Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » These violent delights have violent ends


These violent delights have violent ends

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

These violent delights have violent ends
Картинка будет позже
1. Место действия
Англия, Лондон, недалеко от здания главной редакции «London Today»
2. Время и погода
27 января 2020 г, 13:00 и далее, +6 градусов
3. Действующие лица
Брендон Райт (Киллиан Фоули), Ирма Росси

Очередное мелкое происшествие, а Брендон Райт не примянул воспользоваться этим, чтобы лично навестить главного редактора журнала, пусть в последнее время отношения были максимально натянутыми. Обеденный перерыв у многих, но агент будто специально выбрал такое время, словно хотел максимально замылить глаз своим присутствием, если бы не один звонок…

0

2

- Да, - процедил сквозь зубы Брендон, стоя под козырьком здания так, что его не сразу можно было заметить мимопроходящим людям, - все в порядке, вечером буду в баре.
Видно было, что мужчина крайне недоволен тем человеком, с которым говорил. Он нервно оглядывался, а хмурая морщинка явственно пролегла меж бровей.
- Нет, зая, - как же он ненавидел это слово, цедя его сквозь зубы, - не надо подружек брать. Нет, не потому что я против них.
Вообще-то против. И против этой бабы, которая уже неделю делала ему мозг всеми возможными способами, хоть не при посторонних, и на этом спасибо. При посторонних эта овца вела себя словно сама забота и ласка, учитывая, что мужчина только шел на поправку. Его выписали через полторы недели после того гребанного посещения Ирмы, только дали рекомендации и заставили ходить на обследования. К работе Райт приступил спустя дней пять, хоть не брался ни за что особо опасное, понимая, что лучше нормально привести себя в форму, чем кидаться геройствовать зазря.
Вот только сам, невольно, старался заглядывать в офис газеты, передавая информацию непосредственно главному редактору. Не то, чтобы это удавалось провернуть часто, да и отношения натянутые были, особенно когда ему позвонила девушка, с которой Брендон познакомился накануне в баре, спросив, не против ли он еще раз встретиться. Прямо в тот момент, когда мужчина что-то говорил Ирме по очередному делу. Так что, совершенно забывшись, Брендон включил громкую связь, чтобы было удобнее отвечать на звонок, если это по работе.
Сказать, что он почувствовал себя тогда в ловушке – не сказать ничего. Пришлось соглашаться, к тому же это был прекрасный шанс показать Росси, что он обычный нормальный здоровый мужчина, который не собирается зацикливаться на прошлом. И не важно, хотела это видеть сама Ирма, или нет. Вообще именно в момент звонка злость Райта стала столь сильной, что он назло согласился, светя якобы довольной рожей. Скрывать реальные желания он еще со школы умел.
С той девушкой по итогу так ничего и не вышло – она была его младше лет на восемь, да и строить какие-то новые отношения Брендону не захотелось. Но и Ирма вызывала какое-то долбанное чувство досады.
Так что сейчас, стоя на улицы у здания газеты, мужчина стоически слушал то, что говорила ему бывшая пассия, стараясь удержать лицо, которое, пожалуй уже готово было начать дергаться. Погода была даже сносной для зимы, сам Брендон был в черном пальто, прижимая телефон к уху.
- Нет, Дафна, я правда не против их, и ты знаешь это. Да, до вечера, да, - он все-таки сбросил, понимая, что от его сносного состояния не осталось и следа, - твою, сука, мать! Какого хера она вытворяет?!
Он прорычал это уже в отключенный телефон, словно тот мог дать ответ на его пространственный вопрос. Нервы ни к черту! Ему надо собраться и уже шагнуть в офис газеты, но раздражение явно зашкаливало, так что успокоиться он пока не мог.
- Она, блять, специально что ли? А, сука, да, блять, специально, - он не орал, тщательно контролируя свою агрессию и жалея, что вообще снова вляпался в нее. Мужчина знал, что ничего, конечно, с Дафной у него не выйдет – она лишь средство, чтобы скинуть свой стресс, но кто ж блять ожидал, что этого стресса у него будет теперь еще больше. Одному Творцу известно, сколько сил понадобилось Райту, чтобы не швырнуть смартфон об стену.
Вдох, выдох, Райт, иначе все поймут, что ни черта не нормально в жизни Брендона Райта, а этого мужчине не хотелось из принципа. Насрать. У него должно быть все в норме. Потому что сам Райт так решил и точка.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

3

Ирма вышла из здания редакции не одна, а в компании мужчины. Он был среднего роста, крепкого телосложения, одет в кожаную куртку с меховым воротником, джинсы и ну просто ультра-крутые ботинки фиолетового цвета, в тон куртке. За его спиной была гитара и он приобнимал Ирму за плечи. Его было очень много. Такие люди просто сразу бросаются в глаза своей вычурностью и шармом. Но тут важно было не столько это, сколько тот факт, что этого парня можно было увидеть на рекламной афише, напротив редакции.
- Давно ли ты была в Париже, дорогая Ирма? - спросил он у нее с явным французским акцентом. - Полагаю, что давно. Ты же тут совсем заработалась, небось и новый год на работе отмечала?
- Да, так и было, - она усмехнулась, кивнув в сторону продавца кофе в передвижной палатке, - у тебя у самого, смотрю, гастроли?
- Закончились, - он хохотнул, - сегодня я просто хочу поймать небольшую тусовку в баре. Надеюсь, составишь мне компанию? Там много кто будет. Открытое мероприятие, только за вход заплатить.
- М, даже так, - Ирма достала карту и заказала себе кофе.
Мужчина проследовал ее примеру и они оба закурили. Женщина глянула в сторону и увидела Киллиана. Его недовольная рожа уже порядком надоела за эти дни. Ей казалось, что он специально захаживает, чтобы... чтобы она что-то почувствовала, что ли. Она чувствовала, надо заметить. Усталость. Это было похоже на какую-то идиотскую игру.
- Сама-то выступишь, м? - Август пихнул ее локтем в бок и улыбнулся ей. - Я бы тебе помог вообще бросить все это дело и заниматься музыкой. Зачем тебе журналистика с таким голосом?
- Мне нравится, - она пожала плечами, переводя взгляд с Киллиана на собеседника, - выступлю, если ты так хочешь. Вообще, думаю, пойти вместе - отличная идея. Ты же сам знаешь, как я люблю атмосферу творческих вечеров и барных посиделок.
- Отлично, - он кивнул, - тогда я тебе скину координаты.
Чмокнув ее в щеку, он забрал кофе, махнул ей на прощание рукой и пошел вперед по дороге, напяливая солнцезащитные очки. Ирма посмотрела ему вслед, улыбаясь, а потом снова вернула внимание Райту, подходя ближе. Сигарета в одной руке, бумажный стаканчик в другой, расстегнутое пальто, поверх строгого пиджака, белой рубашки и джинс. Обычный рабочий вид.
- Привет. Что-то у тебя вид хмурной. Как самочувствие? Опять по работе принесло? - она отпила кофе и окинула его взглядом. - Вечер, думаю, с лихвой компенсирует тебе все страдания дня. Или ты продинамил бедную...как там ее?
Она подмигнула мужчине, вставая рядом и устремляя взгляд перед собой.
- Если хочешь, скину тебе вечером место, куда и сама пойду. Там, вроде, будет какая-то неплохая движуха. Музыка, песни, танцы, все вот это. Зная Августа, это точно будет здорово, - она опять отпила кофе, похрустев шеей. - Господи, душу бы отдала за массаж шеи... Позову и Николь. У нее, вроде, какой-то новый парень. Может, я, наконец, его увижу. Слушать ее рассказы об огромном достоинстве и сильных руках просто невыносимо... оу, да, забываю, ты ненавидишь простую болтовню. Так чем обязана, офицер? 
Ирма повернула к нему голову, вопросительно вскинув брови.
[icon]https://funkyimg.com/i/32nCS.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]oh, shit, here we go again[/status]

+1

4

Казалось бы, нервы успокоить очень даже просто - достаешь пачку сигарет, зажигалку. Щелчок, незаметный в дневное время огонек, и жизнь налаживается, когда дым застилает глаза. И стоишь, отгоняя все негативные мысли из головы. То есть по факту вообще все. С каждой затяжкой все легче контролировать злость, а от подобного кажется, что контролируешь всю свою жизнь.
Своей бывшей мужчина позвонил недавно, и то вышло случайно. Он не собирался вляпываться снова, просто так получилось, что на работе почти полное безделье для самого мужчины, дома только Бонго, который теперь шарахался от каждого скрипа, сначала рыча, а потом поскуливая и прижимаясь своей квадратной головой к ногам Брендона. Досуг, который был для агента необходим, стал не доступен в полном объеме. А Ирма… оставалась Ирмой.
Он напился. Он тогда напился почти до бессознательного состояния, и сам не ожидал, что Дафна возьмет трубку, да еще и согласится встретиться. Как итог – она сейчас битый час просила его пойти в бар закатить какую-нибудь сумасшедшую тусу, походя пытаясь убедить, что ее подруги и коллеги по работе не будут лишними. В такой момент Брендон ощутил себя каким-то древним стариком в теле тридцати пяти летнего. Нет, Дафна всегда была яркой, зажигая всех и каждого, брала от жизни все, что плохо лежит, а уж от того, что дают, не отказывалась никогда. Даже в плане отношений с мужчинами. Брендону по итогу было все равно, но в прошлый их разрыв он был лет на шесть младше, и из принципа не стал мириться с тем, что девушка нашла себе кого-то еще. Для него подобное приравнивалось к нарушению договора. Он то исполнял все обязательства. И вот сейчас, докуривая и кидая бычок в мусорку, подуспокоившись, мужчина осознал, что, кажется, стал стар для подобного дерьма. А может, тут было совсем другое. Или другая. Всё ведь не то, и Дафна не та, при виде кого словно земля ушла из под ног.
От мыслей его отвлек новый вид. Ирма. С каким-то мужчиной. Райт сначала приподнял бровь, наблюдая, как парочка выходит из здания газеты, а затем понял, что сигареты не помогли. Внутри все начало закипать с новой силой, ворочаться, когда он, не отрываясь, смотрел на того типа, который словно издевался, еще и рожей светя на плакате. Значит вот как… ну да, она ж записала свою песню, выпустила даже. Слабая надежда, что это то самое его недопонимание, еще теплилось, когда Ирма заметила агента. Райт тут же постарался придать своему лицу максимальную невозмутимость, облокачиваясь о стену, да скрещивая руки на груди. У него даже почти получилось, если бы не хмурая складочка меж бровей. Когда этот… собеседник Росси пригласил ее в бар, Брендон даже посмотрел с таким вот издевательским изумлением, словно молчаливо спрашивая: «Этот? Серьезно? Правда, вот этот?»
Ничего особого против музыканта мужчина не имел, но это не мешало беситься от того, как Ирма решила расставить приоритеты. Поэтому врубилось его поведение – все вокруг идиоты, Ирма, я не думал, что ты на таких западаешь.
Когда женщина подошла, Брендон выглядел вполне спокойно, словно по нему проехался танк. Никаких видимых эмоций, он сдох. Только, видимо, Ирма все равно смогла заметить его состояние, что добавляло всей ситуации паршивости.
- Той девочке лучше о начавшейся карьере думать, а не о тридцати пятилетних сержантах полиции, - хмуро проговорил он, понимая, что нет смысла держать лицо, - так что как видишь. Нет, я не с нею, - даже усмехнулся.  Отметил, как Ирма встала рядом, доставая небольшую флеш карту, - вот. Тут информация по небольшому делу. Буду признателен, если посмотришь. Кажется, у нас слишком много свидетелей.
И как же его резануло звание, которым она его наградила. Знает же, куда бить.
- Мне все равно делать нечего особо. На задание не вылезаю пока, а физическая нагрузка нужна, - снова не смог сдержать злую усмешку, - так что хожу, дышу свежим воздухом. Говоришь, - задумчиво посмотрел на Ирму Брендон, - в баре будет движуха? Дафна как раз искала, где бы нам отдохнуть, - он будто бы задумался о предложении. И так оно и было, кроме некоторых нюансов, - так что давай, - все-таки запнулся, чтобы потом выдать с такой вот тонкой издевательской ноткой, - буду рад. Хотя слушать вздохи Николь о сильных руках – это конечно та еще пытка.
Он все-таки фыркнул.
- Кто вообще может ее выносить? Ах, да, - так, хватит нести херню, Райт.
Мужчина снова полез за пачкой, выуживая новую сигарету и закуривая. Блять, он снова чувствовал потребность говорить. не важно что, может колкости, нести бред, о любви, о жизни, да хоть о чем-нибудь, только… как сказала Ирма, она не будет тратить на это время.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

