессмысленный бег по колесу. Поэтому юноша снова задал главный вопрос. Ответив на который, Дэниэл мог решить много проблем. На подкорке разума Юджин очень, ну вот очень хотел услышать, что да, в курсе, что это не пустяк, не хрень, выдуманная воспаленным сознанием, и, главное, выходы из беды есть. Например – такие, другие, и вот еще третьи. Да хоть какие-нибудь! Потому что сам парень не знал и не видел их. Он ощущал всю безнадегу от того, что те, кто его мучили и те, кто прикрывал мучителей, были в курсе, что он Дамер. Это  их козырь, который работал примерно четыре года подряд, и это же станет их последним звуком, перед тем, как коп, по его словам, разберется с обидчиками юноши. И как же Юджин боялся такого последнего крика!
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

12

Нечто в ответе Юджина заставило Дэниэла усомниться в его правдивости. Нет, он не был экстрасенсом, который пронзает людей с первого взгляда, не считал себя менталистом или физиогномистом, который мог бы определить настроение человека по тому, под каким углом у него бровь изогнулась или что-то в этом духе. Зато он был старшим братом все свои сознательные годы, а последние два -еще и оборотнем, что позволяло ему чувствовать окружающих намного лучше, чем раньше. По крайней мере, новую волну страха, которой его внезапно окатило, он почуял отлично. Немой вопрос в его глазах читался слишком явно, чтобы спрашивать о чем-то еще и вслух. Когда Дамер попятился, Гримм хотел было привстать, но усилием воли заставил себя сидеть на месте.Вся эта беседа всё больше напоминала ему прогулку по минному полю: одно неосторожное движение и она свернет в неверное русло, а это принесет много, очень много проблем. Всем им.
—Хорошо. Давай поставим вопрос иначе, чтобы точно знать, что мы говорим об одном и том же,— он положил руку на колено и слегка наклонился вперед, пристально глядя на парня.—Есть ли в этом блядски огромном мире место, куда ты мог бы прийти и чувствовать себя в безопасности? Хотя бы просто лечь и выспаться, не боясь, что проснешься от того, что кто-то тычет серебряной вилкой тебе в глаз или пытается отгрызть тебе голову?— должно быть, это прозвучало даже грубо, но по мнению Гримма, зато максимально доходчиво. Он провел рукой по волосам и посмотрел на юношу исподлобья. Совершенно очевидно, что тот повторил свой вопрос неслучайно, но Дэн все еще терялся в догадках, какого же именно ответа от него ждут и почему, собственно, это так важно. А ведь, судя по всему, это было очень важно.
—Я знаю, кто ты. Знаю о твоей семье, и о том, что она у тебя - не подарок. О том, что ты был обращен и кое-что о том, как тебе жилось все эти годы. О том, у одного из твоих родственников в свое время была куча поклонников, хотя он вряд ли рассчитывал на такую популярность,- вдаваться в подробности и нагнетать атмосферу еще и описаниями подвигом небезызвестного Джеффри Дэниэл не стал - уж кому-кому, а Юджину наверняка о них хорошо известно.— И еще я знаю, что ты боишься. Я это чую прямо сейчас. Но  понятия не имею, чего конкретно и чем именно они могли тебя так запугать, Юджин. У меня слишком много вариантов, а гадать на кофейной гуще я не люблю,— он отрицательно покачал головой.— Это не может продолжаться вечно. И не будет. И это даже не вопрос зачистки паршивых овец в местных сворах. Они нарвутся однажды, так или иначе. История не о них, а о тебе. Ты не должен проживать свою жизнь в страхе, прятаться по углам, ходить по улицам и оглядываться. И, может быть, тебе так не кажется сейчас, но вокруг очень много людей, готовых тебе помочь. Защитить, позаботиться о тебе и подставить плечо. И их гораздо больше, чем ты можешь себе вообразить. И они не захотят тебя прикончить, несмотря на историю твоей семьи, или на то, что ты вервольф. Или на то, что ты не за ту бейсбольную команду болеешь,— он приложил ладонь к груди.— Взгляни на меня. Моя тетка - охотница. Белла Джефферсон, может, слышал. Джефферсоны, конечно, особый случай, и потому не самый удачный пример, но знаешь, при первом нашем знакомстве она даже не попыталась пристрелить меня. Хотя могла бы. С ружьем она обращается отлично.

