Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Hurt


Hurt

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Hurt
https://funkyimg.com/i/2ZDN3.png
There's nothing I wouldn't do
To hear your voice again
Sometimes I wanna call you
But I know you won't be there

1. Место действия
Дом Милорады Новак в Плакси, Чехия.
2. Время и погода
Ночь с 27 на 28 апреля 2020 год
3. Действующие лица
Мирослав Брышек, Тереза Горак

Прием уже совсем скоро, 29 числа, а Тереза словно пропала. Петра не разговаривает. Мартина и Элишка занимаются приготовлениями и собакой. Мирослава попросили наведаться в ее дом в Плакси, потому что они уверены, что Тереза, раздавленная горем, именно там. Ему дали ключи и вот он здесь. В темной гостиной, в которой действительно находит подругу.

#snakeden

+1

2

Что держало Мирослава, не давая просто упасть в пучину грусти, печали, уныния и депрессии? Разве что, только ответственность перед Милорадой. Скоро конкурс - он обещал выступить. А значит должен сжать кулаки и готовиться, готовиться, до выматывающего чувства многотонной гири на висках, чтобы упасть вечером в кровать и проснуться только утром. И заново в цикл работы, удручающий, но помогающий отвлечься.
Хоть он и не мог петь так, как хотел бы. В колонках студии включалась Me gusta, которую они планировали подать на конкурс и вроде даже начинали утверждать, а Мирослав никак не мог петь ее как раньше - легко, раскованно, с этим привкусом тропиков на губах. В горле вставал ком слез, и он будто справлял панихиду по кому-то, не всегда даже находя в себе силы довести песню до конца и просто уходя с маленькой сцены на первые ряды кресел для немногочисленных зрителей. Он должен был держаться, но это не значит, что ему не было больно.
"- Мальчики, а как вы справляетесь, когда вам грустно?
- Когда нам грустно, нам говорят, чтобы мы не грустили, и мы тут же перестаем грустить
"
Вот только сказать было некому.
Тереза не выходила на связь, будто исчезнув. Петра сбрасывала звонки, не приходила на встречи, а если и появлялась, то молчала, словно в воду опущенная. Элишка занималась псом и помогала с подготовкой, как и Мартина, но и в их глазах Мир видел то и дело наворачивающиеся слезы. Особенно когда в воздухе молчаливо начинал повисать вопрос "А что бы хотела Милорада?". Они уже не узнают ее мнения. И наверное именно это и выбивало из колеи - не абстрактный факт смерти, а такой близкий факт того, что некому позвонить. Некому написать. Не у кого спросить про новое движение. Никто не сидит на первом ряду, никто не хлопает, никто не предлагает и никто не молчит. Пустота выбивала из колеи сильнее всего.
Песня, написанная в тишине морской каюты, не выходила из головы. Она словно перекликалась с тем, что происходило вокруг, и тонкими нитями пыталась дать ответ на вопрос "За что?". Мир не верил, что человек, о котором так тепло и с такой любовью в глазах отзывалась подруга, мог причинить ей настолько большое зло. Нет, так просто не могло быть. Кто знает, что это на самом деле, но Брышек хотел верить, что не Вильям. Хотел верить, что у Милорады была взаимная, честная, открывающая все двери любовь. А не игра в притворство, что и так постоянно окружала ее.
Но вместе с этой песнью иногда в голове витало что-то другое. Наброски слов в маленьком, новом блокноте, да мелодия, вырывающаяся иногда задумчивым мычанием. Он хотел что-то написать, хоть и делал это в разы хуже, чем Новак когда-то. На нем всегда была мелодия, но стоит привыкать к новой жизни. И слова постепенно облачались в фразы.
Оставалась всего пара дней до выступления перед "судьями", когда к нему подошла Элишка. Сделав пару замечаний по костюму и передав что-то от декораторов, она вдруг заговорила о Терезе. Ее действительно не было слишком долго, но страдала она скорее всего сильнее всех. Она ведь была ее сестрой. Конечно. Мир не мог отказаться, ободряюще улыбаясь подруге и обещая, что наведается прямо сегодня после всех репетиций и разборов. Неважно, что ночь, неважно, что он устал. Он ведь должен быть сильным, для них и для Рады.
Дом выглядел пустым с стороны. Ни одного горящего окна, ни звуков, ни каких-либо еще признаков жизни. Ключ скрипнул в замочной скважине, проворачиваясь до ужаса громко в ночной тишине. Репетиции всегда заканчивались поздно, и он смог приехать только сейчас. Что ж, больше шансов, что Тереза просто спит и с ней все хорошо. Насколько могло быть хорошо в их ситуации.
Тьма дома была лишь ненамного чернее тьмы улицы. Мир прищурился, пытаясь увидеть хоть какие-то следы человеческого присутствия. И довольно быстро их замечая. Сложно не заметить другого человека, как бы темно не было в комнате.
- Тери...- позвал Мир. Зажигать свет он не стал. Было что-то мягкое, успокаивающее в этом мраке. Будто они спрятались ото всех проблем и сложностей мира под одеялом.- Это я, не переживай... Ты тут... Как?
Глупый вопрос, но что ему еще спросить. Все они были примерно в одном угнетенном, полуавтоматическом состоянии, в котором пытались продолжать жить, работать, что-то  делать. Их спасало дело. А Тереза осталась тут одна, без дела, без людей, в той самой оглушающей своим молчанием пустоте.