5

- Ну, она же не всегда такая, - Ирма пожала плечами, рассматривая флешку, - ладненько. Погляжу что там можно будет сделать. Если это еще в моей власти, то ничего лишнего свет не увидит... если что-то уже вне моих компетенций - я сообщу. 
Дафна. Какое отвратительное имя. Кажется, так звали ту девку из Скуби-ду, которая поглупее, но покрасивее. Иронично-то как. Аж до зубного скрежета иронично.
- И, да, здорово. Ты и Дафна. Думаю, вы классно проведете там время. Если там будет возможность, может, перекинемся парой слов, - она затянулась сигаретой как-то поглубже, смотря опять перед собой, потом выдохнула, кивая самой себе, - даа... парой слов...
Ирма зашипела, положив руку на шею и опять покрутив головой.
- Господи, да что со мной сегодня. Как будто в шею и в позвоночник гвозди вбили, - пробормотала она недовольно, затянувшись снова и, вдруг, щелкнув пальцами в воздухе, мол, вспомнила. - Кстати, да...сержант. Надо, наверное, было так к тебе и обратиться. Офицер как-то привычнее. И игриво звучит. Знаешь, вот эти шуточки, мол, "у меня проблемы, офицер?" Учитывая, что с переходом в новое звание у тебя возникли проблемы, поди подумал, что я специально над тобой издеваюсь. Капитан Мнительность.
Она легко толкнула его локтем в бок, залпом допивая кофе и бросая стаканчик в урну, вместе с сигаретным окурком. Поболтать бы с ним еще. Так вот, ни о чем. Без обязательств. Но это опять плохо кончится. Она пообещала себе перестать на нем зацикливаться. Попытка повернуться к прошлому лицом и протянуть ему руку провалилась, все, крестик, закрыть окно.
- Думаю, мне пора. Я не собиралась выходить на перерыв дольше, чем на пятнадцать минут и не собиралась обедать, - Ирма чуть кивнула Киллиану. - Хорошего тебе дня. Не перенапрягайся слишком сильно. Может, увидимся.
Вот, молодец, Ирма, так держать, разворот и ушла, не оборачиваясь, спокойненько. Про себя понимала, что жрать не хочется как раз на нервной почве, а он, вот этот придурок, и есть эта нервная почва. Интересно, сколько это продлится на сей раз? Главное, чтобы это сильно в глаза не бросалось в итоге. Вроде бы и не должно.
Да он же мог передать ей информацию по почте, мог послать кого-нибудь. Зачем припирается лично? Зачем все это происходит? Ей казалось иногда, что он не хочет ее отпускать, хочет добить, помучить, посмотреть насколько сильно она раскаивается за то, что когда-то сделала, чтоб она еще прощения попросила пару-тройку раз...и показательно не простить. Или, может, он хочет и правда побыть друзьями? Попытаться быть друзьями. А может она все выдумала и он и правда по работе?
Покрутив перед лифтом флешку в руках, она мотнула головой, сжав ее в кулаке. Нужно сосредоточиться на работе. Вечером и так... совершенно ясно, что они встретятся там. И еще большой вопрос кто из них будет искать этой встречи больше: он или она.

[icon]https://funkyimg.com/i/32nCS.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]oh, shit, here we go again[/status]

+1

6

Брендон в принципе не ответил бы, почему не мог нормально слушать Ирму сейчас и не закипать. Она ничего такого не сказала, вроде общается как обычно, а злость все больше набирала обороты, так что затяжки становились чаще. Мужчина дернул плечом. Все-то она подмечала. Зараза, вот какого хрена эта женщина знает его лучше всех, и при этом… а ничего при этом не происходит. Он не может быть с ней другом, даже не понимал того, как Росси пытается общаться чисто приятельски. Ему казалось, что она его специально злит таким вот всё понимающим поведением.
- Не обращай внимания, все нормально, - сдержанно проговорил он, когда Ирма сказала про сержанта, слегка поддев его локтем, - ну хоть где-то я капитан.
Он пошутил в тон с нею, и даже как-то проще все стало на мгновение, пока женщина не сказала, что ей пора. И задержать бы ее, да только Райт снова ощутил какой-то ком в горле, от чего нахмурился сильнее, провожая Росси взглядом. Вот так вот она и ведет себя, словно они старые добрые знакомые. Словно ничего не было, так, встреча старых одноклассников. И как же это было невыносимо!
Киллиан докурил, отправляя бычок следом за стаканчиком, который выкинула Ирма, так и не сдвинувшись с места. Он видел, как она заходит в редакцию газеты, а на душе снова какой-то холод. Он не мог быть с ней просто другом. И с ужасом думал, что если так, то придется ее вычеркивать полностью из жизни, если это будет продолжаться дальше. Он же не выдержит так – станет совсем невыносимым, о да. Кажется, этим вечером он снова напьется. Надо же, обычно подобным агент никогда не злоупотреблял. В любом случае, вопрос надо как-то решать, хотя мужчина никак не мог найти в себе силы, чтобы это сделать.
- Дафна? – проговорил он, когда достал телефон и набрал номер, - ты говорила про бар.
И даже голос спокойный, безразличный, ничем не выдающий той бесконечной тоски.
- Ага, - он, наконец, отлип от стены, решив, что пора возвращаться в офис, - я знаю одно место, тебе понравится. Нет, - в трубке ему что-то ответили, - давай сегодня вдвоем, ок? Да, понял, угу…
Дальше ему осталось только слушать женщину, которая продолжила ему что-то говорить.
***
https://i.postimg.cc/gjHszGRy/image.png

В баре вечером и вправду было шумно. Кажется, намечалась живая музыка? Что ж, тоже неплохо. Брендон сидел за столиком, совершенно собранный, в своей скучной одежде – джинсы, темно-серый свитер. Рыжеволосая женщина, сидевшая напротив него, сильно контрастировала с агентом. Распущенные рыжие длинные волосы, яркий макияж, одежда для бара самая подходящая. Нет, она не была вульгарной, просто ощущалось, что Дафна, как звали женщину, предпочитала впечатлять. Ей очень шли огромные кольца серьги, и так же неплохо смотрелась белая блузка с черным распахнутым жакетом. Яркости добавляла бижутерия, веселенькой расцветки. По сравнению с нею Райт выглядел слишком приземленным.
Женщина потягивала довольно легкий пока алкогольный коктейль. Голубая лагуна. Перед Брендоном стояла стопка коньяка, к которой он еще не притрагивался. Мужчина периодически осматривал зал, будто искал кого-то.
Пара пришла не так давно, Брендон заехал за Дафной сразу после работы, на что она покачала головой, отмечая, что выглядит он совершенно не так, как подобает человеку, решившему весело провести время.
- Я все-таки не понимаю тебя, - говорила женщина, - спустя шесть лет, Брендон. Серьезно?
Она прищурила глаза, словно пыталась что-то углядеть в его выражении лица.
- Хотя я тебе тогда сказала, что ты первый вернешься, но никак не ожидала, что это будет правдой!
Дафна рассмеялась, на что мужчина хмыкнул.
- Ну сказала, и что? Твоя фамилия Аддерли, так что ничего личного, - он усмехнулся.
- О, так я у тебя записана по фамилии, а не наглая сука, - многозначительно покивала она, продолжая посмеиваться, - ты как всегда умеешь удивлять.
- Не имею привычки давать прозвища, как будто ты не знаешь.
- Знаю-знаю, но думала, что ты мог сделать исключение. По старой памяти. Слушай, почему мне кажется, что ты кого-то высматриваешь?
Брендон резко дернул головой, возвращая взгляд на женщину.
- Ха, - ткнула указательным пальцем в сторону мужчины, словно подстрелила, - бам! В яблочко. Так и знала, что тут не все так просто. Все надеюсь, что ты мне ответишь, что это было. Я уже пятый день ломаю голову, между прочим. Звонишь, еле ворочаешь языком, прося приехать. На удачу, я как раз посралась со своим, так что тебе, можно сказать, повезло.
- О, вот это подарок, конечно, - многозначительно протянул мужчина, - как я сказал, тебя это не касается. И я не думал, что ты все-таки приедешь. Поверь, - мужчина не скрывал ироничного тона, - я не меньше тебя удивился такому повороту.
И вправду, зачем он продолжает общаться с нею, если понимает, что она его раздражает своей болтовней, если его бесит даже то, как она пальцем невзначай водит по своему бокалу с коктейлем. Да даже цвет этого коктейля раздражает его! Нет, где-то там, далеко в мыслях, он рад ее видеть. Точнее не саму Дафну, а воспоминание, когда ему еще не стукнул тридцатник, и когда они действительно пытались выстроить отношения. Только, как оказалось, Дафне это было не нужно. Ничего, кроме стабильного спутника, который прикроет глаза на ее «поиски себя», закончившиеся в постели их общего знакомого. Райту в принципе было плевать, когда он холодно выставил ее вон. Успели ведь даже почти съехаться. И почти все равно было, когда он слушал: «Сам ко мне приползешь, кому вообще ты нужен, скотина!»
Сейчас она не шибко поменялась, но, кажется, стала поспокойнее. Брендон понимал, что происходящее больше недоразумение, хотя где-то было и интересно узнать, кто чем живет. Встреча бывших любовников, здравствуйте.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

