Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » До встречи с тобой [с]


До встречи с тобой [с]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

До встречи с тобой
My legs are dangling off the edge,
The bottom of the bottle is my only friend,
I think I'll slit my wrists again and I'm gone, gone, gone,
My legs are dangling off the edge,
A stomach full of pills didn't work again,
I'll put a bullet in my head and I'm gone, gone, gone.

1. Места действия
В обоих случаях - реанимационное отделение больницы Лондона.
2. Время
Часть I - 15.09.2009
Часть II - 13.03.2010
3. Действующие лица
Закария Миллер, Уолтер Вергара

Возможно, если бы они встретились ещё один раз между этими двумя, то всё произошло бы иначе. Но случилось так, как случилось.

0

2

Зак надеялся, что его глаза больше не откроются.
Но они открывались и он уже чувствовал тяжесть своего тела. Значит, снова не получилось. Так же, как и в прошлые разы.
Сначала удавка.
Порвалась верёвка.
Потом утопление на озере.
Спасли.
Вскрытые вены. Мать слишком хотела в ванную и всё-таки вызвала скорую.
Долгие, бесполезные разговоры с психологом, визиты социальных работников. Потом всё снова стихло.
Машина тормознула слишком хорошо, не вышло.
Таблетки. Он похитил их из медкабинета и глотал, глотал, через рвотные приступы, лишь бы заглотить побольше в школьной раздевалке.
Он уже начал терять сознание. Он начинал умирать и всё шло так хорошо.
Но кто-то, видимо, и в этот раз нашёл его и вызвал скорую. Что с ним делали здесь, в больнице, он не знал, но чувствовал, что у него ужасно дерёт горло, что в вене игла, чувствовал, что ему подвели катетер, что живот болит, а голова словно кирпич. Хотелось только одного: ничего не хотеть и быть мёртвым всё-таки. Организм же требовал воды. Юноша приоткрыл глаза и свет больно ударил в глаза. Закрыл снова, жмурясь и шипя на него. Прокашлялся, продирая глотку. Вторая попытка открыть глаза уже удалась. Он медленно повернул голову в одну сторону. Пустая тумбочка. Потом в другую. Графин с водой и стакан, полностью наполненный. Как раз близко к руке. Он потянулся к стакану. Кисть чуть дрожала, пальцы не сразу нормально послушались. Он сжал и разжал кулак несколько раз и смог взять его в руку наконец. Он полусидел, поэтому попить удалось нормально. Залпом осушив стакан, он отставил его в сторону, чувствуя, как вода сначала обжигает глотку, потом идёт по раздражённому пищеводу, опускается в пустой желудок...

Промывание. Скорее всего, ему промыли желудок. Возможно, сделали что-то ещё. Его откачали. Чёрт бы подрал этих врачей, почему их не задержали по дороге, почему у них получилось, почему, почему, почему.
Зак прикрыл глаза и по щекам потекли слёзы. Ему было ужасно обидно, что у него опять не получилось. Он даже покончить с жизнью нормально не может, ничего не получается, всё через жопу...

Так, никаких истерик, всё нормально. Нужно просто попробовать что-то другое.

Он открыл глаза, глубоко вдохнул и быстро вытер слёзы, шмыгнув носом. Кто-то открывал дверь к нему в палату.
Кто-то открыл дверь в палату и встал в проходе. Этот кто-то был мужчиной.

- Здравствуйте, - просипел Миллер. - Я в порядке, оставьте меня в покое.

Зак не хотел, чтоб с ним разговаривали, спрашивали что случилось, почему, как, вот это всё было лишним, не нужным, бессмысленным. Почему он не может просто его послушать и уйти, он ведь просто не сможет, нееет, он сейчас сядет и будет задавать эти все вопросы. Он болезненно свёл брови, отворачиваясь. Понятное дело, это их работа. Сейчас он снова будет говорить про то, что ему нужно идти к психологу, натравит на его родителей социальную службу, будет предлагать чем-то помочь... Может, даст пару советов на будущее, ага. Оооо, да, совееееты.

Он усмехнулся своим мыслям, устало поворачиваясь к Вергаре. Тот и не думал уходить. Явно.

[icon]https://c.radikal.ru/c17/1805/13/fb207a9f0039.png[/icon][nick]Zach Miller[/nick][status]настоящая гниль[/status]

