Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » I bruise easily [C]


I bruise easily [C]

Сообщений 31 страница 60 из 127

1

I bruise easily [C]
https://funkyimg.com/i/31o3n.png
где скрывается правда?

1. Места действия
Часть I. Англия. Лондон, пригород. На задворках школы св. Николаса.
2. Время
Часть I. 13 октября, 2000 год. Семнадцать градусов тепла. Шесть вечера.
3. Действующие лица
Киллиан Фоули, Ирма Росси

Иногда правда может разрушить гораздо больше, чем ложь.

+1

31

Алонсо открыл дверь и окинул юношу взглядом. Он заулыбался широко и благодушно. Одет был в простые серые домашние штаны и черную футболку, на которой был нарисован белый силуэт Мика Джаггера, местами облезший, но еще понятный.
- Привет, Киллиан, - поздоровался в ответ мужчина, пропуская его в дом и закрывая за ним дверь. - Кому же ты тут помешаешь, парень? La mia casa è la tua casa!
Мужчина чуть всплеснул руками как бы обводя помещение руками. Дом Росси был очень светлым, но, пожалуй, немного захламленным. Хозяин явно любил коллекционировать всякие вещи, навевающие ему воспоминания. В коридоре висело аж две пробковых доски: на одной были прикреплены разные списки дел с датами дедлайнов, какие-то написанные рукой Ирмы, какие-то явно самого Алонсо, а на другой, под стеклом, на кнопках держались разные билеты в кино. Многие из них были старыми и датировались дремучими годами. В гостиной полки были завалены книгами, стол был завален книгами, кругом лежали какие-то предметы быта. С кухни пахло мясом из духовки. Из коридора выбежал Криспин, разодетый в прямом смысле в самолет: у него даже были крылья из картона. Издав вот такое вот "бвввв", он летел явно на таран вошедшего в дом Киллиана, но Алонсо подхватил его и покружил в воздухе, под аккомпанемент его хохота, а потом усадил к себе на плечи.
- Сильно не объедайтесь всякой ерундой, ладно? Я готовил на всех, почту за честь если попробуешь, парень. Намного лучше, чем еда в столовой, я уверен, но...пожалуй хуже, чем в ресторанах, - он рассмеялся и указал Киллиану на шкафчик с обувью. - Там есть домашние тапочки, если не трудно, надень. Ирма наверху, у себя, дверь первая справа. Я принесу вам еду туда, постучу и заберете. Не буду мешаться и заставлять спускаться. И... не зови меня, пожалуйста, "сэр", звучит как-то очень официально. Даже не знаю, мистер Росси?... тоже какая-то ерунда. Дядя Алонсо, пожалуй, подошло бы больше.
Он подмигнул ему, и посмотрел на Криса.
- Ну что, первый пилот готов к полету?
- Готов!
- Прямой рейс до кухни-и-и-и! - с этим возгласом мужчина чуть ускорив шаг пошел в кухню, а маленький кудрявый мальчик засмеялся, широко расставив руки.

[icon]https://funkyimg.com/i/31Ma7.png[/icon][nick]Alonso Rossi[/nick][status]big daddy[/status]

+1

32

Когда парень посмотрел на мужчину, стоящего на пороге, он как-то весь потупился, не зная, что сказать и что делать. И последнюю фразу не понял, но ответил:
- Здравствуйте, сэр, - вообще Киллиан выглядел очень скромно, немного замерший, немного растерянный. Было легко понять, что он не являлся тем самым популярным парнем. И не являлся даже обычным хорошистом, который в каком-нибудь подростковом фильме приходит к главной героине, зовя гулять или еще чего.
Фоули прошел, разуваясь и бережно ставя ботинки у порога, старался не слишком осматриваться, нон е мог не заметить количества книг и вещей. Парень вообще, казалось, прикинулся тенью, которого нет. Даже когда выбежал мальчишка, как он понял, тот самый младший брат, Киллиан стоял и ничего не говорил. Он не выглядел угрюмо, он скорее выглядел растерянно и неловко.
- Да, сэр, - проговорил он, когда отец Ирмы попросил их не слишком увлекаться. Парень на мгновение кинул косой взгляд к окну, раздумывая о том, что неплохо было бы убежать. Забавная была бы ситуация, если бы он выскочил. Мотнул головой, отгоняя от мыслей подобную дичь. Он выполнил просьбу мужчины, доставая домашнюю обувь и надевая, - хорошо, с…
Так и не сказал того, что попросил, но и «сэра» не добавил. Скажем так, ему пока было это все странно. Нет, в его семье, когда приезжали друзья или тетка, не было ничего странного и выходящего из ряда вон, но и сам Киллиан не шибко старался принимать участие в собраниях, скорее уходя в комнату к себе и не высовываясь. Отец отмечал, если не удалось задержать, что Киллиану просто надо заниматься. В такие моменты мальчишка испытывал даже подобие благодарности… его не так, чтобы сильно трогали при гостях. И это парню нравилось.
Киллиан поднялся в комнату к Ирме, осторожно стучась и потом открывая дверь. Когда он снова оказался с ней наедине, приосанился, прекращая быть похожим на такого вот тихого мальчика-зайчика.
- Привет, - выдохнул он, проходя к девушке, да невольно осматриваясь, - у тебя тут… круто.
Он все равно еще топтался, не зная, куда прибить свое тело, ощущая, что находится на неизведанной территории. Словно иной мир, как он и представлял.
- Я попал на Марс, где есть воздух и можно выращивать культуры, - он улыбнулся, ставя пакет на пол рядом с кроватью, а потом глядя на Ирму внимательно, - как ты, Ирм?
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

33

Комната Ирмы не была похожа на комнату совсем уж обычной девочки-подростка, но и, пожалуй, мальчишеской ее было сложно назвать: слишком все аккуратно было сложено, не было пыли, грязи, лишнего сора и все вещи, казалось, лежали четко на своих местах, чтобы она с закрытыми глазами могла точно их найти. Это действительно читалось в расположении предметов, относительно входа, кровати, окна даже. Вот тут, встав, она может взять сразу в руки полароид. Вот тут может взять книгу, которую сейчас читает. Вот там ее пачка сигарет, которую она не скрывает от отца и даже пепельница, которая сейчас, однако, была чистой. Здесь кофта потеплее, а вон лежит блокнот и ручка.
Влияние отца, однако, чувствовалось. У нее было много каких-то шкатулок, книг, явно исписанных блокнотов, старых подшивок журналов. На столе стоял какой-то непонятного вида синий жираф, а на нем висели разные браслетики однозначно ручной работы. Парочка из них были даже из ракушек. Сама Имс сидела на кровати, одетая в теплый и великоватый для нее темно-коричневый свитер, домашние штаны и теплые вязаные носки. Она поглядела на пакет, пока молча, потом на него. Замерла как-то...а потом взяла его за руки, усаживая на кровать, да крепко обнимая. Она еще явно совсем не выздоровела, даже кашлянула слегка, но уже не была горячей, как печь. Ирма была действительно рада, что он все-таки пришел. Здесь, где нет никаких одноклассников, она могла себе позволить без лишних опасений вот так вот уткнуться лбом в его плечо, подбочинившись рядышком. Всего минута, от силы, но это было вместо тысячи признаний в том, что она соскучилась и что она очень рада его видеть.
- Да не очень-то, - на выдохе призналась она, чуть отодвигаясь и сев по-турецки рядом. - Пневмония. Док говорит минимум месяц сидеть дома в тепле. Иногда у меня пропадает голос даже и кашель такой противный... папа говорит, что это из-за курения. Думаю, что оно тоже причастно, но не настолько, насколько игнорирование твоего совета не ходить в мокрых ботинках.
Ирма виновато опустила голову, покашляв. Из ее груди раздался такой вот характерный свист. Она грустно вздохнула, посмотрев на юношу.
- Папа вообще полностью рассказал мне, что ты был со мной, когда по мне ударила температура...я мало что помню. Помню только как мы пошли на то собрание и...все. Будто вырубило. Проснулась я уже дома и папа делал мне компрессы, чтобы сбить температуру. Приехал врач... хотели забрать в больницу, но я отказалась. Не очень люблю больницы. Да и...это далеко, а мне очень хотелось, чтобы ты хоть разочек меня навестил, не буду врать, - она тихо рассмеялась, - лекарства можно и дома пить и даже колоть... как у тебя дела? Эти "топовые кончи" не сильно тебя задолбали? Я все время думала как ты там, хотела написать или позвонить, но у меня буквально пару дней назад только спала температура настолько, что я могу хоть пару слов связать. Собственно, поэтому я тебе и написала только позавчера. Прости меня, пожалуйста и... спасибо, большое спасибо, что позвонил ему и не бросил меня помирать где-нибудь в коридоре.
Она хохотнула.
- Что вообще нового там, на воле? - она улыбалась и было видно, что не смотря на не очень хорошее самочувствие и усталость, она приободрилась от его прихода. - Что нового у тебя?

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

34

Киллиан с любопытством рассматривал комнату Ирму, которая ему даже понравилось. Ему было очень как-то клево осознавать, что она не отдавала излишней девчачностью, но и не являлась чем-то радикально противоположным. Она была… с характером. Как и девушка, которая сидела на кровати.
Фоули и продолжил бы топтаться, если бы Ирма не взяла и не притянула за руки его к себе, обнимая. Он растерялся первую секунду, а потом и сам прижал ее к себе, совершенно по-дружески и довольно, только снова слышался стук сердца, как тогда, когда она свалилась на его руках в школе. Киллиан с беспокойством смотрел на подругу, пытаясь понять, как она чувствует себя. Вроде лучше, гораздо лучше, но при этом еще болеет. Когда девчонка отстранилась, Киллиан подобрал одну ногу, свесив вторую с кровати и пододвигаясь так, чтобы и самому было удобно сидеть. Он нахмурился на словах о пневмонии, но потом все-таки вздохнул.
- У тебя хороший папа, - сказал он искренне, - я жутко перепугался, когда ты грохнулась и… ты была горячая, словно печка!
В его голосе послышался настоящий испуг
- Я, кажется, понимаю теперь взрослых, которые пытаются напялить как можно больше слоев одежды, даже если на улице жара. А в следующий раз я просто сам лучше потопаю босиком, если забудешь.
Он возмущался больше шутя, хоть и прослеживались нотки беспокойства.
- Эй, еще бы я бросил! – рассмеялся неловко парень, а потом спросил, - правда, не помнишь?
Для него это было очень большой неожиданностью, но, пожалуй, он больше расслабился, ведь в отличие от Ирмы, прекрасно запомнил ее речи. Сицилия… черт, главное, не покраснеть и не выдать ничем себя.
- Ну.. там на собрании было скучно. И даже ружья никто не захватил. В следующий раз придется мне это исправить, но подозреваю, что снова забуду, - было очень хорошо перескочить с опасный для Фоули темы, - ну, еще говорили о военных сборах и я все-таки поеду. Отец настоял, - пожал плечами, делая вид, что ему в принципе все равно, - ведь настоящие мужчины должны валяться в грязи, ползти к цели, не щадя природы и пропарывая землю своим носом!
Его смех стал немного нервным, а потом он продолжил.
- Вообще не сильно, - отвел взгляд, - не больше обычного, но, извини, теперь они нашли новый способ себя порадовать – нас уже женили. Не то, чтобы это можно считать чем-то обидным, - его взгляд был даже каким-то уж слишком довольным, - вот правда, нашли, чем пытаться опустить, как будто это так! Дебилы, - фыркнул, только потом, переведя взгляд на Ирму и понимая, что его слова звучат слишком... откровенно, - а еще я посеял дурацкие тетради с суперменом, - вид его был довольный донельзя, - помогли. Так что придется мне приобретать новые, хе. Кстати, хочешь что-нибудь? Я просто… ну… подумал… - повел плечом, смотря на Ирму немного сконфуженно, - что может, как-то развеять твое заключение. Хотя, если есть дела, то… я не навязываюсь, нет, - он почесал в затылке, не зная как выразить то свое ощущение полной какой-то безразличной к миру тоски. С Ирмой как-то все становилось проще и не так безнадежно что ли.
- Без тебя в школе совсем скучно.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

35

- Военные сборы?... звучит херово, - Ирма скривилась и тяжело вздохнула. - Ну да, самое время... еще недостаточно холодно, но уже и не тепло, закалка, все такое... но мне очень жаль, что тебе приходится ехать. Не то чтоб я думала, что ты не справишься, просто... в смысле, мой жених уезжает, пока я болею?
Она хохотнула, ткнув его локтем в бок, таким образом говоря, что ее эти слова так же совсем не задевают. Да ее в принципе мало что задевало, из того что выдавала больная фантазия одноклассников и ребят из класса Киллиана. Ей окончательно стало важнее, скорее, что о ней думает папа, младший брат, родня с Сицилии и сам Киллиан, нежели кто-то там левый, чьи имена она иногда даже путала.
- Надеюсь, вам туда разрешат взять мобильные телефоны... будем хоть на связи... - Росси посмотрела на пакет, свесилась с кровати и подняла его к ним, раскрывая и разглядывая его содержимое, - надо же, ты взял все, что я люблю!
Девушка подняла на него взгляд, полный искреннего восторга, доставая из пакета тот самый какао в баночке, который даже был еще чуть теплым. Открыла, сделав глоток, и довольно покачала головой.
- Папа готовит свое фирменное, объедаться пока не буду... и, блин, что ты несешь вообще? Ты...вовсе не навязываешься! Никогда. И, поверь, папа только рад, если ты, пока не уедешь туда... будешь заходить. Может, заодно, подтянешь мне гребаную математику. Цифры - отстой.
Ирма хохотнула и опять закашлялась, но не расплескала напиток в баночке. Опять засипела, подержав руку в области груди и съежившись, морщась от боли. Поведя плечом, она выпрямилась и помотала головой, примирительно подняв свободную ладонь вверх.
- Порядок, порядок. Это не неизлечимая болезнь, смертность невысока, да я и не принцесска, чтоб от такого загнуться, - она сделала еще пару глотков и провела ладонью по своей шее, глянув на календарь на стене напротив. - Время так быстро летит... скоро уже Рождество. Папа уже купил билеты в Италию. Неделю проведем там, вернемся тридцатого декабря. Если захочешь, приходи, папа хочет в новогоднюю ночь позапускать фейерверки. Мне кажется, будет весело... жаль, что меня не будет в городе в эти праздники... папа уже все распланировал. Ты подумай на счет этого, пока время есть, ладно?
Девушка посмотрела на него с явным желанием, чтоб его ответ в итоге оказался положительным.
- Если позволят приехать в этот ваш концлагерь и если я буду не совсем дерьмово себя чувствовать, я попробую уговорить папу, чтоб мы к тебе заехали... ох, и да, - Ирма вскинула вверх указательный палец, мол, момент, соскользнув с кровати и подойдя к своему письменному столу, залезла в ящик и выудила оттуда "что-то".
Вернувшись на свое место, она взяла ладонь юноши и вложила туда это "что-то". Это был швейцарский ножик, совсем небольшого размера.
- Мало ли, пригодится. Я всегда брала его с собой, когда мы ездили на природу. Тут нож, вилка, отвертка, открывашка, компас вот, маленький. Фабриццио отдал мне. Думаю, тебе пригодится на сборах. Нож острый, поэтому осторожнее с ним. Фаб говорит, что он им от медведя отбился, но мои познания в географии и биологии позволяют мне ставить под сомнение эту историю.