7

https://funkyimg.com/i/35cij.png https://funkyimg.com/i/35cik.png https://funkyimg.com/i/35cim.png
Мимо столика Дафны и Брендона продефилировала мадам, которая ну явно мадам то и не являлась. Она вроде бы прошла мимо, а потом, присмотревшись к лицу мужчины, остановилась и описала окружность перед его лицом наманикюренным указательным пальцем, сведя губы и брови, а потом заулыбавшись широкой, белоснежной улыбкой.
- Да ладно? Ты! Да ладно!? - обратилась она, похлопав в ладоши после этого. - Божечки-кошечки, как ты изменился! Ну прямо красавец-мужчина стал, я в восторге! Не узнаешь меня?
Она посмотрела на Дафну и улыбнулась и ей, подмигнув.
- Кассандра Дюпре, - она постучала сразу всеми пальчиками по плечам что Дафны, что Киллиана. - Когда-то я знала этого парня. Он тогда был таким щупленьким и страшненьким, а сейчас вон какой похититель дамских сердечек... ох, но извини, сладкий, я уже занята.
Дюпре показала помолвочное кольцо на пальце и рассмеялась, поправляя блондинистый парик.
- Я потом тебя выловлю, дружочек. Уж больно поболтать охота, сто лет не виделись, столько всего рассказать надо!
Она, бодро цокая каблучищами, удалилась туда, куда шла: к барной стойке, где было полным полно народа и все явно таких вот, творческих мастей. Ярко накрашенные, воркующие между собой девушки в блестящих платьях, какие-то юноши, покрытые татуировками чуть ли не с ног до головы, пара испанцев с гитарами. Заиграла музыка и на сцене появился Август, в компании какого-то мужчины, бомжеватого вида (о, Киллиан мог его знать - местный непростой бродяга-информатор Жасмин Бернар). Вся тусовка у барной стойки заапладировала, как и остальные присутствующие в баре. Вот тут и Ирма появилась: она только зашла в бар, а увидев знакомого громко свистнула. Август помахал ей рукой, а сама она тоже отошла к стойке. Они начали петь. Ирма и Дюпре поцеловали друг друга в обе щеки, да и вообще все эти люди у стойки знали ее, судя по тому, как они затащили ее к себе и усадили рядом. Они подпевали песне и танцевали, кто стоя, кто сидя. После песни, Бернар куда-то сдрыстнул, вероятно только ради этого выхода сюда и приперевшись, а Август перешел к своей персональной шоу-программе. Love you when I'm Drunk, Oh Girl You're The Devil, Je dis aime и бессмертное Boum Boum Boum. Из туалетной комнаты, поправляя юбку, выпорхнула Николь, на ходу еще и волосы приводя в порядок, и тоже направилась к общей тусовке у стойки, где, видимо, было очень шумно. Ирма переводила взгляд с одного говорящего, на другого, потягивая виски с колой и широко улыбаясь, пока с одной стороны ее к себе прижимала Дюпре, а с другой стороны Николь что-то рассказывала, активно размахивая руками. Афроамериканка что-то шепнула ей на ухо и Росси сразу заискала кого-то глазами. Увидев Киллиана, она весело помахала ему рукой, тут же снова вернув внимание Николь. Дюпре непонимающе посмотрела на нее, потом на Киллиана, потом снова на нее и снова на Киллиана, с таким вот, мол, ты че вообще там до сих пор? Скривив недовольную моську, Кассандра перевела взгляд на Николь и приложила ладошку к губам. Ирма тоже ошалело как-то приоткрыла рот и выставила ладонь в сторону Ник.
Из-за музыки и общего шума, конечно, Киллиан не мог слышать о чем они толкуют, но понять было несложно, потому что Николь аж подпрыгивала, рассказывая, а остальные смеялись и удивлялись. Одна из девушек изобразила такой вот пошлый характерный жест, вставляя палец в кольцо из ладони, поигрывая бровями. Ирма перевела взгляд на Августа, коротко окинув взглядом Дафну, как бы походя, мимолетно.
- Из всех возможных вариантов, она, блядь, рыжая, - проговорила Росси.
- Что, серьезно, он мутит с этой мочалкой? - Дюпре пихнул ее локтем. - Ну, мать, ты больная что ли? Пойди хоть привет ему скажи.
- Не нужны ему мои приветы, - она процедила это сквозь очень напряженную улыбку, сжимая рокс в руке и медленно повернувшись к ней, как в фильме ужасов. - Я здесь, чтобы послушать музыку и поболтать с вами. Он здесь, чтобы ему сегодня перепало. Вопросы, Касси?
Дюпре уязвленно фыркнула. Николь этого разговора явно не слышала. Август продолжал играть. Ирма вернула свое внимание ему, закатав рукава пиджака. Она не особо сменила свое амплуа: пиджак, футболка, джинсы, казаки и шляпа, как довершение образа. По сравнению с некоторыми из их компании, она выглядела даже незаметно.

+1

8

https://i.postimg.cc/gjHszGRy/image.png
- Нет, ты все-таки совсем не изменился, - насмешливо проговорила женщина, поднимая бокал с напитком, делая глоток, - уж не знаю, что ты задумал, но я собираюсь хорошо провести время за твой счет, тем более, здесь очень даже живенько.
- Ты никогда своего… - мужчина не успел договорить, как на них обратил внимание чернокожий… чернокожая дама, - что?
Первые несколько секунд Райт искренне пытался понять, откуда его знают и что вообще происходит. Так что да, не узнавал. В его жизни встречалось достаточное количество людей и не только, поэтому, признаться, такие выкрики и слова колоссально напрягали, заставляя желать одного – бежать.
- Простите, но… - начал было он, но и продолжить не дали. Дюпре… Дюпре… знакомая до боли фамилия. Ох ты ж! Брендон ошарашено уставился на «Кассандру», когда до него дошло, что это, кажется, бывший Ксавьер. Признаться, не факт, что он его и в обычном виде признал – сколько лет то прошло, а тут такое. Брендон потер переносицу, сдержанно улыбаясь и пожимая плечами, как бы видом говоря – прости, но время такое время.
-Что правда, то правда, - проговорил Райт, на словах о количестве лет, провожая взглядом даму и возвращая взгляд Дафне, которая выглядела так, словно выиграла джек-пот. 
- Уааау, Брендон, - протянула она многозначительно и очень восторженно, раскрывая рот от изумления, - вот тут ты меня точно удивляешь!
Она тут же проследила, куда направилась неизвестная для нее, а затем похлопала в ладоши.
- Я обещала себе, что не буду стремиться тебя задеть да побольнее, но господи ты боже мой! Такой поворот событий, как устоять!
- Оставь свои пляски на костях, - прошипел Райт, чуть наклоняясь и смотря Дафне в глаза, - значит, ты приехала только для того чтобы поглумиться надо мной? Что ж, не удивлен, стерва!
- Ну ну, лапуля, - мягко вдруг проговорила она, проведя пальчиками по щеке Брендона, - я уже вижу, что пинаю полутруп. Думала, что ты просто козел, но что-то подсказывает, меня ждет очень интересная история. Ты же знаешь, как я люблю быть в центре внимания, а тут, - она резко развернула лицо мужчины к себе, - кажется, я попадаю в самую гущу событий.
- Скажи мне хоть одну причину, чтобы тебя не ударить, или просто не уйти, оставив тебя здесь расплачиваться самой, - процедил он сквозь зубы, убирая ее руку.
- Ты не бьешь женщин, - фыркнула Дафна, откидываясь на спинку сидения, - а вот второе мне еще предстоит узнать.
В этот момент раздались аплодисменты, и оба они развернулись в сторону вышедших на сцену. Брендон узнал этого Августа или как там его, как и того, кто шел с ним. Аплодировать не стал, хотя Дафна восторженно посмотрела на ребят, присоединившись к овациям. Когда появилась Ирма, Райт замер, вцепившись в сидение, а затем, пересилив себя, отвернулся, будто ему не интересно. Только вот взял, наконец, стопку, опрокидывая ее в себя. Это не осталось незамеченным, учитывая, что краем глаза Дафна не отрывалась от Брендона.
Сам же Райт старался не смотреть, но все-таки кинул взгляд ровно в тот момент, когда Ирма помахала ему рукой. Мужчина натянуто улыбнулся ей, что со стороны могло показаться холодной вежливостью.
- О, ты их знаешь? – удивилась Дафна, чуть поддавшись вперед, говоря все-таки не громко, чтобы слышал ее только он.
- По работе приходится, - процедил Брендон, снова отворачиваясь, и становясь совершенно равнодушным, - так… - все-таки пауза проскользнула, - знакомые.
- Брендон Райт, – Дафна явно села на своего конька, вдруг став невероятно деловой, - да за три года наших отношений я столько не узнала о тебе, как за эти несколько минут! Нет, ты глянь, они на тебя смотрят, - в голосе женщины слышалось осуждение, - ты бы хоть подошел, поздоровался.
- Слушай, мы пришли с тобой сюда вдвоем, поболтать о прошлом, не знаю зачем еще, и как-то я не собираюсь менять планы, даже если здесь соберутся все, кто знает меня.
- Ты все-таки так и остался свиньей. Всегда делаешь вид, что не при делах, сколько тебя не зови или не сверли взглядом, - покачала головой Дафна, - а знаешь что? Пойдем!
Она начала подниматься, на что Райт посмотрел на нее недоверчиво даже.
- И не пялься так. Не подойдешь со мной, я сама поздороваюсь и извинюсь за твое отвратительное поведение. Впрочем, как и всегда, - она снова фыркнула, отставив пустой бокал, - к тому же надо заново заказать выпивку и хоть какую-то закуску, так что…
Брендон тяжело вздохнул, поднимаясь за нею следом. Женщина победно посмотрела на него, оказываясь довольно высокой, хоть и не дотягивая до самого агента, но почти сравнявшись. Всему виной была конкретная такая платформа и каблуки бежевых замшевых сапожек. Райт весь напрягся, когда Дафна взяла его за руку, потащив почти силком к компании за барной стойкой, где как раз и находились Дюпре, Ирма и Николь.
- Всем привет, - весело проговорила она, обхватив руку Брендона и прижимаясь к нему. Со стороны это казалось довольно прямым намеком – этот мужчина сегодня мой, только вот сам Райт ощущал, что его взяли в тиски. Не будешь же дергаться при всех, показывая, что хотел бы оказаться как можно дальше от всего происходящего, - Я Дафна Аддерли, - она, сияя, помахала свободной рукой, - прошу прощение за Брендона, он бывает вредным, но он не хотел.
Она многозначительно посмотрела на мужчину, который прямо выдавил из себя очень сдержанное:
-  Привет, - Райт всячески старался не смотреть в сторону Ирмы, вот вообще, и это было максимально сложно.
- Ты сказала, что попозже выцепишь, - обратилась Дафна к Дюпре, - мы подумали, почему не сейчас. Так что, пойду закажу нам что-нибудь, а вы пока общайтесь, и, - она снова посмотрела на Брендона, - будь душкой.
Она отпустила его, чуть отойдя как раз к бармену и делая заказ, пока Брендон всячески пытался придумать, что сказать и как сделать это максимально не всрато.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