+1

3

Денек выдался тот еще.
Два падения с высоты, автомобильная авария, отравление таблетками. Как раз где-то на нем у Уолтера и начало рябить в глазах, но он стоически игнорировал это. Истории болезни никуда не убегут, можно и после оформить, ночью, когда большинство детей окажутся в своих кроватях и( он надеялся на это) можно будет вздохнуть спокойно. Пока медсестры оформляли мальчика, Вергара и его помощники делали все, что требовалось сделать, чтобы его не переложили на холодную каталку, не накрыли простыней и не увезли в морг. К счастью, тренер обнаружил подростка достаточно быстро, и это, учитывая весь ассортимент препаратов, которые тот проглотил, сыграло решающую роль. Большая часть просто не успела раствориться до конца и вышла с промывными водами.
К тому моменту, как прибыли родители его нового пациента, все необходимые манипуляции были закончены, и Вергара как раз вышел к ним, ожидающим его в коридоре. Ожидающим, но не шокированным и даже не особенно взволнованным. Усталость - вот что читалось на их лицах, и  Вергара видел это настолько отчетливо, что даже радостная весть о том, что мальчик будет жить, уже не казалась ему такой уж радостной.
Он быстро смекнул, в чем дело, как только заметил шрамы на руках ребенка. Не первая попытка и, вероятно, не последняя. Мать и отец подтвердили его догадки, но, похоже, это все, на что они были способны. Он не сказал бы ничего нового - все это они уже слышали тысячу раз. Привычная процедура.
Ужасно. Немыслимо.
Поэтому он обменялся с ними только парой сухих фраз, что было так нехарактерно для него, и поспешил обратно, снова занять свое рабочее место. Там он определенно был нужнее, не только Заку.
Уолтер пытался унять это клокочущее чувство несправедливости. Он уговаривал себя, напоминал о том, что этого парня он совсем не знает, а дети бывают разными. Не ему судить этих родителей, он не знает, через что им пришлось пройти. Но все же внутренний голос продолжал яростно протестовать против этих разумных, казалось бы, доводов. Он сунул руку в карман, нащупал там пачку мармеладных конфет, и сжал ее. Он знал, как выглядят люди, которые просто смирились. И то, что он видел в глазах этих людей  - не смирение. Это равнодушие.
А равнодушие - самое великое зло из всех существующих.
Когда он вернулся, мальчик уже пришел в себя и даже успел выпить стакан воды. Это не могло не радовать и Уолтер улыбнулся - очень слабо, почти незаметно.
— Здравствуй,— внешне Вергара казался спокойным, руки все еще в карманах. Он предполагал, что на разговор его новый подопечный настроен не будет совсем, и мысль быстро осмотреть мальчишку и уйти даже показалась бы ему рациональной, если бы не красноречивое шмыганье носом и дорожки слез на лице.
Он двинулся к нему все тем же размеренным решительным шагом и опустился на стул, доставая из кармана пачку бумажных платков, один из которых протянул Заку:
— Я не займу слишком много времени. Мне просто нужно выяснить кое-что и  убедиться, что твой организм пришел в норму. Договорились?— он бросил взгляд на табло аппарата, на котором отображались показатели гемодинамики.—Пока еще не все так хорошо, как хотелось бы, но я уверен, что скоро станет лучше. И я тут принес тебе кое-что, как раз на этот случай,— на тумбочку, следом за пачкой салфеток, легли мармеладные конфеты.— Знаешь, мне всегда казалось странным, что мармеладные мишки такие маленькие, а червячки - такие большие. Как же все непросто в этом мармеладном мире, да?— он усмехнулся, глядя на Зака.— Ладно, глупая шутка, согласен. Как твое горло? Сильно болит? Ох, прости, я же не представился. Можешь звать меня Уолтер. И, признаться честно, ты здорово меня напугал.
[icon]https://d.radikal.ru/d42/1803/93/2ebdbfd0dbb0.png[/icon][nick]Walter Vergara[/nick][status]Heal my wounds[/status]

+1

4

- Нормально, - сухо отозвался Зак, так же немного сипло. - В мои планы входило умереть, а не напугать. Вы меня вытащили. Извините, но благодарностей не будет. Причём ни от кого.

Он покосился на салфетки. Неужели заметил? Вот дерьмо. Потом на мармелад. Мармеладный мир, ебать. Похоже этот мужик слишком привык общаться с детьми. Ну, или с идиотами. Кто его знает. То, что он показательно дружелюбен Зак уже отметил. Они все такие: врачи, психологи, учителя, продавцы в магазинах. Всё, чтоб располагать к себе. Простые приёмы. Им обучают на специальных тренингах, а-ля "работа с клиентами", "эффективные коммуникации", вдалбливают в головы на психологии.

- Делайте свою работу. Проверяйте и уходите, если это не сложно. Я испытываю дискомфорт из-за вашего присутствия.

Скупая, тихая, абсолютно лишённая красок вежливость. Безусловно, в голове Зак прокручивал сотни вариантов того, как бы он мог ему ответить, если бы рамки и правила это позволяли, но, увы, он был в них закован с ног до головы. Жизнь вся состоит из ограничений и рамок. С одной стороны, если бы их не было, всё в целом мире пошло бы по известному месту, но, с другой стороны, именно из-за рамок люди не свободны. Смерть лишила бы их. В смерти Зак видел освобождение от всех этих тягостных разговоров, обязательств, от своей судьбы, от своей никчёмности. Ничего, у него ещё получится. Он был уверен, что сможет в следующий раз.

Детская, ещё не до конца убитая, часть Зака вопила о том, чтоб он дал доктору шанс. Ведь, если приглядеться, то у него нет ни одного признака лжи. Он не выглядит плохим человеком, он искренний, у него очень добрый взгляд. У него, блядь, мармелад в кармане. Грёбаный мармелад. И он шутит про мармеладный мир, господи, такие добрые придурки, оказывается, могут быть не только в тупорылых ситкомах. Может это шанс хотя бы просто...?
Разумная же часть давила этот порыв. Она же заглушила слёзы. Она же глушила громкость голоса. Заставляла отводить глаза и болезненно сжимать свободной от капельницы рукой ткань простыни под одеялом, чтоб было не видно, чтоб держать себя в руках за что-то более ощутимое, чем просто воздух.

