Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Администратора


Профиль Администратора

Сообщений 1 страница 30 из 73

1

http://forumstatic.ru/files/000b/3d/29/21040.png
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МОЙ ПРОФИЛЬ!
вы будете приходить сюда постоянно

Вместо первичной анкеты здесь вы видите вот это вот всё по одной простой причине: я являюсь единственным мастером проекта и его главным создателем и смысла мне заполнять первичную анкету, в общем-то, нет. Я играю абсолютно всё, всех и руковожу основными сюжетными линиями и наработками.

Знайте, что я человек контактный и ничего о себе особо не скрываю, как не скрываю я ничего о том, что произошло в игре и что в ней запланировано (в основном не скрываю, если не храню ИНТРИГУ). Для любых обсуждений по игре вы можете связаться со мной следующими путями:
► ЛС
ВКонтакте
► WhatsApp - номер уточняйте через ЛС, если прям очень надо
► Мой аккаунт в инстаграме - mirushasf

Со мной можно разговаривать не только письменно, но и, как говорится, "словами через рот". Если прям вот рили нужно поговорить - просто договоримся когда.


СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ

дисклеймер

У меня очень много персонажей, ребята, потому что мне надо двигать сюжет всем игрокам в примерно равных долях. Многие персонажи создаются специально без особо обрисованных бэков, бэкграунды многих рассказаны еще и в матчасти проекта (на них я даю ссылки, кстати), у некоторых описанный бэк - ложь, трындеж и провокация, у некоторых бэк подробный и большой.

Да, по всему тому, что описано в анкете, можно сказать о персонаже что-то, но ни в коем случае не всё. Более того, многие персонажи в процессе игры меняются и их бэки раскрываются с новой стороны. Учитывая, сколько их у меня, мне довольно непросто сразу вписывать изменения в их историях: если я буду постоянно тратить на это время, то, увы, игра для многих игроков рискует на какой-то период времени "встать" (ибо у меня тоже есть личная жизнь, работа и простое человеческое желание потупить). Люди приходят сюда играть, а не прокрастинировать на главной странице, ожидая, пока я тут разберусь что с каким моим персонажем приключилось и что мне нужно вписать. В какой-то момент я перешла на описание бэков в виде пунктов, которые будет проще дополнять, в случае критической необходимости. Другим же героям пункты приходится добавлять отдельно. 

Если какого-то персонажа в моей анкете совсем нет, значит это практически разовый или действительно разовый NPC и его полная биография значения не имеет. Имеют же значение только те факты, что доступны конкретному персонажу в конкретный момент игры.

Резюмируя. Некоторые анкеты у меня не такие, как у всех остальных. Прошу понять и простить.

само содержание

ААРОН ДАМЕР
АДАМ ПИТЕРС
АЙВИ ЛЕНГДОН
АЛИССА ДАРКУОТЕР
АМАНО РАЙГА
АМЕНХОТЕП
АННА
АНТУАНЕТТА
АРМАН ВЕНЧЕНЦО (ТАМ ЖЕ NPC: КРИСТИН ХОЛЛ, ШЕЙЛА БЕРРИ, МИРАНДА ФОРРЕСТЕР)
АСРАДИИЛ (ХОРХЕ ГАРСИЯ)
АЭЛЬ ВЫСОКОРОЖДЕННЫЙ
БЕЛЛА ДЖЕФФЕРСОН
БЛАНКА И ОТТО НОВАК
БРАТЕЦ КРОЛИК (МАЙКЛ ЛАВГУД)
ВАВИЛОНСКАЯ БЛУДНИЦА
ВИЛЬГЕЛЬМ ДАМЕР
ВСАДНИКИ АПОКАЛИПСИСА
ГЕНРИХ СОТТЕР
ГЛАШАТАЙ (РЕДЖИНАЛЬД ФАСТ)
ГОРДОН КАРМАЙКЛ (ЮСТИНИАН I)
ДЖАЛИНДРИ ВЫСОКОРОЖДЕННАЯ (ЛИЛИАН ЛЬЮИС)
ДЖЕЙМС МОРРИГАН
ДЖЕННИФЕР КИЛЛИ
ДЖЕРЕМИ-ЛУИ НАВАРРО
ДЖУДИТ БОЙД
ДОКТОР ЛАЙДЕН
ЖАСМИН БЕРНАР
ЖАСМИН ДЮПОНТ
ЖЕРАР УВРАР
ЖЮСТИН ЛЕРУА
ЗАКАРИЯ (ЗАК) МИЛЛЕР
ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК (ПИТЕР ГОЛД)
ЗЭМА ОНТАРИО
ИНГВАР ВАН ДЕККЕН (ИВЕТТ ВИССЕР)
ИОХИМ ЛИС
ИРМА РОССИ
ЙОШИМОТО РЮХЕЙ, ЙОШИМОТО КАГУЯ, ТОМИНО
КАМЕЛИЯ УИНТЕР
КЛОДИН ЛЕРУА
КОБРА-ЦАРЕВНА (АНИДАГ)
КОДИ ГУДМАН
КОЛДУНЬИ ЗИМА, ВЕСНА, ЛЕТО И ОСЕНЬ
КОТ В САПОГАХ (ЛОРЕНЦО ДАН)
КРИЧЕР ПИРСОН
ЛЕВИАФАН (ТРЭВИС ГЛОВЕР)
ЛОЛА ГУДМАН (УИТТАКЕР)
ЛОРЕЛЕЯ (ЛОРА ЛЭЙ)
МАЙЛО ШЕППАРД (СКУЛЬПТОР)
МАРГАРЕТ ШОУ
МАРДЖОЛАЙН ГРИФФИТ (ЭММА МОРРИГАН)
МАРИЯ СОНОМУРА
МАРТИНА СВОБОДА
МАТЬ И ОТЕЦ
МЕГАЛКАРВЕН (ЧУМНАЯ ЖРИЦА)
МИЛОРАДА НОВАК
МУЗА НОВОГО ВЕКА (МЭЙ ШВАРЦ)
ОНО ОХРАНЯЕТ (УИЛЬЯМ КАРТЕР, МАКСВЕЛЛ)
ПЕНЕЛОПА ЛАВЕЛИН
ПЕТРА ГРУДА (КУЧЕРА)
РЕЙНОЛЬД ДАМЕР
РОДНИ КИНГСЛИ
РЭНДИ "ШЕФ" ТУТУОЛА
СКАРЛЕТ РОУЗ
СОЛЬВЕЙГ ХЕРЦЕН
СТАНИСЛАВ ГРИБ
СУДАРШАН КАПУР
ТЕРЕЗА ГОРАК
ТИТУС ШВАРЦ
ТРЕЙСИ РЕЗНИК (КООРДИНАТОР)
ТРОЙ БЭНКС
ФЕЛИЦИЯ СМИТ (РЕД)
ФЛОРИДА ГРЕЙС
ХИЛЬДЕГАРД ХЕЛЬГЕНБЕРГЕР
ХОРЕК ЭСТЕБАН
ХОШИГАВА ХАНА И ХОШИГАВА МИЗУКИ
ЧАРЛИ
ЧИДОРИ АНДЕРСОН
ШАРЛОТТ ФРЕЖИЛЬ (ПЛЮС NPC: ВЕНДЛА ОЛВЕ)
ШЕЛДОН МИЛТОН
ЭВЕЛИН ПОРТЕР
ЭДМУНД ЛАНДЛОРД
ЭЛИШКА ДВОРЖАК
ЮДЖИН СОЛСБЕРРИ (ИЕШУА I)
ЯВАРАКА КАОРИ

+6

2

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png

http://s018.radikal.ru/i500/1604/8f/a713aa7e2bf6.png http://funkyimg.com/i/2PKhv.png

ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК
Фейбл
Тунеядец
Годы жизни: появился примерно в 1940-м году, жив-здоров пока.
Место жительства: В 1940-1960 - Россия. Далее путешествовал и бывал в Америке, Англии, странах бывшего СНГ. Последнее время нигде более месяца не задерживается, а если и задерживается, то хаотично перемещается в пространстве, дабы по-максимуму запутать тех, кому он с каких-то херов кажется нужным или полезным.

О персонаже:

Знакомьтесь, Золотой Петушок!
Да-да-да, смейтесь дети, смешно когда перед тобой человек, которого без зазрений совести и без задней мысли можно назвать Петушком.
История скитаний этого субъекта насчитывает не один и даже не два тома историй из жизни замечательных людей, с той лишь разницей, что Петушок нихрена не замечательный человек. Жопа он, ну не скажешь по-другому. И выглядит так же. Нет, не то, чтоб у него были два полупопия вместо лица, но некоторые считают, что весьма похож. Весь какой-то неопрятный, замусоленный, вечно перемазанный, перекрашенный и неестественно худой и долговязый, под два метра почти дылда у мамы Рябы выросла.

На самом деле, его внешний вид - результат экспериментов с палёным Глэмором, причём, надо отметить, результат весьма устоявшийся по неизвестным причинам. Изменения его Глэмора происходят довольно редко, но, всё же, происходят. Оригинальная версия Петуха, без вирусов, так сказать, выглядит намного приятнее. Вместо роста в 198 см, он ростом всего 184 см, вес с 88 кг опускается до 70 кг. Телосложение тоже претерпевает некоторые изменения, но не то чтоб уж очень радикальные: в обеих ипостасях Петух предстаёт как юноша достаточно худощавый, просто в палёном варианте эта худоба кажется болезненной, а во втором - скорее придающей очарования.

Хитрый, самовлюблённый, эгоистичный, зато с ним весело. Болтлив нечеловечески, горазд хорохориться и петушиться, ибо по статусу положено. Охочий до сплетен и слухов, создаёт впечатление эдакого гуру в мире сверхъестественной жёлтой прессы и чернухи. Умеет вовремя сдрыстнуть, из-за чего частенько кидал своих знакомых и друзей, последних у него, откровенно говоря, и не осталось, чем он выглядит даже довольно удовлетворённым. Даже вся семейка птичьих его недолюбливает за манеру сначала долго выпендриваться, а потом сливаться втихаря. Впрочем, Петух гораздо больше ценит отношения деловые, когда всё по-честному - ты мне, я тебе. Поэтому, если он таки вам должен, то тогда не кинет. Равно как и с вас своё стрясёт.

Не всегда он таким был, конечно. В начале своей жизни и в начале того, как он ступил на землю человечачью, он был довольно сносным, даже весьма честолюбивым и преданным, благородным и приятным, вообще в принципе, индивидом-то. Знавшие Петуха в те времена даже очень хорошо о нём отзываются, говоря, что, мол, что-то его потом подкосило сильно и он "поплыл-поехал". Сначала стал замкнутым и грустным, потом превратился в это. Особливо отмечает это Румпельштильцхен, с которым он был знаком аккурат в послевоенные времена и даже дружил. Собственно, обо всём по порядку.

До мира людей Петух жил себе в Тридевятом Царстве и выполнял вверенный ему функционал, в общем-то, на королевской службе, и ему всего в этой жизни хватало. Кроме как глядеть за горизонт да приглядывать, чтоб враг никакой не появился, он ничего и не умел. Пел он по утру громко, сначала чтоб разбудить всех вместе с первыми лучами, а потом уже просто что-то насвистывал для настроения, да новости трепал как помело. Был сыном примерным, братом хорошим и вообще лапушкой, особенно покуда был Золотым Цыпленком, а им он был, надо отметить, тридцать лет и три года, пока Соловушка в семью не возвратился.

Впервые в мире людей Золотко появился во времена, когда у власти стояла Третья Палата Фейблов, аккурат во время Великой Отечественной, т.е. Второй Мировой. Времени особенно разбираться в истории Родины у него не было, СФ почти сразу его выловили, одарили Глэмором и призвали на фронт. Петух принимал участие в Войне на стороне СССР, проникся идеологией и патриотизмом, был даже награждён какой-то медалькой от Сталина и СФ, но не особо гордился своими заслугами, считая, что он делал вполне обычное дело, к тому же помогал людям, а это немаловажно. Снайпер из него получался весьма толковый: у Петуха крайне хорошее и острое зрение и никакой куриной слепоты и даже без Чар хорошая была интуиция, а с ними он и вовсе предугадывал дальнейшие действия врага.

После войны уже полностью изучил историю России, окончательно осознал всю значимость своей страны и уезжать не планировал, считая, что всё и так хорошо. Ему нравилось советское время, общий какой-то порядок, пусть и немного жестковатый: Сталин был достаточно деспотичным правителем, но Петух, откровенно говоря, проблем в этом видел куда меньше, чем вот того самого порядка. У всего есть две стороны и, хоть Иосиф Виссарионович методики использовал радикальные, хоть его и боялись, зато лишнего себе не позволяли. Репрессии населения пугали и его самого, а потому он просто решил не вмешиваться ни во что. Сталин, как любой человек, не то к сожалению, не то к счастью, не вечный. Да и вообще, он, по правде сказать, оказался куда более заинтересован совсем другим. У него появилась любимая девушка Полина, которую Петух даже познакомил с парой своих фейблов-знакомцев с фронта. Включая Румпельштильцхена. Он с ней и правда был счастлив и хотел даже жениться.

Но потом Полина умерла. Так он сказал сам. Больше никак не комментируя. И это стало началом конца Пети как личности. Он больше не улыбался, вёл себя, собственно, как тряпочка, никуда не ходил больше и встреч со своим другом "Ромкой", то бишь Румпелем, избегал. Тот сам к нему вошёл, встряхнул и предложил уехать. Сменить обстановку, так сказать. Они и уехали. Петуху было всё равно. Он не мог рассказать, что убил её собственными руками. Почему-то девушка очень странно среагировала на то, что он не человек: она просто не смогла справиться с этим знанием и сошла с ума, превратившись в безвольный овощ. Петух долго присматривал за ней, а потом, не выдержав, выбросил её из окна. Он не знал правильно ли поступил или нет, но смотреть на то, как она из яркой и доброй девушки превращается едва ли не в предмет мебели, он не мог. Всем остальным была явлена версия, что она, дескать, сама прыгнула.

Смена обстановки в шестидесятые не пошла на пользу, но Золотко не хотел расстраивать Румпеля. Он натягивал на себя улыбки и делал вид, что всё идёт неплохо. Он часто видел будущее Румпеля и всех остальных, знал, что времена у Фейблов грядут тёмные и часто намекал на это, но своё будущее не видел вообще. Это пугало его не меньше того, что он сотворил, а может даже и больше. Из-за своих предсказаний он попал в число Полезных Фейблов, как и Румпель, но они не очень-то хотели попасть в лапы Высших. Они, по факту, стояли у истоков революционных настроений и оба, в общем-то, были в числе тех, кто властью был не доволен и всячески бегал от тех, кто уж больно хотел поймать первого за хвост, а второго за яйца. Ну, или наоборот. На почве этого всего и развития ЛГБТ-движения в семидесятые, между ними даже закрутилось какое-то подобие романа, вперемешку с дружбой. Их отношения с того момента можно смело обозвать "всё сложно".

Однако в 1979-м году Петух попал в Ватиканскую Тюрьму за контрабанду магических артефактов на Чёрном Рынке. Эта новость их с Румпельштильцхеном надолго рассорила: тот не знал, что его друг пошёл по весьма кривой дорожке. Выпустили его аккурат к выборам и к другу он даже и не подумал вернуться. Он отправился обратно в подполье не к революционерам, а к контрабандистам. Ситуация с Чарами и их реализацией его напрягала и он хотел помочь своим хотя бы так. Его прямым работодателем стал Синяя Борода. Петух догадывался, что это не приведёт его ни к чему хорошему, но он не очень-то дорожил своей шкурой, будто выискивая способ помереть или сделать с собой что-нибудь эдакое. Он и нашёл это "эдакое".

Сначала он просто ударился в нарко-алко трипы, вперемешку с палёным Глэмором. Затем увлёкся Астральным Парадом и стал там менять свои воспоминания на всякую чепуху. Он сам не заметил, как стал меняться. Его моральный облик стал падать всё ниже, но, да, боже, да, ему становилось лучше. Палёный Глэмор стал превращать его в того самого двухметрового уродца и в этом состоянии он находил в себе силы веселиться, а его магическая шкура стала выдерживать просто баснословные дозы алкоголя и прочего дерьма. Парнишка поехал совсем. Именно в таком виде он познакомился с гораздо большим количеством фейблов и существ, а от того мало кто знает, как он выглядит на самом деле.

Он стал реально отбитым наркоманом, постоянно сидящим на палёнке. Неудивительно, что его однажды таки поймали в 1990-м и отправили в Ватиканскую Тюрьму теперь уже на десять лет, по статье за убийство, смягчившейся тем, что он выдал имена всех своих подельников, включая самого Синюю Бороду. Вышел он спустя десять лет, снова в период смены власти и ему сказочно в этом повезло: некому было забрать его в Хранилище артефактов. Когда он вышел и Румпель пришёл к власти, он взял Петуха под своё крыло, не особенно это афишируя, в тщетной надежде, видимо, что ему удастся вернуть друга к нормальной жизни. Увы, чем больше Румпель старался, тем больше Петух продолжал делать ровно то же самое, пока ему не надоело и в конце 2018-го он не сдрыстнул от друга снова. Сдрыстнуть получилось ещё и по той причине, что его сестра случайно похоронила его заживо, подумав, что брат от наркоты и палёнки помер у неё дома. Её ещё ждёт сюрприз, он всего где-то месяц пролежал трупом, а потом откопался и пошёл кутить дальше.

Мастер безделья, слоняется по барам для существ, поёт упоротые песенки дурным голосом и веселит публику какими-то тупыми анекдотами. С его рожей даже самый несмешной анекдот становится хохмой. Его не выгоняют даже если он должен заведению большую сумму - видать, и без того жалок, чтоб обдирать его. А может он забавным просто слывёт...поди разбери. По миру людей известен как Пауль Голдини, Пётр Златов, Питер Голд, Петер Голдшмидт и какими-то ещё идиотскими вариациями на ту же тему.

Его увлечённость Астралом стала для него единственной отдушиной. Больше он ничего не хочет. Жить точно не хочет. А умирать, знаете ли, страшно.

Способности:
- Астральный Ходок высокого уровня. Он прекрасно разбирается в структуре Астрала, может заглядывать в прошлое, будущее, чужие сознания. Именно за эту свою способность он считается Полезным: он предчувствует опасности и может предупреждать о неверных шагах в будущем.
- Так как он действительно золотой, его перья - это постоянный источник дохода, пусть и палевный.
- Может стрелять из снайперской винтовки.
- Поёт. [в палёнке - Creature Feature, без - ALEKSEEV]

Дополнительно:
Постольку поскольку у него расстройств психики на целую методичку, он может вести себя очень по-разному.

#фейбл #ждёт_нужного

+1

3

https://funkyimg.com/i/2Uxya.png

https://sun9-25.userapi.com/c854520/v854520766/64da5/M73yFTT0nnw.jpg
ЛОРА ЛЕЙ
Фолкс
Администратор бара "Рога и Копыта" Нью-Йорка, певица там же
Годы жизни: Как Фолкс родилась приблизительно в XIII-м веке. Жива до сих пор.
Место жительства: На данный момент - Нью-Йорк.
Внешность:
Рост: 170 см
Вес: 64 кг
Возраст Лоры визуально колеблется в зависимости от того, что она надевает на себя, что делает и как себя ощущает, но всегда остаётся в районе 16-22 лет. Часто примеряет на себя новые образы. Один день она может выглядеть как подружка рокера, другой день - как хиппи, третий - как строгая учительница. Ей просто нравится одежда и возможность носить разные вещи и она искренне не понимает, почему некоторые человеческие женщины не рискуют кардинально меняться каждый день.
Волосы у девушки длинные и шелковистые, она их то закрутит в милые завитки, то выпрямит - опять же, смена образа. Длину всегда поддерживает примерно одну и ту же.

Глаза у Лоры большие, карие. Нос прямой и довольно крупный, но смотрится на её вытянутом лице так или иначе гармонично.
Она не лишена женских округлостей, просто в целом её фигура не является эталоном сексапильности. Вот раньше - да. Широкие бёдра, узкая талия и небольшая грудь, которую можно приподнять корсетом. Ещё ей, в придачу, досталась очень бледная кожа, не загорающая. Так что неудивительно, что в своё время в неё влюбился аж рыцарь. Сейчас Лору, скорее, относят к обычным, если говорить о широких массах молодых людей.

Характер:
Лора милая. Она очень добродушная, вежливая, приветливая, умеет не заметить как от собеседника плохо пахнет и выслушать даже самые пьяные бредни. Дружелюбие от неё, можно сказать, "прёт". Девушка всегда держится молодцом и редко хандрит, стараясь всегда быть в центре шумных компаний старых знакомцев-существ.

"Рога и Копыта" для неё больше чем работа. Это дом. Семья. В ней кто-то близок, кто-то далёк, кого-то рад видеть, а кого-то не очень. Но без всего этого жизнь уже не представляется.

Ненавидит оставаться одна. Даже не так, нет. Лора страдает топофобией, то есть боязнью оставаться одной в помещении. Нет, в туалет она, одна, конечно, сходит, да и душ сама может принять, но ей важно знать, что за дверью есть кто-то ещё, кого она знает.  Если же она одна абсолютно, то её сразу начинают преследовать видения прошлого, галлюцинации, как слуховые, так и зрительные и охватывает паника. Иногда, в особо тяжёлом случае, она может даже впасть в истерику, которую остановить могут только близкие ей люди, которым она доверяет, а таких, не смотря на её дружелюбие, не очень-то и много.

Казалось бы, Фолкс. Можно было бы уже попросить кого-нибудь залезть тебе в мозг и поправить всё, прошло ещё и времени столько - изучи психологию, помоги себе сам...Но Лоре не получилось помочь. Как говорил последний телепат, работавший с ней, у неё "всё закрыто" в голове. Психологические методы, которые эффективно действуют на людей, Лоре не помогли. Должно быть, слишком тяжела была пережитая ею моральная травма. Конечно, со временем становится легче. Раньше стоило оказаться в одиночестве на одну-две минуты, как начиналась истерика, сейчас Лора продержится намного больше. 
Как уже упоминалась, близких людей, которым Лора доверяла бы стопроцентно у неё не много. Друзей много, товарищей, знакомцев, подружек, но по-настоящему близких - нет. Лорелея доверяет скорее тем, с кем она действительно многое пережила в жизни. Поэтому те, кого она знала по Замку, навсегда останутся для неё ближе тех, с кем она знакомилась до или после. Потому что они знают намного больше о ней.

Обидчива, но отходчива, если только дело не касается какого-то серьёзного проступка. Не прощает ложь, предательство, когда ею пользуются и когда о ней забывают. По её разумению, дружбу всегда нужно поддерживать, хотя бы изредка переписываясь и созваниваясь. Когда человек начинает порхать от человека к человеку, как бабочка от цветка к цветку, забывая о тех, с кем он был раньше, Лора вычёркивает таких из своей жизни. Если она им не нужна - они ей и подавно. Возможно, в этом есть весомая такая толика эгоизма и самолюбия, но уж такой характер, что поделать. Как писал Экзюпери, мы в ответе за тех, кого приручили. Банальщина, но зато правда.

Биография:
История Лорелей, известная нам по легендам, практически полностью совпадает с действительностью. Она действительно была красавицей-дочкой рыбака из немецкой деревушки на берегах Рейна, певшей чудесные песни чудесным голосом, влюбившейся до беспамятства в рыцаря из далёких краёв. Рыцарь, в свою очередь, так же "полюбил" её и похитил в свой замок. Но дальше история легенды оказывается не более чем красивой выдумкой.
Рыцарь хотел сделать из Лоры игрушку для себя, которой он мог бы попользоваться в любой момент, в тайне от невесты, а впоследствии и жены. И именно его мать, старая графиня, которую легенда рисует злой и коварной, сказала девушке бежать от такой печальной судьбы.

Обесчещенная, обиженная, с разбитым сердцем, она возвращается в родную деревню и выясняет, что её отец умер от горя и неведения, куда же подевалась его дочь, а в родном доме теперь живут совсем чужие люди. Пары лет оказалось больше, чем достаточно. В деревне её стали шпынять, никто не хотел брать в жёны "порченый товар", никто не проникся печальной ошибкой бедной глупенькой девочки.

Юношеский максимализм разыгрался по полной: Лора решила покончить с собой и прыгнуть со скалы в воду. Но, как оказалось, проникся к ней сочувствием местный речной божок, которому нравилась и Лора, и её чудесные песни. Она прыгнула в воду, но не погибла, а оказалась в его дворце, где он предложил ей отомстить людям за свои страдания, заставить их вспомнить, как беспощадны и суровы эти воды, напомнить, какой бог правит ими, наделить её силой, которой хватило бы на то, чтоб реализовать их план. Лора боялась согласиться, на что речной король уверил её: "Лора, ты никогда больше не почувствуешь людских эмоций, никогда не будешь бояться, переживать и любить. Со временем ты поймешь, что все они этого заслуживают."

И, больше не колеблясь, Лора соглашается. Так появилась Лорелей, Фолкс родом из современной Германии.
Она пела свои песни, словно греческая сирена, заставляя любого человека слушать её, влюбляться в неё и, забывая обо всём, разбиваться о скалу, на которой она пела. Золотые кудри, золотой гребень, бурные воды, скала и бесконечные смерти. Она действительно разучилась чувствовать. Её гнев затмил ей разум и лишь когда вода становилась багряной от крови разбившихся о скалы моряков и рыбаков, она ощущала подобие счастья и удовлетворенности.

До одного момента.

Однажды мимо её скалы плыл на своём корабле тот самый рыцарь, вместе с женой, двумя старшими дочерьми и малолетним сыном. Возликовала её проклятая душа - отмщение скорилось. Но испуганные глаза мальчика, всего десяти лет от роду, встретившиеся с её налитым гневом и предвкушением взором, заставили её оборвать песню. Может все, кто был на корабле, трижды заслуживали сдохнуть, но не этот малыш. Её сердце едва не разорвалось от осознания того, что она делала и чего желала всё это время. Лорелея бежала, бежала подальше от того божка, от той скалы и от своих страшных поступков.
Легенда о ней стала передаваться из уст в уста близ Рейна, именно с того самого момента, как она пощадила один корабль – раньше просто не находилось выживших, чтобы рассказать о ней. Для простых людей её легенда стала чем-то умилительно-романтично-трогательным, да ещё и поучительным, в какой-то степени, а для Охотников стало поводом искать её по горячим следам. Именно они поспособствовали тому, чтоб легенда о Лорелее к началу XIX века распространилась по всему миру: рассказывая друг другу легенду о Лорелее они сами того не ведая придавали её голосу новые свойства, о которых Лора бы и не узнала, если бы не роковой 1943-й год…но об этом позже.

Бежав из своей родной деревушки в окрестностях Рейна, Лора долгое время скиталась эдаким «галопом по Европам». На дворе стоял XIII век и выживать приходилось всеми возможными способами, особенно учитывая неприятный хвост в виде Охотников. Лоре, однако же, удалось попасть на корабль, который отплывал на территории современной Ирландии. Там ей довелось познакомиться с местными Фолксами, которые относительно не страдали от нападок Охотников и несколько сотен лет прожить при дворе королевы фей Титании и её супруга Оберона. Она не была для них чужой и быстро влилась в компанию, если так можно сказать: пение было хорошим подспорьем и обеспечивало ей место на балах. Праздная и лёгкая жизнь в их небольшой реальности, где не было места людским проблемам, пролетела так быстро, что Лорелея даже не заметила, как люди отметили начало XVIII-го века. Инквизиция ослабла, можно было и вылезти из своей норы да мир посмотреть толком. Не сказать, что много где Лорелея успела побывать: Британия, территории Европы, немного России, дальше в Индию, в Китай, а потом обратно. Говорить научилась на нескольких языках – английский, французский, немецкий (родной), русского немного, китайского совсем чуточку. Целей её путешествие особенных не имело – просто наблюдение, коротание скучнейшего бессмертия, изучение новых песен и танцев. Одним условие её было, перед самой собой, не вмешиваться ни в какие дела людей. Она общалась, в основном, с существами да с теми из Охотников, что в наше время СФ зовутся.

Потом была война 1812-го, аккурат, когда Лора в России снова оказалась. Видела она, как русские отпор Наполеону дали, как Москву сдали и даже помогала солдатам раны перевязывать, правда в тайне, потому что не принимала ничьей стороны. Высшие мира сего разбираются – пусть. А простым людям тяжко… всех жалко.

После этой войны вернулась к своей скале. Поностальгировала.
А потом война. Мировая. Понимая, что, может, это и неправильно, да и нарушает она свой собственный замысел "не вмешиваться в дела людей", принимала участие на стороне Германии. Не напрямую, конечно же, в госпитале. Помогала раненным солдатам, песенки им пела по вечерам, простые, не волшебные. Хотя иногда и волшебные, ладно уж, будем честными: наверняка им было приятно повспоминать что-то приятное перед смертью.

После войны снова пришлось уезжать, слишком заметна была нестареющая и не страдающая никакими болезнями девушка на фоне всего происходящего. Наверное, ей бы и удалось уехать куда-нибудь подальше, если бы она не попалась Охотникам. Её посадили в клетку, где она, голодая и изнемогая от святых символов прямо над головой, просидела вплоть до 1942-го года, когда её, вроде как, освободили. Она недолго радовалась, потому что освободили её для того, чтоб передать в руки Егермахта.

Там и началось. Замок. Издевательства. Унижения. Пытки. Эксперименты. Всё, что хотелось бы забыть, но забыть, кажется, уже невозможно. Большую часть времени Лора проводила в темноте, в одиночестве и взаперти. Иногда к ней подкидывали каких-то существ, явно безумных, и давали команду "пой!". Чтобы посмотреть, на кого её пение влияет и как. Её несколько раз чуть не разорвали на куски, а один раз и разорвали даже. Доктор Лайден собрал её обратно и продолжил эксперимент. Чего он хотел добиться Лора не знала, но заметил он следующее в её способности: на тех, кто умел обращаться в переходные формы между человеком и псовым, да и в самих псовых, её пение действует вне зависимости от расы существа.

Дальше эксперимент стал другим. Лайден и его сын Аугуст хотели дать Гитлеру обзавестись мини-армией из баргестов, которые подчинялись бы только ему. Они набрали около сотни баргестов и Лоре было велено свести их с ума. Она подчинилась. Псы обезумели, начав пожирать друг друга. Далее Лайден приказал - вернуть им сознание. Лора подчинилась. Так было отобрано десять самых сильных из них.

Лайден буквально заставил баргестов деградировать до обычных собак, не позволяя им обратиться людьми. Псы копили в себе злобу. Лорелею периодически оставляли с ними один на один, чтобы она научилась идеально их контролировать и по одной только распетой ею букве нападать на цель. Баргесты часто, противясь её чарам, пытались съесть её или покалечить, но двое из них её всё же защищали. Какими принципами они руководствовались она не знала, но со временем все баргесты перестали нападать на неё. Они её слушались, а по ночам, когда они не могли уснуть, она пела им колыбельные и сама засыпала, окружённая огромными псами. Лайден через какое-то время решил, что эксперимент закончен и снова посадил Лору в темницу.

Дальше Лорелея только слышала, что произошло. Кто-то из псов напал на сына Лайдена. Он загрыз его до смерти и Лайден что-то сделал с ним... Что-то ужасное. Потому что его сын вернулся, но сыном Лайдена был только снаружи. Внутри у него всё было...перепутано. В голове перепутано.

Лайден вытащил Лору и приказал ей поработать с его сыном, вернуть ему его сознание, заставить подчиняться. Перед ней оказался совсем не тот сын Лайдена, которого она помнила - не тот жестокий садист, а скорее испуганный, несчастный ребёнок, который не узнавал ни Лорелею, ни Лайдена, ни Замка в принципе. Из разговоров с ним она поняла, что что бы не сделал Лайден, перед ней оказалась совершенно новая личность, которая хотя и могла обратиться в баргеста, хотя и была внешне похожа на Аугуста, обладала собственным восприятием вещей. Разве могла Лора не проникнуться к нему сочувствием? Она лгала Лайдену, что постепенно у неё получится вернуть ему Аугуста, но на деле она просто передавала Скаю (имя Скай они выбирали вместе) образы, которые она видела за пределами Замка, а сам он вспоминал ещё и что-то своё.

С одной стороны, то, что случилось дальше - было чудесно, ведь свершилось освобождение от гнёта Егермахта! Пришли СФ, русские и спасли всех. Лайдена даже, кажется, убили. Другой вопрос, что во время потасовки, Лора потеряла Ская и оказалась подхвачена другим баргестом, который представился, как Брион Хаунд и сказал, что был одним из тех, кто защищал её тогда. Он так же рассказал, что он был одним из тех, кто привёл в Замок СФ и предложил бежать вместе. Лорелея отказалась бежать, пока они не попытаются найти Ская, но именно в тот момент, когда они хотели возвращаться, СФ велели всем покинуть территорию.

Они искали Ская среди тех, кто попал в СФ и больницы, расспрашивали существ, но никто его не видел. А может и не хотел видеть, когда они описывали Ская как существо с внешностью Аугуста Лайдена.

Брион и Лора с тех пор не расставались. Какое-то время они попытались поискать Ская на ближайших территориях Эльбруса, но поняв, что предприятие не имеет никаких успехов, решили поскорее уехать. Вернее решил Брион, а Лору он убедил в том, что это правильно.

Страной мечты оказались США. Там, в Нью-Йорке, они и обосновались, под опекой СФ и работодателя – бога Диониса, который взял оборванцев в свой бар работать и помогать ему его содержать. Бар-то большой, да и филиалы стали в мире открываться, а гостиница, которая всегда на втором этаже, ух сколько работы! Кто-то же должен был в отсутствие Диониса с этим возиться?
Жизнь потекла своим чередом. Каждый год организовывает Дионис встречи тех, кто был в Замке. Среди всех, кто на них приезжал, Лорелея искала Ская. Лорелея сочинила песню о тех временах, ещё будучи в стенах Замка, её-то она и пела много раз, в надежде, что однажды среди толпы гостей мелькнёт знакомое лицо… Но не складывалось. Шестьдесят долбаных лет не складывалось. Брион со своим "хватит его искать" наконец победил и буквально заставил Лорелею жить дальше.
С трудом, но пришлось. Четырнадцать лет Лора уже не ездит на эти встречи и не поёт той песни. И живёт, не смотря ни на что, давая вместе с Брионом, Дионисом и прочими работничками приют обездоленным и потерянным существам под крышей «Рогов и Копыт», как в баре, так и в гостинице над ним.

Способности:
- очень хорошо готовит
- имеет определённые навыки оказания первой помощи, обучена, как санитарка
- поёт в очень широком голосовом диапазоне
- имеет чувство ритма, хорошо танцует
- играет на гитаре, на пианино

- своим пением способна гипнотизировать людей (вкл. мутантов, индиго), вызывая у них в голове определённые образы и даже провоцируя на совершение того или иного действия, влияние на сознание (передача настроения, псих. состояния, навязчивых идей и мыслей)
- определённые частоты её голоса могут оказывать успокаивающее воздействие на Астральных существ
- все существа, которые способны обращаться в псовых, так же могут пасть жертвами её голоса, вплоть до того, что она может их полностью контролировать
- во время простого пения, не магического, становится чуть привлекательнее

Дополнительно:
- Курильщик.
- Участвовала в событиях Кроатоана. Распространяла песню, которая очень помогла в борьбе с Астральными существами.