9

https://funkyimg.com/i/35cij.png https://funkyimg.com/i/35cik.png https://funkyimg.com/i/35cim.png

Николь окинула взглядом сначала Дафну, потом Киллиана. Она тихонько посмеялась в кулак, отвернувшись к другим девушкам, которые тоже стали похихикивать над этой парочкой. Дюпре вопросительно изогнула одну бровь, помолчала, а затем залпом выпила свой коктейль. Ирма коротко глянула на пришедших.
- Ирма Росси, - представилась она Дафне, провожая ее взглядом. - Какая прелестная у нее задница. Можно стакан поставить на выпуклую часть.
- Что есть, то есть. Отличный выбор, - Дюпре покивала головой, но на ее лице было такое выражение, что слова разнились с ним чуть менее, чем полностью.
Музыка на сцене подходила к концу и два испанца подскочили с мест, чтоб перенять эстафету от Августа. Мужчина спрыгнул со сцены под бурю аплодисментов и улюлюканий, двигаясь к стойке. Он расцеловал в обе щеки сначала Николь и девушек, потом Дюпре, потом чмокнул Ирму прямо в губы. В общем-то, это выглядело невинно. Он обнял ее одной рукой, глянул на Киллиана, явно пытаясь узнать, а потом кивнул ему, представляясь:
- Август Вайсс. Думаю, вы не из тех, кто слушает мою музыку и лично я вас тоже не знал и не знаю.
На сцене заиграла "Desperado". Николь аж взвизгнула:
- Обожаю эту песню!
- О да, она прекрасна. Имс, можно я украду тебя? - Август поиграл бровями, обращаясь к Ирме.
Дюпре хотела было что-то сказать, но Росси, широко улыбнувшись, отставила стакан, поднялась с места и бодро пошла следом за Вайссом, куда-то в сторону закулисья, жестом показав, мол, сейчас вернусь. Кассандра свела губы и посмотрела на Киллиана очень выразительно, с явно читаемым немым вопросом "что, серьезно?". Когда к ним подошла Дафна, она окинула девушку взглядом, обхватила одной рукой "Брендона Райта" и мило улыбнулась ей.
- Куколка, мне нужно обсудить с твоим пусечкой пару штучек и перекурить. Я скоро верну его тебе, но не гарантирую, что не разобью его сердечко. В случае чего, будешь склеивать. Думаю, у тебя отлично выйдет. Поболтай пока с девчоночками, они тебе и бесплатной выпивки обеспечат и расскажут про длину члена каждого мужика в этой богадельне, - Дюпре хихикнула и потащила Киллиана в сторону выхода в небольшой предбанник, как в место для курения.
Там она стала вдруг не такой веселой и закурила, предлагая и Кею зажигалку. Подкурив, она вопросительно изогнула бровь снова, ткнув ему когтем в грудь.
- Ну давай, рассказывай, какого хрена ты делаешь, "Брендон", - Кассандра нарочно прорычала букву "Р", выделяя его имя, - я думала вы уже давно помирились или больше совсем не общаетесь и не видитесь, но я же вижу, что у вас тут что-то не совсем мармеладно-шоколадно. Кто кого обидел? Или это все из-за того случая до сих пор? Я помню, как ходила к ней в больницу, она была безутешна, моя маленькая. Ты хотя бы извинился? Или ты серьезно пришел с этой рыжей потасканной шваброй так и не сказав ей, что тебе жаль за ошибки юности и ходишь тут павлином? Тогда мне не в чем её винить.
Она глубоко затянулась, медленно выдыхая и рассматривая лицо Киллиана.
- Не говори-ка ты мне, что ты не в курсе того, что было после того, как вы поругались. Валяй давай, что происходит? По порядку, дружочек. Пока я здесь.

+1

10

https://i.postimg.cc/gjHszGRy/image.png

Одна есть характерная черта у Брендона, которая, признаться, мешала ему жить. Никто не смеет осуждать, подъебывать, хамить или выказывать неудовольствие в сторону тех, кто для него являлся хорошим знакомым или близким человеком. Сам Райт сколько угодно может раздражаться, злиться, срываться, но своих унижать не позволит. Дафна с горем пополам, но была своей. Она его бесила, выводила из себя, но чужой не являлась. Ирма тоже была своя, болезненно важна для него, и ее высказывание показалось колющим ударом. То, что эти слова ни черта не были одобрением, Брендон прекрасно понимал.
- Она оценит твой комплимент, - зло усмехнулся мужчина, - может даже номерок оставит.
Как оказалось, чтобы разговорить его, много сил не требовалось.
- Я тоже так считаю, - припечатал он, посмотрев вслед Дафне с каким-то выражением заботы. Забавно, что если бы женщина увидела этот взгляд, точно уронила бы бокал или споткнулась, учитывая, что подобным она удостаивалась довольно редко. Еще бы и спросила, не заболел ли он часом, не вызвать ли врача.
Когда со сцены ушел тот исполнитель, подходя и так по свойски всех приветствуя, а затем вообще прилип к Ирме, Брендон снова почувствовал себя лишним на этом празднике жизни. На хер Дафна его сюда потащила, и что она задумала?! Какого, блять, хера?!
- Сержант полиции Брендон Райт, - холодно отозвался он, улыбаясь одним уголком губ, - но я не при исполнении сегодня вечером. 
Мужчина зло проводил взглядом Ирму, когда та радостно решила свалить, а затем мимолетно посмотрел на Дафну, которая забрала напитки, направляясь обратно к ним. Вид у нее был довольный, вот только ее походка, легкий наклон головы, говорили Райту, что женщина о чем-то задумалась.
- Держи, - она протянула ему рокс с коньяком, - чистый, как ты и пьешь. Со временем, смотрю, привычки не поменялись. Стабильность, да?
- Как видишь, - вдруг улыбнулся ей Брендон, принимая напиток, и всматриваясь в ее глаза. Она была слишком беззаботной. Это означало определенные вещи, и вот тут Райт уже очень насторожился, - у тебя я, смотрю, тоже все по старому.
И даже голос его был довольно мягким, ни следа раздражительности. На Дюпре мужчина пока старательно не обращал внимания, потому что если на поведение Ирмы он мог закрыть кое-как глаза, то вот бывший Ксавьер точно не имел никакого права так себя вести с человеком. Он не знал Дафну, не знал этого Брендона, не знал ни хрена и своей фразой вызывал такое же раздражение, которое вызывала Николь. Райт ненавидел такие вот обсуждения за спиной человека, когда не приебешься, но прекрасно понятно, кто что имеет ввиду. Как в школе он подобного терпеть не мог, так и пронес эту мораль на протяжении всей жизни. Есть что сказать? Скажи это в лицо, а не веди себя как девочка подросток из группы черлидерш. 
- Ты не боишься, что сейчас этот «пусечка» тебя пошлет за такие слова? – хохотнула Дафна, после слов Кассандры, - вы точно старые знакомые, потому что, - она повернулась к мужчине, - я твоей нынешней выдержке поражаюсь. Шесть лет назад ты бы точно что-нибудь сказал на этот выпад. Непечатное. Идите уж, постарайся сдержаться. А за куколку спасибо, - подмигнула беззаботно, чтобы потом снова посмотреть на Райта как-то слишком внимательно, махнув рукой и опершись локтем о барную стойку, делая глоток из бокала. Снова лагуна.
Брендон, отставляя напиток на барную стойку, пошел с неохотой потому что поведение старого знакомого его очень сильно не порадовало. Уж кто-кто, казалось бы, но он… она точно не имела права судить людей в первую секунду общения. Когда они вышли, Райт проигнорировал зажигалку, как не стал и курить, опершись о стену и скрестив руки на груди, смерив тяжелым взглядом резко посерьезневшую Дюпре, явно ожидая причины того, зачем его увели.
И некоторые слова заставили его еще больше замереть, но некоторые вызвали еще большую злость.
- У этой швабры есть имя – Дафна. Мы с ней старые знакомые, и уж от тебя я точно не ожидал того, что ты навесишь ярлык с первого мгновения, - холод в голосе Райта был физически ощутим, - я не знаю, что ты имеешь ввиду. После нашей… ссоры, я уехал и на этом всё. Мое имя Брендон Райт. Официально, и так должно оставаться. Что же я не знаю такого, после чего мне следовало извиниться?
Что-то такое заскреблось в его душе, что-то подозревающее, следующее из законов логики. Но он не знал этого нового Дюпре, не знал, что твориться у того в жизни, каким она стала. Перед ним находилась именно незнакомка, что-то из прошлого, но совершенно новое. И это напрягало Райта очень сильно, потому что, не знай он, кто перед ним, точно не смог сдержать бы себя и сорвался. Дафна правильно подметила - он сейчас максимально еще контролировал себя.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

