Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » It's never enough to say I'm sorry


It's never enough to say I'm sorry

Сообщений 61 страница 69 из 69

61

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/37297.jpg

Если постараться как-то не думать о боли, полностью сконцентрироваться на чужих словах, то пульсирующее и резкое чувство будто немного отступает. Да он и должен концентрироваться на словах, хотя бы для того, чтобы облегчено выдохнуть - пропавший найден. Скорее всего, не в самом лучшем состоянии, но живой, относительно здоровый и целый, иначе Утияма отвечала бы по-другому. Минус одна задача. Плюс другая, гораздо большая и опасная.
- Она... Убежала. Из-за меня,- что уж скрывать, когда причина очевидна. Он не справился с простым делом, потому что впал в ступор, что вовсе не должен быть свойственен агентам СФ, которые хотят помогать существам. И которые точно не должны пытаться решить все по-другому, если преступники внезапно оказываются членами их семей. Наказание равно для всех.
Кэру бросает взгляд под потолок, и замечает белые офуды, развешенные со скрупулезной точностью через равное расстояние по всему подвалу. Почему-то в голове мелькает мысль о том, как Чие на стремянке занимается созданием этого запирающего круга, и рана отдается новой порцией боли от простого вздоха.
- Утияма-сама...- весьма неловко чувствовать, как тонко наточенная сталь поднимает края разорванной рубашки, выставляя на обозрение рваную рану на почти весь бок. Плоть едва заметно пульсирует раскрытыми краями, кровь уже перестала течь так явно, только смачивая мясо и каплями лениво скользя по коже. Простая рана, которой абсолютно точно не нужно внимание от тех, кто и сам является жертвами.
- Как Вы сама? И как... Бутылочка?- почему-то при мужчине называть его так кажется неловким, но пострадавший только махает рукой и как-то по-старчески добродушно смеется.
- Да что старику сделается... Крепок, как скала!- он даже ударяет себя в грудь, явно хорохорясь перед молодняком, но потом болезненно выдыхая. Все же, сколь бы не были волшебны и бессмертны тела, они тоже устают, выматываются и испытывают боль. И пусть раны могут зажить, а даже оторванную конечность вполне возможно пришить на место нитками, это не убавляет страданий. Особенно душевных.
На просьбу-приказ Бутылочка шутливо салютует, хоть и весьма вяло, а потом наконец привстает, отлипая от стены и подходя ближе к Ясу и границе круга. При свете, пробивающимся сквозь открытую дверь подвала, он выглядел еще более неряшливо, чем во тьме, но лицо его выражало уверенность и твердость. Все-таки, чудо как иногда присутствие других людей меняет даже слабых.
- Рюкзак во дворе, недалеко от дома...- пробормотал парень, подходя к балке, держащей на себе весьма символичный потолок подвала. С его ростом дотянуться не проблема, но от движения рана выплевывает из себя новую порцию крови, окончательно смачивая рубашку и вызывая очередной спазм боли. Шикарный вид и не менее шикарное состояние, чтобы возвращаться в город.
Но парень, сцепив зубы, просто делал свое дело. Глубоко дыша, он повторяет про себя молитвы - четкие, выверенные звуки отскакивают в голове, словно четкий порядок цифр. Это помогает справляться с болью, и божественные слова лишают полоски ткани последних сил. Мелкие астральные духи невидимым роем разлетаются, чуть покалывая пальцы.  Последняя офуда рвется с треском, разрываемая пополам, прямо по красным иероглифам защиты. Как жаль видеть божественные имена, применяемые для чего-то гнусного.
Он устало прислонился к стене, переводя дух и даже не желая опускать глаза вниз и вместо собственной одежды видеть бурые от крови лохмотья одежды. И правда, как он поедет домой. В чем. Что скажет дома? Какая правдоподобная отмазка может оправдать большой свежий рубец на теле? Ну, если он сейчас от кровопотери не сдохнет тут же. Впрочем, пока Камата не знает, что хуже - просто умереть или сполна получить дома за задержку, беспокойство и ранение.
- Идем-идем,- Бутылочка легко и почти невесомо хлопает его по предплечью, кивая в сторону лестницы наверх. И, замечая обеспокоенный взгляд СФника, упавший на Ясу, мотает головой.- Она нас с тобой покрепче. Идем, на свету и дела лучше делаются.
Сопротивляться было бы глупо, да и, если честно, совершенно бесполезно. Парень только вздохнул, посильнее сжимая зубы и вышел из подвала. Кровь едва слышно булькала, каждый раз будто вгоняя зубило прямо в мозг четкими, ровными, сильными ударами. Жаль, что он совсем ничего не понимает в целительстве.
Дом наверху выглядит весьма и весьма неопрятно. Разбитая мебель, разнесенные в щепки двери - следы Ясу и ее ярости. Всюду мусор, пыль, что-то кажется новым, а что-то ужасающе старым - смесь заброшенности и тонкой жизни, привнесенной временным "жильцом". А еще бумаги. Очень много бумаг, висящих на стенах, валяющихся на столе посреди комнат, упавших на пол и разлетевшихся по всему скудно обставленному домику. Тонкий запах сумасшествия и одержимости, пылающих в чужих глазах.
Кэру устало плюхнулся на футон, заменяющий кровать, и крайне неспешно начал расстегивать пуговицы рубашки. Хотя бы для того, чтобы промыть рану, ее действительно стоит снять. И обратно уже не надевать. По голове в очередной раз ударила яркая вспышка, отзываясь во всем теле, и он прошипел себе под нос тихие сдавленные ругательства. Бутылочка уковылял на улицу, не забывая то ли ворчать, то ли восторгаться нанесенным ущербом, заодно проклиная Чие. Идиллия первого раза. Того самого первого раза, когда все идет комом.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