#фолкс #ждёт_нужного

0

4

https://funkyimg.com/i/2Z3JQ.png
ФЕЛИЦИЯ СМИТ (РЕД)
Человек
Помощник окружного прокурора
Годы жизни: 1982 - наст. время. Родилась 17 января, 38 лет.

Место жительства: Родилась и прожила в Англии до 16 лет. В течение года меняла место жительства. В 18 жила в Америке и закончила там школу. С тех пор страну не покидала.

Внешность:
Рост: 175 см
Вес: 65 кг
Общее: одевается строго, со вкусом. В повседневной жизни не брезгует надеть что-то скорее удобное, чем красивое. Всегда выглядит подчёркнуто безупречно - как папенька учил.

О персонаже:
Фелиция Смит, в девичестве Ред, была желанным ребёнком в семье, как, собственно, и её брат Освальд, хотя в рождении Фелиции было больше случайности. Вернее сказать, её рождение огромная случайность, о которой её отец узнал далеко-о-о-о не сразу. Джемелин Андерсон, её мать, очень сильно любила Виктора Реда, но он, едва узнав о беременности своей двадцатилетней подружки, сбежал в закат. Сам был её ровесником, молод и глуп, что тут скажешь.

К ней он вернулся спустя аж семь лет и был принят назад радушно. Об отце малютка Фел слышала только хорошее, абсолютно хорошее, бесповоротно хорошее. И Джемелин всегда говорила, что папа их не бросил, а "много работает и учится". Сама Джемелин закончила двухгодичное обучение в колледже и работала швеёй в небольшом ателье.

Спустя три года совместной жизни после скромной свадьбы Виктор нянчил уже второго ребёнка - Освальда - и больше бросать семейство не планировал, хотя и злоупотреблял пропаданием на работе и долгими командировками. Мать воспитывала Фели больше, чем отец, и воспитывала мягко, но не забывая о том, что Фел должна оправдывать надежды не только её, но и Виктора. А он надеялся, что их дочь будет красивой, умной и нежной женой и доброй матерью, как Джемелин. 
В одну из командировок Виктора мать Фелиции и покончила с собой, перепутав окно с дверью. О том, почему она так сделала Фелиция не знает. Отец вернулся сразу же, как получил звонок от полицейского. Когда это случилось, Фелиции было уже шестнадцать, а Освальду всего шесть.

Виктор стал после этого на редкость нелюдимым и семья покинула родную Англию, в пользу Франции, а потом в пользу Германии, а потом в пользу Америки. Частые переезды Фели никак не могла объяснить, а на вопросы отец всегда отвечал одним скупым словом, которое, в его понимании, объяснять должно было всё: "Работа."

Ей это, однако, ничего не объясняло. Подросток после такой травмы, который только успевал найти себе друзей, как тут же их терял, взбунтовался против воли отца и плюнул на всё это "ты должна быть леди, должна хранить очаг, должна играть на пианино, ты должна ходить на танцы, должна следить за собой, должна-должна-должна". Чего она точно не должна была делать, в его идеальном видении будущего для своей дочери, так это идти в адвокаты. Стоило ей поступить в университет на юридический, как они сильно разругались и Фелиция уехала жить в кампус, долгое время отказываясь с ним контактировать, не взирая на просьбы брата одуматься и понять папу. Её принципиальность, вкупе с юношеским максимализмом, отодвинули на задний план всё воспитание и любовь к семейным ценностям и она, в конечном итоге, перестала отвечать на звонки младшего.

Отучилась в университете она успешно, благодаря врождённому трудолюбию и дисциплинированности. Подрабатывала официанткой в кафе и делая игрушки ручной работы, всегда успевая платить за дорогое обучение. Потом была адвокатская школа. К двадцати четырём годам она и её окончила и стала юридическим помощником, но вместо обычной пары лет, что адвокаты тратят на это, Фелиция проработала им всего пару месяцев и ей предложили место помощника окружного прокурора. Её на государственную службу от чего-то взяли без особых проблем, говоря о её "перспективности". Пара успешных дел и их подозрения оправдались: Фелиция бралась за всё, что касалось уголовных преступлений по отношению к несовершеннолетним и почти всегда выигрывала или добивалась выигрышных сделок. Сначала процент успешных дел составлял 64%, спустя год уже 70%.

На одном из её дел, свидетелем обвинения выступал некий Тоби Смит, который всеми силами помогал ей добиться обвинительного приговора для какого-то извращенца. За одним обсуждением дела шло другое, после выигрыша в суде - отметили все вместе, она, он и родители погибшего мальчика. А потом за одним приглашением на чашечку кофе в пятницу вечером следовало другое. Потом "вечером пятницы" предложения перестали ограничиваться и вот, у них уже роман. Бурный и красивый, омрачавшийся только суровыми трудовыми буднями обоих. Он говорил, что работает частным детективом, но уж больно востребованным. Она и не проверяла, всецело ему доверившись и найдя в нём то, чего не доставало её отцу, по отношению к себе: мягкости, понимания и полного отсутствия попыток её контролировать и менять себе в угоду.

Они очень быстро поженились и съехались. А там и ребёнок родился. 24 года, начало карьеры и уже ребёнок...Это тяжело ударило лишь в самом начале, но теперь уже Смит не планировала уходить надолго в декретный отпуск. Ей дали год и за этот год она вернула себе форму и вернулась в строй.

Совесть у Фелиции взыграла в 28. Она решила познакомить Тоби с отцом и братом, а отцу и брату показать своего сына, которому выбрали имя Майкрофт, в честь брата мистера Холмса, любимого книжного героя Фелиции и Тоби.
Примирение самой Фелиции и её родственников прошло удачно, но вот Тоби они восприняли как-то...странно. Освальд с ним был дружелюбен и они кинулись обсуждать какие-то общие темы, что не могло не порадовать, а вот Ред-старший был угрюм и критиковал каждое действие супруга Фелиции.

Зато Майкрофта Виктор воспринял едва ли не со слезами радости на глазах и сразу усмотрел в нём сходство с Фелицией и Джемелин, напрочь игнорируя тот факт, что сын, вообще-то, и на отца похож.

Жизнь пошла своим чередом. Фелиция и Тоби работали, много работали, но сына никогда не оставляли одного: он был то с матерью, то с отцом, то с дедушкой, то с дядей и на недостаток любви и внимания пожаловаться не мог. Воспитывали его все, однако, по-разному, посему черты каждого воспитателя находили и находят свои отголоски в Майкрофте до сих пор. Одно точно можно было заявить о нём: Майкрофт любил и любит их всех, посему ситуация висевшей в воздухе недосказанности и конфликтная атмосфера его не радовали. Отношения между Виктором и Тоби накалялись в течение последующих десяти лет, а когда Фелицию покусал какой-то крупногабаритный пёс на улице они и вовсе сошли на взаимную ненависть. Фел прощала отцу это и игнорировала требования отца развестись с Тоби. Он говорил, что Тоби пропадает не на работе, а у любовницы, что Тоби тряпка, что он слабый, что он плохой отец и не держит сына в узде...в общем, всё то, что обычно говорят недовольные зятем отцы, а дочери с любовью пропускают мимо ушей. Тоби же обвинял Виктора в малоэмоциональности, чёрствости, упрямстве, снобизме...в общем, во всём том, в чём мужья обвиняют свёкров, а жёны с любовью пропускают мимо ушей.

Два года они мусолили эту тему, пока Фелиции не раскрыли глаза Освальд и Виктор. Они показали ей фотографии, присланные им в дом анонимно, где Тоби был с другой. Брак треснул и развалился немедленно, ибо все экспертизы, которые в отчаянии произвела Фелиция, не веря, что горячо любимый ею, единственный и неповторимый человек, сумел изменить ей, доказали подлинность снимков.

Она показала мужу фотографии и, не приняв никаких отговорок, ушла с сыном, хлопнув дверью. Бракоразводный процесс был спокойным, но Фелиция на него не явилась, сославшись на дела. Сыну с отцом видеться не запретили, так что последние два года Майкрофт жил на два дома и пытался всеми силами склеить брак родителей, но попытки разбивались о скалу упрямства Фелиции. Она не настраивала сына против отца, но и видеться с ним не желала. Последней фразой, которую от неё вживую слышал Тоби, была: "Папа был прав. Ты подонок."

В депрессию уже тридцативосьмилетняя Фелиция не впадает. И тогда не впала. Была тупая злость, обида и оскорблённость, как у всякой женщины, которой довелось столкнуться с изменой, но Фелиция слишком любила свою семью и работу, чтобы тоннами пожирать мороженое, сидя перед телевизором и жалея себя. Другой вопрос, что она стала...как отец.

Малоэмоциональной, строгой, требовательной, безукоризненно вежливой и циничной. Хотя, может, в ней и так это было, просто после разбившейся мечты и о старости вместе, и о втором ребёнке, и о доме за городом, с белым заборчиком, на который они копили деньги, отказываясь от отцовского финансирования, все эти черты расцвели в ней пышным цветом.
Процент успешных дел возрос до восьмидесяти пяти.

Любит ли она Тоби? Любит. Но, вероятно, никогда не простит за измену. Как никогда и не простит ему этого Освальд, который принимал мужа Фелиции за своего друга. Зато Виктор спокоен.
А Майкрофт большой и смышлёный мальчик. И всё понимает. Может даже слишком хорошо.

Способности:
- юридическое образование
- неплохо шьёт, вкусно готовит
- знает французский на начальном уровне
- имеет чувство ритма
- водит автомобиль

Дополнительно:
- Попала на теракт в Нью-Йорке 01.03.2020. Её машину взорвали. Теперь она боится водить автомобиль.
- После теракта она встретилась с мужем и начала идти на примирение. Вплоть до того, что позволила ему вернуться домой к ним с сыном и надела обратно кольцо.
- После 15 апреля 2020 ей периодически снятся кошмары, из-за того, что на её сознание воздействовали извне, немного поломав ей переплетение искусственных воспоминаний.
- Занимается делом писателя Коди Гудмана.

#человек #ждёт_нужного

+1

5

https://funkyimg.com/i/2Uxye.png
https://funkyimg.com/i/2Uxyf.png

http://s018.radikal.ru/i520/1604/8a/57430ab0de61.png
ОЧИНГ | БОМАНИ | РЕМИ ГАРУ | РЭНДИ "ШЕФ" ТУТУОЛА
Наставник вервольфов, повар, работник центра социальной защиты
Годы жизни: XV век - по наст. время
Место жительства: 
С 2003 года - Нью-Йорк, Америка
С 1995 по 2003 - путешествовал по Америке вместе с дочерью Женевьевой
С 1970 по 1995 - Париж, Франция
С 1945 по 1970 - совершил практически кругосветное путешествие
С 1645 по 1945 - путешествовал по Америке, иногда насильно, иногда свободно
До 1730 - территория Африки

Внешность:
Крупный, лысый афроамериканец, ростом аж в 206 см. Его запросто можно перепутать с чёрной дырой, будучи пьяным. Носит преимущественно удобную одежду и да, его можно увидеть в белом фартуке очень часто в силу профессии. Возраст мужчины определить трудно, но приблизительно дают от 45 до 55. В силу того, что он в принципе афроамериканец, ему можно и 65 дать с лёгкостью.

О персонаже:
Родился он очень давно, да так, что дату уж и не упомнит, за ненадобностью. По правде говоря, он не особенно помнит свою человеческую жизнь, да и уж больно недолгой она была. Он родился в африканском племени под именем Очинг - рождённый, когда солнце встаёт. Лучшей жизни они не знали и худшей тоже. Они просто были свободны, а он просто любил это время. Сейчас оно похоронено где-то в памяти, очень глубоко. Оно отрывками приходит во снах, вызывая чувство теперь уже светлого сожаления.
Ему было, кажется, где-то двадцать, когда на их земли вторглись белые люди, которые привезли с собой доселе здесь невиданную ликантропию. В одну страшную ночь Очинг лишился всего: вервольфы напали на их деревню и аборигены просто не знали как им защищаться от этих чудовищ. Чудом Очинг выжил, но прежним не был. Он ощущал внутри себя зверя, подобного тем, на которых когда-то охотился.

Он на долгое время потерял рассудок. Питался кем придётся и чем придётся, скитаясь по лесам и полям, не зная зачем вообще продолжает жить. Раны на его теле заживали, он почти не знал усталости. Только вечный голод и тупую звериную злость. Однажды он и сам очнулся посреди уничтоженного отряда аборигенов-охотников и что-то в его голове щёлкнуло. Он понял, что нужно победить зверя.

Очингу очень помогли уроки шамана их племени. Он говорил, что важно услышать во тьме себя и свои мысли и ими воззвать к богам и своим предкам, чтобы те наставили тебя на путь истинный. Предков и богов он, конечно, не услышал, но самого себя - да. Он несколько дней провёл в состоянии голода, жёг травы, накуриваясь и впадая в транс, чтобы встретиться лицом к лицу с тем чудовищем, что поселилось в нём и сразиться. Очинг был хорошим охотником и знал, как извести любого хищного зверя. Когда-то он сам разодрал пасть льву, голыми руками, ещё до того, как в нём поселился этот монстр. С чего ему пасовать перед ним?

Через неделю этого тяжкого внутреннего противостояния, он очнулся и его разум взял верх над чудовищем окончательно. Он, однако, не мог точно сказать как долго его разум был во тьме. Его попытки посчитать успехом не увенчались. Какое-то время Очинг жил отшельником в лесу, пока его не изловили торговцы рабами, кажется, португальского происхождения. Он сопротивлялся им яростно, но их просто было больше и у них было серебро, которое, в отличие от обычного оружия, оставляло на нём подолгу не заживающие раны. Откуда-то эти люди знали чем брать такого, как он. Оглядываясь назад, теперь уже Рэнди думает, что это были охотники-работорговцы, которым заказывали искать особенных "черномазых" для коллекций особливо искушённых богачей. Его продали сначала одному рабовладельцу, потом другому, но все они, непременно, держали его в серебряных цепях в подвале, едва приближалось полнолуние. Они знали как обращаться с редким рабом и он был им полезен: работал гораздо больше и подолгу мог не есть. Достаточно было давать ему овцу раз в две недели - он уже чувствовал себя лучше. Очинг мало понимал в происходящем, ибо языку учить его никто даже и не собирался, поэтому даже имён не запомнил у тех, кто им владел, первое время. Потом он кое-как овладел простыми словами и выражениями, стал запоминать произношение причудливых имён. Вскоре, он в принципе неплохо говорил на смеси языков своих хозяев: некоторые из них говорили на испанском, некоторые на английском, некоторые на французском. Он честно постарался забыть их имена, не держа на них зла, если уж по-честному.

Но имя одной рабовладелицы он запомнил, о-о-о-очень хорошо запомнил. В 1808 году его перепродали Дельфине Бланке, в последствии более известной как Дельфина Лалори.

Да, та самая Дельфина Лалори.

Она была безумно жестокой. Другие рабовладельцы, по сравнению с ней, были и правда добросердечными людьми, надо сказать. Если те использовали его для работы, то Лалори использовала исключительно для зверских пыток и издевательств. Она скармливала ему мясо замученных ею рабов и он снова на долгое время оказался в тумане безумия. Всё, чего он хотел - просто сдохнуть уже. Лалори держала его на крепких цепях, стреляла в него, втыкала в него разные серебряные предметы и визгливо хохотала, глядя на то, как уже к тому времени огромный, крепкий мужчина корчится и визжит, скулит от боли, как маленький щенок. Он был тупым, совершенно тупым зверем снова, лишь изредка обретая проблески сознания, когда голодал и смотрел сквозь маленькую щёлку подвала, ведущую наружу. Он надеялся, что он не выдержит и всё-таки, наконец-то, умрёт, но знал, что будет жить. Каждый божий день он слышал чьи-то вопли и мольбы о помощи, а сам выл и рвался, никак не умея себе помочь. Это чувство абсолютного отсутствия контроля над собой и жалкой беспомощности он крайне не любит вспоминать, от того историю о том, что он был рабом у самой Лалори рассказывает далеко не всем.

История Дельфины известно чем закончилась. Одна из рабынь Дельфины 10 апреля 1834-го года подожгла кухню. Сама не выбралась, зато привлекла внимание соседей и страшная тайна безумной Лалори стала достоянием общественности. С одной стороны, людям было жаль рабов, с другой же - это были всего лишь рабы, да и чего только не наделала с ними Дельфина. Сама виновница сего мрачного торжества сбежала, а рабов какое-то время держали в тюрьме, показывая всем желающим, которых нашлось в количестве аж четырёх тысяч человек. Но Очинга ждала другая участь: его прибрала к рукам тогдашняя Верховная Мари Лаво.

Первое время, безусловно, он не был паинькой. Пытки Лаво, из-за которых у него объективно поехала кукуха, даром не прошли и ей потребовалось время, чтобы привести его в чувство. Он был опасным вервольфом банально из-за своих размеров. Он уже тогда был крепким и мощным и такой вервольф в Новом Орлеане точно наделал бы шороху. Ведьма была умна и сильна характером. Она помогла ему справиться со своим безумием, вызванным постоянным питанием человечиной и дала ему новое имя - Бомани. Боец. Потому что он победил.

Так мужчина снова вернулся к нормальной жизни, прислуживая Верховной и её дочери, носившей то же имя. Благодаря Лаво-старшей вервольф научился французскому и английскому языкам и даже научился писать, а с её дочерью у него вскоре закрутился роман, после которого в 1849-м родился его сын Антони Лаво. Мальчик родился благословлённым богами вуду и мог практиковать колдовство вместе с бабушкой и мамой. Отец души не чаял в своём сыне. Те времена Рэнди вспоминает с улыбкой: он действительно был счастлив и ощущал себя на своём месте, мечтал о великом будущем без рабства и счастливой жизни в принципе. Они все имели на это право. Бомани осваивал новые ремёсла и обучал Антони всему, что сам знал, учил быть сильным и добросовестным.

Однако Мари-младшая решила, что её сын должен стать вервольфом и жрецом Легбы одновременно. Эту новость Бомани встретил без особого энтузиазма. В 21 год сына обратили другие вервольфы из их вуду-общины, вопреки тому, что говорил Бомани и он рассорился с ними всеми, уйдя на целый месяц. К нему обратилась уже начавшая увядать Мари-старшая и попросила вернуться, чтоб сын не наделал глупостей. Не то чтоб его требовалось обязательно попросить: его любовь к мальчику и его матери была гораздо сильнее обиды. Он вернулся, чтобы научить Антони справляться со зверем внутри себя и пользоваться своим новым опасным даром. Сын учился, надо сказать, неохотно, больше, всё же, уделяя внимание вуду-колдовству, а от того каждое полнолуние с ним были проблемы. Они начали часто ругаться. Антони считал почему-то, что отец идёт против его мечты, в то время как он просто пытался объяснить ему, что быть вервольфом намного сложнее, чем ему кажется, и что в отличие от колдовства, которое он может сотворить, а может и нет, зверь с ним будет всегда. Юноша был слишком увлечён своим вуду-колдовством. Конфликт на какое-то время сгладила только отмена рабства, которую они все пышно праздновали, с надеждой смотря в будущее и буквально молясь на Линкольна. Жаль, что последнего ждала не самая счастливая судьба.

Бомани пробовал даже через бабушку на него повлиять, та попыталась, но встретив упорство внука открестилась: она была слишком стара и болела, что значило, что следующая Верховная уже набирает силы. Это было печальной новостью, но сделать ничего было нельзя. СФ к тому моменту уже давно существовали и за такие чудеса по голове бы вудуистов не погладили, особенно при учёте что они, всё-таки, пока ещё отмена рабства хоть и свершилась, всё ещё не отменила не очень хорошее и во многом предвзятое отношение к ним.

Когда умирала Мари-младшая, она завещала сыну стать великим колдуном и отцом не менее великой вуду-колдуньи. Снова здорова, что называется. Бомани просил её много раз не делать на это упор, а она ещё и на смертном одре об этом попросила. Естественно он только больше стал игнорировать просьбы отца. Они разругались окончательно. Бомани не думал, что его слова о том, что Антони вляпается в неприятности станут пророческими. Его сына поймали охотники и вырезали ему глаза. Бомани на помощь к нему не пришёл: к сожалению, он просто не знал об этом. И не знает до сих пор. Ему было горестно оставлять сына позади, но тот сам велел ему проваливать и не вмешиваться в его жизнь.

Рэнди до сих пор корит себя за это. Он не знает как сложилась судьба Антони, но помнит о нём. Именно поэтому, собственно, он и стал заниматься обучением вервольфов в дальнейшем. О сыне он старается вообще никому не рассказывать. Ему банально стыдно, что он не смог справиться со своим собственным ребёнком.

После расставания с вудуистами и Антони, покинув навсегда Новый Орлеан, Бомани пытался устроиться хоть куда-то на работу. Увы, не все были готовы взять его: отношение к афроамериканцам долгое время всё ещё оставляло желать лучшего. В конечном итоге, он обратился за помощью в СФ. Ему повезло попасть на агента адаптации, который был метисом: его отец был афроамериканцем, а мать белой. Молодой человек сделал его официальным консультантом СФ Америки по вопросам вервольфов и его стали буквально посылать в общины вервольфов, чтобы те зарегистрировались, прошли у него наставничество. Самого Бомани стали обучать на специальных курсах по психологии, ко всему прочему, он стал ездить на открытые лекции Академии СФ, чтобы узнать о мире больше. Другими словами, он учился и зарабатывал себе авторитет. Шеф достаточно скромный человек и он не любит хвалиться тем, что, на самом деле, он и мир-то объездил потому, что агентам СФ такой ценный и древний вервольф был отличным подспорьем в работе с молодняком, на который нет такого очага давления, как тот же Цепеш, Высшие или Верховная. Оборотни живут каждый сам по себе, иногда собираются в стаи, поэтому задавить особо буйных можно только авторитетом и знанием. Америка была только отправной точкой. Впоследствии он побывал во многих странах в рамках миротворческих миссий по помощи в адаптации вервольфов. Бывал даже в Индии: распространение ликантропии в нестандартных странах было особенно опасным. Конечно же, не всех удавалось помочь адаптировать. Некоторые стаи вервольфов приходилось просто уничтожать. Это была очень долгая и тяжёлая работа.

Можно сказать, что благодаря этому всему он нигде не воевал, ни в каких масштабных разборках не участвовал и не попадал ни в какие политические распри. У него была вполне себе чёткая миссия: помогать вервольфам, обучать других наставников, заниматься исключительно социальной работой. Политика людей его действительно не касалась. В конце концов, жизнь привела его в Париж в 1970-м году под именем Реми Гару (а имён у него было до этого ещё много). Там его попросили задержаться, так как оборотни в Париже в те времена были достаточно агрессивны и собирались в большие банды. Поработав с одной из них и став их "вожаком", Реми начал уже вместе с ними работать с другими вервольфами. И там он полюбил снова. Сильно. По-настоящему.

Его любимую женщину звали Зои Бернар. Они познакомились в 1971-м году весьма тривиально -  в "Рогах и Копытах". Хрупкая и миниатюрная француженка покорила его буквально с первого взгляда. Они смотрелись умилительно: большой и мощный афроамериканец и крошка-Зои. Да, она была агентом безопасности СФ, причём довольно успешным, но она всё равно казалась... казалась какой-то слабенькой, очаровательной. Спустя два года отношений, Реми сделал ей предложение. Ещё спустя год у них родилась дочка Женевьева. С Зои ему не пришлось спорить о том, что дочери не надо становиться вервольфом: та сама это прекрасно понимала. Однако. они оба решили, что не будут скрывать от дочери чем они занимаются и как живут на самом деле, так что малышка, в общем-то, с детства знала, что папа у неё "волчик", а мама "полицейская для всяких злых чудовищ".

В 1981-м году они с Зои спасли юную ведьму Зэму, которая сейчас является одной из важных фигур у вудуистов из сексуального рабства. Это был довольно важный момент для обоих: так Зои поняла, насколько её муж хорошо "чует" плохие места и насколько сильно она может на него положиться. Зэма какое-то время жила вместе с ними, помогая по дому и заново учась жить. Потом её забрала вуду-община Америки с превеликим удовольствием. Сейчас ведьме уже 52 года, у неё самой есть дети и они до сих пор общаются с Рэнди.

Увы, счастье имеет срок годности. В 1991-м году Зои умерла. Конечно же и он, и Женни понимали, что это может случиться, учитывая обострившиеся конфликты с охотниками, но невозможно к такому подготовиться. Реми был сломлен и подавлен. Зои была последней женщиной, которую он любил. На её могиле он поклялся уберечь дочь, но здесь его снова ждал провал. Её и ещё нескольких студентов Академии СФ Франции ждала засада охотников во время задания. Кто-то из ребят успел вызвать подмогу и Реми был среди тех, кто был поблизости. Кого-то спасти удалось, а вот Женни была тяжело раненной. Она умоляла папу не дать ей умереть. Он не хотел обращать её, но врачи сказали, что ей не помочь. Тогда он решил исполнить её просьбу и обратить её. Тогда она впервые увидела, как он выглядит. Он обратил её в полнолуние, остаток ночи прижимая свою маленькую принцессу и безумно жалея, что всё так вышло. Какой-то злой рок, не иначе.

После этого они вместе покинули Париж. Слишком много грустных и тяжёлых воспоминаний вызывал теперь этот город у них обоих. Какое-то время они путешествовали по Америке, останавливаясь в Техасе и Колорадо на наибольший срок: там пространства позволяли тренироваться. Женевьева, в отличие от Антони, была прилежной ученицей, не смотря на то, что женщинам оборотничество в принципе даётся очень тяжело. В 2003-м году они приехали в Нью-Йорк. Теперь его звали Рэнди Тутуола и его приставили работать в центр социальной адаптации, где он и трудится до сих пор. Женевьева была всегда свободолюбивой и, едва поняв, что он научил её всему, что знал, Рэнди отпустил свою дочку смотреть мир, заниматься чем она сама захочет, дав ей наставления на будущее. Конечно, он надеется, что её идеи с поисками Навуходоносора - это всё ещё отголоски максимализма и протестует, бурча на неё, но когда она называет его "папа"... он просто машет на это рукой. Хочет - ладно, пусть. Это её дело. Она имеет на это право. И он верит, что она достаточно умна, чтобы не вляпаться в неприятности.

В Нью-Йорке Шеф снискал славу очень хорошего человека, повара и отличного наставника для вервольфов. Он любит свою работу. Помогать людям и своим - это часть его жизни, которую просто так не выкинешь. Возможно, в этом есть толика неиссякаемого чувства вины. Он не уберёг ни одного человека, который был ему по-настоящему дорог. Его людей. Антони. Зои. Женни. Первый пропал навсегда, Зои умерла, а жизнь и мечты Женни, к сожалению, перевернулись с ног на голову. Он никогда не хотел, чтобы она стала оборотнем. Он хранит это всё внутри себя и старается не зацикливаться. Едва зациклишься - оно тебя сожрёт. Он говорит об этом всем, кому помогает, разными словами.

Но не может подобрать подходящую формулировку для себя.

Способности:
- классический вервольф с очень хорошо развитым обонянием
- прекрасно готовит
- водит автомобиль
- свободно говорит на французском, английском, испанском
- хороший плотник
- разбирается в аграрных делах
- хорошо разбирается в существах
- психолог
- умеет оказывать первую помощь
- социолог

Дополнительно:
- Курит и не прочь выпить

#вервольф #ждёт_нужного

+1

6

https://funkyimg.com/i/2Uxyf.png
https://funkyimg.com/i/2Z3JU.png
МАРДЖОЛАЙН ГРИФФИТ | ЭММА МОРРИГАН
Годы жизни: 1977 -  наст. время. День рождения 22 октября.
Место жительства:
Владеет домом в Харлоу, примерно в часе езды от Лондона. Там живет ее семья, сама она появляется там достаточно редко.
О персонаже:
Рост: 170 см
Вес: 65 кг
Женщина, всегда носящая строгие костюмы. Очень любит белые сапоги, закрывающие ноги до колен, до безобразия. Ни разу не открывала ноги ниже колена. Никогда не открывает спину в своих нарядах. Считается, что вся её спина покрыта защитными символами, о происхождении которых даже не все знают. Красится всегда одинаково неброско, очень опрятна и аккуратна. 

Марджолайн Гриффит - известная на весь мир существ переговорщица. Высококвалифицированный специалист, знающий 15 языков и все способы борьбы с нечистью. О ней говорят: "Кремень", "Скала", "Камень". И они правы. Скупая на эмоции, всецело отдающая себя работе трудоголичка, о которой даже коллеги не знают практически ничего. Некоторые даже сомневаются, что она человек: ведь если она в городе, то непременно занята работой, не тратя время попусту.
Она появляется на пороге СФ каждой страны раз в год на некоторое время, чтобы пообщаться с разными существами. Не то чтоб в СФ не было больше таких, как она, просто, пожалуй, её имя чаще всего звучит на устах самых опасных и двуличных существ, с которыми она волею судеб работает уже очень, очень давно.

Все знают, что Марджолайн - воплощение слова "нейтралитет". Ей откровенно плевать, правду вы говорите или нет, хороший вы или плохой, есть за вашими плечами грехи или нет. Её работа - описать ваше текущее состояние и то, насколько вы социально адаптированы в обществе. Если не адаптированы - так и запишут. Потом с вами пообщается уже другое ведомство. Она не тратит время на мелких сошек мира существ. Её цели - высшие мира сего. Те, которым, чтоб доказать своё превосходство над человеком, не нужно даже нападать на него. Одного их существования уже вполне достаточно. Ее цели - те, кто обладает уникальными возможностями изменять пространство вокруг, влиять на широкие массы людей и существ. Она ставит перед собой глобальную задачу поддерживать баланс в мире не смотря ни на что, вопреки всему и неважно, что кругом будут свистеть пули или летать молнии.

Она выглядит всегда так, словно никого не боится. Безупречно вежлива, безупречно защищена и безумно терпелива. А вы слышали, как звучит поступь её любимых белых сапожек? Если нет, то, вероятно, нет у вас ни власти, ни сил.

Мало кто знает, что на самом деле эту женщину зовут Эмма Морриган. За пределами Америки, возможно, только ее дети и знают, да те, кому удалось попасть в список не то чтоб друзей, но хотя бы относительно близко знакомых с нею. Все детство у нее был только один герой номер один и это был папа. Он всегда был с нею рядом, знал слова, которыми ее стоит поддержать и направить на путь истинный, беспокоился о ней и, о да, он очень, очень старался быть лучшим отцом. Не смотря на то, что случилось с ней в Аниматроник-Парке в июле 90-го года.

Во время пожара, на ее ноги упала балка и практически полностью отрубила их. Врачи пытались спасти их, но, увы, это было бесполезно. Конечно же это ударило по девочке и она чувствовала себя ужасно ущербной, разъезжая в инвалидной коляске, пока ее сверстницы вовсю прыгают, бегают, скачут...да в принципе ходят. Отец, видимо, глядя на то, как морально увядает Эмма, решил рассказать ей о существах, о своей настоящей работе, о матери, о сестре... и она поняла чем хотела бы заниматься.

В Академию СФ в 18 она попала по блату, откровенно: отец замолвил словечко. Она училась на специальности агента соцадаптации и делала удивительные успехи. Ей легко давались новые языки, она хорошо запоминала существ, а в силу своего недуга почти все время уделяла именно учебе, не особенно подружившись с теми, кто учился с ней на курсе. Ее еще тогда считали карьеристкой, которая не упустит своего шанса "просто выполнить свою работу". Тем более для всех было удивительно, что Морриган вышла замуж за Патрика Бенсона, обычного детектива, который был старше ее на десяток лет. Она сейчас вспоминает о нем с некоторым презрением, но тогда молодая Эмма была влюблена в него просто по уши. Он не видел в ней калеку или железную леди, он видел в ней женщину, но, да, они явно поторопились связать свои жизни узами брака. С другой стороны, даже Джеймс считал его достойной пассией для своей дочери. В 98-м году у них родился сын Чарли, которого Эмма и Патрик просто обожали. Он очень быстро научился ходить, а говорить научился еще быстрее, чем поражал своего деда и своих родителей. Эмма недолго просидела в академическом отпуске с сыном, быстро вернувшись в строй Академии и не то что нагнав, а за год обогнав программу обучения.

В 2000-м году с ней случилось слишком многое. Сначала в ее жизнь ворвалась младшая сестра Кэйли, потом, будучи беременной, она узнала, что муж ей изменяет, а затем отец пропал без вести. Эмма держалась как могла, то уходя в работу с головой, то просто держась отстраненно-спокойно. Она, Кэйли и другие агенты СФ, включая Оливию Доусон, ученицу Джеймса, активно искали Джеймса, но он словно сквозь землю провалился. Уорд утверждала, что отец жив и не оставляла поиски и Эмма ей верила. Она все-таки кихирет, она чувствует такие вещи...

В 2001-м году она познакомилась с командированным в Америку агентом СФ из Англии Ричардом Колдом. Мужчина был знаком по службе с ее отцом и тоже приехал помочь с его поисками, да и просто проведать его семью. Они встречались три года, не смотря на то, что большая часть их отношений была на расстоянии. Эмма все время делала вид, что не знает об изменах мужа, а о ее изменах он не знал действительно. Она была гораздо более искусной лгуньей и актрисой, чем Бенсон. Ричард был для нее эдакой отдушиной. Он тоже видел в ней женщину. Это было важно для нее, решившей, что она просто никому не нужный инвалид. Забеременев от него в 2004-м, она твердо решила оставить ребенка, но и не думала говорить об этом Ричарду. Это была дочь Патрика, точка. Не столько потому, что она не воспринимала этот роман всерьез, сколько потому, что хотела сохранять и дальше иллюзию нормальной семьи.

В тот период, она уже начала работать в новом подразделении СФ как Переговорщица и ее знания по существам и знакомства с непростыми людьми этого мира, вроде членов Коалиции Мистификаторов, высшего руководства Церкви и просто власть имущих, начали представлять ценность не только для нее и СФ. Кэйли смогла только предупредить, что ее мужу грозит опасность. Эмма не то чтоб не восприняла это всерьез, нет, она скорее не поняла о чем речь. К ним в дом буквально на следующий день ворвались Охотники. Женщина успела вызвать подкрепление из агентов СФ, но они приехали слишком поздно: она не собиралась выдавать информацию и те застрелили ее мужа прямо на ее глазах. Она чудом не потеряла ребенка, но с сестрой с тех пор рассорилась и просто уехала из Америки навсегда, воспользовавшись предложением руководства о переезде в Англии с последующей протекцией. В ней что-то надломилось после этого и вместо Эммы Морриган появилась Марджолайн Гриффит. Безупречная агент, но отвратительно двуличный и циничный человек, который ничем не интересуется кроме работы.