11

https://funkyimg.com/i/35cij.png

- Не начинай этот разговор, он ведет в никуда, - Дюпре отмахнулась от него, - по ней же видно, что она с тобой совсем не ради тебя. Можешь сколько угодно отнекиваться. Тебе она самому, надеюсь, хоть нравится. Каждому свое, знаешь ли. Но задница у нее что надо, для девушки...но надо бы ей сказать, что по ней слишком заметно, что она в поиске отличного ебаря. Весь секрет в том, чтобы это не показывать, иначе вместо отличного получишь "хорошего" или "неплохого".
Она вздохнула.
- Значит, не знаешь... тогда, это многое объясняет. Даже, пожалуй, очень многое, - Кассандра округлила глаза, уставившись куда-то перед собой, чуть кивая, а потом повернулась к Киллиану. - Ирма пыталась покончить с собой, когда вы расстались. Наглоталась таблеток. Если бы ее отец не пришел пораньше, пожалуй, сейчас мы бы с тобой так спокойно не разговаривали.
Вот здесь промелькнуло что-то мужское в Дюпре. Она отвернулась, продолжая курить и глядеть перед собой, в пространство.
- Я говорю тебе правду, чтоб ты понимал. И без ложного драматизма. Она плакала каждый день, Брендон. Я вообще не знал как ее успокаивать. Даже в больнице. Мне казалось, что человек не способен столько плакать. Даже шутки не работали, ничего не работало. А потом... потом она написала тебе письмо. Ей папа посоветовал. Он умел разруливать такие ситуации, но... знаешь, с тех пор я не видел ее счастливой или сколько нибудь подверженной сильным эмоциям. И вот. Сегодня я вижу, как ее разрывает от ревности.
Дюпре усмехнулась.
- И она еще и рыжая. Ты прямо в точку попал невольно. Хорошая фигура, отличные рыжие волосы и каблучищи, на которых она ходит почти как богиня. До меня ей далековато, конечно, но для Ирмы - это удары ниже пояса, один за другим, - она повела плечом, повернув голову к Райту. - Я не знаю, что у тебя там на уме, но ты это. Сильно не балуйся, если хочешь ее побесить. Почему бы вы там не разругались. Все такое. В душу лезть тебе не буду. Твоя война.
Она выставила ладонь между ними, качнув головой и затушив сигарету.
- Что ж, если у тебя все серьезно с Дафни, вышлю тебе два приглашения, - она улыбнулась. - Никогда не думала, что моя свадьба будет раньше, чем твоя. Я думала, что вы поженитесь сразу после школы и уедете в Италию, а потом будете присылать мне отвратительные милые открытки, на которых вы и ваши двадцать пять детей, включая десяток приемных сироток из Африки и Камбоджи, позируете на фоне моря.

+1

12

- А я не ради нее. У нас честная сделка, которая никого больше не касается, - также холодно заметил Брендон, продолжая слушать. По его поведению нельзя было сказать, как мужчина воспринял новую информацию. Шокировало его это, или нет, удивился, ужаснулся или ему все равно. У него не поменялось выражение лица, не дрожали руки, когда, наконец, Райт достал сигареты с зажигалкой. Отточенными движениями поднес к губам, чиркнул, затягиваясь. Молчал какое-то время.
- Я порвал с Ирмой, чтобы она, блядь, жила, а не поступала с близкими людьми так, как я поступил с ней! – это был резкий удар кулаком по стене, но на этом все эмоции и закончились. Даже дыхание не сбилось, и судить Дюпре, видимо, предстояло только по этой короткой фразе.
Райт не рассчитывал сил, и скорее потом бок ладони будет ныть, может, опухнет слегка, но ничего сейчас он не чувствовал. Как ни в чем не бывало, сделал новую, долгую затяжку, смотря больше перед собой, чем на Кассандру, стряхнул пепел.
- Я не слышал об Ирме с тех пор, как мы расстались. Мы не общались многие  годы, а пересеклись по работе, - его голос не выражал никаких чувств, - я не с нею, но и не с Дафной, хотя твоя мысль о том, чтобы повыводить Ирму из себя заставляет об этом очень даже задуматься. Может, и правда стоит. Говоришь, ревнует… прекрасно. Не одному, блядь, мне насиловать себе мозг.
Затем, наконец, взглянул именно на Кассандру. Уже совершенно осознанно, словно пелена некая спала.
- Что ж, значит, могу тебя поздравить, - он неопределенно провел в воздухе ладонью с сигаретой, - я хреновый душа компании, поэтому скажу лишь, что если любишь, не проеби и не делай мозг тому, кого выбрала. Не будь как я, но, думаю, ты и так прекрасно справляешься. Не думал, что тут просто встреча старых знакомых образуется, - Райт усмехнулся, - бывшие любовники, бывшие школьные знакомые, не так давно была встреча с бывшим сослуживцем. И каждый умудрился чем-то куда-то угодить. Прям прошлое идет по пятам.
В его голосе было скорее мрачное веселье, когда Брендон докурил.
- Пошли, а то мало ли, без нас еще подерутся, - он сказал это с толикой сарказма, - что, как вообще жил, какими судьбами здесь?
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

13

https://funkyimg.com/i/35cij.png https://funkyimg.com/i/35cik.png https://funkyimg.com/i/35cim.png

Дюпре положила руку на его плечо и сочувственно вздохнула.
- Еще не поздно. Поверь мне я знаю о чем...
Из зала раздались визги и игра скрипки. Она широко раскрыла глаза и закивала, легко толкнув Киллиана в сторону зала обратно, а потом опередив его и захлопав в ладоши. На сцене стояли Ирма, Август с гитарой, одна из девушек в блестящих платьях со скрипкой, да еще пара музыкантов. Дюпре посмотрела на Киллиана и указала ему пальцем на ухо. Ирма запела.
В ее голосе был надрыв. Сильный. Она не смотрела в зал, скрыв взгляд за шляпой и волосами. Одной ладонью сжимала микрофон, другую направляла в зал. Август не смотрел на нее, только следя за пальцами на гитаре. Дюпре приложила ладонь к груди, в области сердца: вне всяких сомнений, она знала эту песню и знала кому она посвящается. Она села обратно к стойке.
- Давай, моя девочка, покажи им всем свою душу, - пробормотала Дюпре, сведя руки в молебном жесте, - она у тебя огромная.
Сменилась музыка. Сменилась песня. Ирма чуть приподняла шляпу и усмехнулась, это было даже слышно: прямо в микрофон. Мелодия стала более игривой и Август двинулся ей навстречу, двигаясь в такт с Росси. Несколько девушек в блестящих платьях запрыгнули на столы, мерно покачивая бедрами. В этом был замысел, похоже, как и в сменившемся освещении на бордовые тона, полумрак. Он играл, она пела и было в этом какое-то тонкое заигрывание друг с другом, не переходящее границ дозволенного. Маленькое такое шоу, всего на одну песню. Дюпре восторженно взвизгнула, хлопнув легко по плечу Николь, которая восторженно приоткрыла даже рот, глядя на то, как ее недавняя собеседница танцует на стойке. Потом она посмотрела на Ирму и вопросительно глянула на Дюпре, на что та громко сказала:
- Не, они не вместе, это было бы слишком круто!
Свет снова сменился, девушки послезали со своих мест, посмеиваясь и принимая комплименты от близстоящих восторженных зрителей. Ирма продолжила петь, Август опять ушел на второй план, довольно ухмыляясь и пританцовывая. Настоящий пижон.
- Ох, надеюсь, они споют вместе! - Дюпре похлопала в ладоши, тряся плечами.
Николь улыбнулась.
- Она написала эту песню для меня. Но она звучала по-другому. Кажется, она исправила пару куплетов на ходу, - блондинка склонила голову набок, глядя на Ирму. - Она такая пусечка, когда поет, я не могууу.
Когда закончилась и эта песня, заиграла уже совсем знакомая мелодия - Феличита. Зал был в восторге, потому что теперь Ирма и Август решили спеть ее вместе и народ даже подпевал. Классика жанра, чтобы покачаться в такт музыке. Теперь и Август не играл: поставили минусовку, чтоб было аутентичнее, видимо. Мужчина немного кривлялся, за что Ирма даже чуть ущипнула его, что повеселило публику. Когда песня закончилась, а они с Ирмой откланялись, Август взял микрофон.
- Теперь спеть может любой желающий! - сообщил он. - Наслаждайтесь вечером, ребята!
Музыканты, оставшиеся на сцене, продолжили играть какую-то простенькую мелодию, похожую сразу на все подряд, пока в зале начались мелкие волнения на тему, кто пойдет спеть, а кто нет.
Август слез первым, а потом помог Ирме, поймав ее за талию, крутанув и поставив на пол. Они обменялись с Ирмой "пятюнями" и мужчина, отсалютовав ей, ушел в другую часть зала, где его ждала компания мужчин, говоривших исключительно на французском. Ирма же вернулась к барной стойке, чуть пошатываясь. Николь сразу обняла ее, громко сообщив ей о том, насколько она восхитительна. Когда Ник выпустила ее из объятий, она глянула на телефон и, охнув, устремилась в сторону выхода, ничего не объясняя. Росси недоуменно вскинула одну бровь, но никак не прокомментировала ее поступок. Женщина остановилась подле Дюпре и выглядела немного устало, но довольно. Она жестом попросила повторить ей виски с колой и, получив свой заказ, залпом выпила, сразу попросив и еще один. Бармен даже рассмеялся и следующую порцию подал ей в высоком стакане, а не в роксе.
- Это было прекрасно. А какую песню бы ты хотела услышать, Имс? - поинтересовался Дюпре. - Может, кто-нибудь споет тебе сегодня.
- О, сомневаюсь, - она хохотнула, потерев лоб и пожав плечами. - Карменсита? Сюзанна? Не знаю. Единственный, кто мне пел - мой брат.
- Что, никакой даже галимой серенады?
- Неа, - Ирма поглядела в стакан, потом на Дафну, взглядом поискала Кея и, найдя, как-то грустно ему улыбнулась, отворачиваясь обратно к Дюпре. - Знаешь, мне надо в уборную. Я сейчас вернусь. Стереги мой виски.
Росси подмигнула Дюпре, а потом ушла в сторону туалетов.
Выйдя из кабинки, она остановилась у зеркала, глядя в свое отражение. Помыла руки и умылась, после - уперлась рукой в зеркало, а лбом в сгиб локтя. У нее кружилась голова от волнения и того, что она весь день ничего не ела. А внутри пульсировала злость. Тупая и идиотская. На себя, за то что не удержалась и спела. На него, за то что приперся с этой... Дафной. Дафна. Конечно, Дафна. Она даже на Вэлму не тянет, со своей комплекцией. Дерьмо собачье. Какая-то девушка спросила у нее все ли хорошо и Ирма выпрямилась, кивнув ей и показав большой палец, а потом снова умылась. Стало вроде бы и полегче, но она не торопилась выходить. Опять тупо встала перед раковиной, глядя на воду.
Если она сама себе сказала забить, то чего вот сейчас жалеет так сильно? Она потерла надбровные дуги, крепко зажмурившись. Как это все по-идиотски.

