Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1800-1900 » October and April


October and April

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/31629.png[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status]October and April
https://funkyimg.com/i/33Bgs.png
♫ The Rasmus - October & April (feat. Anette Olzon)

1. Место действия
Лондон, Великобритания.
2. Время и погода
С 12 апреля 1802 года и далее; действие происходит в тёмное время суток.
3. Действующие лица
Стелла Оукли, Шахин (под именем доктора Джеральда Кларка).

Однажды батюшка некой юной леди отправил её в путешествие. То ли в целях экономии, то ли ввиду чрезвычайной беспечности - с минимальным сопровождением. Дорога предполагалась лёгкая и не слишком долгая, однако с наступлением темноты юная леди всё же попала в беду. И непременно пострадала бы, если бы от меньшего зла её неожиданно не спасло зло покрупнее и позубастее.

Отредактировано Xuanzang (2020-04-10 01:43:48)

+1

2

Стелла боялась ночи. Наверное, любая юная леди боится ночи. Кругом звуки страшные, тьма такая, что не видно ни зги, только то, что подсвечивает лампа... да и то, коли она есть у тебя, конечно же. Ночные поездки ее не радовали, но, увы, были столь же неизбежны, сколь были неизбежны поездки от пожилой бабушки до отца и обратно сами по себе. Расстояние было приличным и всегда приходилось ехать целый день и целую ночь... которые она проводила без сна. Тяжко ей спалось в дороге от ощущения себя незащищенной и какой-то особенно маленькой, не смотря на то, что с нею ехали слуга и кучер. Оба мужчины ладные, крепкие. Отец возлагал на них важное дело: защитить свою белокурую нежную доченьку, в случае если решат на них напасть разбойники...
А причин нападать у них было множество. Ричард Оукли, отец Стеллы, был богат. Не до неприличия, но, пожалуй, близко к неприличию. Состояние свое он сколотил занимаясь градостроительством. Мать Стеллы, Августина, увы, родами умерла и Ричард не пожелал искать себе другой невесты. За ним охотились как женщины, желая, все же, завладеть сердцем вдовца, так и бандиты больших дорог. За сердцем Стеллы, едва ей исполнилось пятнадцать, тоже объявили охоту, но, по прошествии двух лет, ни за кого Оукли свою дочь отдать не пожелал. Не видел подходящих кандидатов. Стелла была тому рада: было больше времени на чтение и скромное музицирование, танцы, да мурчание с подружкой Джанет о более теплых краях да об Америке. Край тот манил Стеллу, но папенька строго настрого запретил даже говорить о нем. Хотелось ей мир посмотреть, донельзя хотелось!.. Приходилось лишь мечтать. Мечты запретить никто не может!
Та ночь была влажной и холодной, от того Стелла, одетая в светло-серое с голубым отливом платье, очень даже по моде, но, будто бы, и неброско, куталась в шаль, смотря в окошко. Генрих тихо сопел, а ей было интересно на звезды поглядывать. С ними ее роднило и имя, и какая-то отстраненность от светской жизни, и, как утверждали все без исключения, безбожно льстя ей и ее папе, красота яркая. Стелле было приятно, что ее считают красивой, но куда приятнее ей было, когда отмечали, что она не капризна, послушна, умна и скромна. Ей нравилось быть такой, в этом она была настоящая. Любопытство в ней тоже, откровенно говоря, было, но не злостное и не опасное. Стелла была девушкой скорее, как раз, опасливой.
Звездное полотно, кое-где затянутое тучами, красило ночь и отвлекало от образов чудищ, непременно шныряющих меж деревьев. Она старалась о них не думать и их не воображать себе даже! Уж больно много рассказов о кровопийцах, об оборотнях, о злых ведьмах и кельпи она слыхала от нянечки. Отец ту даже не ругал: ему и спокойней было, что дочку не тянет на поиски приключений в ночи.
Приключения нашли ее тогда сами. Сначала она услышала ржание лошадей и свист. Карету качнуло вперед и Генрих едва не грохнулся на нее. Впрочем, в итоге, все же грохнулся. Она даже взвизгнуть не успела, как карету затрясло, закрутило, послышались хлопки и звук падения чего-то тяжелого...потом тишина и карета вот, стоит осредь дороги. Знала б она, что кучера уж и в живых то нет, как, впрочем, и лошадей тоже. Генрих кое-как принял сидячее положение и прислушался. Кто-то шел к карете и он, подбирая оружие в руки.
- Сидите тихо, мисс Оукли, - скомандовал он, выходя из кареты. - Закройте двери и окна!
Стеллу страхом не парализовало и тому способствовало во многом то, что она больно ударилась плечом и головой. Она тут же выполнила его указание и, слыша, как колотится в груди сердце, спустилась с сидения и присела, затаившись. Она слышала и борьбу, и выстрелы, и ругань жуткую, и крики, и ржание лошадиное... и как что-то падает. А выглянуть-то как страшно, ужас просто! Девушка заплакала, больше всего на свете боясь, что там, за окнами, за дверьми, те самые чудовища, которыми по преданиям богаты ночные леса и что именно они сейчас борются с кучером Сэмюэлем и Генрихом.
Она услышала предсмертный крик Генриха. Стелла закрыла руками рот, чтобы и самой не закричать. Плакала беззвучно, не зная что ей делать. Попробовать выйти? Убежать? Да куда бежать? В лес? Туда? В темноту? Все вдруг стихло, но чьи-то шаги она слышала и шаги эти приближались к дверям. Она испуганно сжалась, пятясь назад. Видела, как ручка дергается и черный, огромный такой силуэт за шторками. Она перекрестилась невольно, но молитвы все разом позабыла. Поглядела по сторонам и заприметила кинжал, что, видно, выпал у Генриха. Она взялась за него обеими дрожащими ручками, и направила на дверь, сглотнув ком в горле. Силуэт грозился вот-вот выломать дверь и когда она поняла, что вот, это произошло, она зажмурилась и выпалила:
- Забирайте что хотите, только отпустите, пожалуйста или я сейчас вас кинжалом проткну!
С закрытыми глазами, конечно, это было проблематично. Но, кто знает, может, угроза сработает?
Хотя, будучи умной девочкой, Стелла на это совсем не рассчитывала.