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

3

Тереза шмыгнула носом и включила торшер подле дивана. Интимная темнота обратилась интимным полумраком. Желтый свет выцепил ее заплаканное лицо. Перед ней на столе лежали блокноты Милорады. В одном из них красовался текст, который они с Миром написали тогда, в каюте. Горак горько усмехнулась и кивнула в сторону текста.
- Хороший текст, - сказала она, шмыгнув носом и достав салфетку, да утерев ею слезы и нос. - Так в духе Милорады. Желать мира во всем мире. Согласия и... и... свободы, жизни.
Девушка выдохнула, опустив голову.
- Ты знаешь... я приехала сюда и... мне так хотелось, чтобы она вышла и сказала мне, что я невовремя. Чтоб она здесь... чтобы она... - Тери всхлипнула, качнув головой. - Мне не верится. Мне не верится что ее больше нет, понимаешь? Я не могу, у меня... у меня в голове не укладывается. То, что мы видели. Он разрубил ее пополам! Он отрубил ей голову! За что?
Ведьма опять утерла слезы. Судя по всему, она была здесь долго.
- Я бродила по ее дому... бродила, бродила... и мне так хотелось верить, что я найду ее здесь. Где-нибудь. Спрятавшуюся. Готовую сказать, что это был пранк, а мы все повелись, как идиоты, - она хохотнула совсем невесело, проведя ладонью по лицу и покачав головой. - Но ее нет. И я никак не могу с этим смириться, Мирослав.
Горак облизнула губы и посмотрела на него.
- Я хочу сделать все, что хотела сделать она. Здесь. В блокнотах. Здесь есть все, чего она хотела, - Горак обвела рукой блокноты. - И эта песня входит в список того, чего она хотела. На Евровидении настоящую версию не споешь, но если заменить немного текст, а я это сделала, то вполне. Но я хочу, чтобы ебаный Воланд слышал эту, настоящую версию, из твоих уст. Я хочу, чтобы все услышали, что было у нее в душе. Я хочу, чтобы ее узнали такой, какой не знали до этого. Любящей, мечтающей, доброй, справедливой, защищающей нас всех. Она ведь всем нам помогла. Она помогла матери Мартины, она помогла тебе, она свела Петру с Виславом, она помогла Элишке с ее мечтой стать дизайнером, договорилась, ее перевели из меда вообще без вопросов. Она сделала меня главой Совета, потому что знала, что... что я оправдаю все ее надежды. Она помогла моей маме забеременеть второй раз. У меня теперь будет братик или сестренка. Она так ратовала за этих несчастных фейблов... она все здесь поправила. Все выстроила. И планировала столько всего... боже, мы и половины не знали. Она целый блокнот посвятила разгадыванию загадки проклятия этого выродка. Она хотела родить от него ребенка. А он разрубил ее пополам. У меня на глазах, я же видела... и у меня не укладывается в голове как он мог так поступить с ней? Она ведь... любила его. Так сильно любила.
Тери шмыгнула носом и пожала плечами.
- Не лучший момент для признаний, но ты мне очень нравишься и давно, - призналась ведьма, глядя куда-то перед собой. - Я слушала твои песни еще до того, как Милорада обратила на тебя внимание. Я не думаю, что я... подходящая девушка и все такое, но, знаешь ли, она хотела, чтобы я тебе призналась. Это я тоже прочитала у нее в блокнотах. Поэтому я признаюсь. Ты мне нравишься, Мирослав. Не только как друг. Вот так вот.
Горак опять утерла слезы, которые водопадом катились из ее глаз. Всхлипнула и подтянула колени к груди, обхватив их руками.
- Она... она не заслуживала... она не заслуживала такой смерти. Она заслуживала дом, семью, собаку, счастье. Она должна была изменить этот ебаный мир, а не... а не... а не вот так. Почему? Почему он сделал с ней это? Да как он мог? Что же он за чудовище такое?