+1

13

Когда Юджин услышал повторный вопрос, он на мгновение заколебался, и, наверное, именно поэтому его ответ:
- Да, - прозвучал так неуверенно, а голос дрогнул. Может ли он снова попроситься к Фабиану? Ведь тот однажды укрыл его. Совсем недавно, но не будет ли это навязыванием? Никто никому ничего не должен, так стоит ли ему опять идти туда? Да и что он будет делать? Скулить под дверь? Нет, к Фабиану он не пойдет, но место, теоретически есть. Так что парень практически все решил для себя, когда Дэниэл, наконец, заговорил. Да, о тех вещах, которые волновали Юджина. Парень сначала вжал голову в плечи, понимая, что слова о том, что его знают, пугали. Он их ждал, но все равно испугался. Такое бывает, когда на тебя летит ком неизбежности, а ты стоишь в коридоре без единого прохода, а сзади тупик. Но почему-то мужчина на скамейке говорил так, что этот самый ком, который должен был раздавить, вдруг исчез, растворился, пропал. Дамер растерянно посмотрел на копа, не веря своим ушам. В смысле в родственниках охотник и все нормально? Такое вообще возможно? Да нет, бред. Такого быть не может. Охотники существам не друзья. Нет, нет, нет. И еще раз нет. А, может, правда? В голосе и общем фоне Дамер не учуял лжи. Никаких признаков, хотя парень и не был специалистом по такому. Просто глупая надежда все-таки появилась в мыслях.
Юноша осторожно приблизился, садясь на краю скамьи. Не придвигался, косясь на Дэниэла, поджав ноги и положив локти на колени, от чего все тело сгорбилось. Помолчал, обдумывая услышанное. Он получил ответ, который ждал. И пока его за то, что он Дамер, больше никто не пинал. Но, возможно, что это все временно.
- Они тоже знают, - осторожно отозвался Юджин после паузы, - те, чьи имена вам нужны.
Волнение в словах слышалось очень хорошо, но парень ничего не мог с собой поделать. Очень страшно говорить, очень страшно вытаскивать наружу.
- Но, ведь, кодекс… - он повернул испуганное лицо к полицейскому, - кодекс говорит довольно четко. Мы же убиваем существ. Всегда…
Неуверенность и неверие, казалось, были ощутимы, настолько Юджина сбило с толку признание о Джефферсонах. Как такое возможно?
- Моя семья… ма… мать. Она обещала, что убьет меня, если встретит. И остальные. Если вскроется, что Юджин Да.., - он еле выговорил свою фамилию. Настоящую фамилию, не Уотсон, - что Юджин Дамер жив, они обязаны будут меня убить. И вервульфам это тоже известно, как и тем, кто «обязан», - он снова отвернулся, смотря перед собой. Горечь и доля сарказма, - был меня укрыть. Они… обещали, что все будет хорошо.
Перед глазами снова побежали воспоминания – руки, клыки, наручники, не дающие даже с его новоприобретенной силой разорвать цепи. И довольные улыбки, взгляды, в которых неприкрыто было удовольствие. Юджину было стыдно и страшно. По телу пробежали мурашки, а сам он попытался сделаться еще мельче, незаметнее, словно забыв, что сейчас он сидит в парке на скамейке, а не там, в подворотнях и гаражах.
- Они, - все-таки продолжил говорить, - они обещали, что не выдадут меня семье, если… если… - надо сказать, просто надо сказать, - если буду послушным. И молчаливым.
И все-таки сложился, сжался в комок, пряча голову в руки, полностью закрываясь и понимая, что сил почти не осталось.
- Я… я не знаю, что мне делать, - сдавленно проговорил Дамер, - не знаю.
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