- Будет только один вопрос к вам, с вашего позволения, мистер... - он глянул на бейджик Уолтера, чуть сощурившись, - ...Вергара. Когда меня выпишут? Мне необходимо знать.

[icon]https://c.radikal.ru/c17/1805/13/fb207a9f0039.png[/icon][nick]Zach Miller[/nick][status]настоящая гниль[/status]

+1

5

Тон мальчишки Уолтера нисколько не смутил, попытки отстраниться и держать дистанцию - тоже. Объяснимое поведение для подростка, учитывая те обстоятельства, которые привели его на больничную койку в очередной раз. К такому возрасту дети уже приобретают эти сомнительные качества, без которых не прожить среди взрослых - замыкаться в себе, скрывать свои чувства, лукавить, изворачиваться они учатся очень быстро. Он не мог обвинить в этом Зака и  вообще не был уверен, что сейчас есть хоть какой-то смысл немедленно искать виновных в том, что с ним происходит. У таких ребят за плечами обычно долгие и печальные истории, последствия которых не решаются одним задушевным разговором.
И все же, это не означало, что прямо здесь и сейчас ему совсем ничем нельзя было помочь.
Услышав извинения, он вопросительно округлил брови:
—Не знаю насчет остальных, но для тебя я не сделал еще ничего, за что ты мог бы быть мне благодарен. Извиняться не за что, Зак. Ты, наверное, много раз слышал о том, что жизнь - величайший дар, что она бесценна и каждый из нас должен быть счастлив по умолчанию просто потому, что дышит. Я бы сказал тебе то же самое, если бы не считал, что эту расхожую фразу придумали безнадежные идеалисты,— он подкрутил колесико инфузионной системы, наблюдая за тем как капли чуть замедляют свое падение в резервуар.— Я тоже идеалист, но не настолько безнадежный. Мне нравится думать, что каждая жизнь - это шанс для всех нас. Множество шансов изменить что-то. И каждый совершенный поступок имеет свои последствия для всех. То, что мы с тобой встретились здесь сегодня - это тоже последствие поступков других людей. Прямое или косвенное - неважно. И пока мы приводили тебя в чувство, больше всего я опасался за то...— он откинулся на спину стула, укладывая ладонь на колено.— ... что  ты, я, многие люди, с которыми ты еще не знаком, могут потерять нечто очень важное, если тебя не станет. Понимаешь, о чем я?— рыжеволосая веснушчатая девочка лет трех-четырех на вид, спавшая на койке, стоявшей у противоположной стены, проснулась и поглядела на своего нового соседа по палате  и Уолтера. Он улыбнулся и помахал ей рукой, и она сделала то же самое в ответ, пока медсестра направлялась к ней, вооружившись градусником. Невинная детская игра в больницу закончилась для девчушки передозировкой опасным препаратом, но сейчас, к счастью, она уже шла на поправку семимильными шагами. Правда, ночью частенько просыпалась от кошмаров, поэтому вот уже какое дежурство кряду Вергаре  и его коллегам поочередно приходилось расхаживать по отделению, укачивая ее на руках, и походя доблестно сражаться с подкроватными монстрами.
— Я надеюсь, что мы сможем выписать тебя как можно скорее, но все будет зависеть от того, как быстро ты будешь восстанавливаться. На ближайшие три дня тебе придется остаться здесь.

[icon]https://d.radikal.ru/d42/1803/93/2ebdbfd0dbb0.png[/icon][nick]Walter Vergara[/nick][status]Heal my wounds[/status]