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

36

Киллиан хохотнул на слова Ирмы, в итоге все же подняв руку и потрепав кудри девушки. Такой вот дружеский жест и обозначение того, что шутка становится для них локальной.
- Ну, это будет на следующей неделе, - вздохнул он, тоже доставая банку какао. Все-таки клевая это была штука, и он не мог не взять, чтобы порадовать подругу, - всегда мечтал оказаться мордой в грязи. Мечты сбываются и все такое.
Открыл, слушая пшик, сигнализирующий о разгерметизации.
- Таскаю заначки для заключенной, - хохотнул он в ответ, - да, хоть сотовый разрешают, а то совсем почувствую себя диким и свирепым.
Вот только настоящего веселья в голосе не было. Слишком уж он… боялся. Понимал, что останется один со своими и не только одноклассниками, и что будет, если он не справиться, лучше не представлять. Слова Ирмы о том, что ему удалось ей угодить, как-то сделали все лучше, и парень понял, что вот это вот ее выражение лица стоило всего. Абсолютно. И даже гребанной поездки в лагерь – переживет.
- Ты просто с ними не договорилась, - усмехнулся Киллиан, - а они стоят, смотрят, вот такими вот глазами.
Чуть наклонился, оказываясь ниже девушки и заглядывая в лицо с выражением щенячьей преданности. И очень испугался, когда она засипела. Прекратил страдать ерундой, снова глядя на Росси с волнением. Выпрямился, готовый, если что бежать вниз звать ее отца. Но потихоньку опять успокоился, когда все прекратилось, хоть и продолжал смотреть внимательно.
- Ну знаешь, принцесски не терпят пол дня. Так что да, ты не они, но это не значит, что надо забивать на свое состояние, - он немного побурчал, просто волновался. Зато новость о новом годе принял воодушевленно, - я приду. Все равно делать нечего будет, - отпил немного из банки, - к тому же, фейерверки… как я могу пропустить такое!
Снова стал абсолютно веселым, отмахиваясь от своих мыслей.
- А в нашу камеру пыток обещай, что приедешь только поправившись, - он легонько ткнул пальцем Ирме в лоб, - не хватало мне потерять свою жену, в школе пустят гнусный слух, что я тебя в могилу свел! Я не могу стать персонажем дядюшки По таким образом. Нет, нет, нет, это будет слишком грустно…
Он мог говорить еще что-то, да замолчал, стоило Ирме встать с кровати и протянуть потом ему нож.
- Спасибо, - тихо проговорил Киллиан, неуверенно зачесывая волосы назад, хоть они и упали обратно на лоб. Он разглядывал нож в своей ладони очень внимательно, как-то осторожно даже. Ему было ценно то, что делала Ирма, и парень улыбнулся ей, поднимая взгляд.
- Ну, раз против самого медведя… - рассмеялся он, убирая предмет в карман брюк, - то мне тогда вообще ничего с ним не страшно. Не хочу ехать.
Это был, пожалуй, безысходный выдох, такое вот признание подруге в том, что гнетет.
- Я слабак. На самом деле слабак, который не может пробежать норматив, не задыхаясь и не слыша, как сердце бьется так, что сдохнуть можно. Я покопался в инете, - пожал плечами, - это норма для моего роста. Опережение развития и все такое. Якобы должно потом все стать в норме, но хрен знает. Будет весело, если я все же сдохну, - хохотнул, а потом спохватился, посмотрев на Ирму, - я пошутил. Ты… не переживай, я не позволю себе умереть, если тебя это расстроит. Как никак, я же обещал только что, что на Новый год приду.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

37

Ирма грустно опустила голову, глядя на его руки. Ей тоже не хотелось, чтобы он уезжал. Шутки шутками, сейчас им тут и правда хорошо и здорово, но... ей даже не хотелось представлять, как он там будет...действительно, блин, рыть землю носом, гонять туда сюда. Может, только собирать-разбирать автомат или как там, ему и понравится, это вот в его духе... Это слабо утешало, впрочем.
- Я знаю, что ты не хочешь. И я не хочу, чтобы ты туда ехал, - девушка кашлянула в кулак, потом всплеснула руками, едва не расплескав содержимое баночки, но, все же, чудом этого не сделав и с опаской поглядев на капли, которые остались на банке, потом подняла взгляд на юношу. - Я не понимаю зачем им все это надо. Ну вот зачем. Школе, твоему отцу. Это так глупо, мы же не в военное время живем... в смысле, война всегда где-нибудь есть, если говорить философски, то мы и вовсе воюем каждый день с самими собой и так далее, но... нет, нет, это так ужасно. Да и, черт, не всем же дано сдавать эти дебильные нормативы, бегать с мячиком или прыгать через препятствия. И это так же нормально, как то, что не всем дано рисовать, играть на гитаре или вышивать...решать математику или препарировать лягушек.
Росси вдруг нахмурилась. Она вдруг осознала сказанное им еще с другого ракурса, невольно возмутившись.
- В смысле слабак? Ты вовсе не слабак! Ты... ты просто не такой спортивный, как некоторые парни, но разве же это минус? Разве это показатель слабости?! Ты умный, интересный, заботливый, преданный, трудолюбивый, смелый, находчивый, выносливый... ты силен разумом, силен духом! Не надо так думать о себе, слышишь?
Ирма махом допила остатки какао и, прицелившись, запустила банкой в мусорку подле стола, попав туда с легкостью, потом повернувшись опять к Киллиану и взяв его за руку обеими своими.
- Физическая подготовка - это далеко не все, что делает сильным. Пожалуйста, не надо так говорить. Я, вообще-то, считаю тебя очень и очень сильным. Да плевать на эту военную подготовку! Что бы там тебе не сказали, не верь, это все... это все у них не от большого ума, если они ставят это первостепенным... Я не вру и не пытаюсь тебе польстить или вот, знаешь, утешить...нет! Я правда так думаю. Понимаешь, тело можно привести в спортивную форму за пару месяцев, если, например, бегать по утрам и постепенно увеличивать нагрузки, а с мозгом такая штука не прокатит, - она легонько ткнула указательным пальцем юноше в висок, другой рукой так и продолжая держать его ладонь, - чтобы стать умным надо гораздо, гораздо больше времени и усилий! Чтобы быть в ладу со своей головой нужно столько всего... а ты говоришь слабак. Ничего подобного. У тебя сила в другом просто.
Пылкая вышла речь, но искренняя, даже щеки загорелись. Может, температура поднялась даже немного. Да пофигу.
- Кей, обещай мне, что больше так не скажешь о себе. Официальное мое заявление: оскорбляя себя, ты оскорбляешь меня, - она положила руку себе на грудь, в области сердца, - потому что ты мой друг. Лучший. А кто оскорбляет моего лучшего друга, тот оскорбляет и меня тоже.
Лучшего друга, ага.
- Договорились? 

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

38

- И я не знаю, - вздохнул Киллиан на слова Ирмы, - сами заставляют нас, учат убивать, а потом удивляются, откуда столько разъяренных школьников, таскающих взрывчатки и обрезы. Глупо, - он выпил какао, чтобы потом подняться и отправить в мусорник пустую банку.
Вернулся, собираясь продолжить, но невольно отпрянул, когда девушка так принялась говорить, смотря удивленно. А потом и вовсе начал краснеть, стоило ей взять его руки, но как-то потом легко усмехнулся, видно, что ему были приятны эти слова. А вообще, от таких фраз все становилось не так паршиво, и как-то очень тепло внутри. Как будто выпил очень-очень горячий напиток, который начал разбегаться по жилам. От такого невольно на губах проступает улыбка, а взгляд становится более живым.
- Хэй, - он чуть сжал руку Ирме, - да ну, брось, я же ничего такого не сказал. Ну чего ты…
А потом просто взял и притянул девушку к себе, уж слишком смещались эмоции, и хотелось как-то выразить их. Он сидел, свесив одну ногу, а вторую поджав под себя, обнимая Росии и теребя по голове.
- Ладно, ладно, не буду. Правда, у меня ощущение, что я все-таки какой-то супергерой, только обтягивающих трико не хватает. Нет, ну правда… - выдохнул, почти ей в макушку, - не буду, Ирм. После таких речей не хочется, а то придется себя же опустить, ведь я обидел тебя.
Парень чуть наклонился, заглядывая в глаза Ирме.
- Все, прекращаю и все такое, - он смотрел очень тепло на девушку, потрогав ее лоб и убеждаясь, что у нее не начала подниматься температура. Потом сказал, - знаешь, я вообще не понимаю, зачем всех под одну гребенку. При этом явно отдавая предпочтение определенной группе. Лицемерие на лицемерии. Ну, вот подумай, Ирм, - он принялся что-то выводить на кровати пальцем, словно надо было занять руки, -  нам твердят, что мы должны иметь собственное мнение, но стоит его высказать, как тебя отправляют к психологу, а родителей в школу.
Киллиан нахмурился.
- А когда и там ты задаешь резонный вопрос, так где логика? В чем же тут индивидуальность и своя уникальная точка зрения, как те начинают заявлять, что ты просто неблагодарный зарвавшийся нахал, переговаривающийся с учителями. Отлично! Всегда мечтал услышать такое, ага. Или на резонный вопрос, где то, что они учат, может пригодиться в жизни, получаешь такой взгляд, будто ляпнул что-то запрещенное. Они как будто сами ни хрена не понимают, чему учат. А остальные! Тоже мне, гордость школы – я молчу про то, что Джимми употребляет травку, а Клэри ему в подворотне отсасывает. Зато главная надежда, дааа, лучший по всем нормативам, а вторая чирлидерша, которая, ставлю сотку, к концу выпуска сделает себе аборт.
Он выпустил пар, а потом снова провел рукой по волосам Ирмы.
- Я бы забил, да толку то? Все равно заставят ползать, но, как уже говорю, не обращай внимания – прорвемся. Буду звонить, чтобы слушать как твой голос выдергивает из окружающего дерьма. У тебя неплохо получается, - он усмехнулся, подпирая в итоге рукой подбородок, - но обещай, что приедешь только выздоровев, ладно? Вот тебе установка – сборы через полторы недели, там еще неделя, время пошло.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

39

По правде сказать, Ирме нравилось, когда Киллиан трогал ее волосы, обнимал и вообще все эти прикосновения друг к другу казались чем-то правильным и естественным. Не смотря на это, она ужасно не любила, когда Фабриццио так делал. Бернарда сама бесилась, когда трогали ее волосы, так лучше было не делать вовсе: сестрица могла и в бубен зарядить с ноги. Ирма вот не могла, поэтому Риц этим нагло пользовался, но драки после этого было точно не избежать.
Вопросы друга заставили Ирму чуть нахмуриться, задумавшись над сказанным. Ей хотелось на это ответить, как-то грамотно так ответить, чтоб не было разночтений и не было всяких "нуу эээм". Поэтому, сначала она отреагировала подняв большой палец вверх на запрос о скорейшем выздоровлении, согласно кивнув головой, и только потом, окончательно сформулировав свои мысли, стала говорить.
- Знаешь, по поводу... мнения, - Ирма чуть нахмурилась, устремив взгляд в пространство перед собой, но не в сторону Киллиана, а в сторону двери, - его ведь тоже можно выражать по-разному. Не только мнение, а в принципе, многие вещи можно доносить очень по-разному... Возьмем абстрактно. Вот я скажу тебе, что мне не очень нравится запах твоего геля для душа, к примеру. Могу сказать, что твой гель для душа пахнет как у мужика за сорок и это меня угнетает. Могу сказать, что он отвратительно воняет. Все эти три фразы выражают мое мнение по поводу твоего геля для душа, мое отношение к нему, но если первая фраза, скорее всего, тебя не обидит и не вызовет у тебя протеста больше чем "а мне нравится" или "да что ты понимаешь в этом", то остальные звучат обидно и оскорбительно даже. Кроме того, мое мнение о своем геле для душа ты у меня не спрашивал, так с хрена ли я тут им размахиваю, как эксгибиционист своей пиписькой?
Росси хохотнула и повернула к нему голову.
- Я не считаю, что человек не должен иметь своего мнения и не считаю, что он не должен выражать его, наоборот, мнение одного человека, его взгляд на мир, его формулирование мыслей может оказаться куда ценнее, чем общественное. При грамотной подаче, при грамотном донесении информации в целом и своего мнения в частности, - она развела две руки в стороны, наподобие чаш весов, - ты можешь своей точкой зрения даже задавить общественную.
Одна из ее рук опустилась ниже.
- Проблема в том, что каждому мнению, каждой теории... как правило нужно свое время и место. Обстоятельства, при которых это станет еще более весомым. Нужны аргументы, факты. Не просто констатация фактов. Это как с критикой и критиканством. Критика должна быть обоснованной, мотивирующей прогрессировать и менять, а критиканство - это просто поток слов про то, что все говно, переделывай, - Ирма опустила руки. - Что же до того, что... информация из школы не пригодится... ну, может и правда многое, что говорят, будет бесполезно в твоей профессии, в том, с чем ты свяжешь свою жизнь. С другой же стороны, есть такое понятие, как "общая эрудированность". Это полезно не только в играх типа "кто хочет стать миллионером" или в разгадывании кроссвордов. Например, зная о положении звезд, о всяких там... следах, о мхе на той или иной стороне дерева, прочитав о том, как путешественники оставляли метки, где они проходили, а где нет, чтоб не заблудиться, имея знания о том, из каких камней можно высечь искру и какая ветка будет гореть и давать тепло, а какая будет просто сгорать и все, что мокрая не загорится вовсе, можно и выжить в лесу и не заблудиться в нем в принципе. Зная цифры, ты не запутаешься в датах, распланируешь бюджет на месяц вперед или высчитаешь сколько нужно откладывать чтоб купить кому-то подарок, например, или новые кроссовки. Грубо говоря, школа дает базу, которая тебе пригодится для жизни в целом, чтобы ты, к примеру, не зажег спичку, когда тебе написала более тупая подруга, что она пустила для тебя газ заранее, когда придешь с работы домой. Или, например, чтобы не сделал вот так по подбородку при итальянце, - она коснулась костяшками пальцев одной руки своего подбородка, затем дернула рукой вперед, будто таким образом смахивая что-то с подбородка. - Это все кажется бесполезным иногда... но ты никогда не знаешь, когда вся эта хрень поможет тебе разобраться с твоей жизнью или не показаться тупым в приличном обществе. Кроме того, это сейчас многие девчонки любят глазами, а потом, как говорит папа, они вырастают и начинают любить ушами... ну, в смысле, больше обращать внимание не на внешность, а на то, что человек говорит, как говорит, может ли поддержать беседу... а это тоже важно! Вот будешь ты за чашечкой кофе говорить с какой-нибудь Кэрол или Николь, например, а она будет училкой по...хммм...ну, положим, биологии. Начнет тебе рассказывать типа смешной случай с работы, когда ей дети ляпнули, что утконос - это птица, а ты не посмеешься вместе с ней, потому что ты не в курсе даже, кто такой утконос... будет конфууууз.
Девушка поморщилась, покачав головой, а потом рассмеялась.
- Спорт в общих чертах тоже полезен. Это уже с практической точки зрения. Подвинуть шкаф, поднять невесту на руки и не уронить, посадить ребенка на плечи, добежать очень быстро до аптеки, чтобы купить бинты или срочно принести ингалятор астматику... ну вот такое все, - она неопределенно покрутила раскрытой ладонью в воздухе. - Это базовые навыки... и это я не говорю о всяких страшных критических ситуациях и зомби апокалипсисе... Не знаю, я вижу это все так. Ты что скажешь?