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

4

Заплаканная Тери включила тусклый, будто само их настроение, свет. Комната окуталась в подобие живого человеческого тепла, имитируемого лампой, но было слишком тихо, слишком пусто, слишком уныло, чтобы обманываться.
На столике около дивана лежали пухлые, исписанные красивым, знакомым почерком блокноты. Заполненные планами, идеями, текстами, заметками, расписанием на будущее, которого уже не будет. Мир мельком выловил уже набившую оскомину дату - 29 апреля. И рядом аккуратная подпись, пару раз обведенная в кружок "Слушание Мира, 13:00". Еще один план, который уже никогда не сбудется.
- Да... Это прекрасный текст,- Мирослав подошел, садясь рядом на диван и понуро вздыхая. Еще недавно он сам вдохновлялся этой песней, считая, что вот пройдут отборочные, вот он выступит, а потом обязательно выучит ее и споет на очередных уютных дружеских посиделках. А теперь она была лишь еще одним горьким воспоминанием, которое, впрочем, всплывало в голове гораздо чаще, чем обычно.
Он едва заметно кивнул, подтверждая слова. Как ему самому хотелось, чтобы Милорада выскочила из шкафа или спрыгнула с лестницы с чердака, смеясь и говоря им, какие они дураки и как легко повелись на такую новость. Чтобы позвонила, написала, приехала в гости или позвала к себе. Хоть что-то.
- Я тоже... Писал ей. Она всегда так быстро отвечала, а теперь... Все непрочитанное. До сих пор. И так на душе... Странно,- и так много в этом "странно", что все просто не опишешь, не сведешь вместе. И грусть, и уныние, и печаль, и неверие, и решимость, и отрешенность - и еще сотни различных эмоций, которые могут сменять друг друга за секунды или царствовать в голове часами.
Брышек чуть удивленно посмотрел на Горак, когда та сказала о песне, но потом понял, что понимает ее. Разделяет ее желание. Если раньше певца останавливал страх, больше не за себя и не за карьеру, а за своих друзей, которых могут привлечь за такой вольнословие вместе с ним, то теперь... Милораде уже не навредишь. Никто не будет наедине выпытывать у нее, что это значило и почему она такое позволяет петь под своим крылом. Теперь будто все равно, какими будут последствия. Что они сделают, если самое худшее уже сделали.
- Я обязательно спою. Пусть подавится,- легким кивком пообещал Мирослав. В конце концов, песня это всегда глас народа. И он, как певец, должен говорить то, что чувствуют остальные. Ведь так много тех, кто хотел свободы, любви, равенства. Их плохо слышно, потому что они боятся, но их много.
Признание и правда слегка... Выбило из колеи. Парень смущенно отвел взгляд, даже не зная, как реагировать. Вот так, в интимном полумраке, наедине, ему не признавались в любви. Громкие слова поклонниц и тихий голос подруги - слишком разные вещи, чтобы их сравнивать. А Милорада снова, будто заботливая взрослая сестра, где-то в этой полутьме комнаты улыбалась им, подбадривая и радуясь за них. Брышек практически на сто процентов был уверен в этом.
Он осторожно подсел ближе, обнимая Терезу и притягивая ближе к себе, позволяя опереться на чужое плечо и положить на него голову. Они должны были вместе проходить этот путь, а что может быть лучше символа единения, нежели объятия. Да и, когда грустно, всегда так хочется, чтобы кто-то был совсем-совсем близко.
- Я уверен, что Рада бы не выбрала... Плохого человека. Она всегда очень тонко чувствовала, какими люди являются на самом деле, неважно, как они выглядят, сколько за ними денег или власти... Всегда. И я думаю, она бы не полюбила плохого человека. Не того, кто поднял бы на нее руку, как... Как ее отец на ее мать. Быть может, Вильям был заколдован... Я хочу в это верить. В то, что это был не он, когда делал... Это все. Я обязательно посмотрю ему в глаза и спрошу. Любил ли он ее хотя бы так сильно, как любим ее мы. И зачем это сделал.
Говорить об убийстве было сложно, потому что перед глазами вставали кадры с камер наблюдения, слитые в интернет буквально через несколько часов. Молчаливое, ужасное зрелище крови, разлитой по мостовой, окропившей темные волосы, измазавшей чужие руки и одежду. К горлу подкатил комок, и Мир заморгал, стараясь прогнать слезы и противно удушливое чувство тошноты от воспоминаний.