62

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Ясу вздохнула. Тяжело, громко, разочарованно. Собственно, а чего она ждала? Сама облажалась, хотя упустить знатно покоцанную девчонку, да еще и самому схлопатать колотую рану - это нужно еще умудриться. Еще одна звонкая монеточка в копилку, что ни на кого положиться невозможно. Что еще больше рассмешило Ясу, так это попытки ее опекать: что Бутылочка хорохорится, что Камата обеспокоенно посматривает на нее, хотя из всех троих именно Утияма уверенней всего стояла на ногах. Раздражало это, конечно, не мало, но Ясу промолчала. У нее будет еще возможность высказать все, что она думает по этому поводу, а еще об СФ и их "эффективности" и о семейке Каматы в частности.
Убирать лезвия Утияма не торопилась: маловероятно, но взлохмаченный Воробушек мог в последний раз яростно трепыхнуться, а в таких делах лучше перебдеть, чем недобдеть. Как на зло, Камата и Бутылочка первыми начали подниматься по лестнице. Стоило догадаться, что процессия из согнувшегося от боли мальчишки и уставшего старике была, мягко скажем, неспешной. За их спинами раздался очередной тяжелый, раздраженный вздох, и после Ясу вышла вперед, неласково подвинув обоих плечом, стараясь при этом не особо поцарапать лезвиями. Поднималась по скрипучим ступенькам Утияма резво, не теряя при этом бдительности, дав хорошую фору своим спутникам. Вытянув шею и чуть пригнувшись, она осторожно поднялась наверх и огляделась: в хлипком заброшенном жилище остался погром, но ни намека на засаду. Чутье подсказывало, что они в безопасности: в воздухе почти выветрился запах свежей крови. Ясу расслабленно опустила плечи и втянула лезвия. Этот процесс гораздо сложнее, дольше и болезненнее. Ясу напрягла руки, лезвия клинков, воинственно сверкавшие остротой, постепенно уменьшались и сглаживались, метал переплавлялся в форму человеческих рук, покрываясь нежной, свежей кожей. Больно. Утияма закусила губу. Сейчас остаточный эффект чар сглаживал режущую боль. Надо же, а ведь Ясу уже отвыкла от этих ощущений и позабыла их. Когда она в последний раз вытаскивала лезвия? Новая кожа на руках. болезненно-розоватого оттенка, как пленочка, покрывающая свежие ранки. Эта розовость и нежность проступает даже через грубые рисунки татуировок, и теперь предплечья Ясу выглядят как изысканное кружево. Пальцы еще плохо слушаются и кажутся онемевшими: все-таки подобные метаморфозы не проходят бесследно для тела: руки на пару часов потеряют привычную подвижность и гибкость, но некритично, а где-то с месяц каллиграфические линии потеряют отточенную, мастерскую выверенность штрихов. Но и это нестрашно, скорее досадно.
Бутылочка меж тем присвистнул, восхитившись последствиям эффектного появления Ясу и поспешил за рюкзаком, довольно проворно протянув Ясу небольшую глиняную бутылочку с саке.  Камата принялся возиться с рубашкой. Ясу присела рядом на корты, как провинциальный гопник, наклонив голову и разглядывая ранения, а после щедро вылив алкоголь на рану. Сейчас, при свете, когда часть крови была смыта сакэ ситуация казалась чуть лучше, чем в подвале. «Наверное, больно», - подумала Ясу, но без особых переживаний и эмпатии. Вид крови для нее привычен и не вызывал особо бурных эмоций. Наоборот, включалась какая-то отстраненная, холодная часть ее я, позволившая выживать в сражениях и не распускать нюни. С
- У, отличный пресс, - присвистнув, выдала Утияма скорее, чтобы разрядить обстановку и засмущать и без того растерянного Камату. Ну и пресс ее тоже впечатлил. Утияма вообще умела замечать красоту человеческих тел. Пикантность и двусмысленность ситуации придало и то, что Ясу стянула с себя белую рубашку, чтобы пустить ее на перевязку. Руки у нее, пусть и менее гибкие, но крепкие и сильные, поэтому ткань рвалась без особых усилий.
- А теперь, лапушка, расскажи мне, как с тем бахвальством об умении орудовать холодным оружием да с таким рельефным прессом ты умудрился упустить девочку, потерявшую много крови, м? - сейчас в голосе слышалось напряжение и притворная ласка, при этом Ясу не видела глаз Каматы, сосредоточившись на перевязке. Давно она не перебинтовывала кого-то, но руки прекрасно помнят годы, проведенные за работой в военном госпитале.

