Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » It's never enough to say I'm sorry


It's never enough to say I'm sorry

Сообщений 1 страница 30 из 69

1

It's never enough to say I'm sorry
https://sun7-6.userapi.com/-b7a79_T517DMoOgAVMXGkB_tN4B2XDSCQ89Jw/TbBfyG3bGtE.jpg

1. Место действия
Япония, префектура Сидзуока, город Атами
2. Время и погода
27.05.2018 года
Жаркая, практически летняя погода. Сразу после полудня.
3. Действующие лица
Ясу Утияма, Хикэру Камата

Прошлое догоняет каждого, как бы далеко Вы не пытались убежать от него. пусть пройдет год, пусть два, пусть десять - но каждого настигнет тень того, что он сотворил. Будь то нелепая ошибка, ненароком промолвленное слово или поступок, которым никто не будет гордится. И бывает так, что двух совершенно непохожих людей красной нитью связывает прошлое, от которого они бегут.

0

2

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Дело уже близилось к ночи, как Ясу добралась до деревни. Запыхалась. Дыхание сбивчивое, лоб вспотел, длинные волосы, заплетенные в две тугие, блестящие косы, растрепались. Она не зашла домой, чтобы переодеться, и, как и была в коротких черных шортах и  белой, свободной рубашке, зашла к Аоки. Без стука, швырнув в угол корзинку с небогатым уловом и бамбуковые удочки.
- Миору нашел меня, - отрывисто бросила она, расхаживая по комнате. – Аоки-сан, расскажите все, что Вы знаете.
Лицо Ясу, казалось, само спокойствие, только обрывистые, резкие движения и острый, блестящий взгляд выдавали ее напряжение. Да и как иначе, когда твой близкий друг и товарищ, собутыльник пропал? Весть об исчезновении Бутылочки застала Ясу на рыбалке. Она жила на берегу моря уже около недели, наслаждаясь тишиной и гармонией с природой. Телефон выключен, чтобы не нервировал лишний раз. Об этом Ясу сейчас и жалела больше всего: только сегодня утром джинкс-тапочек принес весть о пропаже товарища. Оставалось только сразу смотать удочки и домой, но добраться удалось лишь к вечеру. Сколько времени было потеряно? Утияме хотелось рвать и метать, на душе нехорошее предчувствие и страх, но как лидер и существо, на которое можно положиться, она старалась сохранять строгое спокойствие и уверенность.
- Вы уже искали его у друзей? У Ямомото-сан?
На жене Бутылочки, вечно дружелюбной и улыбающейся толстушки, нет лица. Она нервно сидела на стуле с неестественно прямой осанкой и с неуверенной улыбкой лишь выдавила:
- Я так рада, что Вы пришли, Утияма-сама.
Раздражение и жалость подступили к горлу Ясу, она нервно меряла шагами комнату и строго выговаривала:
- Что же Вы молчите? Рассказывайте. Когда в последний раз видели его?
- Может быть чаю? – губы Аоки- сан мелко дрожли, она потянулась к глиняному заварнику и не дожидаясь ответа медленно разлила зеленоватую жижу по пиалам. Ясу не хотела чай, Ясу хотела действовать, но Аоки-сан, кажется, успокаивали бытовые хлопоты и игра в гостеприимство. Вакидзаси раздраженно приняла пиалу и одним махом осушила ее. Оказывается, Ясу ужасно хотела пить все это время. Ее голос, сухой до этого, стал чуть мягче.
- Спасибо. Когда Вы его видели в последний раз?
- Он… Он сказал, что пойдет в лес за травами. Его не было дня три, я ждала, думала, как обычно с друзьями… Но он не пришел. Потом я пошла к Миору, Вы знаете, он часто у него пропадал. А его нет! Несколько дней мы пытались найти его своими силами, а потом послали за Вами.
Она всхлипнула, теребя хлопковый платок в руках.
- Сколько дней прошло, как он ушел в лес?
- Шесть.
Шесть дней! Его нет шесть дней! Ясу закусила губу.
- Простите, Аоки-сан, я должна была хотя бы включить телефон…
Та махнула рукой в ответ, начиная плакать. Утияма обняла ее за плечи, но в голове уже завертелись мысли, куда идти и где искать.

+1

3

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/23523.jpg

Женщина всхлипывает недолго, видимо, ей помогает прийти в себя даже не чужая поддержка, а тот факт, что она плачет на глазах гостьи. Она вытирает слезы платком, стыдливо махая ладонью и прося Ясу присесть на стул рядом. Вздыхает, долго и со всхлипами, а потом бросает взгляд на окно.
— Я уж этим... Как их... И СФ позвонила, сегодня-то утром...- женщина залпом выпивает и свою кружку чая, а затем протяжно выдыхает.- Они сказали, пришлют кого-то разобраться, сегодня, к обеду.
На часах как раз отбивает двенадцать - середина теплого дня поздней весны. Еще нет этой удушающей жары, нет оглушительного треска сверчков, детей, бегающих и ищущих панцири цикад, нет марева над горизонтом и нет душной влажности проливных дождей. Маленькие деревеньки только готовятся к этому всему, рис еще молодой зеленой порослью колышется в воде, а карпы лениво плавают меж стеблей, жирные и уставшие от такой сытной и довольной жизни. Простая и славная тишина размеренной жизни, словно сто или двести лет назад. Только редкие автомобили да антенны телевизионной связи выбиваются из образа.
Хикэру уже давно не был в деревнях. Их замкнутость и теснота, странно сочетаемая иногда с большими просторами, наводила на него не самые приятные воспоминания. Здесь даже пахло также знакомо - пылью, солнцем и, совсем немного, водой. А еще гулким запахом выхлопных газов автобуса, который привез его сюда, всего лишь несколько часов тряся по длинным и пустым дорогам сюда от Токио. Кажется, никто, кроме него, не горел желанием ехать в такой ленивый день в деревню.
Парень бы тоже не поехал по своей воле. Будто ему нечем заняться и дома. Но сегодня ему дали его первое задание, торжественно хлопнув по плечу и попросив особенно не искать неприятностей, как все остальные новички, а также пожелав удачи. В спину летели тихие смешки старших коллег, и сейчас Кэру все больше и больше понимал их причину. Именно сейчас, глядя на адрес, написанный на бумажке, и сверяя его с одинокими домами на длинной и пустой улице.
Нужное пристанище позвонившей и сделавшей запрос о пропаже существа, нашелся очень легко - без применения великих систем мировой навигации. Мысленно порадовавшись за людей и существ, нумерующих собственные дома и не призывающих самим догадываться, где тут здание номер один, а где все остальные, парень постучал по низенькой калитке, доходившей ему буквально до груди. В деревни мало кто боялся воров, мародеров и прочих отщепенцев. Все друг друга знали если не всю жизнь, то уж точно на протяжении многих лет. Эдакое маленькое общество.
— О!..- Аоки встрепенулась, шмыгая носом и снова вытирая заплаканные глаза.- Вот и они, наверное... Надо встретить людей, ох, а у меня и не прибрано... Что подумают, что подумают. Нас и так ни в край не ставят, а тут такой беспорядок!..
Женщина грузно поднялась по стула, засовывая платок в карман домашнего платья и ширкая простенькими тапочками в сторону калитки. На гостью она обернулась уже в дверях, как-то виновато улыбаясь.
— Ты уж не серчай, Ясу... Оно ж, как говорят, чем больше людей, тем лучше!.. И руки помощи лишними никогда не будут.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Hikeru Kamata[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

4

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Когда женщина отстраилась, Ясу полегчало. Она не привыкла к бурным проявлениям чувств, особенно таким слезливым и болезненно уязвимым. Утияма смущенно отошла в сторону, опустилась на стул, готовясь поделиться своим планом действий. Однако следующая фраза Аоки-сан заставила ее подскочить на ноги:
- Зачем?! – рявкнула Ясу, хотя совсем не собиралась срываться. Аоки-сама вздрогнула и укоризненно покачала головой.
- Они нам не друзья, будут тут сновать, совать нос не в свое дело, - Ясу зло дернула плечами, хмыкнув и еще раз навернув круг по комнате. Весь ее опыт с СФ нельзя назвать положительным: пронырливые, наверняка наслаждающиеся властью, всюду пытающиеся ограничить. Не только злость, но и вина захлестывала Утияму все сильнее: о да, какой же она лидер для джинксов, если в случае беды те побежали к сфникам?
В калитку постучали, и Аоки-сан поспешила открыть дверь, причитая о бардаке. Наверное, в первую очередь она имела в виду снасти Ясу, сваленные в углу. К слову, саму Утияму это мало смущало. Она поднырнула под рукой хозяйки дома, проворно выскочив на улицу так стремительно, что змеи-косички пару болезненно стегнули спину.  Глаза Ясу грозно сверкали, ноги широко расставлены, руки в боки, чтобы казаться внушительнее. У калитки она ожидала увидеть пару-тройку чопорный СФников в пиджачках, галстучках и кучей бумаг, а увидела… булку.  Натуральную, свежую булочку с розовыми щечками, заранее извиняющимися глазами и тщательно зализанными пушистыми волосами. Ясу даже опешила от неожиданности.
- Нашли кого послать, - мрачно хохотнула она под нос, - что и ожидалось.
Хотя именно это и не ожидалось. Позже Ясу добавила громче:
- Добрый день, уважаемый сотрудник СФ. Просим прощения за беспокойство, но Ваша помощь здесь не нужна, - пусть и вежливо, но звучало как «шел бы ты отсюда».
Сзади цокнула языком Аоки-сан.
- Здесь и без вас управятся. Своих проблем хватает.
- Утияма-сама, - Аоки говорила без осуждения, скорее с грустью, - Ясу, мой муж пропал давно, я очень волнуюсь. Я знаю, что Вы справитесь и без вмешательства СФ, но я очень хочу видеть своего дурака дома как можно скорее.
Ясу вздохнула, сожалея о своей резкости. Она опять забыла о слезливых чувствах и действует сгоряча.
- Ладно, - она примирительно обернулась к Аоки-сан. - Вы проверяли уже гору? Проверяли у Наоки-сана?
- Нет, - Аоки-сан впервые неуверенно улыбнулась. – А ведь точно, он говорил, что хочет его навестить. Как же хорошо Вы знаете моего мужа!
Ясу самоуверенно хмыкнула. Больше она на СФника даже не смотрела, словно его и не существовало.
- Отлично, тогда проверю там. – она стремительно метнулась в дом, забрав корзинку и снасти, и начала спускаться вниз. СФник оказался гораздо выше Ясу, но та все равно протаранила его плечом, словно не заметив.
- Я проверю одна. Этот пусть сам свою работу выполняет, чему их там вообще учат.
Утияма решительно не оборачиваясь зашагала к своему соседнему дому.  Не поднимаясь на крыльцо, она свалила свою ношу возле калитки и пошла в сторону едва виднеющийся, петляющей тропы в гору. Пройдя достаточно, чтобы ее скрывали деревья, вакидзаси остановилась возле колодца. Зачерпнула воды, села на траву. Она сняла рубашку с плеч, оставшись в коротком спортивном топе, бросила рядом. Водой умыла разгоряченную шею, лицо, устало опустилась на камень, словно из нее вынули все силы. Вздохнула, глядя в небо: предчувствие было недобрым, и ситуация казалась ей все более и более тяжелой. Еще и СФник вертится под ногами.