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

5

Тереза даже не вздрогнула, когда он ее обнял. Может, если бы это было каким-то романтическим моментом на свидании, она бы это сделала, даже посмеялась бы кокетливо, но сейчас... когда так больно и пусто, хотелось только обнять в ответ, уткнуться красным шмыгающим носом в плечо, глубоко и неровно втянув воздух и сжать покрепче. Совсем ненадолго, просто чтобы почувствовать близкого человека рядом, который способен почувствовать то же, что и она.
Какое-то время она молчала, выслушав молодого человека. Девушка отодвинулась и, взяв салфетки с угла стола, вытерла слезы и нос, да пожмякала ее в руках, разглядывая как-то меланхолично.
- Ее телефон так и не нашли, - она пожала плечами, - следователи говорят, мол, они переписывались... и она показывала мне, что он в Москве. Его сообщения. Она хотела сказать ему, что он станет отцом. Лично сказать, раз уж он появился так неожиданно. Может, он разозлился. Подумал, что это от Воланда... да нет, бред какой-то. Я искала ответ на этот вопрос, знаешь ли. Мотивы.
Тереза вскинула голову и взяла в руки один из блокнотов, начав листать его. Нашла нужную страницу. Она пробежалась по ней глазами. На ней был написан ритуал. Даты проведения не было. Девушка повернула его к Мирославу, ткнув ногтем в последние строчки, выведенные Милой.
- ...здесь написано, что успешным результатом ритуала считается беременность. Благословенное Лилит дитя, - она нахмурилась, потерев место между бровей и переносицу костяшкой указательного пальца, убирая блокнот, - что если... они провели ритуал? Но тогда почему? Он не мог сам убить ее, если был проведен ритуал. Его бы самого размазало по стенке. Либо это и правда морок, либо это не он. Если бы были доказательства того, что они действительно его провели, то... не знаю, стало бы мне легче знать, что он не убивал ее или нет. Ведь тогда преступник на свободе. Вот я о чем.
Горак повернула голову к Мирославу.
- На слово верить ему не представляется возможным. Это же глупо. Он естественно скажет, что проводили, - девушка горько усмехнулась, - Мила не говорила проводила она его или нет. Только о планах. Если бы осталось что-то еще, что бы говорило о том, что проводили... но не думаю. Если я правильно помню, она сказала, что беременна, где-то в конце февраля и говорила про... две недели, может, чуть больше. В начале февраля, получается... там и дата, вроде как, подходящая есть, Рада любила символизм. Но это все косвенно. Просто... я не понимаю, почему пытаюсь оправдать его. Может потому, что я хочу верить в то, что Мила действительно разбиралась в людях и не могла настолько ошибаться...
Ведьма опять пожала плечами и всплеснула руками после. Откинулась на спинку кресла и зачесала волосы назад рукой, да так ту и задержала на макушке. Вперилась взглядом в пространство перед собой.
- Невозможно. Не наша Рада. Не могла она выбрать такого человека, который бы сделал то же самое, что ее отец с матерью. Она знала его как облупленного, она была с ним в мыслях, почти всегда. Знала бы она, что он может быть на такое способен, - девушка прикрыла глаза и покачала головой. - Где может быть хотя бы одно доказательство, что они его провели. Ну вот где?

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

6

Мир слушал Терезу, как-то рассеянно соглашаясь с ней. Да, мотивы - то, из-за чего это все произошло. Человеческое естество вообще противилось объяснению о том, что все происходит само по себе, не из-за чего. Еще с самых-самых старых времен людям всегда было интересно, почему что-то происходит. И почему кто-то ведет себя так, а не иначе.
Сам Брышек не мог дать ответ на вопрос, что могло руководить Вильямом, когда он взялся за оружие. Миролюбивая натура певца просто не могла подсказать ему ситуацию, в которой логично было пойти взять топор и попытаться отрубить кому-то голову. За что? Неужели хоть одна мелочь в мире стоит того, чтобы убить беззащитную, доверяющую тебе девушку? Особенно когда она, наверняка, так рада была встрече после разлуки и несла в себе радостную новость.
— Как всегда, хочется так много спросить у того, у кого уже не спросишь...- горько вздохнул парень. Сейчас казалось, что они так о малом говорили с Милорадой. Вообще, так мало были вместе. Оно и понятно, она - Верховная, ей всегда было над чем поработать и чем заняться, но все же, все же, все же. Всегда ли после чьей-то смерти остается это чувство малости бытия вместе.
— Думаешь, на Святого Валентина?.. Ха. Романтично-то как,- мельком улыбнулся он. И правда, символизм, любовь, ритуал - все так романтично, будто в фильмах или сериалах, где главных героев обязательно должна в конце ждать свадьба. А ведь он так мечтал спеть на ее свадьбе. Придумать им песню. Что-нибудь про два сердца, что рвались друг к другу, не взирая на внешние маски, под которыми приходилось прятаться. А теперь это песня в никуда.
— Я не понимаю в этом так много, как Вы, но... Разве мы не можем как-то связаться с ней в Астрале?.. С чем-то вроде ее следа, призрака, отпечатка? Помню, Рада говорила не суваться в это место ради игры, но... Если честно, других идей у меня просто нет. Спрашивать и правда не у кого. Никто же им свечку не держал,- хмыкнул Мир, даже не желая представлять подобные сцены. Но обратиться больше правда не к кому. Врет Вильям или нет они никогда не узнают, даже могут не узнать, он ли им отвечает или кто-то еще, вместо него. Рада уже никогда не ответит. Остается лишь сила потустороннего. В котором Мирослав понимал явно меньше, чем подруги-ведьмы. Он, в конце концов, всего лишь человек. Человек, очень плохо составляющий договора с демонами.
[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