14

По лицу Дэна ясно читалось, что робкое "да" его совсем не убедило,но он решил оставить пока эту тему, ограничившись недовольным вздохом. У него нашлось бы сразу несколько железобетонных аргументов в пользу того, что Юджину стоило пожить в центре, хотя бы то время, пока они будут искать его "друзей", но сейчас был точно не самый подходящий момент для морального прессинга. Да и вообще, это был не тот метод, который решит все проблемы разом, особенно когда перед тобой запуганный до полусмерти пацан, который видит тебя впервые в жизни. У Юджина пока не было ни одной хорошей причины доверять ему и Гримм об этом не забывал. Даже слова о родстве с охотницей оказались восприняты очень ожидаемо. Ну, еще бы, когда тебе всю жизнь твердили, что существа враги и их надо уничтожать любыми доступными способами, легче будет в радужного единорога поверить. Или в то, что средства для увеличения члена реально работают.
—Ну да. Кодекс- дело серьезное. В следующий раз вместо виски привезу ей коллекцию серебряных пуль,— буркнул он, наблюдая как Дамер, решив все-таки сократить дистанцию, присаживается на скамейку. Волнение, исходившее от него, не заметил бы только слепоглухонемой аутист, поэтому Гримм не решился перебивать, уточнять что-то или продолжать иронизировать, тем более, что от откровения, произнесенного юношей в следующую секунду, все желание это делать отбило напрочь. Дэниэл старался даже не двигаться лишний раз - только достал пачку сигарет из кармана и, взяв одну в зубы, чиркнул зажигалкой. И, надо заметить, закурил он очень вовремя.
Конечно, те, кто был ему нужен, всё знали, он и не сомневался даже. Да, в этом, вероятно, был большой просчет СФ, но с другой стороны, такого шила в мешке не утаишь, как ни пытайся. Конечно, он догадывался, что клан охотников - это не семья с упаковки хлопьев, где все такие счастливые, радостные и с белоснежными улыбками. Даже не обычная среднестатистическая семья, и по сравнению с ними даже Кристина- мать года. Однако реальное положение вещей, связавшие эти два факта, оказалось гораздо хуже, чем он мог себе представить.
Просто хуже некуда.
Оборотень сдержанно кивнул, давая понять, что слышит и слушает, и выдохнул дым сквозь крепко сжатые зубы. Он очень старался, чтобы Юджин, которому и без того было сложно,  этого не заметил и не почуял, но понимал, что медленно но верно начинает закипать. И заходившие ходуном желваки и напряженное молчание его выдавали. Чёрт возьми, что за дикие порядки в этом клане? И сколько это уже продолжается? А сколько бы еще продолжалось, если бы не удачное стечение обстоятельств? И ведь не где-то, а прямо вот, под носом. У Рэнди, у СФ. У полиции. У всех них.
Продолжая молчать, мужчина снова затянулся, внимательно поглядел на сжавшегося на краю скамейки Дамера, а затем - на смятую пачку сигарет, которую до сих пор держал в сомкнутых пальцах.
—Прости. Я не на тебя злюсь. Бери, если хочешь.— встряхнув пачку и заглянув внутрь, он положил ее на скамью вместе с зажигалкой.—  Я злюсь на себя. На то, что эти гондоны живут рядом со мной. Возможно, кто-то из них был под началом Рэнди, или работает со мной в одном участке, а я ни сном, ни духом столько времени,— он покачал головой.— Я знаю, чего тебе точно не стоит делать, парень: продолжать молчать и просто мириться с тем, что о тебя вытирают ноги. Тебе страшно. Это нормально. Особенно когда у тебя большая семья, готовая открыть на тебя охоту. Но почему ты так уверен, что они доберутся до тебя раньше, чем их самих тут не порешат? Ведь об этом милом семейном визите узнают тут же. Теперь, когда стало известно, что это может произойти - не сомневайся даже, все будут готовы. Существ в Нью-Йорке гораздо больше, чем ты можешь себе представить, и у большинства из них есть, что предъявить твоему клану. Да и СФ не дремлет, если его встряхнуть, что и следует сделать. Вот что,— он сбил столбик пепла себе под ноги и повернулся к Дамеру.— Я понимаю, что после всего того дерьма, которое ты повидал, тебе тяжело поверить в то, что не все вокруг - мудаки, но давай считать, что это сделка: ты назовешь мне имена, я обеспечу твою безопасность. Я до сих пор надеялся, что все удастся решить без сворачивания чужих шей, но, похоже, это не тот случай.

+1

15

Юджин учуял злость, исходившую от вервольфа. Мотнул испуганно головой, увидел напряженные мышцы и втянул голову в плечи, стараясь стать незаметным, тенью, чем-то, что не будут трогать. Испугался, что сейчас набросится, просто по привычке старался съежиться. Хорошо, что Гримм пояснил, иначе бы имел возможность наблюдать абсолютно беспомощное тело, которое не смогло бы даже что-то ответить, не то, что сдачи дать. В Юджине возник настоящий животный ужас, который, наверное, могли испытывать кролики перед волками, но никак не нормальный здоровый парень-вервольф.
От такого вот состояния, он чисто машинально взял из пачки сигарету, чиркнул дерганными руками зажигалку, прикурил. Если присмотреться, то можно было понять, насколько нелепы и не уверенны были его движения. Но это же вроде должно успокаивать?
Юджин попытался втянуть дым в легкие, но только сильно закашлялся, а из глаз выступили слезы. Он попытался быстро стереть их, сделать вид, что ничего такого, просто переволновался, вот только человек, который давно курит, прекрасно мог понять, что парень ни разу не пробовал. Поэтому Юджин сам себе показался еще более жалким. Откашлявшись, он виновато посмотрел на Дэниэла, но тот, кажется, не спешил насмехаться.
- Но охотники не идиоты же… - тихо сказал Дамер, когда услышал слова полицейского, все еще держа сигарету, но, даже не смотря на нее. Дым въедался в нос, заставляя морщиться и стараться не чихать.  Стыдно, - они не приедут с фанфарами, не нагрянут толпой… они приедут тихо, под фальшивыми мультипаспортами. Они приедут целенаправленно уничтожать. Моя мать, - парень сглотнул, - «Гроза вервольфов». Слышали же наверняка, - невесело усмехнулся, - она… была очень убедительной, когда поклялась убить меня при встрече. И если я окажусь еще рядом с кем-то, то она прихватит и его. Плюс, - тихо сказал Дамер, - как вы и сказали, существам тоже есть, что предъявить моей… - запнулся, - семье. Их могут ждать, так удобно, есть тот, на ком можно сорвать свою злость.
Но как же хотелось поверить этому Дэниэлу, только возможно ли? Страшно, очень страшно, но еще страшнее казалось возвращение к предыдущей жизни, которая тянулась по такой вот проторенной дорожке. Юджин не заметил, как начал дергать коленом довольно нервно, не смотря больше на собеседника, только перед собой, чуть в землю. Он до дрожи боялся своей семьи, матери, но где-то в глубине души не хотел, чтобы их убили. Есть же те, кто был к нему добр, как умел. И страшно было увидеть, как поменяются их лица и та теплота, стоит им узнать, что Юджин стал оборотнем. Тем, кого они убивали. Он боялся именно этого изменения на их лицах. Даже немного заскулил, совсем уж по щенячьи, опомнился, дернул головой, не зная, на что решиться. Перевел дыхание, прикрыв глаза.
- Они… - проговорил тихо Дамер, - они ведь были в своем праве. За что винить тех, кто вечно живет в страхе. Одно дело знать, что есть маньяки, а другое – точно понимать, что эти маньяки придут по твою душу. Я был таким маньяком, - прикрыл ладонью лицо, сжался еще сильнее, еще хуже сгорбившись, - и они просто выплеснули годы своей злости. Вы же…
Он, наконец, повернулся к Дэниэлу, смотря с испугом.
- Вы же не убьете их? – спросил жалобно, немного моляще, - я не знаю выхода, я не знаю, что делать. Если я скажу имена, будут трупы, да? Что будет с ними?
Ему не всегда жилось плохо в стае, далеко не всегда, как не всегда он был несчастен и в клане своей семьи. Да признаться, для Юджина вообще все казалось обыденным, порой он сомневался, правда все, или привиделось. Может, это просто его больное воображение, ведь ран на теле нет. Как нет никаких шрамов. Он с детства был удачливым, хоть и безумно неуклюжим.
- Они же… - тихо проговорил Юджин, а потом вдруг спросил, - почему вы поверили, что то, произошедшее, - сглотнул ком в горле, - не было… случайностью? Почему вы считаете, что я… говорю правду? Ведь, то, что вы сказали – звучит разумнее. Очень тяжело представить, чтобы, - как же он старался обойти многие слова, заменить их, потому что вообще-то очень стыдно и страшно говорить о подобном, а говорить впервые очень хотелось, - стая была, ну… такой.
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