Отредактировано Hungry Dinosaur (2020-04-20 20:49:22)

+1

63

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/37297.jpg

Все сознание, да и все тело, хочет просто отключиться. Упасть на жесткую, тонкую подушку и уснуть - вот что ему точно должно помочь. По-крайней мере, так говорит подсознание, просто не видящее другого выхода, кроме как лишить тело сознания и медленно начинать процессы регенерации. Такие неспешные, тугодумные, не то что у существ. Люди и правда намного, намного слабее.
— Не стоит утруждать себя...- пробормотал он себе под нос, но голос у парня сейчас такой тихий, что его можно расслышать только если подойти вплотную. От каждого вдоха шевелится грудная клетка, причиняя боль в ране, и это даже раздражает. Но мысль о том, что больше никто не пострадал, помогает чувствовать себя легче. Да, никто, кроме Чие.
Кэру снова открывает рот, чтобы сказать что-то о том, что он и его раны совершенно не стоят внимания, и им бы проверить как себя чувствует пропавший и найденный мужчина, оценить обстановку в доме и понять, нет ли тут вблизи чего еще опасного, оставленного чисто на всякий случай параноидальным воспаленным сознанием, но Ясу так недовольно хмурится в своей скупой и топорной заботе, что он просто замолкает. Может это и нормально - ставить себя ниже других, но излишнее усердие в этом может привести к плохим последствиям именно сейчас. Ему правда нужна помощь. Нет ничего стыдного в том, чтобы признать это.
Рубашку снимать было сложно, потому что ткань уже прилипла к коже на краях раны, а от движения рук мышцы судорожно сводило болью, но он все же справился. Он осторожно расстегивал пуговицы - совершенно дурацкая попытка уберечь вещь уже безнадежно испорченную и порванную. Но никуда не деться от привычки. И когда на рану льется алкоголь, спиртом прижигая все, будто огнем, он судорожно и глубоко втягивает в себя воздух, крепко стискивая зубы и поджимая губы. Терпи, терпи, сам виноват. Сам подставился. Больно - значит еще живой.
- Аа... С-спасибо,- неловко выдавил он из себя в ответ на замечание о красоте собственного окровавленного тела. Не в такой обстановке он хотел бы получать комплименты собственной работе над собой и своей физической форме. Не в такой, это уж точно. Треск ткани отвлек от пространных мыслей, наполовину складывающихся из дикой боли и внезапного смущения.
- Что Вы... Утияма-сама, можно же было...- он как-то беспомощно обводит рукой пространство дома, предполагая, что где-то тут точно есть ткань. Пусть сменная, более теплая одежда, пледы или даже спальный мешок. Что угодно, но не простая хлопковая женская рубашка, и так слишком тонкая, чтобы согревать в горной ночи. Бутылочка всунул в руки поврежденному СФнику бутылку с остатками саке, а сам целомудренно отвернулся и сделал вид, что очень интересуется местной архитектурой. Ему явно тоже было не сладко, но никаких видимых повреждений при свете электрических ламп все же не виднелось.
— Спасибо...- неловко пробормотал Камата, осторожно принюхиваясь к алкоголю. Знакомый, чуть сладковатый и терпкий запах спирта. Как хорошо, что он плохо пьянеет. И поэтому глоток просто огненным шаром прокатывается внутрь, заставляя чуть заметно морщиться от крепости напитка. Неплохо тануки в горах зарабатывают.
Слова жалят не слабее, чем жгучий алкоголь на ране, плотно прижимаемый своеобразными бинтами. Да, она говорит все верно - и оттого еще больнее. Пусть в действительности он не хвастался, а физическая сила не всегда предоставляет преимущества, и еще сотни отговорок можно найти, но правда такова. Он упустил девчонку, что слабее его. Что нанесла вред как минимум одному существу. Говорила о вреде другому. Будет вредить еще большему количеству и людей, и существ - да кто знает, скольким она уже навредила, пока скиталась по Японии. Не зря ведь меч везде таскает с собой. И так хорошо расставляет ловушки и защитные амулеты.
Поэтому он просто опустил голову и отвел взгляд, как виноватый ребенок, разбивший окно или пропустивший решающий гол в школьном матче. Вот только на кону здесь вовсе не пара тысяч йен и не победа в соревновании. А чьи-то жизни. Чьи-то слезы. Чья-то кровь.
- Простите, я не справился,- сипло выдавил из себя Кэру, выдыхая.- Не ожидал, что... Что еще хоть раз увижу кого-нибудь из семьи. В такой ситуации... Особенно.
На эти слова настороженно оборачивается Бутылочка и бросает на Ясу настороженный взгляд, в котором так и читается "а ты уверена, что он тоже не маньяк?". Заключение, лишение воды и пищи делает из любого параноика. Даже из самого добродушного существа, как камэоса.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