Она редко проводила и редко проводит время со своими детьми до сих самых пор. Она их любит, она следит за ними дистанционно через других агентов и камеры, она поддерживает их деньгами, но ее в их жизни очень мало. Она не хотела подвергать их опасности. В 2008-м году, на свою голову, она снова пересеклась с Ричардом. Он был так мил и добр с ней, что ей показалось даже, что, на какое-то время, она вновь стала Эммой. Доброй и веселой, сильной девчонкой, которая все трудности встречала с гордо поднятой головой, но не черствела душой, не смотря ни на что. Эмма очень любила Ричарда и очень скучала по нему. Почему-то ей даже хотелось сказать, что у него есть дочь, но... она не нашла в себе сил признаться.

Опять две полоски на тесте и Марджолайн "взяла верх". Гриффит просто сбежала от него, вновь уйдя в работу и выносив Стивена ни на день не взяв отгул. Когда он родился, она полгода провела со своими детьми и с ним, а потом снова оставила их на поруки сиделок. С Ричардом она твердо решила больше никогда дел не иметь. Не его это дети, не его проблемы, не его дело что она делает и как. Мардж должна оставаться лучшей, должна оставаться лицом СФ в глазах высших существ и налаживать связи между СФ и руководящими структурами существ, ей нельзя расслабляться ни на минуту. Мировые проблемы и тайны должны быть скрыты, но их должен кто-то знать и хранить. Она взяла на себя миссию, которая не каждому мужчине по плечу, а тут женщина с протезами. Это точно не хорошо, но неизвестно насколько это плохо, на самом деле. У нее есть ее интернациональная суперкоманда мирового уровня, она известна, ее ставят в пример молодым агентам... но она сама признает, что из нее вышла поганая мать и поганый человек в принципе.

Дополнительно / Способности:
► знает несколько языков
► она периодически обновляет временные защитные татуировки, чтобы в ее голову не залезли существа
► хорошо стреляет
► даже если она одна, она никогда не беззащитна
► ниже колена ее ноги - протезы, причем экспериментальные и эксклюзивно сделанные для нее в лаборатории СФ
► из всех, кто знаком с ней лично, только Кэйли и Ричард знают, что у нее нет ног: она никогда не появлялась перед детьми в коляске и без протезов, скрытых под одеждой.

#человек #агент_СФ #ждёт_нужного

+2

7

https://funkyimg.com/i/2Z3Kj.png
СОЛЬВЕЙГ ХЕРЦЕН
Годы жизни: 1939 - наст. время. Ей определен физиологический возраст в 32 года. Отмечать день рождения решила 14 апреля.
Место жительства: до 2019-го года - леса Финляндии. Далее и по сей день - Англия.
Внешность:
Рост 177 см, вес 68 кг.
Телосложение женственное. Любит носить юбки длиною до колен. Ранее ей всегда приходилось скрывать коровий хвост под одеждой и это стало своего рода привычкой.

О персонаже:
Сольвейг - бывшая хульдра. Так уж вышло, что Создатель дал хульдрам возможность выбора: обручиться с любимым в Церкви и стать человеком раз и навсегда, но взамен отдать свою первую дочь в лес, или вечно скитаться по лесам, размахивая коровьим хвостом. Сольвейг выбрала жизнь с любимым.
Надо сказать, что пожить хульдрой ей тоже довелось предостаточно: восемьдесят лет - вполне себе срок для существ, что могут в любой момент уйти от своей участи раз и навсегда. Когда она была совсем юной, ее в лес унес сам Нахткрапп, который решил, что она очень красива и достойна стать одной из дочерей леса. По-началу он считал ее своей протеже, потом сделал своею любовницей. Сольвейг нравился мужчина и жизнь в лесу тоже была для нее всем. Она часто вспоминает те беспечные, полные магии времена, не смотря на то, что сама выбрала уйти.

Как у каждой второй хульдры, история её любви была красивой. Она повстречала маленького Клауса Херцена, который любил гулять по лесу один и всегда помогала ему выбраться из леса домой. Он считал себя избранным видеть Хозяйку Леса, не меньше! Мальчик рос и превращался в юношу, то появляясь, то исчезая из её жизни. С упоением юный Клаус рассказывал ей, что наконец понял, кто она на самом деле, рассказывал о том, как стал СФником, а в конце концов влюбился в неё и влюбил её в себя. Надо сказать, последнее было очень сложным предприятием: Сольвейг долгое время видела перед собой не взрослого мужчину, а маленького мальчика, который бродил по лесу и воображал себя путешественником по миру или храбрым воином. Но он убедил её, со временем, что вырос и что чувства его - настоящие.

Женщина согласилась стать его женой. Они обручились. Хульдра стала человеком. Сольвейг Херцен. Как же ей нравилось, как это звучит! Год они прожили душа в душу, мечтали о детях, о домике где-то в Англии, подальше от финских лесов, где не то завидующие, не то предостерегающие сёстры всё твердили: "Ты пожалеешь ещё, точно пожалеешь!". Сольвейг не слушала. Она была слишком счастлива.

Была.

Клаус погиб нелепо. Его просто сбила машина. Никакой вам мистики, никаких роковых совпадений или проклятий. Дом в Англии был уже куплен, вещи были перевезены. Им оставалось только уехать. Всего-навсего уехать.
Сольвейг потеряла всё, что могла. Да, ей сочувствовали его коллеги по работе, её тепло обнимала мать Клауса, даже самые злые на язык сёстры плакали с ней вместе, твердя, что, вестимо, они и накликали на него беду. Когда все слёзы были выплаканы, она попрощалась со всеми и уехала, говоря, что в Англии постарается начать новую жизнь. Клаус наверняка хотел бы для неё этого.

Новую жизнь ей помогли организовать агенты СФ Англии. Её устроили на работу в психиатрическую лечебницу Уэст Крик, как медсестру. Сольвейг - крепкий орешек. Она больше не плачет и не страдает, но, тем не менее, на улыбки её уже тоже не хватает. Её работа ей нравится, она на хорошем счету у врачей и пациенты её любят, хотя некоторые и называют Мисс Меланхолия. О своём статусе вдовы она мало кому говорит, а кольца носит на цепочке на шее, в минуты слабости обращаясь к чему-то выше неё, чтоб у него в следующей жизни всё было лучше, а себе просит лишь малого: терпения  и сил, чтоб прожить эту человеческую жизнь до конца. Сила эта отвечает ей бодростью тела и духа, которых действительно хватает, чтоб ходить с высоко поднятой головой, расправленными плечами и верить, что всё плохое уйдёт так же неожиданно, как пришло.

#человек #фолкс (в прошлом) #ждёт_нужного

+1

8

https://funkyimg.com/i/2Z3Kz.png
ДЖЕРЕМИ-ЛУИ НАВАРРО
Вампир
Воришка
Годы жизни: 1990 - 2018 г. Два последних года, откровенно говоря, мёртв.
Место жительства: Нью-Йорк, Америка.
О персонаже:
Рост: 178 см
Вес: 67 кг

Когда люди смотрят на Джереми-Луи Наварро, каждый находит в нём черты мексиканца, японца, индейца или афроамериканца, подозревая, что он метис огромного числа национальностей. И не то чтоб Джереми не соглашался с этими людьми, но он и впрямь ничем не может помочь с их подозрениями: ни развеять, ни подтвердить. 

Джер - приёмный ребёнок, который львиную долю своей жизни прожил в семье двух гомосексуалов, появившись у них в доме в два года и свинтив в свободное плаванье в двадцать один. Родных родителей он не знал никогда, а узнать пытался, разве что, лет в двадцать, но его желания быстро сломались об систему, скрывавшую эту информацию похлеще военной тайны. Впрочем, впоследствии, он решил, что ему и не особо надо всё это знать. 
На самом деле, в семье у Джера было всё не так плохо. Внутри любовного гнёздышка двух влиятельных в узких кругах папаш всегда были деньги, вкусная еда, неплохие шмотки, крутые игрушки и что-то навроде любви и понимания. Ну, подумаешь, не сошлись они в выборе имени сыну, с кем не бывает?

Фамилия Наварро Джереми досталась Уилсона Наварро, который, по документам, и является его опекуном. Папа Уилсон - актёр мюзиклов, который периодически уезжал на длительные гастроли. Он предлагал назвать сына Джереми. Папа Леон, француз по происхождению, носит фамилию Наварро, самостоятельно сменив её по документам. Он занимался организацией праздников, неплохо рисовал и это его идея звать сына Луи. 

Меж собой отцы редко ругались или ссорились. Если что-то подобное и бывало, то Джер вспомнить этого не может до сих пор, хотя не раз он видел Леона пьяным и плачущим в те вечера, когда Уилсон уезжал на гастроли сроком на месяц, а то и больше. Леон был более нежным человеком, но с его ориентацией, пожалуй, это связано не было. В рассказах француза о его прошлом, в котором было много вина, женщин и мужчин, он постоянно плакал от душащего одиночества, был отчаянно несчастливым ребёнком, которому постоянно говорили, что он не оправдал никаких надежд своих родителей не трудно было вычленить главную мысль: всё это сделало его слабым внутренне.

И он старался быть для Луи важным человеком в жизни: привил любовь к музыке, к литературе, научил разбираться в искусстве, водил его на актёрский кружок даже, но больше всего Джереми привлекало рисование и к тому у него действительно был талант. Всегда ему во всём помогал, всегда в него верил и всегда говорил, что самое главное в жизни - любовь, сочувствие, понимание и уважение. Его позиция была такой: "Если ты будешь помнить про это, то тебе никогда не придётся решать проблемы кулаками. А если бы весь мир помнил про это, мы бы жили гораздо лучше." Леоновская теория была не самой жизнеспособной сама по себе, но Наварро-младшему она чем-то нравилась. С другой стороны, не это ли была причина, по которой Леон постоянно плачет, когда Уилсон уезжает? Недостаток всего этого? 

Уилсон был неплохим отцом, но его было слишком мало в жизни Джера. Он приезжал только для того, чтоб убедиться, что с ними всё в порядке, на неделю-две, редко на месяц и никогда на больше. Но никогда не пропускал праздники, надо отдать ему должное. 

За своё детство, Джереми сменил множество школ. Рано или поздно выяснялось, что у него нет мамы, зато два папы. Придирались и занижали оценки учителя, дети его подставляли, выставляли виноватым во всех смертных грехах, издевались и били. Уилсон на картине только сгущал краски: он считал, что Джереми во всём сам виноват, в то время как Леон снова и снова забирал документы и менял школу, повторяя продолжать Джеру, что он особенный, что он молодец, что он просто не такой злой, как они. Закончилось всё тем, что Джереми отдали в школу для детей геев и лесбиянок. Там жизнь стала как-то попроще, поспокойнее, хотя забитость Джереми так и не позволила ему обзавестись хотя бы одним другом. Ему было неинтересно с ними, он стал предпочитать компанию беспризорников и бродяг или просто детей из многодетных семей из бедного района. Он покупал им еду, просто отдавал деньги, дарил какие-то вещи. Леон считал, что это странно, но не ругал Луи за это, говоря, что карманные деньги он волен тратить как хочет, равно как и распоряжаться своими вещами.  

Впереди ожидал удар: Леон ушёл от них. "Просто не выдержал," - так он написал в записке. Джереми до сих пор не может забыть, как вернулся в полупустую квартиру, где сидел Уилсон и во всём винил сына: "Ты что же, не мог его уговорить остаться? Поговорить с ним? Чёрствый бессердечный ублюдок." Тогда у Луи впервые вскипело обострённое чувство справедливости и он высказал Уилсону всё, что он о нём думал и даже (о, как жестоки дети в шестнадцать!) заявил, что он его ненавидит, убежав из дома практически на два месяца. Это заставило Леона и Уилсона объединить силы и искать сына, вместе с полицией. И вспомнить, за что они друг друга полюбили, не без этого.

Сам Джереми слился с толпой мальчишек, которые воровали у прохожих кошельки и еду в магазинах, чтоб не ложиться спать с пустыми желудками. Ночевали вместе, то прячась в заброшенных зданиях, то у кого-то из них дома, радуя и расстраивая мам, принося в дом покушать на всех. Наконец, Джереми поймали с поличным и в нём узнали потерявшегося сына "тех педиков". Его избили и изнасиловали полицейские и в таком виде передали родителям, сказав, что так оно и было. Джереми же их историю подтвердил, под страхом тюрьмы. "Неужели папочки не так сильно тебя любят, а? Что тебе не нравится?"

Парень с тех пор стал немного другим. Нет, он не начал употреблять наркотики, но крепко подсел на палёный алкоголь и сигареты, прогуливал учёбу, стал вести весьма распутный образ жизни, но всё под эгидой "поиска любви", всё красиво, если так можно сказать. Он никогда не искал себе девушек или юношей на одну ночь: просто их было много за один раз. И всегда он предпочитал красиво за ними ухаживать, выдумывая совершенно безумные способы очаровать того или иного человека.

Ему нравился процесс ухаживаний, нравился секс, но он не мог найти такого же человека, как он сам. И, чего скрывать, он стал вором. Не тем, который в маске грабит банки, но карманником и форточником. Всё награбленное он сбывал и раздавал беднякам. Считал, что так надо.
Отцы пытались образумить своего отпрыска, к тому же они теперь сменили поле деятельности, став владельцами небольшой гостиницы с ресторанчиком на первом этаже и у них было достаточно времени на задушевные разговоры, в которых они пытались заставить Джереми рассказать, что с ним случилось, пытались наставить на путь истинный, предлагали варианты того, чем он может заниматься, готовы были заплатить любые деньги, лишь бы он перестал гробить себя.

Луи смягчился только через пару лет, когда Леон слёг от инфаркта. Просто испугался за него и решил не волновать. Конечно, с сексоголизмом помноженным на романтизм он ничего не смог поделать, равно как и с воровством (о последнем отцы даже и не знали), но пить и курить перестал, закончил с горем пополам школу и стал работать в гостинице отцов. Уилсон тогда назвал это мужским поступком. 

В 21 год они подарили ему квартиру и попрощались с сыном, сказав, что они помогут ему, в случае чего, но теперь он сам по себе. Джереми это даже пришлось по душе. Квартиру он всю переделал по-своему, превратив её в арт-объект скорее, чем в обычную холостяцкую берлогу: разрисовал стены, мебель, обставил всё чудаковато, по-своему. Леон и Уилсон, увидев это, нагрянув внезапно, по своим каналам смогли помочь Джереми найти работу.

Теперь расписывать стены он мог везде, где в Нью-Йорке закажут. Сдал на права и стал водить машину для удобства передвижения.
В двадцать пять лет он снова попался полицейскому с поличным. Луи ночью, где-то под рождество, влез в магазин детских игрушек, а патрульный Дэниел Гримм это заметил. Он проследил его до самого пункта назначения и, верно, опешил: Джереми не взял из магазина денег, но взял кучу игрушек и раздарил их детям семейства из пяти ребятишек, а у матери-одиночки, плачущей и радостной, забрал счета за дом, с целью оплатить их. Вот как-то так произошло их первое знакомство, послужившее началом пятилетней дружбе. 

Джереми и Дэниел были очень разными людьми. Убедить полицейского в правильности своих взглядов на жизнь он не пытался, но показательно отчитывался о провёрнутых маленьких операциях, зная, что тот его вряд ли посадит. Доказательств-то не было, как и обращений в полицию: слишком маленькие по значимости кражи. Вместе пили, болтали за жизнь. Джереми никогда не говорил о своём детстве, о родителях, он больше предпочитал болтать о том, что происходит в его жизни текущей. И болтал много, красноречиво, хвастался расписанными стенами в детских садиках и торговых центрах. Встречались они не то чтоб часто: когда Джереми вздумывалось осчастливить копа своим присутствием с выпивкой на пороге. Это могло происходить несколько раз на неделе, а могло не происходить месяцами. В какой-то момент он и вовсе пропал со всех горизонтов, даже на работе перестал появляться. 

"У меня для вас плохие новости, мистер Наварро...у вас СПИД," - это всё, что запомнил Джер из длинной речи врача. Он про себя всё время думал, как и от кого подцепил эту болезнь. Закрылся дома ото всех, не отвечал на звонки. Было грустно умирать в тридцать.

В один злополучный день их дружба окончательно закончилась. Мы ещё расскажем подробнее, как это случилось. Пока скажем так: никогда не приходите к недавно обращённому пьяному оборотню перед полнолунием. Джереми просто не знал и не мог предположить, что так случится. А ведь он всего лишь хотел попрощаться! Дэниел отказался обращать его в оборотня, чтоб тот мог жить дальше и, в общем, получилось, что получилось. 

Наварро отправился к отцам рассказать о своей болезни, но выяснил, что они уже и так всё знали.

И, более того, даже ждали его. 

"Мадам," - так они представили ему красивую вампирессу, что уже давно пользовалась их гостиницей для своих людей. "Омароза, мать семьи Эзра," - так представилась уже она сама. Она предложила Джереми стать вампиром. Умереть, но жить дальше, служа ей и благу семьи и всё это, дескать, она предлагала в знак уважения перед его родителями. Джереми не видел другого выхода, кроме как согласиться, потому что ужасно боялся умереть. Омарозу он больше не видел с тех пор на таком близком расстоянии, как тогда. 

Однако, жизнь вампиром оказалась для него... Очень тяжёлой. Морально. Не то чтоб он не наслаждался жизнью совсем, нет, не подумайте, первое время всё было в порядке, но потом у него случился самый настоящий кризис. Всё, что он любил, было ему недоступно теперь. Жизнь стала терять краски. Воровство теперь стало профессией, самой настоящей, он должен был приносить деньги семье, но хотел продолжать то, с чего начал, а от того их вечно не хватало.

Сексоголизм стал чем-то невыносимым и перерос в проституцию. Джереми было всё равно кто, как и сколько его насилует. Он не чувствовал ровным счётом ничего особенного по этому поводу, просто пересчитывая полученный нал. Это его личное дело, как распоряжаться телом, не правда ли?

Правда, после этого он не очень любит смотреть на себя в зеркало и больше за рисование не брался.

Способности:
- Ускоренная регенерация при приеме крови
- Улучшенные физические показатели, включая органы чувств
- Передача дара при кровосмешении
- Хорошо рисует и разбирается в моде, имеет действительно хороший вкус
- Водит машину
- Очень проворный и хорошо дерётся
- Стрелять учится, но с ножами на "ты"

Дополнительно:
- Идиот.
- Бисексуал.
- Действительно страдает от нимфомании. Это не шутка, он не проводит ни одного дня без секса, хоть какого-то. Ему это мешает. Но он в этом никогда не признается.
- Склонен к депрессии.

#вампир #ждёт_нужного

+2

9

https://funkyimg.com/i/2Uxyc.png

https://funkyimg.com/i/2Z3KE.png
МАРИЯ СОНОМУРА
Человек
Балерина, модель
Годы жизни: 1998 - наст. время. Родилась 7 мая.

Место жительства: Родилась и прожила в Японии до 13 лет. По достижению этого возраста начала чаще ездить по миру. Имеет двойное гражданство: Японское и Британское.

О персонаже:
Рост: 170 см
Вес: 45 кг

У Марии Сономуры есть всё, о чём может мечтать любая юная девушка. 

Приятная внешность, стройная фигура, блестящая карьера балерины и модели, стильные и модные одежда и обувь, большой и дорогой дом-особняк в Японии. У неё есть красивый жених, модный певец, Сатору. Десятки подруг, тоже красивых и популярных моделей и певичек, актрисулек и просто богатых наследниц. Она всегда по-картинному красиво улыбается на фотографиях, не замечена ни в одном скандале или в тёмной двусмысленной истории, пропагандирует здоровое питание, спорт и искусство, любовь к жизни, высокие моральные принципы, любовь и уважение к родителям. "Я счастлива и благодарна судьбе за свою жизнь," - говорит она с улыбкой на камеру и журналистам.

Но хоть бы кто-нибудь спросил, мол, правда ли это? Правда ли, что ты счастлива?

Мария бы ответила, что нет. В детстве, возможно, да, но и то... было много плохого.

Посудите сами. Марию ещё в детстве отдали в балетную школу. Пока её сверстницы во всю гуляли и веселились, Сономура усердно занималась уроками и ходила на бесконечные репетиции. Пока они могли позволить себе "всё вкусное, но вредное", Мария жила только на здоровой пище, только по строгим диетам.
Её мать, учительница Эванджелина Сономура, как могла пыталась вразумить своего супруга-японца Джунпея, что так нельзя, что девочка теряет детство и ей тоже нужно веселиться и отдыхать, но Сономура-сан в ответ лишь твердил, что она просто европейка и ничего не понимает, что у девочки талант и светлое будущее, а она со своим "детством" ей только мешает. Дошло до того, что он развёлся с женой и через суд добился запрета на общение между матерью и дочерью. Мария плакала и скучала по маме, за что получала многочисленные подзатыльники и оскорбления от отца, который твердил, что настоящая балерина должна вести себя горделиво и отрешённо, а не распускать сопли.

Когда она стала юной звездой в Японии, начались бесконечные гастроли и продвижение её образа в широкие массы не только как будущей примы, но и модели. Отец был её менеджером и промоутером, он решал с кем она должна общаться, с кем и как фотографироваться, что говорить и как, когда улыбаться, когда трагически заламывать руки. Все её романы, вся дружба - грамотные пиар-ходы, проплаченные либо её отцом, либо менеджерами других звёзд. Ничего настоящего. Жених так и вовсе гей. Просто удачная родословная.

Мать Марии, благодаря которой Мария имеет двойное гражданство (Великобритания и Япония), умерла два года назад и Сономура потеряла единственного человека, которому могла без утайки рассказать в письмах о своих мечтах. У них была одна электронная почта на двоих, в которой хранились их письма друг другу и о существовании которой знала только близкая подруга мамы. Собственно, только с её помощью Мари и узнала, что Эва мертва: та написала ей письмо об этом. Сономура поменяла пароль от электронной почты и оставила её для себя, чтоб в трудную минуту прочитать одно из писем мамы и почувствовать себя лучше.

Её настоящие мечты не имеют ничего общего с синяками и мозолями на ногах, с бесконечными улыбками и кокетливым смехом, показательным счастьем. Ей хочется жить простой жизнью, есть еду, какую хочется, быть по-настоящему любимой и любить в ответ, удивляться обычным вещам и бросить этот балет, чёртов балет, который она уже просто терпеть не может. Сами танцы всегда вдохновляли и радовали её, но другие стили она изучала сама и только в рамках хобби, в редкие свободные минуты.

Джунпею Сономура просто всё равно: он хочет выжать из дочери максимум пользы, как он говорит, чтоб компенсировать расходы на неё в детстве. Лет до восемнадцати ей казалось, что это даже справедливо.

Мария стала узником золотой клетки, а об обычной, земной жизни, только читала в книгах и в интернете. То, что она испытала на себе, ограничивается людскими пороками и двуличием, от которых хочется бежать, бежать без оглядки...

Сономура пыталась отречься от всего того, что ей навязывает отец. Хотела отказаться от контрактов и денег, бросить всё наработанное, лишь бы её оставили в покое. Отец тогда схватил нож для резки бумаги и недвусмысленно поднёс к её лицу: "Если ты хочешь отказаться от меня, то отказывайся и от своего смазливого личика, потому что всё, что ты сейчас имеешь - это моё. Лицо, тело, деньги, дом, да твоя жизнь в принципе. Всё это лишь благодаря мне. Ты должна быть благодарна." Она была настолько напугана, что подписала контракт с ним ещё на десять лет, не подумав, что, наверное, можно было бы обратиться в полицию...хотя какая полиция, о чём вы? Он снова проплатит всем адвокатам, всем полицейским и она, в лучшем случае, останется его рабыней, а в худшем - останется без средств к существованию и в полном одиночестве, да ещё и с порезанным лицом, в случае если Сономура-сан не блефовал. А он не блефовал и не раз и не два напоминал ей об этом. Мария стала даже записывать их диалоги на диктофон, предполагая, что однажды она найдёт в себе силы предать огласке всю эту грязь, чтоб избавиться от его гнёта. Другой вопрос, что пока ни внутренних сил, ни сторонней поддержки она не получала.

Надо так же отметить, что Джунпей - человек известный в определенных кругах, при том полярно разных. Так, например, он является другом семьи Камо и поддерживает их финансово, в обмен на какие-то услуги, о которых Сономура не знает толком, и это пример, на самом деле, не единственный: Сономура-сан умеет выбирать себе друзей.

Из-за этого Марию использует он ещё и как эдакую свою фишку. Не раз и не два она выступала на каких-то закрытых мероприятиях его друзей и друзей друзей. На одном из таких вечеров она встретила Викуса Варгу, в которого влюбилась такой вот нежной и тёплой девичьей любовью, мечтая, что однажды она станет свободной и сможет жить с ним. Сбежать от всего...и неважно кто он. Он хороший человек, она в этом уверена.

Способности:
- балетная школа за плечами, так же имеет поверхностные знания о других стилях танцев
- неплохо разбирается в литературе и искусстве
- фотогенична и артистична
- разбирается в здоровом питании

Дополнительно:
- Любит читать.
- Уинслоу Дагенхарт написал статью про неё и её отца. После этого организация помощи пострадавшим от домашнего насилия взяла её в оборот и помогла сбежать с Камо Рикудо.

#человек

0

10

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png
http://s018.radikal.ru/i522/1606/b3/4799258d5617.png
ЛЕВИАФАН | ТРЭВИС ГЛОВЕР
Демон Третьего Порядка
Основатель Ордена Боли, рука Люцифера. Владелец кабаре "Black Roses" в Нью-Йорке
Годы жизни: начало времён - наст. время
Место жительства: На данный момент, вернее сказать - последние лет десять, живёт в Америке, в Нью-Йорке. Планирует переезд в ближайшем будущем.
Ранее обитал в Европе, какое-то время прожил в Египте.
Внешность:
Рост: 180 см
Телосложение: спортивное
Смотрит на мир холодными голубыми глазами, в которых как-то...пусто? Наверное так.
Он вообще выглядит большую часть времени довольно невзрачно, тоскливо и серо, преображается только когда решит примерить на себя маску ведущего в кабаре. На запястье носит браслет с медалью Святого Христофора.
О персонаже:
Беззаветная преданность.
Такие слова звучали рядом с именем Левиафана. Ангел, который слепо верил в идеалы Рая, в Творца. Верил в правильность своих действий. Как все осуждавший Люцифера, мог ли он тогда подумать, что однажды станет его помощником и верным соратником в Аду? Сомнительно.
Всё началось тогда, когда он и остальные Каратели устроили Казни Египетские. Он верил, что так надо. Это Его воля, её нельзя ослушаться. Нельзя не наказать египетский народ за то, какие грехи они свершали так долго! Огонь праведного гнева затмил разум, но, как и ожидалось, оставил мрачное пепелище в разуме ангела.
Ведь именно он забирал первенцев. Именно он.
Когда Левиафан услышал плач матерей египетских, когда оказался осредь мёртвых, больных, невинных и виноватых, он... Усомнился. Всё ли верно? Всё ли свершилось так, как должно было?
Слишком много девственно чистых душ, что не заслуживали такой ужасной смерти, не заслуживали её вообще, отправились к нему. Он держал в руках тысячи нитей судеб, что должны были ещё продолжаться. И плакал. Плакал.
Безусловно, он понимал, что несчастные иудеи страдали, что их освобождение - это важнейший ход ангелов в истории человечества и о нём не раз будут вспоминать благодарные потомки, но Жатва, которую он устроил собственными руками, то и дело вставала перед его глазами. Стал ли он лучше Рамзеса? Он стал хуже.
Душа самого Рамзеса лежала в его руках уже скоро. Он видел грех в его деяниях, беспросветную тьму упоения властью, силой, гордыню, но видел и свет, видел отцовскую любовь и любовь мужа, брата, видел отчаяние и несоизмеримую боль.
Левиафан запутался. Он заблудился в своих суждениях и всё реже выходил из Чистилища. Его волновали вопросы, ответы на которые он не мог найти: есть ли предел греха и предел благодетели? Можно ли наказывать того, кто творил хоть что-то хорошее? Можно ли позволять детям расплачиваться за грехи отцов? Почему ангелы и Творец допускают сам грех, раз так отчаянно борются с ним? Душа Рамзеса была первой, которую он очистил не до конца. Он смотрел, как влияет наличие первых грехов на дальнейшую жизнь, видел, как они множатся, как подобное тянется за подобным, а потомки его всё равно ведут жизнь другую, отличную от его. Он смотрел на грехи, что появляются от ошибок, от безысходности - их все можно было предотвратить.
Неужто Творец так любит этих созданий? Разве это - любовь? Дать им выбор, дать им свободу, а потом карать за это? Осуждать за проступки, но не давать им возможности остановиться, не давать им знак? Чего ради нужно Чистилище, если душа становится снова невинной, а потом идёт на грешную жизнь вновь? Почему нельзя оставлять в них память о той благодетели, которая в почёте в глазах Творца, дабы они копили память поколений о хорошем и множили добро?
Он экспериментировал. Добро не множилось, как он ни старался. Зло оставалось злом, оно подкрадывалось изподтишка, соблазняло, портило... Левиафан гнил изнутри от мучений своего непонимания. В конечном итоге, он пришёл к выводу, что зло неискоренимо, но его можно ограничивать. Передавать порок исходному пороку и прятать в недрах Чистилища, чтоб оно оставалось там...
Кто-то рассказал об этом Михаилу. Кто? Поди разбери теперь, никто не сознавался. Левиафану было больно Падать с той высоты, на которой он находился, но он оказался не один. Его принял его любимый брат Люцифер, но даже он был поражён тем, что было культивировано внутри у Левиафана. Гниль сочилась из него и лишь маленькая монетка с Христофором смогла сдержать этот кошмар.
Левиафан помог одному кузнецу и за услугу попросил создать шкатулки. Его сущность была неспокойна и совершенно не удовлетворена результатами, полученными в Чистилище. Он, можно сказать, создал свой маленький мирок в Аду, подобный тому, в котором жил раньше, но искажённый грехом и пороком. Он создал сенобитов. Истинные воплощения человеческого зла, совершенного ужаса и порока. Его целью стал сбор этих грехов и кошмаров.
Шкатулка никогда не попадёт к тому, кто этого не заслуживает. Таков закон. В неё может попасть невинная душа, но Левиафан спокойно отдаст её ангелу, когда и если он за ней придёт. Пусть выполняют свою задачу. Пусть помогают несчастным. У него же другая цель, она глобальна и не осуществима: собрать всё зло ТАМ, кропотливо отбирать самое отвратительное и запирать, а выпускать лишь с той целью, чтоб искать новое, чтоб люди мучили не друг друга, а их, Сенобитов, тех, кто это заслужил, тех, кому мука - сладка.
Он садист, но садист утончённый и изобретательный. Левиафан видит мрачно-притягательную эстетику в уродливом, похоть и разврат для него - забава, но минутная, слишком быстро надоедающая. Выбор человека священен, а в то же время как кость в горле, весь мир - шахматная доска и хоть партия и затянулась, а местами вовсе наскучила, она не должна прекращаться.

В мире людей он был "много где" и вся его долгая жизнь делится на эдакие периоды. Иногда он был довольно спокоен и даже тих, прозябая, буквально, в "темных пустых углах", а иногда оставлял за собой едва ли не горы трупов. Особенно низменные порывы души в нем всегда вызывала Елизаздра. Каждое ее появление в его жизни делало его совершенно несносным и заставляло его "отпускать" себя во многом, забивая на мораль и ангельские устои окончательно и бесповоротно. Частенько измывался и проводил время в компании влюбленного в него Белета, которого нынче презирает. За все хорошее, так сказать: Лефа всегда против насилия над детьми, а тот позволял себе слишком много на территории Англии, откуда демон уехал в 2008, хотя жил там десятками лет и часто туда возвращался. Слишком дерзко вел себя и решил завязать, а уйдя в завязку обосновался в Нью-Йорке, где даже открыл свое кабаре и "забратался" с местными существами. И не только. Теперь у него есть два названых сына - Стэнли Холден и Викус Варга, истории которых были преисполнены драматизма и несправедливости, но которых он, по сути, поднял на ноги. Он начал меняться и очеловечиваться и надеется, что это надолго.

Способности:
Знает с десяток разных языков, но плох в китайском донельзя.
Умеет водить машину, мотоцикл, разбирается в управлении плавучими средствами, да и в принципе в них разбирается.
Грамотен, обучен музыке, но поёт или играет на инструментах довольно редко. В принципе, довольно разносторонняя личность: ну вы понимаете, это бессмертие, будь оно неладно.

Владеет холодным режущим оружием. Копья считает глупыми, от того даже не пробовал с ними управляться. Стреляет из пистолета. Хорош в рукопашном бою, но отнюдь не в честном: как минимум потому, что он сильнее и выносливее.

Магические способности Левиафана могут показаться весьма мощными человеку или существу со стороны: он манипулирует душами, обращая их в Сенобитов, разбирается в них, чувствует их, он владеет целым измерением для них. Распознаёт расы безошибочно. Всё это досталось ему с тех времён, когда он был ангелом: прошлые умения преобразовались после Падения.

Из-за чудовищных внутренних метаморфоз стал источать крайне гнусную ауру, которая скрывается с помощью медали Святого Христофора вместе с его демоническим происхождением в принципе: это вынужденная мира. Эта аура опасна для простых людей: они могут тяжело заболеть, а при длительном соприкосновении с ней и вовсе оказаться на грани жизни и смерти. Она превращает молодое и свежее в старое и гнилое, уничтожает, демотивирует, разлагает. Поэтому, когда Левиафан особенно плотно взаимодействует с людьми, он всегда настороже: нельзя дать медали потеряться, случайно свалиться или оторваться. Его настороженность не похожа на людскую: с тех пор, как он получил медаль, он ни разу не потерял её. Он может контролировать силу ее воздействия, но она никак не "выключается".

Дополнительно:
Левиафан курит, пьёт и употребляет наркотики. В формате эдакого общего веселья и соответствия обстановке.

Очень любит яблоки. У него от них какой-то настоящий гастрономический экстаз.

0

11

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png
http://i023.radikal.ru/1607/91/1d20b215295f.png

СТАНИСЛАВ ГЕННАДИЕВИЧ ГРИБ
Человек
Мультипрофильный сержант СФ Отдела Безопасности
Годы жизни: 1990 - наст. время
Место жительства: Москва, Россия-матушка.
О персонаже:
Знакомьтесь, ребята, это Стас Гриб.
Вот этот вот жилистый, приятный на морду лица, голубоглазый, улыбчивый юноша среднего роста, достигающего эдак сантиметров 175, который кажется каким-то обдолбанным "вечнонапозитиве" турецким аниматором из "Мазер Раши", является агентом СФ. Но, существа, не спешите смеяться и вопить, что одним своим мизинцем превратите его в котлету. Тут есть нюанс.