[icon]https://funkyimg.com/i/33BgM.png[/icon][nick]Stella Oakley[/nick][status]twinkle twinkle little star[/status]

+2

3

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/31629.png[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status] Шахин любил путешествовать ночью. Очень кстати для него: даже если бы не любил, других вариантов у него всё равно не оставалось. Почти четыре сотни лет его существование проходило под покровом темноты, и с восходом солнца он будто бы умирал для мира. Пожалуй, он с этим смирился. Темнота была удобной. Уютной. Он наслаждался ей, потому что больше не надо было спешить и искать новое укрытие на день. Никто его не преследовал, поэтому Шахин прогуливался неспешно, как и положено респектабельному джентльмену. Изредка он ходил пешком, но чаще - ездил по ночным дорогам, перекусывая случайными путниками.
В тот вечер он решил выбраться за город. Местный Крёстный Отец, притворявшийся экстравагантным поэтом, устраивал "литературные чтения" для собратьев в своём поместье, и Шахин впервые получил приглашение. Обычно он избегал общества себе подобных и, хотя нарочно не прятался, никогда не шёл на контакт первым. Сейчас он был замечен, приглашён, и отказ привлёк бы к Шахину гораздо больше внимания, нежели один вечер в компании сородичей.
Турок выехал сразу, как стемнело, и без особой спешки направился в гости. По пути он размышлял, что Лондон перестаёт быть безопасным местом, как и Британия в целом. Слишком много сюда стекается вампиров, привлечённых сумрачной красотой (и весьма удобными погодными условиями) Туманного Альбиона. Он преодолел больше половины пути, когда услышал в отдалении шум борьбы. Судя по крикам и тревожному лошадиному ржанию, очень скоро оборвавшемуся, бандиты устроили засаду припозднившимся путникам.
Засад Шахин не терпел. Он очень уважал честные поединки лицом к лицу и страшно злился всякий раз, когда на него или кого-либо другого нападали из-за угла. Виной всему был, конечно, Дракула, который тоже когда-то напал из засады, а потом обошёлся со своим пленником, как с собакой. Не дал ему в руки саблю, не позволил защитить себя в последний раз, а просто загрыз. С тех самых пор турок прям-таки свирепел, когда дело доходило до засад. Бандиты ещё не подозревали, насколько им не повезло.
Шахин спешился, привязал свою лошадь к ближайшему дереву, прекрасно понимая, что животина, пусть и не самая глупая, будет только мешать. Он успокаивающе похлопал Бирюзу по холке и в следующее мгновение бросился прямо в гущу событий. Ему потребовалось десять секунд, чтобы добраться до людей, окруживших экипаж. Дверцы кареты были плотно закрыты, и к ним прижимался спиной, загораживая подход к пассажиру, мужчина, одетый как слуга из богатого дома. Помочь ему уже было ничем нельзя - с десяти метров вампир чувствовал резкий металлический запах крови. И этот запах подстегнул его, как плеть. Он вдруг вспомнил, что этой ночью ещё не питался. И прыгнул.