7

Тереза отрицательно покачала головой.
- Я пробовала связаться с ней через Астрал, но... она мне не отвечает, - Горак развела руками. - Может быть, она злится на нас... за то, что мы не смогли ее спасти. Не защитили. А я так вообще помогла ей сбежать, отпустила ее... если бы я сказала ей оставаться на экскурсии и не встречаться с ним... но она так хотела.
Девушка всхлипнула и провела ладонью по лицу, с трудом заставив себя не заплакать. Да, наверное, она права и Мила просто не хочет больше ее видеть. Их всех. Потому что они виноваты в ее смерти, они так легко пали жертвами его иллюзии, которая резанула этим звуком по ушам так сильно, что они попадали на землю и были не в состоянии вообще пошевелиться, не то что колдовать. Они просто наблюдали за тем, как их подругу, сестру, их Верховную убивали. Как ей отрубили голову, как ей рубили топором по животу... неудивительно, что Мила не хочет их видеть. Совсем неудивительно.
- По срокам скорее раньше, - проговорила она, покачав головой и повернувшись к юноше. - Она мне двадцатого числа уже сказала, что в положении. Я помню. Шесть дней было бы мало для понимания...
Горак утерла все же увлажнившиеся глаза и шмыгнула носом. Тяжело, очень тяжело думать о том, что она еще и носила под сердцем ребенка, которому она должна была стать тетей...
- Ответы, скорее всего, находятся здесь, в этом доме. Но я понятия не имею где их искать. Если был проведен ритуал и именно тот, о котором она писала, то все очень иначе, - уверенно повторила она, окинув помещение взглядом. - Она прятала здесь все, что было ее личным. Он записан на меня, этот дом, но я вообще не знаю что здесь. Мила перестраивала его, Мила была здесь хозяйкой... Что если тут есть какой-нибудь тайный подвал или чердак или что-то еще? Я ничего об этом не знаю.
Тереза поднялась с места, пройдясь взад-вперед по комнате.
- Я приехала сюда именно для того, чтобы найти хоть что-то. Я хотела разузнать о ее тайнах. Многое я и правда узнала. Мысли, которые я слышала в ее голове только вскользь... ее мечты. Ее планы. Я знала многое. Мы все знали многое, но не все, далеко не все. Она была такой... такой большой. Гораздо больше, чем мы знали и видели, - Тери рассмеялась, остановившись у книжного шкафа и проведя рукой по корешкам книг. - Я думаю, что упускаю что-то.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

8

— Да, и меня... И меня, наверное, слушать не захочет,- вздохнул Мир, сжимая ладонь на колене и прикусывая кончик языка, чтобы слезы не потекли по лицу.- Меня ведь и вовсе с Вами не было... Может я бы мог... Защитить ее.
Кто знает, что было бы если. Прошлое уже совершенно и его не узнаешь, а то, что могло было быть, навечно скрыто где-нибудь в глубинах Астрала. Ведь он действительно, кто знает, мог пойти с ней, мог защитить ее, сделать хоть что-то. Но ему нужно было репетировать выступление к этому гребанному конкурсу, и поэтому он остался в Праге. Обнял Милораду на прощание, попросил магнитик с Кремлем и конфеты с Лениным. Шутки, конечно - до последнего они шутили вместе и смеялись. А теперь так... Пусто и тихо.
Впрочем, смог бы и он запретить подруге увидеть возлюбленного, зная, как редко и мало они видятся, и как мило воркуют и думают о будущей жизни. По-крайней мере, это делала Рада, тиская за золотистые уши пса и рассказывая истории о большом доме и множестве фотоснимков на стенах. Мог бы он предугадать, что простая встреча обернется подобным, смог бы удержать за руку и сказать остаться, видя ее несчастное лицо? Скорее всего, нет. И наверное поэтому было еще горше осознавать то, что ее нет рядом. Он не смог бы исправить это, даже если представился бы шанс.
Теперь у них действительно не у кого спросить, кроме этих дневников и стен этого дома. И, наверное, Тереза думала о подобном же, обводя взглядом полутемную гостиную. И правда, кто знает, ведь магией можно хоть комнату дополнительную спрятать, никто никогда не узнает и не найдет, если не уверен точно. Где-то тут вполне могло быть что-то важное для Рады, что-то, может, небольшое, а может и огромное, что прольет свет на то, что она делала втайне ото всех.
— В дневниках нет ничего, указывающего на это? Да и... Если уж и было бы что-то, я бы искал за фотографиями,- Мирослав поднял голову, глядя на стену, почти полностью спрятанную в темноте ночи и лишь немного освещенную светом торшера, стоявшего от нее слишком далеко.- Или в ее комнате... Но... Думаешь, она не была бы против?.. Так странно ходить по этому дому без нее, искать что-то... Без нее.
[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