Его бабка с дедом очень давно из Белоруссии решили переехать с Минска в Москву. С чем было связано это желание - вопрос, но, так или иначе, вся дальняя родня Гриба до сих пор проживает на территории Беларуси, а вот отец Стаса и его мать - московские, с российским гражданством. Их не очень-то любят остальные члены семьи: как-то так вышло, что брат и сестра Геннадия Гриба не прижились в Москве и вернулись "к истокам", бабушка с дедушкой померли рано и похоронили их тоже в Белоруссии.
Каждое лето он уезжал из Москвабада в село к прабабушке. Анна Петровна внука очень любила. Понимаете? ОЧЕНЬ. Не взирая на то, что помимо него у неё было ещё три внука и одна внучка - двоюродные братья и сестра Стаса, она считала своим любимым внучком исключительно Стаса. За это братцы его постоянно чмырили и били, а сестра потешалась, если они вдруг гостили у бабы Ани все вместе, но, в общем-то, Стасика это обстоятельство никак не смущало. Бабушку он любил точно так же сильно, как и она его: по хозяйству помогал, слушался, если надо - за таблеточками в аптеку или за травами какими в лес сгоняет, старше становился - забор ей красил, ремонтировал вечно что-то. Она ему много баек разных рассказывала, то про леших, то про водяных, про ведьм, про травы, праздники всякие. Стас обожал эти истории и ни с кем ими не делился. Это была их с бабулей тайна.
Мать с отцом всегда удивлялись его рвению помогать бабушке и его резкой смене поведения у неё: дома Стас творил дикую херню (о которой ниже), гулял и пинал Ваньку вместо учёбы, курил даже за гаражами. Психолог сказал им, что он просто мимикрирует в Москве под местный контингент, что на самом деле это для него - нормальное поведение. Стас это называл тупым трёпом, так как помощь бабушке для него была просто помощью бабушке. Вам нужна эта информация. Поверьте.
В школе Стас был одним из тех самых, которые то петарду на задней парте подорвут, то из окна второго этажа с урока сбегут, его с друганами учителя ловили с сигаретами, он постоянно влипал в неприятности. И, конечно же, получал больше всех валентинок и столько же двоек по математике.
Успехами он отличался только по Истории, Обществознанию, Физкультуре, ОБЖ и МХК. Большинство же предметов шли через раз, вот окромя, разве что, уже упоминаемой математики.
Отцовского ремня получал регулярно до четыранадцати. Там уже явно стало бесполезно.
Был он и одним из тех самых ребят, которые "паркуууур", которые танцевали тектоник плохо из ряда вон, но снимали это на видео и выкладывали на ютуб, которые научились играть на гитаре в подъезде, обязательным репертуаром была "Батарейка", "Smells like teen spirit" и "Дыхание". В общем, его детство было тем самым. Офигенным.
Как-то так получалось, надо отметить, что Стас везде был "своим" и умел сплотить коллектив. Он никогда не был "вожаком", но всегда разнимал дерущихся, всегда был за справедливость, за своих и успешно вливался в разные компании.
По окончанию школы твёрдо решил пойти в армию. Перед этим сначала съездил к прабабке. Она уже тогда совсем плохая была и Стас боялся, что пока служить будет, она и помрёт, попрощаться не успеет. Приехал. Она его всего расцеловала, перекрестила "мильён" раз, да сказала: "Не случится с тобой ничего, внучек мой, бабушка любит тебя и живая, и мёртвая."
Через месяц ему отец в армию, служил он, кстати, далеко, аж в Сибири, написал, что померла бабка. Он тогда впервые в жизни расплакался, но порадовался, что с бабой Аней хоть попрощаться успел.
В Сибири с ним случился эксцесс. Они однажды в лесу ночевали, пошли потом до базы, а дойти не могут. Плутали дня два, страху натерпелись: еда уже кончалась, холод крокодильский, связь не работает. И вспомнил вдруг Стас рассказ бабки о лешем. Мол, что они любят путать путников, особливо молоденьких и что чтоб отвязаться от него надо штаны с курткой местами поменять. Он так и сделал и сразу дорогу увидел. Взвод его, конечно, психом его посчитал, но за то, что вывел всех, ему день отсыпной дали и не трогали.
В тот же самый отсыпной к нему мужик какой-то пришёл и спросил, мол, где так научился. Стас не задумываясь о бабке своей рассказал. Тот посидел, бороду почесал и сказал, что забирает его в другой взвод, поинтереснее, но говорить родным нельзя будет.
Так его вернули в Москву в 19 лет, не дав дослужить в армии. И так он попал в Академию СФ. Он быстро поверил во все эти мистические вещи, да и ему сказали, что прабабка его ведьма была. Фотографии показали старые, где она красавица ещё. Историю всю её рассказали и понял Стас, чего она так других внуков-то не любила: только его отец был родным ей сыном и только Стас потом род ведьмин продолжит, на него надежда вся её была, кровь родная, всегда ближе.
В Академии СФ ему нравилось: лихие развлечения, бравые ребята, всех объединяет общая цель, у каждого своя история, интересная, яркая и эти истории ещё происходят, будут происходить. Это было его призвание.
По ходу его обучения на мультипрофильного спеца выяснился интересный факт. Стас оказался заговорённым своей бабушкой. Если отряд попадал в беду, то Стаса как-то то не замечали, то пули мимо него все пролетали. С одной стороны, ему это нравилось, с другой стороны - на нём так и не осталось ни одного боевого шрама и вообще "вот блин, ну чё так-то..."
В 24 года его обучение закончилось. Его долго метало из отряда в отряд, пока, наконец, он не стал сержантом и не попал к Наташе Волковой. Там он обрёл не просто друзей, друганов - Жеку, Кузьму и Настю. Тусовка была своеобразная, задания они выполняли и выполняют тоже своеобразно, особенно когда они идут на дело с Жекой: напарник проклят, этот заговорённый - нормально всё, короче. И, о боже, как же Настя смешно бесится, когда они все вчетвером затягивают "Наааатааааалииии.... утоли моя печали Наталиииии...."
Служба стала легче, веселее и "жарче". Посмотрим, во что это всё выльется.
Способности:
- Стреляет из пистолета
- Водит автомобиль
- Хорошо бегает и прыгает
- Знает английский
- Неплохо готовит - никто не травился
Дополнительно:
Курит и иногда бухает. Как, впрочем, и все.

#человек #агент_СФ #ждёт_нужного

+2

12

http://i023.radikal.ru/1703/84/7864390478ad.png

ШЕЛДОН МИЛТОН
Человек
Школьник
Годы жизни: 19.07.2003 - наст. время.
Место жительства: до 29го февраля 2020-го года он жил в Денвере, штат Колорадо. После того, как бабушка выгнала его из дома с минимумом денег и адресом его двоюродного брата Дэниела Гримма, он долго своим ходом добирался до Нью-Йорка. И вот с 11-го марта он здесь.
Внешность:
177 см рост, вес 69 кг. Телосложение спортивное. Кожа смуглая. Прослеживаются черты афроамериканские и европеоидные. Одевается, в основном, в спортивную одежду, в такую, в которой легко двигаться, бегать и драться.
О персонаже:
Шелдон - сын младшего брата Винсента Гримма, Карвера Гримма. Так вышло, что Карвер пошёл против воли родителей, а точнее Розалинды Гримм, ярой расистки и южанки в душе, и выбрал себе в жёны афроамериканку Шантель Милтон. Разрешение на свадьбу и благословение родителей, он, конечно же, не получил, об этом и речи не могло быть, и жену бабушка с дедушкой не приняли, лишив Карвера всех привелегий и права в принципе называться Гриммом. Карвер, тогда ещё активный и молодой, взбрыкнул, не стал оправдываться и сменил свою фамилию на фамилию жены.

После года в браке, у них родился сын Шелдон. Роды у Шантель прошли тяжело и женщина, спустя несколько дней, скончалась: оторвался тромб. Это событие ударило по несчастному Карверу, но рядом с ним оказалось братское плечо. Винсент помог ему оправиться от шока после её смерти и мотивировал заботиться о сыне, потому что в нём есть частичка его любимой супруги.

Карвера хватило на шесть лет адекватной заботы о мальчике. Он начал крепко выпивать и поколачивать своего отпрыска, которому приходилось самостоятельно учиться многим вещам и ухаживать за выпивохой-папашей. Отца Шелдон очень любил и стоило кому-то заикнуться о том, что его отец - пьяница, как маленький Шел сразу налетал на того с кулаками. Служба опеки чудом не заинтересовалась их семьёй: у Карвера, всё же, случались просветы и ради этих просветов Шелдон и старался изо всех сил держаться. Он не раз и не два сам мыл отца, убирал за ним, готовил ему еду. Учиться не успевал, бегал на доступные ему подработки, но никогда никому не жаловался. Он ощущал странную, болезненную ответственность за то, что, по сути, родившись, лишил отца любимой жены. Возможно, частично этому поспособствовал сам Карвер, напоминая ему, как он скучает по Шантель и как ради неё бросил всё, пошёл против воли семьи, как он до сих пор её любит и как она постоянно ему снится. Иногда приезжал дядя Винсент, ставил, вроде как, Карвера на ноги, давал им денег, помогал вместе с братьями Шелдона вычистить им квартиру, сделать ему уроки, разгрести накопившиеся счета и дела, но, стоило пройти буквально неделе трезвости Карвера, как всё начиналось сначала. А потом дяди Винсента не стало.

Соцработники появились на пороге их с отцом квартиры тогда, когда Карвер, уйдя на очередную попойку, пропал без вести. Шелдон сам их вызвал после недели безуспешных самостоятельных поисков. Он боялся попасть в детский дом, но знал, что ему, в его двенадцать лет, не выжить в одиночку, даже учитывая его навыки в воровстве и беготне по улицам. Он всё-таки мечтал выучиться и найти себя, чтоб его жизнь сложилась не так, как жизнь отца. Полиция так же не смогла найти Карвера. Куда он делся - загадка та ещё, но Шелдон не сомневается в том, что он умер.

К его удивлению, его отправили к бабушке, которая к тому моменту уже овдовела. Розалинда Гримм была с ним строга, но, тем не менее, видя в нём родные черты, всё же заботилась о нём, отбросив свои расовые предрассудки. Она никогда не звала его родным, никогда не жалела и ни в чём не помогала, считая, что он уже взрослый и сам может о себе позаботиться в большинстве случаев. Она дала ему дом, готовила ему еду и установила строгие правила поведения - что ещё надо-то? Дальше как-нибудь сам.

Четыре года Шелдон прожил у бабушки. Он не любил её, но уважал и старался слушаться. По крайней мере, с её правилами и законами, как-то можно было мириться и они отнюдь не мешали учёбе и жизни. Да, ему пришлось остаться на второй год в двенадцать, по настоянию психологов какое-то время наблюдаясь у врачей: они считали, что Шелдон может стать агрессивным и замкнутым, из-за случившегося с его отцом. Сам он как-то в себе такого не наблюдал, хотя тихоней его назвать было нельзя: парень часто участвовал в драках, непременно защищающих чью-то там честь или какого-то очередного брата, попадался на мелком хулиганстве, увлекался уличными танцами, баскетболом, граффити и всем тем, что, как сказала однажды Розалинда, "у нигеров в крови". При этом, его оценки кое-как да выправились, он проявлял феноменальную память на литературе и истории, помогал младшим товарищам в школе и заступался за всех обиженных. Его гиперответственность за отца переросла в гиперответственность за всех, кто хоть малость к нему приблизился, за всех слабых и за женщин. Бабушке надоело наведываться в полицейский участок и к директору по поводу всех этих его "рыцарских замашек" и "разрисованных хернёй стен" и вуаля: она дала ему денег и, мощным пинком под зад, отправила во взрослую жизнь, к братцу Гримму, разумеется, не утруждаясь сообщить ему о том, что к нему своим ходом добирается Шелдон. Количество данных денег Розалинда объяснила просто: раз ты решил быть мужиком, то вот, как мужик, берёшь и добираешься, как хочешь. Милтон воспринял это как вызов и справился с ним.

Ведь у Гримма хуже точно не будет. Он помнил его довольно неплохим, хоть и видел его шесть лет назад, когда Винсент был ещё жив. Интересно, а как будет в школе?
Способности:
- танцует брейк-данс
- читает рэп
- говорит с тем-самым-гетто-стиль-акцентом, если захочет
- неплохо дерётся
- быстро бегает и в целом хорошо сложен физически
- играет в баскетбол
Дополнительно:
- покуривает

#человек #ждёт_нужного

0

13

https://funkyimg.com/i/2Uxyf.png
https://funkyimg.com/i/2Uxyc.png


http://s020.radikal.ru/i703/1703/84/a761051d4612.png

ИРМА РОССИ
Человек
Главный редактор газеты London Today
Годы жизни: 13.01.1985 - наст. время
Место жительства: Англия, Лондон
Внешность:
161 см рост, вес 48 кг.
Щуплая, невысокая, кудрявая женщина, в которой не все сразу распознают, собственно, женщину. Её не увидишь в юбке или в платье, она всегда одета в стиле "томбоя". Голос сильный, идущий вразрез с её внешней хрупкостью.

Заметочка: хоть за визуальный прототип берется Laura Pergolizzi, Ирма несколько отличается от нее телосложением. У нее как минимум несколько больше грудь и нет татуировок. Это чтобы не было недомолвок и разночтений.
О персонаже:
Ирма Росси и её брат Криспин родились в браке итальянского писателя женских бульварных романов Алонсо Росси и горничной, англичанки, Аманды Брайтон. Они познакомились в одном из тех самых маленьких отельчиков, куда писатель без вдохновения приезжает в его поисках. Аманда была музой для своего мужа до самого своего расцвета шизофрении и даже после него.
Ирме было всего пятнадцать, а Крису всего пять когда это случилось. Мать просто стала рассказывать истории, которых никогда не было, а потом перестала узнавать своих родных. Это было жутко прежде всего для Алонсо: милая женщина, которую он полюбил за её светлый и добрый нрав твердила, что она посланница из какого-то иного мира, что она не человек и не могла родить детей. Криса она и вовсе боялась.

Ирма же отнеслась к этому более спокойно. Она вообще своим спокойствием, пронесённым позднее через года из самого детства, пугала эмоционального отца. "Такова жизнь," - говорила она. Девочка была довольно замкнутой и всю себя посвящала книгам, которые были ей порой совсем не по годам, музицированию с гитарой, сочинению стихов и песен, ну и, конечно же, заботе о младшем брате, которому она рассказывала на ночь сказки. С одноклассниками её отношения не складывались: она слыла дурнушкой, ботаничкой, коротышкой и далее по спискам. Головой в унитаз окунали, землю в рюкзак подсыпали, избили пару раз - Ирме всё было ни по чём. У неё был свой мир, в котором ей было уютно. И она четко решила, что ей надо сначала закончить учёбу и чего-то добиться, а потом заводить дружбу и отношения.

Алонсо это пугало. Предлагал менять школу, а она отказывалась, вытирая кровь из разбитого носа. Он не понимал ее увлечений и не мог достучаться до неё, хотя и понимал, что она его очень любит. Ирма просто не хотела волновать его и поэтому мало чем делилась...ну и она знала, что скажут другие члены ее большой семьи, живущие на Сицилии.

Однако, друг у нее все же появился. Парень из параллельного класса, Киллиан Фоули, стал важным для нее человеком, хоть и познакомились они не в самых радужных обстоятельствах. Его так же, как и ее, травили одноклассники, только с гораздо большим огоньком. Их дружба радовала Алонсо: Ирма стала более мягкой и чаще задавала вопросы о том, как правильнее поступать в тех или иных аспектах отношений, хотя он боялся, что девушка никогда у него ничего подобного не спросит. Оглядываясь назад, Ирма понимает, что он прекрасно понимал то, чего, может, не понимали они с Киллианом: что их отношения медленно, но верно от дружбы перешли в ту самую любовь между подростками, еще очень ранимую, непонятную, светлую и очень теплую. Поэтому, наверное, Росси и уговаривал чету Фоули нет-нет да и отпустить мальчишку с ними в поездку за город, в случае если те где-то задерживались, то всегда поддерживал легенду, что он был с ними и под присмотром и не лез к ним с расспросами лишний раз. Отец Ирмы был всегда на их стороне и в случае неприятностей в школе.

В завершающий год обучения она поставила на уши всех и, увы, лишилась своего друга. Выпускной был последним днем, который они провели вместе. Там она впервые спела песню собственного сочинения, произведя фуррор на всех (учителя даже предлагали ей место в колледже искусств), но настоящий фуррор ждал впереди. Ирма приняла участие в писательском конкурсе вне школы и написала подобие истории своей жизни, в которой довольно подробно описала происходившее на задворках школы. "Дневник Пустого Места", так назывался этот рассказ. В нем почти не было имен, но по многим образам можно было легко понять о ком идет речь, описание событий было последовательным и подробным. Она хотела, чтобы вскрылась правда и она вскрылась: мало того, что она выиграла конкурс, потому что ее работу назвали "первым серьезным журналистским расследованием молодой девушки", так в школе была запущена проверка по инициативе директора. Нескольких учителей уволили, а некоторых учеников отправили в исправительные лагеря, не дав им закончить школу. Проблема этого всего была в том, что она рассказала о том, о чем Киллиан просил не говорить никому. Нет, там не было его имени, там даже не было подробностей. По сути, она просто написала, что да, это случилось, но никто не мог бы сказать с кем именно. Она думала, что так сможет наказать его обидчиков, и да, наказала, но и наказала прежде всего саму себя.

Фоули ушел в армию добровольцем. Ирма хотела хоть как-то помириться, часто плакала и все больше замыкалась в себе обратно. Алонсо предложил ей написать ему все, что у нее на душе, раз вышло так. Она не думала, что получится так много, но отправила. Ответ так и не пришел. Он даже не читал это. После этого Ирма зареклась влюбляться. 

Криспин потом учился в той же школе, что и она. Его не трогали. Там вообще стало совсем по-другому. "Ну хоть какая-то польза была от меня," - отшучивалась горько Росси, в редких разговорах о произошедшем с Алонсо.

Она поступила в Оксфорд и с блеском его закончила. Там отношения с сокурсниками складывались иначе: многие читали её произведение и удивлялись тому, что человек может так стойко переживать такие проблемы, а переживания так чётко записывать, а потому относились к ней с пониманием, интересом и довольно доброжелательно. Ирма честно говорила, что больше расценивает эту работу не как автобиографию, а как журналистское расследование или эксперимент.

В университете, к тому же, поняли её с позиции ориентации. Она не относила себя к бисексуалам, скорее - пансексуалам. Потому, у неё были отношения и с юношами, и с девушками. С последними её, однако, видели чаще. Её стиль "томбоя" нравился далеко не всем представителям сильного пола. Впрочем, эти отношения заканчивались довольно быстро и походили на какую-то "хиппарьскую тему" с "make love, not war". Секс без обязательств, просто "хорошо проведенное время" и никаких сожалений после. Со многими тогдашними пассиями она неплохо общается и по сей день, вспоминая все происходившее как бурные эксперименты юности. К сожалению, без печальных страниц там тоже не обошлось, но... Ирма стала слишком спокойным и скупым на яркие эмоции человеком, чтобы зациклиться. Все лишнее она просто обрубала и этим тоже покоряла своих товарищей: они не понимали как ей удавалось так легко со всем справляться.

После обучения ей и многим её одногруппникам предложили места в газете London Today. Тогда же скоропостижно скончался её отец и двадцатитрёхлетней Ирме пришлось взять опеку над младшим братом. Ради того, чтоб помочь ему справиться с потерей отца, она уговорила редактора газеты дать ей возможность хотя бы несколько месяцев работать на дому. Крис тяжело переживал уход Алонсо, но любовь и понимание, которыми окружила его сестра, помогли ему.

Ирма - трудоголик, личность несколько меланхоличная на вид. Когда с ней общаются ближе и чаще, она оказывается довольно контактной, понимающей, эрудированной и тактичной. Её невозможно вывести из себя и она ко всем находит свой подход. В редакции на хорошем счету: ради расследований и сенсаций она готова идти на жертвы и погружаться в дело с головой, креативно и ненавязчиво.

Атмосфера в их с Криспином квартире иногда становится похожей на "квартирник": к ней часто наведываются другие журналисты, новенькие, для мозгового штурма и ради дельных советов, знакомые музыканты, чтоб спеть вместе, просто помузицировать или поделиться своей новинкой, знакомые художники, чтоб порисовать в этой атмосфере, друзья Пина, с которыми она общается с не меньшим удовольствием. Окружая себя непохожими на остальных, странными людьми, она слушает их внимательно и всем как старшая сестра, которая всегда поймёт. Всем она верит и никогда никого не осудит... но она никому ни на что не жалуется сама,

Ирма дома - тёплый и заботливый человек, ибо в связях она избирательна и видит всех насквозь. Недоброжелатели у неё не задерживаются. Как, в общем-то, и люди, с которыми она пытается завязать более близкие отношения: она пока не смогла найти единственно верного для её жизни человека. Все осталось как и было в университете: хорошо провели время и разбежались, остались все довольны. В глубине души понимает почему так, но она не хочет ничего менять.

Алонсо был прав, когда сказал ей, что она однолюб. Он до последнего дня верил, что однажды она помирится с Фоули, хоть и знал, что они так и не общались после того инцидента. Среди его вещей, разбирая их в доме у озера, где они проводили лето, она нашла даже рукопись книги, которую он так и не издал. Она не стала ее читать. На обложке было написано: "Посвящается моим любимым Ирме и Киллиану. Надеюсь, что у вас все будет хорошо." Это казалось ей чем-то сакральным. Мечтой отца, которой не суждено было сбыться, возможно. Название он тоже выбрал интересное: "Где скрывается правда?" Роман, не иначе, в котором герои списаны с них двоих и все заканчивается свадьбой и детишками. Так, по крайней мере, подумала Ирма, спрятав ее на чердаке.

Пост главного редактора Ирма получила год назад. Именно она решает какие статьи нужны сейчас и какие выйдут, а какие нет. Газета стала популярнее с ее приходом: она много работает и делает это с удовольствием. Плюс, уже как три года она в курсе дел СФ и помогает им скрывать информацию и доставать ее, не без этого. Криспина она тоже устроила в редакцию, когда тот закончил колледж.

Способности:
- "акула пера"
- неплохо готовит
- водит автомобиль
- владеет навыками самообороны
- научена стрелять
- в совершенстве владеет итальянским
- отлично поёт и играет на гитаре
Дополнительно:
- Курит и пьёт
- Боится воды: ее невозможно заставить зайти в природный водоем больше чем по колено, хотя находиться рядом с озерами, реками или морем ей нравится.
- Да, ее отец и его родственники - представители сицилийской мафии. Это будет обыгрываться на проекте в процессе игры и через других персонажей.

#человек #журналист #ждёт_нужного

0

14

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png
https://pp.userapi.com/c638621/v638621035/3dd1a/2EIl2CpU7OA.jpg

АМАНО РАЙГА
Годы жизни: 12.01.1984 - наст. время (36 лет)
Место жительства: Япония, Токио
Внешность:
173 см рост, вес около 56 кг.
Как правило, Райга выглядит показательно небрежно, отталкивающе-вызывающе. У него короткие, выкрашенные в светлый цвет волосы, которые вечно лезут в крупные для японца глаза тёмно-карего цвета. Телосложение худощавое, но не лишённое мышц. По нему сложно определить возраст. Его тело покрыто татуировками, которые простой человек примет за украшения, а знающий определит сразу - это защитные знаки многих религиозных течений, которые, периодически, только пополняются и дополняются. Еще его частенько принимают за якудзу, из-за чего с работой у него часто бывает очень и очень туго.

Мало кто может похвастаться тем, что знает о Райге всё. Большинству известно, что он, не взирая на то, что был подающим надежды агентом, вылетел из Академии СФ в тридцать один год, что у него нет родителей и что у него есть дочь Тсубаки, которой в 2020-м году исполнилось тринадцать лет.

Знавшие его по Академии помнят, что он трижды брал Академический отпуск как раз потому, что у него в двадцать три появилась дочка. Именно поэтому его обучение, начавшееся в двадцать два, растянулось аж до тридцати одного. Его считали довольно компанейским, весёлым и крайне исполнительным, схватывающим всё буквально на лету. Пророчили стать отличным мультипрофильным капитаном Отдела Безопасности. И тут, внезапно, выясняется, что он множество раз помогал существам-преступникам сбежать и скрыться. Никто, конечно, не погиб, да и преступления ребятам из Академии давали не то чтоб большой тяжести, но дело подсудное. Его выгнали, сказали, что оставят ему воспоминания, но он никогда не вернётся больше в ряды СФ. Отрабатывает это тем, что служит в качестве информатора. Обязательного информатора. Да и, как выяснилось, дочка у него ведьма.

Существа Японии знают, что он скрывает её от мира. И у него на это одна большая причина: мать Райги - Норико Ёшигава, хочет забрать у него свою "кровиночку", которая должна стать её ставленницей в одном из домов гейш для её ведьм. Из-за этого, он скрывает её в местных "Рогах и Копытах", оплачивая номер, опять же, "службой и дружбой" с местным руководством. Обучают дочку всё те же существа. "Рога и Копыта" - нейтральная территория и даже если кто-то из японских духов подчиняется Верховной, они банально не имеют права осуществить её приказ схватить малышку. Именно из-за того, что он пытался пойти с ней на компромисс и служить её интересам, он закрывал на что-то глаза в Академии и "спалился". Из-за этого их договор о сотрудничестве рассыпался и теперь каждая ведьма Японии, едва завидев девочку одну на улице, пытается её поймать.

Он вечно всех вокруг подозревает в заговоре и, знаете ли, причины у него более чем объективные. Общаться с ним вне Рогов практически бесполезно: он холоден, немногословен, несколько агрессивен и будто активно пытается всех и вся от себя оттолкнуть. Единственный человек, который может его растрогать и заставить смерить пыл - Тсубаки, которую он любит до безумия. Ну и её пока ещё живая бабушка. Мать Тсубаки умерла, когда родила её, и Куджикава Харука-сан очень любит своего так и несостоявшегося зятя и внучку. Куджикава Нами, мать Тсубаки, почему-то о беременности Райге не сообщала, он узнал о том, что у него есть дочь, только когда та умирала. Он до сих пор теряется в догадках почему она так поступила. 

Мальчик-на-побегушках у всех подряд, Райга почти всегда уставший или близок к состоянию крайней усталости. Ему необходимо содержать себя, свою дочь и постоянно думать о её безопасности.

0

15

https://funkyimg.com/i/2Uxya.png
https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png

http://s019.radikal.ru/i629/1707/92/468ec01c596a.png

АСРАДИИЛ | ХОРХЕ ГАРСИЯ
Падший ангел
Путешественник

[в разработке]

0

16

https://funkyimg.com/i/2Uxye.png
https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png

http://s019.radikal.ru/i618/1702/0c/db43609d5cc0.png

ААРОН ДАМЕР

Человек
Охотник, конюх, тренер по фехтованию

Годы жизни: 1980 - наст.время. Точная дата рождения неизвестна.

Место жительства: Англия, пригород Великобритании.
Часто путешествует. По долгу службы.

Внешность:
Рост: 185 см
Вес: 80 кг

Тело Аарона покрыто шрамами. Периодически, на шрамы и кожу ложатся защитные символы. Он часто не обращает внимание на то, что с его одеждой и похож либо на пьянчугу, либо на байкера или престарелого рокера. Если говорить о "приличной" одежде, то предпочитает удобные вещи неярких цветов.
Он может казаться визуально медленным и нерасторопным, тяжело ходящим. Чего о нем не скажешь во время боя точно.

Характер:
Прежде чем приступать ко всем перипетиям характера Дамера, стоит сразу сделать такую зарубочку: он душевнобольной.

Его нельзя назвать чистым социопатом или чистым социофобом. У Аарона безусловно есть большие трудности с моральным восприятием происходящего вокруг него. В большинстве случаев, он равнодушен ко всему или просто не понимает, что за эмоции испытывают другие.

Есть большое НО. Аарон Дамер совершенно чётко понимает, что он не нормален. Благодаря братьям он стремится это исправить. Именно благодаря им он хоть как-то научился понимать что из-за чего происходит. Что плачут от боли не только физической, но и вот той, непонятной, душевной. Сам он её, вроде как, ощущает, но это настолько пугает его, что он предпочитает свести на нет все ситуации, в которых это может случиться. Когда он плакал, будучи маленьким, его ругали и ощущение злости после того, как ему было морально тяжело - для него норма.

Он привязан к семье, но привязанность эту многие зовут собачьей. Он готов убивать любого, кто прольёт кровь его братьев и родственников. Фамилия ДАМЕР срабатывает как эдакий триггер, заставляющий Аарона подниматься на сломанную ногу и стрелять, давать отпор до последнего. Абсолютно не дорожит собой, скорее подсознательно, чем осознанно, считая свою жизнь пустой и бессмысленной, не достойной того, чтоб ею дорожить.

Знающие Дамера могут о нём отзываться парадоксально по-разному и всегда будут правы.

Он может быть крайне немногословен, а то и вовсе молчать. Это минуты собранности и размышлений, разработки планов. Это моменты, когда механизмы в голове поворачиваются, перемалывая его человечность изнутри. Едва в нём просыпается какая-то убогая тоска по нормальности, как он затаскивает её в камеру пыток и запирает, планомерно уничтожая, выбросив ключ. Он молчит, потому что в нём минимум мыслей и больше простых действий.

Он может быть весел до визга и истерического хохота. Жестокость Аарона похожа на горящий торфяной лес. Одно дерево за другим, мысли уходят, чувства уходят, остаются тупые инстинкты, вбитые отцовской дубинкой, отцовским ботинком и зубами сверхъестественных псов, которым нужно было ломать пасти почти голыми руками. Жажда крови и убийства, как можно более ужасного - это часть Аарона. Он не может не причинять боль и не вымещать злость. Её слишком много. Если нет никого, на ком её можно сорвать, то он начинает истязать самого себя, закаляя тело и выскребая внутренности своей гуманности. Если пожар начался, его очень сложно остановить. Никакого веселья-то и нет, на самом деле.

Очень заботится о детях, не любит убивать существ-детей, которые были до этого людьми. У него в принципе всегда был эдакий "детский сад" вокруг: единственной старшей сестрой для него была Мириам (которая сестринскими чувствами его не баловала от слова "совсем"), все остальные были младше и даже когда повырастали (а Клинт даже выше него стал) все остались для него мелкотой. Пожалуй, опять таки, если бы не младшие, не эти вечные разъезды по бастардам и знакомства с ними, то он бы стал совсем другим человеком, более жестоким и озлобленным, чем есть и без этого. Так он просто похож скорее на мужлана с этими вот "особыми состояниями", когда лучше не влезать, ибо реально убьет. Пришло это только с возрастом, огнем, водой и медными трубами.

Животные, надо отметить, часто проявляют к нему странное доверие. Он привык объяснять это тем, что он сам как зверь, а они чувствуют это. С другой стороны, если быть объективным и проследить то, как Аарон относится к животным, что диким, что нет, то можно увидеть, что он никогда в жизни не обижал их, а чего бы им, спрашивается, тогда его бояться? Да, он мог ударить лошадь хлыстом, если та не слушалась или дать по морде псу, который решил попытаться его задоминировать, но он никогда не мучил зверей ради потехи или интереса, мол, как оно будет, если я ему иголку в ухо воткну. Он даже пару раз убивал браконьеров и свернул шею тринадцатилетней девочке, которая развлекалась тем, что била подвешенного щенка палкой. Руководило ли им сострадание в тот момент? Возможно где-то на уровне подсознания. Сам он объясняет такие свои поступки тем, что животные просто ничем не заслужили такого обращения. Они не вредят людям, если дело не в нужде и не в инстинкте самосохранения. Только люди способны вредить другим, руководствуясь разумом. Ему ли не знать?

Страдает коулрофобией, т.е. боязнью клоунов, и педиофобией, т.е. боязнью фарфоровых кукол. [Об этой его особенности не знает никто, поэтому мне остаётся только надеяться, что прочитавший это в моей анкете не будет использовать данную информацию, без соответствующих способностей и знаний, полученных непосредственно от персонажа. - прим. автора] Клоуны вызывают у него воистину ужас, который он контролировать, порой, не может. Изображение, фигурка клоуна - ерунда, от этого можно отвернуться, уйти или просто выбросить, но вот сам клоун, во плоти... Это совсем другое дело. Неестественное поведение, гротеск в чертах лица и одежде, изменённый силуэт и походка делают их похожими на существ, но оставляет людьми. Кроме того, его пугает то, насколько явно они носят маски и стараются казаться добрыми, преувеличивают эмоции. Помимо клоунов, такой же страх вызывают в нём ростовые куклы, пусть и в меньшей степени. Никто никогда не знает, что на самом деле думает этот чёртов клоун и кто сидит внутри этой грёбаной куклы. Страх перед фарфоровыми куклами у него параноидальный. Они безмолвно наблюдают, они холодные и жуткие и чем больше походят на людей, тем сильнее Аарон ощущает подступающую панику, учащение сердцебиения и желание поскорее избавиться от фарфоровой дряни. В присутствии куклы он не может уснуть и сконцентрироваться, пока не разобьёт её. Иногда может испытать эффект "зловещей долины" при виде манекенов и фильмов о зомби, чувствуя себя очень не комфортно.

Биография:
Аарон не знает и не помнит, когда родился. Воспоминания о раннем детстве и юности у него, в основном, плохие.
Его часто били, запирали в темноте, на него кричали. Воспитание походило на муштру и дрессировку. Вместо обычных предметов, он изучал лишь то, что ему пригодится по "работе", вместо физкультуры - обращение с оружием, выживание.
Не справился с чем-то - получил.
Сказал лишнее - получил.
Заболел - сам поправишься.
Хочешь есть - готовь сам или жри, что придётся.
Бьют мать - молчи и смотри.
Расчленяют, пытают, убивают, насилуют существо - смотри и учись.
Отвернулся - получил.
Заплакал - получил.
Недостаточно силён - получил.
Заинтересовался чем-то ненужным - получил.
Делаешь, как надо - так и должно быть, с чего тебя хвалить?
Так и жил, как псина. Послушная и преданная. Защищай семью, защищай людей от существ, ничего не бойся, никогда не проявляй слабости, отбрось чувства, отбрось болтовню, ничего лишнего.
Завидовал ли он, что Клинта, Леона и Мириам Вильгельм и Рейнольд воспитывали по-другому? Ни минуты. Его лишили всяких чувств и до шестнадцати лет он был абсолютно неразрешимой загадкой для своей родни.

Мириам, Клинт и Леон всегда, вечно сторонились его, совсем не зная, что ему приходится терпеть. Они, наверное, догадывались, что ничего хорошего за закрытыми дверьми кабинета Рейнольда не происходит, ни с Жюстин, ни с самим Аароном, что дядюшка Вильгельм, увозивший Аарона на долгие месяцы, не возил его в детский лагерь или в Диснейленд. Мириам, со временем, стала относиться к нему только хуже и сама стала поколачивать и "обучать" вместе с отцом, а вот Клинт с Леоном...это были совсем другие люди. Они хотели понять, почему Аарон сторонится их всех, уходит на конюшни и почти не разговаривает, почему им всем он предпочитает животных, но при этом взваливает на себя их вину, защищает, молча заботится о них и никогда ни на что не жалуется, даже если видно, что он хромает на одну ногу, а из его живота под бинтами проступает кровь. Хотели знать, что делает Рейнольд с Жюстин и почему. Второе получилось случайно и именно Аарон закрыл мальчишкам глаза и оттащил от дверей, прижимая их к себе и повторяя "забудьте о том что видели". Тогда-то мальчики и стали приглядываться к старшему и... наверное, после этого случая они полюбили друг друга, как братья.