Всё закончилось быстро. На стороне Шахина была темнота, сверхчеловеческая ловкость и неутолимая жажда. А люди были удивительно неповоротливы и почти слепы после заката. Большую часть бандитов он передушил, как цыплят, подкрадываясь сзади и с тихим щелчком сворачивая шеи. Когда его присутствие было обнаружено, то люди, конечно, и орали, и стреляли, но им это мало помогло. Вампир двигался слишком быстро, чтобы стать удобной мишенью, и спустя минуту в живых остался только один человек. Вот им-то Шахин с удовольствием закусил, прежде чем полоснуть по шее крест-накрест, скрывая след от укуса, и забросить труп в придорожные кусты.
Живых людей рядом больше не осталось, кроме запертого в экипаже пассажира. Вытирая окровавленные губы платком - как кстати, что джентльменам полагаются платки! - Шахин слышал, как быстро бьётся маленькое испуганное сердечко. Сначала он подумал, что за дверцей - ребёнок, но потом сквозь одуряющий запах крови пробился тонкий аромат духов. Женщина.
Мужчина спрятал платок в карман, осмотрел свою одежду на предмет кровавых брызг, способных вызвать у напуганной дамы истерику, и, в целом, остался доволен осмотром. Он подошёл к экипажу и вежливо постучал в закрытое окошко. Карета осталась безмолвной. Тогда Шахин подёргал ручку, настойчиво намекая пассажирке, что лучше бы всё-таки открыть. Дверца заходила ходуном, и вампир наконец услышал голос. Совсем тоненький девчоночий голосок, звенящий от страха, и угроза, произнесённая им, звучала донельзя комично. Шахин даже улыбнулся.
- Не бойтесь, мисс, - сказал он. - Вы можете выйти. Всё закончилось, и бандиты... - он осмотрел дорогу, заваленную трупами, и соврал:
- Сдались. Выходите, я не разбойник и вас не обижу.
Пока пассажирка раздумывала над его щедрым предложением, Шахин успел оттащить несколько тел по разные стороны дороги: неприглядная картина сразу стала чуть менее неприглядной. Уборка заняла у него не больше минуты, а потом вампир снова вернулся к карете. Нажал на ручку - в этот раз сильнее, чем раньше, и хлипкий замок сломался.
Девушка была тоненькой и светлой, как лунный луч. Он видел в темноте достаточно хорошо, чтобы разглядеть её в деталях: бледное фарфоровое личико, прехорошенькое, будто кукольное, золотистые волосы, серое платье подчёркивает изящность фигуры. По одежде видно, что далеко не бедна, но отчего же с ней было так мало слуг?
- Осторожно, вы же поранитесь, - почти ласково сказал вампир. - Отдайте-ка лучше мне, вы всё равно не умеете им пользоваться.
Отобрать у девушки кинжал оказалось до смешного просто.
Шахин подвинулся так, чтобы девушка могла видеть его силуэт в тусклом звёздном свете - увы, ничего лучше он предложить не мог, разбитая лампа лежала рядом с телом кучера. Протянул руку, предлагая девушке опереться на него и выбраться из экипажа, который больше уже никуда не поедет.
- Меня зовут Джеральд Кларк, - представился он, мысленно посмеиваясь над чопорными английскими манерами, которые предписывали знакомиться именно таким образом даже посреди дороги. - К вашим услугам, мисс. Позвольте спросить, куда вы направлялись? Похоже, вам потребуется новый провожатый...
"Литературные чтения", очевидно, придётся отложить.

Отредактировано Xuanzang (2020-04-10 01:44:06)