+1

5

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/23523.jpg

Хикэру волновался совсем немного. В конце концов, это его первое задание, это всегда волнительно, но, с другой стороны, ситуация и правда выглядит пустячковой. Пропавший муж-джинкс - ну куда в маленькой деревушке может пропасть мужчина в возрасте? Небось, запил где-нибудь с друзьями, а может на рыбалку внезапную уехал или, самое большое, заблудился в лесу. Дело, которое можно и самим решить, но последнее дело - высказывать существам за доверие к СФ. Лучше пусть будет побольше таких вызовов, чем... Кэру потряс головой, отгоняя мысли, и нервно пригладил кое-как зачесанные назад волосы.
Хозяйка выглянула из двери домика, открытой практически нараспашку. Простая пожилая женщина, ничем не отличающаяся от сотни таких же, разве что, заплаканная и осунувшаяся от пережитого горя. Парень пожурил себя за мимолетные мысли - каким бы ни было простым дело с первого взгляда, это все равно для кого-то трагедия и волнения.
- Здравствуйте, я...- только открыл он рот, как из-за старушки вихрем во внутренний двор вырвалось... Нечто. Нечто остановилось и превратилось в молодую женщину, по возрасту, так будто дочь хозяйки дома. Хоть ни одной похожей черты в них не наблюдалось.
Женщина, хоть вернее было бы сказать девушка, ведь она не выглядела сильно старше самого Кэру, казалась очень злой. Ее поза, ее лицо, даже ее тяжелое дыхание выражали весь спектр отрицательных эмоций, но парень внезапно будто не замечал этого. Его взгляд невольно упал на множество ярких татуировок, покрывающих ее руки и даже часть тела, видного в вырез рубашки. Узоры, переплетающиеся между собой как змеи или цветы, завораживали, но и пугали. Пугали своим до боли ясным совпадением.
Девушка и пожилая дама препирались, а он моргнул, выходя из подобия задумчивого транса и на миг прикрывая глаза, чтобы вернуться в реальность. Ему было о чем подумать, определенно, было - о пропавшем существе. И девушка с громким хмыканьем, наконец, исчезла снова в доме, давая возможность мыслями вернуться в реальность.
- Ох, что же Вы... Проходите,- калитку, наконец, открыли. Камата нервно улыбнулся краем губы, проходя в чужой двор и машинально озираясь. Обычное убранство, ничего, что могло бы указывать на неблагополучную семью или иные проблемы. Значит, вряд ли пропавший безнадежно запил.
- Я Камата Хикэру, офицер Отдела Безопасности,- он хотел достать значок, но старушка похлопал его по локтю и покачала головой. По лестнице загрохотали шаги, и вниз вновь сбежала та самая девушка. На этот раз, с рыболовными снастями и корзинкой. Все еще буквально источая ярость, она мощно протаранила парня плечом, заставив его от неожиданности действительно дернуться, а потом исчезла за калиткой без прощания и объяснения произошедшего. Дело, определенно, становилось сложнее.
- Вы не серчайте на нее...- покачала головой Аоки, вздыхая.- Она у нас СФ больно не любит... И вспыльчивая, порой, но это не со зла. За мужа моего волнуется.
- А кто это?- с вернувшимся деловым любопытством и дотошностью поинтересовался Кэру. Не то чтобы для себя, конечно, а для дела. Столь самоуверенная особа может причинить не мало помех расследованию, но ее знание пропавшего, с другой стороны, могло послужить хорошим подспорьем. Хотя, впрочем, что-то уже подсказывало, что легче будет выпытать информацию у столба электросети, чем у этой дамы.
- Это Ясу, она у нас... Что-то типа, ну, знаете, главной по нашим делам. Помогает всем, со всеми знакома, милая девочка!.. Вспыльчивая немного, но это все молодость.
Аоки махнула ладонью, а потом судорожно втянула воздух, вспомнив про нерадостную причину сбора всех этих людей во дворе своего дома. Кэру попытался ободряюще улыбнуться, но вышло так себе.
- Расскажите, это ведь Ваш муж пропал? Когда Вы видели его в последний раз?- с еле слышным вздохом вернулся он к деловым обязанностям. Женщина закивала, комкая в руках платок и всхлипывая.
- Он камэоса, но, знаете, не из этих... Не так уж он и часто пил, как все тут у нас. Уж точно не было такого, чтобы пропадал на день я всегда знала, где он! А тут, сказал, что пойдет в лес за травами, для лекарств и для настоек, и будто в воду канул!..
- Почему Вы сразу не обратились в полицию или СФ?- чуть вопросительно выгнул бровь парень, записывая все заметки пока что в телефон. Женщина грустно посмотрела куда-то в сторону улицы.
- Да ходила я!.. Говорят, запил, сам вернется,- Кэру сочувственно покачал головой, занося в телефон еще одну заметку. Женщина украдкой вытерла выступившие слезы рукавом домашнего платья и продолжила:
- И не принято у нас как-то, мы народец маленький... Сами видите, Ясу-то как разозлилась, обычно она у нас все проблемы решала. А вот не дозвонилась до нее, и решила Вам уж... Так быстрее же дело пойдет, да?- с надеждой подняла она глаза на молодого парня, и он поспешил уверенно кивнуть. Хоть и абсолютно точно не мог предсказывать будущее, но нет ничего хуже, чем паникующие родственники пропавшего. Для поиска нужна тишина и максимальная вовлеченность.
- Вы говорили о каком-то человеке, к которому мог пойти Ваш муж... Где он проживает?- уточнил Кэру, надеясь, что ретивая девушка не добежала уже до него и не распугала все тонкие следы, которые могли вести к пропавшему. Прибирать за чужой неопытностью и горячностью вовсе не хотелось.
- Не человек он, тануки,- Аоки махнула ладонью куда-то вверх, к горам, что лежали за пределами притаившегося у моря городка.- Там он живет, точнее то и не скажу. У меня ноги старые, я у него была-то раза два всего. Это дорогу знать надо, иначе никак...
Сокрушенно покачала она головой, а потом вдруг лицо ее прояснилось. Улыбнувшись сквозь слезы она посмотрела на Кэру.
- Так Вы идите с Ясу! Она и путь знает, и ноги у нее сильные, быстрые, не чета моим! Мужа моего она знает не хуже меня, часто они вместе выпивали, так что будет Вам подспорье!
- Аа...- у Каматы сразу появилось как минимум полсотни причин, почему это очевидно не лучшая затея. Но с такой надеждой смотрела на него старушка, которая и правда не смогла бы указать путь на горе, была бы медлительной и наверняка стала бы тянущим вниз грузом, что пришлось выдохнуть и попытаться улыбнуться в ответ. Вышло очевидно коряво, но жена пропавшего будто и не заметила.
- Ее дом то вот, по соседству! Идите скорее, пока она одна не убежала! И смотрите, не серчайте сильно, она ворчать будет, конечно!- напутствовала старушка, буквально выталкивая парня со двора, пока тот не передумал.- И назовите ее Утияма-сама, ей понравится!
- А...- хотел что-то вставить Кэру, но даже придумать не успел, как за ним снова закрылась калитка. Поразительная спешка для маленьких деревень, привыкших решать все неспешно и максимально без затрат собственных сил. Но это было таким заразительным, да и так попадающим в ритм парня, любившего все решать быстро и максимально четко, что он не стал выяснять этичность выталкивания СФника за дверь, а просто быстрыми шагами направился к соседнему дому.
Рыболовные снасти, с которыми убежала стремительная Утияма-сама, действительно лежали сваленными возле калитки, но девушку видно не было. А что-то подсказывало, что она не из тех людей, что в молчаливости могут сравниться с травой или водой. Она скорее как гром. Нескромный, громкий, пугающий гром.
- Эм... Утияма-сама!..- он постучал в калитку, но она была не заперта и делал он это только из вежливости.- Ваша соседка сказала, что Вы можете мне помочь и... Так как это дело о пропавшем... Человеке, то я вынужден просить Вашей помощи.
Он, конечно, мог сказать "существо". Но не крича об этом на всю улицу, очевидно. Сама Утияма уже была довольно громка в подобном деле, и не стоило низводить конспирацию до минимума.
Решив, что открытая калитка это какое-никакое, а разрешение хотя бы просто зайти на территорию дома, парень открыл ее и зашел внутрь. Простенький домик, окруженный зеленью и весьма приятным ощущением какой-то обособленности, тишины. Наверное, именно рядом с подобными строениями понимаешь, зачем люди уезжают в деревни и бросают города.
- Извините!..- снова позвал он, чувствуя неловкость за вторжение на чужую территорию, но при этом понимая важность начала поисков как можно быстрее. По телефону жена говорила о шести днях, и это настолько значимая цифра, что медлить просто нельзя.
Да и была у него личная причина еще раз увидеть эту Утияму-сама. Только на этот раз не так стремительно и быстро.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Hikeru Kamata[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

6

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Честно говоря, день выдался тяжелым и суетным: сначала рыбалка и пробуждение в четыре утра, чтобы не пропустить утреннюю зорьку. Только Утияма хотела отоспаться, как узнала о пропаже товарища и собутыльника. Лесная дорога, которая при хорошем раскладе занимала часа четыре неспешного прогулочного шага и любованием пейзажем, съедена за два. И сейчас только двенадцать, но Ясу уже взмыленная, вымотанная и хочет спать. Поспать сейчас – непозволительная роскошь, а вот умыться колодезной водой, смыть пот и усталость вполне можно. Протерев шею, Утияма сняла обувь и облила, растерла ступни. Ходить еще придется много. Стопы заныли, предвкушая отдых, в теле появилось хоть какая-то свежесть и бодрость. Ясу хотела еще помедлить пару минут, приводя разрозненные мысли в порядок, но этот СФник решил иначе, нагло вторгнувшись в ее скромные владения. Сначала Утияма даже не поверила своим ушам, услышав неуверенный голос мальчишки. Мда, а по виду так и не скажешь, что такой наглец. Казался приличным, неуверенным, зеленым совсем. Ну хоть обратился уважительно, и на том спасибо.
Ясу тяжело поднялась на ноги, накинув белую рубашку на плечи, но не застегивая. Потому что жарко, тело еще влажное, да и, чего скрывать, своим прессом и татуировками на животе Ясу тоже светить любила.  Обувь так и осталась лежать возле колодца. Мышцы ныли, а еще предстояло восхождение на гору. Она вздохнула, выныривая из сада навстречу агенту. Ну, мало ли, он так вообще в ее дом зайдет и чай себе нальет. Эти люди совсем беспардонные, даром что слабые.
- Я, по-моему, тебя войти не приглашала, - мрачно сообщила она, появляясь откуда-то из-за дома, - или агенту СФ такое разрешение не требуется, и он может разгуливать везде, где захочет? Частная собственность – это не для существ, верно?
Голос Утиямы уже не был звонким от гнева, скорее привычно хрипловатым и мрачным. Много злиться – слишком энергозатратно, а силы еще понадобятся для другого.
Ясу еще раз надменно оглядела агента сверху вниз, хоть тот и был высоким. Даже слишком высоким. Для удобства Утияма поднялась на крыльцо: так она чувствовала себя комфортней, а сама себе казалась внушительней. Пусть и со своим крохотным росточком она и прожила без малого триста лет, но вот привыкнуть к взглядам свысока так и не смогла.
- И что тебе нужно? – Ясу глянула на пришедшего исподлобья, с недоверием, а еще зорко следила, чтобы он не сделал и шага лишнего, словно охраняя свою территорию. – Хочешь ко мне примазаться, вместо того, чтобы работать? Все вы, сфники, такие.
Она хмыкнула, наблюдая за ним. Пальцы живо начали расплетать косы: от туго стянутых волос болит голова, а еще в них не вколешь заточенный гребень, который был бы очень кстати в походе. Закончив с этим и чуть растрепав черную гриву, Ясу заметила:
- Между прочим, ты мне мешаешь собираться. По твоему зализанному виду я уже вижу, что для гор ты не готов. Посмотри на свою обувь, она годится только в офисе сидеть или вальсировать, но никак не для походов. И брюки. О них я вообще молчу.
Она махнула рукой, показательно выудив из сундука на крыльце удобные легкие кроссовки.
- Уверена, что у тебя ни воды, вообще ничего. Походи-ка ты, парень, по деревне, поспрашивай местных, полюбуйся видами и составь очередную описку для начальства.

+1

7

Хозяйка вышла откуда-то из-за дома, вынырнув из-за разлапистой растительности. Хикэру как-то машинально вытянулся, прекратив обшаривать взглядом чужие владения и переключив свое внимание на девушку. И практически сразу почувствовав, что это будет весьма проблематично.
Утияма-сама, кажется, не обладала прививаемой всем японским девушкам скромностью, робостью и смущением. Миловидные бледные красотки, прячущиеся от солнца, предпочитающие вещи не по размеру, чтобы казаться меньше и как-то беззащитнее, с аккуратными убранными волосами и изящными манерами - это точно не про нее. Потому что вряд ли хотя бы одна японская красотка позволила себе стоять в расстегнутой рубашке перед гостем, сверкая произведением искусства на животе.
- Здравству...- хотел поздороваться он, но девушка сама перебила его слова своим возмущением. Весьма законным, стоит заметить, да и справедливым, но от этого не ставшим более приятным на слух. Парень поджал губы, молча выслушивая придирки и даже не зная, стоит ли на них отвечать. Потому что что-то подсказывало, что любой его ответ не будет считаться верным. Или хотя бы приемлемым.
Но все же что-то было в ней. Что-то неуловимо знакомое, напоминающее портрет, который смог бы нарисовать ветер, сотни лет обрабатывая твердый, холодный камень. Ее стальные, темные глаза, ее татуировки, ее чуть хриплый голос - все это было настолько знакомым, будто они жили по соседству вместе несколько лет.
- Я хотел опросить Вас на предмет данных о пропавшем существе,- прокашлявшись, официально произнес он, стараясь держать лицо и не думать о чем-то отвлеченном. Хоть и не получалось, а взгляд постоянно соскальзывал с концентрации на лице девушки на ее образ в общем. И когда по воздуху махнули черные волосы, отбрасываемые назад из расплетенных кос, это будто хлыстом ударило по памяти.
- "Это она?.."- наверное, даже на его лице чуть отразилось удивление, бурно перемешанное с каким-то шоком. Неужели в небольшом городке в почти двух часах езды от Токио можно встретить человека, которого всю жизнь и мечтал, и боялся увидеть. Неужели так ехидна судьба, готовая подкидывать внезапные встречи в самый неожиданный момент. Потому что сейчас Кэру был абсолютно не готов вот так вот встречать судьбу.
- А... Кхм,- он прокашлялся, глядя на то, как девушка достает кроссовки и явно готовится к походу в горы, как она и хотела. Что ж, она все также полна решительности, как и тринадцать лет назад.- Я не представился, извините. Камата Хикэру, офицер Отдела Безопасности!
Он вежливо поклонился, поднимаясь и глядя на Утияму, возможно, с каким-то внутренним любопытством. Узнала, или нет, вспомнит вообще или нет. Он не тешил себя надеждами, все же, жизнь существ полна событий и людей, чтобы запоминать кого-то одного, но вдруг. Хотелось бы, чтобы она узнала.
- Вы правы, я не готовился к походу в горы. Но я буду делать все, что в моих силах, чтобы найти пропавшего,- серьезно заявил он, хмуря тонкие брови. Да, может, для нее он всего лишь юнец, который не стоит даже внимания и затраты сил, но Хикэру не привык отступать от сложностей по причине таких мелких проблем. Подумаешь, он не готов и ему будет сложно. Если бы он отступал каждый раз, когда было сложно, то... То лучше не думать, где бы он сейчас был и что делал.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Hikeru Kamata[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