9

Тереза нахмурилась и глянула на стенку, на которую указал и Мир. Девушка задумчиво подошла к снимкам на стене. На них Вильяма не было, но были они все, была сама Мила, была ее мама. Всего семь фотографий, включая самую большую, сделанную тогда с щенками. Девушка хмыкнула, но решила проверить гипотезу друга.
Она стала снимать со стен фоторамки, сглотнув ком в горле. Пальцы немного дрожали.
- Думаю, она не была бы против. Ведь... технически, я пытаюсь оправдать человека, которого она любила, - Тереза посмотрела на Мирослава. - Понимаешь, я... я знаю, весь мир считает его виноватым. Я не знаю что думать. Да, я... я не могу его видеть и я кричала, когда мне не дали посмотреть ему в глаза, когда его поймали, мне так хотелось наорать на него, ударить его, убить его так же, как он убил мою сестру, но... чем больше времени проходит, тем больше я думаю о произошедшем с более... холодной головой, знаешь? И вот я здесь, пытаюсь понять был ли обряд или нет.
Она сняла фото с матерью Милы и под ним оказалась еще одна фотография. Просто приклеенная к стене. Один дорогой человек за другим. Тереза отклеила фото от стены и показала Миру. Это был снимок, на котором был только Вильям, стоявший в дверном проеме, причем спиной. Судя по всему, Рада сделала его лежа на кровати и исподтишка, пока тот не видит. Он был только в штанах. Тери повернула фотографию к себе.
- А ты был прав, частично, - она усмехнулась.
Фото веяло какой-то интимностью. Вспомнились их шутки про "хоум видео", что заставило Тери хохотнуть, пусть и не очень весело, а с какой-то горечью даже. Возможно, он только встал из постели, уставший после их ночи вместе, когда они обнимали друг друга, целовали, шептали друг другу на ухо горячие глупости и страстные признания...  Она всматривалась в снимок и искала...хоть что-то, что дало бы ей пищу для размышлений. Внимательно скользила взглядом по очертаниям фейбла, по комнате...
И она нашла.
- Календарь...настенный календарь, - пробормотала Тереза, указав пальцем на снимок и после подойдя к Мирославу, да поднося к фото экран телефона. - Видишь? Видишь? Дата выделена красным квадратиком, сегодняшнее число. Второе февраля. Это день, когда они виделись. Возможно, последний день, когда они виделись... так, стоп, это же... это Имболк. Астральные силы возрастают, вот что происходит в этот день. Магически важное событие... может ли быть так, что они провели ритуал в тот день?
Тереза подняла взгляд на Мирослава.
- Это уже кое-что, - ведьма стала более серьезно-сосредоточенной. - Если они были здесь и проводили ритуал здесь, то им нужно было пространство. Значит, у Милорады здесь есть какая-то...тайная комната. Или это был чердак... нет, я была на чердаке и это слишком очевидно? Подвал? Но я была в подвале, там ничего нет, вход с улицы, там лежит куча всякого хлама и ничего больше... Давай включим свет и поищем вместе?

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

10

- Да, наверное... Наверное, она не была бы против. Впрочем, если придет ко мне в страшных снах -  извинюсь за нас обоих,- попробовал пошутить он, и даже улыбнулся. Да, извиниться действительно было бы неплохо, а Мир хотел бы, чтобы Рада как-нибудь, да привиделась ему во сне. Пусть это будет лишь игрой его усталого сознания, но еще немного счастья, веселья и смеха, даже во сне, это то, чего сейчас не хватало.
Он встал с дивана, тоже подходя ближе к стене. Милые фотографии, их было пока что совсем немного, как раз как будто для начала долгой и счастливой жизни, отринув все опаски и страхи прошлого. Ни одной скучной фото моментов, где надо серьезно хмурить брови, поправлять платье и всем своим видом показывать силу и несгибаемость молодости. Только смех и улыбки.
Тери сняла с места фото с матерью Милы, наверное, самое старое на этой стене. За ним, внезапно, оказались не обои, а еще одна фотокарточка, аккуратно придерживаемая скотчем и совершенно невидимая снаружи. Мир удивленно приподнял бровь, подходя ближе и чуть близоруко щурясь. Он очки, все же, не из-за красоты носил.
Фото было самым обычным, будто сделанным украдкой на телефон. Простой человек, хоть и не человек вовсе, простая комната, ничего необычного или хоть как-то привлекающего внимание. Впрочем, Мир и не рассчитывал на подробный отчет о последних месяцах жизни подруги.
- Жаль это не телефон, ни даты, ни времени не узнаешь... Но, если она не забывала переводить календарь, а я уж думаю, что не забывала, то это правда тот день. Думаешь, это было где-то тут?..- он обвел взглядом комнату так, будто думал, что сейчас откуда-то сверху упадет лестница в тайную комнату на второй этаже, или часть стены уедет в сторону, как в шпионских фильмах. Но, естественно, ничего такого не случилось.
- Заваленный вещами подвал звучит не как место, куда хочется спуститься и провести ночь с любимым человеком...- покачал Мир головой, проводя ладонью по волосам и зачесывая их назад. Да, вряд ли это будет какая-то гостиница, или дом знакомых, все же, не тот это уровень какой-то тайны и интимности. Это должен быть дом, что-то свое, упрятанное от чужих глаз, где можно в полной уверенности делать то, что до нужного времени должно остаться тайной.
Он подошел к стене, щелкая выключателем. Свет ударил по глазам, заставляя с непривычки щуриться и прикрывать лицо, недовольно шмыгая носом. Все, стоило собраться и все силы обратить на поиск того, что поможет в... Хотя бы в простом узнавании правды и восстановлении справедливости. Милорада ведь так хотела, чтобы мир был чуть более справедливым местом.
- Может, это около ее спальни?.. Или какого-то места, куда можно пригласить гостя и это не будет выглядеть как-то подозрительно?- предложил Мир, пытаясь думать так, как думал бы сам. Определенно, лезть на чердак неудобно и абсолютно неромантично, да там еще и дует наверняка. Не самое практичное место. Нужно что-то, что всегда под рукой. И что-то обжитое - просто так, на голые стены календари не вешают.