+2

4

Голос ее тогда, помнится, не убедил вовсе. Ее убедило прикосновение. Уверенно он забрал у нее из рук кинжал и она одновременно испытала какое-то внутреннее возмущение (ну как так! взял и...) и странное чувство спокойствия. Подняла на него взгляд и... ее щеки невольно покрылись румянцем. Вот это было ужасно! Она тут же опустила голову, но взяла его за руку, чтобы выбраться наружу. В конце концов, выбора у нее не было... да и желания отказываться, знаете ли, тоже.
Это же был тот самый таинственный незнакомец из невинной девичьей фантазии, что вы, будто не знаете! В тусклом лунном свете он казался не просто симпатичным, он казался прекрасным. Бархатный голос, твердая рука, в которой какая-то неведомая сила. И, вообще-то, он спасал ее из беды! Точно как положено настоящим принцам. Правда, он на принца похож не был, но не то чтоб то был какой-то недостаток. Образы принцев Стелле не нравились. А вот Таинственные Спасители... ох, тут вот девичье сердечко трепетало. Даже как-то и не так теперь страшна ночь стала. 
- Стелла. Стелла Оукли, - представилась, наконец, и она в ответ, вспомнив про манеры и оглядевшись по сторонам. - Мы ехали... к папе. Ехать оставалось не так много, но...
Она как-то невольно приблизилась к нему, опасливо вглядываясь в лесной массив. Внутренне она еще, конечно же, боялась, что не все "разбойники закончились". Стелла поняла, что руку его так и не отпустила и, виновато ойкнув, даже отошла на шажочек, выпустив его руку. Очень маленький шажочек.
- Прошу прощения, сэр, - она поклонилась, утерев остатки слез. - Мой папа будет очень расстроен, если я не вернусь домой. Он не мог предположить, что на нас нападут... вот так. Это Вы... один с ними расправились? Их же было так много. Вы очень храбры, мистер Кларк.
Девушка опустила взгляд вниз. Оказалось, что стоит она в луже крови. Она не боялась крови. И мертвых, кстати, тоже. Живые страшнее, как показывала практика. И мертвые, которые встают из могил, конечно же. Правда их она не видела ни разу. Как ей тогда казалось. Если бы она узнала о том, кто такой мистер Кларк на самом деле в тот момент, то она бы непременно упала в обморок! Она немного отошла к лошадям и охнула, увидев, что они мертвы. Как и кучер. Она перекрестилась, сложив ладошки в молебном жесте.
- Упокой Господь их души, - тихонько сказала она и повернулась к мужчине. - Вы действительно... действительно спасли меня? И Вы сможете... проводить меня домой?
Руки в молебном жесте так и остались. Впрочем, ненадолго. Стелла свела брови и тихонько всхлипнула, обхватывая себя руками. У нее была отсроченная реакция на происходящие события, но истерикой и не пахло. Ей просто было грустно, страшно и, в тот же момент, как-то неловко и стыдно, что мистеру Кларку приходится менять планы из-за произошедшей маленькой катастрофы. 
- П...простите... - она опустила голову, уже совсем расстроившись и дав волю слезам. - Это все так ужасно... Простите, сейчас я... успокоюсь.
Она глубоко вдохнула и медленно выдохнула, возвращаясь к нему обратно. Она была ниже и тоньше него и, из-за светлой одежды, бледной кожи и светлых волос, походила на привидение.
- Почему же люди так поступают? Мы просто ехали домой... А за что лошадей? Неужели жизни настолько мало стоят?... Разве жизнь стоит денег? Да наши лошади прожили честнее и чище этих... мерзавцев, - Стелла покачала головой и опять вытерла слезы неровно выдохнув. - Спасибо Вам, мистер Кларк. Мне Вас... наверное, Бог послал. Я должна радоваться, что жива и быть благодарной. Увы, с первым у меня пока проблемы.
Стелла посмотрела на мужчину и встретилась с ним взглядами.
- Вы... А Вам не страшно одному?

[icon]https://funkyimg.com/i/33BgM.png[/icon][nick]Stella Oakley[/nick][status]twinkle twinkle little star[/status]