+1

14

https://i.postimg.cc/gjHszGRy/image.png

Какого черта, Ирма! Какого черта ты там, а не здесь, рядом со мной?! Какого черта я не могу просто взять, стянуть тебя со сцены и, наплевав на всех и всё, увести? Почему я стою, полный дурак, сжимая кулаки, задыхаясь от какой-то полной безнадеги, слушая песню, которую ты словно кувалдой вбиваешь меня своим невероятным голосом?! Почему все так, Ирма? Почему? Я хотел когда-то забыть тебя, хотел разорвать все то, что было и ведь смог, урод такой. Как оказалось, почти довел тебя до черты, но ты должна была жить! И ты жива, а я стою и слушаю то, как ты поешь, как рвет твой голос всё внутри меня. Так просто сделать шаг, так просто, но это какая-то безнадега. Бесконечная, дерьмовое состояние, накатывает вместе с прошлым, с теми днями лета, взглядами Дюпре, как будто я не слышу о ком ты поешь. Я понял тебя, Ирма, понял, но какого черта ты творишь, женщина?! Объясни тогда зачем отталкиваешь, пытаешься играть в старых приятелей, ведь ни хрена это не так. Я не могу быть просто другом и смотреть, как кто-то другой дает возможность тебе улыбаться. Мне хочется уничтожить этого неизвестного, Август, Николь, да какая разница! Я не могу оторвать взгляда… твой голос хорош, пробирает, ты же знаешь это. Ты знаешь, как он еще в юности действовал на меня. Словно какой-то гребанный допинг. Я ненавижу в такие моменты всех, кто слышит тебя, перед кем ты открываешься с этой стороны. Не думал, что настолько собственник. Сам все похерил, и как пес, что не жрет, но и отдать не может. Ненавижу себя за это, Ирма, а тебя до одури люблю. А от того задыхаюсь, творя еще большую хрень. Какого черта мы творим, скажите уже мне, хоть кто-нибудь.

Брендон облокотился о барную стойку рядом с Дафной, но, кажется, не слышал, что она говорила, как смотрела. В какой-то момент женщина поняла, что дозваться его будет просто невозможно, он явно не слушал никого, кроме той, что пела. Не отрывал холодного мрачного взгляда. И в нем было что-то новое для нее, такое, чего никогда не видела. Брендон никогда ни на кого так не смотрел, как бы не пытался скрыть своих эмоций, но женщины многое чувствуют и многое понимают. Сменилась мелодия, стала игривой, а Райту, кажется, было все равно.
- Понятно, - задумчиво проговорила Дафна, усмехаясь чему-то своему, провела рукой по его предплечью, но мужчина не отреагировал. Напряжен, это очень хорошо чувствовалось. Когда женщина на сцене перестала петь, он, кажется, очнулся, посмотрел на Дафну растерянно даже, словно впервые видел, - выпей.
Она протянула ему рокс, и Райт сделал довольно крупный глоток, поморщившись.
- А теперь иди и проветрись, - она и вправду была довольно заботливой, хоть в чем-то с Брендоном была похода. Скорее в небольшом приказном тоне и понимании того, что лучше знает, как надо жить. Во всяком случае, так ей казалось, когда они были вместе. Вот только он никогда на нее так не смотрел, а она в свое время перепробовала многое. И ушла гораздо дальше невинных заигрываний той, что пела. Интересно, он хоть осознает, что своим поведением просто кричит – я хочу ту женщину и точка. Куда Дафна вляпалась?
Брендон ничего не сказал, но да, резко поставив стакан, он быстрым шагом направился прочь из бара, на улицу, накидывая пальто. Дафна знала, что он не позволит себе свалить. Уж точно не теперь, по ее разумению, так что была спокойна.

Сам же Райт понял, что ему душно. И хочется напиться, но не здесь, не с этими людьми, которые его не знают. Возможно, в одиночестве, но не с коллегами, знакомыми и бывшими школьными приятелями. Не с бывшей любовницей, все это блядь совершенно не то! Это все фальшифка, хрень, лицемерие, которое он презирал. Он не хочет улыбаться, делая вид, что все нормально. Ни грустно, ни весело, никак. А чего хочет, он не мог понять от слова совсем. Только все давит и снова холодно. Это началось не на улице, а еще там, когда Ирма пела. Все это сковывало, заставляло покрываться мурашками, оказаться в любом месте, где будет тепло, но понимал, что в баре вообще-то очень даже душно, жарко от выпивки и криков посетителей. А ему нестерпимо морозно, даже вон, подрагивать начал, когда достал сигарету и закурил. Неплохое оправдание, почему вышел.

Когда Дафна осталась одна, она проследила взглядом за ушедшей со сцены женщиной. Надо же, как  все бывает. Не сказать, что она завидовала этой Ирме, но и теплых чувств не испытывала. Брендон был для нее пройденным этапом, но она никогда не могла просто игнорировать крики о помощи. Тогда этот придурок кричал, пусть и звучало это пьяным бредом сумасшедшего. Теперь понятно, почему.
Дафна отставила пустой бокал, направившись следом в уборную. Припудрить носик, шагая легкой походкой королевы танцпола. Надо же, так засмотрелась на лицо этого дебила, то даже не успела повеселиться.
- Ты просто улетно поешь, - проговорила она, вставая неподалеку от Ирмы, смотря в зеркало критическим взглядом, чтобы потом достать миниатюрный тюбик. Навести марафет, обновить съеденную помаду, просто освежиться, - я все гадала, какого черта он позвонил мне пьяным в хлам посреди ночи, ведь наши отношения закончились на не самой приятной ноте.
В голосе Дафны слышались впрочем, довольно беззаботные нотки, словно все, что она говорила, ее мало касалось. А вернее, никак не задевало, и было легким приключением.
- Просто не вериться, что можно смотреть на обычную знакомую так, - в голосе послышался яд, - или ты ему не дала, а он простить не может, вот и напился в стельку, что начал звонить бывшим? Уж от кого я не ожидала подобного, так это от него.
Дафна рассмеялась, поправляя прическу и продолжая рассматривать свое отражение.
- А может ты даже не в курсе, - рассудила она, - такое типичное клише, безответная любовь все дела.
Она, наконец, посмотрела на Ирму.
- Нет, правда, я, кажется, понимаю, зачем он притащил меня сегодня сюда, а ты? – она подмигнула женщине.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

15

- Наверное, - коротко отозвалась на замечание о пении Ирма, вздрогнув и выходя из транса.
Выключила воду. Ну вот еще. Эта дамочка решила, что ей нужно с ней р а з г о в а р и в а т ь. Росси поджала губы, поведя плечом. Как это все мерзко звучит, однако. Она, впрочем, ничего не сказала на эти догадки. Грязные они какие-то. Неужели со стороны это все выглядит так? Кто-то кому-то "не дал".
Женщина посмотрела на Дафну спокойно, будто бы даже не особо эмоционально. Пожала плечами.
- Понятия не имею зачем, - Ирма вышла из уборной, бросив коротко вдогонку, - еще интереснее зачем ты пошла.
В зале было душно. Много народа. Шумно. Ирма почувствовала себя чертовски дурно, будто сейчас земля уйдет из-под ног. Она потерла лоб, морщась. Вернулась к Дюпре, но не смотря на то, что она что-то хотела ей сказать, просто взяла в руку стакан и сделала пару глотков. Еще холодный. Приложила стакан ко лбу.
- Он вышел, - вдруг бросила Дюпре, - думаю, он может и не вернется.
- А? - Ирма как-то ошалело посмотрела на Кассандру, непонимающе похлопав ресницами.
- Говорю, вышел. "Сержант полиции Брендон Райт." Вот этот парень.
- В смысле... Дюпре!
- Ирма, - она посмотрела на нее исподлобья. - Хватит ломать комедию.
Росси опустила голову, покачивая стаканом в руке. Ломать комедию. Не дала. Что вообще происходит, господи. Журналистка подняла взгляд на Кассандру. Та кивнула ей в сторону выхода. Напился. Она сказала, что он напился и позвонил ей. Насколько же ему одиноко на самом деле? Что он звонит кому попало. Первой вспомнившейся. Ирма встала с места, чувствуя, что сердце в груди бьется уж очень тяжело, а в глазах почти темнеет. Душно, душно. Слишком. Но проблема далеко не в этом. Она сняла свою шляпу, отдавая ее Дюпре и пошла в сторону выхода. Сначала медленно, пробираясь через людей, потом уже быстро. По ступенькам чуть вверх, толкнуть дверь и выскочить, будто из вагона метро с осторожнодверизакрываются. Она глянула по сторонам. Приятный холод, после такой духоты.
Женщина увидела его сразу, конечно же. И замерла. Как чертов маленький зверек, опять. Она обвинила его в таких ужасных вещах, по правде сказать. Была к нему слишком жестока. Не должна была. Точно не должна была. Да она много чего не должна была. Росси с огромным трудом сделала шаг к нему и выдохнула. Дыхание обращалось паром. Все внутри, а снаружи дай бог пара прохожих.
Вдох. Выдох.
Она подошла к нему и всплеснула руками.
- Почему все так, Кей? - спросила она, слыша, как голос дрогнул. - Я не хочу так. Я не могу больше. Что мне делать?
Ирма пожала плечами, так и застыв, приподняв их.
- Я так злюсь на тебя. И я так... я так обижена. Если бы ты только знал, как ты на самом деле обидел меня. Это внутри. Я не могу тебя простить, - она не всхлипывала, но дрожь по телу прошлась, как разряд, короткий, но сильный и заметный. - Я не могу тебя простить. Но... я так скучаю. Я не знаю. Я не знаю что мне делать.
Росси хотелось разозлиться. Накричать на него, встряхнуть, сказать, что все кончено, что они должны перейти в разряд приятелей...нет, не хотелось. Запуталась. Слишком сильно.
- И это все при том, что я обидела тебя не меньше. Я опять сказала тебе совсем не то, что думаю. Или это и есть то, что я думаю? - Ирма отвела взгляд в сторону, утерев выступившие слезы и выдохнув. - Я не хочу терять тебя. Но я не могу быть с тобой, не так. Это неправильно. Столько лет обижаться, и чувствовать вину, и каждый год убеждаться, что все как было, так и осталось. Каждый год. Я надеялась, что я... что ты услышал меня. Но мой крик так и растворился во времени. А я больше не могу кричать тебе. Я сорвала голос и больше не могу.
Ирма опустила голову. Опять утерла слезы. Да черт, вот она надеялась, что обойдется без этого.
- Я не могу никого любить так, как я люблю тебя. Но я никого не ненавидела больше, чем тебя, - она обхватила себя руками. - Я никого не звала так, как звала тебя. А ты так и не пришел. Как я могу сейчас отзываться на твой голос, когда ты не отозвался на мой? Столько лет не отзывался...
Она посмотрела в сторону, опять, найдя в себе силы выпрямиться.
- Я так боюсь, что все так и останется.