+2

6

Зак закатил глаза, после - приложил руку ко лбу. Ну что он несёт. Какие на хер шансы. О чём вообще речь?
Да ещё и три дня здесь. С малявкой напротив. Которая точно будет задавать дурацкие вопросы, будет смеяться, улыбаться, шуметь. Ночью поди будет бояться чего-нибудь. Он провёл ладонью по лицу и встретился взглядом с Вергарой. Его всё это раздражало и напрягало и он решил, что выскажется.
- Не всем дано быть важными для кого-то, мистер Вергара, - спокойно произнёс Закария, пожав плечами. - Не понимаю, чего вы добиваетесь. Что я сразу после выписки переосмыслю свою жизнь и буду думать, что мне ещё выпадет шанс?
Он усмехнулся, дёрнув верхней губой.
- Моим шансом было нажраться таблеток и подохнуть в собственной блевотине, но он мне вот почему-то тоже не выпал. Даже это у меня не получается. Я пытался много раз, чёрт возьми, - он закрыл глаза. - Я пытался, я постоянно пытался. И что выходит?
Он открыл глаза и истерично хохотнул в лицо доктора.
- Ни-че-го, - процедил он сквозь зубы. - Ровным счётом. Я ничего не сделал, чтоб заслужить то, что со мной происходит каждый ёба... - он посмотрел на девочку и осёкся, - ...каждый день. О каких шансах мы говорим? Что однажды прилетит грёбаная фея крёстная и наколдует мне карету из отцовского пикапа, гружёную золотом и друзяшками, чтоб я свинтил в лучшую жизнь?
Зак улыбался, но его улыбка совсем не была весёлой. Она была усталой и обречённой.
- Я что-то не вижу очереди у своей палаты, чтоб спросить как у меня дела. Вот эта тумбочка, - он указал глазами на пустую прикроватную тумбу. - Вы видите на ней какую-нибудь открытку, мол, хэй, Заки, поправляйся? Цветочки? М? Может у меня плохо зрением? Видели ли вы хоть одну слезинку на лице моей мамаши или вот это выражение лица отца, который переживает за своего наследника? Звонил ли в больницу мой какой-нибудь родственник или друг, чтоб узнать, что со мной случилось и во сколько часы приёма в вашей больнице?
Он опять рассмеялся.
- Ничего этого не было. И не будет. Я буду здесь один, три дня. Придёт соцработник, спросит усталым голосом, мол, что, опять, Закария? Ты опять это сделал? Потом меня поведут к психологу, который будет говорить мне, что у меня низкая самооценка, что я негативно смотрю в будущее, что у меня неправильная оценка окружающего мира. Что я не должен стесняться своих эмоций. Посоветует составить список плюсов и минусов моей текущей жизненной ситуации, написать себе планы на день и не ставить никаких невозможных целей, представить все свои занятия в позитивном ключе, даже забавно, я пробовал, вот как-то так, мол, "когда меня окунают головой в школьный туалет, я учусь задерживать дыхание", увидеть свои успехи и наградить себя за них. Всё ради преодоления прокрастинации, скажет мне психолог. Быть свободнее и расслабленнее. Помнить, что гиперактивность и апатия - две стороны одной медали. Расскажет, что депрессия негативно влияет на организм, спросит курю ли я, я скажу, что да, курю, и предложит бросить, заняться спортом. А моим родителям, которые будут устало пялиться на него, как два истукана, скажет, чтоб они слушали меня внимательно и с сочувствием. Они покивают головами и уйдут. Вот примерно так всё будет. И что, как думаете, поможет? Как думаете, что-то из этого поможет мне? Что из этого всего даст мне шанс?

[icon]https://c.radikal.ru/c17/1805/13/fb207a9f0039.png[/icon][nick]Zach Miller[/nick][status]настоящая гниль[/status]

+1

7

Те кто говорит, что детям нельзя врать, правы на все сто процентов. Особенно это верно, если дело касается подростков. Таких вот, как Зак, который к своим юным годам успел навидаться всякого. Уолтер и не собирался, к тому же лгать он попросту не умел.Просто слушал, не торопясь отвечать, чтобы дать ему возможность высказаться и заодно понять, насколько все серьезно.Чужие проблемы, такие разнообразные, от, казалось бы, пустяков до по-настоящему серьезных, всегда были частью его работы. Самой важной, на которую, к его сожалению, он не всегда мог повлиять, но всегда прикладывал максимум усилий, чтобы это сделать.
Он усмехнулся Заку в ответ, по-доброму и как-то печально, протянул руку и ласково потрепал его по волосам.
—  Чего я добиваюсь? Я бы хотел, чтобы это был последний раз, когда мы встретились с тобой в стенах больницы. Но по мановению волшебной палочки ничего не случается, верно? Мы оба знаем это слишком хорошо. То, что с тобой происходит, Зак- это очень несправедливо, и нет на свете супергероя, который по щелчку пальцев сделает тебя другим человеком и изменит твою жизнь ,— Вергара облокотился нэа стул, с интересом глядя на парня.
— Ты сообразительный малый. Скажи, ты правда думаешь, что беспокойство родителей, цветы на тумбочке и очередь к твоей кровати что-то принципиально изменили бы? Ты точно знаешь, что тебе именно этого не хватает для того, чтобы бросить все попытки уйти на тот свет? Ты уверен, что пустил бы это в свою жизнь и позволил бы ему существовать в ней, а себе - просто наслаждаться ?— Уолтер переплёл пальцы, уложил их на колени и покачал головой. — Я могу ошибаться, но мне кажется, что вовсе нет. Потому что того, о чем ты говоришь - недостаточно, ведь так?  Потому что ты выглядишь как человек, который очень устал от бесконечного бега по этому замкнутому  кругу.  И ты нашёл способ разорвать его, к чему так упорно и идёшь. Но что если я скажу тебе, что это не единственный выход? Как задача, у которой есть два решения. В это будет трудно поверить, не так ли?— мужчина вопросительно  приподнял бровь и полуприкрыл глаза.—  Это ужасно, когда тебя не слышат и не хотят услышать, игнорируют  и отмахиваются, словно ты пустое место. И  я не стану врать, что понимаю, каково тебе. Не понимаю. Чтобы это понять, нужно побыть в твоей шкуре. Но знаешь, если ты позволишь мне, я бы правда хотел. Я хотел бы услышать и узнать, потому что мне кажется, что это очень страшно, когда тебе пятнадцать и ты настолько... — не в силах даже слово подобрать, Уолтер выразительно всплеснул руками. —... отчаялся, боже мой,— глаза родителей Зака всплыли в памяти Вергары с поразительной отчетливостью. Равнодушные мёртвые глаза. Наверное, они не были исчадьями ада. Может, даже любили по-своему сына, просто не знали, как донести это до него и как вывести его из этого лабиринта, потому что точно так же блуждали в своём собственном.
Он взглянул на девочку на кровати напротив. Она  дремала, обнимая тряпичную куклу.
—Я не набиваюсь тебе в друзья. Но я хочу, чтобы ты поверил в то, что можешь быть нужным. Вот этому парню, в первую очередь, - он понизил голос и легонько ткнул подростка в грудь указательным пальцем. —Это- единственное, что важно. И ещё... — собираясь что-то добавить, Уолтер чуть наклонился и в кармане его халата что-то жалобно крякнуло.
—Ой. Прости, — он неловко улыбнулся, вытащил из кармана халата брелок-фонарик  в виде синей совы и переложил его в нагрудный карман. —  Это мистер Сова. Малышам нравится, но подаёт голос в самый неподходящий момент. Так, что думаешь? Мы можем поговорить о тебе сейчас или ты хотел бы отдохнуть?