16

На неумелую попытку закурить Дэниэл воззрился вопросительно, но вслух ничего не сказал. Вообще-то его даже совесть кольнула при виде стоически дымящего Юджина: ясно как день, что тот сигарету в зубы не брал ни разу, а не отказался  то ли потому, что и вправду надеялся успокоить нервы, то ли потому, что просто не мог сказать простое "Я не курю". И если второе предположение верно - то у этого парня все просто невероятно плохо. Хуже некуда.
Он затушил наполовину недокуренную папиросу, бросил ее в мусорный бак и кивнул, когда Дамер упомянул свою мать. Конечно, слышал, о некоторых из этой семьи, особо отличившихся хоть чем-то, слышали все, а теперь вот выясняется, что эта чудесная женщина - еще и мать года. Дэн скептически дернул уголком губ. Выходит, дамочка все знала и...просто отпустила сына в никуда, вычеркнув из своей жизни, вместо того, чтобы сразу прикончить? Дала фору, ну да. А может, вовсе считает, что совершила акт милосердия.
— Слышал,—  коротко отозвался он, — И верю, что она была убедительной. И что достаточно осмотрительна, чтобы не трубить о своем визите на весь мир. Но здесь слишком много глаз и ушей, чтобы остаться незамеченным, особенно когда эти глаза и уши начеку. Нью-Йорк огромный, Юджин. Существ тут куда больше, чем можно себе представить. Говорят, что в больших городах одиночество особенно остро ощущается, и что-то в этом есть. Доля правды. Но ты теперь не один. Есть Рэнди и я. Мы будем поблизости, пока не убедимся, что твоей жизни ничего не угрожает. Если ты готов это принять, то я готов подставить тебе плечо,— от нервных подергиваний ноги Дамера даже скамейка слегка затряслась и Гримм обеспокоенно повернулся к юноше. Неподдельный ужас можно было уловить за километр даже без этого жалобного поскуливания. Вот бедолага. И как он не свихнулся окончательно за все это время?
—Эй, эй, тише, дружище. Дыши глубже. Посмотри сюда, — он показал Юджину раскрытые ладони.— В мои руках нет еще ни одной оторванной головы. Пока мы просто сидим на скамейке в парке и спокойно беседуем, светит солнце, птички поют и все не так плохо. Серьезно, взгляни сам,—  он протянул руку, демонстрируя полную безопасность окружающего мира, и один из голубей, мирно пасущихся рядом, вспорхнул на нее,  решив видимо, что его хотят покормить. Дэн медленно повернул к нему голову, тяжело вздохнул. Эти городские птицы совсем страх потеряли.— Вали отсюда. Твоя Белоснежка на другой скамейке,— стряхнув птицу, он сурово взглянул на Дамера. — Слушай, не говори мне сейчас, что ты оправдываешь этих козлов, Юджин. Поверь мне, то, что ты из семьи охотников,  для них - только повод. Очень удобный повод. Они проделывали это сотни раз, я уверен, и с другими тоже. С теми, за кого некому было вступиться, кого можно запугать и  кого не стали бы даже слушать и все такое. Понимаешь?— оборотень скрестил руки на груди.— От того, что я сверну двум-трем типам из этой компании шеи, они не умрут, сам знаешь. Но я собираюсь поговорить с ними с глазу на глаз. Если удастся собрать достаточно доказательств, это дело уйдет в СФ, а там уж решат, куда определить всю эту команду. Вместе с агентом социальной адаптации, который должен был за тобой приглядывать,- вопрос молодого человека прозвучал даже как-то наивно. Дэниэл улыбнулся - абсолютно безрадостно- и, подумав, вытащил новую сигарету из пачки:
— Так-то оно так, но  это и не стая, парень. Свора жалких шавок. Я могу представить, на что они способны.Тебе просто катастрофически не повезло, что они нашли тебя раньше, чем Рэнди. Только и всего. А еще у меня есть младшие братья, оба - любители поискать себе приключений на задницу и желательно так, чтобы им за это не прилетело. Поэтому считай, что распознавать ложь - моя суперспособность. Убедил?