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

40

- Ну Ирм, - задумчиво проговорил парень после слов девушки, - я бы не обиделся на это, пусть даже ты назвала бы меня лопоухим уродом. Знаешь, есть же вещи гораздо более серьезные, чем слова. Что мне с того, как назвали? Это так тупо, переживать из-за формулировок, когда вокруг происходит что-то гораздо, гораздо более дерьмовое, чем то, как кто-то назвал друг друга. К тому же, вот возьмем пример с учителями, - Киллиан фыркнул, откидываясь на кровати, опираясь о локти, - они ж должны учить. А я задаю вопросы. Как прааавильный, - ехидно оскалился, - и искренний школьник. Так почему нельзя ответить? А я скажу – потому что они сами ни хрена не знают, зачем они это делают. Нет никакой осознанности, поэтому любой вопрос, как бы я его не задал, будет вызывать в них чувство дискомфорта. А вообще… мне кажется, люди много времени проводят, обращая внимание на чужие слова.
Парень посмотрел в потолок, раздумывая и просто рассуждая.
- Честно говоря, даже представить не могу, какие бы слова меня смогли задеть, - усмехнулся довольно зло, - мне кажется, таких слов нет. Бла бла бла… я не говорю, что слова не влияют, так уж прям, но, как по мне, Ирм, их значение сильно преувеличено. Скажем так, хорошее произведение заставит задуматься, новостные ролики могут повлиять… но только если ты сам этого позволишь себе. Только ты решаешь, какие слова заденут тебя, а какие пройдут мимо. И при умении так контролировать себя, я думаю, можно вообще сделать так, что по итогу ты не будешь реагировать на то, что тебе неприятно. Ну вот как ты, - он указал на девушку рукой, - ты сама сказала, что не собираешься тратить время на тех, кто тебя не поймет. Ты не реагируешь, абстрагируясь от насмешек и прочего. И слова не задевают. Мне вот в кайф услышать что-то новенькое из их уст, правда, они все какие-то однообразные. Скука…
Киллиан даже не мог сказать, насколько выглядел напыщенным, что его речь – обычная бравада напуганного реальностью подростка. Защитный механизм, когда говоришь и сам искренне, неистово хочешь поверить в это. Когда до крика хочешь жить так, как показываешь другим. Даже лучшему другу, даже Ирме.
- А про знания… - он снова вернулся в вертикальное положение, смотря довольно на девушку, - вот поэтому ты мой лучший друг. Ты это вииидишь. И можешь объяснить. Скажи я тоже, что сказал тебе только что, кому-то другому, и реакция будет соответственной – вырастешь, поймешь. Тебе не пригодиться, только умным. Они блин сам не знают, что делают, а дибилом называют меня. Таких учителей в шею надо гнать палками по хребту, потому что они плохо выполняют свою работу и даже не хотят как-то то менять. А взять ту же Ненси. Она учится как ненормальная, может любой учебник пересказать наизусть, но я как-то спросил: зачем ей это. И знаешь, что она ответила? – он рассмеялся, - ни-че-го! Она не смогла внятно сказать, зачем учится. Это же такое стадное чувство – ну нааадо. А зачем, почему, что ты вообще хочешь от жизни? Неа, такого понимания нет. Она не смогла даже сказать про общую эрудированность. Нас учат те, кто не понимают зачем, а мы ведемся, как в том клипе Пинк Флоидов. И эта машина продолжает работать, а мы вон то топливо, система… All in all you're just another brick in the wall.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

41

Ирма усмехнулась, чуть покашляв.
- Ну... мне удается фильтровать, да, не запоминать. Иногда задаваться просто вопросом в духе... "что именно заставляет его или ее говорить так?". Но не все люди такие как ты и не все такие как я. Не недооценивай силу слова, - девушка покачала головой. - Но и не переоценивай. Это да... Золотая середина. Ее сложно добиться.
И вот едва она про это заговорила, как сама задумалась. Вот она ему сказала, лучший друг. И он сказал ей. Лучший друг. Почему-то это вызывало не только ощущение вот той самой близости между ними двумя, но и какое-то... легкое расстройство. Лучшие друзья, да что в этом плохого то? Росси задумалась об этом, чуть сведя брови и опустив голову, но в комнату постучали.
- Да, пап!
Алонсо толкнул дверь спиной и развернулся к ребятам с подносом. Запеченное мясо, спагетти, соус в отдельной посуде, красиво завернутые в салфетки столовые приборы, пара стаканов с вишневым соком. Он даже надел на себя галстук бабочку и белый фартук, да нарисовал черным фломастером усы-завитушки. Мол, официант. Все это выглядело комично и Имс закатила глаза, приложив руку ко лбу, хихикая. Мужчина прошел в комнату и поставил поднос на стол, картинно чмокнув сведенные указательный, средний и большой пальцы правой руки.
- Мамма мия! Белиссимо! - воскликнул он, потом рассмеялся, подошел к ребятам и потер переносицу Ирмы. - Как ты себя чувствуешь, детка?
- Хорошо, па, - отозвалась она, - спасибо.
- Всегда к вашим услугам, - он поклонился, потом выпрямился и глянул на юношу, а потом на нее. - Приятного аппетита, ребята. Все, не мешаюсь, ухожу. Секретные секреты не выспрашиваю.
Сказав это, мужчина вышел из комнаты, рассыпаясь поклонами, как истинный официант. Ирма рассмеялась, опять хлопнув себя по лбу. Он закрыл за собой дверь и было слышно, как он ушел, напевая "мамбо итальяно". Девушка повернулась к Киллиану и кивнула в сторону подноса.
- Перерыв на обед? - Ирма подмигнула ему. - Потом можем позвать мелкого и поиграть с ним в Скраббл. У него будет явное преимущество перед нами: он легко выдумывает слова с пятью согласными подряд, это настоящий дар и ты должен это увидеть, поверь мне на слово. Только не выражайся при нем, он еще очень милый и пусть таким останется хотя бы до того, как пойдет в школу и познает всю мощь слова "fuck" и производных от него. 

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

42

ЧАСТЬ III
Холод сковал тело, ощущавшее слабость. Шли вторые сутки под мелким моросящем дождем. Казалось, он тут один, а мобильник в переднем кармане джинсов продолжал мигать с закономерной периодичностью. Киллиан ощущал на себе грязь, листву и ветки, они оказались на лице, залезая в нос, царапая щеки и глаза. Жрать хотелось сильно, но еще больше пить. Шли вторые сутки, а его так и не нашли. Связанного, прикрытого настилом. И где они только стащили веревку? Да, Фоули явно недооценил изобретательность своих одноклассников, которые, как оказалось, с самого начала военных сборов придумали связать и бросить его в лесу, изначально нехило попинав его. Интересно, какого было их удивление, когда провернуть все оказалось проще, чем они планировали. Когда, чтобы стянуть руки и примотать к телу, обмотать крепко жгутом ноги, им не потребовалось много сил – парень почти не сопротивлялся к тому времени. Они бросили его со словами: «Покажи, насколько такой слабак хочет жить».
Они оставили его в лесу, уходя не оглядываясь, еще и прикрыли ветками и листвой. Сначала Киллиан пытался высвободиться, но одноклассники связали его крепко. Апатия начала проходить, зато подкралась паника, а что будет, если об этом узнает его семья. Черт, дьявол, это будет полный пиздец. Фоули дергался, но безрезультатно, только, кажется, потянул мышцу – резко стрельнула боль в плече. Хорошо связали. Он не мог ладонями добраться ни до телефона, ни до ножа, подаренного Ирмой. Килилан почти извивался в грязи, умудрившись повернуться сначала на бок, а потом на спину. Эти сволочи забили тряпьем ему рот, перетянув веревкой. Он ощущал уже эту потрескавшуюся сухость, болело горло. Вообще у него могло бы болеть все тело, только оно затекло. Киллиан не чувствовал его, продрогнув ночью. Самое страшное было на рассвете, когда начал моросить дождь и выпала роса. Холодно, очень холодно валяться на голой земле в грязи, да еще и без возможности пошевелить конечностями. Когда в темноте высветился экран мобильника, Киллиан снова попытался рвануться, но сил уже не было, только прострелила боль. Парень испугался. Если это родители… блять, полное такое дерьмо. Мелькнула мысль поскорее сдохнуть, раз уж его и так не ищут даже, а с каждым часом попытки хоть как-то высвободиться из веревки становились все более слабыми и бесполезными.
Время перевалило за вторые сутки, кажется… сколько времени? Солнца не было видно из-за туч, а на лицо и одежду падали мелкие холодные капли, закатывались за шиворот, в уши, глаза. Хотелось пить, но из-за заткнутого рта и этого было нельзя сделать. Его с самого рассвета начал бить мелкий озноб. Не хватало еще легкие заморозить. Из горла и мог бы рваться кашель, но все это не высвобождалось, и только болело, саднило и билось изнутри.
В какой-то момент Киллиану показалось, что кто-то идет. Нет, всего-лишь деревья шуршат. Хорошо еще, что зверье до него не добралось, а может и не очень. Телефон продолжал мигать, почти не прекращая. Киллиан уже не обращал на него внимания, сначала специально игнорируя, а потом и вовсе начал терять сознание. Приходили какие-то видения, недосон из глюков. Вот и сейчас, ему снова показалось, что кто-то приблизился. Все как под наркозом. Вообще он никогда не был под наркозом, но подумал, что именно так ощущают себя люди под ним.
Кажется, его кто-то пнул.
- Надо же, живой, - раздался голос, и Киллиан открыл глаза, видя перед собой рожу Джима. Парень смотрел с презрением и ненавистью, а в руках держал нож.
«Приплыли», - мысленно усмехнулся Фоули, снова закрывая глаза. Ему показалось, что вот он его момент смерти. Ну, не так уж и плохо, хотя, по правде, он отдал бы все, чтобы перед тем как умереть увидел лицо Ирмы. Лучше бы смерть пришла в ее обличие.
Его пнули, и парень невольно перевернулся, утыкаясь лицом в грязь.
- Ты тряпка, Фоули, - проговорил глюк с внешностью Джима. Одноклассник с ненавистью смотрел на парня, в итоге присев на корточки и принявшись пилить ножом веревку, - но из-за тебя я сидеть не хочу. Урод.
И вот, Киллиан почувствовал, как веревки ослабели, и он по хорошему мог двигаться. А одноклассник уже поднялся с корточек, смотря на того с презрением.
- Кому-нибудь вякнешь – урою, - сказал напоследок, чтобы потом, развернувшись, направиться прочь.
Киллиан еще какое-то время лежал, ощущая боль в затекшем и перетянутом некогда теле. Способность шевелить руками возвращалась медленно, ток крови восстанавливался, что принесло массу не самых приятных ощущений. Парень медленно принялся высвобождаться из обрезков веревки, тело дрожало от холода, слабости и сводящей боли. Киллиан, как только смог более менее прийти в себя, тут же стянул со рта кляп, хватая ртом воздух, переворачиваясь снова на спину, раскидывая руки по земле и ловя небольшие капли на язык. Мало, чертовски этого мало. Он не плакал, он просто лежал, через некоторое время подтянув ноги и распутав уже их. В мозг еще не пришло осознание, а что происходит, казалось, он все еще связан, но нет, нет же… пальцы непослушно, но шевелятся, можно утереть грязь с лица, очистить его немного. Сердце билось очень слабо на этот раз, а сам Фоули не чувствовал уже ни окружающего холода, ни промерзлой земли.
Парень медленно залез в карман, доставая мобильник. Поднес к лицу, нажав на экран и видя огромное количество пропущенных. И не от родителей. Звонила Ирма.
Киллиан сам не понял, почему нажал на кнопку вызова, и как поднес устройство к уху.
- Ирма… - слабо и тихо произнес он. Рот и горло было иссушено, от чего ег голос даже звучал скрипуче. Дождь начинал усиливаться.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