64

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Человек что-то мямлил, Ясу продолжала свою работу. В принципе, так вообще можно было описать половину ее жизни. Нет, все же ей тяжело с людьми, с их мягкостью и невнятностью. Ее всегда забавляло, какой разный смысл люди вкладывали в слово "человек": то это венец природы и "звучит гордо", то человек слаб и подвержен соблазнам. Сама Утияма сравнила бы людей с дождевыми червями: невнятные, мягкие, тычущиеся в слепоте и перерабатывающие все, что в них попадает. Сама Ясу, конечно, тоже червь, только стальной, и отличается от людей лишь более крепким характером и долговечностью. Но и этими различиями она страшно гордилась, предпочитая заострять внимание на разнице, чем на сходстве.
Ясу вполуха слушает оправдания: как и ожидалось, едва ли она услышит четкий, отрефлексированный ответ от этого пацаненка, только сопли с всхилпами вины, но лишь одна маленькая деталь, и ее руки совсем неласково затянули полосы рубахи не столько в медицинских целях, сколько с желанием причинить боль.
- "Кого-нибудь из семьи", значит? - холодно отзозвалась она, покрепче перехватывая ткань. Да, она знала-знала, что вся эта воняющая история свалилась на нее неспроста. Парнишка, конечно, не казался коварным мстюном, скорее, ребенком, не знающим, на что пошел, в отличие от воробушка. Все же этот поганый клан не так уж и просто выкосить. Услышав гневные нотки в голосе подруги, Бутылочка решил, что на сегодня с него хватит драм и впечатлений. Старик схватил рюкзак и куда-то ретировался, явно скрываясь от назревающей заварушки и подозрительного пацана. Видимо, с него тоже хватит этой семейки.
- Родственные чувства сыграли, значит? - ядовито продолжила Утияма, завязывая узел. - Ну-ну. А ты подумал, что она вернется к Бутылочке, чтобы добить свидетеля, нет? Ну да, гораздо проще получить рану и отлежаться в больничке, пока все дерьмо будет разгребать кто-то другой. Бутылочка или офицер, который будет исправлять твои косяки.
Ясу встала на ноги, смерив Камату холодным взглядом.
- Даже если ты с ней не заодно, все твои слова о защите существ - брехня. Ты все тот же мальчишка, предпочитающий хныкать, вместо того, чтобы определиться и принять сторону. Лучше бы ты работал где-нибудь в другом месте.
С этими словами прыгучим, неровным шагом вакидзаси направилась в сторону выхода. Ей срочно нужно подышать свежим воздухом: в груди вновь закипал такой знакомый и разрушительный гнев. "Убить мальчишку, потом добить девчонку и дело с концом", - в голове роились мрачные мысли. Давно стоило отправить имя "Каматы" в забытую, пыльную историю. Может быть, Ясу на тридцать лет младше так и поступила (и, боги, она была бы бесконечно права, как же достал этот клан), но нынешняя Ясу знает, что дорога в Ватиканкую тюрьму короче, чем кажется, поэтому от яростных порывов стоит воздержаться. Уже приближаясь к выходу Утияма заметила темно-зеленый походный рюкзак. Они точно пришли без него, а, значит, трофеи от несчастной тростиночки. Что ж, хоть какая-то зацепка в этой истории. Проворно потянув рюкзак за лямку, Ясу закинула его на плечо и вышла на свежий воздух. Свежим дыханием ночь дунула ей в лицо, и это отрезвляло. Темнота, редкие звезды, кваканье лягушек. После того, как Камата сорвал офуда, место перестало казаться зловещим, а умилительно-пасторальным. Стянув кроссовки, Ясу опустила ноги в холодную воду, сев на влажную от росы траву. Только сейчас она заметила, что свежие царапины на шее от гребня и от поломанных реек на ногах зудели и щипали, а еще волосы мерзко слиплись и прилипали к шее. Убрав пару назойливых прядей со лба, поправив шевелюру, Утияма увидела на ладони следы крови. Ах да, ее гребень... Все же ранами она займется потом, а пока стоит удовлетворить никотиновую зависимость. Щелкнула зажигалка, ненадолго сверкнул огонек, а рот и легкие Ясу наполнились дымом. Чертовски приятно закурить после драки. Лучше, чем после секса.
Гнев потихоньку отпускал, равно как перестали зудеть царапины на ногах. Утияма займется телом позже, сейчас есть дела актуальнее: деловито водрузив рюкзак на колени, вакидзаси принялась в нем копаться. Вскоре в ее руках оказалась подозрительная черная папка.