8

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Ясу забавляла реакция СФника: тот был смущен, вежлив, стараясь сохранить лицо, и явно стушевался под ее напором и откровенным внешним видом. Но пока он вел себя пристойно, никаких пальцев веером и командования, и это Утияме нравилось, как нравился его стеснительный вид, попытки собраться в кучу и забавное мямленье дежурных фраз. Интересно, в какой момент эти очаровательные юнцы, столь жаждущие служить обществу, превращаются в мерзотных, чопорных СФников, обожающих демонстрировать власть? Ясу уже думала сменить гнев на милость и проводить агента до ближайшего пристойного паба, как тут он представился. Утияма, уже было нырнувшая в дом, резко остановилась, вскинула подбородок, бросив острый взгляд на юношу.
- Еще раз, как тебя зовут?
Нет, она прекрасно расслышала и в первый раз. «Камата». О, она хорошо знает эту фамилию и надеялась ее больше не услышать. В голове сразу же зароились воспоминания: два неудачных, драматичных романа, предательство, несносные дети, избиение и унижение, бессилие и близость к смерти, а потом кровь, резня и облегчение. Да, никаких положительных ассоциаций. И все-таки внутри зароилась тревога: исчезновение Бутылочки, а теперь еще и этот Камата. Никак, прошлое пришло за ней? Все-таки в последнее время Утияма, руководствующая девизом "нет существа - нет проблем", начала сомневаться в этой неприложной истине: семья-то мертва,  клан уничтожен, а вот, отголоски прошлых, хорошо забытых решений долетели сейчас. И вполне возможно нацелены не на нее, виновницу и зачинщицу, а на ее близких. Теперь Ясу жалела, что вообще пустила СФника на порог Аоки-сан, а план с пабом отмелся сам с собой: если Камата и пришел по ее душу, то стоило держать его поближе к себе. В горах все равно тихо и безлюдно, больше возможности расправиться с ним. Или с ней. Вот так булка, а Утияма почти дала себя обмануть этим миленьким глазкам!
- Впрочем, неважно. Я тебя вообще никак называть не буду. Но с собой возьму. И только попробуй ныть и тормозить меня. - бросила она, сжав зубы. – Стой тут и ни шагу без меня.
С этими словами Ясу легко тронула колокольчик-фурин у входной двери, ответившим гулким, нежным звуком. Казалось бы, невинный машинальный жест, но теперь за Хикэру наблюдали, ведь фурин – джинкс, предпочитающий форму вещи. Может, лицо Утиямы и не выражало ее тревогу, но она сквозила в изменившейся пластике: теперь вакидзаси двигался упруго, резко и рублено. Ясу торопливо вошла в дом, откопала рюкзак и принялась расторопно закидывать в него необходимое: спички, кепку, если нагреется голова. Волосы торопливо заколола заточенным гребнем. Из тумбочки выудила кулон-бутылочку с золотыми чарами. Конечно, опасно светить запрещенным веществом перед сфником, но еще рискованнее идти с радикалом наедине без защиты. Надев кулон, Ясу застегнула-таки рубашку, пряча его за плотной тканью. «Так и знала, что СФ – те же охотники, волки в овечьей шкуре», - мрачно подумала она. Иначе объяснить службу Катматы ей не удалось.
Резво схватила со стола две пустые бутылки и направилась к выходу.
- Лови, - она кинула одну из бутылок Камате, проверяя его реакцию. – Нужно в колодце набрать воду с собой.
Девушка торопливо обулась и направилась вглубь сада.

+1

9

Она переспросила, и в вопросе была острота и резкость клинка, приставленного к горлу. Кэру неловко и машинально сглотнул, прекрасно чувствуя узнавание в чужом голосе и понимая, что ничуть оно не положительное. Впрочем, что он ожидал.
Столько лет он нет-нет, да вспоминал эту девушку. Ведь именно она подтолкнула его к тому, чтобы осознать себя слабым, таким же слабым, как и любое живое существо, сколь бы бессмертным и могущественным оно ни было. И именно ее поймали из-за него, и вполне могли убить, если не что похуже. Двойственные чувства, все же, базирующиеся на ощущении вины перед буквально невинным существом, но Кэру все же надеялся, что она не ненавидит его. По крайней мере, не так сильно, как тогда, в ту ночь тринадцать лет назад.
Он кивнул, оставаясь на месте по ее просьбе. Как никак, она хозяйка дома, и стоило сохранить перед ней и свое лицо, и лицо организации, но когда спина девушки скрылась за сдвигаемыми дверями, Хикэру протяжно и шумно выдохнул.
- "Пффф... Кто же мог подума-а-ать..."- мысленно протянул он, проводя ладонями по лицу и зарываясь пальцами в жесткие от геля волосы. На миг маска отстраненности и вежливости исчезла, а парень тихо страдальчески промычал что-то себе под нос.
Он абсолютно не был готов к тому, чтобы его первое задание было чем-то из ряда вон выходящим. Однокурсники мечтали о приключениях, борьбе с нечистью и симпатичных школьницах, которых можно будет выносить на руках из опасного места, а Хикэру был бы рад тишине и спокойствию. Простое дело о пропавшем существе в маленьком городке, неужели он так многого просит. Пусть бы эта встреча случилась через полгода или год, но почему именно сейчас и почему именно в этих обстоятельствах.
Зашумели шаги девушки, и он поспешно выпрямился, приглаживая волосы. Не хотелось в ее глазах выглядеть как-то странно, она явно и так считает его бесполезным выродком рода человеческого. Что ж, конкретно она и конкретно в его сторону вполне имеет право на это.
Прилетевшую бутылку он мягко поймал одной рукой, даже немного удивленно глядя на нее. Вот уж странно, если она узнала его, то почему так резко поменяла свое мнение насчет того, чтобы работать вместе.
- "Может, не сердится?.."- мелькнула в голове мысль, но, глядя на резкие и словно рубленные движения девушки, предполагать такое просто было глупо. А понимать чужие мысли Камате было, увы, не дано.
Подождав, пока хозяйка пройдет вперед, он пошел за ней, держа дистанцию в пару шагов. Едва заметная тропинка петляла около деревьев и кустов, чудно превращая двор дома в какой маленький мирок. Колодец, чуть заросший мхом, гармонично вписывался в атмосферу уединения и обособления от внешнего мира. Наверное, в таких домах и проводят остаток жизни. Или всю бессмертную жизнь.
- У Вас очень милый дом,- в обычной ситуации он был молчал и работал молча, но сейчас нужно было как-то вывести девушку на разговор. Просто для того, чтобы внезапные клятвенные извинения в том, что произошло так давно, не выглядели для нее приступом шизофрении.- Ваша соседка сказала, Вы хорошо знаете пропавшего мужчину и состояли с ним в дружественных отношениях. Это так?

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

10

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Бутылку Камата поймал мягко и быстро, без заминки. Конечно, рано судить о его навыках, но на растяпу он явно не похож. Тем хуже. Он узнал ее, она это чувствовала нутром и видела в его взгляде, хоть и непонятно, что он от их встречи ждет. Лица других - вообще закрытая книга для Ясу, что уж говорить, когда человек старательно скрывает свои эмоции? И тем не менее каждый из них не выдавал себя, делая вид, что они не встречались ранее. И это настораживало еще больше. Куда проще было бы, отреагируй Камата "О, так ты та самая подозреваемая в убийстве моей семьи!" и попытайся съездить ей по лицу. Тогда их встреча действительно казалась бы досадной случайностью, сейчас же все больше напоминало коварный план.  другой стороны, зачем он назвал свое имя? Это ведь наверняка вызвало бы подозрения у Утиямы. Какую игру он ведет?
Быстро обувшись, Ясу зашагала вперед к колодцу. Ее нервировало, что он сзади и легко мог ее прибить, однако роль хозяйки дома требовала иного поведения. Камата послушно плелся сзади, хотя был вполне удобный момент прикончить ее. "Хочет расправиться без свидетелей? Скорее всего". Как ей дальше себя вести? Он знает ее, но продолжать ломать комедию, будто она не догадывается? Или спровоцировать? Ей ужасно хотелось его разозлить, сорвать маску, чтобы раскрыть намерения. Чтобы избавиться от этого напряжения, но так она не сможет найти Бутылочку, если он его захватил в плен. Продолжаем это невыносимое представление.
- У меня милый дом? - бросила она через плечо, боковым зрением пытаясь отмечать любое его движение. - Он обычный. Мы можем обойтись и без этих вежливых расшаркиваний.
Она не могла не язвить, не могла не защищаться, когда в опасности. Может быть, конечно, он просто ведет себя как вежливый гость, но, может быть, пытается втереться в доверие. Следующий вопрос заставил бросить очередной острый взгляд на агента. Продолжает вынюхивать? Едва ли, скорее просто выполняет свою работу.
- Можно и так сказать. Иногда мы выпиваем вместе, - туманно и кратко ответила Ясу. - Подставляй бутылку.
Она опустила вниз небольшую кадку и проворно, выверенными движениями подняла ее наверх. Схватив деревянную посудину, она попыталась заполнить бутылку, и вместе с тем щедро облила начищенные ботинки агента водой. Тонкая ухмылка быстро скользнула по невыразительному лицу. Ясу испытала мрачное удовлетворение и чуть подуспокоилась, заранее почувствовав себя отомщенной. Мелочь, а приятно.
- Ой, как так вышло-то? - без особой актерской игры проронила Утияма. - Хотя они все равно не годились для гор.
Она пожала плечами, самостоятельно расправившись со второй бутылкой и пряча их в рюкзак.
- Ну, кажется, мы готовы выдвигаться, - она еще раз окинула насмешливым взглядом его костюмчик и зализанные волосы. - Хотя "готовы" - громко сказано.
Ясу вздохнула, показав рукой на один из пиков гор, поросших смешанным, зеленым лесом.
- Нам, к слову, туда. Путь не столько опасный, сколько изматывающий: отвесных скал нет, зато дорога длинная.
Утияма пожала плечами, следуя по тропе сразу за домом.
- Можно начать отсюда.
Ясу держалась на одном уровне с Каматой, не заходя за спину, но и не забегая вперед, стараясь держаться на расстоянии вытянутой руки, пусть это и приносило неудобство: тропа узкая, и приходится пробираться через высокую траву.
- Ну а Вы давно служите в СФ, - деловито спросила Утияма, решив, чего только ей защищаться? Она тоже может собрать ценную информацию.

+1

11

Колкости вполне можно было пропускать мимо ушей. По-крайней мере, первые несколько десятков раз, пока это не набьет оскомину. В отличии от Джуна, который искренне мог смеяться даже над вещами, что говорили, чтобы его обидеть, Хикэру все же раздражался из-за этого. Точнее, даже не из-за самого факта насмешек, сарказм иногда был свойственен и ему, а из-за частоты их повторяемости. Чем больше человек говорит колкостей - тем страннее и бесполезнее он кажется. Ведь сарказм нужен для того, чтобы скрывать что-то. Можно скрыть фразу, можно две, но общаться полностью лишь с помощью шуток, шпилек и язв - разве это не показывает в человеке слабака, боящегося в лицо сказать правду? Возможно. Но немного Кэру готов потерпеть. Хотя бы из уважения к этой девушке.
Ответила она с явным желанием поскорее прервать вежливое расшаркивание. И хоть комплимент был искренним (любой дом после трущоб кажется произведением красоты, уюта и искусства), Камата все же замолк. Странно, правда, что тогда девушка делала в Никко, если здесь ее поджидает такое милое жилище, но может просто приезжала посмотреть на хранилища. Никто ведь не запрещает существам путешествовать по стране по различных религиозным местам. Хоть это иногда и заканчивается не лучшими вещами, как выяснилось.
Вода ледяными потоками потекла по бутылке, попадая в горлышко и щедро стекая вниз, по рукам и на обувь. Холод обжег кожу, лаковые туфли хоть и выдержали основной напор, но буквально физически можно было почувствовать, что стоит ему сдвинуться с места, как подошва впитает в себя всю выплеснувшуюся на землю воду.
— Аккуратнее, пожалуйста, Утияма-сама,- глубоко вдохнув, процедил он сквозь зубы, тут же шумно выдыхая. В конце концов, с каждым могло случиться. Хоть это и вовсе не значит, что нужно ходить на работу в сандалиях или кроссовках. Вот что стоит брать их с собой - возможно. Но не ездить же ему с рюкзаком вещей за спиной. Сегодня он, впрочем, совсем налегке - с собой лишь телефон в кармане брюк, немного налички и офуда, аккуратно свернутые в заднем кармане. Было так лень брать с собой сумку, тем более утяжеленную зонтом на случай обычного летнего токийского ливня, да и обещания босса о том, что это будет быстрая поездка, сделали свое дело. Нельзя быть таким доверчивым больше. Но сейчас уже ничего не сделаешь.
Туфли, конечно, промокли, стоило ему сдвинуться с места. Что поделаешь с дешевой обувью, купленной в маленьком подвальном магазинчике их района. Вряд ли можно было ожидать, что он вытянул жемчужину туфельного производства. Но что поделаешь, в конце концов, оставалось только надеяться, что они доживут до конца дня и, быть может, станут крепче. Хотя бы духом. А то Камата сам себя убьет за порчу новой вещи.
— Хорошо, значит, пройдем его вместе,- уверенно кивнул парень, не готовый сдаваться какой-то там горе. Он доехал из центра страны до столицы с помощью собственной упертости и мелочи в рюкзаке, что он, на гору что ли не поднимется. Пусть даже в мокрых туфлях.
Дорога начинала неспешно подниматься вверх сразу за домом Утиямы. Маленькие колышки, вбитые в почву, соединенные тонкой бечевкой - вот и все, что выделяло утоптанную почву от точно такой же почвы и травы вокруг, поднимаясь подобным путем куда-то вверх, плавно огибая слишком покатые части гор. И хоть это были не скалы, а скорее гигантские валуны, некогда обросшие лесом и травой, подъем все равно был довольно крут. И как бы не пытались основатели маленьких тропок облегчить всем путь, выкладывая лестницы и выбирая маршруты длиннее, но зато мягче, путь все равно ждал долгий. Хоть Кэру так особо и не понял, куда они идут. Но раз жена потерпевшего сказала, что эта девушка что-то знает, а причине не доверять ей не было, значит, надо идти.
— Это мое первое задание, как офицера,- ответил он на вопрос Утиямы. Да, наверняка, он выглядел довольно молодо и зелено, что и обидело так радеющую за существ девушку, но какая разница в том, кто придет взять задание. Главное, чтобы это был человек хороший. А Кэру считал себя практически полностью хорошим человеком. И получше многих.
— Что ж, пока мы идем, то... Не могли бы Вы представиться?- конечно, он немного лукавил, уже зная и имя, и фамилию девушки, но все же лучше будет, если она назовет их сама. Какой-никакой диалог.- Жена потерпевшего отзывалась о Вас крайне тепло, упомянув, что Вы помогаете джинксам в этом городе. Это так? И Вы сама... джинкс?
Скорее всего, где-то в отчетах это было отражено. Может даже специально упомянуто. Но отчеты эти, конечно, Кэру никто не давал. Ибо официально он шел сюда по поводу простой пропажи камэосы.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