+1

5

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/31629.png[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status] ...или всё же не откладывать?
Было время, когда Шахин не упустил бы возможность поохотиться. Стелла Оукли была слишком удобной жертвой: юная, беззащитная, осталась тет-а-тет с вампиром, пусть и не очень голодным, и бежать ей было некуда. Он сам не понимал, что на него нашло. Он ведь не хотел есть: крови того бандита вполне хватило, и ему больше не нужно было питаться этой ночью. Возможно, это был охотничий азарт, неистребимый инстинкт, который достаётся каждому вампиру наряду с жаждой. На мгновение Шахину захотелось узнать, какова её кровь на вкус. Должно быть сладкая, ведь девушка так молода...
"Нет".
"Джеральд Кларк" отступил на шаг назад, с сожалением выпуская руку девушки. Стелла отправилась посмотреть, что стало с её слугами, и вампир воспользовался короткой передышкой, чтобы успокоиться и очистить мысли. Это была внезапная слабость, и она вскоре прошла. Шахин собирался помочь девушке, но только потому, что это цивилизованно. Он решил в этом веке быть настолько цивилизованным, насколько возможно, чтобы беспрепятственно, ничем себя не выдавая, жить в большом городе. Ему надоело скитаться, и он больше не хотел переезжать. Помощь юной даме, оставшейся в одиночестве в тёмном и страшном лесу, была совершенно обязательной для настоящего джентльмена. Раз уж он назвался Джеральдом Кларком, то и вести себя надо, как Джеральд Кларк.
- Вас больше никто не обидит, - пообещал Шахин самым добрым голосом, который был способен изобразить. - Даю вам слово, мисс Оукли, в моём обществе  вам ничего не грозит. Почту за честь сопроводить вас к вашему отцу, вот только поехать придётся на моей лошади. Мне очень жаль ваших слуг, но за ними и экипажем лучше вернуться утром.
Он ещё много чего говорил. Расспрашивал девушку о том, куда она ездила, почему ей пришлось возвращаться домой в темноте, что она помнит о нападении. Хвалил её за храбрость и даже показал, как правильно держать кинжал, чтобы ненароком не порезать себя вместо нападающего. Проще говоря, он забалтывал её, осторожно поддерживая под локоток и уводя подальше от залитого кровью экипажа и безжизненных тел.
- На свете бывают всякие люди, мисс Оукли, - мягко сказал Шахин. - К сожалению, есть среди них те, кто способен на бесчестные поступки. Вам нужно отныне быть осторожной и брать с собой больше сопровождающих. Это нападение, скорее всего, случайное, - он так не думал, но пугать девушку ещё больше было нельзя. - Но будет лучше, если вы пока вовсе воздержитесь от путешествий. А сейчас давайте немного прогуляемся. Я оставил свою лошадь неподалёку, чтобы её никто не ранил. Её зовут Бирюза. Она вам понравится.
Умная животина действительно сделала всё, чтобы понравиться. Пока вампир отвязывал повод от ветки, она потянулась носом к Стелле, почти ткнувшись белой вытянутой мордой в волосы девушки, и смешно зафыркала.
- Вы спрашивали, мисс Оукли, не боюсь ли я ездить один. Пока со мной Бирюза - не боюсь. Это очень быстрая лошадь, её пока ещё никто не смог догнать. А теперь, если позволите... - Шахин первым сел в седло, а потом наклонился, обхватил девушку за талию, и усадил перед собой. Он потянул поводья, и лошадь послушно развернулась и мелкой рысью направилась обратно в город.
Золотистые кудри девушки щекотали ему щёку и нос, и вампир всё время отводил их в сторону, почти незаметно для самой Стеллы.
- Могу я спросить, кто ваш отец? - поинтересовался он как бы случайно. Любопытство было практически праздным... практически. Если засада не была случайной, если охотились именно за девушкой, то эти люди придут снова. Ну, не прямо эти же самые, те уже никуда никогда не пойдут, но... заказчик покушения всё ещё жив, и он не отступится. А значит, и Шахину ещё придётся присмотреть за Стеллой - хотя бы для того, чтобы не пропали плоды его трудов. Он ведь спас её дважды: сначала от разбойников с большой дороги, потом - от себя. Но раз уж он с собой справился, то больше вреда ей не причинит.
Лес закончился, началась хорошая широкая дорога - пустынная в такой поздний час, но видимость на ней была хорошая даже для человека. Спустя час или около того Шахин въехал в город и поинтересовался у мисс Оукли, по какому адресу она изволит проживать. Светская беседа его изрядно развлекла. Пожалуй, он провёл вечер лучше, чем мог бы провести в обществе сородичей. Крёстному Отцу придётся отправить сообщение с искренними извинениями... ничего, подождёт. В конце концов, это не последняя его ночь в Лондоне. Теперь уж точно нет.

Отредактировано Xuanzang (2020-04-10 01:44:37)