+1

17

- А будет? – нервно прошептал Юджин, на секунду прервав Дэниэла. Просто представил себе голову вервольфа в руке у Гримма. Это было сделать довольно просто, учитывая, что однажды самому пришлось резать. Он при этом несколько раз умудрился попасть по своим пальцам, когда нож соскользнул, - не хочу, чтобы были трупы.
Последнее он сказал совсем уж еле слышно, наклонившись и уставившись перед собой. В итоге посмотрел на тлеющую сигарету, к которой больше не прикасался губами, и, не найдя ничего лучше, затушил. Парень никогда не курил, и понял, что нет, ему это не подходит. Только сильнее заставляет нервничать и морщиться. Не менее осторожно он выкинул бычок в мусорник, только потом направив взгляд на то, что показывал ему полицейский. Невольно усмехнулся на шутку, потихоньку успокаиваясь. Вернее, приходя в себя.
- Они… они же просто выплескивают свою злость, - снова тихо пробормотал Дамер, смотря на Дэниэла с тем же самым страхом, словно вот то, о чем он думал, говорить не следовало, - не умеют по-другому. Боятся за свои жизни… это все превратилось в агрессию, разве нет? – дальнейшие слова снова начали подкатывать паникой, - а может… не надо… может это все можно спустить, просто… я не знаю, - он запинался, очень сильно и совсем уж неуверенно, - просто… - Дамер начал теребить руки, перебирать пальцами, справляясь со своей неуверенностью. По-хорошему он мог заткнуться, оставив имена, но это опять его проявление трусости. Не трогайте меня, берите, что хотите, только оставьте в покое. Это… не правильно.
- Они не были изначально плохими, - Юджин наклонил голову, - они не слишком походили на образцовые семьи из телека, ну так разве такие вообще существуют? Сначала было даже нормально. Да и агент, ему тоже надо было что-то есть, я не знаю, наверняка были причины так поступить. Знаете… Дэниэл, - Юджин отважился даже назвать собеседника по имени, - когда я был маленьким, мне внушали, что существ надо уничтожать. Матери особенно нравилось охотиться на вервольфов. И всегда мне говорили, как опасны существа, как они виновны в смертях обычных людей. Но однажды я просто задумался, а почему так? Ведь на все есть причина, не может же быть абсолютного зла, или абсолютного добра. У каждого своя правда, и нет только одной истиной точки зрения. Те, кто отыгрался на мне… они не виноваты в том, что боятся охотников, ведь те сами поставили себя таким образом. Я могу понять, почему все началось, - Юджин устало потер глаза, - могу понять, почему продолжилось и как так получилось, что все зашло так далеко. Здесь, в Центре, ко мне все добры, я очень благодарен вам всем за это. Но я не хочу смертей. Может, может я вообще все придумал? Может я сам поверил в свою же ложь, может я сошел с ума?
Дамер повернул голову к Гримму, смотря на того как-то грустно, хоть уголки губ и улыбались. Такая вот горькая усмешка.
- Ну вот может ничего такого и не было, ну кроме… вы знаете, да, - вдруг понял Юджин. Он понял, что Дэниэл полностью в курсе той ночи. Да, парень, быстро до тебя доходит, - я все думаю, может, действительно провоцирую на подобное тех, кто не знает, как выразить свои страхи, недовольство, злость. На мне ведь нет никаких ран, - он показал абсолютно чистую руку, здоровая кожа, никаких следов, - а я помню, что мне ее оторвал Фред. Он разозлился, когда ему шепнули, что я гулял с его сестрой. Потом вожак быстро пришил, так что не очень уж и козлы. Я так и не понимаю, мне это привиделось, или нет, потому что при следующей встрече он даже намека не подал.
Юджин убрал руку, смотря задумчиво на свою ладонь.
- Все думаю, может просто мозг сгенерировал ситуацию из-за страха перед девушкой? Мол, что скажет брат. Может, поэтому вам кажется, что я не вру? Потому что сам себя убедил и поверил в собственные фантазии. Может я просто больной на голову, - Юджин не заметил, как его речь стала громче, чем обычно. Как не заметил, что и коленка перестала дрожать. Когда он вот так озвучивал свои мысли кому-то? Он даже вспомнить не мог. А тут этот Дэниэл своей прямотой умудрился вывести на откровение, и парень при этом не чувствовал никакого дискомфорта. И даже не понял того, насколько долго, по сравнению с его обычной речью, он говорил.
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+1