12

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Ясу поднималась в горы в горы. Горы. Горы. Горы. Пусть тропинка едва видна, но Утияма вышагивала по ней не одну сотню раз. Оттого ноги легки и легка голова. Горы были ее лекарством от гнева, мрачности, боли, грусти. Она поднималась на вершину часто, чтобы освежить голову, почувствовать мышцы и расслабление в теле, прощупать свой стержень и силу воли. Горы лечили от разочарования, в первую очередь в самой себе
Едва начался подъем, Утияма просветлела лицом, даже если повод отнюдь не веселый и под боком плелся сфник. Ясу шагала размеренно дальше. Есть что-то медитативное в подъеме, но как бы не успокаивали зелень, тишина и предвкушение высоты, мысли о пропавшем друге не уходили из головы. Чем дальше странная парочка отдалялась от дома, тем меньше тревожности: Ясу что-то делала, как-то решала ситуацию, и это уже хорошо. Ясу уводила возможного радикала подальше от дома и близких – вообще отлично. Развязка ближе, у нее на шее бутылочка с чарами, все под контролем, насколько это вообще возможно.
- И как ощущения от первого задания? Разочарованы? – Утияма пожала плечами, голос ее прозвучал равнодушно. – Едва ли кто-то на первом задании хочет искать джинкса. Ведьмы – да, это куда интересней. На такое задание едва ли отправили бы одного человека.
Она бросила короткий взгляд на Камату и кратко добавила:
- Ничего личного, просто придирки к системе.
На какое-то время Ясу ушла в себя, молча вышагивая. Каждый следующий шаг забирал чуть больше усилий, и в этом есть что-то символическое, что-то очень похожее на жизнь, но на вершине есть ли награда или только пустота, одиночество и маленький городок как на ладони? Во рту горько, но вместо того, чтобы эту горечь погасить, Ясу достала сигареты из кармана. Короткий жест, дым, она глубоко затянулась. Это тоже успокаивает, хоть табак на существ не особо-то и действует. Просто в самом жесте есть что-то медитативное. Пока раскуриваешь сигарету, есть время созерцать. И горечь. Из раздумий вывел голос Каматы. Честно говоря, Утияма чуть не пропустила вопрос. Опасно, и славно, что это был не бросок в ее сторону, а невинное уточнение. Ох уж эти горы с их миролюбивым и высоким настроением, так и про безопасность забыть можно.
- Аоки-сан просто очень добрая и обо всех тепло отзывается, - Утияма усмехнулась, выпуская дым. – Она и Вас тепло будет вспоминать как доброго и отзывчивого человека, хоть вы и знакомы от силы минут 10.
Ясу затянулась еще раз и следующие шагов десять шла молча, словно подбирая слова, обкатывая их на языке. Честно говоря, ее раздражали не только вежливые расшаркивания, но еще и этот блядский цирк "мы делаем вид, что не знакомы". Ясу умела в интриги и роли, когда игра стоила свеч, сейчас же... Сейчас же ситуация до крайности проста, даже тупа: один юнец, который, возможно, решил отомстить и она, уже отомстившаяся и желающая как можно скорее отделаться от этой истории. К чему прелюдии и игра в знакомство?
- Как меня зовут, Вы знаете. Утияма Ясу, - на всякий случай повторила она и останавилась. Не резко, а просто, как останавливается человек, когда его путь заканчивается.
Ясу вздернула подбородок, чтобы казаться выше, глядя в глаза Каматы чуть насмешливо.
- Я джинкс, ну и Вы это, кажется, прекрасно знаете. – движение плечом, - Вы ведь вообще меня знаете, не так ли? И я Вас знаю. Точнее, Вашу фамилию. Вы ведь не просто так пришли, правда?
Она опять выдохнула дым чуть в сторону, не ему в лицо.
- Место удобное, горы, - Ясу провела рукой, показывая просторы, мало ли, Камата их не заметил. Люди в принципе не особо внимательные. – Может быть время… поговорить?

+1

13

Горы возвышались всей громадой, будто желая показать ничтожным людям, как они малы и хрупки. И как сложен будет их путь на вершину, отмеченную зарослями деревьев и тонким шпилем пагоды. Да, Кэру может быть трудно, ведь жизнь состоит из трудностей, но разве не его был выбор пойти в СФ. Прекрасно понимая, что подобная жизнь не сахар, особенно в Японии. Поэтому сдаваться на первых же сложностях и признавать себя слабым было просто нельзя.
В горах и правда дышалось будто чуть легче, чем в городе. Особенно, чем в Токио, но даже по сравнению с местным маленьким городишко, тут было как-то легче. Быть может, вина обилия травы и уже показавшихся раскидистых, крючковатых и обильно пушистых деревьев, а может самого осознания отсутствия людей. Среди зеленой листвы мелькнула одинокая и белая птица, что-то чирикнув на своем языке, и Кэру шумно выдохнул.
— Если честно, я рад подобному заданию. У меня нет стремления сразу идти на вершины и хвататься за необъятное. Восхождение должно быть постепенным,- также слегка размыто ответил он. Но все же, и правда спокойнее решать нечто небольшое, все еще возможно быстрое, чем лезть в самую заварушку. В Японии часто умирают СФники, свои и чужие. Пополнить статистику не хотелось, по-крайней мере, добровольно. Если пошлют приказом, это, конечно, другое дело, но если можно выбирать, то к чему лишние опасности? Ему теперь есть к чему и к кому возвращаться домой.
Но горечь в голосе Утиямы понять было можно - джинксы все еще довольно спорные существа. Они не хотят быть Фейблами в полной мере, как не хотят быть и просто фолксами или кем-то другим. Борясь за отдельную классификацию и признание себя как существ, многим они успели насолить или даже надоесть. Но для Кэру это было все одно - существа. В детстве его не приручили к классовой ненависти, ненавидеть надо было всех. Поэтому сейчас ему также нейтрально было в сторону всех, никого не выделяя. Впрочем, за годы службы, кто знает, как он поменяет свое мнение. Если вообще доживет до понятия "годы службы".
В воздухе легко запахло табаком, и парень чуть наморщился. Свежий горный воздух явно не заслуживал того, чтобы его портили сигаретным дымом.
Они снова идут в тишине, и это кажется чуть напряженным. Даже привыкшему к тишине Хикэру сейчас кажется, что молчание больше выматывает, нежели помогает с этим восхождением. Кто знает, отчего - оттого ли, что ему хочется поскорее обрубить последнюю нить, связывающую с прошлым, или оттого, что девушка так настороженно относится к нему. Разве существа не должны видеть защиту в СФ?
Он остановился также, как и она, не дойдя полшага. Разница в росте словно мешала разговаривать на равных, несмотря на то, что она не так уж и велика. Но девушка задирает голову, чтобы казаться заносчивее и сильнее, и это выглядит чуть забавно. Она отчего-то похожа на ребенка, старающегося казаться значимее, чем он есть.
— Да, можно сказать, что я знаю Вас, хоть не знал Вашего имени до этого момента,- вежливо кивнул он в ответ. Что ж, правда, в горах так тихо и спокойно, что разговор напрашивается сам собой. Ведь тогда тоже все случилось в горах. Уже практически облетевших по осени горах, скрывающих так много кровавых тайн.
— Однажды мы уже... Виделись,- сглотнул он на сухое горло, опуская взгляд и глядя на ту часть города, что лежала еще ниже, на побережье, в неком котловане из нескольких высоких холмов. Маленькие домики, еще более маленькие людишки. Мир-муравейник прямо под ногами.
— Впрочем, Вы вряд ли меня запомнили. Мне было около одиннадцати, если не меньше,- все же, говорить об этом было сложно. Он так долго молчал, ни с кем, вовсе ни с кем не обсуждая тот день и ту ночь. Сотни раз переживал, утешал себя тем, что просто ничего не мог сделать, но все же снова приходил к вине. Он не мог, но он должен был, проснувшись из всего того больного очарования силой, в котором спала его семья. Особенно, отец.
— В Никко тоже было солнечно,- внезапно вырвалось, словно вообще из другого рассказа.- Я помню, как солнце блестело в лезвиях мечей, которые... Которыми были Вы. Которыми Вы убили тех людей, что напали на меня и моих друзей.
Он отвернулся в сторону городу под ногами, просто не в силах смотреть на нее. Потому что, оказывается, ему стыдно вспомнить об этом вслух, а не внутри себя, признаваться кому-то в той вопиющей слабости и зависимости от чужой воли. Даже если это та самая девушка, что спасла его и сама была свидетельницей. Кто знает, может, для нее это была ерунда и вещь, что она делала чуть ли не каждую неделю, но для него - нечто настолько важное, что сохранилось в памяти яснее лица матери. Или как минимум также ясно и четко.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

14

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
На ответ Каматы про задание Ясу промолчала, затянувшись. Нет, она знала, что поиск камэоса едва ли будет зенитом в карьере сфника, брильянтом, которым он будет гордиться, той самой байкой, заходящей в любой компании. Это обычное дело, подходящее для новичка, но именно оно выбивает воздух из ее легких. Как мало заботилась Ясу о жизнях людей, которых она убивала и не раз, так мало заботятся и они о жизнях ее соплеменников. Для многих людей тот факт, что рваный тапочек или уцелевшая бутылка могут внезапно овладеть разумом, чувствами и речью кажется нелепостью и шуткой, потому что даже говорящая вещь в их глазах все равно остается вещью.
Ясу молчала, скользя по фигуре Каматы равнодушным, холодным взглядом. Сигарета таяла в руках, оставляя на губах привкус дыма. Скоро развязка. Как бы ни силилась Ясу понять чувства Каматы, его эмоции от нее ускользали. Это не гнев, его вакидзаси узнает по одному запаху и легкому покалыванию кожи, тогда что? Слова даются ему трудно, застревают в горле, но Ясу не торопила. Она медленно, со вкусом, с наслаждением затянулась, словно эта сигарета в руках – самое главное, что есть в этом мире. Она выжидала, но не понимала, чего ждет Камата. Все, маски сброшены, настал момент для коварной усмешки и изящного взмаха плащом, а еще пылкой речи, сводящейся к "ха-ха, попалась в мою хитроумную ловушку! Я, маленький, жалкий мстюн, покараю тебя! Сдавайся!" как в каком-нибудь наивном аниме в духе Сейлор Мун. Обычно все встречи так и заканчиваются. Но Камата решил потянуть, лаааадно, чтоо подеееелааааать.
- Ах да, детишки, - она усмехнулась, но взгляд остался холодным, а голос недружелюбным. – Ты подрос, наследник клана.
Ясу помнит все четче, чем хотелось бы. Паломничество, те же горы и небольшой городок, радость от дороги и мелкая заварушка. Тогда она особо и не думала вступаться за детей или нет: все казалось легким и простым, естественным. Кто ж знал, что ребенок окажется из радикальной семьи. Кто ж знал, что ее найдут и она увидит смерть ближе, чем хотелось бы, глядя в щекастое лицо заплаканного мальчишки.
Она смотрела на него сейчас, пытаясь разглядеть в ставших более строгими и острыми чертах запуганного ребенка, но видит его прадеда, деда, отца.
- Люди не знают благодарности, да? Только потребление. – Ясу выдохнула и потушила истлевшую сигарету. – Ну и каково тебе твое наследие?
Он отвернул лицо, а Утияма упрямо смотрела в упор. Она надеялась покончить с этой семейкой, вырезав ее полностью. И вот сейчас перед ней стоит последний выживший мститель. Иронично, что это тот самый мальчишка.
- Честно говоря, я не знала, что в СФ берут радикалов, по идее, они должны нас защищать, но на деле – одна малина. – Ясу чуть сощурила глаза, в голосе слышался гнев. – А что, очень удобно – вся база существ на руках, выбирай, кого хочешь, под настроение. Камэоса, например, вполне сойдет для затравки.
Утияма говорила жестко, не столько чтобы спровоцировать оппонента, сколько чтобы разозлить себя. Получалось. Привычный жар, рык разливались в груди. Надо же, а она ведь почти забыла эту историю.
- Да, день тогда и правда был солнечным.