+2

6

Все происходящее было своеобразным воплощением девичьей мечты, от чего сердечко Стеллы стучало быстро и заставляло ее то краснеть, то немного бледнеть. Лошадь Джеральда оказалась очень милой и ласковой.
- Бирюза... такое красивое имя, - заметила она, погладив ее.
Тут случилось то, от чего все, девочка пропала, навсегда влюбившись в этого незнакомца с дороги. Потому что то, как он усадил ее и само вот это ощущение безопасности оказались неподъемной ношей для нежного девичьего сердца. Оно в него вцепилось и утонуло. Мужчина так крепко держал ее. У него оказались широкие плечи, крупная грудная клетка, за которой... вот так вот чуть ли не полностью можно спрятаться. Она смутилась, поскольку в такой близости с мужчиной-всадником доселе, откровенно говоря, не находилась. Только с папой, да и то, будучи совсем крошкой. Джанет точно впечатлится этой историей! Незнакомец с большой дороги, спасший ей жизнь... и такой галантный, такой сильный. Сила эта чувствовалась в нем как-то эмпатически. Заприметив, что ее волосы мешают, она немного отклонилась в сторону.
- Извините... - тихонько сказала она, нервно улыбнувшись, хотя зная, что он вряд-ли это видел. - Мой отец... он владеет парой лавок в Лондоне. И торгует с Америкой очень активно. Мы... не элита города. Папа хочет ею стать. Он амбициозный человек. Не хочет... выдать меня удачно замуж и этим ограничиться. Да и он не подобрал никого.
Она как-то потупила взгляд, невольно заправив за ухо прядь выбившихся волос. Ей было как-то неловко говорить о замужестве, но это своего рода и способ подчеркнуть, что она не замужем и никому не обещана. Ненавязчивый такой.
Назвав ему адрес, подчеркнувший, что да, к элите ее семья не принадлежит самим расположением их дома, она как-то украдкой полюбовалась на его ладони. Папа говорил, что руки могут многое сказать о том, чем человек занимается. Ей искусство понимания по ладоням чем занимается их владелец было недоступно, но ей было нетрудно догадаться, что, скорее всего, Джеральд - военный. Или, как минимум, участвовал в войнах. Потому что так храбро расправиться с целой толпой народа - это не каждый может. Не менее осторожно она посмотрела и на него самого, на его лицо. Тут же опустила взгляд, потому что ей показалось, что он ее "поймал" на этом. Извиняться не стала. Вдруг нет?
У знакомого дома стоял человек с лампой. Он ожидал экипаж, а приехал всадник. Мужчина, немного тучный, седой и в очках, перекрестился и кинулся к девушке, помогая ей спуститься. Они обнялись.
- Мисс Оукли! Что случилось? - он посмотрел на нее внимательно, отодвинувшись, а потом снова прижал к себе и посмотрел на ее спутника. - Сэр, прошу вас, пройдите в дом. Ученым умом быть не надо, чтобы понять, что если бы не вы, нашей юной госпожи бы не было здесь этим вечером. Как вас представить?
Услышав имя, он кивнул.
- Очень приятно. Меня зовут Сэмюэль Дрю. Я работаю на господина Оукли. Он велел мне встретить экипаж... - мужчина выпустил девушку, но приобнял ее и повел ее и Шахина через калитку и небольшой садик к дому. - Милая Стелла, вы просто бледнее луны! Что же произошло?
- Мистер Кларк спас мне жизнь, Сэм. На нас напали... они всех убили, даже лошадей! - Стелла все еще переживала по поводу этого и голос ее прозвучал с дрожью, негромко.
- Матушка моя святая женщина что же делается! - охнул Сэм, приложив ладонь к груди. - Мистер Кларк, вы должны быть представлены господину Оукли. Вы совершили благочестивейший поступок, выручив нашу драгоценную Стеллу в столь трудный час. Бог послал, вам нас бог послал! Так позвольте мистеру Оукли увидеть лик своего спасителя! Я заведу вашу лошадь сразу после того, как представлю вас, если позволите!
Стелла посмотрела на мужчину.
- Почтите нас своим обществом этим вечером, мистер Кларк, - попросила она, глядя ему в глаза и сложив ладошки в молебном жесте. - Я хочу, чтобы вы познакомились с моим папой.
А еще она очень хотела посмотреть на него на свету. Рассмотреть получше. Но про это, она, конечно же, не смела сказать вслух.

[icon]https://funkyimg.com/i/33BgM.png[/icon][nick]Stella Oakley[/nick][status]twinkle twinkle little star[/status]