43

Про пропавшего во время военных сборов мальчика Ирме сказала одна из одноклассниц, а ей сказал один из парней, который участвовал в сборах. Это была не самая хреновая одноклассница и к Росси она относилась скорее ровно, чем как-то еще: она приносила ей домашнее задание и коротко освещала важные события в школе. По ее словам, никто кроме этого парня не говорил о произошедшем, да и времени мало прошло, всего семь часов. Ирма нахмурилась и посмотрела историю вызовов. За семь часов она позвонила Киллиану четыре раза и он ни разу не взял трубку и не ответил ни на одно сообщение. Тогда-то у нее и начала зарождаться паника.
Она звонила каждые полчаса сначала. Потом каждый час, боясь, что зарядка у его телефона сядет. Ее била мелкая дрожь и она молчала два дня, попросив и одноклассницу не заходить. Алонсо первый день ходил вокруг да около, а потом все же спросил, что случилось. Мужчина выслушал дочь, сердито нахмурился и ушел кому-то звонить. А Ирма продолжала звонить Киллиану. Она даже будильники себе заводила, чтобы позвонить ночью. Ничего. Разум стал рисовать не просто жуткие, а страшные картины.
- Не знаю, Имс, - покачал он головой, - что-то неладно. Они говорят, что все в порядке и никто в лагере не пропадал.
- Он бы ответил... хоть разочек...
- Я знаю.
На второй день стало совсем страшно и отец семейства уже начал собираться лично проверить происходящее. Ирма крутила телефон в руках, ни на минуту его не выпуская. Она не плакала, редко моргала и прислушивалась к каждому звуку от мобильника, сбрасывая чужие номера, чтобы не занимали линию. Когда же наконец экран показал такое желанное имя звонившего, Ирма тут же взяла трубку. Услышав его голос, такой тихий, замученный и слабый, она выдохнула и тут же начала плакать. Сначала тихонько шмыгнула носом, чувствуя, что слезы как по заказу просто хлынули по щекам.
- Кееей, - протянула она, хныча и сжимая мобильный в руке, - Кееееей...
Киллиан мог услышать, как с облегчением прозвучал на заднем плане мужской голос. Итальянская речь с таким вот угадываемым "слава богу". И дверь закрылась. Он не стал вмешиваться в разговор детей даже сейчас, просто убедившись, что все в порядке. Ирма говорила и продолжала плакать. Это было такое облегчение, но как же это было жутко все.
- Нн...не вздумай меня обманывать, - прошептала она, с трудом выговаривая слова, - что они сделали с тобой? Ты можешь дойти...дойти обратно в лагерь? Папа почти собран, мы... мы можем приехать хоть сейчас...всего часа два езды... хотя планировали послезавтра... я... боже мой, мне было так страшно, Кей. Мы...мы приедем, хочешь? Хочешь? П...пожалуйста... хочешь?

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

44

Стоило услышать ее голос, как на губах начала проступать такая легкая и очень светлая улыбка, вялая, но тем не менее. Парень прикрыл глаза, не выпуская из слабых и дрожащих рук телефон. Тело начинало бить мелкой дрожью – замерз, очень сильно замерз, почти до лихорадки какой-то. Но держал, понимая, что все остальное какая-то мелочь. Так все неважно стало, ее голос, будто согревал. Мозг мало что соображал, даже отреагировать не успел на то, что Ирма взяла трубку тут же, что она плачет и зовет его. Он лежал еще вытянувшись в грязи, свободная рука расслабленно вытянута – он ее тоже почти не чувствовал. Вся одежда насквозь промокла и пропиталась водой вперемешку с землей. И пока Киллиан слушал девушку, глотал капли, попадавшие на губы и грязными разводами стекавшие внутрь. Облизывал, прикрыв глаза и продолжая улыбаться.
- Вот теперь можно было бы и умереть, - Ирма могла услышать его сиплый, но какой-то очень легкий, слабый тон. Словно, исполнил что-то очень важное, - ты говори мне еще, Ирма, у тебя такой охрененский голос, только не плачь.
Фоули очень медленно говорил, еле ворочал языком, но говорил.
- Хэй, не плачь, пожалуйста, я так рад тебя слышать, - он, из-за истощения и озноба даже не понимал, что это, кажется, не сон. Проваляться поздней осенью сутки на холодной земле… лучше бы его все-таки искали, - ты такая клевая, Ирм. Я не прочь умереть, слушая твой голос. Не чувствую ничего, черт, - его начал настигать откат, когда поток крови по венам снова бежал равномерно, а не так, когда были перетянуты веревкой конечности, но это повлекло за собой ощущение настоящего холода. Легким было хреново, и Киллиан просто начал неистово кашлять, сжимаясь в позу эмбриона – тело само стремилось себя хоть как-то согреть.
- Прости, - кое-как справился с приступом, - я… совсем ничего не чувствую. Не уверен, что смогу встать. Сейчас… поваляюсь слегка и пойду. Налево и прямо до упора, а там столб, и потом еще метров пять на северо-запад, хах… так близко до лагеря, ох, Ирм… черт, как холодно. 
Он и дышал то с хрипами, полностью сворачиваясь таким вот калачиком, да только уже ничего не помогало. Холодно, очень холодно. Невыносимо так, что даже шевелиться невозможно.
- Кажется, меня трясет… ты прости, - парня и вправду начала бить уже крупная дрожь. Организм неистово пытался согреться, но мокрая грязная одежда не способствовала этому. Волосы оказались все в земле и листьях, спутанные, налипающие на лоб, - я не знаю, сколько провалялся… ты мне снилась. Может… и сейчас тоже. Так хорошо… хорошо, что это ты. «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной»… - он, кажется, пытался смеяться. Но каждое слово давалось с большим трудом, да и слышно было, что рука его дрожит – возникали помехи, словно микрофон туда-сюда дергали, - а больше ничего и не надо. Я скоро буду, Ирм, не плачь только. Я выберусь, это ж типа я… а ты потом отругай, что лежу… ладно?
Он говорил все тише, и дыхание замедлялось – тело берегло ресурс.
- Ты скажи мне еще что-нибудь, а лучше спой. Так обидно, если я не услышу, как ты поешь, а ты наверняка поешь, не может быть иначе. У тебя такооой голос…
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

45

Ирме хотелось завыть белугой. Это самое отвратительное чувство на свете: беспомощность... но Росси не хотела быть беспомощной. Она собрала свои эмоции в кучку.
- Все б... будет хорошо, Кей, - проговорила она, добавив уверенности в голос. - Да, я... я буду говорить с тобой. Мы скоро приедем, обещаю.
Киллиан мог услышать, что она вышла из комнаты сама, если бы прислушался. Девушка подбежала к отцу и подергала его за рукав, кивая головой и прося лист бумаги. Он подал ей его и она написала всего одну фразу: "Надо срочно ехать." Алонсо коротко кивнул, продолжив сборы уже быстрее, жестом показывая Ирме, что ему нужно буквально пять-десять минут. Ирма покивала головой и метнулась в кухню к чайнику. Хорошо, что Криспин в детском центре сегодня, он бы сейчас путался под ногами.
- Это не сон, Кей... это правда я, - она шмыгнула носом, давя слезы, - держись. Ты сильный человек. Я... да, я умею петь, но я сегодня совсем не в голосе. Извини... будет звучать так ужасно...
Алонсо свел брови, услышав эти слова. Ему было больно наблюдать за дочерью и не менее больно думать о том, что произошло там, в этом лагере. Девушка тихонько стала напевать ему Il tempo se ne va. Голос ее дрожал, но она не фальшивила, очень стараясь. Продолжала петь, беря теплый плед, термос, продолжала до тех пор, пока они с отцом не сели в машину. Алонсо посмотрел на карту местности, раскинувшуюся на переднем пассажирском сидении и уверенно сказал:
- Мы доедем быстро, пусть не отключается.
- Киллиан, говори со мной дальше, хорошо?.. Просто... дождись нас, пожалуйста. Мы с папой едем... а я вот выздоровела, я совсем уже не болею почти. Буквально неделя и... и мы в школу вместе пойдем. И будет все так же, как обычно. Будем гулять после уроков... я думаю, что я смогу сдать контрольный тест по алгебре, ты так здорово объяснил мне эти дурацкие уравнения, - она не знала о чем говорить, чтобы поддерживать контакт, поэтому говорила обо всем подряд, - вышел... фильм... комедия, "Гринч - похититель Рождества", ее хвалят, там играет этот комик... Джим Кэрри. Давай сходим вместе, да? Будет здорово...пожалуйста, не отключайся... даже если пропадет связь или выключится телефон, не отключайся сам, Кей... я очень тебя прошу... о, представляешь, Пин смог собрать из лего космический корабль, он хотел показать его тебе...

У меня разрывалось сердце. Я думал, что прямо там, за рулем, и умру, слушая, как она рассказывает мальчишке всякую ерунду, лишь бы он не отключился... но я должен был быть сильным. Я давил педаль газа, пролетал через светофоры. Дворники работали как безумные. Я не хотел даже представлять, что случилось, но я никогда не видел до того дня, чтобы моя дочь была настолько напуганной, бледной и маленькой...а потом у него сел телефон.
Моя маленькая малышка плакала и я хотел остановиться, чтобы обнять ее, но она только попросила ехать побыстрее. 

***

- Ты поймешь где он, Имс? - спросил он ласково, когда они подъехали к территории.
Ирма закивала головой, выцепляя в памяти то, как он описывал где находится. Они с отцом вышли из машины и Ирма, оглядываясь по сторонам, стала напряженно соображать.
- Если... Налево и прямо до упора, а там столб, и потом еще метров пять на северо-запад... - она закрыла глаза, размахивая руками и изображая местонахождение, - то значит отсюда... направо, вниз, столб, пять метров на юго-восток. Так? Да, так...
Алонсо кивнул и они пошли. Не смотря на дождь, холод и то, что потихоньку начинало даже темнеть. Алонсо взял с собой фонарь, на всякий случай. Мужчина очень внимательно всматривался в кусты, едва ли не так же внимательно, как Ирма.
- Вот он, - выдохнула она и побежала к нему, споткнулась, едва не упав, но ей было все равно. - Кей! Кей!
Росси и сам ускорился. Он мягко подвинул Ирму, которая была готова тут же броситься к другу. Она замерла, вся бледная и дрожащая.
- Эй, парень, - обратился к нему Алонсо, проверяя пульс на его шее и с облегчением выдыхая, - так, сейчас, давай... извини.
Мужчина стянул с себя то самое песочное пальто. Он накинул его на Киллиана, помогая ему надеть его, а потом закинул его руку себе на плечи и поднял.
- Давай, Киллиан, идем, идем к машине... не переживай, все теперь в порядке.
- Кей! Кей! Пожалуйста, идем...
Ирма стала поддерживать его с другой стороны. Скорее морально, чем физически, но и правда помогая немного. Основной вес, конечно же, взял на себя Алонсо, походя стряхивая со своего лица воду. Он дотащил его до машины и усадил на заднее сидение, держа за плечи.
- Киллиан, я сейчас заберу твои вещи и мы уедем. Я отвезу тебя к нам... здесь недалеко до нашего летнего домика, там надо будет растопить, но... разберемся, разберемся. Если тебе будет плохо, мы вызовем тебе скорую. Хорошо? - он кивнул ему и глянул на Ирму. - Имс, там в бардачке есть салфетки, возьми пожалуйста. И включи печку. А потом забирайся к нему. Я закрою вас в машине и скоро вернусь, хорошо? Я разберусь со всеми формальностями. Не переживайте.
Мужчина заботливо погладил Киллиана по спине. Ирма послушно открыла бардачок и включила печку, захлопнув переднюю дверь.
- Все хорошо. Ты в безопасности, - ласково проговорил Алонсо. - Ты в полной безопасности. Я не скажу твоим родителям. Обещаю.
Он пропустил дочку к нему и закрыл двери. Замки с щелчком поднялись, а сам мужчина быстро пошел в сторону лагеря, закатывая рукава. Ирма поглядела ему вслед, а потом, шмыгнув носом, дрожащими руками сначала укутала Киллиана в плед и взяла салфетки. Она не могла и слова пикнуть, просто начав вытирать его руки, шею, лицо бросая использованные салфетки на пол. Какие-то механические движения, лишь бы сделать лучше, лишь бы позаботиться. Сердце колотилось как безумное, ей было страшно, но она продолжала. Когда она, наконец, стерла всю грязь с его лица, она замерла.
- Кей... - прошептала Ирма, выронив последнюю салфетку, - боже мой... Кей.
Девушка обняла его. Да, он был мокрым, холодным, и, вообще-то, еще грязным, но какая разница, черт возьми? Ирма стала растирать его спину, плечи, руки, бедра, сама стянула с себя куртку и ею накрыла его колени, снимая с него ботинки и жестом прося его подобрать ноги, да помогая сделать это.
- Вот так... вот так... согревайся, согревайся... - она потянула его на себя, обнимая, позволяя даже навалиться на себя и продолжила согревать его, растирая, - держись, скоро папа вернется...и мы уедем. Уедем отсюда... Все будет хорошо...