+1

15

Все еще пахнет дымом, хоть сигарета и быстро истлевает в чужих руках. Серый пепел уносит легкий ветерок - здесь, без домов и пышных кустов он ощущается хоть и почти невесомо, но все же приятно. Лето обещало быть жарким.
Кажется, Ясу вспомнила, и это отдалось в голове приятным облегчением. Так он не будет выглядеть странно и смешно, все же, кто любит, когда над ним смеются, особенно старшие и особенно существа, но следующая ее фраза будто отозвался гулким, медным гонгом в голове. Со всех сторон зашептали десятки голосов, обнимая, убаюкивая, закрывая глаза и уши буквально осязаемыми словами - "наследник клана".
Кэру помотал головой, отгоняя наваждение собственной памяти. Это все уже давно неправда, давно забыто и погребено под пеплом и в темноте ночи. Весь его клан теперь - Такаяма-сан, их маленькая квартирка и приходящая иногда соседская кошка, так любящая гладить его хвостом по руке. Нет никаких Камата, нет никакого дома в маленьком селе, раскинувшемся по обе стороны от реки, нет правил, законов и кодексов. Все погребено, а он уже совсем другой. Из всех сил старающийся не быть наследником того прошлого.
- Нет,- холодно ответил он на вопрос, который она и не задавала, да и на заданные тоже. Нет, он не тот Камата, что все остальные. Нет, он никакой уж не наследник, и единственное наследие его - кошмары в особенно беспокойные ночи. И он знает чувство благодарности, он живет с ним уже двенадцать лет, иногда цепляясь только за него. Благодарность за однажды раскрытые глаза и метко указанное место. Благодарность за то, что это помогло обрести шанс стать нормальным человеком, а не монстром похуже любого существа.
Он ловит себя на злости - так хочется, чтобы Утияма замолчала, чтобы подавилась своими же словами, которые ранят сильнее, чем смогла бы ранить она сама и ее клинок. Хочется сжать пальцы на горле, чтобы воцарилась мирная, горная тишина, но он просто сжимает кулаки и тяжело выдыхает. Они оба злятся, и в основе этого - бессилие. Девушка, что бессильна в поиске друга и ярость срывает на том, кто мог причинить этому другу вред. Парень, бессильный в том, чтобы доказать, что он изменился, зная, что никто никогда не поверит ни во что, пока не захочет поверить. Они оба имеют права злиться. И оба должны как-то смирить гнев. Хотя бы ради пострадавшей, третьей стороны.
- То, что я ношу ту же фамилию, не значит, что я тот же человек,- солнце ложится жаркими пятнами на лицо и на голову, но он хмурится и уже не пытается выглядеть как-то миролюбиво и привлекательно. Он не злой, нет, что-что, а злость он научился скрывать, но в глазах витает та же сталь, что и у девушки напротив. И Кэру смог поднять на нее глаза, глядя прямо и нескромно.
- И я здесь для помощи, а не для убийств,- он ненадолго замолчал, пытаясь собраться с мыслями и как-то донести то, что крутится в голове бессвязным комком, то и дело искря яростью.- Знаю, Вы не поверите мне. Каковы родители, таковы и дети, все это знают, но... Я ушел от них. Потому что и среди людей, и среди существ бывают плохие личности. И именно их стоит судить. Не взирая на принадлежность к тем или иным расам.
Он задумчиво опустил взгляд, глядя на собственную руку, медленно сжимая и распрямляя кулак. Да, именно плохие заслуживали кары, а иногда и смерти, но плохими могли быть как люди, так и существа. Просто потому, что подобными их делали окружающие и собственные мысли.
- Я слышал, они умерли...- проговорил он уже намного тише, и не напряженным, будто железная струна, голосом, а каким-то более мягким, грустным. Каким и говорят о покойниках, которых, ни смотря ни на что, все же любили.- Впрочем, какая разница.
Он частично врал, ведь разница была, для него. Узнать об этом было грустно и больно, как бы давно он не покинул их и как бы не пытался отстраниться. Все же, они его семья. Но сейчас это не имело никакого значения.
- И я хотел бы поблагодарить Вас, Утияма-сама,- он снова поднял взгляд на нее.- За то спасение. Вы были не обязаны, но Вы сделали это - и я благодарен. Даже сейчас, спустя столько лет. Спасибо.
Он поклонился так, как кланяются тем, кого действительно уважают. Не мелкий кивок головой, не приветственный безликий поклон плечами, которого удостаиваются даже посетители Макдака или H&M. А так, как кланялись родителям, учителям. Действительно уважаемым людям.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

16

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Камата злился, теперь Ясу это ощущает явно. Она почти видела эту ярко-алую дымку вокруг них. Все развивалось по настолько знакомому сценарию, что даже скучно и едва удалось подавить зевок. Да, она его спровоцировала, специально задело, и скажите еще, что была не права? Что, разве его счастливое детство не было построено на чужих костях? Вот он сжимает и разжимает кулак, вот хмурится и отрицает. Такой же, как и все Камата. Такой же, как и все люди в принципе. Ясу стояла наготове. Ее ладонь, освободившаяся от сигареты, теперь сжимала сквозь ткань рубашки бутылочку с золотыми чарами. Со стороны казалось, будто вакидзаси держался за сердце и холодно сверлил взглядом.
Озлобленная Утияма Ясу. Жалкая, беспомощная. Она злится. Злится на него, на прошлое, на себя, на свою уязвимость и беззащитность. Перед глазами встают картины прошлого, старая боль ноет в костях, а вместе с тем жгучая ярость разливается по венам, проникает в каждую клетку ее тела. Такой бессильной и израненной она чувствовала себя лишь раз, когда Укун проткнул ей плечо за Нанкинскую резню. Единственный шрам, не покрытый татуировками. Но она знала, что тогда этого заслужила. А сейчас?
«За что ты тогда так со мной? Я пыталась помочь, защитить? Я пыталась быть хорошей?!» - внутри хныкала расстроенная Ясу, но такая Утияма самой себе не нравится. Это не чувства вакидзаси. У вакидзаси вообще нет чувств, кроме ярости. И Утияма заглушила голос обиды голосом гнева, жестко отрезав:
- Это только слова, - она пожала плечами, спокойно выдерживая его взгляд. – Твои действия говорят о другом. Ты натравил на меня свою семейку.
Ей хочется его размазать, раздавить, уничтожить словами. Сейчас даже лезвия не нужны.
- А потом ты расплакался, испугавшись. Слабый, слезливый человечек.
Последние слова она почти ласково протянула. Ясу хочет курить, но сигарета закончилась. Она хочет сказать, что да, она ему не верит, что она знает его предков слишком хорошо, что он от них ничем не отличается. Что его помощь ей не нужна, хватит, нахлебалась она уже поддержкой Каматы и знает ее цену. И молчит презрительно, поджав губы. Ее холодная, непробиваемая маска сменяется недоумением, когда речь идет о его родителях. Ясу нахмурилась, чуть тряхнув головой.
«Погоди, что? Ты не в курсе, кто их убил? Что я…» - в черных, непроницаемых глазах страх и удивление. Контроль… иллюзия контроля, понимание ситуации рассыпались. Дымка гнева, его жар и острый запах развеялись. Ясу не понимает, она обескуражена. Он ее что? Благодарит?
Как в замедленном действии Утияма наблюдает за поклоном Камато. Глубоким, полным уважения. Она отшатнулась, словно ее ударили.
- Не надо, - голос звучит глухо. – Встань прямо.
Она слышит, как хныкающая, уязвимая Ясу внутри перестает плакать и что… улыбается? Ей приятно? Внутри что-то трескается. Звук выдуманный, ненастоящий, только в ее голове, но такой громкий, оглушающий. Кажется, что горы разносят его эхо.
- Мне не нужна твоя благодарность.
Смотреть на него в поклоне невыносимо.
- Нам пора идти. Если ты не забыл, ты на работе.
Она хочет ударить, но все слова попадают в молоко. И Ясу сбегает. Она стремительно поворачивается и шагает вновь, взбираясь на гору. Горечь на губах ведь от сигарет?

+1

17

Отец бы, наверное, посчитал его совершенно бесполезным мусором, увидев, как Кэру совершенно открыто, беззащитно и даже без оружия в руках кланяется существу, по сути, подставляя под удар открытую голову, шею и спину. В этом, наверное, и была их разница - в возможности довериться и расслабиться, не важно кому и с кем. Клан Камата вечно жил в напряжении, несмотря на то, что были маленькими императорами в своей никому не нужной глуши. И хоть это тоже передалось ему в этой волнительности и напряженности, преследуя даже в обычной жизни, Кэру все же научился доверять. Даже почти незнакомым людям.
Она внезапно просит выпрямиться. Как-то глухо, сдавленно, будто выдавливая из себя эти слова. Он задерживается еще на мгновение, а потом все же выпрямляется, неловко скрещивая ладони перед собой. Кажется, последний раз он кланялся так только Джуну и учителю из Академии.
Камата не знает, приняли ли его благодарности или нет, но ему спокойно только от того, что он все же смог это сделать. Смог найти ее, хоть и не искал так усердно, как следовало бы, смог поблагодарить, наконец-то. Это эгоистично, но ему действительно стало легче. И злость как-то отхлынула, заставляя выдыхать и отпускать раздражение. По-крайней мере, на ближайшие несколько минут. Все же надо что-то с этим делать, на медитацию, что ли записаться.
Она первой отвернулась, широкими шагами продолжая подниматься и будто убегая. Как бы глупы ни были попытки убежать на узкой тропке, поднимающейся все выше и забирающей в сторону первых деревьев. Они уже были на подступах к тому части гор, что скрывается за обильной листвой, пряча любые ориентиры в виде города внизу или солнца над головой.
Кэру молча нагнал ее, идя также рядом, не выбиваясь ни вперед, ни назад. Воцарилась немного неловкая тишина, не такая напряженная, как раньше, но словно горькая на вкус. Как у недосказанных слов, как у недоделанных дел. А уж как Кэру не любил недоделанные дела.
- "Почему ты просто не можешь извиниться перед ней и все?"- спрашивал он сам себя, покосившись на серьезно нахмуренную девушку.- "Да, ведь так просто извиниться за то, что твои родители гребанные психопаты. Почему этого не было на курсе социальной психологии?.. Только про конформизм, адаптацию и психологию толпы... Надо было на доп.курсы ходить"
Великанами поднялись деревья, ветвистые и пушистые от листов, немного напоминающих кленовые. Крепкие, будто закаленные ветвями стволы темного цвета словно приглушили свет солнечного дня, погрузив в странные зеленые сумерки. Парень провел рукой по волосам, тихо выдыхая. Странно, он чувствовал себя намного защищеннее так, в словно бы замкнутом мирке, чем на открытом пространстве.
- Я... Действительно очень слабый человек. Все люди слабы, я понял это благодаря Вам,- немного неловко снова подал он голос. Потому что именно эту вещь просто нельзя не доделать. Если другие, любые, можно было оставить на потом, решить на следующий день или, скрепя сердце, передать другим, то это не тот случай.
- Но я не натравливал на Вас никого. Я был заплаканным маленьким мальчиком, который просто... Рассказал все родителям. Сейчас я понимаю, как это глупо было - говорить им и надеяться только лишь на радость от того, что со мной все хорошо. Конечно они... Они решили поймать Вас. Им было плевать на то, что со мной, как я. Я был для них приманкой, а Вы  - удачной добычей. Думаю, если бы я тогда пострадал... Для них важнее осталась бы добыча,- он слегка пожал плечами, чувствуя на языке лишь горечь от этой правды. Им было все равно, что случилось с ребенком и что он чувствует, залитые слезами и даже чужой кровью. Отец услышал заветные слова про существо, и забыл все остальное. А мать... Она была рада, что наследником наконец гордятся и его наконец любят. Тоже вовсе не те чувства, которые ждешь, будучи еще совсем ребенком.
- Я не выгораживаю себя. Моя вина все еще главная, но... Я не хотел, Утияма-сама,- он повернул на нее голову, и в голосе скользнула какая-то обреченность, так похожая на слезы. Хоть он и не плакал, по-крайней мере, внешне. Он просто не знал, как донести до нее свою искренность. Пусть он сделал множество других плохих дел, или просто не предотвратил чужие злые деяния, даже если мог, но именно того, что случилось тогда - он не желал. Так сильно, как может не хотеть чего-то человек.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

18

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Ясу стремительно шагает вперед, стараясь избегать взгляда Каматы, хотя до этого не спускала с него глаз. Она догадывается, что он наблюдает за ней, и если надеется увидеть ее смущение, то не дождется!
Ходьба бодрит, а быстрая – тем более. Утияма медленно, но верно приходит в чувства, в свое спокойное, стабильное состояние. Разгоряченные щеки остывают, но в горле все еще сухо.  На ходу Ясу достает бутылку и делает щедрый глоток, колодезная вода отрезвляет. Тогда Утияма испугалась собственного голоса, глухого и надтреснутого, теперь же с неудовольствием наблюдает, как ее твердая рука чуть подрагивает.
Ясу выдыхает громко, шумно, хлопая себя по щекам. Здесь и сейчас она шагает в гору, здесь и сейчас ей важно спасти друга, а не прошлое. Давно забытое, щедро сдобренное кровью и отомщенное прошлое.
Камата-младший плетется рядом, неуверенно рассуждая о силе и слабости, а Ясу так хочется, чтобы он помолчал и просто шел рядом. Не молчит, что-то рассказывает про семью, но Утияма его не понимает. Все эти нюни, соплежуйство, невнятное мямленье. Какое к этому отношение имеет она? Нахер ей вообще сдалась его благодарнасть? С ее стороны история проста и примитивна: она спасла мальца - ее чуть не убили - она отомстила и вырезала семью - малец выжил, жует сопли и благодарит ее. Чуете, да, последнее вот прям вообще не вписывается в общую картину. Окей, он не в курсе, кто пустил кровушку его семье, но перед ней-то что сейчас распинывается и оправдывается. Ясу уже начинала жалеть, что затеяла этот разговор. Пусть и бы и дальше угрюмо поднимались по склону и делали вид, что не знают друг друга, чем вот это вот все. Блядство какое-то. Да, Ясу абсолютно не понимала чувств Каматы. Пусть она и считает Кучесакэ и Укуна за родителей, но для нее это значит совсем другое, чем для него. Она понимает это логически из того, что наблюдала за другими людьми. Из тона его голоса, но семейность, родительство - это вообще не про Утияму и ее жизнь. А еще Ясу почему-то радуется, что он не в курсе истории смерти своего клана. Конечно, это осложняло дело и говорило о том, что Камата не похищал Бутылочку и не пришел ей мстить (а, значит, друга придется искать дольше), но с другой стороны Ясу избежала выслушивания пафосной сейлормуновской речи о "ты поплатишься за это! Я отомщу!". Хотя, конечно, спорный вопрос, что более блевотно: раннее торжество юного мстюна или вот это "спасибо, что показала мою слабость". Да не за что, чувак, обращайся. Вообще я тебя убить хотела, а не услугу оказать.
- Серьезно, все хорошо, - на ходу бросает она, впервые посмотрев за это время. Взгляд у нее другой, не такой жесткий, как раньше, скорее отрешенный. – Давай просто забудем об этом, хорошо? Ты мне ничего не должен, я тебе тоже, договорились?
Утияма смотрит вперед. Дорога вьется, трава растет, горы высятся. Есть цель, она ясная и простая, добраться до пункта B, желательно, не отвлекаясь ни на что другое.
- Нам нужно найти Бутылочку, - вслух напоминает она и добавляет уже для Каматы. – А ты очень много болтаешь. Смотри, не расплескай силы, до Наоки еще далеко.