+2

7

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/326/31629.png[/icon][nick]Şahin Bey[/nick][status]злой турок[/status] - Амбициозный человек, значит? - Шахин едва заметно усмехнулся, зная, что девушка не увидит этой усмешки и не обидится. - Тогда вам повезло, мисс Оукли, что ваш отец при всех своих амбициях такой понимающий и не будет вас неволить ни в чём, даже в вопросах брака. Несомненно, вы сможете выбрать в мужья того, кого вы полюбите... большая редкость в наши дни.
Намёк Стеллы был вполне прозрачен, но, с точки зрения средневекового турка, отцовское попустительство в матримониальных вопросах могло дорого обойтись господину Оукли. Выгодный брак столетиями был залогом процветания многих османских семей. Собственные сёстры Шахина, а их было три, вышли замуж за влиятельных мужчин, союз с которыми принёс роду Михалоглу большую пользу. Вот только возраст и привычки мужа значения не имели, и это был значительный минус. Суженым Разие, самой младшей сестры, оказался шестидесятилетний обжора. Сколько бы раз новоявленные родственники ни встречались, тот всё время что-то жевал и пальцы у него были липкие от лукума. Да и сам Шахин женился не по любви, хотя Сельви-хатун была не самой плохой спутницей жизни. Сыновей, опять же, родила... вот только где они теперь, те сыновья?
"Известно где: в могиле. Там, где и мне давно следовало быть".
Настроение сразу испортилось: проводить параллели с собственной жизнью оказалось не лучшей идеей. Воспоминания не всегда Шахина раздражали - по большей части, он их берёг, но сейчас рассуждения Стеллы напомнили ему о том, как давно он сам по себе. Девушку ждала дома любящая семья, а всё, что останется ему - принять положенную благодарность и вернуться в одиночестве в свой пустой дом. Однажды он уедет из Лондона и из Англии вообще, и это случится гораздо раньше, чем на личике юной йилдыз появятся первые морщины. Что ж, пожалуй, стоило наслаждаться моментом: погода была довольно неплохой, дама - очаровательной, разговор, пусть и не слишком содержательный, - приятным. Вампир, в основном, задавал вопросы сам, не торопясь рассказывать о себе больше, чем необходимо. Всё, что следует знать семье Оукли, он и так поведает главе семейства в самом скором времени.
Их ждали. Пожилой толстяк, встретивший молодую хозяйку, отличался, по мнению Шахина, какой-то комичной суетливостью. Но выглядело это трогательно, а не раздражающе, и вампир кивнул ему вполне дружелюбно.
- Меня зовут Джеральд Кларк. Приятно познакомиться с вами, мистер Дрю.
Любопытная Бирюза, временно позабытая всеми участниками разговора, подлезла Сэмюэлю под локоть и несильно ухватила его зубами за рукав. Ткань угрожающе затрещала, и Шахину пришлось похлопать по лошадиной морде, чтобы негодяйка отступилась.
- Угощения просит, - объяснил он, извиняясь перед стариком. - Не оставляйте её без присмотра надолго, а то точно чего-нибудь не досчитаетесь, пока меня нет рядом. Пожалуй, было бы крайне невежливо не принять ваше приглашение, не правда ли, мисс Оукли? - просительный взгляд девушки был ему самым лучшим ответом. - Ну что ж, прошу вас, ведите.
Шахин не планировал задерживаться надолго, однако объяснить "амбициозному человеку", что нападение на его дочь могло быть не случайным, всё же следовало. Спасать мисс Оукли, пусть и такую очаровательную, по три раза в неделю было бы слишком обременительно, особенно если преступники больше не станут дожидаться темноты.
В доме вампир отдал подошедшему слуге плащ и перчатки. Джентльмену полагался ещё и головной убор, но свой Шахин потерял где-то там, на лесной дороге, и горевать об его отсутствии уже не было никакого смысла.
- Полагаю, мистер Дрю, - снова обратился к Сэмюэлю, - что утром следует послать людей к месту, кхм, происшествия. Я могу отметить на карте. К сожалению, все сопровождающие мисс Оукли так и остались на дороге, и как-то не по-христиански оставлять их там. Мне очень жаль, что так вышло, но я считаю большой удачей, что юная леди не пострадала.
Шахин почувствовал на себе чей-то взгляд и обернулся. Стелла.
- Вам уже лучше, мисс Оукли? - участливо поинтересовался он. - Вам больше нечего бояться, вы дома, и ваш отец защитит вас.
"Я очень на это рассчитываю".

Отредактировано Xuanzang (2020-04-10 01:44:47)