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

46

- Сейчас… - голос слабел, но он старался не отключаться. Вокруг уже становилось темнее, он больше ощущал это, чем видел, закрывшись от всего мира, спрятав голову за рукой, сжавшись в какой-то совсем беспомощный комок. Мокро, грязно и холодно. Больше ничего он не мог ощутить. Кроссовки так же пропитались водой, а дождь лил все сильнее и сильнее. Казалось, он и сам превращается в лужу, сливается с природой, хах, - сейчас, Ирм, я встану и дойду, тут… так недалеко. Не успеете приехать, а я уже там. И все хорошо.
Он кое-как постарался подняться, хотя бы просто чтобы проползти, но каждым движением он задевал ледяную мокрую одежду, которая, словно палка, загоняющая зверя в клетку, заставляла съеживаться.
- Наверное, хорошо, что это не сон… таких хороших снов не бывает, - Киллиан снова попытался сделать хоть какое-то движение, но из-за этого капли стали попадать за шиворот, и он снова втянул голову в плечи. А она, все-таки запела. Его Ирма взяла и запела ему, и от девичьего голоса становилось как-то уютно. Можно довериться и слушать, потому что все будет хорошо. Всенепременно и навсегда.
- Космический корабль… круто… все равно не полечу, без тебя точно, - парень пытался держаться, и снова дернулся, стараясь найти силы, чтобы двигаться, - и в кино сходим, честно, ну как я могу пропустить комедию?
Да шевелись, пожалуйста, просто шевелись, придурок. В голове стояло это вот: «тряпка и урод». Неужели и вправду так? Черт бы всех побрал. Но тело ему отказывало, и это было очень обидно и как-то совсем печально.
- Ты знаешь, Ирм, без тебя этот мир был бы… - батарея телефона села и он выключился, оставив Фоули в окончательном одиночестве, - совсем хреновым.
Киллиан начал злиться. Просто внутри впервые росла не просто ехидная сволочь, а банальнейшая злость. Когда хочется убивать. Когда хочется брать, наконец, оружие и идти резать, стрелять, ничего не оставляя за собой. Сил орать не было, да и бессмысленно это. Зато парень снова дернулся, и на этот раз смог приподнять себя над землей, сделать движение в сторону лагеря. Он пойдет в армию. Он не хочет быть больше тряпкой. Он не поступит с Ирмой в универ, он отправиться учиться убивать. Не эти бесполезные военные сборы, где какая-то пародия на то, что ему нужно. Придется постараться, придется напрягать себя что есть силы, но он научится убивать. Хладнокровно и не задумываясь, если надо. У него есть цель.
Киллиан умудрился проползти даже какое-то расстояние, пока организм не сказал хватит, а тело не отказало. Парень просто в какой-то момент начал отключаться, проваливаясь в бессознательное состояние. И снова непонятно, где реальность, а где нет. Голова кружилась, и он вообще не мог понять, в какой стороне что находится. И голоса… это снова его глюк, что он слышит Ирму? Как же он рад этому голосу… пусть будет всегда, это так круто – слышать эту девушку.
Прикосновение руки к шее он даже не почувствовал, настолько тело теряло температуру. Кто-то… Алонсо? Здесь и правда папа Ирмы и сама она? Наверное… ему помогли надеть пальто, подхватили под руки, и Киллиан искренне попытался топать. С такой опорой было почти просто, но парень не соображал пока ничего. Куда-то ведут, что-то вокруг происходит, только под вторым боком такая маленькая девчонка. Такая… Киллиан из последних сил прижал к себе Ирму, возможно, она даже не почувствовала.
Фоули дотащили до машины, сгрузили, и тело ощутило различие между тем, что творилось снаружи и тем, где оказалось сейчас. В тепле. Тут, на заднем сидении, было сухо, хотя под Киллианом начала образовываться лужа – он сам ведь промок до нитки. Пока не мог даже ответить на посыпавшиеся вопросы и слова, вяло мотнув головой, пытаясь собрать мысли в кучу и врубиться в реальность. Он, кажется, все-таки не сдохнет. Не мог пока сказать, хорошо это, или плохо. Родителям не скажут? А они, получается, не в курсе? Что-то странное для самого Киллиана.
А потом рядом оказалась Ирма. И тепло… он пока не мог ощутить насколько это классно – оказаться в тепле, зато тело начала бить дрожь. Оно поглощало окружающее тепло, стараясь восполнить резерв, хоть чуть-чуть.
- Холодно… - просипел Киллиан, ошалело смотря перед собой, - ненавижу холод, Ирм… черт, как ненавижу…
Девушка стирала с его лица грязь, а он потянулся к ней словно животное, почуявшее хозяина. Прикрыл глаза, подставив себя и доверившись ей. Больше некому, совсем некому. Она не твердила, что он сам во всем виноват, она не просила его терпеть, она просто проявляла заботу, и это было чертовски приятно и больно одновременно. 
- Ты не дашь мне сдохнуть, Ирм, - вдруг как-то улыбнулся он ей, совсем не издевательски, очень даже ранимо, почти смущенно. Когда она его обняла, смог развернуться к ней, когда начала согревать, он почувствовал, что маленькие иголочки пронзают каждый участок на теле, как они, такие колючие, втыкаются в кожу, но на это ему было наплевать. Парень сам обхватил Ирму, прижимая к себе, трясясь в ознобе, от того, что все резервы были израсходованы, а организм понял, что опасность миновала и можно расслабиться. Киллиан просто начал кашлять что есть силы, словно легкие пытались в срочном порядке избавиться от холодного воздуха. Как можно быстрее. Грудь болела, она просто разрывалась от боли, и Киллиан в итоге прижал ладони Ирмы к себе.
- Прости, пожалуйста, прости, что заставил волноваться, - смог произнести хрипя он, когда смог вздохнуть. Ладони девушки были такими теплыми, она сама была… теплой. Киллиан не выдержал такого издевательства – он просто притянул девушку к себе, накрывая их обоих пледом, довольно эгоистично пожалуй, но это был рефлекс замерзшего человека, - прости, что так, - тихо проговорил он, обнимая ее крепко, с дикой жаждой ловя ее тепло, ощущая, как в местах, где они соприкасались, ему становилось гораздо, гораздо лучше. Фоули склонился к ней, а потом и вовсе положил голову девушке на колени, обхватывая руками ее ноги. Сам подтянулся, подгибая колени, лежа и тяжело дыша.
- Не говорите родителям… - прошептал он, а потом громче добавил, - они расстроятся. Не хочу, чтобы они волновались. У матери… сердце слабое.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

47

Ирма согнулась, чтобы обхватить юношу в ответ. Как же хорошо, что они успели... как же хорошо, что у нее такой папа. Он казался сейчас настоящим героем.
- Никогда не дам тебе сдохнуть раньше, - заверила она, - никогда. Только после меня.
Росси и сама теперь вымокла, но согревающее тепло автомобильной печки и быстро бьющееся сердце не давали ей замерзнуть. Она продолжала тихонько поглаживать Киллиана, не замечая как идет время.
- Не скажем, Кей... не скажем... все хорошо, - она сжала его покрепче, - все хорошо... ты такой молодец...

Я вошел к этому "директору лагеря" и приволок вожатого за шкирку. Дрю или как-то так. Швырнув его на пол перед столом, я посмотрел на этого лысеющего вояку с огромным пивным пузом и он... испугался меня. Я видел. Не то чтоб я был пугающим, как мне казалось, но я был выше его на две головы и шире в плечах, определенно. Наш разговор длился не долго. Мы поняли друг друга, так я ему сказал и он, весь бледный, согласно кивнул головой. Я решил, что парню незачем оставаться в этой дыре, лучше пусть побудет в тепле, сухости и отдохнет от всего, что ему приходилось пережить за эти два дня... и за бесконечно тянувшиеся дни до этого. Если бы я тогда знал, возможно, будучи разгоряченным и злым, я бы уже тогда приехал поговорить с его... так называемыми родителями. Тогда я просто предполагал, что они строгие и, как у любого мальчишки его возраста, не умеющие понять его. Думал, мало ли, может мать приедет и выставит его полным сосунком, а отец скажет ему дома, что тот не мужик, раз не справился. Я решил, что ему незачем слушать это дерьмо после произошедшего.
Я не думал, что все обстояло гораздо, гораздо хуже. Мне было суждено понять это несколько позже.
Дрю собирал вещи парня быстро, помогал ему какой-то мальчишка из их отряда, показывая какие вещи принадлежали ему, а какие нет. Каждый раз, когда Дрю медлил или складывал их недостаточно аккуратно, я смотрел на часы и он тут же все переделывал. Директор стоял подле меня и молча смотрел на происходящее. Когда сумка была передана мне в руки, я похлопал директора по плечу и кое-что шепнул ему на ухо, сжав его плечо. Он покивал головой. Я ушел обратно в машину.

Замочки щелкнули, поднимаясь вверх, и Алонсо открыл заднюю дверцу. Он поставил сумку на пол, улыбнувшись коротко. Ирма выпрямилась и с облегчением выдохнула.
- Ребята, - обратился он к ним, встав перед дверцей машины, - у вас тут тепло. Я достал вещи. Киллиан, тебе нужно снять мокрую одежду и надеть сухую. Тебе сразу станет теплее. Ирма тебе поможет. Я понимаю, что это смущает, но сейчас нужно думать о твоем здоровье. Да, ты испачкаешь еще один комплект одежды, но лучше так, чем тоже заработать воспаление легких и потом как Ирма почти весь месяц торчать дома. Мокрую одежду тоже сбросьте на пол. Когда мы доедем до дома, я вас ненадолго оставлю, съезжу до мини-маркета на заправке, возьму еды и воды, а ты, Имс, должна будешь разжечь камин и спуститься в бойлерную...
- Да, конечно...А Пин?
- Я скажу миссис Донован, чтобы она забрала его на денек. Он любит ее кошек, так что, думаю, это скрасит его одиночество до завтрашнего вечера... потом пусть Киллиан примет душ. Какао у нас там вроде был, согреетесь оба. Если у тебя, парень, не будет еще комплекта одежды - придется довольствоваться моей. Она будет тебе великовата, но это лучше, чем ничего.
Закончив раздавать указания, Алонсо обошел автомобиль с другой стороны и сел за руль. Ирма сначала подтянула поближе сумку, зацепив ногой ручку, а после помогла Киллиану приподняться и стянула с него уже ставший влажным плед, бросая его на пол.
- Давай, я помогу тебе снять все... - она нервно дернула уголками губ вверх, показывая жестом, мол, чуть приподними руки, - не переживай, я живу с двумя мужчинами в доме, одного из которых помогала маме пеленать...
- И это был не я, - заверил Алонсо, разбавляя общую атмосферу и выруливая от ворот на дорогу обратно, - честное слово.
Ирма улыбнулась, хотя глаза у нее были еще заплаканными и она была очень бледной от волнения.
- Пожалуйста, Кей, - это она добавила уже шепотом, - это нужно сделать.

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

48

Ее тепло, когда Ирма обняла, было таким приятным, Киллиан выдохнул, опуская расслабленно плечи. Дрожь становилась все меньше и меньше, а сам он потерся носом о ее ноги.
- Если бы рай существовал, - проговорил Киллиан, крепче обнимая девушку, - то это был бы он. Это заднее сидение в машине, печка и ты.
Он начал потихоньку засыпать, пригревшись, не смотря на мокрые одежды  общее состояние обезвоженности. Слишком хорошо.
Раздавшийся голос Алонсо привел в чувство – Киллиан дернулся, открывая глаза и ощущая, как Ирма поднялась. Парень кивнул, неуверенно, подтверждая, что да, готов переодеться, хоть руки слушались еще слабо. Ему требовалось на физическом уровне оказаться в сухой одежде, от одной мысли он почувствовал себя одержимым наркоманом, которому нужна доза. Опять, казалось, что именно так себя ощущают они – надо. Просто надо.
Он кое-как поднялся, поднимая дрожащими руками плед и протягивая его Ирме.
- Подержи, пожалуйста, ладно? Я… справлюсь, - он улыбнулся девушке, смущенно склонив голову, от чего на глаза упали мокрые и спутанные пряди волос. Сам он кое-как расставил руки с пледом широко, создавая подобие перегородки, разделяющей девушку и себя, - я сейчас отбивная котлета, но аппетит вряд ли прибавлю.
Кажется, Фоули и вправду чувствовал себя значительно лучше, раз у него появилась способность иронизировать. Когда Ирма взяла бы мокрую ткань, парень принялся стягивать верхнюю куртку, затем и абсолютно мокрый свитер с футболкой. Дергано, старался делать все максимально быстро. Он старался ни на кого не смотреть, будто все нормально, пока открыл сумку, копаясь в вещах и выуживая очередную футболку. Все его вещи были аккуратно сложены, что можно было заметить, если заглянуть в зеркало заднего вида. Как можно было увидеть и странный косой взгляд, полный осторожности. По телу парня уже расплылись синяки, особенно много было их на боках – видно, именно туда приходились основные пинки ботинок. В некоторых местах прослеживались следы не то веревки, не то жгута – там, где сильнее всего перетянули. Киллиан, казалось, не обращал на все это никакого внимания, его взгляд был направлен либо строго на одежду, либо периодически, словно случайно, пробегал по фигуре Алонсо на переднем сидении. Довольно затравленный взгляд, быстрый, невзначай, словно боялся, что это могут заметить. Фоули достал так же полотенце, быстро вытершись, чтобы потом натянуть одежду. Затем, покосившись на плед, потом снова на сидение перед собой, принялся стягивать мокрые джинсы. Руки почти не дрожали. Вся его одежда была пропитана водой, и как же было хорошо, переодеваться в сухое.
Когда, наконец, он оказался одетым, все равно сложил мокрые вещи аккуратно.
- Я все, - глухо сказал он, протирая полотенцем сидение, - можешь убирать плед.
Фоули явно начал чувствовать себя лучше, хоть нервное напряжение осталось, но это были уже отголоски. Вообще, оказавшись в одежде, он подуспокоился, переводя взгляд с Ирмы на Алонсо и обратно, - спасибо, - тихо проговорил, закашлявшись из-за сухости горла, - простите, что заставил волноваться.
Он опустил голову, понимая, что он приходил в сознание, в том плане, что снова мог рассуждать разумно. Хотя чертовски хотелось снова обнять Ирму, она такая теплая, но делать этого при ее отце показалось ему слишком смущающим. К тому же, вот, он же почти в норме, вообще стало очень стыдно, что им пришлось видеть его такое состояние.
- Простите, - снова подал он голос, - а… есть что-нибудь попить? Пожалуйста.
Он втянул голову в плечи, но больше потому, что вот сейчас по настоящему грелся, и это было ни с чем не сравнимое ощущение. Не хватало только еще тех прикосновений Ирмы, но разве ж он может об этом просить? Не сейчас, когда видно, что он приходит в относительную норму. Здоровый лоб же, ну.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

49

Ирма не стала думать зачем нужно такое прикрытие, просто сделав, как он просит. Она увидела его синяки боковым зрением и прикрыла глаза, опустив голову от обиды на такую ужасную несправедливость. Алонсо молчал. Было трудно сказать заметил он что-то или нет, но он обратился к Ирме и что-то спросил у неё на итальянском. Она задумчиво посмотрела вверх, а потом отрицательно покачала головой и коротко что-то ответила.

Лишь спустя годы, если бы Киллиан воссоздал это событие в памяти, он бы уже, наверное, смог перевести диалог, зная язык.
- Ирма, ты когда-нибудь была у него дома? 
- Нет, никогда.