[icon]https://d.radikal.ru/d42/1803/93/2ebdbfd0dbb0.png[/icon][nick]Walter Vergara[/nick][status]Heal my wounds[/status]

+1

8

Зак слушал его, слушал. Слушал.
Слушал.
И чем дальше слушал, тем больше дрожали его губы, тем чаще он моргал, тем сильнее он сжимал простынь под одеялом и, в итоге, он вот так тихо расплакался. Он вынул руку, зажимая себе рот, давя всхлипы и содрогаясь от боли. Закария точно не мог сказать что именно из сказанного Уолтером задело его и сорвало с него все его защитные пломбы разом. Юноша тихо взвыл, кусая кулак, чтоб не разбудить девочку. Потом он шмыгнул носом и посмотрел Уолтеру в глаза.
Миллер был несчастен. Он был несчастен всю свою жизнь. Он был не нужен никому. И себе тоже. Осознание этого факта... Причиняло ужасную, невыносимую боль, а он даже не мог и слова из себя сейчас выдавить, просто страдая и всё. Что он может сказать такому хорошему, неравнодушному человеку, как Вергара?
- Я устал, доктор, - пробормотал он наконец, очень тихо, всплеснув одной рукой. - Я не вижу ни одной причины, я просто не вижу.
Он болезненно поднял плечи вверх, сведя брови и опять укусил себя за палец, ощущая, что сейчас он очень, очень, очень хочет кричать. Вот ничего больше, просто кричать. Рыдать в голос, зарывая пальцы в волосы и выть, выть, выть. Не то чтоб это хоть раз помогло, на самом деле. Ощутив прикосновение Уолтера, он рвано выдохнул, шмыгнув носом и вытер слёзы дрожащей рукой.
- Я столько всего пытался... С-сделать... - Зак всхлипнул, - я хотел быть хорошим. Я хорошо учился. Я ник-никогда не делал никому ничего плохого. Я... с-сначала отвечал... Дрался. Они сломали мне кл... ключицу. А потом... - опять всхлип, - ...потом я прос-просто... Просто перестал отвечать им. Я не знал как это прекратить, я не знаю. Отец... Мать... Не лучше. Я же пробовал. Я столько всего пробовал. Я не хотел им понравиться. Я хотел просто чтоб они оставили меня в покое.
Вергара окончательно обнял его и Миллер даже прижался к нему, насколько позволяло ему его положение. И вот теперь он почувствовал себя ещё хуже, потому что никто, никогда, ни разу, не обнимал его так, когда он плакал. Кроме дедушки, которого уже давно нет в живых. Он сейчас просто жался, как какой-то сиротка, к незнакомому человеку, абсолютно незнакомому.
- Я устал от психологов, устал от учителей, устал, я просто больше не могу. Я ненавижу себя. Я ненавижу свою жизнь, - он зажмурился, - я больше не могу пытаться. У меня нет сил, доктор Вергара. Я устал искать. Искать причину. Быть.
Миллер опять вытер глаза и после этого сжался. Беспомощно и жалко. Почему у него не могло быть такого отца, как Уолтер? Почему ему не достался хотя бы такой брат или друг? Почему он должен был быть один? Всегда, всюду, везде, один со всеми своими демонами. Он же рассказывал. Он же много кому объяснял. Даже Уинслоу объяснял с этим его Вайборном, с которым ему, конечно же, было веселее, чем с Заком, у которого шансов на будущее оставалось меньше с каждым днём, ууу, дааа, ведь Вайборн такой клёвый. А он что? А он уже всё. И он прекрасно понимал, почему Уинслоу всё чаще отказывается провести вместе время. Так устроены люди: они спасают себя. В основном.
- Почему... Почему вы стали врачом? - спросил Зак, не глядя на Уолтера. - Да ещё и таким. Вы же спасаете. С того света. Некоторые отказываются спасти при жизни. А вы... Другой.