Винсент и Юджин свалились на них троих как снег на голову. С первым так и вовсе в семью пришла трагедия: Жюстин умерла, дав мальчику жизнь. Аарон, Клинт и Леон хоронили ее сами. Пожалуй, именно тогда они впервые задались вопросом, почему эта женщина, не смотря на то, что происходило, не попыталась сбежать, дать отпор или поискать помощи в других семьях охотников. Попытки узнать что-то у Рейнольда или Вильгельма успехом не увенчались, а где хранила свои дневники Жюстин не удалось узнать, но они все знали, что она точно их писала и пока была беременна Винсентом очень часто куда-то уезжала тайком от Рейнольда, точно бы осмелев. Она оставила после себя много двояких воспоминаний: Аарон не мог ей простить то, что происходило с ним и то, что она терпела сама, как и не мог не отмечать, что заботу о своих сыновьях она все же старалась проявлять, насколько позволял Рейнольд. Ну или просто не знал.

Винс родился недоношенным и был очень слабым ребенком, часто болел то одним, то другим, что ужасно злило Рейнольда. Он таскал его по больницам с явной неохотой и, как Аарону показалось, даже пытался избавиться от него, забывая даты, когда нужно было прийти и навестить его, забрать из больницы. Как бы не пытались Клинт и Леон донести до Рейнольда, что ребенку нужно внимание, нужно лучше есть, нужно чаще бывать дома и уж точно ему никак не поможет тяжелая отцовская рука, силу которой Аарон, Клинт и Леон, знали не понаслышке, старший Дамер был непреклонен.

Что же до Юджина... тут совсем другая история. Юдж был очень мягким и добрым ребенком, просто сам по себе. С Винсентом они подружились быстро, хотя виделись не так часто, как хотелось бы из-за постоянных госпитализаций Винса. "Весь в отца," - шипела на сына сестрица, ни дня не скорбевшая о своем непутевом муже, а Аарону нравилось с ним возиться. Как и с младшим. Он насколько мог старался быть для них хорошим братом и дядей. Клинт для Аарона выступал во многом эдаким "консультантом", потому что, в отличие от старшего Дамера, средний был более образован и эрудирован: хоть Аарон много делал хорошего и до того, как Клинт с Леоном стали сглаживать углы мировоззрения старшего брата, он был все же грубоват и его нужно было порой одергивать и успокаивать, когда дети бесили его глупостью.

Рейнольд, увидев, что его старший сын стал слишком мягкотелым, стал все чаще отправлять Аарона в долгосрочные командировки по заданиям и по своим бастардам, которым нужна помощь, лишь бы он как можно меньше общался с Клинтом и Леоном, напоминая ему, что он не наследник, а всего лишь оружие. Аарон из-за этого опять очень замкнулся в себе. Клинт и Леон работали в паре в основном по Европе, но тоже почти нон-стопом. В какой-то момент их общего отсутствия, Рейнольд, видимо, либо убил Винсента, либо прогнал: он собрал сыновей и племянника, чтобы сказать, что в возрасте тринадцати лет Винсент сбежал из дома. Все его вещи, однако, были на месте. Куда делся Винсент они не знают до сих пор.

Аарон бы совсем затух, если бы Дамерам не пришлось брать под опеку новых "членов семьи", которых Рейнольд им представил через год. Это были Лайтвуды. Один из них был приемышем, другие двое - родные дети. Глава семейства распределил детей между сыновьями и племянником: Кевина приставили к Аарону, Изабеллу - к Клинту, Алека - к Леону. Мол, будете учиться у них, работать в командах и бороться с существами и приносить пользу своему благодетелю и его семье.

Спустя пару лет очередная плохая новость: Юджин умер. Аарон не увидел и капли скорби в ее глазах, она говорила о своем сыне, об этом мелком чудике, с такой поразительной легкостью, как будто вообще не испытывала никакой скорби по его смерти. Это напомнило ему безразличие Рейнольда, когда Винсент "сбежал", от чего он подумал, что и здесь все не так гладко и им стоит как продолжить поиски Винсента, так и начать поиски Юджина. Он поделился своими подозрениями с Лайтвудами, Клинтом и Леоном.

За четыре года поисков ответов на такое огромное множество вопросов, они менялись компаньонами, исколесили половину Европы и половину Америки, общались с другими кланами, делая вид, что они все верны Рейнольду, а на деле рассчитывая, что он умрет и Клинт, наконец, сможет стать главой семьи. Хоть они все ненавидят тираничного главу семьи, убить его - подписать себе смертный приговор от других Охотников, которые считают его едва ли не мессией.

Способности:
- отлично обращается с холодным и огнестрельным оружием, любимое оружие - меч-пистолет
- владеет навыками рукопашного боя в совершенстве и в принципе отлично физически сложен
- отлично разбирается в методах воздействия на существ и их убийстве
- знает латынь, русский, английский, французский, но совершенно не умеет писать грамотно и плохо читает на всех, кроме английского (там хоть и медленно, но читает в целом), учился в основном на слух
- владеет навыком верховой езды, разбирается в лошадях, их дрессировке, уходе за ними и объездке
- хорошо готовит
- обладает всеми навыками выживания в дикой среде, ориентируется по картам, компасу, звёздам
- может оказать медицинскую помощь
- водит автомобиль и мотоцикл

Дополнительно:
- Болен дислексией и дисграфией, т.е. очень плохо читает и плохо пишет.
- Не очень эрудирован, поэтому может задавать дурацкие вопросы.
- Периодически курит, но потом бросает. Тоже самое с алкоголем.
- Всегда делает зарядку по утрам.
- Левша.

#человек #охотник #ждёт_нужного

+1

17

https://funkyimg.com/i/2Uxye.png

https://c.radikal.ru/c06/1803/a9/669e77a3f8b8.png

ДЖАЛИНДРИ ВЫСОКОРОЖДЕННАЯ | ЛИЛИАН ЛЬЮИС
Годы жизни: приблизительно 1100-й год - наст. время
Место жительства: Канада, Альберта
О персонаже:
Рост: 170 см
Вес: 53 кг

До начала апреля 2020-го года вряд-ли бы кто-то мог сказать, что эта женщина является давно пропавшей эльфийской жрицей, которую обвиняли в смерти одной их Верховных Жриц Священной Рощи. Джалиндри, конечно, никого не убивала. Ее судьбе вообще не позавидуешь в сухом остатке... но обо всем по порядку.

Ее звали Джалиндри Высокорожденная и отцом ее считают Цернунна, Рогатого Бога. Рождена она была давно и львиную долю своей жизни провела среди братьев и сестер в Священной Роще. Она была лишь одной из многих жриц под руководством Верховной Жрицы Мардарианы. Та обучала ее и других молодых эльфиек магии и жреческим премудростям, любви к природе и уважению к Велунду. Джалиндри с годами становилась все своенравнее, грезила путешествиями по миру, знакомствами с другими существами и людьми, уже тогда ощущая какую-то внутреннюю жажду перемен. В одну из ночей гадания, Мардариана предсказала своей жрице темную судьбу и ох как она оказалась права! Да только тогда Джалиндри сказала, что не верит в это и что считает, что все зависит от нее, а не Воли Богов и Творца. Это было весьма дерзко для тех времен.

Однажды, ближе к очередному ритуалу, после которого должны были появиться на свет новые Высокорожденные, в Рощу пришел бог Сильван. Он всегда держался отстраненно и даже несколько высокомерно по отношению к этому ритуалу и никогда не давал своего согласия на участие в нем. Мардариана хотела это исправить и пригласила его вновь, желая показать ему жриц немного заранее, думая, что если он увидит красоту именно ее воспитанниц, то он все же передумает. Но красота и жеманство, как оказалось, были совсем не тем, что было нужно Сильвану. Его внимание привлекла играющая на скрипке Джалиндри, которую, в общем и целом, считали не самой красивой воспитанницей Верховной. Он завел с ней разговор, сыграл ей на арфе и, надо сказать, своей дерзостью и остротой ума молодая эльфийка его зацепила: она посмела сказать ему, богу своего народа, что его игра красива, но скучна и безжизненна, что он кажется ей усталым и незаинтересованным в мире вовсе, открыто мечтала о том, чтобы иметь возможность посмотреть весь мир. Наверное, правда всегда цепляет и Сильван возжелал именно ее для ритуала.

Когда подошло время, он узнал ее под ритуальными масками. По движениям, по глазам из прорезей маски, по самому дыханию и сердцебиению. Он не был с ней нежен. Он хотел показать ей свою божественную мощь и овладел ей довольно грубо, будто стремясь даже унизить, проучить за дерзость. Джалиндри была ужасно зла на него за то, что он так унизил ее, но свою злость сдержала: ребенок, которого зачал в ее чреве бог, был гораздо важнее мелочной обиды за такое варварское отношение к ее невинному телу. Он родился в 1201 году.

Она назвала их общего сына Аэль. Мальчик с малолетства проявлял мощные колдовские способности и был очень старательным. Джалиндри воспитывала его одна и любила всей душой, что многие считали некоторым проявлением неподобающей для жрицы простоты. Она рассказывала Аэлю о его отце, как о герое прошлого и говорила, что он очень благороден и прекрасен и что ему, их общему сыну, досталось от него самое лучшее.

Они нечасто общались с Сильваном после рождения мальчика. Возможно, бог испытывал стыд перед ней, возможно ему было тяжело видеть ребенка, который так сильно похож на него самого в детстве. Однако, всякий раз прибывая в Рощу, Сильван глядел на то, как меняется она и как меняется он. Бог не считал, что должен участвовать в воспитании сына. Джалиндри считала иначе, но, за неимением у его отца желания, она стала использовать именно его образ. И Сильван слышал какой образ она преподносила маленькому Аэлю. Образ защитника природы, образ героя и спасителя для рабов, образ, которому он уже давно не соответствовал, уставший и теряющий свои силы, ибо поклонение ему уже было совсем не то, что раньше.

В 1262-м году Всадники пришли в мир людей. Аэль был еще молод, но уже грезил тем, чтобы помочь миру за пределами Рощи, как отправились помогать другие эльфийские колдуны, воины и целители. Волшебные земли близ Рощи и царств фей стали объектом истинного вожделения Чумы. Тогда же поползли слухи о том, что он породил в грешной связи с одной из эльфиек некую Чумную Жрицу, которую никто точно не знал по имени и не видел, но которой боялись все, ибо она заражала и пожирала эльфов живьем. Оскверненные создания света, эльфы, сражались со своими здоровыми братьями и сестрами, распространяя болезнь все дальше и дальше.

За Чумой следовало огромное множество существ ужасных, уродливых, злых и всякое было больно безумием или пожирающей плоть болезнью, заставляющей в агонии слепо следовать за Всадником...и в этот же период выяснилось, что эльфы стали смертны. Официально первым умершим эльфом считается сын Мардарианы, Гэллаан, эльфийский целитель. Обстоятельства его гибели Джалиндри не знает, но видела она как безутешна была Верховная. Ее плач и крик Роща, наверное, помнит до сих пор. Она не могла поверить в то, что видела своими глазами. И она действительно сошла с ума. Велунд сразу же стал отзывать эльфийские отряды обратно в Рощу, запрещая им помогать людям, но многие из эльфов, увы, так и не вернулись домой. Князь повелел эльфам только защищать подступы к Роще и не реагировать на просьбы других народов помочь им.

Джалиндри избрали временным заместителем Мардарианы, покуда она не совладает со своею тоской. Этому была весьма не рада Эрида, которая считала, что она более достойна стать Верховной, потому как чтит традиции и не пытается ничего менять, в отличие от Джалиндри, которая открыто говорила, что она не согласна с решением Велунда спрятаться в Роще и не сметь и носа казать из нее. Даже если они стали смертны, это не значит, что они не должны защищать мир от Всадников, в особенности от болезней, которую распространял Чума. Тогда еще были эльфы, которые считали это правильным и были такие же Верховные Жрицы и Жрецы в других частях рощи, что разделяли позицию Джалиндри. Гнева Велунда они, по правде сказать, не так уж боялись. Для них было важно совсем другое.

К 1330-му году Аэль возмужал достаточно, чтобы помогать на эльфийских заставах. Двадцать лет ожесточенных схваток с зараженными проходили как дни для эльфов и они теряли свои позиции. Им никто не помогал, кроме богов, в которых они верили и на которых молились. Среди них оказался и Сильван. На одной из эльфийских застав эльфы стали свидетелем прихода Смерти, а так же непосредственного пленения Чумы.

Для того, чтобы заражение не пошло дальше по Роще, земли, которые были отравлены Чумой, Аэль и подчиненный ему отряд эльфов решили отрезать от нее, выкачав полностью магию из них, чтобы побороть остатки зараженных и доставить их в Рощу для исцеления. Эльфы, которые были на той заставе, все как один говорят, что был момент, когда весь мир для каждого из них погас, но никто из них не мог вспомнить что это было. Они очнулись на земле, будто павшие в бою, вместе с прокаженными, так же восстающими с земли. Сильван же исцелил те земли для людей, чтобы раз они не послужат больше эльфам, то пускай хоть послужат людям. Он одобрил решение сына и, пожалуй, именно его слово, как верховного эльфийского бога, заставило и всех остальных одобрить и предоставить все Велунду так, что даже он похвалил юношу, хотя и сетовал на то, что эта утрата части Священной Рощи будет невосполнима.

Сильвана и самого поразила скверна Чумы. Его исцелить эльфийские целители никак не могли и тогда Джалиндри пришла ему на помощь. Она стала изучать его болезнь магическими путями и, в конечном итоге, смогла полностью избавить его от скверны в его сути. Это был долгий и болезненный процесс, во время которого Бог рассказал ей, что на той заставе из-за него едва не погибли все эльфы. Смерть спросил его: "Хочешь ли ты, чтобы я милосердно убил всех больных эльфов? Ты же видишь, как они страдают." Сильван подумал и ответил положительно, на что Смерть сказал: "Жаль, что я не знаю кто из них заражен, а кто нет." Он одним щелчком пальцев убил их всех, прямо на глазах Сильвана, мотивировав это тем, что Сильван утратил то, что делало его богом. Ответственность, веру и желание бороться за тех, кто верит в него, до самого конца. Бог умолял Всадника вернуть их всех назад и Смерть сжалился над ним. Джалиндри была поражена этой историей до глубины души и никому не рассказала ее. Женщина осудила бога за необдуманный поступок, но и поблагодарила за то, что он раскаялся, а не стал препираться с демиургом. Пожалуй, это был момент какого-то принятия того, что между ними двумя все же есть связь, которая не похожа на обычную любовь, но которую можно ею назвать: Сильван ведь ни разу больше не участвовал в обряде, в отличие от других богов.

Сын подтвердил эту историю матери позднее: оказывается, он вот помнил что именно случилось и таких как он было еще несколько, но они тоже молчали. С чем это было связано он не знал, но юноша стал только отчаяннее постигать свое мастерство и дальше, а те эльфы, что так же, как и он, понимали произошедшее, стали собираться вокруг него в своеобразную стайку. Сильван после того разговора с ней приезжать в Рощу перестал совсем и Аэль считал, что ему просто стыдно. И что так и должно быть, потому что он действительно опростоволосился. Сын стал относиться к отцу иначе, менее уважительно, и мать, которая говорила, что все совершают ошибки и боги не исключение, не слушал вообще. Он в нем разочаровался.

Тем временем настроения в Роще стали меняться. Многие эльфы стали считать, что Велунд не достоин больше править ими, что он живет в прошлом и начинает изоляционную политику, все туже затягивая гайки и требуя от эльфов полного подчинения. Аэля радовало только то, что дочь у Велунда умнее, чем он сам. Он замечал, как она смотрит на него, но сам знаков внимания ей не оказывал. Он и другие эльфы были заняты тем, что тайком покидали Рощу и помогали людям и другим существам, как делали это раньше. Болезни, вспышки безумия и агрессии, как последствия призыва Всадников, вспыхивали там и тут и такие благородные дети своих родителей, как Аэль и его друзья, не могли стоять в стороне. Бриала помогала им скрывать свою деятельность от отца и матери.

Джалиндри уже начала терять надежду, что Мардариана поправится. Она что-то постоянно бормотала о своем любимом сыночке, о скверне и о том, что она еще понесет новых деточек. Вставал вопрос о том, чтобы титул Верховной окончательно передали ей и так и вышло. К 1530-му году она стала Верховной окончательно. Джалиндри не то чтобы отменяла приказы Велунда, но она и не все выполняла, позволяя на своей территории не всем жрицам обязательно отдавать себя богам, разрешая праздники, пропуская других существ на территорию рощи, чтобы помочь им советом или магией. Те эльфы, что жили на вверенной ей территории Рощи, были ей верны и им нравилось то, как Жрица заботится о них. Аэль матерью тоже очень гордился. Хоть Велунд и был всем происходящим недоволен, все еще находились широкие слои тех эльфов, что были склонны верить в правильность перемен. Князь великодушно разрешал им делать то, что они делают, а сам запоминал "активистов"...и Эриде велел.

Две сотни лет для эльфов - почти ничто. Мир менялся стремительно, менялись законы, а Роща оставалась, в целом, прежней. Все изменилось только в 1739-м году, когда в Ирландии начался Голодомор. Охотники похитили богов Дагду и Айне и природа начала гневаться в ответ на это вероломство. Велунд собрал совет из жриц и жрецов и спросил их желает ли народ вмешаться в это. Они ответили положительно. Велунд разрешил. Он как будто знал чем все это кончится.

Эльфийская магия и оружие были хороши, но против вооруженных мушкетами охотников они были практически бесполезны... но никто не ожидал что столько молодых людей погибнет одним махом. В 1741-м удалось отбить богов, удалось остановить голодомор, но какова же была цена? Роща плакала и стонала вместе с теми, кто потерял любимых в той борьбе. Да, Аэлю, который погиб в той битве со своими мятежно настроенными друзьями, присвоили титул героя, символа бесстрашной борьбы за свои земли, за природу и за богов, борьбы за будущее... но эльфы с тех пор, в большинстве своем, решили, что лучше слушать Велунда и не выступать без крайней на то необходимости. Они не бессмертны. Зачем рисковать?

Лишь немногим известно то, что пережили Аэль и мятежники. Они видели, что мушкеты у охотников не просты. Они были заговоренными, но кем? Кто так стремился их уничтожить? И ведь убивали довольно прицельно. Мощные колдуны, не раз и не два бывавшие в боях, не могли понять как любые их ходы охотники узнавали наперед, как вычисляли более опытных. Вывод напрашивался сам собой. Кто-то хотел, чтобы они погибли. Они пытались вернуться в Рощу, чтобы залечить раны, но она отвергала их. Велунд не желал их видеть и не дал им спастись. Рассказать об этом никто так и не смог, потому что все, кто мог, увы, погибли.

Джалиндри была безутешна и тогда же, на Плач Высокорожденных и обряд погребения, прибыл в Рощу Сильван. Она крепко поссорилась с ним, из-за того, что тот не пришел на помощь и в принципе не проявил интереса к тому, что происходит с ее народом в целом и с их общим сыном в частности. Бог молчал. Может, не знал что сказать, а может испытывал стыд вновь. Не приняв его утешений, она поняла наконец, как чувствует себя Мардариана и решила навестить жившую в уединении бывшую Верховную. Она обнаружила только ее холодный труп с ножом в руке. Джалиндри была в ужасе: самоубийство - страшный грех и почему именно сейчас она сделала это? Позднее, анализируя, она пришла к выводу, что дело было в том, что Мардариана просто не смогла слушать тот Плач и поэтому лишила себя жизни.

Но помимо умершей жрицы в доме было еще что-то. Это существо называло себя Отцом. Оно манило, обещало покой, безмятежность, любовь и счастье. Это была сильная магия и Джалиндри, слабая от горя, не смогла долго сопротивляться.

Это создание было порождением безумия Мардарианы, как и Мать, и сколько их таких было Джалиндри даже не может представить, но именно эти двое были самыми сильными. Ей удалось запечатать Мать глубоко в Астрале, но Отец поселился в ней, в самом ее нутре и через нее, все же не такую слабую разумом, как Мардариану, он решил использовать для своих порочных целей. Он использовал ее астральное тело для того, чтобы плодить своих "детей", которые, поселяясь в других существах, заставляли их творить ужасные вещи, как и саму Джалиндри, сбежавшую из Рощи с ним внутри себя. У него не было никаких особых мотиваций: ему просто нужно было как можно больше судеб сломать и разрушить. Порождение хаоса, истинное предназначение которого осталось для Джалиндри загадкой и по сей день. Ведь для чего-то Мардариана создала их? Возможно, ответ на этот вопрос однажды найдется.

Существо редко давало ее сознанию волю и, вероятно, лишь с тем, чтобы она просто осознавала сколько зла причинила сама и что пережила, чтобы сломать ее желание бороться окончательно, но Джалиндри находила в себе силы сопротивляться.

Однажды, она в таком вот виде столкнулась с Сильваном и Смертью. Отец через нее заразил Лесного Стража в одном из Финских лесов в 1938-м году, из-за чего он сам едва не уничтожил его. Так Сильван узнал про случившееся и пожелал помочь ей, но Отец делал все, чтобы бог не мог найти свою любимую жрицу, игрался с ним в Астрале, подкидывал ему следы ее чудовищных деяний. Всадник обещал помочь ему найти ее и освободить от этого существа вместе с другими его жертвами, которых он впоследствии еще находил не раз и не два, но каждый раз, едва они подбирались к нему ближе, Отец ускользал вновь и вновь, пока в 2000-м году не перестал подавать вовсе каких-либо знаков о себе и своем местонахождении.

Все потому, что Отца запер на Параде Оно Охраняет, а вместе с ним запер и сознания тех, кого тот успел поработить. Во время Парада 19 марта 2020-го года Смерть освободил Отца с Парада и сознания тех, кого он сожрал за столько лет, вернулись к их владельцам. Так случилось и с Джалиндри, которую двадцать лет держали в Рюгене, как спящее существо неизвестного происхождения под наблюдением доктора Адама Питерса. Цена, которую в итоге заплатил Смерть за поиски этого существа и за его освобождение оказалась очень высока: он расплатился собственным сознанием и кольцами Всадников.

Дочь Чумы хотела украсть кольцо Чумы у Всадника, но Сильван попытался ей воспротивиться. Жрица успела разрушить кольцо и Чума освободился, заразив его вновь, только гораздо сильнее, чем в первый раз. Адам связался с Богом и сообщил ему о местонахождении Джалиндри, которая сказала, что только он и является единственным, кто еще может ее ждать. Бог природы, воспеваемый во Франции и по всему миру своими послушниками, смог сдержать распространение болезни в своем теле и не дать ей вырываться из него наружу и добрался до жрицы. Они уехали в его уединенный дом в Канаде, где Джалиндри и узнала про Всадника, спящего в подобии летаргического сна в его подвале и про то, что случилось с кольцами. Эльфийка, мало что знающая о современном мире, оказалась, по сути, запертой в доме бога, ибо болезнь начала побеждать его и превращать, буквально, в мумию. У нее есть кольца Всадников, Всадник в летаргическом сне и чудовищное знание о том, что Чума снова освободился... а что у него на уме остается только догадываться. И что делать с этим знанием тоже. Она пытается исцелить его и понять, что происходит со Смертью, боясь только того, что Отец вернется за ней. Ведь куда он делся тоже неизвестно.

https://funkyimg.com/i/2U29m.png

Настоящее имя: Аэль Высокорожденный| Aehl' Highborne
Раса: фолкс (светлый альв, эльф) | призрак (?)
Местонахождение: мёртв, появляется в Астрале

Стоит отметить, что сын у Джалиндри воспитан действительно благородным, смелым и выносливым. Он при жизни боролся за справедливость, а после смерти вдохновляет на это других. Он не думал о том, что станет героем, когда погибал за идеи и теперь является символом сопротивления воле Велунда. Если бы он мог рассказать о том, что произошло и знал бы кто конкретно погубил его и его отряд, да и не только их, он бы с удовольствием сделал это. Его было невозможно призвать в Астрале, как и других эльфов, погибших в то время, потому как Смерть по неизвестным причинам "прибрал их к рукам". Едва поняв, что Смерть его больше не держит, призрак эльфа сбежал и теперь только и ищет кому передать правду. Просто так ни к кому не явишься, а звать его обрядом никто не торопится. Он надеется, что однажды сможет рассказать все и помочь Роще снова стать сильной и, наконец, объединить народ и свергнуть эльфийского диктатора.

+2

18

https://c.radikal.ru/c34/1803/a3/ad08b92abd8b.png

АЙВИ ЛЕНГДОН
Человек
Шарлатанка
Годы жизни: 01.02.1997 - наст. время
Место жительства: Англия, Лондон.
Внешность:
Рост: 157 см
Вес: 47 кг
Айви совсем не выглядит на свой возраст и врядли когда-либо будет. Её часто путают с подростком или даже с ребёнком абсолютно все кому не лень, если речь касается повседневной жизни особенно. У неё очень развита мимика, а ещё лучше развита мимикрия: Айви может буквально преобразиться в своём внешнем облике почти во что угодно. Даже в эдакую леди, если того потребуют обстоятельства.
Отлично владеет своим голосом. Она может подстроить его под нужную ей тональность почти всегда. Вообще, такая черта характера как артистизм, развита у неё настолько, что её внешний облик каждый её шапочный знакомец может описать радикально по-разному.

О персонаже:
Айви родилась в бедной семье, которая едва сводила концы с концами - папа, Корвин Ленгдон, был художником, который за свою жизнь не нарисовал ничего реально стоящего, а от того рисовавший туристов на улице, а мама, Сабрина Ленгдон, работала в супермаркете кассиром и была настолько хороша на своём месте, что перспективы повышения не мелькали перед ней ни разу в её жизни. Это наложило на её характер определённый отпечаток: она очень бережёт деньги и вещи, склонна соглашаться на различные авантюры, с целью заработать денег, никогда не тратится на что попало и не склонна к шопоголизму и даже к покупкам "для души".

Нельзя сказать, что у неё было несчастное детство, нет, скорее наоборот - счастливое. Потому что как-то так получалось, что они с семьёй жили дружно, а в школе у девочки не было проблем со сверстниками из-за её "лёгкости", как человека, в общении. Училась сносно и увлекалась больше всего театром. Блистала во всех школьных постановках и мечтала поступить в колледж театрального искусства. Мечты остались мечтами: после окончания школы всё упёрлось в деньги, которых у семьи Ленгдонов не было. Именно поэтому Айви решила во что бы то ни стало заработать себе денег на учёбу и хорошую жизнь. И все средства, как оказалось, хороши.

В восемнадцать лет Айви впервые заработала деньги своим талантом. Ей предложили поучаствовать в шоу на Ютубе, где её задачей было участвовать в пранках. Ей за это неплохо платили, но таких шоу с каждым годом становилось всё больше и больше, да и пару раз ей, за образ какой-нибудь страшной бабы посреди ночи, прилетало по голове бутылками, так что от такой практики, со временем, пришлось отказаться. Зато смогла себе позволить съехать от родителей на съёмную квартиру.
Потом девушка подрабатывала на ярмарках аниматором, "живой скульптурой", маскотом, клоуном даже была пару раз. Всё это приносило какой-никакой доход и постепенно приближало её к осуществлению мечты. Ей нравился её образ жизни. Всё было как-то весело, кругом счастливые люди, коллеги всегда какие-то особенно трогательно безумные - словом, она вписывалась в эту деятельность и эта деятельность стала частью её.

Пока в один прекрасный день её не обманули.

Она собрала довольно крупную сумму денег, до получения образования оставалось собрать совсем немного, но, на свою беду, она наткнулась на объявление в интернете, в котором предлагалось окончить некие курсы актёрского мастерства, с последующим трудоустройством в одном из театров Лондона. Сумма, которая была указана в качестве оплаты, совпадала с её текущим количеством денег, поэтому она решила рискнуть и погорела. Конечно, она была не одна такая: заплативших за курсы и так на них и не попавших было порядка сотни человек. Организации, которой люди заплатили деньги, и след простыл. Никого найти не удаётся до сих пор, а потому надеяться на то, что деньги к ним вернуться, увы, не приходится.
Айви много плакала и была расстроена до глубины души. Бесплатный сыр ведь только в мышеловке! Мама же всегда так говорила! А она, дура, не слушала. Родители её не особо поддержали в этот трудный для неё момент, как раз потому, что она "сама дура виновата". Айви обиделась на них и вот уже два года не разговаривает с ними.

Зачерствев изнутри, Ленгдон сама стала обманщицей. Основным местом её работы считается пост ярмарочной предсказательницы, Мисс Фортуны Бершковец, якобы из Румынии. Айви специально даже акцент выбрала, чтоб лучше справляться с ролью. Да, часть дохода уходит владельцам ярмарки, но ей понравилось обманывать людей. Давать им ложную надежду лучше, чем не давать вообще никакой, разве нет?

Она так же работает по найму. Когда нужно кого-то подставить, изобразив любовницу или потерянную сестру/дочь кого-то, чтоб узнать какую-то информацию для заказчиков в интернете, Айви только рада стараться. Да, люди страдают, но, так уж вышло, страдают сейчас все, нечего жаловаться. Мечта получить образование как-то ушла на задний план и теперь ей просто нравится ощущение того, что поймать и вычислить её никто не может. По крайней мере, пока.... Да и, чего греха таить, полицейские пару раз тоже к ней обращались, хоть и были не при исполнении.

Способности:
- выдающиеся артистические способности: она правда очень талантливая актриса и лгунья
- владеет "навыком" перевоплощения: она может изобразить из себя и леди, и пацана, и даже старую бабку с помощью грима и нужной одежды
- вкусно готовит: научилась сама
- быстрые ноги, которые известно-чего не боятся

Дополнительно:
Изредка покуривает.

0

19

https://funkyimg.com/i/2Uxye.png
https://funkyimg.com/i/2Uxyf.png

https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png

ЭВЕЛИН ПОРТЕР
Годы жизни: 28.07.1975 - наст. время
Место жительства: в собственности числится квартира в Париже. Часто путешествует.
Внешность:
Рост: 174 см
Вес: 52 кг

О персонаже:
О прошлом Эвелин никто ничего из рядовых священников не знает, хотя на посту Кардинала она уже пятнадцать лет.

Её мать, Софи, умерла родами - 28 июля 1975-го, а отца, Жана Лакруа, убили на следующий же год. Он был Наставником Ордена Священнослужителей, поэтому девочку отдали в один из приютов, спонсируемых Церковью. Эвелин Лакруа передали на воспитание Наставнику из рода отрекшихся от ремесла Охотнику - Констанину Сфорца, державшему дом в Англии. О том, что её отец был Наставником Ордена она узнала, когда стала Кардиналом. Даже проверила, на всякий случай, других Лакруа, которых встречала в жизни, но родственников у неё, всё-таки, не оказалось. Впрочем, это её, в итоге, не расстроило: сложно испытывать скорбь по человеку, которого не знал, но деяния её отца были светлыми, поэтому она уважает его память.

Ей было одиннадцать лет, в то время как остальным четырём его воспитанникам было по тринадцать. Эвелин была единственной девочкой среди них: Дэвид, Марк, Лукас и Герберт были ей как братья. Константина они никогда не звали по имени. Он всегда был Наставником. Всегда прав, всегда строг и принципиален. Он не считал их детьми и обучал как взрослых.

По факту, Константин Сфорца не совсем отказался от идеологии Охотников. Он просто стал радикальным священником, который весьма альтернативно понимал идеи Церкви и Ордена, подстраивая их под свою патологическую склонность к насилию и делал из своих воспитанников не просто Воинов Христа и эдаких образцово-показательных священников, но и солдат, почти охотников. Они одевались неброско, практически одинаково, постились, были лишены детского досуга, приняли обет целомудрия, много учились и тренировались. Эвелин давались послабления, потому что она девочка: Сфорца разрешал ей читать и на некоторые задания не брал, сквозь пальцы смотрел на её поведение, требуя только быть целомудренной и воспитанной прежде всего.

Эвелин с удовольствием читала на английском и французском, причём часто вслух, для мальчишек. Она была очень к ним привязана и постоянно сбегала к ним по ночам, просто спать рядом с кем-то из них, не замечая, что чаще всего она бежит именно к Дэвиду. Если у неё что-то получалось или, наоборот, что-то валилось из рук, она всегда рассказывала ему прежде остальных. За него вечно цеплялась и на него вешалась, избрав любимым старшим братом, своим защитником. Если ей было страшно от чего-то - снова Дэвид. Он, в общем-то, был не против и ни разу не оттолкнул её.

Когда парням исполнилось шестнадцать, а Эвелин было четырнадцать, они все уехали на какое-то очень важное и ответственное задание, а девочку оставили при монастыре Святой Августины, располагавшемся в паре часов езды от их дома. Эвелин было ужасно одиноко в это время, но она с нетерпением ждала их возвращения. Наставника она, может, и не очень любила, но за него и своих братьев она молилась каждый день и просто надеялась, что они все будут целыми и невредимыми.

Когда они вернулись, счастье от их возвращения было омрачено. Они все были... Точно бы опустошенными. Никто не улыбался, а на её вопросы отвечали неохотно, односложно, Лукас, как самый любивший Наставника, и вовсе молчал. Марк, Герберт и Дэвид ещё как-то пытались объяснить, мол, задание было тяжёлым, но, в итоге, после одной беседы с Наставником, они перестали говорить об этом совсем. Сфорца стал особенно жесток и безжалостен к своим воспитанникам, постоянно утверждал, что Орден превосходит всех, что они все лучшие представители Ордена, что они - элита. Эвелин и без того боялась его гнева, но она как-то чувствовала уже, что на сей раз это не просто гнев. Он был безумен. Задания стали превращаться в аннигиляции существ и охотников под молитвы. Малейший провал, промедление, дрогнувшая рука - незамедлительный удар и крик. Это нужно было заканчивать.

В 1991-м году, летней ночью, аккурат после своего дня рождения, Эвелин решилась сбежать, чтобы доложить о безумии Наставника, который уже даже сломал руку Марку. Благо, было куда: она помнила тот небольшой женский монастырь, в котором её оставлял Наставник. Ночью она выпрыгнула из окна и побежала. Просто побежала. На шоссе ей удалось поймать машину. Показав синяки на руках и ногах, она добилась того, что женщина, сидевшая за рулём, пустила её в салон. Выходя из машины близ монастыря Святой Августины она спросила за кого ей молиться. Женщина коротко ответила с улыбкой: "Помолитесь лучше за моих детей, маленькая Сестра. Аарона и Клинта." Автомобиль уехал, а Эвелин смогла всё рассказать монахиням.

Дело было в то время громким, но имена воспитанников решили утаить. И им посоветовали не особенно распространяться о случившемся. Их всех развела судьба. Лукас назвал Эвелин предательницей и скрылся с горизонтов в неизвестном направлении. Марк уехал в Тибет, Герберт - в Америку, Дэвида приставили к какому-то приходу в Англии, а саму Эвелин перевели в Париж в женский монастырь. Они обменялись контактами, но больше всего Эв, принявшая имя Констанция, общалась именно с Дэвидом.