Ирма перевела взгляд на Киллиана и склонила голову набок.
- Ты же не при чём. Это они виноваты, - она погладила его по предплечью, - ты совсем не должен извиняться...
- Правильно, - согласился Алонсо, - перед тобой должны те сволочи в полном составе извиняться, а не ты перед нами. Просто расслабься, парень... Не знаю, через сколько доедем, может, минут сорок ещё. Дорогу размыло, я не рискну ехать по просёлочной, а я же не один такой умный.
На его просьбу мужчина достал из бардачка бутылку с простой водой. Ирма перехватила её, а потом достала и термос из-за спинок сидения, протягивая и то и другое юноше.
- Смотри, что лучше сейчас. Тут чай. Закинь потом тоже назад.
Когда он попил, стало видно, что девушка заметно успокоилась. Она сложила все вещи в углу, на полу, включая и свою куртку, тоже всю испачканную. Салфетками обтерла ладони и часть одежды...а про себя подумала о его теле. Опять. Она замерла, глядя куда-то перед собой. Так ужасно смотрелись синяки на его бледной коже... Но его тело, само по себе... мысли о нём её почему-то заставляли как-то вот смущаться, что ли. Девушка сфокусировала на нем взгляд и потянула юношу обратно. Настойчиво так. Чтобы он опять лёг так, положив голову ей на колени. Когда он лёг, она заботливо погладила его по щеке, опять склонилась к нему, обхватив так же и шепнула ему на ухо:
- Поспи немного... Ты так устал. Я разбужу тебя, когда приедем. Захочешь пить, дернешь, я достану. Героям иногда и перерыв нужен, да же?
Ирма выпрямилась, но стала успокаивающе мягко гладить его. Плечи, спина, голова. Касалась и боков, понимая, что там ему ведь, ещё и больно, жалея его...ну не могла она не пожалеть. Он столько пережил за последние два дня...и эти следы на запястьях. Эти сволочи связали его и оставили одного... Вообще-то это статья. Ей хотелось сейчас скорее оказаться дома, чтобы Киллиан смыл с себя всё это, чтобы он расслабился, лёг, может, в тёплую постель, чистую, чтобы потом папа привёз еды, чтобы всё было спокойно...
- А что будет дальше, пап?
- Поживём в доме у озера до конца его лагеря, у тебя больничный примерно тогда же и заканчивается. Потом привезём к автобусу, он поедет домой с ними уже, чтоб его родители не узнали, где он был. Школьники будут молчать, потому что им будет страшно признаться в том, что они сделали, а руководство... Подлые трусы. А ещё военные. Да твоя бабушка куда больше похожа на военного! - Росси хохотнул, а потом уже потише добавил, вроде увидев, что мальчик уснул, - Имс, позаботься о нём, детка.
- Меня о таком просить не надо, - она опустила взгляд на него, поглаживая его ещё мокрые волосы. - Это так, как должно быть.

***

- Кей, - она легонько потрясла его за плечо, - мы приехали. Просыпайся.
Алонсо подождал, пока тот придёт в себя немного, потом кивнул ему и заговорил.
- Ты сможешь встать и идти сам, парень?
Алонсо припарковал машину прям около террасы. Дом был двухэтажным, если не считать совсем маленький чердак, и очень... пожалуй, аккуратным. За ним почти в паре метров раскинулось озеро, которое сейчас было тёмным и будто живым из за дождя и хмурого неба. На террасе лежал старый сломанный велосипед, стояли стол и пара стульев. Алонсо уже зажёг пару уличных фонарей на входе и открыл двери. Явно для того, чтобы если что было удобнее завести Киллиана в дом, в случае если тому ещё тяжело двигаться.
- Если что - не переживай, я тебе помогу. Главное приготовься, там будет немного холодно, потому что бойлер выключен, пока нас нет дома. Первый этаж прогреется быстрее, так что, лучше, сначала оставайтесь там, особенно после горячего душа, парень. Возьми пока только сумку, Имс, когда я вернусь с магазина занесу всё грязное сам.
- Хорошо, па. Как скажешь.
- Тебе как, полегче, Киллиан? В общих чертах, - Росси посмотрел на него чуть сведя брови, - не стесняйся, главное. Лучше говори, если тебе хуже или лучше, что-то нужно... Хотя бы Ирме, если не мне.

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

50

Так странно. Первым порывом который возник, когда Ирма погладила его по плечу, было дергание. Киллиан поджал губы, сдержавшись и сам от себя ужаснувшись. Кажется, он начал расслабляться, почти засыпать. Вот и реакция. Он посмотрел на девушку, мягко и с явным извинением улыбаясь.
Ему протянули воду, и Фоули открыл сначала простую бутылку, делая маленькие глотки. Чтобы просто смочить горло. Потом больше и больше, но вовремя остановился, чтобы не выпить все. 
- Пока… повременю. Спасибо вам, - повторил он искренне, убирая бутылку и термос. Не знал, что еще сказать, а там уже и не нужно было, когда Ирма потянула его на себя. Киллиан не стал сопротивляться, возвращая голову на колени и снова обнимая руками. Никакого пошлого жеста, но были в этом всем очень нуждающиеся отголоски. Он прикрыл глаза, слушая девушку и ее отца, утыкался сильнее, словно пытался стать ближе, слегка вздрагивал от прикосновений, но это было от того, насколько сейчас ощущал себя хорошо. Пожалуйста, можно так всегда? Пусть ее руки всегда проводят по волосам, плечу, и даже по синякам, ведь это было, не смотря на боль, очень умиротворенно и правильно что ли. Он ловил обрывки фраз, почти понял, как они собирались поступить, но меж тем проваливался и введения. Полное одиночество, холод, дождь. Неспособность пошевелиться, даже дернуться, когда руки держат. Во сне парень вздрагивал, но ощутив руку Ирмы, ее такие девчоночьи коленки, теснее прижимался, и снова затихал. Чтобы окунутся в липкие сны из грязи. Казалось, пока они ехали, он раз двадцать пережил эти события, но вот, тихий голос разбудил его, и Фоули резко открыл глаза, будто готов был бежать стометровку не раздумывая.
- А… Ирма, - повернулся к ней, ловя взгляд и снова улыбаясь. Не смотря на резкое пробуждение, он выглядел довольно дезориентирован, но явно рад, - кажется, я уснул.
Почти добавил еще что-то, но вовремя спохватился, услышав голос Алонсо. Потер глаза рукой, поднимаясь и ощущая внутри тепло. Парень и сам не понимал своего состояния, такое было когда-то, когда-то совсем давно, что он и забыл – это бывает. Случается, когда ты в безопасности, когда от тебя ничего не хотят и ничего не требуют. Когда тебя просто… любят. Заботятся, приезжают в лагерь, чтобы забрать, когда ты оказываешься в заднице. Плачут по тебе, сжимают руки на руле автомобиля, готовы предоставить дом и крышу, и, когда, кажется, что хуже некуда, вытягивают, обнимая и напевая Челентано. Этого всего Киллиан Фоули не знал. Все поймет гораздо позже, смотря через призму прожитых лет. Сейчас же он просто ощущал неимоверное тепло в области груди, казалось, что и не было того леса, вообще ничего не было, будто его выдернули из его жизни и посадили перед теплым камином. И он не знал, как на все это реагировать.
- Да, я… в норме. Вроде, в норме, - кивнул он, говоря все еще довольно тихо, но уже без особой слабости, - должен дойти.
Киллиан посмотрел на место, куда они приехали, потом на Ирму, неловко тряхнул головой. Она была еще тяжелая, но это была сейчас какая-то мелочь даже. Он выбрался из машины вслед за Ирмой, беря свою сумку. Вот зря резко выпрямился – голова закружилась и его повело.
- Я… - выставил руку перед собой, - в норме. Просто… перележал. Все… в норме. Уже не так холодно.
Ему было стыдно, очень стыдно ощущать себя таким слабым. Беспокоить Ирму и Алонсо, которые сорвались. Но сейчас, на данный момент он настолько устал, что эти ощущения перешли на задний план. А, может, этому способствовало и поведение самих отца и дочери, которые просто помогали ему, взяв сумку, поддержав. Киллиан все же попросил опереться, потому что голова еще шла кругом, но находиться на улице он сейчас максимально не хотел. Это вызывало даже какой-то приступ паники.
- Спасибо. Пока… дойти и в душ, - правда, сам юноша весь подобрался, опираясь на взрослого мужчину, будто старался минимизировать контакт. Он ежился, но все равно не пытался приблизиться больше, чем требовалось для перемещения, - все нормально, могло же быть и хуже, верно? – он усмехнулся даже, покосившись на Алонсо, а заходя в дом, оперся уже на косяк, - и не в такие передряги попадают. И снова спасибо, что приехали, - он посмотрел на мужчину уже спокойнее, почти прямо, уважительно, - и спасибо, что не скажете родителям. Мать не выдержит – она довольно слаба еще, не хочу их беспокоить.
Врать Фоули умел и очень хорошо. Во всяком случае, так считал он сам.
Поежился, снова втягивая голову в плечи, немного горбясь – в доме было холодно, и это так начинало пугать.
- Я… приму душ, ладно? – он покосился куда-то вглубь дома, - кажется, у меня выработается аллергия на холод.
Умудрился рассмеяться, запустив пальцы в волосы и ощутив грязь.
- Простите, что испачкал машину.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

51

Алонсо поддерживал юношу и смотрел на него внимательно, но улыбался дружелюбно и открыто.
- Пожалуйста, парень, - кивнул он, - не переживай. Для меня это не составило никакого труда, а дела подождут. Люди гораздо важнее.
Ирма прошмыгнула в дом, скинула ботинки и оставила сумку Фоули в коридоре. Она резво прошлась по этажу, всюду и открыв дверь в подвал. Там тоже включила и сразу стала идти по ступенькам вниз. Алонсо усмехнулся.
- А говорит, что не боится темноты, - рассмеялся он, подмигнув Киллиану и выдохнув. - Машину все равно пора помыть, да поковырять хорошенько. Если захочешь и будешь в норме, можешь мне помочь завтра. У нас отличная мини-мойка. Заодно могу показать как устроен двигатель и все остальное... Ирма этим не очень интересуется и я не могу ее винить, а Криспин еще совсем маленький. Ладно, я вас оставлю. Закрой дверь на ключ, хорошо?
Росси похлопал мальчика по плечу, но как-то вот вполсилы и не резко, а потом вышел на улицу, закрыв дверь. Из подвала поднялась Ирма, выключая свет и тут же закрывая дверь за собой, не оборачиваясь. Она глянула на свои руки - все черные. Цокнула, недовольно нахмурившись.
- Надо будет там прибраться, - пробормотала она, подняв взгляд на Киллиана и улыбнувшись. - Сейчас, я тебе принесу чистое полотенце... и да, ванная вон там, по коридору налево. Вода в баке согревается на электричестве и это намного быстрее, чем весь дом. Папа собирается провести сюда более современные коммуникации, но это будет уже весной.
Она и сама прошла в ванную, чтобы вымыть руки. В ванной комнате у них были и мыло, и шампуни, и аптечка. Последнюю она тоже взяла, когда выходила. Дом, в принципе, был обжитым, хотя и явно отличался от основного дома Росси. Здесь было просто меньше вещей, только необходимое. Она открыла дверь напротив ванной - это была кладовка. Вытащила оттуда одежду для себя тоже и полотенце. Закинула одежду себе через плечо, полотенце в ванную на тумбочку, а потом вышла к юноше, похлопав по белому чемоданчику с красным крестиком.
- Я посмотрю, что тут есть, чтобы обработать твои синяки и ссадины... Немного подлатаем тебя после ванной. Погрейся хорошенько. Я буду на кухне, там и освещение лучше, и потом решишь чего хочется. Какао и чай точно есть... думаю, к тому моменту, как ты выйдешь, тут будет уже теплее.
Ирма пожала плечами и вздохнула.
- Знаешь, ты... - она окинула его взглядом, а потом мотнула головой. - ...потом. В смысле, я скажу чуть попозже. Ах, и да. Папа сказал про одежду. Дверь напротив. Там вторая полка сверху. У него лежат там, вроде, пара свитеров и теплые носки и еще какая-то хренотень. Посмотри, если что-то нужно.
Девушка замялась, а потом все-таки подошла к нему и еще разочек обняла, только уже так, порывисто, тут же выпустив.
- Давай. Извини, что задержала.
Ирма ушла сначала не в кухню, а в гостиную, чтобы сменить одежду: темно-бордовый свитер, черные спортивные штаны и шерстяные носки. Грязную сложила на диване, чтоб потом постирать, вместе с вещами Киллиана, когда отец вернется. Только потом уже в кухню: там же была столовая. Окна в пол выходили прямо на озеро. От дома шла к нему дорожка, с пирсом и даже с лодкой, пришвартованной к нему. Ночной вид лодки заставил Ирму поежиться, от чего она сразу уткнулась обратно в изучение аптечки.

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

52

Киллиан проследил взглядом за Ирмой, но все же был полностью в разговоре с Алонсо. Он вообще слушал очень внимательно, неуверенно улыбнувшись, когда рассмеялся мужчина. Действия Ирмы не показались парню забавными.
- Да, конечно, - кивнул парень, на слова об автомобиле, - я помогу вам. Мне нравится разбираться в устройствах. Но я только читал, у отца служебная машина, он за нее несет ответственность, поэтому я не лазил. Закроем, не беспокойтесь.
Тон Киллиана был довольно ровным, но уважительным. Ирма могла заметить, что его речь отличается от тех закидонов, которые он позволял себе в школе со взрослыми. Фоули обернулся к девушке, когда она вышла из подвала, отмечая, что она очень милая вообще-то. Не успел толком поймать себя на этой мысли, смотря на ее испачканные руки и нахмуренный взгляд. Потом улыбнулся в ответ, проходя следом за ней, смотря, где находится ванная.
- Ну, опыт попадания в плен можно занести в копилку бессмысленных достижений? - он смотрел на Ирму как-то иначе. Не так, как обычно. Почему-то из головы не выходили ее острые коленки, ее голос, напевающий песню, будто из другой реальности. Ее руки, стирающие грязь, а потом так крепко обнимающие его. Это все еще не было сформировано в нем, но парень осознавал, что сейчас Ирма выглядела иначе для него, не поменявшись сама. Киллиан смотрел и видел вроде бы всю ту же Ирму, но уже совершенно другую. И стало как-то неловко, будто, эта другая Ирма была ему неизвестна. Как с ней говорить? Не так же как с предыдущей? Или так же? Столько вопросов возникло сразу, но Фоули точно знал одно – эта Ирма была особенной.
Когда она начала фразу и не закончила, сказав, что сделает это потом, Киллиан даже испугался. Он сделал что-то не так? Как-то не так вел себя в машине и вообще, что делать то? Эти несформированные ощущения, которым он не мог придумать названия, были такими новыми, совсем неожиданными, но очень приятными. Фоули не понимал, что этому смущению, новому видению человека, страхам, давно придумали очень простое название – влюбленность. Еще не любовь, но что-то предвещающее ее.
Он растерянно кивнул на словах об одежде, а когда девушка подошла и обняла его, такая мелкая, Киллиан и вовсе растерялся, а сердце зашлось в бешеном ритме. Он подумал, что сейчас умрет, тут же. На месте, и признаться, такой смерти был бы рад.
Постоял всего ничего, даже минуты не прошло, провожая взглядом эту новую, удивительную Ирму, а потом прошел к вещам, находя штаны, носки и да, свитер. Развернулся, проходя в ванную. Вообще он сейчас выглядел так, будто открыл новый континент – ошарашенный и словно в прострации.
Он тщательно смывал с себя грязь, тер кожу сильно, не смотря на боль, но даже не замечал этого, находясь в таком вот странном состоянии. Появилась неуверенность. Не та, что бывает иногда, а просто полная. Что говорить, когда выйдет из ванной? Как себя вести? А она обещала помочь обработать синяки… она видела синяки, да ни хрена ж себе! Он приводил себя в порядок, ощущая новое, абсолютно незнакомое волнение, прислонился лбом к стене, стараясь выровнять дыхание. А что она скажет, когда он выйдет? Что она, черт возьми, хотела сказать?! А как она вообще на него отреагирует?
Между тем он стоял под горячим душем, который приводил организм в порядок и не замечал, как кожа уже покраснела от его стараний смыть грязь. Он промывал волосы, а сам думал, насколько он хилый, а может нормально?
Кое-как в итоге выбрался из ванной, вытираясь, немного морщась от того, что места ударов все-таки болели. Это было прям даже несправедливо, но стоило вспомнить ощущение ее ладони, когда Ирма просто гладила его, и он готов был хоть снова оказаться в лесу, чтобы повторить подобное. Киллиан быстро оделся, отмечая, что свитер на нем висит – уж слишком папа Ирмы был крупным, а Фоули худым. Штаны на завязках, и это спасало положение.
Парень вышел из ванной и неуверенно остановился не проходя на кухню к девушке. От него еще шел пар, хоть в доме было уже довольно тепло.
- Ирм… - неуверенно проговорил он, продолжая топтаться на пороге, - я все… ты.. иди.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