[icon]https://c.radikal.ru/c17/1805/13/fb207a9f0039.png[/icon][nick]Zach Miller[/nick][status]настоящая гниль[/status]

+1

9

Так устроен человек - со временем привыкает ко всему. Уолтер свято верил, что ему повезло - среди его коллег не было равнодушных, механически выполняющих свою работу людей. Да, они научились абстрагироваться от каких-то вещей, но не утратили способность реагировать на все происходящее как на что-то обыденное. Как и сам он.  Кто-то, может, сказал бы, что не стоит так пропускать через себя чужое горе, но  Уолт слабо представлял себе, как можно закрыться от этого, выстроив глухую стену в своей душе. Да и не хотел он закрываться. Человеческие трагедии каждый день служили ему  лучшим напоминанием о том, зачем он здесь, и зачем он вообще пошел в медицину: сделать так, чтобы этих трагедий ста—ло хоть чуточку меньше.
К тому же иногда первым шагом для этого может стать какая-то малость.
Вот как сейчас - просто обнять, что Вергара и сделал, хотя и с некоторым смятением на лице. Не то, чтобы он не ожидал слез, но скорее бы поверил в то, что этот бедный парень продолжит закрываться и доверительного разговора с первого раза не получится. Насколько же все плохо на самом деле?
Уолтер не торопился спрашивать об этом у Зака, просто поглаживая его по спине и кивая в знак того, что внимательно слушает. Большую часть вопросов, роившихся в голове, стоило бы адресовать родителям, но что-то подсказывало - они не дадут внятных ответов. Но неужели вокруг этого мальчишки и вправду столько равнодушных взрослых людей? Неужели он никому не рассказывал раньше то, что рассказал ему сейчас? Неужели, в конце-то концов, у него нет ни одного друга, который мог бы его поддержать? Это могло бы показаться бредом или просто фантазиями обделенного вниманием ребенка, если бы Уолтер не знал тысячи похожих примеров. Люди не замечают. Иногда это удобно - не замечать чужую боль.
Он тяжело вздохнул и протянул мальчику еще одну салфетку:
— Ты должен знать, что тебе не нужно хотеть или пытаться быть хорошим, плохим или каким угодно Зак. Сейчас это сложно принять, но поверь - ты замечательный парень, который заслуживает того, чтобы жить счастливо и спокойно и не искать никаких причин для существования. Ведь ты - это ты. Другого такого нет. А все школьные хулиганы на самом-то деле несчастны и слабы. С ними дурно обращаются дома, а они потом несут свою злость в школу и выплескивают ее на других. Вот и все, нет никакой другой причины, даже если тебе пытаются внушить, что все из-за того как ты выглядишь, или как звучит твоя фамилия или из-за цвета твоих глаз. Это неправда. И это не значит, что их надо понять, пожалеть и принимать их выходки как должное. Я говорю это для того, чтобы ты понимал - дело не в тебе, что бы и кто ни болтал. Тебе не за что себя ненавидеть. И я очень рад, что ты поделился со мной тем, что у тебя на душе. Ведь теперь я смогу тебе помочь,—  Уолтер чуть отстранился, погладив его по голове и осторожно поинтересовался:
—  Скажи, как давно это все продолжается? Что если я поговорю с твоими родителями насчет перевода в другую школу или, может, о домашнем обучении для тебя, хотя бы на какое-то время?— то, как Зак отозвался о матери и об отце его насторожило, но задавать вопрос об обстановке дома напрямую он не стал, прекрасно зная,  насколько иногда бывают запуганны дети. Некоторым и вовсе начинается казаться, что домашнее насилие - это норма жизни.
В ответ на вопрос подростка он простодушно улыбнулся:
— Это очень странная история. Я долго не мог определиться с профессией, но мне помогла моя бабушка. Точнее, ее дневники, которые я нашел на чердаке нашего дома. Она была медсестрой, всю жизнь посвятила людям, и меня очень вдохновили ее записи. Направили меня в нужное русло, —подумав, мужчина вытащил брелок-сову и вложил его в ладонь Зака.— В мире много тех, кто может протянуть тебе руку помощи, даже если иногда и кажется, что ты совсем один. Ты еще в этом убедишься, а пока пусть об этом тебе напоминает мистер Сова. Ты, конечно, уже взрослый и, может, тебе это покажется несерьезным, но поверь - он приносит удачу.
[icon]https://d.radikal.ru/d42/1803/93/2ebdbfd0dbb0.png[/icon][nick]Walter Vergara[/nick][status]Heal my wounds[/status]