[icon]https://funkyimg.com/i/35cim.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]hey, i don't know[/status]

+1

16

Брендон курил, раздумывая о том, что стоит вернуться, расплатиться и уйти Может, спросить Дафну, зачем она все-таки решила тогда приехать, что вообще в ее жизни происходит. Как бы он не злился, но она ему не чужой человек. Да, она всегда была проста, а ее поступки вызывали под конец чистое раздражение, что вылилось в то, что вылилось. Они и тогда расставались, сходились, и это обоих устраивало, как считал сам Райт. А может не стоит бередить никакого прошлого, только хуже делает. Зря он сюда пришел, ведь дело совсем не в Дафне.
Он услышал, как кто-то вышел из бара, но не обернулся, продолжая смотреть перед собой, ежась от холода, хотя верхняя одежда была очень теплой. И все же не согревала ни на йоту, впору подносить ладонь к огоньку сигареты в надежде, что это поможет. Полная бессмыслица, если задуматься.
Той, кто вышел из бара, была Ирма. Надо же, с чего бы? Она говорила, говорила, а он все леденел, и хотелось уйти, наплевав на всё. Просто уйти, шагнуть на проспект и не возвращаться. Она сама, в конце концов, подтолкнула его в больнице к этому, как когда то, будучи подростком, он сделал то же самое. Только, как оказалось, добился совсем не того эффекта. Мог ли испуганный мальчишка знать, что будет делать влюбленная девушка, когда ее бросят? Наверное, мог. Это что-то бы поменяло в тот момент? Этого Киллиан не знал.
- Таблетки? – как-то безнадежно тоскливо прозвучал его вопрос, когда Ирма замолчала, - серьезно, такой грязный метод? Хотя… - горько усмехнулся, - я ненавидел тебя так сильно, так мучительно, что думал о том, как не смогу простить. Что вычеркну тебя из жизни раз и навсегда, и это будет верным поступком. Что мы с тобой не пересечемся, ты найдешь кого-то более нормального, - пожал плечами, засунув замерзшие руки в карманы, зажав сигарету в зубах, от чего его голос звучал еще тише, приглушеннее, - веселого, того, кто не поступит с тобой, как я. Что вы вместе проведете кучу времени, счастливо смеясь, а я останусь тем мальчишкой из далекого прошлого, невинной подростковой любовью, - и это прозвучало очень горько.
Что он ей мог сказать? Что не планировал оставаться в живых или на свободе, поэтому даже не читал? Что вычеркивал ее планомерно из своей дерьмовой жизни, что, увидев ту маленькую заметку, он осознал весь ужас своей жизни, по-настоящему, словно посмотрел со стороны. Словно узнал не себя, а другого мальчишку, того неизвестного, которого тащили в подворотню и не знали, что унижение для него не было чем-то из ряда вон. Ком подступил к горлу, и прошлое снова возвращается вместе с ее словами, с ее голосом. Он думал, что сбежал, сумел проигнорировать все, закрыть страницу той страшной мерзотной книги, которую мог написать кто-то вроде Паланика. Какая-нибудь очередная грязная Колыбельная, и где-то в душе очень хотелось, чтобы так и случилось. Может, заснув младенцем и не проснувшись, было бы все куда проще. Мать не смотрела бы глазами полными собачьей тоски и нашла бы в себе силы уйти от него. Он ненавидел ее и винил свое появление на свет за то, что она терпела. Может, стоит ей позвонить? Или нет…
Киллиан не хотел об этом вспоминать, но этот долбанный вечер, снова встреча с Ирмой, его к ней чувства, Дюпре, Дафна, люди из его прошлого. Это пугало до чертиков, словно из преисподней мог явиться он с грозным: «Иди сюда, сученыш». Это снова делало его Киллианом Фоули, испуганным подростком, от которого он всячески старался избавиться. Этот подросток смертельно обидел девочку, которую любил. Кто же знал, что расхлебывать все это дерьмо придется тридцатипятилетнему мужчине?
- Ты замерзнешь, - он коротко бросил взгляд на женщину, чтобы затем притянуть к себе, накрывая ее своим пальто, - зря выскочила на улицу так. 
Он не мог ей сказать, что и не собирался приходить. И она будет гадать, думать, почему прошло столько лет, почему он не давал о себе знать. Пожалуй, впервые его желание говорить не появилось. Он не знал, что сказать и как.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

17

Узнал. Наверное, ему сказала Кассандра. Дюпре всегда хотел с ним поговорить, еще тогда. Даже порывался поехать к нему. Хорошо, что папа его остановил, сказав насколько это глупо. Руки мгновенно похолодели. Теперь знает, что было. Она хотела что-нибудь ответить на его слова про "невинную подростковую любовь", но не придумала, что сказать. Она, журналистка, и не придумала.
Когда он накрыл ее своим пальто, она не выдержала и обхватила его руками. Крепко. Его торс, его запах, его фигура. Он уже взрослый мужчина, стал в разы крепче, больше. Ей показалось в этот момент, что она так и осталась маленькой. Не выросла. С тех самых пор, как умерла. Как какой-нибудь вампир. В глотке встали комом все слова, которые, как она думала, она может ему еще сказать, о чем может попросить, что рассказать. Легко притворяться просто знакомыми, но этот путь ведет в никуда, как и постоянные склоки и попытки уколоть друг друга. Неужели только так они теперь и могут разговаривать? Да не может такого быть.
Слишком много всего, что не говорилось, похоже, тогда и не говорится сейчас. И сил это сказать тоже нет. Ни у него, ни у нее. Но до чего же хорошо сейчас просто... обнимать его. Прятаться в его пальто, как маленькая девочка. Когда-то она так пряталась в папином пальто, когда ей было плохо. Что бы сказал папа, увидев их сейчас? Наверное, он бы все исправил. Посадил бы их перед друг дружкой, сам сел бы рядом. Взял обоих за руки и начал бы говорить с ними. Обоим бы сказал, что они идиоты и не правы. Что им надо поговорить. Что им надо перестать винить и чувствовать вину, что иначе их общий страх, что из этого всего не выбраться, станет реальностью. Ирма чуть отодвинулась от него, чтобы посмотреть на его выражение лица.
Как это все грустно.
Росси нехотя, медленно, убрала от него руки, но не отходила дальше. Очень близко. Это было чревато. Женщина коснулась ладонью его лица, смотря на него печально.
- Нормального...веселого, - повторила она за ним, горько усмехнувшись. - Мне был нужен только ты. Жить без тебя я не хотела. В моих кошмарах ты приходил и кричал на меня. Снова и снова.
Слабая улыбка. Пожала плечами.
- Когда я уснула... и думала, что больше не открою глаза, знаешь, я думала, что я хотя бы в этот момент скажу тебе. Перебью, схвачу за руку, остановлю, когда ты будешь уходить. Но мой кошмар повторялся. Это и был бы мой личный ад, видимо, - она не убирала руку от его лица, так и поглаживая его по щеке, ласково, заботливо. - Неужели ты настолько плохо знал меня?
Ирма качнула головой, опять невесело улыбнувшись.
- Чем больше мы говорим, тем хуже это все звучит, кажется, - она завела руку к его затылку, проводя по волосам, пропуская их через пальцы. - Поцелуй меня. Я так ужасно хочу этого...и нет, я совершенно не пьяна, если ты подумал.