53

Ирма нашла в аптечке обезболивающий гель, антисептик в бутылке, вату и пластыри. Алонсо держал в аптечке такие вещи всегда, если задуматься. У него везде были аптечки. В доме их было как минимум три, в машине одна и очень, очень большая, с кучей вещей, которые она, обычно, видела в фильмах в каретах скорой помощи. Это не вызывало так много вопросов, как должно бы было. Фабриццио все давно разболтал ей.
Она ждала его, нервно перебирая в руках тюбик с мазью. Мама говорила ей о чувствах. Папа писал о чувствах. И она, кажется, начала более-менее отдавать себе отчет в том, что она чувствует. Одна мысль о том, что если бы не они с отцом, то неизвестно сколько бы еще Киллиан там лежал, пугала ее. Ей было страшно его потерять.
Юноша вышел из ванной и она вздрогнула. Нет, она должна сказать. У нее не было перед ним таких уж секретов. Отец не бандит, в конце концов, об этом и не надо рассказывать. Писатель со связями. Что такого? Это не ее секрет даже. Девушка повернула к нему голову и улыбнулась, мотнув головой.
- Я позже. Сначала разберемся с тобой, - Имс кивнула ему, мол, садись, разворачивая стул спинкой в обратную сторону, - обопрись на спинку, я сама приподниму тебе свитер. Потом... потом посмотрим что с запястьями.
Получалось так, что юноша сидел лицом к тому самому окну, спиной к ней. Она осторожно задрала ткань одежды, завернув ее и удостоверившись, что она не спадет вниз, помешав ей. Его кожа была еще влажной и горячей, немного покрасневшей от температуры. Она где-то читала, что так мази и гели должны действовать быстрее, мол, поры расширены.
- Я аккуратно... но нужно немного помассировать, так, может, синяки будут не так долго... - она выдавила немного геля себе на руку и растерла между пальцами. - Это так... ужасно. То, что они с тобой сделали. Это же тоже преступление... оставление в опасности, почти покушение на убийство. Они совсем озверели от безнаказанности.
Росси покачала головой, касаясь осторожно его кожи там, где были следы избиения. Втирала гель в кожу, огибая места, где к синякам добавлялись и ссадины тоже, полагая, что может сильно щипать кожу или даже жечь. Она сглотнула ком в горле. Не глядя ему в лицо будет проще сказать, но все равно нужно унять волнение, а это требует времени. Взяла антисептик и капнула несколько капель на вату.
- Будет немного щипать, это нормально... я обработаю, а потом сразу заклею пластырем... - говорила и делала, все еще собираясь с мыслями, - ...даже небольшое количество грязи может вызывать заражение. Это... это опасно.
Да что же такое. Тянуть так долго нет смысла. Ну, в конце концов, не посмеется же он над ней. Может скажет, что это глупо, да и ладно. Эти паузы вообще такие стремные.
- Кей, - она заклеила последнюю ранку и опустила ткань свитера вниз, выдохнув. - Я очень... испугалась за тебя. 
Она опустила голову, теребя кусочек ваты в руках и поджимая губы. Невольно как-то свела коленки, а ноги убрала под стул. Плечи приподнялись. Ей было неловко и немного страшно.
- Ты мне очень нравишься, - тихо, почти шепотом, но в общей тишине казалось только это и было слышно, - очень сильно. Я не была уверена, но сейчас уверена. Я не знала сказать или нет, но взяла и сказала... я считаю тебя очень... красивым и хорошим. Мне очень хорошо с тобой. И я не хочу, чтобы с тобой происходило что-то... подобное, а меня не было рядом.
Она неловко хмыкнула. Да как же страшно голову-то поднять. И услышать что-то в ответ.
- Прости, я... знаю, это сейчас совсем не вовремя.

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

54

Киллиан нервно кивнул, проходя в помещение и устраиваясь на стуле так, как попросила Ирма. Так проще – не смотреть, пока не разобрался в том, что с ним происходит. Он облокотился руками о спинку, опершись подбородком, замер. Почему-то стало очень неловко, парень даже дышал через раз. А уж когда ощутил прикосновение, как девушка подняла ему свитер, принявшись обрабатывать синяки и ссадины, понял, что все – он пропал, спасите, помогите, можно не надо. Он хотел сказать, чтобы он сам обработал, ну, там где достанет, что ну ладно тебе, Ирм, он вполне взрослый же, а совсем не пятилетняя мелочь, не способный о себе позаботиться, да только слова терялись и не успевали сформироваться. Он бы, скорее всего, попросту что-то мямлил невразумительное.
Хорошо, что защипало – это привело в относительные чувства, позволяя сформулировать хоть какие-то мысли. Киллиан невольно зашипел, а потом мотнул головой:
- Ничего, Ирм, - и почему голос сел? Точно никаких последствий после леса? Да, наверное, из-за этого, - все нормально.
Ага, только, пожалуйста, продолжай. Это чертовски приятно – твои действия. А можно и еще подольше подержать, да да, вот так… В голове только одно, такое вот протяжное: «Ыыы!», а надо ведь, что-то говорить, иначе она подумает, что парень совсем того – спятил.
- Ну, я же живой, - проговорил он, стараясь не смотреть на Ирму, потому что с ним явно что-то не так, - да брось, Ирм, все хорошо, правда. Хорошо же, - даже хохотнул, закашлявшись. Просто дыхание сбилось, и так хотелось попросить продолжения. А можно массаж? Он готов был еще получить пару синяков, чтобы Росси его и дальше латала, а он бы так сидел. Причем Киллиан сам был в полном шоке от того, как реагировал сейчас на девушку, - вон, сижу на кухне вместо отвратительной пародии на казарму, - снова нервно усмехнулся, - здесь тепло, сухо, еще и ты…
Он не успел закончить, как Ирма произнесла что-то такое, от чего Киллиана попросту отключило от реальности. Она сказала это так тихо, но при этом для самого парня невероятно громко. Он аж весь замер, ошарашено уставившись перед собой. Он… что? Правда? Такое возможно? Вот правда-правда, серьезно? И вот на самом деле таким считает? Киллиан просто стремительно начал краснеть, от самых ушей какими-то пятнами пошел, когда запустил руки в волосы, прикрыв голову. Надо же что-то ответить, иначе она расстроится. А он очень не хочет, чтобы Ирма расстроилась. Это было бы отвратительно, ужасно, Фоули такого не вынесет.
Парень очень медленно, осторожно как-то повернул голову к девушке, видя, что она не поднимает взгляда. У самого сердце колотится как сумасшедшее, да и вообще – что делать?! Он понятия не имел, как сказать девчонке, что не считает ее слова чем-то таким, что сказано не вовремя, что вообще-то, кажется, он тоже того… немного сошел с ума. Как бы Киллиан не старался, он был обычным подростком, который ни черта не знал, как реагировать на подобное признание, учитывая, что Ирма вообще-то первая, кто ему так сказал. Он не был симпатичным, он не был спортивным – вечно угрюмый и озлобленный, огрызающийся даже на тех, кто в классе изначально пытался быть с ним хоть немного дружелюбным.
Киллиан сглотнул, помотал головой, смотря на девушку очень испуганно даже, но надо собраться, потому что пауза затягивалась. А он как баран сидел, лихорадочно соображая, как себя вести!
- Ирм… - очень осторожно, растерянно проговорил он, - ты… это… не… не «не вовремя». И вообще… а… ээ… - пожалуйста, слова, найдитесь уже! Вот уж чего Киллиан не ожидал, так это того, что эта необычная, обалденная, невероятно трогательная Ирма скажет, что он ей нравится. От такого стало не просто тепло, а жарко, словно включили тысячу печек, словно он попал в систему с тысячью Солнц, или в мир Дюны. И надо ступать очень осторожно, а то мало ли. Киллиан неловко развернул стул так, чтобы оказаться лицом к девушке, подумал, что сделал нечто очень идиотское, вообще ощущал себя полным придурком, но очень счастливым, - ты не бываешь не вовремя, - очень осторожно проговорил он, а потом выдохнул, - правда?
Он чуть опустил голову, словно пытался заглянуть Ирме в глаза.
- То есть... ты… ты такая… особенная, а я вроде не очень, - нервно хохотнул, ведь он понимал где-то отдаленно, что несет полную хрень, вместо нормальной реакции, - ты же такая… такая… невероятная и крутая… и совершенно особенная. Если бы мы были в кино, ты была бы главным героем, а я так, Санчо Панса, Чубакка, типа того…
Только на лице его расползалась ошалевшая и очень счастливая улыбка. Вот же он сейчас был полным кретином!
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

55

Имс, едва он подал голос, начала медленно поднимать голову. И по его словам, по его виду, она понимала, что всё в порядке. Даже более чем. Девушка выдохнула медленно, но с явным облегчением и сама стала улыбаться. Дослушав его слова до конца, она рассмеялась, покачав головой. Она нравилась ему! Да вот же, он об этом. Совсем очевидно.
- Это был самый милый бред, который я слышала, но я поняла, что ты имеешь в виду, - она опять рассмеялась и взяла его за руки. - Скорее ты Малдер, а я Скалли. Что-то такое.
Погладив поврежденные запястья Киллиана, она мягко улыбнулась, взяв свежую вату.
- Я рада, что... Это взаимно, - она посмотрела на него уже спокойно, расслабленно и очень счастливо, пожалуй, - здесь заклеивать не буду, неудобно потом двигать руками будет.
Осторожно промокнув ваткой его царапины на запястьях, она опять подумала о том, как ему там было плохо. И холодно. Поежилась, прикрыв глаза. Какие же сволочи. Их лечить надо, пока не поздно.
Собрав пустые страйпы пластыря и использованную вату, Ирма поднялась с места и выкинула всё в мусорное ведро под раковиной. Затем смыла с рук остатки геля и вытерла их о бумажное полотенце, предварительно оторвав его с рулона. Она вернулась к Киллиану и склонила голову набок, встав перед ним и положив руку ему на плечо.
- Так что... Будешь чай или какао? Или хочешь подождать пока папа приедет?... Я могу и просто уложить тебя уже спать, окончательно. Чего бы ты сейчас хотел? Только скажи, - она пожала плечами.
В восприятии Ирмы ничего принципиально не изменилось. Потом уже думая об этом, она понимала, что он просто с самого начала ей понравился, вот и всё, а вела она себя... Как обычно? Она же всегда была заботливой, для неё было нормально коснуться, обнять, погладить. Нет, она была абсолютно такой же, как всегда... Просто, может быть, конкретно эта ситуация показала насколько всё это важно и несколько дороги были тогда ей и ему все эти их отношения, вот всё и начало переходить на совсем другой уровень.
- Ох... И да. Я спою тебе однажды нормально. И даже сыграю на гитаре, - Имс рассмеялась, поглядев в окно. - Когда у меня не дрожит голос, то получается намного лучше...и да, именно поэтому каждую среду я предлагаю встретиться после семи. Я хожу в музыкальную школу. Ничего серьезного, я не хочу быть певицей. Это для души. Я и... Свои песни пишу тоже. Надеюсь, тебе тоже понравится... Ох, ты же здесь ещё на неделю, точно.
Ирма довольно улыбнулась, переводя взгляд с ночного пейзажа на молодого человека, рядом с которым она стояла.
- Если будет не очень холодно, прогуляемся как нибудь ночью вдоль берега? Только чтоб... близко к воде не подходить.