Отредактировано Hungry Dinosaur (2020-04-20 21:35:45)

+1

65

Бинты затянулись вокруг талии, с уже явственной болью сжимая края раны и поврежденную плоть. Кажется, Утияма-сама злилась. Хотя какое там кажется...
Кэру только поджал губы, отводя в сторону взгляд. Ответить было нечего. Этой девушке, этому существу его семья причинила столько боли, что она вполне имеет право ее ненавидеть. Пусть самого клана уже нет несколько лет, но вот они, его бренные останки. Бесполезный раненный парень. Опасная злая девчонка. Не то, что хочется получить в приятный майский денек. Особенно на фоне пропавшего друга.
Он молча слушал ядовитые слова, закусив губу. Утияма будто знала, куда надо бить, чтобы сделать больнее. Опасность для невинного существа из-за халатных действий. Слабость человеческого тела. Неспособность, неумение, отсутствие простого рабочего опыта из-за собственной молодости и только что начатой карьеры. Простое желание отстраниться от проблемы, что вызывает душевную боль.
- Я не...- никто не собирался слушать его отмазки. Из рассеченной губы выкатилась капля крови, будто слеза, бурой дорожкой застывая на подбородке, но парень вовсе не обратил на это внимания. Звоном в ушах отзывалась последняя фраза, оглушая и выбивая почву из-под ног.
Лучше бы ты работал где-нибудь в другом месте.
Косые взгляды в Академии. Предвзятые насмешки за спиной от других таких же молодых оммедзи. Долгие годы попыток, провалов и успехов доказать себе и другим, что он способен стать защитником. Тем, на кого можно положиться. Той самой рукой помощи, что выручит в сложную минуту. Чтобы стать слабым и не смочь в тот самый миг.
Лучше бы ты был просто человеком.
Сотни проблем, которые он не мог не замечать и хотел помочь. Набитые шишки, синяки, ссадины, раны и даже переломы - от обостренного чувства справедливости и желания разобраться во всем самому. Вечный Путь, что толкал вперед, вызывая желания тренировать свой дух и свое тело, чтобы стать лучшим оммедзи. Принося проблемы единственному человеку, что просто был рад видеть его живым и здоровым.
Лучше бы ты не рождался.
Треск костра в ночи, запах бумажного пепла. Блеск теплого, мягкого света на клинке оружия, занесенного над виновато опущенной головой. Тяжелый голос, отзвуками все еще отдающийся в голове.
Лучше бы ты не рождался.
Лучше бы ты никогда не рождался.
Лучше бы тебя не было на свете, Камата Хикэру.
Он очнулся лишь через несколько минут, когда кровь из прокушенной губы новой каплей стекла по коже. Бездумно уставившийся в пол неморгающим взором, он молча сидел на футоне в одиночестве. Все ушли, оставив его здесь, никому не нужного, бесполезного, ничем не помогающего и только мешающего. Во всем виноватого. Ведь все это из-за него.
- "Я должен все исправить",- он вытер ладонью кровь с губы, выпрямляясь. Рана заныла, но, плотно забинтованная полосами ткани, не так сильно, как могла бы. Ему помогли, не взирая на то, что он не смог выполнить то единственное, ради чего вообще был сюда послан. Стало ли от этого легче?..
Стало еще стыднее.
Червячок сомнений грыз душу. Если он уже все испортил, сможет ли помочь или только сделает хуже? Снова не справится, размякнет в самый ненужный момент, и подведет еще больше людей и существ. Ему ведь сложно. Но кому не насрать на его сложности? Здесь он агент СФ. А не человек.
Ночной ветерок, налетающий со стороны тихого ручья, растрепал волосы вышедшего на крыльцо парня. В тишине оставаться было мучительно, и голос внутри становился все громче, да и мелькнувший на миг страх, что его бросили тут в одиночестве, предпочтя ночную гору его компании, заставил выйти наружу. Но нет. Утияма сидела на берегу ручейка, в полутьме поляны, освещаемой лишь светом из дома, выделяясь черным пятном практически обнаженной спины, покрытой узорами тату. Ночь снова налетела холодным ветром.
Сброшенная то ли в порыве драки, то ли уже позже черная хаори от Наоки-сана валялась на полу. Он молча поднял ее, встряхивая и очищая от пыли и мелких щепок, что разлетелись повсюду после погрома. Если ему помогли, то почему он не должен помогать. Пусть тому, кто ненавидит его всем сердцем и наверняка желает утопить в том же ручейке.
Почва мягко пружинила под ногами, делая шаги тише. Он, впрочем, не скрывался, позволяя траве шелестеть, окутывая ноги. Тяжелая ткань опустилась на плечи курящей девушки, разглядывающей исписанные от руки белые листы из какой-то папки. Видимо, достаной из массивного валяющегося рядом рюкзака.
Возможно, это улики. Которые он очевидно упустил, и которые не преминула заметить Ясу. Нормальный агент СФ, конечно, сделал бы все по-другому.
Нормально.
- Ночи еще холодные. Берегите себя, Утияма-сама.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