Отредактировано Hungry Dinosaur (2020-03-26 16:05:33)

+1

19

Иногда люди пресыщаются социумом точно также, как физически пресыщаются пищей или водой. Словно слова больше не лезут в голову, а та только и мечтает поскорее опустошиться. Ровно как бывает и наоборот, когда только хочется, что поскорее найти собеседника, рассказчика или слушателя.
Кэру хотелось говорить. Как бы ни был он молчалив в привычной жизни, сейчас, отпуская часть травматичных воспоминаний прошлого, он хотел кому-то это сказать. А так как в мире было катастрофически мало людей, которым он мог рассказать об истине, происходившей так давно - буквально, только двое - то Ясу просто не повезло быть той самой второй. Так иногда случается.
Потому что она, кажется, действительно пресытилась обществом. Кто знает, насколько она была безлюдна и замкнута в себе, все же, дом практически у самой кромки гор и одинокие соседи-существа намекают на то, что она не особо разговорчива. Но ее пресыщение видно даже в физических действиях, а не только в тех тонких струнах настроения, которые учили угадывать даже в СФ. В этих вздохах, хлопках и отрешенном взгляде. И парень затыкается, прикусывая нижнюю губу и отворачиваясь, чтобы посмотреть вперед, на все поднимающуюся вверх тропу. Под ногами застучали деревянные, уже давно будто сросшиеся с землей ступени. Горы становились все круче и круче.
Вот только он не может согласиться с ней, что он ничего ей не должен. Она ему - конечно, как не была изначально, так и не должна сейчас, если не считать помощи в расследовании, но вряд ли это можно назвать долгом. А вот он ей задолжал одно хотя бы извинение. Если большего сделать просто не в состоянии. Не мертвых же призраками звать, чтобы они извинялись перед каждым и каждой, которым некогда навредили. Потому что тогда придется вызывать слишком уж много призраков.
- "Не хочу, чтобы это было похоже на извинение за отдавленную ногу в магазине..."- иметь принципы иногда очень сложно, но, кажется, японцы в принципе известны как очень принципиальные люди. Что уж говорить об оммедзи с едва ли не своим кодексом чести, и СФ, выбившегося и ставшего настолько важным лишь благодаря нерушимым принципам, одинаковым для всех во всех обстоятельствах.
- А кто этот Наоки-сан?- выдохнул он, поднимая взгляд. Теперь тропинка ничем не выказывала тем, как далеко им еще подниматься и как высоко они уже забрались. Лишь бесконечная тропка среди кустов и деревьев, обнесенная все той же тонкой бечевкой, закрепленной на маленьких столбиках.
- Я видел наверху кумирню. Он живет там?

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

20

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Камата-младший молчит, какое облегчение. А он умеет растворяться в атмосфере. Ясу чуть замедляет шаг и уходит совсем в себя. Постепенно она расслабляется. Так уж устроена психика всего живого: сильное напряжение, стресс – нужно как-то успокоиться. Да и обстановка располагает думать о чем-то вечном. Будь Утияма одна, она наверняка бы села передохнуть и написать какое-нибудь слово. Что могло бы описать этот момент? Ясу перебирает словарь в голове. «Выдох» - вот что приходится ей больше всего по вкусу. Но инструментов под боком нет, а вот об отдыхе можно было бы и задуматься. Ясу еще бодрячком, не смотря на бурное начало дня, но скоро ее ноги начнут ныть. Она косится на Камату-младшего. Вроде еще лапки переставляет, но он слабый, как и все люди, поэтому придется сделать привал.
Солнце светит жарко, припекает спину, воздух свежий и разряженный словно пузырится в легких. Ясу нравится, Ясу спокойно. Она почти позабыла про сфника под боком и мурлычет под нос нехитрую мелодию. Из мыслей вытаскивает очередной вопрос Каматы. Заскучал что ли? Эх, не умеют люди созерцать.
- Наоки? В кумирне? – Ясу смотрит на спутника, моргнув. Она пытается сдержать улыбку, но все прыскает от смеха, переводя взгляд на виднеющуюся вершину горы. – Обязательно расскажу это ему.
Утияма-по-доброму усмехается и добавляет:
- Нет, он кто-то вроде лесника в этих краях. Следит за зверушками, птицами, рыбами, чтобы местные не наглели. Ну и тануки он, настоящий разбойник в благородном смысле этого слова.
Она пожимает плечами и рассказывает дальше, раз такая приятная нота:
- У нас втроем своя компания: Я, Наоки и Бутылочка. Собираемся вместе на природе как на пикник. Бутылочка отвечает за выпивку, Наоки за закуску, а я… ну, за дух веселья. Сидим, душу отводим. Нам алкоголь – как мертвому припарка, но для атмосферы!
Утияма грустно улыбается, на душе опять появляется горечь и волнение за пропавшего друга. Глаза Ясу кажутся темнее обычного. Пройдя пару шагов молча, вакидзаси добавляет:
- А в кумирню часто заглядывает Иттаан-момэн, моя лучшая подруга. Ух, какие мы с ней девичники закатывали, с расчленениями! Ну, как еще коварные джинксы развлекаются, - Ясу наблюдает за Каматой краем глаза, вид у нее серьезный и важный, на губах появляется полуулыбка, будто она вспоминает нечто приятное.
- Правда, мы с ней не особо ладим в последнее время. Слышал, наверное, историю, про человека, который полоснул ее вакидзами… - она взмахивает ладонью в жесте «ну ты сам слышал эту историю». – Вот из этой оперы. Вроде и помирились, а все равно осадок остался. Надо будет пригласить ее на девичник помириться.
Ясу выдерживает выразительную паузу и добавляет.
- Ладно, шучу я.
Утияма вздыхает и тяжело. Все-таки трудно веселиться, когда друг пропал.

+1

21

Дышать становится сложнее, но он скорее умрет, чем признается, что не справляется с трудностями. Да, не подготовился. Да, рубашка прилипла к потной спине, и хочется засучить хотя бы рукава. Да, обувь начала натирать, а штаны чуть сковывают ноги, стоит сделать шаг шире обычного. Да, в карманах только телефон с одинокими заметками, да офуда. Но нет, он не признается. Настоящий японский СФник никогда не признается, что ему сложно.
Ясу не сдерживается и смеется над его словами, но это немного расслабляет атмосферу вокруг. Все же, лучше хоть какие-то человеческие звуки, чем это непонятное молчание, то ли знаменующее напряжение, то ли показывающее недоверие. Кэру любил понятное, четко установленное и ни для кого не обидное молчание. В основном, конечно, не обидное только для себя, но сейчас он был заинтересован в том, чтобы не обижать и Ясу. Потому что она свидетельница, помощница и проводница. И все же какой-никакой важный для него человек.
- "Тануки?.. А, ну хотя да. Камэоса и тануки. Пара, которую свели небеса",- если есть в мире что-то благословленное изначально, то, пожалуй, это вот такая дружба. Как два куска паззла. Весьма трогательно и, быть может, пропавший и правда загулял вместе со своим другом. Чего не случается в маленьких городах, где толком и заняться нечем.
Но милое упоминание троицы, собирающейся на природе, чтобы отдохнуть и выпить то, что у человека стало бы причиной смертельной интоксикации, еще больше натолкнуло на мысль о том, что искомый и правда может быть на этой горе. И на мысли о том, как, оказываются, могут быть необычны существа. И больше не в том, чтобы дружить, не взирая на различия видов, а больше в том, как даже такая холодная и с виду замкнутая Утияма может оказаться компанейской девчонкой. С кем-то особенным, не со всеми, но все же.
- "Ты тоже с Джуном тот еще восторженный щеночек",- справедливым укором совести напомнил внутренний голос, но Кэру поспешил от него отмахнуться. Он - другое дело. Ему двадцать три. По меркам существ двадцать три года это что-то вроде времени, за которое можно успеть понять, что ты любишь рулетики с маком. Кэру неплох в оправданиях.
- Я уверен, мы скоро найдем его,- попытался он поддержать девушку, понимая ее волнения за пропавшего  и уже немолодого мужчину. Даже бессмертие не защищает от случайного падения и вывиха ноги, например. А навеселе даже люди часто умудряются себе на ровном месте что-то сломать.
История про добрую подружку из полосы ткани, так любящей доставлять СФ кучу проблем с внезапно исчезающими людьми и появляющимися совершенно в других районах и иногда очень интересных местах трупами, заставила усмехнуться. Да уж, любое кровожадное существо в Японии найдет себе друга. Или с ровным успехом может его создать, пустив слушок поинтереснее в деревне поменьше.
- Насколько я слышал, Иттан-момэн больше душить любит,- заметил он несостыковки в планах на девичник, но шутку оценил. Да, убийства. Веселая шутка. Ему должно быть стыдно, что он действительно посчитал это забавным, но за чувство юмора, вроде бы, еще не штрафуют.- Мы быстро найдем Вашего... Бутылочку и Вы сможете встречаться со всеми друзьями. Не переживайте. В маленьких городах...
Он сбился, сглатывая и чуть заметно хмурясь.
- ... В маленьких городах люди редко пропадают. И существа тоже.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

22

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Ясу бросила короткий взгляд на Камату: ее утешает человек, какой, наверное, жалкой она сейчас выглядит. Но свои опасения Утияма никак не выразила, и какой-то маленькой, совсем крохотной части ее было приятно внимание к переживаниям. «И к пропаже Бутылочки, я вообще внимание не люблю», - мысленно фыркнула Ясу.
- Иттан-момен душит людей, потому что выбора у нее особо и нет, она же летающая полоска ткани, - Утияма хмыкает. – Думаю, она мне завидует, у меня как-то разнообразнее получается. Но все равно даже свое нехитрое дело она выполняет с фантазией. Это прям…
Ясу осеклась. Она не привыкла общаться с людьми, воспринимая их исключительно в качестве НПС, поэтому шутила с ним так, как шутила бы с другим нечеловеком. Конечно, это говорит и о Камате, который смог выстроить доверительный диалог. Слишком уж доверительный, на вкус Ясу. И невольно в голову закрадывался вопрос: «А вообще насколько уместно шутить так с агентом СФ?»
- Мне не будет предупреждения за такой юмор? – она бросает на агента быстрый взгляд. Нет, не  то чтобы она действительно волновалась, но спросить стоило. Эти Сфники, те еще любители прикапываться к ней просто так.
Видимо, даже неловкие шутки не скрывали тревоги Ясу, и Камата вновь принялся за утешение. Он сбивается, сглатывает, и это заставляет Утияму нервничать сильнее. Такая реакция таит за собой тайну, чаще всего неприятную.
- Чаще всего именно в такой глуши и творятся жуткие вещи, - замечает она. – Мнимое умиротворение, безопасность и благопристойность на костях.
Она закусывает губу. Сейчас она не может не думать в темных красках. Шесть день. За шесть дней многое могло произойти Бр, даже думать об этом не хочется, поэтому Ясу задает отвлекающий вопрос:
- А ты из Токио? – Ясу не долго играет вежливость и обходительность, чаще вообще не играет, переходя на язык без ужимок и реверансов. – И… что вообще происходит в столице? Неспокойно?
Утияма давно сбежала из неспокойного, рваного ритма мегаполиса. Труднее плясать под сумасшедший ритм столицы, когда так много соблазнов (и не все из них легальны), а в СФ готовы спустить всех собак именно на нее. Ясу сбежала в безопасность, но о новостях и свежих сплетнях любила послушать. Во-первых, это расслабляет, во-вторых, полезно быть в курсе. А еще пора отдохнуть, потому что ноги все-таки начали ныть.
- Привал, - объявляет Ясу, сходя с почти исчезнувшей тропы на траву. – Я заметила, что ты чаще спотыкаешься. Все-таки человеческие тела такие… хилые. Выносливость - это не про вас.
Утияма сбрасывает рюкзак, а за ним и кроссовки. Она вообще не любит обувь, и приятно, когда затекшие пальцы утопают в траве. А еще она проголодалась, и очень жаль, что вопрос пропитания как-то ускользнул от вакидзаси. Тогда она посчитала, что клепать бутерброды кощунственно, когда твой друг пропал, но сейчас… Сейчас ее желудок говорил обратное. Но были сигареты. Она проворно выловила из пачки одну, чиркнула металлической зажигалкой и затянулась. Утияма вытряхнула из рюкзака две бутылки воды, положила тот под рюкзак и легла на землю. Та уже прогрелась достаточно и приятно охлаждала нагревшуюся спину. Потянулась, разминая затекшие, одеревеневшие мышцы. Затянувшись, Ясу выпустила в небо дым, наблюдая за облаками.
- Ну и день, черт возьми. Рыбу еще на жаре оставила. – выдохнула она, поморщившись. – Воду можешь взять, к слову.