[icon]https://funkyimg.com/i/35cim.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]hey, i don't know[/status]

+1

18

Ирма была теплой, когда обхватила его руками. Все такая же мелкая по сравнению с ним, сейчас она казалась еще большей девочкой, той Ирмой, которую он прижимал к себе подростком. И все же она стала женщиной, невероятно привлекательной, харизматичной, рассудительной, желанной. Он любил ее так сильно, и так же сильно не хотел обманывать. Это какой-то гребанный тупик. И все по кругу, и все повторяется, накатывает.
Киллиан докурил сигарету, выкидывая бычок, чтобы потом крепче прижать к себе женщину, полностью пряча в верхней одежде, и, казалось, он начал согреваться от ее прикосновений. Так бы и стоял, просто, может, молча стоял, смотря в неизвестное будущее, но, не заботясь о том, что дальше. Он не знал этого.
Мужчина почувствовал, как Ирма заерзала, чуть отодвигаясь, сам наклонился, заглядывая в ее лицо. Изо рта шел легкий пар. Замер, слегка дернувшись от ее прикосновений. Не продолжай, но и прекращать не смей. Как много «не» в их разговорах, жестах, просьбах. Руки крепче прижали к себе, и словно не было тех лет, словно вот они, выросшие подростки из другой реальности, где у них все хорошо, где они вместе пришли в этот бар, вышли подышать свежим воздухом, оставив общих приятелей и знакомых. Какая красивая картина вырисовывалась бы.
Киллиан проглотил невысказанные слова, грустно улыбнувшись ей.
- И как у нас получается так, - шепотом проговорил он по итогу, одной рукой поднимаясь выше, к ее затылку, запуская пальцы в волосы, - как гребанные Ромео и Джульетта. Кто бы мог подумать.
И его слова были очень тихими, какими-то даже робкими для сурового СФника.
- Я скучаю по тебе, Ирма, как же я скучаю. Ты лучшее, что было в моей жизни, а я все проебал, запутался… испугался, - пожалуй, это он мог сказать. Все равно на подкорке тщательно подбирал фразы, - и мог тебя потерять. Я не боюсь расстояний, не боюсь, когда кто-то далеко, если знаю, что этот человек жив. Но как же мне страшно думать о том, что меня не было рядом. Да, это звучит, пожалуй, невероятно сопливо и совсем не так, как представляется в голове.
Он наклонился еще ниже, уже беря ее лицо в ладони, чуть наклонил, на мгновение закрыл глаза, поддавшись ощущениям. Ее пальцы обжигали, он так ее любил.
- Прости меня, пожалуйста, прости за всё, что я тебе причинил. За всю ту боль, пожалуйста, - он всматривался в ее глаза не долго, ведь, их губы оказались так близко. Это не было спонтанным решением. Это было стойкое желание не отпускать женщину из своих рук, из своей жизни. Такое ощущение, что он все эти годы спал, как будто все то, что было – не он, а да, тот самый Брендон Райт, холодный и безразличный прагматик. Но он и не Киллиан Фоули. Он не знал, кто он такой, когда поцеловал Ирму, когда обнял так крепко, откликаясь ее просьбе. Он сам этого хотел, и понимал, насколько сильна разница между всеми теми, другими поцелуями с другими женщинами. Тогда все было не то. Не она, его маленькая Ирма, тянувшая на свет напуганного мальчика. Она не знала этого, но могла ощущать, насколько сильно Киллиан по ней скучал. Кажется, пошел снег, или это проснувшийся романтик? Да нет, с неба не упало и снежинки, хоть температура была довольно низкой, изо ртов редких прохожих валил пар, в баре шум и гам, и только одинокая фигурка вышла из двери заведения. Постояла так какое-то время, смотря на пару, которые, кажется, забыли обо всех вокруг, да, поправив жгучие рыжие волосы, направилась прочь, легонько стуча каблуками по асфальту.
Киллиан снова не хотел останавливаться, все-таки со временем некоторые желания ни черта не меняются. И все же отстранился, отдаленно понимая, что стоять на холоде так, как они, чревато последствиями.
- Я так скучаю по тебе, Ирма, - проговорил он, отрывисто выдыхая, - но я ни черта не знаю, что делать. Я не могу быть тебе просто приятелем, потому что, видя тебя с другим, начинаю лезть на стену. Я не хочу тебя терять, потому что я эгоист и скотина, - усмехнулся даже, - который заботится о своей тушке. Наверное, так. Я любил тебя тогда, и знаю, что люблю сейчас. Так сильно, что это становится невыносимо. Но я не знаю, что нам делать, - помотал головой, не смея отпускать от себя женщину, - я ни черта не знаю сам.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1

19

Этот поцелуй был долгим и, наверное, другим, подходящим под его описание словом, было бы "отчаянный". Останавливаться не хотелось, хоть в глубине души и было гаденькое такое понимание, что это все какой-то суррогат, временное явление, отсылка к прошлому, которое... не вернуть ли? Наверное совсем не вернуть, но ведь можно попытаться. Хотя бы попытаться. В какой-нибудь подходящий для этого момент, который черт знает когда наступит.
Дыхания не хватало чтобы сразу ответить на его слова. На его извинения... можно ли его простить? Почему нельзя? Что-то останавливает от окончательного "прощаю". Внутренне она знает что, но признаться в этом вслух не хочется. Все его слова, каждая интонация, его взгляд, касания - все находит отклик в ее сердце. Росси очень сильно любила его. В том числе за то, каким ранимым он становился, когда говорил о своих чувствах. Настоящих. Не о той злости, которой он иногда бравировал, не о раздражении, заставляющем его едко подкалывать тех, кто рядом.
- У меня нет никаких "других". Сейчас точно. У Августа скоро будет ребенок от его помощницы, если ты это вдруг на него намекаешь. Они повздорили крепко, но он вымаливает у нее прощение. Через меня немного, - она усмехнулась, опустив голову. - Я... не буду ни с кем встречаться. Пока мы не поставим точку, которая устроит нас обоих. Думаю... что-то можно придумать. Со временем. Главное, не тогда, когда нам уже будет по восемьдесят.
Она невесело усмехнулась, опять обняв его и только сейчас почувствовав и усталость, и холод, и даже голод. Ирма поежилась и посмотрела на него с усталой улыбкой.
- Давай уедем? К тебе. Криспин, вроде бы, собирал друзей, - хмыкнув, Росси провела ладонью по его груди. - Просто выпьем, посмотрим какой-нибудь отвратительный фильм или и вовсе ничего не будем делать, а послушаем тишину. Я буду гладить тебя по голове, ты будешь делать вид, что тебе это не нравится, в ногах у нас будет валяться Бонго и... я останусь до утра. Просто потому что я не хочу, чтобы мы сегодня были сами по себе.
Она кивнула в сторону бара.
- Мне в любом случае надо забрать пальто и попрощаться с Дюпре. Скоро последние детали его операции по смене пола, а потом свадьба. Он не показывает, но волнуется ужасно. Врач говорит, что, возможно, ему не удастся этого сделать. Не то чтоб для его будущего мужа это было важно, но он хочет быть женщиной, вроде как, - Ирма рассмеялась и приподнялась чуть-чуть, легко поцеловав мужчину в щеку. - Если не хочешь, ничего страшного. Я понимаю.

[icon]https://funkyimg.com/i/35cim.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]hey, i don't know[/status]

+1

20

Пожалуй, Киллиан не надеялся на слова о прощении, он говорил не ради них, просто выдавал то, что было в его душе, что самого заставляло чувствовать вину. Да, ему было очень стыдно за прошлого себя, за настоящего, за то, какой он. Неправильный, склочный, с никому не нужными проблемами, мешающими жить только ему одному. Никто из тех, кто контактировал с ним, не обязан терпеть Брендона Райта, но некоторые вон, терпели. Пожалуй, можно было лишь порадоваться, что все они видели небольшую верхушку того, каким мог быть мужчина, если решит расслабиться. Тогда бы навертел дел гораздо худших, более непоправимых.
- Обещаю столько не тянуть, - мягко улыбнулся Киллиан Ирме, касаясь губами ее макушки. Промелькнула мысль, что он ведет себя слишком отчаянно, пожалуй, но не мог остановиться от того, чтобы лишний раз не коснуться ее. Ощутил, как она замерзла, когда снова прижалась к нему. Да и сам Райт понимал, что стоять на холоде вот так они себе позволить не могли. Забавно, когда в мысли лезут фразы про «не тот возраст». Хотя, кажется, в школе тоже Киллиан не был настолько отчаянным, чтобы в зиму бегать в плавках или что-то такое, что любили делать подростки на спор.
Услышав предложение, мужчина удивленно посмотрел на Ирму, даже с каким-то подозрением, не успев ей толком ответить. Это… он очень хотел, черт, он не звонил ей лишь потому, что тогда казалось, будто Ирма ставила жирную точку. К тому же поднявшаяся злость, обида, какое-то паршивое чувство уязвленности не давало ему попросить ее помощи даже после выписки.
- Я… давай, - сказал Киллиан, снова улыбнувшись Ирме, - пойдем, мне тоже стоит попрощаться. Передай от меня Дюпре удачи на операции.
В баре он собирался расплатиться за себя и Дафну, которую нигде не было видно. Что ж, в конце-концов он может ей просто отправить сообщение, она и так считает его конченным козлом, так что разрушать ее ожидания он даже не собирался. Но как сказал молодой довольно бармен, она уже ушла, расплатившись за себя сама. Вот это, пожалуй, заставило мужчину озадаченно задуматься,  пока вызывал такси. Райт лишь махнул рукой Кассандре на прощание, выходя из бара и ожидая Ирму. Нет, он не хотел чего-то скрывать, просто все равно продолжал ощущать себя в этом заведении лишним. Старые знакомые оказались далекими, новые остались больше незнакомцами. Они все товарищи и друзья Ирмы, а не его, и учитывая всю сложность происходящего, подходить вместе с Росси к ним он не хотел. Это вызвало бы какое-то снова раздражение, которое Киллиан за сегодня устал уже испытывать.
Поэтому он терпеливо ждал Ирму, довольно спокойно куря, смотря, как подъезжает такси. Если так подумать, он за всю свою жизнь ни разу не приводил ее к себе домой так, как она. В школе это было редко и ночью, когда никого нет, чуть ли не через окно. В настоящем Ирме довелось побывать у него после не самых веселых событий. Бардак там был, конечно, полный. Так что да, ни разу. Это не вызвало в нем какого-то трепета, скорее отметил для себя столь забавные и ироничные стечения обстоятельств. Если бы Киллиан был другим, наверное, испытал даже какое-то волнение из разряда про первый раз. Но нет, он оставался собой, только, пожалуй, Ирма, выходящая из бара к нему, могла заметить ироничную ухмылку на лице.
- Пойдем, - проговорил он, на автомате притягивая и обнимая Росси, продолжая ухмыляться, - закажем пиццу, покажу восстановленный после разрухи бар. Напьемся и в школу не пойдем, что-то типа того.
Настроение у него оказалось довольно приподнятым, более легким что ли, когда они двинулись к такси, и, усаживаясь, Киллиан назвал водителю адрес.
[icon]https://i.postimg.cc/52fdj5Sz/image.jpg[/icon][nick]Брендон Райт[/nick][status]Вы уверены, что обладаете способностью думать?[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » These violent delights have violent ends