+2

8

Дрю на поведение лошади отозвался только смехом. Добрым таким и звучным. По нему было вообще сразу видно, что человек он не злой и души широкой.
- Угощение просит, значит дадим немножко. Пущай отдохнет родная, - посмеиваясь еще, сказал он, ласково погладив кобылу. - Я позабочусь о ней, мистер Кларк. Страсть как люблю лошадей.
Они прошли во двор, где лошадь и оставили временно. Потом Дрю провел обоих на террасу, а через нее и в дом. На слова Шахина он кивнул, соглашаясь:
- Безусловно. Отошлем-с людей и разберемся с тем, что за напасть и откуда взялись... и похороним с почестями. Бедолага Генрих. Бедолага-тезка Сэмми... эхэхэх.
Стелла тихо ликовала, что мужчина согласился. Как же было волнительно посмотреть, как он при свете выглядит! И папе представить спасителя своего, поделиться тем, насколько он храбрый и сильный человек. Они прошли в дом и Дрю пошел вперед, позвать хозяина. Он суетился, от того даже пыхтел, идя быстро. Добротная люстра осветила незнакомца с большой дороги. Девушка неотрывно смотрела на него, а когда повернулся она даже замерла совсем, задержав дыхание.
С этого человека можно было писать портрет. Он казался ей невероятно красивым. Статный, широкоплечий, порядочный джентльмен... Стелла сложила ручки в области груди, кивнув.
- Да, мистер Кларк. Я так... так благодарна вам, - улыбнувшись сказала она. - Не многие бы решились на то, на что решились вы. И ваше присутствие в нашем доме для меня чрезвычайно важно сегодняшней ночью. Мистер Кларк, вы спасли мою жизнь и я проживу ее с честью, коль Бог решил, что не время мне погибнуть, отправив вас по той злосчастной дороге... мне жаль, что погибли Генрих и Сэмми. Они были хорошими людьми. И в память о них я тоже буду жить с порядочными помыслами в душе.
Она поклонилась мужчине.
https://funkyimg.com/i/33N77.png
По лестнице вниз торопливо спускались мистер Оукли и Дрю. Последний за ним едва поспевал. Оукли был высоким и худым и его возраст было крайне тяжело определить, одет был в халат поверх пижамы. Мужчина подлетел к дочери и обхватил ее, целуя в обе щеки, потом в макушку.
- Сокровище мое! Стелла! Звездочка моя ненаглядная, как же я рад, что ты цела... - он даже отодвинулся поглядеть на нее, потрогал ее лицо, провел по плечам, будто не веря, что видит ее, потом снова обнял и посмотрел на турка взглядом, преисполненным благодарностью.
Слуга удалился во двор, как и обещал, позаботиться о лошади. Оукли выпустил дочку, шепнув ей тихо:
- Прими ванную, я распорядился, чтобы тебе подготовили с дороги, да переоденься. Гертруда тебя ждет. Позволь мне поговорить с мистером Кларком.
Стелла кивнула, опять поклонилась вежливо и отправилась наверх. Мистер Оукли проводил ее взглядом, потом протянул Джерельду руку для рукопожатия. Его ладонь он сжал крепко, накрыл второй рукой, проникновенно глядя гостю в глаза.
- Я вас от всей души благодарю, мистер Кларк. Дрю рассказал мне, что вы спасли жизнь моей дочери. Она у меня одна, я... я не знаю, что бы я делал, если бы она сегодня ночью домой бы не приехала. Не знаю, - он выдохнул и покачал головой. - Что же. Пройдемте в гостиную, негоже вам стоять здесь. Я уже распорядился, Гертруда велила сделать чай. Задержу вас ненадолго, час поздний. Но коль захотите остаться у нас - гостевая комната свободна. Все что пожелаете сегодня.
Он чуть развел руками, улыбаясь доброжелательно.
- Меня зовут Аластор Оукли. Я занимаюсь торговлей, строительством, немного искусством. Слежу за изменчивостью мира, вкладываюсь и получаю выгоду на выходе. Налаживаю торговые связи с Америкой. В общем, деньгами не обделен и кто как меня зовет. Кто торгашом, кто градостроителем, кто аферистом, пока лично не встретится и во мне и моей финансовой поддержке не заинтересован окажется.
Аластор усмехнулся, провожая гостя в гостиную, где гувернантка уже разливала чай. Усевшись на удобной софе, он тяжко вздохнул. Мужчина искренне переживал за дочь и случившееся его шокировало.
- Больше не буду столь безрассуден. Не ожидал я удара по дочери. Хотят убить меня и ограбить, так что же дитя страдает? Все позабыли уже о честности и благородстве. Хотя откуда тому всему взяться у этих проходимцев... сами бы образовывались и работали, не завидовали бы чужому успеху, - он недовольно поморщился, качнув головой. - Я вас ранее в городе не видел, а вы выглядите как человек, что вхож в общество. Вы недавно в Лондоне, аль откуда еще приезжий? Быть может, нужна вам помощь какая? Я располагаю финансами, площадями и некоторыми связями, от того с удовольствием помогу всем, чем только нужно тому, чье сердце лишено малодушия. То, что вы сделали... это героизм, не побоюсь этого слова. И, более того, вы с этого вечера желанный гость в моем доме. Я буду польщен вашим обществом, а, может статься, если наши интересы пойдут в одном направлении, и сотрудничеством.

[icon]https://funkyimg.com/i/33BgM.png[/icon][nick]Stella Oakley[/nick][status]twinkle twinkle little star[/status]

+2


Вы здесь » Special Forces » 1800-1900 » October and April