18

Дэниэл замешкался. Врать Юджину ему не хотелось. Совсем. Даже несмотря на то, что тот был катастрофически напуган, и следовало бы, наверное, успокоить его чем-то в духе -все будет в рамках закона, никто не умрет, справедливость восторжествует и все будут жить долго и счастливо. Только вот, он в это вряд ли поверит, ему же не пять лет. Сказать ему как есть - и он, может, вовсе откажется выдавать этих ублюдков. Вон, сидит и оправдывает их, настолько его зашугали. Но на суде ему в любом случае придется присутствовать, и что он тогда скажет, при таком-то раскладе? Да скажет ли вообще хоть что-нибудь?
— Я тоже не хочу,— мрачно поддержал он, провожая взглядом брошенную Юджином сигарету.— Отрывать другим головы - сомнительное удовольствие. Стрелять в людей и убивать их - тоже. Но иногда приходится. Я не мать Тереза, Юджин, я полицейский и это - часть моей реальности. И мы сейчас говорим не о кучке мексиканцев, которые травку толкают. Это оборотни. На них обычно не очень-то действуют вежливые разговоры. Особенно на таких, охеревших от собственной безнаказанности,— он склонил голову, глядя на юношу смиренно и как-то даже обреченно, но не перебивая, потому что понимал - ему это важно сейчас, просто высказаться. Ну вот, приехали.Теперь он еще и сомневается в том, что все эти зверства, которые с ним творили, происходили на самом деле. Парня точно надо вытаскивать, у него так крыша поедет окончательно.
— Мне не кажется. Я точно знаю, что это правда. Такая же правда как то, что ты сидишь тут сейчас и пытаешься оправдывать тех, кто в твоих оправданиях не нуждается и не заслуживает их. Перестань это делать, если не хочешь свихнуться вконец,— Гримм развел руками.— И этого "кроме" по-твоему недостаточно? Ты правда думаешь, что есть хоть какая-то причина, которая дает хоть кому-то индульгенцию на то, чтобы поступать как последняя мразь? На то, чтобы глумиться, калечить и гнобить кого-то, кто не может защитить себя сам?  Они делают это не потому что ты охотник, Юджин, а потому что им просто нравится это делать. Они пользуются твоим положением. Потому что знают, что с тобой прокатит, ты не пойдешь искать помощи и никому ничего не скажешь. Я тебя за это не виню, понимаю, что это не так-то просто. Но  можно сколько угодно копаться в философских вопросах об абсолютном добре и зле, если так нравится -  в твоей ситуации это не изменит ровным счетом нихрена. У этих ребят проблемы с кукушкой, но это не твои проблемы. Ты сейчас делаешь почти то же самое, что делают те, кто обвиняет жертву насильника в том, что она юбку короткую надела, или накрасилась вызывающе, или шлялась по улицам за полночь, смеялась слишком громко, не слушала маму с папой, и вообще оказалась не в том месте не в то время и родилась под несчастливой звездой. Забудь про это дерьмо и запомни - никто не может посягать на твою жизнь и превращать ее в полный пиздец. А она у тебя в перспективе очень долгая. И если ты действительно хочешь ее сохранить, пора отращивать зубы,—Дэниэл достал телефон и взглянул на экран.— Знаешь, какое сейчас время? Самое время выпить. От всех этих разговоров у меня в горле пересохло. Пойдем в "Рога", опрокинем по кружке чего-нибудь покрепче, там и продолжим,—  Гримм предупредительно посмотрел на Юджина.— А если у нас возникнут какие-то сложности с тем, чтобы спокойно посидеть и расслабиться, мы просто сломаем пару стульев об чьи-нибудь хребты. Всегда помогает. Я проверял.