66

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Только открыв папку, Ясу заметила, что перепачкала ее кровью. И это было то еще дерьмо: раньше о таких мелочах беспокоиться не приходилось: главное быть достаточно сообразительным, чтобы не оставить кровавый след за собой, - но сейчас со всеми современными приблудами ее личность вполне могли вычислить. И пусть Утияма и считала, что не сделала ничего плохого, фиг объяснишь это людям (на то они и люди). Иногда она задумывалась, что будет лет через тридцать со стремительно набирающим обороты техническим прогрессом? Неужели убийство станет не просто трудным, а невозможным (кроме государства и полицейских, эти всегда будут обладать правом на смерть, этакие монополисты)? Думать об этом было не слишком приятно, и многовековой опыт Утиямы подсказывал, что некоторых людей просто необходимо убивать. Как, например, эту девчонку. Оставалось только надеяться, что технический прогресс скакнет не только для служителей закона, но и его нарушителей. От высоких философских рассуждений о туманном будущем отвлекло содержание папки: знакомые лица на фотографиях, перечеркнутые черным маркером. «Разорван на куски», «истек кровью», «обезглавлен», «сожжен заживо». Ясу быстро листала бумаги, глядя на зачеркнутые знакомые лица.Она их всех знала: те самые ребята, с кем она разобралась с кланом радикальных оммедзи. Вот почему охотница искала ее. Лицо Ясу остекленело, глаза потемнели, губы поджаты. Они мертвы, все. Ясу не знала их близко, так, мимолетные союзники, много таких было в ее насыщенной жизни, но сейчас, глядя на зачеркнутые фото, вспоминала, как иногда их компания собиралась в пабе, чтобы расслабится и разработать план. Вот этот смешно шутил, а та была мастерицей игры в го. В воображении их лица такие живые, улыбающиеся или сосредоточенные, а сейчас кресты поперек их. После уничтожения клана и прощальных посиделок, все они разбрелись по своим делам, кто-то уехал на другой конец Японии, но так или иначе, все были найдены и убиты с особой изощренной жестокостью. Значит ли это, что Ясу виновата в их смерти? Ведь именно она искала напарников, была инициатором. Девушка закрыла глаза, затягиваясь и шумно выпуская воздух. В конце среди остальных бумаг и ее профайл. Единственное неперечеркнутое лицо, с которого дерзко вздернув подбородок смотрела маленькая, свирепая японка. На фотографии, снятой из-за угла, Утияма болтала с Бутылочкой в парке. Вроде случайно столкнулись, пока Ясу спешила на работу. Чие знала про нее: род занятий, способности, имена для прикрытия за последние пять лет, ближайшее окружение, город. Такой тщательности информации могло позавидовать и СФ. Чие не знала только дом, но уже наверняка в курсе, Бутылочка проговорился. Наверное, именно из-за этой фотографии он и попался к ней в лапы. От этого всего… нет, не мороз по коже, а чувство вины и бессильная ярость. Да, становится очевидно, что Чие так просто ее не оставит и воспользуется вторым шансом по-своему. За всеми этими мыслями Утияма и не заметила, что к ней подобрался Камата и даже заботливо накинул на плечи хаори.
- Больная сука, - сцепив зубы, процедила Ясу, отшвырнув папку на траву рядом, оставив в руках только свой профайл. Ярость, бессилие, вина, страх. Как? Почему она не заметила этого раньше? Был ли у нее вообще шанс спасти хоть кого-нибудь? Утияма раздраженно запрокинула голову, выдыхая дым, наблюдая, как прежде чем развеяться, он на секунду заволакивает звезды.
- Твоя семейка пиздец ебанутая. Интересно, все ли такие. - мрачно сообщила Кэру Ясу. По ее голосу трудно понять, относит ли она сфника к их числу, но по пристальному взгляду понятно, что пытливо ищет фамильные черты в его юношеском, молоденьком личике.
Вздохнув, Ясу вытащила с кармана зажигалку. На этот раз пламя лизнуло не хвостик сигареты, а хрустящие листы с ее данными. Едва ли эта мера отсрочит приход охотницы, та наверняка все вызубрила в слепом безумии, но само действие успокаивало.