За два года, проведённые порознь, Эвелин отреклась от обетов, познала вкус обычной жизни во всех смыслах слова (сменить чёрное платье в пол на джинсы было для неё целой историей), работала без продыху на Орден и, можно сказать, активно переучивалась и расширяла горизонты своего видения. Однако, за это время, она поняла, что ей ужасно не хватает её братьев, даже Лукаса, будь он не ладен. Встретиться ей удалось с Дэвидом в августе 93-го и после этой встречи они договорились с наставником Дэвида: его перевели в Париж, где они уже вместе работали на Орден.

Эвелин была в числе тех членов Ордена, что занимались спасением детей Охотников в то нелёгкое время, когда СФ и Охотники открыто враждовали. Существа времени даром тоже не теряли: они устраивали жестокий и страшный самосуд над многими семьями. Дети не заслуживали такой участи.

В этом же сентябре они с Дэвидом поняли, что их отношения из дружеских отношений брата и сестры стали перерастать в нечто большее, слушая песни прошлых лет, которые они раньше никогда не слышали. Орден хотел в то время, к тому же, отправить Эвелин в Африку, будучи ею недовольным, и это тоже сыграло свою роль: представить долгое расставание, очередное, с неизвестным результатом, было для них невыносимо. С тех пор они стали позиционировать себя уже как пара и решили не расставаться.

Позднее, их отправили на очередное задание с внезапно вернувшимся Гербертом. Последний резко переобулся: он едва не погубил Эвелин на задании, чтоб самому получить пару плюсов в карму перед Орденом, но в итоге погиб сам. Их это удивило и сильно расстроило, из-за чего Дэйв и Эвелин решили на какое-то время отойти от дел и уехать помогать заново отстраивающемуся приходу на острове Саут-Ист в Великобритании. Им разрешили уже вернуть свои настоящие имена и это грело душу: Констанция и Себастьян звучало просто отвратительно. Это был приятный отдых от вечных заданий и перестрелок и к ним даже присоединился Марк. В это время они с Дэвидом стали ещё ближе и даже стали задумываться о свадьбе. Ей ужасно хотелось быть Эвелин Смит, а не Портер. Эта фамилия снова не была настоящей, как выяснила Эвелин чуть позднее, но хоть она ей и нравилась, мысль о том, чтоб стать женой Дэвида была какой-то особенно манящей и привлекательной.

К сожалению в сентябре 2000-го года их отношения разрушились. Марк покончил с собой на глазах у Дэвида и мужчина крепко запил. Эвелин пыталась вытянуть его из запоя, но, увы, он вновь и вновь возвращался к бутылке. Спустя три года Смит покончил с собой, насколько Эвелин известно, но это уже ее не расстроило. Она нашла в себе силы порвать с прошлым раз и навсегда.

Эв после этого окончательно приписали к Кардиналу Бригитте Вальштейн и сделали Наставницей. Бригитта уверенно вела Эвелин как свою будущую преемницу. Она обучала её всему, что умела сама, уже не в плане каких-то войнушек, а дипломатии, искусству подавать себя, искусству слова. Это казалось таким чужим, но Эвелин нравилось всё больше и больше. В тридцать лет ей дали титул Кардинала и на её поруки перешли все люди Вальштейн.

Вместе с тем, как она получила титул Кардинала, она продвинула за собой одного из своих первых завербованных в Орден, будучи Наставницей, людей - Гордо Льюиса, будущего священника-афроамериканца, работавшего в церкви в одном из неблагополучных кварталов Детройта. История получилась забавная: Эвелин должна была встретиться с другим своим подопечным, перепутала адрес и попала в церковь Гордо. Вальштейн была от молодого человека в восторге и молодой человек был принят в ряды ОС, став личным помощником сначала Наставника Портер, а потом уже и Кардинала Портер. Святая была женщина эта Бригитта, но умерла уже: ей было восемьдесят два года в 2019-м.

Выше Кардинала Эвелин не метит. Слухов о ней ходит много и все, в общем-то, пущены из зависти или из женоненавистничества: практически во всех версиях своей биографии Эв занималась чем-то нелицеприятным или даже преступным, а потом, мол, обратилась к Богу, а от того ей не место в Кардиналах, конечно же. Как без этого? Если человек не говорит о прошлом, то, почти наверняка, там какая-то гадость. Видимо, так рассуждает большинство злых языков.
От этих слухов её, как правило, всячески оберегают её непосредственные подчинённые и они не склонны им верить, что несказанно радует женщину.

Причина проста: отношение Эвелин к приставленным к ней членам Ордена. Подобно маме-медведице, она готова едва ли не с рёвом защищать их до последнего от любого выпада в их сторону. У неё железная хватка и острый язык, она умна и сильна духом, сама никогда не сдаётся и готова "поднять с колен" любого своего человека, если он упал на них явно не потому, что решил помолиться, и нуждается в её руке.

Не терпит предательства и не приемлет в своих рядах тех, кто склонен к излишнему самобичеванию или чрезмерной жалости к себе. Причём это не значит, что она не жалостлива и не умеет проявить сочувствие: она просто считает, что всего должно быть в меру. Немного ненависти к себе способствует прогрессу, немного жалости к себе помогает испытать жалость к другому, но переступая определённую черту человек становится обузой для самого себя. Если человеку угодно тонуть в собственной голове - пусть тонет. Эвелин предложит руку всего один раз и если за неё не желают ухватиться, то что она может сделать? На руках нести уже взрослого дяденьку или тётеньку? Не смешно, ни разу. Как она сама говорит, не называя имён и конкретных фактов: "Один раз я попыталась. Больше не хочу."

Первое впечатление, как правило, производит странное, не всегда её воспринимают всерьёз. "И это Кардинал?" - тот самый вопрос, который ей задают каждый раз при первой встрече. Нет, дело не в том, что она выглядит как-то неподобающе или вызывающе, скорее она выглядит чрезмерно женственно, хоть и представительно. Её ни разу не видели в каких-нибудь джинсах или в безвкусной толстовке, в простецкой одежде, ничего подобного в её гардеробе нет. Эвелин может быть одета в спортивную форму на какой-то тренировке или утренней пробежке, но основная одежда - всегда платья и юбки пристойной длины, никаких вырезов и разрезов - простор для фантазии некоторых индивидов оставлен. Её можно принять то за бизнес-леди, то за светскую львицу: всегда всё идеально и максимально изысканно, и всё от Ривьеры, в основном. Не гнушится она и неброскими украшениями и макияжем, по каким-то особым случаям в особенности. Всё, как правило, в одной гамме, со вкусом.

Эвелин не пьёт, но курит, к мужчинам кажется равнодушной. Её взгляд всегда оценивает, но не с точки зрения женщины: с точки зрения профессионала, постоянно выбирающего себе команду и ищущего недочёты в собственной работе. Среди её подопечных много бывших Охотников, бывших полицейских и силовиков, которые, когда собираются все вместе, производят впечатление эдакой мини-армии: либо из-за физических параметров, либо, грубо говоря, из-за своей "ауры".

Она всегда выступает за сплочённость коллектива и за взаимовыручку и поддержку. "Одинокие волки", которым важна только своя личная выживаемость и мнимая свобода, в составе её подопечных не задерживаются, впрочем, как и те, кто не умеет признать свои ошибки и слабости, приняв помощь от товарища и вовремя позвав на помощь. "Только вместе мы сила нашего Господа," - всегда говорит Кардинал.

Умеет подобрать нужные слова для мотивации, хороший оратор и источник эдакого боевого вдохновения. Всегда имеет собственное мнение и не боится его представить, как не боится и доказать его, в случае необходимости, но чужое мнение так же выслушивает и принимает за возможную истину. Не стесняется задавать разные вопросы и, хоть и не лишена такта, предпочитает прямолинейность и честность попыткам подсластить пилюлю. Если она и её люди будут лгать друг другу и не говорить о проблемах и задачах открыто, то ничего хорошего они построить не смогут. А строить надо многое: здоровое общество среди как своих, так и "гражданских".

Безусловно, её манера говорить открыто и честно, называя всё своими именами не распространяется на тех, кто не связан с делами Церкви и Ордена: обычные люди имеют полное право получать свою дозу опиума и к ним она проявляет искреннюю заботу и терпимость, обходит острые углы и держит в узде свою жёсткость. В то время как одни обвинят её за это в двуличии, другие поймут, что она выполняет свой долг. Простым людям необходима вера и необходимо слово священника, которое, в момент близкий к утрате ориентиров и внутренних ресурсов, мягко направит в нужную сторону. Они беззащитны и кроме этих слов у них, может статься, ничего нет. Кроме того, основному принципу она всё равно остаётся верна: её задача не свалить всё на Бога и ангелов, что обязательно помогут во всех бедах и воздадут всем по заслугам в один прекрасный день, а помочь человеку собрать свои собственные силы и, веруя в божественную поддержку благого пути и благих намерений, идти вперёд, зная, что Творец не оставит его.

Не лишена чувства юмора, но часто немного саркастичного.

С другими Кардиналами у неё отношения варьируются, но с Арманом Венченцо она ведет настоящие политические и идеологические баталии. Дело в том, что у него весьма много территорий в Англии и в целом по Европе, которые было бы выгодно иметь ей. Плюс, что-то вот ей лично в нем не нравится. Слишком идеальный. Таких практически не бывает. И священники у него тоже какие-то слишком идеальные. Ей больше нравилось вести совместные дела с Вергилием, не без этого. Самый дружественный ей Кардинал - Колин Уиллард. Она считает его другом.

Способности:
- хорошо сложена физически. Быстро бегает, хорошо прыгает, очень гибкая.
- очень хорошо готовит и любит это делать
- фотографирует на уровне любителя
- знает латынь, церковные песнопения и молитвы
- отлично стреляет
- вынослива: боль терпит довольно легко
- знает английский и французский
- артистична и умеет себя подать

#человек #церковник #ждёт_нужного

+1

20

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png
https://c.radikal.ru/c17/1805/13/fb207a9f0039.png

ЗАКАРИЯ (ЗАК) МИЛЛЕР
Призрак
Официально - работает на СФ, неофициально - фрилансер
Годы жизни: 28.12.1993 - 13.03.2010, умер в возрасте 16 лет и 10 лет существует как призрак
Место жительства: всё время жил в Лондоне.
О персонаже:
Зак был лузером все свои шестнадцать лет жизни. Если вы встретите этого призрака, то, в принципе, вы это заметите сразу чисто по его утомлённому выражению лица, по сутулой походке и, малость, по тону речи, выбираемым выражениям, пессимизму, цинизму, скепсису и чернухе, которые сочатся из него 24/7. Мда, уже и не малость-то, если разобраться... Росточка он небольшого - всего 170 см, и, вероятно, вырос бы повыше, если б не самоубился. Бледен до невозможности.

Он злой. Не в том классическом понимании зла у призраков, мол, пугает людей и сеет хаос, а в бытовом: просто озлобившийся такой малый, который никогда не скажет, что утро доброе, что погода отличная и что хоть где-то у кого-то что-то хорошо. Он найдёт буквально миллионы причин, по которым радоваться реально нечему. Причём его депрессивное состояние передаётся практически воздушно-капельным путём.

Глядя на его бэкграунд, в принципе, никто не удивляется тому, какая он скотина: за своё занудство и высокий IQ он стал "любимцем" школьного хулиганья, объектом кучи насмешек и травли, отец, Джошуа Миллер, был типичным быдланом, как и мать, Миранда, что авторитета в глазах школьных товарищей не добавляло: ему постоянно намекали на то, кто он, кто его мамаша, с кем её видели и сколько бутылок пива они купили домой вчера вечером. Он позорно покончил с собой, спрыгнув с крыши школы, но это была далеко не первая его попытка свести счёты с жизнью, что только добавляет ему поводы к ненависти к себе и своей жизни. Огромная масса предыдущих попыток суицида срывалась тем или иным образом и Зак часто говорит об этом, открыто и частенько смакуя подробности своих неудач. Не всех, конечно. О некоторых вещах он говорить не любит. Например о несложившейся дружбе с Уинслоу и Вайборном, о том, что было совсем-совсем последней каплей в его жизни.

Родители восприняли его смерть на удивление спокойно, сказав, что ожидали этого. Как и вся школа и даже школьный психолог. А уж как Зак этого ожидал. Он знает, что они продолжают жить после него, но не знает как. Он не навещал их ни разу, как и они его: могила Миллера уже давно выглядит так, словно её забросили, и он относится к этому с явной толикой иронии. Единственный человек в семье, который относился к нему хоть в какой-то мере неплохо - дедушка, который умер, когда Закарии было шесть. По правде говоря, это дедушка дал ему имя, если верить тому на слово. Может, был бы он жив, у Зака жизнь сложилась бы по-другому...или хотя бы могила была в нормальном виде. Кстати он сам навещал могилу дедушки, когда был жив.

Что забавно и важно: Зак никогда не ощущал какой-то...особой скорби, что ли. Он всегда был спокойным и тихим подростком, никогда не бился за место под солнцем и просто существовал. Миллер всегда хотел просто чтоб от него отстали и всё, но от него не отставали и он слишком сильно устал. Он не был прямо-таки сломлен, чтоб вы понимали. Не был несчастен, но и счастлив тоже не был. Ему было... никак. Самое точное описание.

Сейчас занимается помощью СФ в бытовых моментах их службы: стирает память людям и подменяет им воспоминания. Один из эдаких лучших работников. Ходят слухи, что за какие-то ништяки, может подправить память и по большой просьбе.

Часто шатается по школам и мстит школьным хулиганам за затравленных ими ребят. За это получает кучу часов исправительных работ, но плюёт на систему и с гордостью принимает свои наказания. Для него это принципиально важное предприятие. Вот в моменты мести он счастлив. Часто ловит себя на мысли, что ему нравится делать что-то плохое, но по отношению к тем, кто и не заслужил ничего хорошего.

Призраком существует вполне комфортно и по своей "жизни", причём именно вот в кавычках, никак иначе, не скучает. Прекрасно осознаёт, что его душа в Аду и так же вполне спокойно себя чувствует по этому поводу, не видя в этом ничего такого особенного.

Ненавидит, когда его жалеют, называют милым и аргументируют его моральное состояние тем, что ему просто не хватило любви и понимания. Он считает, что такие, как он, рождаются на свет в принципе для того, чтоб сдохнуть. Себя ненавидит с ног до головы, о, это совершенно точно. Его внешность для него такой же пример для злых шуток, как и внешность любого, кто проходит мимо. В основном, да, его стезя - усмешки, ухмылки, ехидное злорадство, злобное похихикивание, но он искренне радуется, когда козлы получают по заслугам.

Очень грубый и прямолинейный. "Для призрака и вовсе охуевший, если честно," - добавит Зак и будет прав.

Общается с ведьмой по имени Кейси Томпсон, после того как та призвала его и привязала к себе. Сначала был этим люто недоволен, но потом как-то к ней привык. Если честно, она ему нравится, но он как бы мёртвый.

Способности:
- очень неплохо эрудирован как в делах мистических, так и бытовых
- получает "призрачные вещи": т.е. если сжечь ему какую-то шмотку в специальных условиях или вот, покурить сигарету с его именем, то они окажутся у него в загробном мире
- может выискивать в чужой памяти воспоминания и редактировать их. сравнивает этот процесс с редактированием компьютерного кода
- хорошо контролирует своё призрачное тело и швыряние предметами, так же, как и "скачки" с места на место

Дополнительно:
- Будучи живым - курил и очень много, воруя сигареты у прибухнувшего папаши. Будучи призраком продолжает это делать.
- Уолтер Вергара был человеком, к которому Зак относился достаточно неплохо. На какое-то время заряда позитива от анестезиолога, вернувшего его к жизни, ему хватило в своё время. Вергара был и тем, кто его законстатировал.
- Первым агентом СФ, которого встретил Закария, был Мишель Ривьера. Увы, отношения с ним не сложились, но он не поминает его плохими словами, просто считая, что тот был слишком мягкотелым.

#призрак #ждёт_нужного

+2

21

https://funkyimg.com/i/2Uxyc.png
https://a.radikal.ru/a35/1809/e7/b63947cdee35.png

ХИЛЬДЕГАРД ХЕЛЬГЕНБЕРГЕР
Человек
Агент Социальной Адаптации СФ (Социальный агент)
Годы жизни: 13.01.1995 - наст. время (25 лет)
Место жительства: живёт в Нью-Йорке, Америка. Часто работает в Европе, в качестве приглашённого специалиста.
Внешность:
Рост - 164 см
Вес - 52 кг

Когда вы увидите Хильду, вы непременно зацепите на ней взгляд. Так уж выходит, все на неё смотрят из-за странной одежды. Она, кажется, вообще никогда не бывает одета нормально. То какие-то подростковые шмотки, придающие ей вид пятнадцатилетней неформалки, то, наоборот, что-то этническое, превращающее её в ведьму для малоимущих, иногда какой-то странный, вроде классический стиль, но с атрибутикой, заставляющей вспомнить слово "сюрреализм".
Волосы от природы тёмные, но она периодически красит их в серый.
На коже у девушки много шрамов разного происхождения. Самый бросающийся в глаза, пожалуй, на бедре - от ожога.
О персонаже:
Хильда ненавидит своё имя по понятным причинам. Видите ли, её маме захотелось, блин, чтоб её дочку звали как-то героически, раз у неё муж немец с такой труднопроизносимой фамилией. Почему бы не дать дочери такое же труднопроизносимое имя, конееечно, супер! Их-то нормально звали! Мэри и Рихард, фамилия впечатление не портила, а по роду деятельности были врачами-нейрохирургами и это и вовсе автоматически их делало даже представительными людьми, надо же, мол, немецкие врачи.
Надо ли говорить, сколько версий своего имени, от обидных до просто неправильно звучащих, слышала Хильда за свою жизнь?

В школе это было вообще катастрофой. Над ней потешались уже только из-за имени, а огромные глазищи, которые в детстве вообще были в половину рожи, обеспечили ей ещё и прозвище "Рыбья Башка". Потом её стали называть ещё и ведьмой и даже пытались сжечь. Ну, так вышло, что девочка питала нездоровый интерес к фильмам ужасов, всяким кровавым комиксам, чёрной магии и мистике. Причём интерес этот возник практически с пустого места: хватило глянуть Экзорциста посреди ночи, чтоб навечно впечатлиться и задать тон всей своей жизни. Чёрненький такой тон.

А ещё потому, что у неё в друзьях был Бука и всех её обидчиков, конечно же, преследовали кошмарные сны и видения. Ну, такой Бука, знаете, из тех, которые живут под кроватью или в шкафах, вылезают и всячески пугают детвору, потому что взрослые их не видят. Когда Хильда впервые в жизни увидела это чудовище, склонившееся над её кроватью, ей было семь лет и фильм про одержимую девочку был уже просмотрен, как и ряд других жутких, совершенно неприемлемых для её возраста шедевров жанра ужасов. Поэтому единственное, чего удалось добиться пожирателю детских страхов от Хильдегард, было вопросом: "И чё?" Сказать, что тот опешил - ничего не сказать. То ли он сам был не очень опытным, то ли просто не сталкивался с детьми, которые в таком возрасте вопросительно изгибают бровь так, что вообще все вопросы по части "как её напугать-то?" отпадают. Да никак, потому что. Слово за слово, они подружились и частенько общались ночью о жизненных трудностях. Хильда рассказывала об одноклассниках и вечно занятых родителях, а Бука, вероятно, простите, но охреневал от жизни. В его практике, как он сам говорил, ещё не было таких смелых девочек. Она ему советовала к кому прийти из школы и тот, вскоре, понял, что это любовь. Ну, такая, какой может одарить ребёнка Бука: Хильда подкидывала ему массу идей по части того, как пугать, кого пугать и зачем. Она до сих пор вспоминает с теплотой те времена, когда они общались по ночам, пока все спали. Из-за этих бесед, конечно, она была вялая, сонная, бледная, но интерес к Буке и его проблемам как-то пересиливал все эти неудобства.
Он ушёл из её жизни, сказав, что она слишком взрослая становится, одноклассники её тоже взрослеют, несподручно, хотя и весело. Она приняла эту новость спокойно, но пообещала, что будет пугать им своих детей в будущем, обязательно. Пообнимались, поплакали и расстались.

Хильда совершенно не интересовалась львиной долей предметов, которые преподавались в школе, чем ужасно огорчала родителей. В их понимании, она была трудным подростком, хотя проблем с ней, если уж честно, толком-то и не было...ну, ладно, обычных проблем не было. Она не шарахалась нигде, ходила на занятия, пыталась что-то там учить и делать, пусть без особого энтузиазма. Последний в ней просыпался в довольно странных вещах. Она могла часами рассказывать о пытках, о произведениях По, о войнах, о казнях, о мистических существах, о ритуалах и традициях разных народов (преимущественно связанных с тем, что кого-нибудь убивают и обмазываются его кровью, но это детали), о смертельных болезнях и строении тела человека... Ну, в общем, она сама делала всё, чтоб её считали психопаткой и водили по многочисленным психологам и даже давали таблетки, которые она постоянно выплёвывала тайком.

Психологи и родители вместе забили тревогу, когда случился уже упомянутый выше эпизод с попыткой одноклассников сжечь Хильду, когда ей было пятнадцать. На самом деле, это была, по задумке, невинная шутка, которая едва не переросла в трагедию. Проблема была в том, что Хильда не испугалась. Вообще. То есть да, ей было больно, когда у неё загорелось платье, но она, вместе с тем, даже посмеялась. Стали анализировать поведение девочки в целом и обнаружили, что, вообще-то, она не испытывает никакого страха в принципе. Её не пугала высота, не пугали звуки взрывов, ей почти не снились кошмарные сны, а если и снились, то она о них рассказывала очень даже весело, упоминая все детали.
Родители принялись водить её по врачам и выяснили, что у неё наследственная болезнь - болезнь Урбаха-Вите. "Генетическое бинго," - выдала на это Хильда, как-то не проникнувшись их печалями по этому поводу. Ей зато стало понятно, почему она не боялась Буку и спокойно смотрела ужастики.

Печали возникли только уже лет в семнадцать, когда она начала осознавать, что на её теле постоянно остаются шрамы. Даже маленькой царапинки хватало, чтоб оставить след на коже. Это послужило причиной для комплексов, которые сама Хильда, конечно, отрицает, но, по факту, именно это стало причиной того, что она цепляет на себя кучу всего странного: отвлекает от остального.

Бесстрашие своё Хильда, надо отметить, контролирует. Она понимает, что можно умереть, если ворваться в горящий дом или попытаться перебежать трёхполосное шоссе, и понимает, что то, что не пугает её - пугает других. Вредность и чёрный юморок, присущие девушке, конечно, играют свою роль, она может напугать кого-то тем, что её саму не штырит, но меру она знает, надо отдать ей должное. Именно бесстрашие сделало её довольно ценным кадром в СФ. Но обо всём по порядку.

В старших классах Хильда, наконец, нашла себе дело по душе. Она была настоящим фанатом всех этих документалок про маньяков-убийц, поэтому решила, что у неё получится стать психологом-криминалистом. Родители идею не очень-то одобрили, но, в итоге, согласились с её выбором. Она поступила в колледж и довольно неплохо там училась... Пока удивительным стечением обстоятельств не попала в СФ, вылетев из колледжа за роман с преподавателем.

Видите ли, вышло так, что один из профессоров, оказался тем самым Букой, который приходил к ней, когда она была маленькой. Им было что вспомнить, о чём поболтать и посмеяться. Он оценил то, насколько Хильда осталась своеобразной, не стала прогибаться под всеми утверждённую нормальность. Было вопросом времени когда они начнут переходить за рамки дружеского общения. Разница в возрасте девушку не смущала, ксенофобией она тоже не страдала (какие на фиг фобии в её случае, вообще?), даже наоборот, ей было интересно как вообще это будет. Как водится, их быстро спалили. Его уволили, её исключили, но вот он, в отличие от неё, не расстроился. Он и повлиял на то, что её взяли в СФ, но практически сразу после этого они расстались. Без обид и истерик: любви между ними не было, скорее, просто интерес друг к другу, который выдохся со временем.

Работа в качестве детектива или офисной крысы в рядах СФ Хильду не прельстила, поэтому она выбрала для себя специальность в социальной сфере. Ей нравилось изучать поведенческую линию разных существ, общаться с ними, сравнивать их поведение и, конечно же, помогать всяким новообращённым вникать в окружающий их мир и общаться с теми людьми, которых посчитали психами из-за столкновения с паранормальным. Отсутствие страха позволяло ей слышать их без каких-либо задних мыслей и неприятных ощущений, которые те могли вызывать либо магическим образом, либо своим видом, либо своими рассказами. Это сделало её не то чтоб агентом номер один, до этого ещё и расти и расти, но её уже частенько приглашают в командировки в другие страны, с тех самых пор, как два года назад она закончила Академию.

Друзей у Хильды не очень много. Всему виной её странности, которые всплывают в общении с ней: она может сыпать странными сравнениями, скакать с одной темы на другую, причудливо связывая их между собой, она несколько прямолинейна и во многом ведёт себя "не так, как обычно", как ей говорят. Её реакцию сложно предугадывать и с ней в принципе довольно тяжело общаться многим. Но, если с ней дружить, то можете не сомневаться, что друга вы себе обрели верного и надёжного, потому что Хильдегард - человек слова и дела.

Способности:
- разбирается в существах, которых больше всего боятся
- болезнь делает её невосприимчивой к любому воздействию на сознание, вызывающему страх
- неплохо готовит
- в Академии научилась стрелять из пистолета

Дополнительно:
Курит, но не пьёт

#человек #агент_СФ

+1

22

https://funkyimg.com/i/2Uxyc.png
https://b.radikal.ru/b14/1809/c0/edf39e4ac8d9.png

ПЕНЕЛОПА ЛАВЕЛИН
Фейбл, Королевская фрейлина
Служащая Высшим
Годы жизни: В мире людей с 1800 по наст. время, выглядит примерно на 25-30 лет.
Место жительства: часто меняется
Внешность:
Рост: 160 см
Вес: 49 кг

Одевается со вкусом, элегантно и просто, всегда к месту, но никогда не одевается черезчур вульгарно, хоть и позволяет себе, иногда, выглядеть подчёркнуто сексапильно. Всегда ухоженна от макушки до пят и приятно пахнет духами. Ровная осанка и лёгкая походка.
О персонаже:

Внешняя красота - это всего лишь предмет торгов. 
Пенелопа поняла это ещё в мире Фейблов.

Она какая-то очень дальняя родственница принцессы Авроры, той самой, что укололась веретеном и стала Спящей Красавицей, и служила при ней и её семье. О своих же непосредственных родственниках Пенелопа не очень любит рассказывать, говоря коротко: "Я осталась одна." Известно только, что у неё были два брата и одна сестра, но, когда она оказалась при дворе в официальном статусе королевской фрейлины, она уже не распространялась о своих родных. Говорили, впрочем, что её сестра неудачно вышла замуж, а братья погибли.

Все королевские фрейлины были красивы. Каждая, как на подбор. Их платья сверкали в переливах солнечных лучей и свечах люстр, они знали, как подать себя, как вести себя, как очаровать любого и как играть с чувствами юношей, были всегда втянуты в какие-то придворные интриги и сплетни. Пенелопа исключением не была и её всегда считали "удобной": девушка отличалась очень добрым, покладистым нравом и доверчивостью, которая ещё в те времена позволяла окружающим манипулировать ею. Разве что вот не во вред и не ради зла. Понятие злого умысла в стенах королевского дворца отсутствовало, а вот скинуть на неё какую-то проблему принцессы или дела по подготовке праздника во дворце - милое дело. Лавелин наоборот любила быть нужной.

Над ней часто подшучивали, её легко могли напугать какой-нибудь ерундой, её всегда было очень просто впечатлить самым обычным фокусом. Милая и наивная дурочка Пенелопа была не сильна в круговерти сплетен и интриг, но никто не осуждал её качеств, напротив, говоря, что она - само очарование. И она не хотела менять ничего в себе, смутно, но всё же понимая, что, по идее, всем верить-то нельзя... Но тут дело такое: ничем страшным эти доверчивость и даже некоторая глупость никогда ей не оборачивались.

И тут она влюбилась. Тривиально, но именно это её изменило.
Юная девушка, прячась за портьерой вместе с другими фрейлинами, завидела своего личного Прекрасного Принца. То было так давно, что многие скажут, что неправда: Глашатай привёл своего сына, примерно ровесника Пенелопы, к Королю, представляя его, как Гонца. Сердце юной Лавелин замерло: он был прекраснее любых драгоценностей, вкусных пирожных, прекраснее неба над головой, прекраснее листвы Волшебного Леса! Она наблюдала за ним издали, любуясь тем, как он общается с другими слугами. Естественно, через кучу разных лиц, она решила узнать, что любит Гонец, что ему нравится, чем он знаменит... В общем, всё-всё-всё. И выяснила, к своей печали, что юношу не прельщает красота дворцов и праздной жизни, что он нацелен более на внутреннюю красоту и что фрейлинами он никогда не интересовался.

Пенелопа была настроена решительно. Она должна была ему понравиться, а для этого было мало быть просто красивой. Нужно было представлять из себя что-то большее. Фрейлина стала заниматься своим образованием больше, перестала прозябать на балах, предаваясь всецело искусству и литературе.

Так и пропала в библиотеке. И оказалась на неприветливой улице Лондона в 1801 году. Ничего не понимающая Лавелин была в ужасе и ей совсем не повезло здесь. Слишком красивая для нищего района, она быстро оказалась в публичном доме. Девушку эксплуатировали около пяти лет и она даже не пыталась сбежать, не зная, есть ли вообще что-то за пределами этого ужасного места, где её заставляли делать ужасные вещи. Сказка закончилась, началась страшная жизнь. Об этой странице своей биографии Пенелопа предпочитает никому не рассказывать и увиливает от вопросов о том, как именно и где она появилась в мире людей.

Все эти пять лет она очень подробно расспрашивала своих клиентов об окружающем мире. Особенно пьяные и болтливые рассказывали о Лондоне и о том, что за его пределами. Пенелопа впитывала сведения, как губка, медленно, но верно мирясь с тем, что теперь она в новом мире, о котором ещё предстоит только узнать всё. И ведь неизвестно было, правду говорят или она опять, дура, верит всему... Но самое печальное и, одновременно с тем, страшное, было то, что она не знала выберется ли не то что из борделя, а вообще из этого странного места, где какие-то свои законы, где все чужие и никого родного рядом. А потом случилось неожиданное: владелец борделя взял её к себе и спросил кто она на самом деле. Слово за слово, выяснилось, что он не человек, а демон по имени Белет и он заподозрил в ней не-человека, потому что за пять лет фрейлина ни разу ничем не заболела, не "испортилась" и вообще была подозрительно хорошенькой. Демон сказал, что она в мире людей далеко не одна и помог ей выйти на свой народ, благородно пообещав, что он никому не расскажет, как они познакомились.

Какое-то время Пенелопа не "мелькала" в мире людей, всецело отдаваясь саморазвитию. Девушка до 1870-го просто читала газеты и книги, изучила ещё три языка, наиболее похожих на те, на которых говорили в мире Фейблов в разных частях королевств - немецкий, французский и русский. Позднее закончила институт благородных девиц Вилла Монт Чойзи в Швейцарии. В 1920-м была свидетельницей становления Высших и с тех пор всегда работала, преимущественно, на них, изредка уходя в увольнительные на несколько лет, но всё равно возвращаясь.
Причина была проста: там она могла снова видеть Гонца. Её любовь к нему была всё такой же наивной, светлой и невозможно глупой, но она считала себя слишком плохой для него. Из-за этого Пенелопа постоянно развивала себя, практически насилуя очередными поступлениями в известные институты, постоянному стремлению к тому, чтобы что-то узнать, сделать себя лучше изнутри. К текущему моменту за её плечами образование культуролога, теолога, искусствоведа, социального работника, экономиста, юриста, преподавателя русского языка, драматурга, а так же курсы парамедика (проходила совсем недавно). А подойти заговорить с ним, хоть разочек, смелости у неё так и не хватило.

Пенелопу стали считать очень ветреной и влюбчивой. Она часто флиртует с мужчинами и сама падка на заботу и ласку, из-за чего она становится жертвой мужчин бесчестных и корыстных, которым от неё нужна, в общем-то, только хорошая мордашка или какая-то маленькая услуга. Она просто хочет хоть немного счастья, а получается, что она постоянно "девочка для веселья" и ничего серьёзного. Гонец и вовсе стал камнем преткновения в её деятельности. Многие Высшие знали о её симпатиях к мужчине и играли на этом. Иногда это был даже неприкрытый шантаж, который Пенелопа принимала всегда как должное. "Тебе же нравится Гонец, душенька? Будь добра, уничтожь вот эти документы, не читая, и сделай всё так, как написано в этой записке. Если не сделаешь, я не дам ему ни одного выходного," - говорили ей и она молча делала. Пенни всегда понимала, что ею манипулируют, но ничего с этим поделать не могла. Ей было больно смотреть, как несчастный Гонец носится с поручениями Высших и она считала, что её моральные страдания от того, что она делает и как - ничто, по сравнению с тем, что приходится порой делать и испытывать ему.

Множество тёмных дел Высших проходит через него, она это знает. Она не в курсе всех тонкостей, но, не взирая на свои собственные взгляды, обеспечивает выполнение наказаний, исполняет дипломатическую функцию в работе с СФ и Городскими Легендами, работает периодически в хранилище Артефактов, выдаёт местонахождение своих товарищей, которых давно разыскивают. Всё ради того, чтоб выбить человеку, который не знает о ней ровным счётом ничего, выходной, премию в виде Чар или просто хотя бы возможность полюбоваться им, будучи на одном приёме, но где-то далеко, не подходя, не вступая в разговор. Она в иерархии стоит намного ниже и многие Высшие даже имени её не знают и ей не пристоило бы даже быть на таких мероприятиях...но официанткой можно. Ещё можно поваром, мойщицей посуды или уборщицей. "А что ты хотела, будучи безымянной?" - спросила её как-то раз Моргана, демонстративно вылив содержимое своего бокала на пол. Пришлось убираться, под звуки её смеха. Многие из-за того, что она часто обслуживает приёмы, считают даже, что она не фрейлина, а служанка по происхождению.

Пенелопа не умеет за себя постоять и, возможно, корни этого идут как раз из того времени, когда она была в Лондоне в начале девятнадцатого века. Если на неё повышают голос, обзывают её, тиранят - она сразу тушуется и смолкает. Может поругаться за спиной, но вслух никогда ничего не скажет, покорно выслушивая любое недовольство в свою сторону. Очень эмоциональна и всё принимает близко к сердцу, жалостлива. Не может смотреть грустные фильмы, особенно про животных, детей и войну: может потом ещё неделю плакать, вспоминая что-нибудь печальное, что видела на экране, заверяя, что даже придуманные страдания придуманных людей не должны быть такими страшными.

Вопреки всему этому, в ней всё же есть стержень, просто он не развит. Любовь в её случае сильный мотиватор, который не даёт ей сдаваться в трудных ситуациях и собираться в кучку даже после того, как минуту назад плакала от страха. Иногда она специально мотивирует себя: "Если ты сейчас не встанешь и не пойдёшь, если ты сейчас это не сделаешь, если ты сейчас будешь бояться, то ты никогда не будешь достойной того, кого любишь, Пенни. Поэтому, давай, ты можешь. Ты всё можешь, девочка." Возможно, если бы она сама себе не придумала тот образ Лучшей Женщины Для Гонца, то она была бы намного более беспомощной, чем она есть по факту.