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

56

И даже улыбка у нее была другой. Вот вроде та же, но нет, другаааая. Абсолютно, словно во сто крат значимее для Киллиана. И смех, от которого невольно и сам начал посмеиваться. Над собой, над ситуацией, и над тем, что как хорошо быть рядом с человеком, который его понимает.
Он уже свободно протянул руки Ирме, смотря на нее с любопытством таким, заинтересованно и очень расслабленно:
- Ну, я почти военнопленный, - он наклонил голову, наслаждаясь ее действиями, - а ты бравая спасительница. Круто же.
В нем, наверное, впервые просыпался тот самый обычный подросток, который может что-то придумывать, смотреть на ситуацию проще – все обошлось же, да к тому же так хорошо в итоге развивается. Он наблюдал за Росси с удовольствием, каким-то таким светлым и очень теплым. Когда она положила руки ему на плечи, он поднял голову так, что в итоге потерся щекой о ее кисти.
- А ты обещала, между прочим, сварить какао, - он прищурился, продолжая улыбаться, - я помню, дааа… а так, не, спать не хочу, но совершенно не против посидеть, пока твой папа не приедет. Ты очень, очень классно поешь даже с дрожащим голосом, - он говорил искренне, а потом поднялся, ощущая себя как никогда спокойным, - но это не значит, что я не хочу услышать тебя еще раз. И можно не раз… и не два… и, ну, да, ловлю на слове.
Киллиан потянулся, все еще ощущая синяки и ссадины, но даже они сейчас были почти приятны.
- Давай, командуй, что помочь, куда идти, - он поднял руку, ладонью касаясь ее щеки, на мгновение задержал, а потом, осознав, что сделал, провел рукой дальше, словно просто хотел зачесать свои волосы назад. При этом неловко хохотнул, смотря на Ирму смущенно. Мотнул головой, продолжив, - ага, погуляем обязательно. Куда захочешь. А… почему не к воде? Не то, чтоб я стремился, просто интересно, что важно для моей Скалли.
Кажется, он продолжал нести что-то сумасшедшее.
- А… ну так что делать, давай помогу, а потом может, посидим где-нибудь в тепле…
А еще желательно рядом. Можно даже снова обняв, как в машине, или просто прижавшись плечами друг к другу. Эй, мысли, куда скачете, притормозите!
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

57

Девушка рассмеялась, кивнув головой и легонько щелкнув юношу по носу. Когда он коснулся её щеки она смущённо улыбнулась, отрицательно мотнув головой.
- Нет, помогать не нужно. Это секрет рецептуры. И вообще, ты гость, в конце концов... Что же до "ловлю на слове"... Заметано, - согласилась она и отошла к плите, включая комфорку и доставая с верхних полок какао-порошок, чашки и ещё какие-то пакетики. - О, с водой у меня... Особые отношения.
Имс невесело хохотнула, сунувшись в холодильник. Совсем пустым он не был: в нем были пара пакетов молока, пара пакетов с соком и несколько бутылок пива. Еды не было, да. Она достала молоко, потом венчик и мерную кружку. Магический процесс создания какао начался, а она продолжила говорить.
- Я умею плавать. И раньше плавала очень хорошо, много и часто. В конце концов, море в Италии, озеро здесь... Но потом случилось кое-что... Ужасное, пожалуй, - девушка поморщилась, - мне было восемь или семь. Папа с мамой и все остальные были на берегу. Мы плавали...я, Фаб, Берни. Мы увидели... Матрас. Знаешь, обычный надувной матрас. Его мотало вдалеке от берега. Мы решили доплыть до него, кто быстрее. Я, к сожалению, оказалась быстрее всех, потому что плыла под водой. Я хотела коснуться матраса снизу и перевернуть, но там был...труп, примотанный к нему изолентой. Я дотронулась до трупа, а не до матраса и... Начала кричать, совершенно забыв, что я под водой. Фабриццио вытащил меня из воды, а я не переставала кричать от ужаса и меня всю трясло. Мама отвесила мне пощечину, чтобы я пришла в себя, а потом крепко обняла и стала укачивать, чтобы я успокоилась. Папа и дядя Фабио вытащили тело, оказалось, это был... Какой-то там важный человек в полиции. Но это было неважно. Я теперь панически боюсь открытых водоёмов и больших бассейнов. Это иррационально, по идее...и я понимаю, что на самом деле боюсь скорее утонуть или увидеть утопленника снова. Они выглядят просто ужасно. Обычные трупы меня так не пугают, мы находили один раз и скелет в лесу, и даже убитого мужика...ну было дело, криминальные разборки на Сицилии тоже бывают, как везде, и мы знали, что Валеска не очень хороший человек и плохо кончит, скорее всего. Воняло ужасно... Но утопленники... Это действительно жутко.
Ирма повернулась к Киллиану, оперевшись о столешницу спиной. Оставалось совсем немного: маленькая кастрюлька уже доходила до кипения и по кухне уже разливался запах какао.
- Хуже всего то, что я до него дотронулась. Это прям... Вот... Боже, это такое ужасное ощущение, - Ирма опять поморщилась, - я в воду теперь не захожу больше щиколоток, ну, максимум, по колено, но чтобы видно было дно и куда я наступаю. Фаб один раз попробовал затащить меня подальше в воду, у меня случилась истерика, как он сказал. Я не помню, если честно, я пришла в себя только на берегу и... Трясло меня знатно. Папа иногда катает меня и Криспина на лодке. Мне тоже не по себе, но если не задумываться, то вроде бы и ничего. Он таскал Рица за ухо и ругал, помню, говоря, что он дебил. Я была согласна полностью в тот момент, честно говоря.
Девушка рассмеялась и развернулась к плите снова, продолжив приготовления. Она пошуршала пакетами и взяла чашки в руки, одну поставила перед Фоули, а вторую перед собой. От какао пахло пряностями, а сверху плавало немного аккуратных мелких зефирок. Она села с ним рядом, даже подвинув поближе стул и касаясь своими коленями его.
-  Я там ещё порцию папе оставила, он тоже любит... Приедет, тоже будет рад. А потом выгонит нас отсюда, потому что он творец на кухне, а творцу нельзя мешать...
Рассмеялась по-доброму, а потом посмотрела на Киллиана. Какой-то такой момент получился, особенно мягкий и тёплый. Они были рядом, близко друг к другу, в воздухе ароматно пахло какао и было так уютно, тихо, так по-домашнему хорошо... Девушка провела рукой по его щеке, не пряча этого ласкового жеста.
- Я так рада, что ты здесь. 

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+1

58

Киллиан наблюдал за Ирмой, за тем, как она готовила, и вдруг отчетливо понял, что последний раз он сидел на кухне, наблюдая за мамой, когда ему было десять. Тогда она была еще мягкой и улыбающейся, не смотря на то, что отец всегда был тяжел на слова. А мама называла его сокровищем… она и сейчас так звала его, но Киллиан понял, что не может больше воспринимать это так, как раньше. Потому что уж чем он себя не ощущал, но точно не чем-то блестящим и драгоценным. Скорее чем-то противоположным.
Парень стоял, смотрел на его маленькую Ирму, почему-то очень хотелось ее так назвать, а сам думал, что сейчас он совершенно в иной  реальность, в которой ему очень и очень хорошо. И становилось страшно возвращаться к себе. Не хотелось, отчаянно не хотелось до скулежа. И ее слова, которые, словно кидали обратно в холод.
- Это жесть, Ирм, - сказал Киллиан, когда она закончила говорить о воде, - не удивительно, что ты не выносишь воду… стоит представить… брррр. Все, никаких водоемов, - улыбнулся ей подбадривая, хоть сам поежился, садясь за стол и смотря, как она ставит перед ним чашку. Черт, ну почему настолько все хорошо? До каких-то слез. Его трогало то, как она заботится о нем. И очень сильно хотелось отплатить тем же. Запах какао был сногсшибательным, и казалось, лучше уже ничего быть не может. Но только вот, приблизилась, и Фоули посмотрел на девушку с признательностью и нежностью. Не знал, как еще выразить то, что сейчас испытывал. Его вообще удивительно бросало в эмоции, от абсолютного замирания, дикого желания прикоснуться еще раз, просто так, до ужаса, а что если…
Но этот уют… как же он сводил с ума! Такой теплый, словно одеяло, укрывшее их обоих. Место их соприкосновения, казалось, горело огнем. Только вот волнующим что-ли.
- Ирма… - проговорил парень, когда она провела рукой по его лицу. Внутри все перевернулось, стало очень трудно дышать. Чтобы как-то справиться с волнением, Киллиан поднес какао к губам, попробовав, - ох! Это… это очень вкусно, Ирма, - он улыбнулся, понимая, что попадает в ловушку. Потому что вот он – момент. Такой вот волшебный, над которым, он обычно смеялся и иронизировал, видя на экране. А сейчас осознал, что девушка очень близко. Неимоверно близко, только чуть-чуть наклониться. Вот совсем малость, и ее губы… Киллиан мягко отстранился, опуская голову, - ты же видела, что было… - он поморщился, почувствовав ком в горле, - тогда… за школой.
Он замер, уже сам избегая ее взгляда, не поднимал, а волосы полностью закрыли его, спрятав выражение лица. В руках Киллиан сжимало кружку, снова сгорбившись как-то. Может он вообще не так понял все, может, и момента как такового не было, а это почувствовал только он. В любом случае, она же прекрасно знает, что было, и неужели ей совсем, ну совсем ни капельки не противно? Неужели, смотря на него, она не вспоминает то, что застала? Вон, сказала же про мертвеца. После этого воды боится, совсем не подходит, и Киллиан ее прекрасно понимал. Черт.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1

59

Её сердце так сильно подпрыгнуло, когда он наклонился к ней, но тут же болезненно сжалось, едва он заговорил, отодвигаясь, сжимаясь... нет, нет, нет. Ирма отрицательно покачала головой, мягко убрала его ладони с чашки одной рукой, а другой повернула его лицо к себе.
- Мне не противно, - прошептала она, коснувшись губами его губ.
Мягкая тень поцелуя, которая такой и должна была быть. Нежная, осторожная, совершенно не пошлая. Чуть отстранилась, заглядывая в его глаза.
- Мне никогда не будет противно. Никогда, - она свела брови. - Не думай так. Пожалуйста.
И снова. Ещё раз. Только из тени поцелуя, он плавно, так, как и должно быть, превращался уже в настоящий, первый, красивый и пока лишённый каких-то нот страсти или желания. Невинное доказательство искренности и серьёзности зарождающихся чувств. Отстраняясь, Ирма почувствовала, что даже голова немного закружилась, от чего тихонько рассмеялась, довольная и немного румяная от... От смущения и радости. От того, как птичкой билось сердечко. От того, какой он был хороший, нежный и бесконечно родной.
- Как же это было здорово, - выдохнула она, глядя на него такими вот глазами, полными восхищения и трепета. - Так здорово.
Она обняла, ткнувшись носом в его плечо и чуть потеревшись о него. С ним рядом она вдруг странным образом почувствовала себя именно девушкой, симпатичной, юной, такой вот слабой, но защищённой и окружённой теплом и заботой. Важной, в том самом, нужном смысле. Так и оставшись под приятной тяжестью его руки, она подбочинилась к нему, взяв кружку в обе ладони.
Держась с ним рядом, вот так, она опять подумала, что хочет наказать их. Хочет, чтобы они получили по заслугам за то, что они с ним сделали. Что заставили его так себя чувствовать. Это так неправильно. Киллиан был замечательным. Действительно замечательным. Девушка не хотела, чтоб он считал себя каким-то неправильным, виноватым в том, что с ним случилось...но это она может исправить, своим отношением. А вот их всех... Их всех надо наказать.
Она сделала пару глотков какао, глядя в окно перед собой. Сфокусировала взгляд, потом поглядела на Киллиана.
- Я же тебе сказала, что всё будет хорошо.
В её кармане пиликнул телефон. Вытащив его, она глянула на входящее сообщение.
- Папа пишет, что будет через минут пятнадцать. Попросил, чтоб мы с сумками ему помогли. Справимся?

[icon]https://funkyimg.com/i/31qyi.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]but on your trip you've lost my grip somehow[/status]

+2

60

Он не ждал прикосновения Ирмы, а от этого все-таки вздрогнул. Посмотрел на девушку изумленно, когда она так аккуратно взяла его руки, убирая с чашки, повернула его голову к себе. И эти слова, а затем действия, снова перевернули подростку мир. Он замер, ощущая ее прикосновения, даже когда отстранилась.
- Ирма… - сказал он, а девушка приблизилась снова. Сердце билось в бешеном ритме, когда случился их первый поцелуй. Киллиан будет помнить его всегда – впервые кто-то так реагировал на него. Впервые его чувства оказались взаимны. Впервые прикосновения были такими желанными, не пугающими, очень робкими и нежными, мягкими, когда парень аккуратно взял ее лицо в свои ладони. Его первый поцелуй, когда он ощущает, как вокруг мир вертится, словно он на карусели, чувствует ее щеки, губы, дыхание, щекочущее кожу. Они были такими оба неопытными, желания не успели сформироваться, не было никакого двойного дна и даже мысли о чем-то таком. Просто прикосновение губ, ощущение трепетной близости.
И даже когда Ирма отстранилась, он продолжал в ладонях держать ее лицо, проведя пальцами по щекам, в то время как сам улыбался смущенно и доверчиво. Он давно так не улыбался. Прикосновение длилось недолго, юноша убрал руки, просто чтобы дать ей свободы в движениях, чтобы смотреть на нее, такую милую.
- Я думал, что умру, у меня сердце, кажется… сейчас остановится, - хохотнул, - ты… такая красивая.
Она прижалась к нему, и могла услышать, что он сказал правду – его сердце билось очень громко, сильно, колотилось так, что, казалось, пробьет грудь. Киллиан обнял Ирму, утыкаясь носом ей в макушку, подтягивая при этом одну ногу на стул.
- Ты такая невероятная, Ирм, - ему очень хотелось сказать все это, - такая храбрая и такая… таких же не бывает. А ты есть. Спасибо, просто спасибо, что ты существуешь. Что ты, это ты, - горло сдавило, и он почувствовал, что глаза заслезились. Слишком хорошо. Ему никогда не было так хорошо, лучше не бывает, пожалуйста, можно вот так всегда? Он не верил в бога, не верил ни во что, учитывая его жизнь, но сейчас был обычным подростком, который очень хотел снова поверить в лучшее. В высшие силы, которые послали ему Ирму, но нет, она сама его нашла. И приходило осознание, что он в ней нуждается. Очень и очень сильно, это она его Сицилия, а не наоборот. С самого их знакомства, он сбегал от всего к ней, еще не влюбленный, но нашедший приют для себя. А сейчас все помножилось на осознание, на ее заботу. Фоули невольно шмыгнул носом, зажмурившись и прогоняя нахлынувшие слезы. Ну что он за дурак, плакать от счастья, ведь он почти перестал заниматься этой ерундой, которая не помогала.
Чтобы отвлечься, он тоже взял какао, отпив.
- Как же ты вкусно его готовишь, - сказал он, прижимая к себе девушку, - ты… ты мне очень нравишься. Такого… еще ни разу не было. Вообще.
Хорошо, что у Ирмы пиликнул телефон – Киллиан немного встрепенулся, придя в себя.
- Да, - он улыбнулся, - конечно, поможем. О чем речь? У тебя очень хороший отец. Вы вообще… ох, Ирма, спасибо вам за все. Просто спасибо.
[icon]https://i.postimg.cc/gjqGTqH0/image.jpg[/icon][nick]Киллиан Фоули[/nick][status]тонуть[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » I bruise easily [C]