+1

10

Заку определённо нравился Уолтер. Этому человеку совершенно легко удалось сломать стену, которую он выстроил вокруг себя. Он так и не понял, что именно послужило тому причиной. Может, сам внешний вид доктора, может какая-то из брошенных фраз, может звук его голоса... да чёрт знает, вот правда. Юноша даже устыдился мысли о том, что будь у него такой отец, то ничего бы этого не было. Миллер посмотрел ему в глаза, всё ещё плача, но уже без истерик: слёзы он просто не мог сдерживать.
- Давно, док, - он поморщился, - ужасно давно. Я менял школу один раз. Всё стало только хуже.
Он опустил голову, вздрогнув и шмыгнув носом.
- Я прихожу домой и всё...всё что я слышу это упрёки. Что я не такой как все, что я ненормальный. Даже что я педик, но я не... вроде бы нет, я даже не задумывался, - он потёр лоб и вытер нос рукавом больничной рубашки. - Отец бьёт меня, мать унижает. Или наоборот. Это не меняется. Это не изменить. Соцслужбы и органы опеки столько раз выносили им предупреждения...они какое-то время ведут себя нормально, а потом всё начинается снова. Психологи...я уже говорил. Советы одни и те же. И всё то, что я уже сам читал. Я... много читаю. Я в принципе... многим интересуюсь.
Зак пожал плечами, подняв взгляд на Уолтера. Он сжал игрушку в руке и вымученно, но, всё-таки, улыбнулся. Да почему у него не может быть такого друга своего возраста? Почему у него не может быть такого папы? Такого дяди, на худой-то конец?! Почему совершенно чужому человеку на него не плевать гораздо больше, чем тем, кто, по идее, заинтересован в том, чтоб он выжил, выучился и потом работал каким-нибудь офисным планктоном, чтоб деньги присылать на бурбон?
- Спасибо, доктор Вергара, - он прозвучал очень жалко, даже сам услышал на сколько и всхлипнул, прикрыв ладонью рот и покачав головой. - Я оставлю себе. Спасибо... спасибо.
Он смолк и прижался к нему чуть сильнее. Ему было, вообще-то, очень холодно, и плохо, и внутри всё сжалось и надломилось... но у него впервые был хоть кто-то, кому не всё равно. Кто не смеётся над ним. Кто просто говорит искренне, говорит правду, в которую он верит. Это было точно глоток свежего воздуха или луч света в тёмном царстве, если хотите. Закария уже просто напросто не умел реагировать на такую... искренность.
- Вам...наверное надо идти, да? - он отстранился, его плечи поднялись вверх и он весь сжался. - Я не могу вас задерживать. Я... может, у вас есть что-нибудь, чтобы просто уснуть?
Он шмыгнул носом, потупив взгляд куда-то вниз, стыдясь того, что он бы просто хотел говорить о чём-то с доктором и дальше. Да неважно о чём. Он бы выслушал миллион историй и советов от Уолтера сейчас. Просто... Зак не знал правильно ли это.

[icon]https://c.radikal.ru/c17/1805/13/fb207a9f0039.png[/icon][nick]Zach Miller[/nick][status]настоящая гниль[/status]

+1

11

Уолтер давно не чувствовал такой беспросветной, скребущей на душе тоски как сейчас, когда он смотрел на Зака. Каждый раз сталкиваясь с похожими историями, он не переставал ужасаться и поражаться, каждый раз от этой кошмарной несправедливости у него внутри все клокотало, хотя он пытался сдерживаться. Наверное, он слишком остро реагировал на такие вещи, но не представлял, как можно иначе. О чем думают такие родители? Ведь это же дети, дети, черт возьми, будь они хоть тысячу раз сложными подростками! Кто как не взрослые должны стать для них героями?
- Я поговорю с твоими мамой и папой, - Уолтер сказал это спокойно, но твёрдо. Возможно, и даже скорее всего, этот разговор им не понравится. - Но не стану упоминать о нашей с тобой беседе. Это останется между нами. Не беспокойся, ладно? - он похлопал Зака по плечу. Не трудно было догадаться, что мальчика, скорее всего, ждёт очередная выволочка за то что пожаловался. Ни к чему подставлять его под удар.
- То, о чем ты рассказываешь, и то что с тобой происходит - ужасно. Но ты очень мужественный парень. Это правда. Я искренне тобой восхищаюсь. Когда кругом беспросветный мрак, и нет ничего, на что можно было бы опереться, даже взрослые люди отчаиваются. Для того, чтобы принять протянутую руку помощи в таких ситуациях, нужна большая сила. Так что...спасибо, что позволяешь мне помочь, - Уолт поправил одеяло и улыбнулся, глядя на то, как мальчишка сжал в пальцах мистера Сову, словно тот стал для него последним оплотом надежды. В ответ на слова благодарности, такие тихие, но искренние, он растроганно моргнул. - О, не за что. Это меньшее, что я могу,- он помедлил, как будто погрузился в раздумья ненадолго. -Знаешь...мне кажется, каждому из нас порой нужно дружеское плечо. И место, где всегда ждут. Моя мама держит цветочную лавку. Небольшую, но очень уютную. Я оставлю тебе адрес и телефон , она в паре кварталов отсюда. И в любой момент, когда тебе будет...непросто, или потребуется с кем-то поговорить, или, может, в трудную минуту , когда ты не будешь знать, что делать - приходи туда. Или можешь позвонить. Я в выходные ей иногда помогаю, так что у нас есть все шансы встретиться ещё раз. Если честно, от этого цветочного запаха у меня голова чугунная, но что поделать. Это ведь мама, - Вергара засмеялся и потрепал Зака по волосам. - Я скажу ей, что в гости, может статься, зайдёт один хороший знакомый по имени Зак, а она обожает гостей. И печет отличные яблочные пироги,— он грузно вздохнул и отстранился. Оставлять Зака вот так ему совсем не хотелось, но выбора не было - по селектору как раз объявили о новом поступлении.
— Нам нужно последить за твоими жизненными показателями сейчас, и седативное может только ухудшить твое состояние. Но я, кажется, кое-что придумал. Сейчас вернусь, — Уолтер, спеша, добрался до ординаторской - там, в кармане верхней одежды лежал мп3 плеер и наушники. Вернувшись, он протянул их Заку и заговорщицки подмигнул.— Видел здесь высокую леди со строгими черными бровями вразлет? Это мисс Паркер, лучшая медсестра нашего отделения. Она точно состроит свое фирменное недовольное лицо, если узнает, что я дал тебе это, так что прячь лучше. Не знаю, как ты относишься к аудиокнигам - я вот не очень, но у меня почти нет времени на чтение, а так в дороге иногда удается слушать что-то. Тут сборник - Стайн, Кинг,Бредбери и Каттнер. Советую начать с последнего, кстати, его "Хогбены и все-все-все" просто умора. Ну...при условии, что тебе такое нравится,— мужчина простодушно пожал плечами.— А если нет - то тебе станет скучно и ты точно уснешь. Как тебе такой план?