В компании она не душа, конечно, но точно активная часть. Пенелопа любит петь, танцевать и любит красивые вещи, любит смеяться и веселиться. Она всегда найдёт какую-нибудь тему для разговора и всячески сглаживает конфликты, если те вдруг назревают, старается, по крайней мере. А ещё она очень любит воду. Дождливые дни, пляжи, озёра, реки, моря вызывают в ней какой-то особенно романтический настрой. Ну и да, она может подолгу принимать ванную, не безгрешна. 

Способности:
► Считает, что у нее классические способности фрейлины. Однако, это не так. Раскроется по сюжету.

Дополнительно:
- Страдает клаустрофобией и никогда не пользуется лифтами в одиночку.
- Не курит, редко пьёт (а от этого очень быстро пьянеет) и если ругается матом, то сразу бьёт себя по губам.
- Присутствовала на событиях Кроатоана. Делала фальшивую флейту для Крысолова и её же ему подносила.
- Помогала Румпелю сфотографировать чертежи горна Гонца.
- Призналась Гонцу в своих чувствах и вроде как у них что-то там даже начало получаться, но в итоге нет.
- Находится в оппозиции Фейблов, но старается открыто и во всеуслышание об этом не заявлять в целях безопасности.
- Всю ее биографию следует делить на два: она совершенно не та, кем кажется.
- Занимается делом Фагота по убийству Милорады Новак.

#фейбл #ждёт_нужного

+1

23

https://funkyimg.com/i/2Uxyf.png
https://b.radikal.ru/b39/1811/0f/d53932871d3b.png
АЛИССА ДАРКУОТЕР
Годы жизни: 19.01.1995 - наст. время
Место жительства: известно, что она владеет небольшим домом в Корнвилле, в Америке, но там она появляется крайне редко и у неё нет прямо-таки постоянного места жительства. Чаще всего её можно встретить в Париже, Лондоне и Нью-Йорке.
О персонаже:
Рост: 180 см
Вес: 63 кг
Телосложение: стройное

Алисса Даркуотер была желанным ребенком в своей семье прежде всего потому, что "первый блин вышел комом", а второй блин должен был еще и обладать магическими способностями к ведьмовству, которые продолжили бы славное дело Астрального Шабаша (почти наверняка). Учитывая способность к провидению, развивалась она быстро и была до своих шести прямо-таки воспитанной маленькой юной леди: Амалия Даркуотер была прямо-таки образцовой англичанкой, почти синим чулком, а Николас Даркуотер, ей под стать, весь такой нордический и стойкий...и Фабиан тоже. Нельзя сказать, что любви она не знала и что ее не баловали, отнюдь! Ее обожали, но она, в ответ, должна была быть леди. В те времена они так хорошо жили, как ей казалось. Она не замечала, что ее брат ее не любит. Не замечала, что отец не любит ее брата, а ее мать поставила на нем жирный крест. Это все пришло к ней намного позже, как и то, что она была с Фабианом очень капризной и бессердечно требующей к себе внимания не смотря ни на что, как любой ребенок. Брата она видела очень и очень редко.
Все изменилось как-то слишком быстро. Почему убили отца в октябре 99-го - загадка, но после его смерти мадам Даркуотер стала...как водится, сама не своя. Она старалась изо всех сил жить без любимого и любить своих детей, как и прежде, но потом, видимо, сдалась. Женщина покончила с собой на глазах у Алиссы. Почему она сделала именно так Даркуотер, по правде говоря, не знала. Она запомнила этот момент до омерзения точно. Как мать извинилась, как выстрелила себе в висок, как кровь заляпала белое платье Алиссы, ее белые туфельки, как ошметки мозга брызнули в лицо. Она, перед тем, как сделать это, пригласила Фабиана, тогда как раз жившего вместе с Соттером и другими детьми в Англии. Соттер и Даркуотер застали маленькую Алиссу замершей перед трупом матери.
Ей казалось тогда, что прошло не больше десяти минут, но она простояла так два часа, не меньше. Соттер не мог в то время ею заниматься, поэтому помог определить ее в интернат, где она провела полтора года. За этот период, Фабиан и Дерек навещали ее частенько, обещая, что они заберут ее с собой в Нью-Йорк к Мадам Дюпонт, когда Соттер повезет их всех обратно. Потом над ней стали издеваться и она, чтоб не расстраивать брата, не говорила ему об этом. Дело было в том, что маленькая, очень воспитанная, замкнутая и носящая траурно-черное девочка вызывала у детей ощущение некой чуждости, а этого, в целом, достаточно для того, чтоб началась травля. Подкреплялось все тем, что она еще и училась хорошо, и брат у нее странный. А эти косички, достойные, Уэнсдей Аддамс - вишенка на торте! Она рассказывала об этом только Дереку, который ей очень, очень нравился, потому что был очень, очень добрым и милым, в отличие от Фабиана... она ждала с нетерпением того дня, когда она, наконец, уедет вместе с ними и знала, что он наступит очень скоро. Дар начал работать лучше, она предвкушала этот момент, но не знала, что перед этим ее ждет последнее испытание: одноклассники поймали ее и отрезали косички, потешаясь над ней и обзываясь. Она так горько плакала, но те смеялись только пуще...
И смех прекратился очень резко. Буквально за мгновение. Она повернулась и увидела Фабиана. Он прогнал их всех. Ее большой и сильный герой! Тогда она поняла насколько сильно он любит ее на самом деле. Пусть не всегда умело, пусть молча и тихо, но она ощутила это. Нутром. Она обхватила его и продолжила плакать, а он обнимал и гладил ее до тех пор, пока она не успокоилась.
После этого ее увезли в Академию Дюпонт, где она училась работать со своим даром и раскрывать в себе остальные астральные способности. Из нее была прилежная ученица, хоть и вредная до одури. Она стала всегда отвечать на попытки ее затравить или обидеть и отвечать жестко, едко, впитывая, точно губка, как общаются между собой девочки старше нее и как осаживает людей Фабиан, вслушиваться в диалоги взрослых и запоминать как к кому стоит относиться. Алисса просто пообещала себе, что больше над ней вот так издеваться никто не будет и, становясь старше, она никому не позволяла обижать девочек помладше.
Когда ей исполнилось шестнадцать, она стала встречаться с Дереком Хиллом, при том в тайне от Фабиана. Они оба сомневались, что такая связь будет хоть сколько-нибудь одобряться старшим братом, учитывая разницу в их возрасте. Алисса просто всегда интересовалась им, поэтому не смогла удержаться, да к тому же началось все весьма нетривиально: ведьма убила полицейского, который домогался ее, а Дерек помог ей скрыть следы преступления и стал ее первым мужчиной. Как она надеялась, и последним.

Вот тут стоит сделать оговорку. Сама Алисса помнит только, что когда ей исполнилось восемнадцать, Дерек ее бросил, хотя, вроде как, отношения у них были очень яркие и крепкие. Это ее не на шутку разозлило и видеть своего благоверного она не очень-то и хотела после этого, да и он, казалось, стал избегать ее. На деле в семнадцать лет она родила от него сына Илая, которого у них забрали Шоу и Дюпонт, а ее память подредактировали таким образом, что она вообще ни сном, ни духом о том, что была беременна в принципе. Все в ее памяти выглядит складно, поэтому она правда не помнит, как вместе с Дереком сбегала, как пыталась избежать похищения сына и как им это, в итоге, не удалось. Единственное ощущение, которое у нее осталось после этих отношений - недосказанность с точки зрения "нормальной", а с точки зрения магии - особой связи, которая была почему-то нарушена. Она чувствовала и чувствует в Дереке какую-то особенность, повышенный магический потенциал, но почему так происходит она сказать не может. Могла ли когда-то?

После расставания с Дереком, ведьма всецело погрузилась в дела Астрального Шабаша в Нью-Йорке и позднее закрутила новый роман с телохранителем Левиафана Стэнли Холденом, спасшего ее от охотников. Он был сильным, мощным и дерзким, ей это всегда нравилось в мужчинах, да к тому же научил ее стрелять и лучше обращаться с холодным оружием. Хоть многие сторонние наблюдатели и считают Алиссу девицей легкого поведения, готовой переспать с кем угодно ради дела или ради потехи, она, на самом деле, очень верный человек: большая часть тех, кто, якобы, спал с ней, на самом деле просто подвергались ее магическому воздействию. Это так, чтоб вы понимали: не смотря на то, что по-началу отношения с Холденом были своего рода развлечением и отвлечением от Дерека, в конечном итоге они были вместе ни много, ни мало, а целых пять лет, расставшись в феврале 2019-го года, а после него она ни с кем не встречалась в принципе, лишь пару раз пытаясь что-то начать, но так и не продвинувшись ни к чему конкретному. Холден до сих пор очень важен для нее: он спас ее не только в первый раз, но и помог спастись ей и другим ведьмам во время Кровавого Рождества, которое унесло жизни многих воспитанниц Дюпонт и ее самой. Минусом их отношений можно считать то, что Алисса постоянно пропадала, мотаясь с Шабашем то в Лондон, то в Париж, то просто отметая встречи из-за того, что она в силу развитости способностей и сильного характера быстро стала для маленьких девочек наставницей, которая рассказывала как лучше применять свой дар и об опасностях мира, недружелюбного как к простым девушкам, так и к ведьмам, особенно из их числа.

Самой главной своей задачей она всегда ставила показать, что чтобы выжить, надо быть не просто стервой, а стервой умной, расчетливой и во многом очень холодной и даже злой, не показывающей свои слабости другим и сражающейся с ними самостоятельно. Лучше транслировать свою независимость и даже гиперсексуальность, чем слабость и немощность, быть дерзкой и бесстрашной, а не мямлей и рохлей. Благодаря этим установкам ей удалось подружиться, например, с Уортингтоном и благодаря этому в тяжелых эмоционально ситуациях она всегда держалась молодцом. Она не стоит на месте, постоянно ища способы обрести новые знания, лезет в бутылку, получает, бывает, по соплям, но потом возвращается к тому же и пробует, пробует, пробует до тех пор, пока не придет к успеху. Она слишком упряма, чтобы сдаваться и не просить реванша.

Многие считают, что у нее напряженные отношения с братом, но это совсем не так. Она Фабиана очень любит, пусть и не демонстрирует это на публике. Их кровная связь помогает им не только работать в тандеме, если того требуют интересы Коалиции или Шабаша, но и позволяет им знать эмоции друг друга слишком хорошо. Алиссе не нужно доказывать ему, что он для нее важный и дорогой человек и вот с ним наедине она может быть милой и пушистой, немного капризной, но всегда заботливой и любящей.

Встречавшие ее люди отзываются о ней как о самовлюбленной стерве, злобной гадине, высокомерной суке и иже с этим, и этот имидж она охотно поддерживает и подкрепляет своей линией поведения. От нее, зачастую, вообще доброго слова не услышишь. Многие поражаются тому, что она вообще жива с такой-то любовью к сарказму, иронии и с таким количеством желчи, но если работать с ней в команде или обратиться за помощью по каким-то Астральным делам, то подельником она становится почти незаменимым. Она быстро реагирует на изменения в окружении, очень внимательна к деталям, проницательна и скрупулезна, хитра и даже коварна, от чего может быть непредсказуема для неприятеля и весьма ценна для союзника. Ее не пугают ни астральные твари, ни кровь, ни трупы, ни охотники, ни другие существа. Сложности скорее добавляют азарта любой ситуации. Алисса опытная астральная ведьма, которая умеет многое, пусть и не все: она всегда учится новому и стремится к прогрессу, а потому ее возраст совершенно не показатель умения. К власти в Шабаше, кстати, не стремится, как и к роли какого-нибудь там "серого кардинала" при Анжелине. Ей просто нравится помогать, чем она может и быть, так сказать, "в одной лодке" вместе со всеми. То не страх, отнюдь, просто ей это не подходит.

+2

24

https://a.radikal.ru/a23/1804/c7/6f1b053831de.png

БЕЛЛА ДЖЕФФЕРСОН
Человек
Экс-Охотница, Домохозяйка
Годы жизни: 18.08.1950 - наст. время
Место жительства: Родилась в Париже, Франция. До 20 лет жила там. После - переехала в Сан-Франциско, Америка. С 32-х и по настоящее время - недалеко от Далласа, штат Техас.
Внешность:
Рост: 160см
Вес: 98кг
Телосложение: плотное
О персонаже
Очень давно, в августе пятидесятых, в Париже на свет родилась долгожданная дочь умирающего клана Тьери. Последняя надежда своей семьи, маленькая златокудрая Линда с детства была любима своими мамой и папой, которые обучали её охотничьим премудростям, учили быть храброй, стойкой и сильной. Девочка росла красивой, спортивной и довольно быстро перешла в число завидных невест, благодаря своим талантам. Ох, эти её метательные клинки! Ох, её прицел! Её, ещё пятнадцатилетнюю шкетку, нахваливали со всех сторон. Хладнокровно она могла расправиться с любой тварью, что рискнула бы прийти по душу мирного населения родного Парижа, ничего не боялась и была гордой, своенравной, непокорной. Не каждый юноша рисковал прийти и посвататься к Тьери, да и не каждого Линда считала себя равным. Родители Линды хватались за голову: ведь что если дочка так и будет отказывать всем своим женихам? Посему, когда ей исполнилось двадцать, родилась её младшая сестра Кристина Тьери, которую родители стали воспитывать скорее как маленькую принцессу, чем бойца. Линде это не нравилось и к сестре она сразу любовью не воспылала. Все разговоры в семье Тьери шли уже исключительно о младшенькой и её уже начинали пристраивать с самого детства. Во многом обида на родных сыграла свою роль в том, что, едва познакомившись с американским Охотником Элайджей Карвером, она сбежала вместе с ним в Америку и вышла за него замуж. Родители, кстати, были только рады.
Первое время у них всё было неплохо. Карвер был достаточно бойким мужиком и между ним и Линдой всегда вилась буря страстей. Когда ей исполнился двадцать один год, она родила своего первого сына Майкла, которого полюбила всей душой. Он был таким очаровательным крохой! Уже с самого своего детства любопытный, внимательный, очень чуткий и добрый. Спустя три года - второй сынок, Ларри. Этот в младенчестве был крикливым, а едва встал на ноги - бегал по дому, как дурачок, делал всякие глупости и отчаянно пытался убиться об углы их с Элайджей дома. Уже после второго сына между ней и Карвером пошёл...некий разлад. Мужчина всё ещё был охотником, а вот Линда...Линда становилась домашней. Ей нужно было воспитывать детей, чтоб они не выросли позором их семьи, но её супруг не то был не готов к детям, не то не знал как правильно их воспитывать, не то вовсе не планировал быть папой, а не "папашей". Он часто пропадал долгими месяцами. Возвращался и, вроде как, любил её и детей тоже, но...чувствовалось, что скоро он уйдёт. И вот, третья беременность, третьи роды, третий сынок Честер, а Элайджа вышел за редкой маркой сигарет и не вернулся. Ей позже пришло письмо, что он, дескать, должен выполнять свой охотничий долг с обещанием вернуться...Но прошло три года, а Карвер так и не возвращался.

Линда устала его ждать. Она продала их дом в Сан-Франциско и переехала на другой конец Америки, в Техас. В Далласе она купила удалённый от центра города клочок земли с убогим, кривым домиком, пообещав своим сыновьям, что она всё сделает, чтоб они были счастливы.

Так, уехав и сменив имя и фамилию, она стала Беллой Джефферсон. Главой нового клана Охотников, как она надеялась. Белла стала принимать заказы на Охоту поблизости и этим заработала первые деньги, которых было достаточно для того, чтоб начать работать над перестройкой своего дома. Мальчишки были ещё совсем маленькими и Белла понимала, что им нужна мать, поэтому ночью она выходила на Охоту, рано утром собирала мальчишек в школу и детский сад, потом спала, пока они были там, просыпалась, помогала Майклу с домашними заданиями, укладывала козявок спать, а после - снова за руль и куда-нибудь подальше, где видели очередную нечисть, за голову которой обещали денежное вознаграждение. Параллельно, она ещё успевала подрабатывать поваром в местном кафе, чтоб никто не говорил, что у неё неизвестно откуда берутся деньги. Естественно, всё это выматывало, но она должна была ради семьи отстроить нормальный дом, дать мальчикам образование, научить их всему, что знает сама и что поможет им идти в ногу с изменчивым миром. Белла была строгой матерью, но справедливой и любящей.

Когда ей исполнилось тридцать шесть, на пороге своего дома она обнаружила свою младшую сестру. Та сказала, что захотела вырваться от родителей и долго её искала. Как она пересекла такое расстояние Кристина тактично умолчала, но Белла приняла её с одним условием: "Помогай мне." И та стала помогать чем могла: приглядывала за мальчиками, выходила с ней на Охоту, убиралась дома. Белле было тяжело кормить ещё один рот, но если она какой урок к тому моменту и усвоила, то этим уроком было: "Если не ты, то кто?". К тому же, Майкл тоже начал ей помогать в Охоте и по дому, всячески занимал Ларри и Честера, уважал её, слушался. Она возлагала на своего старшенького очень большие надежды. Да, им всем было тяжело, но они были вместе и в этом была их сила.

Правда вот сестра её решила, что имеет право поступить с ней, как тварь. Иначе не сказать: украв довольно крупную сумму денег, восемнадцатилетняя Кристина исчезла глубокой ночью. Белла прокляла её вслед, да ещё как. Такого ножа в спину она простить ей не могла. Те деньги, что она украла, Белла копила на учёбу для своих мальчиков. Никогда она не чувствовала себя такой...такой обманутой и несчастной. Пожалуй, это был первый раз когда она заплакала и когда у неё опустились руки.
Мальчики, увидев, как их мама плачет, обняли её с трёх сторон. Вот в этот самый момент Белла и поняла, что никакая она не несчастная. Да, с Ларри уже тогда были проблемы, да, Майкл уже начинал тяготеть не к Охоте, а к медицине, да, Честер был умницей, но ещё совсем маленьким, но они любили её. И они - причина встать, взять себя в руки и снова идти вперёд.

Благодаря накоплениям и кредиту в банке, Белла смогла постепенно перестроить дом, чтобы в нём хватало места для всех. Из покосившегося домика она, её сыновья и нанятые рабочие постепенно сделали самое настоящее родовое гнездо. Двухэтажный дом, с подвалом, чердаком и пристройкой. Четыре спальни, большая кухня и большая гостиная. Майкл, своей отличной учёбой, метил в медицинский институт в Нью-Йорке: там обещали годичный грант на обучение бесплатно, при положительных результатов выпускных тестов. Ларри, конечно, начал бедокурить с всё большей силой, не особенно помогая матери:  он всё чаще пропадал чёрт знает где, да ещё и неделями, с чёрт знает кем, занимался какой-то откровенной чернухой и ей буквально приходилось с ним воевать, приходить на эти вписки и вытаскивать своего отпрыска оттуда за шкирку. Белла не понимала за что он так с ней поступает, ведь ещё совсем недавно он хоть и был бунтарём, но границы, всё же, знал. Честер же продолжал радовать маму, проявляя к фамильному ремеслу большой интерес. Ей нравилось его рвение. Она видела в нём себя. До определённого момента.

В сорок она проводила Майкла в Нью-Йорк со слезами на глазах. Она просила его, по возможности, всё же не бросать семейное дело, хотя и понимала, что это будет сложно. Белла пообещала ему, что поможет финансово первое время и своё обещание, естественно, сдержала. Он же сдержал обещание при первых же возможностях и при любых трудностях приезжать домой.

В сорок один год ей пришлось столкнуться с новым испытанием. Ларри привёл домой беременную шестнадцатилетнюю подружку. Они оба выглядели просто отвратительно и Джефферсон уже хотела просто выкинуть их обоих к чёртовой бабушке. Не смогла. И именно в сорок один год Белла окончательно перестала охотиться. Ей нужно было вправить среднему сыну мозги, как и его потаскушке, которая уже вот-вот должна была родить. Бедному Честеру приходилось видеть весь этот кошмар, который творился в тот период у них дома. Белла каждый вечер извинялась перед ним и обещала, что всё наладится. Майклу пришлось даже ненадолго вернуться домой, чтоб поговорить с младшим братом, сразу после того, как Белла очень крепко его избила, пожалуй, впервые в жизни. Кое-как, с горем пополам, но всё действительно наладилось. Ларри взялся за голову, Кэрол, его будущая жена, тоже. Между ними возникло какое-то даже понимание, подкрепившееся тем, что Кэрол проявила интерес к Охоте и их истории.

Спустя четыре года Ларри уехал учиться, матери на радость: пусть из него не вышел Охотник, из него начал выходить нормальный человек, а это самое главное для материнского сердца. Кэрол и Белла ухаживали за болезненной Клеменс и за малышом Дереком. Обе работали, Белла, как и прежде - поваром, Кэрол - официанткой, чтоб выплачивать долги по кредиту. Честер впервые начал заниматься охотой за деньги в пятнадцать лет и у него отлично это получалось. Более того, при всём при этом он умудрялся отлично успевать в школе и нигде не светиться. Белла помогала ему своими наставлениями и гордилась им по-настоящему. Майкл присылал матери поздравительные открытки и фотографии, иногда приезжал и сам и тогда помогал младшему брату с Охотой, матери и Кэрол - по хозяйству. Время стало течь быстро, жизнь стала налаживаться и вот уже и Кэрол уезжает, со слезами на глазах, к своему мужу поближе, и Честер едет в большой город. Белла взяла со всех обещание обязательно приезжать.

Оставшись в одиночестве, но не будучи одинокой, она почувствовала себя очень полноценной и состоявшейся. Все дети пристроены, уже и первые внучата есть, и всё хорошо в принципе. Она спокойно себе работала, иногда принимала дома гостей из других семей, которые бывали у неё не то чтоб уж очень часто, явно не считая их Охотниками, консультировала сыновей по телефону. Только расслабилась и здравствуйте. Начались приключения.

Сначала приехал Винсент Гримм. Он сказал, что является мужем её сестры. Показал ей фотографии детей. Спрашивал, не знает ли она где Кристина, может ли она помочь. А Белла взбеленилась, разъярилась, схватила его за грудки и велела ему не появляться с именем этой суки на своём пороге. Не растрогали её его сыновья. Ничто не могло залечить ту рану, что нанесла ей сестра. Позднее, она пожалела об этом: мальчики и её несчастный муж были не виноваты в том, что случилось, но больше никогда она не слышала об этом человеке и его детях. По сей день Белла корит себя за то, что не пустила его. Просто хотя бы для того, чтоб поговорить и утешить. Это стало для неё уроком.

Потом приехал Майкл с женой. Барабанная дробь... Ведьмой!
Белла настолько ошалела от этой новости, что первое что и смогла сказать - сын, жечь на заднем дворе. А потом они показали ей малыша Кристофера. Сначала ей всё это совсем не нравилось. Вот вообще не нравилось! Она была готова выкинуть их к чёртовой бабушке! Но не смогла. В конце-концов, у них и так не всё гладко с тем, чтоб быть образцово-показательными Охотниками, но они всё ещё семья. Попросила внука подержать на руках. Так и приняла Сабрину в семью, смирившись практически до конца с тем, что Охотников из них не получилось. Разве что, в душе где-то. Да ещё и вон, Честер всё-таки оставался, пусть он и забросил, по его собственным словам, Охоту во имя психиатрии.

Но спустя два года и последняя надежда умерла, хотя она была такой светлой! Честер же даже женился на девочке из Охотничьего рода, Роуз Валериан! А тут нате! Она беременная, а ему в голову взбрело, что он гей! Что он будет СФником! Да ещё и на семейном торжестве! При всех! Белла чуть не умерла от ужаса и злости! Да что же это такое?! Они когда-нибудь перестанут издеваться над ней?! Её и Роуз успокаивали всей семьёй. Белла не могла выкинуть Роуз и её маленькую сестричку из дома и не могла она отречься от них, от своего сына и от своего внука, который ещё даже свет белый не увидел.

Да, Белле есть на что бурчать, есть на что злиться, обижаться, за что отвешивать подзатыльники своим детям и их жёнам, своим внукам, но она сама не ангел. И сама, в принципе, всегда ставила семью важнее фамильных Охотничьих ценностей. Может она права, может нет - это решать одному только Творцу, пожалуй. Главное, что на них не ведётся охота СФ, потому что о них никто толком ничего не знает, потому что официально "Джефферсоны" как Охотники в базах не числятся, да и, к тому же, вон, Майкл работает "где-то около" СФ с Сабриной, Роуз, Хелен и Крисом, Ларри просто не отсвечивает лишний раз, да и не только на Охотников нацелен, как и Кэрол с Клеменс и Дереком, Честер вообще один из них.
Их дом в Далласе вырос ещё больше, благодаря укрепившемуся финансовому положению: этажа всё ещё два, но теперь появился и второй дом, и большой забор вокруг, и самой земли куплено в довесок, чтоб была территория побольше. Когда она там одна, ей есть чем заняться: она, в общем-то, любит ухаживать за домом. А когда они все вместе, всей семьёй, а иногда и с друзьями семьи, собираются вместе, то здесь становится шумно, людно и весело.

И Белла в этот момент понимает, что всё она в своей жизни сделала правильно.
Ну или практически всё.

Способности:
- отлично готовит
- владеет огнестрельным оружием
- метко кидает кинжалы и другие предметы (Ларри точно знает)
- знает французский, английский
- глубокие познания в истории Охотников и их быте

Дополнительно:
Курит, иногда выпивает (по семейным праздникам или когда тоска вдруг возьмёт по родственникам).

#человек #охотник #ждёт_нужного

+2

25

https://pp.userapi.com/c850420/v850420225/13bd7c/Dj_VkXhFcck.jpg https://pp.userapi.com/c850420/v850420225/13bd83/vPpjE3rUt8Y.jpg

ИНГВАР ВАН ДЕККЕН (ИВЕТТ ВИССЕР)
Ведьма
Верховная Ведьма Королевства Нидерландов, ЛГБТ-активист, дизайнер
Годы жизни: 11.01.1975 - наст. время (на данный игровой момент ему 45 лет)
Место жительства: Нидерланды. Владеет домом в Роттердаме. Основная резиденция - частная школа для девочек "Дева-Феникс", ранее известная как частная школа де Фриз. Однако, владеет небольшой виллой близ озера Комо в Италии и апартаментами в Лондоне.
О персонаже:
Когда Ингвара видят молоденькие и глупенькие ведьмы, они смеются и спрашивают, мол, что, серьёзно? Более старшие шикают на них и извиняются за непристойные смешки в рядах молодняка. Они ожидают увидеть очередную роскошную леди в летах, когда им говорят, де, сейчас появится Верховная Нидерландов, а уж никак не мужчину среднего роста (178см), к тому же темнокожего и гея, который ведёт себя с ними весьма дружелюбно и даже сюсюкается порой. А уж как выглядит! Прийти в золотом костюме? Запросто. Разрядиться в платье? О, он и на это способен. Бесспорно, он не всегда предпочитает эпатировать публику, но если настроение такое - фигня война, никто и ничто его не остановит, никто его за руку не возьмёт, однозначно.

Узнавая о нём подробнее, девичьи смешинки как-то пропадают, сменяясь порой даже страхом. Взгляд девушек начинает цепляться за детали его поведения и они понимают: гладко стелит, слишком гладко.

История Ингвара и взаправду вошла в анналы истории Верховных. Начинать следует с самого его рождения. Его мать, Линда Уоттс, была чернокожей проституткой в Роттердаме, а отец, Рембрандт Виссер, был богатеньким наследником одной из ведьм, что были приближены к верховному шабашу. Когда выяснилось, что очередная вылазка её непутёвого мальчишки не обошлась без последствий, она пришла в бешенство, но делать аборт было поздно... Да и беременна она была девочкой. Ведьмой. Надо брать, как говорится.

Йованна Виссер своего сына от воспитания ребёнка освободила, а мать своей внучки влиятельная ведьма освободила от тяжёлого бремени жизни, не взирая на протесты последней и искреннее желание измениться ради своей дочери. Мадам Виссер не очень хотелось, чтобы легла тень на её безупречную репутацию из-за нерадивого сынули.

Эту предысторию Ингвару было суждено узнать намного позже, аж в 2002-м. Версией для него, и официальной в принципе, была безусловно выгодная всем ведьмам история о благородстве Йованны, которая удочерила девочку, обнаруженную в ужасном наркопритоне с кучей проституток. Девочке было дано имя Иветт Виссер и она была символом великодушия Йованны и её доброты. Большего от неё не требовалось.

Каково же было удивление Йованны, когда в четыре годика эта ведьмочка, которой она планировала отвести роль прислуги, воскресила чёртову птичку. Её нежеланная кровинушка была Верховной. Это значило только одно: началась новая эра. Эра, в которой у Йованны Виссер будет ключевая роль: ведь это она нашла её, она воспитывала её, она спасла её, она её приёмная мать, хоть по факту и бабушка и уж кто-кто, как не она имеет право распоряжаться её жизнью. На очередном собрании главного Шабаша, поклонявшегося Скандинавскому пантеону, Йованна показала новую Верховную. И они решили, что править ими черномазая, дочь беженки и проститутки никогда не будет. Они покажут её миру, безусловно. Но нет. Никогда.

Юная Иветт какое-то время вообще не понимала почему отношение к ней стало таким... странным. Её учили, да, её одевали в красивые платья, её оберегали, её презентовали ведьминскому сообществу и богам, они теперь даже жили в Амстердаме, но её мнение нигде и никогда не учитывалось, даже в сравнение с другими воспитанницами школы. Стоило ей начать говорить, хоть где-то, как ей тут же затыкали рот. Другие воспитанницы школы Совета были по отношению к ней резки, грубы, насмехались над ней и даже не считали её за Верховную, говоря, что она всего лишь "уродливая марионетка".

Чем больше она находилась с другими девочками, тем меньше она чувствовала себя одной из них. Она не ощущала себя женщиной как таковой. Платья, каблуки, макияж - это всё красиво смотрелось на остальных, но на ней выглядело нелепо. Она была сильнее физически и сильнее морально, она смотрела на мир иначе, но никто, абсолютно никто не хотел её слушать. Чем старше она становилась, тем больше начинала тяготеть к мужской одежде и тем больше ощущала себя мужчиной в принципе. Воркования и лживые поцелуйчики в щёку вызывали у неё рвотный рефлекс. В то же время, Иветт не испытывала тяги к женщинам. Она совсем запуталась в своих мироощущениях и, не находя понимания ни в ком из окружающих, перестала понимать саму себя.

Когда ей исполнилось восемнадцать, ей открыто, наконец, сказали, в чём на самом деле заключается её роль. Она должна просто покорно кивать головой и соглашаться со всем, что говорит Совет. Будет отказываться - её смерть ни у кого сожалений не вызовет. Иветт почувствовала себя раздавленной, окончательно и бесповоротно. Эти взрослые тётки, которым было хорошо за сорок, красиво и дорого одетые, величественно смотрящие на неё сверху вниз, как на кусок дерьма, угрожающие ей, просто подавили её. Они заставляли её участвовать в различных ритуалах (в том числе сексуальных), направленных исключительно на благополучие и удачу Шабаша и подлизывание богам. Пару раз её, наряду с другими девочками-подростками, даже подкладывали под каких-то божественных посланников и просто выгодных мужчин, которые должны были бы поддержать интересы Шабаша. Иветт это всё ужасно утомляло, но она не спешила ставить на себе крест... после одного случая.

На одном из собраний культа обсуждалось изгнание с территории Нидерландов всех демонических культов и культов других богов, дабы оставить лишь культ Скандинавских богов. Было сказано, что это решение Иветт Виссер, Верховной Ведьмы. Иветт пришлось согласиться, потому что она чувствовала, как стоявший за её спиной телохранитель приставил к её спине пистолет. Недвусмысленно так. В тот момент она и поняла, что она так дальше жить не хочет. И если уж она Верховная, то она имеет право управлять этой страной. Она могла бы, наверное, сдаться, но этим старым кошёлкам, которых ни один уважающий себя мужик не захочет, она не может позволить себе подчиниться: если она склеит ласты, то кто установит здесь нормальные порядки? Нееет, она точно не будет сдаваться. Ведьмы скандинавского культа аплодировали её решению стоя. А она смотрела на них и ненавидела. И запоминала. Каждую. Она улыбалась...на самом деле показывая зубы.

В Нидерландах началось самое настоящее преследование ведьм иных культов. Одних депортировали, другие становились жертвами несчастных случаев, случайных перестрелок, каких-то неизвестно откуда взявшихся маньяков и Охотников, неожиданно их обвиняли в каких-то преступлениях, а иные просто пропадали без вести. СФ Нидерландов бездействовало, разводило руками и то было понятно: папаша Иветт, тот самый Рембрандт, был продвинут на роль Главы СФ. Церковь пыталась расследовать происходящее и внешние агенты СФ тоже, но они рано или поздно натыкались на закрытую дверь или стену: всё было шито крыто. Иветт с омерзением наблюдала за происходящим, но понимала, что в свои восемнадцать сделать она ничего не сможет. Ей нужны были связи и ей нужно было стать не просто сучкой, которая владеет магией, а умной сучкой, которая идеально владеет своим талантом.

Иветт поняла, что никому нельзя дать читать её, а она должна читать всех. Она должна делать что-то незаметное и опасное, что-то, что будет тяжело распознать с ходу. Так начались её тренировки. Она стала ходить на футбольные поля во время матчей и старалась читать мысли как болельщиков, так и играющих на поле. Это было сложно, учитывая, что кругом вопили и шумели, а людей было очень много, но она собиралась добиться успеха. Она лезла в мысли случайных прохожих, сканировала целые настроения толпы. За ней не прекращали следить, но она стала вести себя показательно покорно и настаивать на том, что, мол, я же не мешаю вам править страной, вот и вы меня не трогайте, я вот так отдыхаю.

Во время одной из своих вот таких вылазок-прогулок, она случайно встретила пару геев среднего возраста и влезла вот как раз в их мысли. Они просто сидели и разговаривали в кафе. На дворе стоял 1994 год и даже закона о зарегистрированном партнёрстве ещё не было, а потому все их мысли занимало будущее. Совместное. Каждый из них был совершенно обычным мужчиной, но они любили друг друга и так сильно, что у Иветт сжалось сердце. Её так никто никогда не любил и она сама никого не любила, да она просто не умела! Они думали друг о друге, мечтали о том, чтобы у них были дети, общий дом, чтобы они могли официально быть супругами. Девушка чувствовала себя подглядывающей в замочную скважину, но она не могла остановиться. Она хотела понять. Она хотела слушать эти мысли дальше. Поэтому, она даже преследовала их после кафе какое-то время, следуя по улице за ними, оставаясь в тени, на расстоянии, но слушая, слушая, слушая. Они говорили друг другу правду, они не лгали ни секунды, они были такими потрясающе искренними и добрыми, заинтересованными в судьбах мира, в судьбе страны... Иветт наконец-то начала понимать то самое главное, что ей так не хотел никто объяснять: как быть ведьмой она уже давно поняла, а вот как быть человеком - не очень.