+1

19

- Я думал, полицейские не отрывают другим головы, - попытался неловко пошутить Юджин и тут же потупился. Слова Гримма очень били в самое нутро, но это не приносило боль. это, пожалуй, приносило стыд за свое поведение, - я… я не пытаюсь оправдать… я…
А что он делает собственно? Дамер не знал. Он вообще уже ничего не знал, и, честно говоря, не очень то и хотел что-то знать. А еще слова Дэниэла задели именно то, чего в себе ненавидел Юджин. Да, он никому не скажет. Потому что он слаб, потому, что он боится. Когда-то давно, хотя на самом деле всего несколько лет назад, парень так же никому ничего не сказал, как они с Кевином сбежали. Мстить. Хотя Юджин пошел скорее чтобы отговорить от подобной затеи, чтобы не случилось чего. Надо же, что вспомнилось… так странно, потому что и Кевин по итогу не выдал их. Как и не выдал самого Юджа.
Парень отрывисто вздохнул, прикрыв глаза, слушая мужчину.
- Да что вы… что вы знаете! – вдруг резко сказал Юджин, поднимаясь, и сам испугался, но что-то в его душе начало болеть особенно сильно. Его понимал Кевин, он предлагал ему бежать, скрыться, Юджин даже новый телефон раздобыл, который… который так и остался у него в тайнике. Интересно, Кев нашел его? Что подумал? Во что поверил? – Вы… вы сильный, который знает себя, которого не… которому не говорили, что он ничтожество, не способное даже на то, чтобы взять нож, не порезавшись. Вам не говорили, какие способы есть для убийства фей, у вас не было человека, который бы жаждал смерти существ, которые ничего, вообще-то, не сделали, кроме того, что были! Вам не приходилось смотреть, как умирает вервольф. Знаете как? Так же, как человек. В постели, когда наиболее уязвим. Когда… когда вместе с семьей его вытаскивают и отрубают голову, когда… - парень не заметил, как по его лицу побежали слезы, только почувствовал, что щеки стали мокрые, со злости смахнул рукой их, продолжая, - я не хотел никого убивать. Они же… же живут, со своими проблемами, со своими бытовыми мелочами. Я просто хотел, чтобы это все прекратилось! Знаете как меня обратили? Представляете, что это было как-то случайно, просто неуклюжий пацан, который попался под зубы огромного страшного зверя. Нет. Зверем была девчонка. Я видел, какая она в жизни, видел! Она ничего никому не сделала, кроме того, что была оборотнем. И это полнолунье… о, матери нравится, когда они в своем истинном обличие, это же так круто, очень круто знать, что убил не человека, но зверя. Видеть собственными глазами. А я видел именно девчонку. Яркую, беззлобную, гуляющую по заброшкам. Я не хотел! Я просто не хотел, чтобы ее убили! – дышать стало тяжело, и в тоже время как-то особенно легко, будто тебя несет, а ты поддался этому порыву, потоку, который тебя не отпускает, - а что по итогу? Какой я оборотень? Я даже им быть не умею, я был никем, таким и остался. Никого не спас, а когда попытался, сделал еще хуже. Почему Мириам меня вообще не прикончила? Решила поиздеваться, мол, посмотри, насколько ты слабак? Чтобы продлить азарт охоты? Чтобы доказать мне, что мир существ такое же дерьмо, как и все остальное? Я хотел стать частью этого мира, я правда хотел, но зачем? Зачем мне все это теперь? Я ничего не хочу.
Юджин спрашивал в принципе пустоту, не стремясь получить реальные ответы, потому что знал, что никто ему их не даст.
- А вы хотите знать, что будет, когда такой как я появится в баре? Давайте, пойдем, - всхлипнул, но от безысходности стиснул кулаки, посмотрев с вызовом, хотя все внутри у него сжалось от страха, - сломаем хребты, да уж. Это вы мне вот говорите, да? Пойдемте, посмотрите, к чему все приведет.
И развернулся, направляясь в сторону «Рогов». Кому-то что-то доказать? Да нет, просто Юдж слишком много говорил, а если бы не пошел, то весь его запал начал сходить на нет, нова превращая его обратно в тихого безотказного Юджа. Честно говоря, он уже начал таять, и каждый шаг становился все меньше и не таким уверенным.
[icon]https://i.postimg.cc/htB7ZwX0/784.jpg[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Невозможно объяснить здоровому логику больного. [/status]