Отредактировано Hungry Dinosaur (2020-04-21 20:45:49)

+1

67

Утияма со злостью отшвырнула в сторону простую черную папку. Белые листы веером высыпались из нее, и Кэру скорее машинально опустил взгляд на привлекающее внимание предметы. На белые листы аккуратно были приклеены вырезанные фото, напоминая личные дела. Вот только фото были явно сделаны не специально, а украдкой. В парках, магазинах, кафе. На том, что лежал выше всего, и вовсе было фото молодой женщины, сделанной сквозь полузадернутые шторы окна ее дома. Камата все же не сдержался и поднял листок. Фото было перечеркнуто крестом, а сверху убористым, аккуратным и практически каллиграфическим почерком было подписано "утоплена, голова сожжена".
Кэру шумно выдохнул, отпуская листок обратно на папку. В голове страшные слова отозвались лишь приторной горечью узнавания старых знаний. Отрубить голову существу, чтобы то не смогло воскреснуть, разделить тело и голову максимально далеко. В идеале вовсе стихиями. Как горько, что он все еще помнит это. И что кто-то пользуется этими методами.
Слова Ясу ядовито отозвались в голове. "Больная". Больна сознанием, потеряв саму себя в огне безумия, что пожаром горел в них всех. В ком-то больше, в ком-то меньше. Но во всех, будто проклятие. Такое странное, маленькое проклятие давно умершего рода. Которое их и погубило.
- Все,- согласно выдохнул парень, садясь на траву рядом и глядя на черный, практически невидимый в ночи ручей. Потоки воды разбивались о камни и ступни Утиямы, а затем вновь терялся неосязаемой темной массой в узком русле.
Кэру бросил взгляд на листок, что держала в руках девушка.Такой же исписанный от руки, с аккуратно вырезанным фото в углу. Единственным не перечеркнутым черным, жирным маркером. И хоть с такого расстояния различить лицо на изображении в темноте было сложно, то вот узор тату на открытых руках и плечах опознавался даже так.
- Это ведь... Она Вас ищет?- со странной смесью утверждения и вопроса в голосе спросил агент. И даже не знал, какой ответ хочет получить. Потому что ни один из них не был бы хорошим в данной ситуации.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