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

11

Тереза покачала головой.
- Сам проем это выход из ее спальни на втором этаже, это точно, - она указала пальцем наверх, а потом на фото, показывая его Миру поближе. - Вот, видишь? Там уже проход в ванную, вон ковролин со второго этажа. Так что это как раз понятно. Она сфотографировала его, когда он выходил из ее спальни. Наверное, шел за чем-то... или в душ, например. Неважно! Я говорю о том, что... о том что должно быть место, где они провели сам ритуал, он требует много места и... вряд-ли ванная подходящее место и спальня тоже...
Ведьма, еще часто моргая, чтобы привыкнуть к свету, прошлась взад-вперед по гостиной до кухни, от кухни обратно до гостиной. Ну вот как понять где? Если Верховная хочет что-то скрыть, то она скроет и никому не даст подсказок даже где именно она что-то скрыла. Этот дом вообще крепость, абсолютно защищенная от всего и всех крепость, в которую магическим образом проникнуть невозможно, а будучи здесь, внутри, если что и найдешь, то далеко не сразу. А ведь казалось бы, вот, обычный дом, два этажа, подвал и чердак, ничего особенного.
- Нет, ну должно же быть место... конечно, он может телепортироваться и он мог перенести ее даже из другой страны сюда, но какой в этом смысл... это здесь, она должна была провести ритуал здесь... - пока Тереза ходила и рассуждала вслух, да размышляла про себя "о том о сем", она совершенно не замечала, как звук ее ходьбы в одном участке кухни весьма отчетливо звучал по-другому.
Как будто под половицами что-то было. Пространство.
Горак задумчиво тормознула в гостиной опять, снова поглядев на фото.
- Не у него же спрашивать... да и до него сейчас не достучаться. Он под защитой в тюрьме... умф, как же меня бесит, когда я не могу что-то найти... подняться наверх, посмотреть может там что-то есть... - она опять прошла до кухни и опять не заметила этот звук. - Не хочешь чай или кофе? Раз уж мы здесь...

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

0

12

Мирослав мало понимал в ритуалах, но какие-то базовые вещи все же старался понимать. И да, наверное, ванна и правда не лучший вариант места для чего бы то ни было. Кроме вызова всякого хтонического, конечно, но вряд ли именно этим решала накануне заняться его подруга со своим парнем.
В отличие от подруги начавшей ходить вперед-назад, сам Брышек остался на месте, подперев подбородок и пытаясь усиленно думать. Тайный спуск в убежище под домом, как у Бетмена? Портал в лес к ведьминым кругам? Телепортация к какому-нибудь древнему капищу или подобному месту силы? Вариантов слишком много, а у них нет ни одной зацепки, которая ограничивала бы этот круг. Ну разве что та, что в феврале немного холодно лежать на снегу в лесу. Но и это с успехом может ничего для них не значить.
Выбивающийся из общего полотна звук шагов Мир заметил только потому, что мысли у него кончились и он просто с пустой головой пропускал через себя все слова Терезы, что она бормотала себе под нос. Встрепенувшись, парень посмотрел по сторонам. Нет, вроде никто не стучал в дверь или по подобным поверхностям. Отчего же тогда такой глухой отзвук пустоты?
Тери снова возвращается на кухню и снова этот стук. Будто кто-то стучал ладонью по столу, деревянный и совершенно точный отзвук пустоты, а не бетонного основания дома. Не могут же половицы столь причудно скрипеть?..
- Да, у кого, у кого, а у него мы точно ничего не спросим без свидетелей...- протянул он, тоже заходя на кухню. Он весит больше, чем Тери - если ошибки в звуке нет, то под ним пустоты отзовется еще громче. Да и наступает он специально сильно, делая шаги совсем малыми, чтобы понять, в какой момент кончается обычный звук и начинается непривычный.
Шаг. Глухо.
Шаг. Снова глухо.
Шаг. И пол отзывается гулкостью. Мир любопытно останавливается и садится на корточки, на этот раз костяшками пальцев. Он, конечно, в детстве не так уж и часто лазал по всяким заброшенным и старым местам, но в поиске секретиков все же немного понимал. Хотя бы на таком примитивном методе.
- У подвала есть вход из дома? Или тут еще один погреб, для огурчиков на зиму?..- поинтересовался он у Тери, начиная быстрыми ударами пальцев прощупывать границы пустоты под полом. И заодно пытаться найти хотя бы линию разделения или нечто, что намекало на то, что тут есть дверца. Как-то не хочется в чужом доме пол ломать топором. У них и топора-то нет.