+1

23

- У каждого есть право слова,- улыбнулся он, и это была не добрая и вежливая улыбка человека, который говорит цитатами из свода законов, а что-то лисье, хитрое, с каплей наивности. С такой улыбкой, наверное, детям говорят не трогать конфеты в шкафе на третьей полке, а потом отворачиваются и не смотрят. Наверное, нормальный СФник должен был пригрозить пальцем и напомнить про штрафы, предупреждения и не самое светлое прошлое самой Ясу, но Кэру понравились шутки. Он ценил черный юмор, даже в работе, хоть никогда бы не посмел рассмеяться над подобной шуткой от коллеги. А тут, вдали от офиса и в тишине гор... Почему нет. Горы действительно хранят многое.
- Да, действительно. Но мы найдем Бутылочку. Думаю, если с ним что-то случилось бы, тануки первым пришел за помощью к людям из храма,- попытался он хоть немного подбодрить девушку с точки зрения логики. Ведь правда, тануки часто обходят свои владения, и уж если с другом что-то случилось, то Наоки-сан первый бы заметил это и позвал на помощь. А значит все хорошо. Все хорошо, и человека нет шесть дней.
- Да,- кивнул парень, вспоминая душный город с вечно серыми облаками. Этим летом снова было много СМОГа, но он надеялся хоть на несколько солнечных, веселых дней. Или просто солнечных.- Как всегда. Регулируемый хаос.
Наверное, именно так легче всего было описать Токио. Множество регламентов и в той же степени множественный хаос вокруг. Им ли не привыкать, в конце концов. Хоть иногда и хотелось спрятать голову в песок, фигурально, и насладится тишиной и спокойствием.
Лес вокруг становится все тише, окончательно уходит гул моря, оставляя только шум ветра в кронах. Наверное, они преодолели около трети пути, по-крайней мере, Камата наделся на это. В его планах было вернуться домой сегодня, а теперь это желание полностью зависело от того, успеет ли он на последнюю электричку или автобус. Конечно, можно было вызвать такси, но... Но деньги в кармане говорили, что идти пешком или ночевать в любом отельчике города будет гораздо более умной затеей. Тем более, тут же много горячих источников. Уж пара гостиниц то точно найдется.
Внезапно объявленный привал и правда заставил запнуться, но лишь от удивления. Парень не устал, точнее, просто находился на определенной точке выносливости, сопряженной с легкой усталостью. Он бы выдержал восхождение полностью, определенно, тренировки и утренний бег давали о себе знать, но... Кто знает. Может правда нужно немного отдохнуть. Им, а не только ему.
- Спасибо за заботу, Утияма-сама,- совсем немного подшутил он над ней, говоря наполовину искренне, наполовину иронично, садясь на траву и немного растирая руками икры. Снимать обувь он отказался, по весьма понятным причинам нежелания смотреть, что происходит с его ногами. Что-то плохое - это точно, а остальное он будет выяснять наедине. Да и кажется носки до сих пор влажные.
Ясу легла на землю, будто смертельно устала, но уж комментировать это парень не стал. Странно, как было относительно легко находиться рядом с ней, говорить о чем-то. Он не привык выходить за рамки рабочих отношений, справедливо считая, что работа это одно, а семья это другое, но Утияма как-то не вписывалась ни в то, ни в другое. И оттого Кэру не мог даже определить, как относится к ней. Как к обычному свидетелю по делу о пропаже существа? Как к гражданской? Как к той, кто знал его в детстве? Как к существу, пострадавшему из-за него?..
Воспользовавшись моментом того, что девушка отвлечена, он устало провел ладонями по лицу. Это, все же, слишком сложно для него. Отчего намного легче пересобрать автомобиль, чем общаться с живым существом?..
Воспользовавшись предложением, он открыл бутылку, выпивая пару жадных глотков. Ледяная вода засаднила в горле, буквально лавой проливаясь в гортани дальше, в пищевод, немного остужая мысли и голову. И каплями оставаясь на разгоряченной коже.
- Было бы неплохо добраться до Вашего друга темноты. Идти с горы без света опасно,- в частности, потому что на горах живет столько всякого, что лучше с этим никогда не встречаться. И им даже значок Сф не больше, чем вкусный аперитив к основному блюду.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

24

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Ясу с удивлением наблюдает за реакцией Каматы на ее шутки, а потом весело фыркает. Нет, не то чтобы она реально боялась получать предупреждение, просто приятно быть самой собой. Ну, понимаете. Не мягким человеком, а смертоносным вакидзаси с соответствующим чувством юмора. «Укун бы мной гордился. Он всегда находил мои шутки убийственными» - Ясу чуть улыбнулась, то ли довольная своим каламбуром, то ли вспомнив еще одного дорогого ей человека. Она еще раз затянулась, выдыхая дым. Небо казалось высоким и далеким.
- Не нужно меня утешать, - коротко ответила она агенту на новую попытку ее приободрить. – Я знаю, что ситуация не из лучших. И, честно говоря, вообще боюсь, что его нет на горе.
Ясу стряхивает пепел и вновь подносит сигарету к губам, добавив мрачно:
- Просто нужно было что-то делать и куда-то идти. Так себе план, но сидеть сложа руки невыносимо. – она кусает себя за внутреннюю сторону щеки, словно ругая за признание уязвимости. – Даже если мы не найдем его живым, я найду того, кто за это ответит.
Утияма переводит взгляд на сфника. Шутить он, может, ей и позволил, а вот это едва ли спустит с рук. Но… с другой стороны, что ей это предупреждение с ее-то историей? Взгляд Ясу предельно серьезен и решителен. Меньше всего она любит себя чувствовать уязвимой и бессильной и мало кому прощает, кто заставит ее так себя ощущать.
- Поэтому давайте пока оба постараемся не ободрять друг друга и не говорить об этом. Я не Аоки-сан, не нуждаюсь в… надежде, - она морщится так, будто сказала что-то мерзкое. Так и есть, надежда для слезливых.
Время течет плавно. Это всегда казалось диким, что мир продолжает нестись, когда происходит трагедия, уходят близкие. Вот смерть, а вот одна секунда после смерти, вот две, а затем и три. Все бежит, кроме мертвого тела. И это так странно, к этому трудно привыкнуть даже через триста лет. Она невольно представляет, что где-то там точно также лежит и Бутылочка, но крепко зажмуривает глаза, а потом раскрывает, сбрасывая мерзкие образы. И видит небо, все еще высокое и далекое.
- «Регулируемый хаос»? Хочешь сказать, что у СФ все под контролем? – Утияма переводит тему, хмыкает. Верится с трудом, что можно ЭТО контролировать. Разве что иллюзию создавать, но вакидзаси не говорит это в слух, а лишь небрежно бросает. – Может быть, какие-нибудь байки, любопытные события в последнее время?
Она произносит это между делом, словно чтобы развлечь себя и собеседника, а между тем так интересно, что происходит в столице и что происходит в СФ.
Следующие слова Каматы заставили Ясу подскочить, как ужаленную. Она резко дернулась, не вставая полностью, а опираясь на локти, и гневно глядя на агента:
- Я не забочусь! – отрезала она, будто тот сказал несусветную глупость. – Я вообще ни о ком не забочусь. Аккуратнее со словами, юноша. Просто подсказала, как отдыхать лучше. Пф!
Еще раз смерив его жестким взглядом, Утияма вернулась в первоначальное положение, рассерженно докуривая сигарету. Неразумный человек с его слезливыми понятиями. Докурив сигарету, она тушит ее о землю, слизывая крошки пепла с губ. Во рту остается приятная терпкость.
- Солнце еще высоко, должны успеть, - сухо отвечает она, наблюдая за медленным передвижением облака. – Осталось… еще прилично, но успеем. А ты что, боишься темноты?
Ноги еще гудят, но Ясу не знает, насколько позволительно вот так лежать, поэтому добавляет, не торопясь встать с места:
- Если ты отдохнул, человек, то мы можем идти дальше.

+1

25

Быть может, у СФ и правда все под контролем. Кто знает, насколько далеко они проникли вглубь страны, как сильно связаны с сильными этого мира, а здесь, в Японии это принимает особенные повороты. Оммедзи, либо согласные помогать, либо делающие вид, что они согласны. Бессмертная Верховная ведьма, готовая противостоять колдунам и оказывающая любезнейшую помощь СФ. Множество существ, появляющихся буквально на глазах из-за байки в каком-нибудь районе страны. Не иначе как хаосом это не назовешь, но если до сих пор все в относительном порядке, структурировано и успокоено, то, наверное, все под присмотром. Не Кэру это решать - он всего лишь послушная шестеренка в машине.
Внезапно вспылившая Ясу напомнила девочек из аниме, что нет-нет, да проскальзывали по телевизору или попадались в новостной ленте. Довольно милое зрелище девушки, яро отрицающей заботу о ком-либо, при этом пришедшей на гору в поисках друга, о котором заботится. Но все же говорить об этом он не стал, не желая нарваться на еще одно объяснение в стиле "одно дело существо, а другое вы, противные людишки". Впрочем, по его лицу вполне можно было прочитать еще одну безобидную шутку.
Ветерок легко трепал волосы, позволяя устало прикрывать глаза и довольствоваться легким отдыхом. Понадобится еще много сил на поиски, и если есть возможность хоть немного сохранить их, то стоит этой возможностью пользоваться. Даже если ее инициировал другой человек.
- Я не боюсь темноты. Просто в темноте сложнее что-либо найти, а промедление многого может стоить,- спокойно откликнулся он на сухое замечание от Ясу. Да, у них ни фонарей, ни каких-то других навыков обхождения без света в темноте, и стать еще одной возможной жертвой темной тропинки, скользкой почвы и выглядывающих из земли корней просто не хочется. Он пока не планировал умирать. Не для того пять лет учился, в конце концов, чтобы на первом задании умереть.
- Спасибо, я отдохнул,- едва заметно улыбнулся Кэру, легко вставая с места. Он был не из тех людей, которым нужна раскачка на совершение какого-либо действия. Раз надо, значит надо. Лениться и ныть это путь, который ведет к жизни, в которой ты ничего не успеешь. А он и так половину жизни провел в захолустье в четырех стенах, медлить больше нельзя.
Парень протянул руку, предлагая девушке помощь в том, чтобы подняться. Хоть и понимая, что она ее, скорее всего, не примет. Но это не значит, что предлагать не надо было.
Поход наверх после нескольких десятков минут отдыха отдавался в ногах ноющей усталостью, буквально умоляющей вернуться обратно в сидячее положение и никуда не идти. Пыль легко поднималась от их шагов, тут же оседая обратно, вытоптанная трава иногда едва слышно шелестела. Дорожка все еще проглядывалась, но стала будто менее обхожена и протоптана. Видимо, либо основной поток людей ходил по другим тропам, либо на эту гору поднимались лишь редкие посетители буддистской кумирни наверху. Или вовсе лишь сами монахи, спускающиеся за едой и прочими необходимыми вещами.
Солнце постепенно опускалось все ближе к краю горизонта, а они поднимались, петляя и заворачивая, все ближе к вершине. Дорога, напоминающая построение для очередей в супермаркетах - свернутое несколько раз полотно, заставляющее петлять и петлять сотни метров дороги, вместо того, чтобы напрямик преодолеть десятки, выматывала. Хикэру затих, медитативно вслушиваясь в собственное дыхание и ища в четком ритме поддержку для уставшего тела, а в голове мелькали различные мысли. И снова, лишь малая их часть касалась дела. Он никак не мог переключиться на работу, имея нерешенные личные дела. Но таков любой человек - свое всегда важнее общего. Поэтому он иногда косился на шедшую рядом Ясу, но молчал. Сбивать дыхание очередным разговором сейчас уже будет выматывать, а говорить что-то, задыхаясь, вообще не лучшая идея.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

26

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]

Руку Каматы, конечно, Утияма не приняла. Она выразительно на нее покосилась и демонстративно поднялась сама. Вот еще. Размяв ноги и в последний раз потянувшись, Ясу зашагала вперед.
Приближение к вершине – любимый момент Ясу. Когда ты уже измотана и каждый шаг дается с большим усилием. Вершина ближе, но так далеко, тут и ощущается солоноватый привкус воли.
Остаток пути они шли молча, и Ясу это нравилось. Она вообще любила молчать, пребывая больше в своей голове, чем в мире вокруг. Да и с подбором слов дела обстояли туго: наверное, именно поэтому она нашла себя в каллиграфии, где одним знаком можно выразить целую гамму чувств, и каждый находит в этом что-то свое. К сожалению, в повседневных диалогах такой подход не прокатывал и приходилось разъяснять и все больше путаться в том, что ты хочешь сказать. Особенно, когда имеешь дело с человеком и сфником. Если джинкс еще и может понять тебя с полуслова, то с людьми обстоит иначе. Конкретно с этим пока было легко (если не считать внезапное желание поблагодарить), но кто его знает, что у него на уме.
Еще одна прелесть восхождения – мысли только о цели. Тропинка обхожена все меньше, однако знаков присутствия все больше, начиная от примитивного «здесь был Ямамото» и заканчивая более сложными рисунками или привязанными к ветвям деревьев лоскутами. Что поделать, когда забираешься так высоко, невольно хочешь оставить след, что ты тут был. Среди виднеющихся надписей пара принадлежит Ясу: схематичный рисунок вакидзаси, состоящий из двух, горизонтальной и вертикальной, линии. И по мере того как редели «Ямомото», эти бесхитростные мечи появлялись с завидной регулярностью. Когда после вспышек гнева и желания убивать Ясу поднималась в горы, именно они ее мотивировали: как можно сдаться и стать хуже прошлой себя? Сейчас же мотивация куда более существенная. Утияма косится на отметины. Звучит глупо, но глядя на них, ей кажется, что все будет хорошо.
Они на вершине. Воздух здесь несколько иной, и дело не столько в высоте, сколько в том, что ты добрался. Воздух упорного, воздух победителя – называйте, как хотите, но он особенный. Вакидзаси села на траву, смахнув со лба капли пота. Они добрались. Наверное, стоит что-то сказать, но сказать-то особо и нечего. «Мы добрались» или «вот и вершина»? Но пусть Камата и человек, но не совсем же слепой дурак, чтобы говорить очевидное. Поэтому Утияма молчит, разминая отекшие ноги и глядя в даль. С одной стороны виднеется крохотный городок-муравейник. Он кажется гнойной язвой на теле природы. С другой – бархат леса и еще более высокие горы и цели.
Ясу достает бутылку, делает пару глотков и вытирает тыльной стороной ладони рот.
- Мы почти пришли, - хрипловато замечает она, указывая рукой направление. Вдали виднелся небольшой минка, едва заметный среди ухабов. – Надеюсь, он дома.
Солнце почти село, отбрасывая последнюю яркую вспышку. Ясу долго смотрит перед собой. Ей неприятно это признавать, но она боится постучать в дверь Наоки. Вдруг его нет, вдруг все напрасно, вдруг ее поджидает печальная новость?
- Ладно, пойдем, - коротко бросает Утияма, делая шаг к хижине тануки.