[icon]https://d.radikal.ru/d42/1803/93/2ebdbfd0dbb0.png[/icon][nick]Walter Vergara[/nick][status]Heal my wounds[/status]

+1

12

Закария, едва заслышав о приглашении в гости, о том, что его будут ждать и что он сможет просто немного поговорить с хорошими людьми, почувствовал, как сердце забилось чаще. Даже тот факт, что Вергара собирался поговорить с родителями как-то потерял свою значимость и стал не таким уж страшным. Не то чтоб это что-то изменило, конечно же. Если его родителей даже его теоретическая смерть не трогала и не меняла, то что уж говорить о простой беседе с врачом-реаниматологом... разве что, это прибавит ему тумаков. Впрочем... может оно того стоит? Можно будет хоть пару раз в неделю заглядывать и просто чувствовать себя хоть сколько нибудь нормальным человеком.

Миллер опустил голову, кивая.
- Спасибо, доктор Вергара, - тихо поблагодарил юноша, - я обязательно приду. Когда смогу.

Док вышел ненадолго, чтобы затем вернуться с мп3 плеером. У Зака тоже был плеер, но он остался дома, да и вместительность у него была так себе, поскольку куплен он был ему на день рождения и с рук, поэтому пользоваться такими штуками он умел, как и прятать, чтоб никто не заметил, что вместо пьяного бубнежа отца и матери он слушает музыку. Зак даже снова заулыбался, покивав врачу.
- Класс, супер. В смысле, аудиокниги - то что надо. Это успокаивает. И обещаю, что буду осторожен при приближении мисс Паркер, - он стал протягивать наушник под одеждой, - мне нравится Кинг. Особенно "Девочка, которая любила Тома Гордона", "Библиотечная полиция" и "Кэрри". А "Хогбенов" как раз не читал, так что... будет интересно. С творчеством Каттнера я вообще не очень знаком.

Он посмотрел на Вергару благодарно и вот сейчас его вечно хмурое и недовольное лицо выглядело мило и по-детски наивно. Зак был еще совсем ребенком, который просто вынужден был повзрослеть из-за обстоятельств, но и эта взрослость была напускной, показательной. Лишь бы казаться самостоятельнее и сильнее, чем есть на самом деле. До чего же сильно ему хотелось сейчас, чтобы его папа был таким как Уолтер. Чтобы вот так легко улыбался, говорил, что он мужественный и что он молодец, придумал бы "план", чтобы уснуть, предлагал провести вместе выходные. Его отец предпочитал совсем другие способы общения и воспитания. Да еще в пример вечно ставил детей своих коллег по цеху, говоря, что у них вот, де, парни послушные, нормальные, не то что он. Ни с одним реально существующим сыном папиных коллег он знаком не был, но ненавидел их всех заочно. Вергара явно был тем, кто никогда в жизни не сделал бы так. Ну или... или Зак себе это выдумывал, потому что истосковавшись по любви и заботе, он был готов поверить, что кто угодно лучше.

- Хорошего дня, док, - искренне пожелал Миллер, когда Вергара покидал его палату.

Вставив наушник в одно ухо, он прикрыл глаза. Да, конечно, шум больницы в другом ухе немного влиял на восприятие, но в целом он смог погрузиться в голос читающего и начал чувствовать, как и сердце успокаивается, и настрой выравнивается, а в голове все больше созревает план и правда заглянуть к миссис Вергаре. Яблочные пироги. Мать никогда их не делала. Верхом ее великодушия были бутерброды... черт, как это все уныло звучало, на самом деле. Зак отмахнулся от своих переживаний, сосредоточившись на повествовании и уснув только на середине книги, да и то, поставив ее перед этим на паузу и спрятав плеер под подушку, чтоб не подставить Вергару.

[icon]https://c.radikal.ru/c17/1805/13/fb207a9f0039.png[/icon][nick]Zach Miller[/nick][status]настоящая гниль[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » До встречи с тобой [с]