68

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Если Ясу бы предложили описать Кэру тремя словами, она назвала бы следующие: "неуместно", "неудачно" и "не вовремя". Неуместно он вел себя во время похождения с навязчивыми попытками заглянуть ей в душу и насильно запихать в свою (да и вообще его появление в этой истории было неуместным, и без него бы справилась), "неудачно" - это про его миссию, попытки наладить диалог и... в общем-то про все.  Кто-то поспорит, что Камата мастерски снимал бумажки и вообще освободил Утияму из западни, а еще мистически-задумчиво смотрел в пепелище, предсказав противника, но Ясу ответила бы на это только "Пф", переводящееся с сурово-вакидзаского как "это все мелочи, я права, пошел на хер". А не вовремя - это про сейчас (ну и про то, что он затормозил перед атакой, это Ясу тоже помнит). Нет, правда, мог бы выбрать и на полчаса позже заявится, когда хрустящие листы с ее фотографией догорят, оставив после себя рассыпчатую сажу и горьковато-копченый привкус дыма.
В общем, вопрос Каматы Ясу оставила без ответа, подождав, пока огонь доест последние ошметки листа, и последний огрызок бросила в ручей. Тот радостно обслюнявил кусочек бумаги, с журчанием унеся его на небольших волнах. Ясу проводила его взглядом, после переведя глаза на Камату. Она разговаривала с ним как с расшалившимся ребенком голосом усталой, равнодушной воспитательницы.
- И чего мы тут забыли? Сидел бы в доме, в тепле и зализывал раны, а не в ночи за злыми тетеньками гонялся.
Ясу хмыкнула, отвернувшись и глядя перед собой. В ее руках оказалась свежая сигарета, она глубоко, со вкусом затянулось, но по отстраненному выражению лица заметно, что Утияма не столько любовалась ночью, сколько глубоко и крепко задумалась. Поразмышлять действительно было о чем: как избавиться от навязчивого внимания СФ, как найти и разделаться с новоявленной Каматой и, в конце концов, как избавиться от трупа? Да, в таком исходе дела Утияма не сомневалась. К сожалению, в голову ничего не приходило кроме стандартного "убить всех нахер и спалить". Думаю, не стоит напоминать, почему в нынешней ситуации не сработает.
- Нет, она меня не ищет, - задумчиво протянула Утияма, запоздало отвечая на вопрос и вновь затягиваясь. - Она меня уже нашла.

Отредактировано Hungry Dinosaur (2020-04-22 21:24:20)

+1

69

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/37297.jpg

Тихой пылью пепел упал на траву и женские колени, улетев с ветром и уплыв вместе с бурным потоком лесного ручья. Камата вздохнул на это злостное уничтожение улик и доказательств чужой вины, но промолчал. Сделать бы он все равно ничего не успел - человек медленнее, чем юркие язычки пламени костра. Просто еще одна вещь, с которой он не справился. С кого спросят? Кто знает.
Парень устало усмехнулся в ответ на замечание. Действительно, чего он просто не вернулся обратно в дом. Не потому ли, что дурак и до конца идет даже в таких мелочах. Или потому что хочет помогать, даже не взирая на личные обиды и нанесенные словами глубокие раны.
Не так бы сделал настоящий СФник?..
- Даже самые злые тетеньки могут замерзнуть в ночи,- просто пожал он плечами, поднимая глаза к темно-синему небу, аккуратными кружевами проглядывающему сквозь листву деревьев. Ночь постепенно близилась к своей середине, и усталость накатывала волнами. Им всем нужно было отдохнуть, как бы ни бравилась Ясу, как бы ни отпирался спасенный из плена Бутылочка, как бы ни старался сам Кэру держаться. Человеческие тела, даже данные магией, чертовски слабые орудия.
- Хах,- из груди вырвался грустный смешок, и парень на мгновение прикрыл глаза. Что ж, теперь у них была конкретная цель для защиты. Кто знает, будет ли Чие убивать подвернувшихся под руку существ, что случайно увидели или услышали слишком много. Скорее всего, может. Но теперь она не уйдет из этого города, из этого места, пока не закончит начатое. Будет кружить вокруг, подбираясь все ближе и ближе. И снова ударит, заманив в ловушку или же решившись на прямое нападение. Как дикий зверь, которому уже нечего терять. Она зверь, а они охотники. Они должны успеть первыми.
За спиной раздались похрустывающие травой шаги. Бутылочка, вышедший, чтобы переждать бурю и немного охладиться самому, вернулся из своего краткого похода по темноте вокруг дома. Вид у него был не очень радостный.
- Крутой тут уклон. Боюсь, придется ночку переждать в доме, Ясу-тян,- обращался он подчеркнуто к Утияме, и в голосе слышалась отнюдь не радость от этого факта. Опуская опасность шныряющего где-то маньяка, на горе все еще водились и дикие животные, и простые существа. А у них не было даже стены, снесенной Утиямой в порыве ярости. Но выбирать не приходилось.
- Хватит вам на холоде сидеть... Утра вечера мудренее,- проворчал пожилой мужчина и с кряхтением зашел внутрь их временного гнездышка. Кэру поджал губы, и встал с холодной травы. Действительно, в ночи они вряд ли успешно спустятся с такого уклона, да и силы стоит восстановить всем. Парень бросил взгляд на Ясу. Без нее он идти, конечно, не собирался.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » It's never enough to say I'm sorry