+1

27

Солнце опускалось все ниже, медленно окутывая мир вокруг в теплые цвета. Желтый, рыжий и красный перемешивались, чтобы плавными мазками пройтись по всему миру и окрасить каждую деталь, добавить ей чего-то теплого, успокаивающего, летнего. Вот-вот начнется жара, удушающая и убивающая, а пока мир еще дышит прохладой весны. И тут, на высоте горы, в чуть режущем легкие воздухе, в прохладном ветре и в высоте полета это было особенно ощутимо.
Хикэру давно не был в горах. Последний раз, кажется, это было в детстве, когда они с Джуном выбрались за город просто чтобы отдохнуть и опробовать чужой починенный мотоцикл. Мчаться по серпантину, держась за старшего и просто молясь о том, чтобы он наконец начал сбавлять скорость при поворотах и не пытался говорить, курить и водить одновременно, было также захватывающе, как самому подниматься на гору и чувствовать медленные изменения природы и воздуха вокруг. И горы, каждая гора пахла как-то по-своему. Тут пахло солоноватым морем, закатом и горьким травяным запахом. Приятный и легкий аромат.
Ясу села на траву, будто подводя черту под их долгим восхождением, а Кэру остался стоять. Только упер руки в бока, шумно и глубоко дыша, из-за чего намокшая от пота рубашка вздувалась пузырем на груди в такт его дыханию. Усталость приятно дрожала в теле легко и едва заметно, собираясь в кончиках пальцев и напоминая чем-то ощущения при сотворении заклинаний. Уже более прохладный и разряженный, чем внизу, воздух резал легкие, а он все пытался надышаться этим запахом, задумчиво хмурясь и прищуривая глаза, глядя в сторону закатывающегося солнца и моря буквально под ногами.
Чувства нетерпения и буквально навязчивого желания завершить начатое грызли изнутри, как свежий и красивый лист грызет гусеница. Быть может, это действительно навязчивая идея, а может внутреннее стремление к совершенству и идеалу, но оно мешало работать. А больше всего Хикэру не любил то, то мешает работать.
— Подождите,- он мягко ловит ее за запястье, лишь придерживая на месте и тут же отпуская руку девушки.- Мне надо еще кое-что сказать Вам.
Солнце освещало его сбоку, утопая лицо в густых, темных и теплых тенях, накладывая фильтр красного и оранжевого на светлую рубашку и по-столичному бледную кожу. Он чуть щурился от яркого и немного слепящего диска, но все же не отворачивался. Упертый, упрямый.
— Извините за всю ту боль, что моя семья причинила Вам,- все же сказал он, так серьезно, так собрано, словно оглашал приговор на суде.- Слова это ничто, но это единственное, что я могу Вам дать.
Он нервно сглотнул, поджимая пересохшие губы и проходясь по ним самым кончиком языка. Действительно, что может дать всего лишь СФник, не богач, не знаменитость, даже не самый лучший или известный оммедзи. Его сказка не про то, как бедный и ушедший ребенок стал самым-самым, его сказка про нечто другое. Но Ясу была в его сказке, и заслуживала в ней лучший исход.
В брюках очень неудобно опускаться на колени, и ткань чуть поскрипывает, мешая это звук с шелестом травы. Ветерок налетает, приглаживая волосы на затылке опущенной в вине головы. Он раскаивается искренне, не падая показно ниц, а лишь опуская голову, как раскаивающийся маленький ребенок. Ведь, по сути, таким он и был. Таким, наверное, и остался.
— Извините меня за ту боль, что пришлось Вам пережить по моей вине.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

+1

28

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Закат с его огненными, цветными отблесками и теплом, горы, они вдвоем на вершине. Все выглядит как трогательный, искренний момент из романтического аниме, только Ясу – не его героиня. Ее лицо стекленеет, глаза темнеют. Она смотрит на него прямо, испытующе, исподлобья, словно хочет прожечь насквозь.
- Зачем? – голос звучит тихо. Утияма вглядывается в лицо Каматы, пытаясь понять его эмоции. Но проблема в том, что она не может понять свои.
Когда перед ней извинялись? Когда валялись в крови, вымаливая прощение, не понимая за что. И это не трогало. Чего не сделаешь ради жизни. Еще говорят, что извиняются, когда другому больно. А разве ей больно? Разве ей нужны извинения? Ей нужна месть, и она ее уже взяла в полной мере.
Он стоит склонившись, такой трогательный и беззащитный и извиняется. Извиняется и не знает, что она причастна к убийству его семьи. И это неловко и странно, и Ясу не знает, как реагировать, поэтому просто смотрит. Рассказать ему все?
- Мне не нужны извинения.
«Тебе не нужны извинения?» - кажется, это голос мягкой Ясу, та человеческая часть, которую лучше придавить, заглушить и уничтожить. – «Правда? А мне кажется иначе. Убила бы ты, мстила бы ты, если б он пришел раньше? Если бы когда ты вся в крови зализывала раны, как побитая собака, он пришел и сказал «Извините меня за ту боль» ты бы хотела убивать?». Ясу пятится. Три несмелых шага назад и шуршание земли под ногами. Почему он вообще извиняется?! «Потому что тебе было больно и страшно. Горько. Потому что ты была беззащитной, ранимой, в ловушке. Потому что он это видел». Легкая дрожь пробегает по телу. Кисти и ступни словно онемели. «Он это видел и ему это показалось важным. Настолько важным, что он несколько лет терзал себя виной, зрел, чтобы сказать тебе это. Ясу, тебе ведь и самой это важно, не так ли?». Это мысль сводит с ума. Это дико. Это нелепо. Это неправильно, в конце концов. «Что ты чувствуешь сейчас, Ясу?»
- Хватит!
Ясу злится. Она всегда злится, когда чувствует себя уязвимой и слабой. Когда нужно защищаться. Это простое, знакомое чувство, продиктованное выживанием. Утияма рявкает, чтобы заставить Камату замолчать. Чтобы заставить замолчать этот гадский голос в голове, шипящий, как поганая змея. Она ее вытравит. Когда-нибудь Утияма Ясу вытравит ее из своей головы. «Ой ли? Почему ты меня так боишься?».
Ясу разворачивается и делает пару размашистых шагов в сторону минка. Ее руки тянутся к чарам, она нервно теребит бутылочку на шее, нащупывая крышку. «Разве на тебя кто-то нападает, Ясу?».
- Я же просила без этого! Еще внизу, - она рявкает, закрывая глаза и глубоко выдыхая. Равновесие было нарушено. – Я так устала.
Последнее вырывается против воли. Ясу стискивает зубы, дыша носом. Пальцы напряжены, ей отчаянно хочется что-нибудь разорвать, разгрызть. Да и плевать, ей это все не нужно. Не нужно, ясно? «Я разорву тебя, мозговой червяк, если ты попробуешь хоть что-нибудь пикнуть еще за сегодня» - рычит она в голове, и это уже знакомый, такой любимый голос стали. В ответ молчат, но молчат победно.

+1

29

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/59750.jpg

Ожидал ли парень, что его поймут? Нет, практически полностью нет. Он человек, она существо, он буквально нападающий, она жертва, он еще молодой и глупый, а она набралась мудрости за годы своей жизни. И боли, точно такой же боли от рук глупых, самонадеянных, бешеных людей. Каждое существо испытывало ее, и она наверняка не была исключением. Так почему ему так важно извиниться хотя бы за то, в чем стал виновен сам?
Потому что тогда чувствовал ее боль. И чувствует до сих пор каждый раз, когда сам оказывается в роли палача, неважно для кого. Чувствует боль того, кто невиновен и страдает лишь от чужой ярости и ослепленности. Эта боль вырастила из него нового человека, как огонь помогает фениксу рождаться заново. И ему стыдно, что ей пришлось пережить то же, но в сто крат сильнее.
Он молчит в ответ на вопрос, надеясь, что она поймет сама или не поймет вовсе. Причины звучат глупо, когда произносишь их вслух, слова обесценивают многие чувства, творящиеся внутри. Но каков бы был самый близкий ответ?..
"Затем, чтобы Вы знали, что Вы не одна в этой боли. Ни тогда, ни сейчас"
Ветер снова треплет волосы, постепенно теряющие свой зализанный, солидный вид. Тонкие прядки лениво колышутся, падая беспорядком вдоль висков и ушей, но он все еще не поднимает головы и не встает с колен. Будет очень странно встать сейчас, так рано и так быстро. Вина в десяток лет не искупается несколькими секундами.
Она говорит, что ей не нужны извинения, и он виновато прикусывает нижнюю губу, сжимая практически до боли. Да, быть может, он поступает эгоистично и навязывается, ведь это ему надо избавиться от прошлого, от этого камня на плечах, одного из многих. Тонкая красная ниточка, тянущая назад мысли и тело, наконец оборвалась в момент извинений. Он постарался хоть как-то вернуть то, что некогда, сам того не зная, забрал.
Наверное, они странно выглядят со стороны. Парень на коленях и девушка,отступающая от него так, что слышен шорох травы под ступнями. Она боится? Она злится? Он не узнает никогда, потому что не может поднять головы. Но может это и к лучшему, ведь видеть злость на ее лице совсем не хотелось. Он бы мечтал о принятии, но... Мечты это не то, что он привык видеть и ощущать. Зачем нужны мечты, если есть собственные способности и возможности исполнять свои же желания. Эгоистичные, человеческие.
И поэтому когда она кричит, ему кажется, что она кричит и на него тоже. Просто за то, что его извинения могут быть не искренними, раздражающими, никому, кроме него, не нужными. Это чувство ненужности душит сильнее, чем летний жаркий воздух днем, но такова его судьба, наверное. Никому не нужный мальчик. И никому не нужный вакидзаси. Жизнь иногда так иронична.
Она отходит еще, и на этот раз шаги звучат четко и громко. Он рискует чуть приподнять голову, чтобы увидеть ее спину и черные волосы, тонкими, выбившимися из прически прядями танцующими от ветра под красными лучами. Злости так идет этот цвет заката, несмотря на все тепло раннего летнего солнца.
Кэру молчу встает, и со штанин падают тонкие былинки и песок. Он не знает, что говорить, и никогда даже не думал об этом. Всегда в его мимолетных планах было лишь извинение, но не то, как жить после него. Ведь он буквально признал себя виновным в совершении чего-то столь ужасного, впервые признал вслух. И теперь мир будто знает об этом. А значит ничего теперь не будет прежним.
В минке загорается свет, отбрасывая и свои лучи на гору, медленно краснеющую вместе с прячущимся солнцем. Кажется, крик Ясу услышали внутри, и вот подвижные двери отодвигаются, являя солидного и плотного мужчину в возрасте. Удивленно хлопая себя по уху ладонью до странно забавного глухого звука, он шире раскрывает глаза, будто неверяще глядя на Утияму.
- Ба! Какие... люди?- он удивленно заглядывает за спину девушки и видит парня, теперь стоящего не рядом, а чуть поодаль.- В нашей компании будет новичок? А я не подготовился!

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/72497.jpg[/icon][nick]Kamata Hikeru[/nick][status]Пути назад нет[/status]

0

30

http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/117/59750.jpg
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/343/61640.jpg[/icon][nick]Yasu Uchiyama[/nick][status]Hurts like hell[/status]
Бешенство – именно это чувствует Ясу. Она пинает попавшийся под ноги камень, руки сжимаются в кулаки, она яростно смотрит перед собой и натыкается взглядом на добродушное, удивленно улыбающееся лицо Наоки. В общем-то простодушный тануки вообще тут ни причем, но Утияма злится и по щелчку пальцев настроение изменить не может.
- Никакой он не новичок, - цедит Ясу сквозь зубы, - а сфник.
- Ооо, - понимающе тянет тануки. Сцены он, конечно, не видел, но сочетание «Ясу» и «агент СФ» уже звучит как ингредиенты гремучей бомбы. Толстячок явно хочет что-то добавить, спросить, но вакидзаси ныряет под его рукой и исчезает в недрах дома, на ходу стягивая кроссовки. Подальше от взгляда Каматы. Пока Наоки тормозит у двери, поджидая парня как радушный хозяин, Ясу бегло оглядывается: Бутылочки здесь нет. Утияма плюхается на мягкую синюю подушку у котацу. Пока она в одиночестве, вакидзаси устало закрывает лицо руками, полуложась на стол. «Я так устала». Зачем она вообще это сказала? Но это чистая правда. Ясу вымотана, выбита из колеи, изнурена. Но как только в комнату заходят остальные, девушка приосанилась, напряглась, и ее состояние выдавал совсем уж понурый взгляд.
- Садитесь, Камата-сан, - Наоки указывает на место рядом с Утиямой, отчего та мрачно хмурится. – Ясу-тян, ты наверняка голодная. Она всегда раздражается, если вовремя не поест.
Последнее явно сказано для Каматы. Тануки переводил растерянный взгляд с одного на другую, явно не понимая, что произошло и пытаясь сгладить острые углы. Его можно понять: нежданные гости на пороге, да еще и в таком смурном настроении. Наоки проворно хлопочет, и на столе появляются нехитрые лесные угощения: плошка земляники, онигири, явно заготовленные на обед. Хозяин бухчит что-то дружелюбное себе под нос и возится с чаем.
- Бутылочка к тебе не заходил? – без особой надежды интересуется Ясу. Дружелюбная атмосфера дома благотворно на нее влияет, и ее поза становится чуть более расслабленной, но она явно избегает смотреть на Камату, игнорирует его.
- Нет, а должен?
На котацу опускается заварник с ароматными травяным отваром. Ясу улавливает холодный запах любимой мяты.
- Он исчез. – в комнате воцарилась тишина, и, поймав вопросительный взгляд поясняет. – Его нет уже шесть дней. Аоки-сан в отчаянии. Ушел за травами и… пропал.
Произносить это горче и тяжелее, чем Ясу предполагала. Все напрасно. Они зря потеряли время, взбираясь сюда! Голос Утиямы сухой и надломленный, словно в отчаянии вовсе не Аоки-сан, а она сама. Ей ужасно хочется расплакаться, уткнуться носом в доверительное плечо Наоки и ныть, как ей больно, как она устала и разочарована, что ее донимает этот сфник. Но Ясу храбрится. Это она должна быть сильной и опорой для окружающих. Оттого она криво улыбается и добавляет, надеясь, что ее слова не звучат фальшиво:
- Но мы обязательно его найдем.
Ясу торопливо берет со стола онигири с соленой сливой, запихивает его в рот, чтобы не сболтнуть лишнего и не выдать свое состояние. А ведь она и правда проголодалась.
Наоки вздыхает и словно постарел за минуту, уныло покачал головой.
- Бутылочка… Надеюсь, он скоро найдется. В лесу и правда в последнее время неспокойно.
Ясу, уже грустно потянувшаяся за чашкой, остановилась, подняв заинтересованный взгляд:
- Ты о чем?

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » It's never enough to say I'm sorry