+3

20

Дэниэл хотел было возразить, что отрывание голов - очень даже неплохая альтернатива всяческим воспитательным беседам, если речь идет об оборотнях, но не стал. Шутку Юджин вряд ли оценил бы, и вообще, ему сейчас, кажется, было не до шуток. Но, видимо, что-то из сказанного его действительно задело, раз он вот так взорвался - неожиданно и резко. Дэниэл облокотился на спинку скамейки и замер, не решаясь прерывать этот эмоциональный монолог и глядя на парня во все глаза, все еще как-то неверяще. Ничего себе, голос у него все-таки прорезался. Значит, не все еще потеряно и не все настолько плохо, как представлялось. По крайней мере, теперь кроме страха, исходящего от Юджина, ощущалась еще и злоба. И это было хорошо. Пусть позлится, и, может, выговорится  немного, пусть даже поплачет. Выскажет хоть что-то из всей той тонны дерьма, которая накопилась за все эти годы. Это куда лучше чем сидеть, поджав хвост, и трястись от каждого шороха.
Встряхнувшись, Гримм поднялся на ноги, нагнал Дамера и  зашагал рядом с ним. Минуту или две он молчал, обдумывая услышанное, удрученно хмыкнул и покосился на парня:
— Да я уже в курсе, к чему это приведет, на что там смотреть-то. К легкой разминке перед посиделками, только и всего,— он многозначительно повел плечами.— И во всем ты прав, кроме одного: мне тоже тысячу раз говорили, что у меня руки из жопы и что я даже пластиковой лопаткой сумею убиться. Я служил в армии, а потом учился в полицейской Академии. Там это всем говорят. Для поддержания боевого духа и чтоб не расслаблялись. Но я не знаю, что вышло бы из всего этого и где бы я сейчас был, не будь у меня семьи. Хотя моя мамаша тоже мать года, но  далеко не в таком масштабе, конечно. Свалила от нас с братом, столько лет о ней ни слуху ни духу не было, потом вдруг на похороны отца заявилась зачем-то. И вообще, все эти ее попытки наладить общение....— он сделал пальцами знак "кавычки".— Чудом удержался и не отвесил ей хорошего пинка тогда. Не знаю уж, что было в голове у твоей матери, но почему-то она так поступила. Это женщины, охотницы они или рядовые домохозяйки. Не пытайся постичь непостижимое. Хватит и того, что ты по какой-то причине все еще здесь, говоришь со мной, вместо того, чтобы сидеть и дрожать от страха в какой-нибудь норе или продолжать катиться на дно. И знаешь, это дорогого стоит. Не каждый так сможет, пройдя в одиночку через все то, что тебе пришлось испытать на собственной шкуре. Подумай об этом.
Свернув в  неприметный проулок между домами, миновав парочку мусорных контейнеров, пожарную лестницу и вход в прачечную, из окон которой доносилась непереводимая игра слов на странной смеси испанского и английского, Дэниэл остановился перед дверью. Ничем не примечательную, кроме стилизиванной вывески с названием бара и тем, что располагался вход прямо между зданиями и вел, казалось, вникуда. Но разумеется, то была лишь видимость. И на самом деле это "вникуда" было очень даже конкретным "куда-нибудь". Достаточно было просто посильнее толкнуть ее, чтобы убедиться в этом. Перед тем как сделать это он повернулся к Юджину и напутствовал:
— Не дрейфь. Тут отличный виски и поверь мне, он точно стоит того, чтобы побороться за твое право отдохнуть и пропустить стакан-другой.
Впрочем, тяжелая поступь Дэниэла и непроницаемое выражение его лица, пока он шел к барной стойке, делали его совершенно не похожим на кого-то, кто  пришел в "Рога" за расслаблением. Кучка знакомых Гримму оборотней, сидевшая там же чуть поодаль, заметив их с Юджином прекратили свои разговоры и повернули головы в сторону вошедших. Некоторые из тех, кто разместился за столиками, тоже попритихли. Напряжение буквально висело в воздухе, а задорный мотивчик*, играющий фоном, только усугублял атмосферу еще больше. Гримм медленно втянул носом воздух и улыбнулся знакомому бармену-сатиру, который единственный оставался невозмутимым, меланхолично протирая стакан. Предвкушение хорошего мордобоя даже бодрило.
Проследив, чтобы Юджин занял место рядом с ним, Дэниэл  обратился к бармену:
— Привет, Фил. Что слышно?
— Слышал, что начинать пить в обед - первый шаг к алкоголизму. А так ничего нового,— он толкнул протертый стакан к Гримму.— Тебе как обычно?
Дэн рассмеялся, облокотился на стойку и чуть подался вперед:
— Да брось, мамочка. Сегодня выходной, и я не планирую терять ни минуты. Тем более, у меня тут отличная компания,— он кивнул на Юджина. Послышался громкий мерный звук- кто-то по левую сторону от Дэниэла со стуком опустил стакан на столешницу. Без сомнения, это был Райли. Его дурацкая привычка. Такая же дурацкая, как неизменная клетчатая рубашка и уложенная на бок челка в стиле "все бабы в радиусе километра мои". Даже не зная его, а просто чуя раздражение от него исходившее, можно было легко догадаться, что бучу первым начнет он. А Дэниэл его хорошо знал, пару раз до этого они уже успели сцепиться.
— У тебя уже все настолько хуево, что даже твоя новая сучка теперь считается отличной компанией, а, Гримм?— нарочито медленно и вальяжно вышагивая, он подошел ближе. Дэниэл развернулся к нему на стуле и  с наигранным удивлением вскинул бровь:
—О чем ты, Райли? Ты про этого парня?— он указал большим пальцем себе за спину.— Это просто мой друг. На твое место никто не претендует, расслабься.
Тот осклабился:
—Охуеть смешно. Хочешь действительно хорошую шутку? Сколько оборотней нужно, чтобы выпустить кишки тебе и этому охотничьему выблядку, завязать их в красивый узелок и выкинуть вас обоих нахуй отсюда?
Грузно поднявшись, Дэн подхватил барный стул за его единственную ножку, приблизился к противнику почти вплотную и недобро и с предвкушением оскалился:
— Я слышал шутку получше,— он приподнял стул и выразительно похлопал ладонью по сидению.— Тук-тук, Райли. Знаешь, кто там?

*Blues Saraceno -  Devils got your beat

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Доброе слово и пистолет лучше, чем просто доброе слово