Она никогда не задумывалась об этом, так увлечённая проблематикой ведьм, что даже не слышала ничего о секс-меньшинствах и о законах, которые всё никак принимались в их пользу. Иветт заинтересовалась этим и, буквально в тот же вечер, ушла в библиотеку читать газеты, в которых освящалось бы текущее положение гомосексуалов в стране.

Вот так она поняла, в чём её проблема. Она была мужчиной, родившимся в теле женщины. Гомосексуальным мужчиной. И, чёрт возьми, это было нормально. Ненормально было то, что кто-то не хотел с этим считаться, что нельзя было прожить жизнь с тем человеком, с которым хочешь и официально называть его своим супругом. Она сидела и плакала от счастья. И от тех светлых, чудесных мыслей той пары, которые она прокручивала в голове из раза в раз, воображая, что эти милые слова, которые они просто, чёрт возьми, ДУМАЛИ друг о друге, говорятся ей... Нет. Не ей. Ему. Так она придумала себе имя. Ингвар. И вот ему, Ингвару, совсем чужой, выдуманный голос говорил, что у него всё получится. Что он всё сможет. Что он красив, умён и что он достойный человек, что он любим и что его никогда не бросят, что его мнение ценно, что он сам - ценный, важный, дорогой сердцу. Ингвар должен был добиться того, чтоб его жизнь стала счастливой и раз для этого нужно пока побыть Иветт и разобраться с этими ублюдочными потаскухами, то он потерпит. Он должен добиться своего. Он должен услышать однажды, что и о нём думают так же. Ведь ради чего ему будет власть, если он не сможет услышать самого главного? Что он кому-то нужен. Что кто-то видит в нём не просто марионетку, ширмочку, за которой можно прикрыть свои злые намерения, а вполне себе реальную личность, со своими чувствами, желаниями... но то всё лирика. Ингвар должен был собрать в кучку эмоции и использовать шкурку девятнадцатилетней Иветт по максимуму. Так же, как её использовали ведьмы из Совета, но теперь уже во благо того будущего, которое видел в своей стране он сам.

Первым важным шагом Ингвара был приход Иветт к своим наставницам. Она призналась, что и сама не испытывает никакого желания управлять магическим обществом, но не хочет умирать и хочет помочь ЛГБТ-активистам. Она предложила женщинам проверить свой разум на предмет лжи, даже уверенно сказала, что, мол, можете посмотреть чем я занималась последнее время. И они посмотрели. И увидели то, что хотел Ингвар, услышали то, что хотел Ингвар. Достаточно контролировать свои мысли, чтобы никто ничего не заподозрил. Бесспорно наставницы на неё покривились и потребовали, чтоб она не смела свою гендерную самоидентификацию хоть где-то презентовать и хоть как-то дать на неё намёк и Иветт конечно же не планировала меняться, нет-нет. Она просто хотела походить на митинги и поучаствовать в собраниях активистов как таковых. Только и всего. А ещё Иветт сказала, что ей больше не нужно сопровождение: ведь всех неверных выгнали, а на случай если её убьют, она подготовила эдакое завещание, которое положила на стол Совета. В нём она говорила, что все её решения были приняты ею самой и что она надеется, что в случае её гибели, Совет продолжит её политику. Там Ингвар написал то, что ему удалось за то время выцепить из умов старых кошёлок. Старухи были впечатлены и довольны. Поэтому за Иветт обещали больше не следить через Астрал, а телохранителей выдавать только по её просьбам и для показательных выходов в свет. На том и порешили. Иветт широко улыбалась, уходя довольной и счастливой. А Ингвар продолжал показывать зубы.

Попав в среду активистов, Ингвар стал влезать в разумы всех, кто там находился. Издалека он начал вторгаться в сознания попадавшихся ему на глаза политиков и обращать на себя внимание в толпе. Дальше в ход шёл гипноз. Если кто-то и был не согласен с тем, что просили легализовать однополые браки, после введения официального партнёрства, то Ингвар давил их сомнения. А Иветт с удовольствием отпетой куртизанки принялась раздвигать перед мелкими политическими деятелями ноги, лишь бы узнать побольше о том, что за мысли вертятся в высшем свете. В конце концов, нужно было учиться дипломатии больших и богатых мужчин, а многие из них падки лишь на развратный секс, малолеток и откровенную гадость и чернуху. Деньги решают далеко не всё. Многое, как в сексе, решает знание о том, что твоему партнёру нужно, что он любит, на что падок... А что не решает это, решает знание о том, кто и когда работал на того или иного человека, кто с кем учился, кто у кого учился, кто кому отсасывал и кто кого крышует. Мужчины большой политики оказались весьма болтливы, а их мозги такими мягкими и незащищёнными, что напоминали студни.

Ингвар стал искать. В толпах согласных он выцеплял агентов СФ с нетрадиционной ориентацией, ведьм, разных фолксов, вервольфов, вампиров и прочих. Он общался с ними устами Иветт и говорил, что хочет для них свободы и тех же возможностей, что и у гетеросексуальных пар, вскользь, но всё же говоря, что Совет не всегда доволен её присутствием здесь.

Он стал целенаправленно искать себе подельников для того, чтобы начать избавляться от Главного Шабаша и всех тех, кто был ему верен. Одним из них стал Бартоломеус ван Деккен, подающий надежды мультипрофильный сержант отдела безопасности СФ. Ингвар от чего-то очень хорошо запомнил его лицо. Доброе и привлекательное. Такое есть не у каждого. К нему Ингвар решил и присмотреться, нашёл, назначил встречу и попытался с ним даже заигрывать, на что тот сказал, что женщинами не интересуется. Тогда Ингвар сказал, мол, а что если я скажу тебе, что я мужчина, в теле женщины? Тот посмеялся и сказал, что когда тело будет мужское, тогда и посмотрим. Это очень оскорбило тогда Ингвара и он решил, что этот Барти у него ещё своё получит, но общение с агентом продолжил. Он спросил не заинтересован ли сам Бартоломеус в том, чтобы в их стране изменилось что-то ещё, помимо легализации браков. Медленно, но верно, через изобилие метафор и аллегорий, в которых человек со стороны ни за что бы не разобрался, они договорились до того, что, оказывается, весь отдел недоволен работой Рембрандт и что тот точно так же пляшет от интересов своей мамаши и главного шабаша, а не интересов людей, страны и остальных существ. Кроме того, он вскользь упомянул, что его по службе не хотят продвигать как раз из-за ориентации. Барти был удивлён, узнав как относятся к Иветт и они решили, что нужно начинать революцию. А в революции, как известно, все средства хороши. Может он и всего лишь сержант, а она всего лишь марионеточная Верховная, но начинать нужно хотя бы с чего-то. У них обоих есть информация, у них обоих есть откуда получить больше, а у Иветт ещё и способ сделать это как можно незаметнее. Они решили, что самое главное для них сейчас - дождаться окончательного принятия однополых браков. Ингвар намекнул Бартоломеусу, что многие, кто был против, резко поменяли своё мнения на этот счёт, после встречи с Иветт.

Собрания активистов-ЛГБТ медленно, но верно, превращались ещё и в собрания тех, кто против того, какая власть установилась в магическом сообществе. Иветт уже тогда начала говорить о себе, как об Ингваре, как о мужчине. Имя к ней приклеилось. Он обещал, что если его поддержат, он не только добьётся того, чтобы у ведьм была свобода выбора кому молиться, но и того, чтоб представители секс-меньшинств в СФ не будут подвергаться издевательствам, что они вместе добьются легализации однополых браков и впереди их страну ждёт будущее толерантности и человечного отношения к каждому, кто живёт на их территории, без пережитков прошлого и без вопиющего игнорирования мнения других людей. Как в политике страны, такой прекрасной и нацеленной на благосостояние населения, которую они всецело поддерживают с 1994-го, так и в политике существ. Теперь ему аплодировали стоя те, от кого он ждал поддержки. В мыслях Барти Ингвар услышал заветное: "Давай. У тебя всё получится."

И это был первый и последний раз, когда Ингвар прочитал его мысли.

Вим Кок со своей политикой позволил влить новую кровь в Нидерланды, не взирая на вякающего где-то в сторонке Пима Фортёйна (ему недолго оставалось вякать). Вместе с беженцами и мигрантами в стране появилось много интересных личностей. С 1998 года их становилось всё больше. Гостей. И все эти гости были радушно приняты простыми работягами из СФ без каких-либо проблем.

Как итог, их страна стала первой, что легализовала однополые браки в 2001 году. Иветт уже было 26, а она всё ещё не руководила всей страной единолично, но Ингвар не торопился. Он увидел их в числе первых четырёх пар, что сочетались браком сразу после легализации закона. Это приятно согрело ему душу и он посчитал это хорошим знаком.

Поползли слухи, что Совет вообще не собирался поддерживать ЛГБТ движение и что это они не поддержали Верховную. Это Ингвару и было нужно.

Безусловно, сразу после того, как слух стал закрепляться, репутация Совета была подмочена, но теперь сделать что-то с Иветт просто так у них уже бы не получилось. Она примелькалась, но расслабляться Ингвару было рано. Он медленно начал подготавливаться к операции по смене пола, продолжая свою тонкую игру с чужими мыслями. Активисты ЛГБТ и просто политически активные граждане, спустя ровно год после легализации однополых браков, добились ещё и легализации эвтаназии. Снова пышный праздник. Снова маленькая победа правительства Вима Кока и тех, кто его поддерживал.

Несколько известных и уже очень пожилых ведьм Шабаша заявили о том, что хотят, чтобы им провели эвтаназию. Йованна поняла, что что-то здесь не чисто, но было уже слишком поздно. Вскоре, она тоже заявила, что хочет, чтобы ей провели эвтаназию, потому что у неё обнаружили рак желудка и мучиться ей совершенно не хотелось. Более молодые члены Совета тоже начали что-то подозревать, но предъявить кому-то что-то было просто-напросто нечего: Ингвар, уже прям Ингвар, лежал в больнице для прохождения медикаментозной терапии и продолжения оперативных вмешательств, он же точно не при чём. Они не понимали откуда растут ноги у этих странных желаний, но продолжали стоически делать вид, что ничего не происходит. Ингвар вышел из больницы и созвал собрание ведьм Скандинавского шабаша и главы СФ Нидерландов, чтобы устроить вечер памяти прекрасной Йованны.

А после этого вечера началось что-то странное. Несколько ведьм умерло от остановки сердца спустя пару недель. Иные сошли с ума и стали нападать на людей, от чего их без лишних угрызений совести убивали агенты СФ. Со многими случились несчастные случаи, кто-то тяжело заболел. Инцидентов с ведьмами за два месяца произошло очень много. Расследование местного СФ ничего не дало и Рембрандта мировое сообщество посчитало некомпетентным в управлении СФ своей страны. Весь отдел Нидерландского СФ и политические деятели предложили и поддержали кандидатуру Бартоломеуса ван Деккена, вместе с тем за него вступились и прочие местные существа.

Ингвар, после того, как Бартоломеус ван Деккен стал Главой СФ, дал чистосердечное признание. Он сказал, что в тот вечер памяти Йованны, он подмешал в напитки довольно большое количество собственной крови, на которой он прочитал проклинающие заклятия, отдавая честь и хвалу Столасу, Андрасу, Аграт, Бельфегору, Елизаздре и ряду других демонов. Тонкость действия его проклятия заключалась в том, что неминуемую гибель встретят те из испивших, что загубили хоть одну жизнь своими собственными руками. И он показал, что пил вместе с ними. Начались масштабные проверки истории Ингвара, Бартоломеус не препятствовал даже международной комиссии проанализировать произошедшее и выяснилось множество подробностей, о которых Ингвар молчал и даже самому Бартоломеусу не рассказывал.

Вскрылось, что ведьмы из скандинавского шабаша действительно напрямую убивали ведьм, которые присоединялись к другому шабашу и, более того, юных ведьм "мазали" в делах главного шабаша, даже если они не хотели присоединяться к их страшной игре. Они манипулировали агентами СФ, чтобы те буквально ломали жизни неугодным им женщинам. Проверка памяти Ингвара показала, как ведьмы из шабаша, в особенности Йованна, издевались над ним, как приставляли к его спине пистолет на заседаниях, заставляя подтверждать их слова, как постоянно угрожали и унижали, как сильно ненавидели. Кроме того, вскрылась и сама история рождения на свет Верховной Ведьмы Иветт и что стояло за ней. Руки большей части ведьм из главного шабаша были по локоть в крови и неудивительно, что на большую часть из них проклятие подействовало.

Ингвара оправдали и даже назвали спасителем своей страны от тирании шабаша. Даже скандинавские боги принесли ему свои извинения, а он, в свою очередь, попросил представительниц, что остались в живых, покинуть Нидерланды раз и навсегда. С тех пор в Нидерландах всё спокойно и правят страной только ведьмы из демонического культа, но остальным не запрещено примыкать к другим и их мнение Ингвар всегда всё равно выслушивает, не забывая насколько неприятно не быть услышанным вовсе. Среди его приближённых остались представители ЛГБТ активистов, которых он знал, и, к 2020-му году, воспитанные им поколения молодых ведьм.

В жизни Ингвара с 2005-го года уже ван Деккена наступил полный покой. Он стал полноправным правителем ведьминского сообщества Нидерландов и страна им довольна так же, как довольны агенты СФ Барти. И другие главы тоже неплохо к нему относятся. Не то чтобы Ингвар считал это только своей заслугой, но да, он считает, что если бы не их знакомство, то его нынешний супруг, которого он безмерно любит, никогда бы не добился таких высот. Однако, он ни разу в жизни не ткнул ему этим.

С Верховными ведьмами других стран у Ингвара отношения выправились после всего этого: они-то видели в нём маленькую суку, которая гнобит других ведьм. Никто не знал о том, как его заставляли говорить то, что он не думал. Стоило ему открыто всё это показать, как отношение к нему стало не просто положительным, а почти располагающим.

Позднее, его союз с Беатрис, Верховной Англии, и Лучаной, Верховной Италии, стали даже называть в шутку "Демонической Триадой", не смотря на то, что Верховных, которые вместе со своими Шабашами поклоняются демонам, намного больше. У всего свои причины и говорить о том что и почему произошло будет неправильным. Просто знайте, что эти трое поддержат друг друга в любом случае и у каждого из них есть свои причины это делать. Если в случае с Беатрис это понимание друг друга на уровне политических деятелей, сильных и умных, плюс-минус её помощь в грамотном обтачивании его физиономии в 2010-м, то с Лучаной его связывает крепкая дружба, история которой началась с помощи молодой Луче в схожей истории с руководящим Шабашем.

После достижения своих целей, фактически, огнём и мечом дипломатически-революционной игры с щепоткой откровенно радикального уничтожения врагов, он смог удариться в саморазвитие и то, что всегда вызывало у него интерес, но на что никогда не хватало ни времени, ни влияния. Бесспорно, после смены пола, он стал одной из ЛГБТ-икон мира существ, но и про людей он не забывает. Ингвара ван Деккена страна знает как дизайнера-активиста, который вместе со своей командой помогает создавать искусство, продвигающее идеи равноправия и толерантности, человеколюбия и благостной жизни. Он тесно сотрудничает с политическими деятелями своей страны и Нидерланды могут не беспокоиться: и СФ, и магический мир не дадут проникнуть в их правительство каким-то узурпаторам, которые будут портить либерально-толерантную атмосферу, ставя под угрозу счастье и чувство защищённости граждан Королевства. Что характерно, Ингвар и его супруг тщательно следят, чтобы в правительстве были только люди и чтобы никто не смел влиять на них, кроме граждан, которые могут выйти с мирными протестами и демонстрациями. Уж кто-кто, а ван Деккен знает, что достаточно одной мощной и ушлой ведьмы, чтобы проталкиваемая идея была в фаворе у глав государств, но, да, он умалчивает о том, что некогда сам активно вмешивался в политику магическими методами. У него-то выбора не было, а сейчас выбор есть у всех.

Но да. Никаких скандинавских культов. Спасибо, больше не голодные.

Способности:
- Семь Чудес. Особенно развита у Деккена телепатия. Он достаточно легко коверкает свои собственные мысли, не давая никому прочитать что он думает, в то же время сам пробивает практически любую защиту мыслей от телепатического воздействия. Может читать мысли массово, вычленяя необходимую ему информацию. По аналогии хорошо развит гипноз и подселение в человека, управление его сознанием. Последнее он старается не афишировать. Впрочем, это не значит, что на остальные способности он забил. Провидение у него развито скорее в сторону защиты своих снов и прошлого, воздействия на его сознание, нежели на нападение и предсказание.
- Хорошо разбирается в проклятьях и тонкостях их хитросплетения.
- Неплохо стреляет.
- Автомобиль не водит, предпочитая велосипед.
- Владеет нидерландским, английским, немецким и французским языками.
Дополнительно:
- Дизайнерскому искусству начал учиться после того, как стал полноправной Верховной. Он не создаёт какие-то там массовые коллекции, скорее предаваясь откровенно эпатажному и гламурному креативу для красивых фото и видеосъёмок. У него неплохо получается, но он этим не кичится, развлекая своими творениями только звёзд телеэкранов.
- Стрельбе учился так же после окончания становления по предложению супруга.
- Покуривает, в том числе марихуану и гашиш, но в разумных пределах. Пьёт исключительно вино.
- Так как является транссексуалом, проходит гормональную терапию, щедро сдабривая её ещё и магическими составами.
- Финансово поддерживает организации по защите окружающей среды.

#ведьма #ждёт_нужного

+3

26

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png
все четверо обладают этим титулом. да-да, не удивляйтесь.

ВСАДНИКИ АПОКАЛИПСИСА

https://pp.userapi.com/c848416/v848416277/1ae624/AmxESWgrR5A.jpg
JAMES CROMWELL

Имя: Голод | Famine
Способности:
- Чрезвычайно силён физически.
- Обладает высокой устойчивостью к магическим воздействиям. На него невозможно наложить проклятие или контролировать его волю, не будучи хотя бы приблизительно равным ему по силе.
- Физические увечья заживают на нём достаточно быстро.
- Остальные способности не раскрыты по игре.

https://c.radikal.ru/c27/1810/aa/61fc4ff80cf9.png
TYLER MANE

Имя: Война | War
Способности:
- Чрезвычайно силён физически.
- Обладает высокой устойчивостью к магическим воздействиям. На него невозможно наложить проклятие или контролировать его волю, не будучи хотя бы приблизительно равным ему по силе.
- Физические увечья заживают на нём достаточно быстро.
- Остальные способности не раскрыты по игре.

http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png https://pp.userapi.com/c855432/v855432766/60c6c/f41SlE7NkXY.jpg

MELOVIN | FRANCES COBAIN

Имя: Смерть | Death
Способности:
- Обладает контролем над плотью. Может взорвать человека по щелчку пальцев или заставить его гнить заживо.
- Может воскресить того, чью душу забрал в себя или чья душа не уходила в Чистилище для дальнейшей реинкарнации. Более того, может восстановить тело умершего даже из пепла. Своего коня может призвать так же из "воздуха".
- Помимо контроля над плотью, может расщепить и любой предмет, заставив его стремительно разлагаться.
- Считается, что может уничтожить весь мир менее чем за сутки.
- Чрезвычайно силён физически. Слона, конечно, не поднимет, но железо погнуть или оторвать кому-то руку - запросто.
- Способен считывать через Астрал некоторую информацию о том, кого видит перед собой.
- Обладает высокой устойчивостью к магическим воздействиям. На него невозможно наложить проклятие или контролировать его волю, не будучи хотя бы приблизительно равным ему по силе.
- Физические увечья заживают на нём достаточно быстро.
- Может спокойно переходить из женского обличья в мужское, но сам предпочитает мужское.
- Его расу невозможно распознать.

https://pp.userapi.com/c848416/v848416277/1ae6be/1lpEBitsamA.jpg
SHAUN ROSS

Имя: Чума | Pestilence, Завоеватель | Conqueror
Способности:
- Может создавать из своей плоти и энергии насекомых, которые разносят различные болезни.
- Создаёт болезни, которые могут ослабить или убить даже очень маститых магических созданий. Чтоб вы понимали, он создал СПИД изначально таким образом, что тот не мог быть вылечен магическим путём и заразил им собственного брата - Смерть.
- Чрезвычайно силён физически.
- Его болезни настолько изощрённые, что могут даже позволить ему контролировать человека, подобно контролю паразитов над некоторыми организмами.
- Обладает высокой устойчивостью к магическим воздействиям. На него невозможно наложить проклятие или контролировать его волю, не будучи хотя бы приблизительно равным ему по силе.
- Физические увечья заживают на нём достаточно быстро.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ:

Всадников призвали Охотники в 1262-м году, рассчитывая на то, что смогут их контролировать. Призвать им удалось только Голод, Войну и Чуму. По-началу Всадники действительно подчинялись воле Охотников, т.е. уничтожали существ, но их разрушительный потенциал и желание выполнить волю Творца, т.е. разрушить мир, было куда больше, чем благодарность за освобождение. Они действительно "пошли в разнос" и стали, можно сказать, "заражать" магическим образом разных представителей мира существ и контролировать их действия, сея хаос в мире людей. Многие из-за влияния Всадников до сих пор не могут вспомнить как те выглядели и что конкретно они заставляли их делать.

В 1276 году, 22 июня, Папа Римский Иннокентий V призвал последнего Всадника, надеясь уже, вероятно, что либо мир наконец погибнет, либо Всадник остановит своих братьев. Он и другие священники провели обряд по его освобождению и призыву, поплатившись собственными жизнями. В знак солидарности и уважения к Церкви за собственный призыв, Смерть взял их кольца для того, чтобы потом запечатать в них своих братьев, если так будет нужно. И, кстати говоря, и себя самого. Одно из этих колец всегда находится в руках действующего Папы до сих самых пор.

Смерть был призван в этот мир женщиной. Первое время он изучал последствия деяний своих братьев и обосновывался в мире, где до тех пор не был ни разу. Ему требовалось время, чтобы, сначала, убрать связи между Всадниками и другими существами, ну и, конечно же, разгрести последствия их кипучей деятельности. В 1330-м году он попал в ситуацию, о которой рассказывать не очень любит и о которой знают очень немногие. Желая узнать придумали ли люди нового бога, который может помочь при борьбе с магическими болезнями Чумы, он попал в храм ложного бога, где над ним, пока он был женщиной, жестоко надругались вместе с другими юными девушками. Да, он после этого и не любит как раз женское тело и именно после этого инцидента предпочёл носить мужское обличье.

В 1350-м году Смерть запечатал Чуму, который пытался добраться до эльфийской Священной Рощи и заразить её скверной. Там он встретился с Сильваном и его сыном Аэлем впервые и уже более "официально", т.е. открыто признав кто он. Он преподал Сильвану жестокий урок, сначала убив всех эльфов с контрольной заставы, а потом, всё же, воскресив.

С богом Смерть связывают довольно тёплые отношения, которые развивались во многом благодаря тому, что Смерть всегда был заинтересован в помощи миру как таковому. Он несколько раз встречался с богом, потерявшим свою возлюбленную в лапах Астрального чудовища по имени Отец и обещал помочь ему с ним справиться.

Как на данный момент рассказывает сюжет, Голод добровольно сдался Смерти в 1354-м году, а Войну он изловил в 1358-м году. С тех пор он не выпускал обоих. По крайней мере, так говорит сам Смерть.

По каким-то причинам (Смерть говорит, что это потому, что он умеет ломать печать изнутри) Чуме удавалось сбегать от Смерти и заточения в кольце несколько раз, "подарив" миру вспышки эпидемий английского пота в 1485-1551гг, пикардийского пота в 18-19вв и, конечно же, создав СПИД в 1930-х годах. Болезнь изначально даже не лечилась магическим образом, не то что лекарствами, но Смерть заставил Чуму исправить хотя бы это. Остановить распространение уже не представлялось возможным. Потом он выпустил его перед Кэйли Уорд 14 февраля 2020-го и быстро вернул обратно.

С Кэйли Смерть связывает романтическая связь. Насколько сильно она глубока покажет только время, но, судя по всему, мимолётное увлечение с 2000-го года превратилось во вполне себе стойкое чувство. Он выслеживал девушку какое-то время, но близко не подходил, так как сначала не видел в том причин, считая, что она, как и большинство его знакомых, увидит в нём не личность, а просто "персонификацию явления", позднее же он начал неприкрыто сходить с ума с 19 марта 2009-го года. Оно Охраняет всё-таки смог не только надавить на Высшее Существо морально, но и воздействовать на него магически. По каким причинам пока не оговаривается, но предполагается, что единственной причиной является патологическая склонность Оно Охраняет всё портить и погружать в хаос и безумие.

С тех самых пор, Смерть предавался разврату, беспорядочным связям и наркомании, лишь бы хоть как-то держать свой утомлённый множественным воздействием извне разум. Иногда ему помогали встречи с Кэйли, но 19 марта 2020-го года, во время Парада в Астрале, проходившего в Нью-Йорке, к сожалению, он окончательно сошёл с ума и Чарли погрузила его в искусственный сон, дабы он не навредил никому.

Перед Парадом Смерть передал кольца Сильвану, и Чуме удалось снова сбежать.

Стоит отметить так же, что будучи в состоянии нестабильного сознания Смерть совершил ряд не очень хороших поступков. В начале марта 2020-го года, по словам Папы Римского Юджина Солсберри, Иешуа I, он убил сто тридцать восемь человек, замешанных в некоем тёмном культе. Он просил Кэйли помочь Всаднику через некоторых своих знакомых, но та не смогла осуществить его замысел: увы, Смерть просто сбежал тогда и залёг на дно. Папа уладил вопросы с его преступлениями.

Как дальше будет развиваться судьба Всадников покажет игра.

+2

27

https://pp.userapi.com/c848416/v848416277/1ae616/Em-hSTpohzc.jpg
Настоящее имя: Реджинальд Фаст
Раса: Фейбл
Известен как: Глашатай | The Herald
Способности:
- Может распространять какую-то информацию по всем фейблам сразу или по определённой группе. Это, однако, легко отслеживается.
- Владеет рубиновыми туфельками, от того легко перемещается в пространстве.
- Знает рецепт Глэмора, который позволяет ему прикинуться кем угодно.
- Держит при себе мел Хомы Брута.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

С 1982-го года о нём практически никто не слышал, но до этого времени он служил Высшим. Лишь в последние пару лет о Глашатае пошли слухи, мол, жив, пройдоха, но пошли эти слухи исключительно по революционерам, не затрагивая ни правящую верхушку, ни тех, кто ей верен. Он достаточно осторожен в выборе союзников.

Является отцом Гонца и дядей Крысолова. Сына любит очень сильно и в мире людей стал проявлять это более активно, особенно после того, как встретился с ним, будучи уже учтённым как труп. Труп оказался на редкость живым и активным: он вовсю мутит воду в стане революционеров, который расширяет, прежде всего, собственными усилиями. Для того, чтобы обнаружить готовых ему помочь фейблов, он очень много читает. В книгах и сказках людей очень часто упоминаются фейблы, которых он даже никогда не знал. Только читая о них, он может иметь представление кто может принять их сторону и владеть какими-то полезными навыками или предметами.

Планирует сотрудничество с Луи Арпо.

После того, как подстроил свою гибель и исчез, первое время предавался всяко-разно порочным удовольствиям, часто на пару с Петухом, с заядлой периодичностью. Это во многом было связано и с ощущением безысходности, и с тем, что его жену Высшие всё-таки погубили. Он мог говорить о ней с тёплой иронией, но он действительно любил её. Она во многом смягчила его острые углы как будучи живой, так и умерев. Он с трудом, но всё же взял себя в руки, чтобы отомстить за неё и за своего сына, при том освободив свой народ от тирании Высших.

В мире Фейблов он считался примером для подражания. Реджинальд поднялся буквально из грязи в князи, благодаря своей смекалке, остроте ума, красноречию и прекрасным манерам. Сейчас от его строгого и властного образа мало что осталось, но, в общих чертах, он всё тот же. Особенно когда дело касается женщин: он не очень высокого мнения об их интеллектуальных способностях, пока те не докажут обратное. Сына в те дни не перехваливал на его глазах, зато за спиной всегда ставил его в пример всем, от своих племянников до кого-то левого, от того Гонца считали едва ли не золотым ребёнком. Вообще-то, для Глашатая он такой и есть, просто сыну об этом знать не обязательно.

Считать его до конца хорошим не стоит. Это человек, который прекрасно понимает, что иногда чем-то надо жертвовать. Своим сыном, однако, жертвовать не готов, от того находится в союзе с Румпельштильцхеном.

Его дальнейшая судьба будет раскрываться по игре, вместе с дополнительной информацией о его личности.

+2

28

https://funkyimg.com/i/2Z3Lq.png

Настоящее имя: Антуанетта | Antoinette, иногда называют Анной, Аннет и Железной леди.
Местонахождение: Копии есть в офисах СФ по всему миру

Как программа впервые появилась в 1996-м, как робот - 2018. Точное авторство программы "Антуанетта" до сих пор под вопросом, так как лаборатория СФ Англии приписывает это изобретение как "внутренняя разработка, общее достояние". Слухов на этот счёт ходит довольно много, но никто пока не проверил их.

Антуанетта - не живое создание. Она - робот, причём робот, который является эдаким библиотекарем, хранителем данных для СФ. Она пока ещё не ходит, а только стоит на месте или сидит в кресле-каталке, но в ней уже заложено множество данных о тех или иных событиях прошлого и программа, позволяющая ей проводить логические параллели между ними. У неё нет характера и она всего-навсего поставщик информации. По крайней мере, пока.

По эпизодам, если читать внимательнее, можно увидеть, что она иногда делает немного не то, что у неё просят, а то, что считает нужным. Почему? Скандалы-интриги-расследования.

0

29

http://s017.radikal.ru/i421/1604/97/c9088823c899.png

Настоящее имя: Джеймс Морриган | James Morrigan
Известен как: Капитан-специалист СФ по фейблам
Местонахождение: Жил в Нью-Йорке, Америка. Пропал без вести.

Его собственный отец, Руперт Морриган, так же был агентом СФ и сына своего с лет четырнадцати посвящал в свои дела. Ему казалось это хорошей идеей, к тому же мальчонка был и правда смышлёный. Конечно, не обходилось без милых глупостей вроде побегов на концерты с друганами, алко-трипы и сигареты в шестнадцать, да, но, в целом, Джеймс и правда горел желанием стать детективом в СФ.

Когда ему было восемнадцать он познакомился с кихирет Алин Рис Эванс. Это было забавное знакомство, учитывая, что его отец, как работник социальной адаптации, помогал ей устроиться в Нью-Йорке при переезде, а пока помогал пригласил её к ним на пару ночей, пока он не уладит пару проблем с её будущим жильём. Девушка покорила его своими прекрасными голубыми глазами и роскошными кудрями, весёлым и лёгким нравом и готовностью в любой момент сорваться для чего-то безумного. Она не производила на него впечатление долгоживущего существа от слова совсем. Он пел ей серенады под окнами, будучи крутым "роцкером", а там и предложение сделал, уже поступая в Академию СФ. К его удивлению, она согласилась легко, а отец долгое время его отговаривал.

Надо сказать, что особенно его привлекли фейблы. Ему их история показалась очень грустной, а то, что рассказывал отец про их народ и их традиции, про их опинион-лидеров, персон нон-грата и социальные проблемы трогало до глубины души. Может, тому была виной его собственная безумная любовь к чтению, может сказки, которые отец читал ему на ночь по ролям, может просто доброе сердце и какая-то внутренняя тяга к справедливости.

В 77-м году у него родилась первая дочь - Эмма Морриган. В 79-м - вторая, Кэйли. Он безумно любил Алин и любил девочек, но, к сожалению, счастье продлилось недолго. Алин изменилась, точно бы, в один день. Она сказала, что заберёт дочерей и сделает их кихирет. Морриган был в шоке: он не понимал зачем она это делает? Женщина отказалась что-либо объяснять, он падал ей в ноги и молил не бросать его и не поступать с ним так, а она, в ответ, просто забрала одну Кэйли, выкрав её ночью. Брак был расторгнут без её участия и он не знал куда она исчезла.

Он был неплохим отцом-одиночкой, спал по два-три часа, но уделял дочери время, а вот отец постоянно пилил его. "Не люблю говорить, что я тебя предупреждал, но я тебя предупреждал," - эту фразу Джеймс был готов выгравировать его эпитафией в 83-м. Сначала Морриган злился на него, на Алин, на себя, а потом...смирился. Злость не имела смысла. Ему нужно было воспитать дочку и строить карьеру, чтобы не опозорить честь своей фамилии.

О существах он Эмме не рассказывал до рокового дня в аниматроник-парке в июле 90-го года. Они с Эммой были на пожаре в момент трагедии и на ноги девочки рухнула огромная тяжёлая балка, практически перерубив ей ноги от колен до ступней. Она едва не умерла от болевого шока. Морригану просто повезло, что там оказалась ведьма, которая остановила магией кровотечение и обезболила его дочку. В больнице уже сказали, что ноги девочке не спасти.

Он помогал вести расследование в аниматроник-парке именно поэтому.

Кэйли вернулась к нему сама, когда ей было 19 лет. Он был рад видеть её и рассказал ей свою историю и познакомил её с сестрой: Эммой Морриган, которая, впоследствии, стала больше известна как Марджолайн Гриффит в кругах существ и СФников.

Доподлинно известно, что он занимался многими проблемами фейблов, что у него в последние годы была депрессия и проблемы с сердцем. В 2000-м году он пропал без вести и, судя по всему, пропали и все его документы-наработки по фейблам. Что важно: Кэйли до сих пор чувствует, что он живой.

+1

30

https://pp.userapi.com/c855432/v855432766/60e75/t4ewc0aAwHM.jpg

Настоящее имя: Адам Питерс | Adam Peters он же Мадам Тремиллия | Madame Tremillia
Известен как: Доктор-исследователь в Рюгене
Местонахождение: Пхеньян, Рюгён

► Мадам Тремиллия - это альтер-эго Адама, в котором он гадает на картах Таро для всех желающих, но строго в определенные дни. Он переодевается в женскую одежду, говорит о себе как о женщине и ему чертовски это нравится. Он пансексуален, да, но, если честно, больше все таки "по мальчикам".
► Лидер Коалиции Мистификаторов до своей смерти 25 апреля 2020 года. На момент его смерти, ему было 44 года.
► Адам получил колдовские ведьминские способности от своей бабушки, которая решила, что будет лучше передать их внуку. Так он стал провидцем, пусть и не очень высокого уровня: ему этого было достаточно для того, чтобы успешно отучиться на медицинского агента СФ, зацепить своими исследованиями Генриха Соттера и стать значимым членом Коалиции. Свои эксперименты в Рюгене он проводил тайно, но они не были чем-то таким, что было бы опасно для окружающих и кому-то бы вредило. Пожалуй, кроме него самого, но то детали.
► Говоря об Адаме, как о человеке, следует сказать, что он был очень порядочным и заинтересованным человеком, увлекающимся, сильным духом. Не смотря на то, что был хорошим лидером, больше предпочитал одиночную работу. Не потому, что терялся в команде, не любил людей или боялся управленческой ответственности, нет, просто психологически комфортно ощущал себя именно в одиночестве.

0


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Администратора