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

13

Терри сначала не поняла что делает Мирослав, но потом, прислушавшись, она и сама подошла поближе, аккуратно ступая, чтоб не сбить юношу с поиска. Пустота под полом. Девушка нахмурилась и присела на корточки, ощупывая пол пальцами так же, как и Брышек. Они вместе в принципе описали квадрат, являющийся входом, но на первый взгляд он не открывался вовсе.
- Нет... подвал у нее снаружи... это... это второй подвал или что это? Хах... это.. это должно как-то открываться... - Горак почти полностью легла на пол, вглядываясь в щели. - Можно попробовать поддеть и открыть... нам нужен лом.
Девушка теперь выглядела взволнованно и ее волосы немного спутались. Она небрежно поправила их рукой, потом потрясла руками в воздухе.
- Ну или не лом, а лопата... лопата, лом... нужно сгонять в тот подвал, я сейчас, - девушка быстро побежала в коридор и обулась на ходу, выходя из дома.
Ее не было буквально минут пять, может, семь. Вернулась она вся в пыли, с металлической лопатой и, да, с ломом. У любого человека в подвале найдутся инструменты и Рада, видимо, исключением не была. Мало ли для чего может все это пригодиться, с другой стороны. Тереза вручила Мирославу лом, а сама взяла лопату. Она с силой воткнула полотно лопаты в щель между дверцей и полом, попытавшись поднять ее. Она зашла явно не с той стороны, но и сама это поняла и Миру на это указала. Горак встала с другой стороны.
- Давай, вот сюда втыкай его... используем как рычаг. Думаю, вместе мы поднимем эту деревяшку даже если она закрыта с обратной стороны. Это в духе Милы. С телекинезом ей не нужны внешние замки и вообще внешние признаки того, что что-то открывается. Давай, на счет три, налегай!.. Раз, два... три! Еще раз! Раз... Два... ТРИ!
Напрячься обоим пришлось прилично, но, в конце концов, раздался щелчок и дверца открылась, распахнувшись на полную и ударившись о пол. Тереза едва не плюхнулась на пятую точку, буквально чудом удержавшись на ногах. Она тут же вернула себе равновесие, ошарашенно глядя на лестничный спуск.
- Охренеть. Это то, что надо! - Терри воодушевленно-радостно, как истинный кладоискатель, посмотрела на Мирослава. - Нам надо туда спуститься. Включи фонарик на телефоне, иначе мы спустимся туда не очень-то живыми, я даже не вижу конца лестницы... первым делом надо будет найти выключатель.
Тереза сходила и за своим мобильником, тоже включая фонарик.
- Готов, Мир? - она посмотрела на юношу, немного нервно дрожа. - То, что мы там увидим может в корне все изменить. Мне даже что-то страшно...

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

14

Как говорится, против лома нет приема, а грубая физическая сила открывает любые двери. И хоть Мир не хотел бы случайно разнести подруге весь дом, это как минимум неудобно и вообще невежливо, для попадания во второй подвал все же пришлось поднатужится и временно забыть о правилах приличия. Дерево гудело, сопротивляясь вторжению, но старые-добрые законы физики все же победили. С оглушительным грохотом дверь откинулась в сторону, возмущенно задрожав.
Мирослав, сидящий на колене для большей опоры на пол, тоже чуть не упал. И чуть не уронил в открывшийся зев прохода столь полезный в хозяйстве ломик. Не лучшая это была бы идея.
- Ого... Как в каком-нибудь фильме про приключения в стиле Лары Крофт,- согласно закивал парень, удивленный не меньше, чем Тереза. Кто бы мог предполагать, что у их подруги есть Бет-пещера. Притом буквально пещера, судя по тому, что свет кухни не проникал до самого конца и не выхватывал завершение лестницы. Неужели Рада просто сидела тут, попивала кофеек или ела булочки, а потом распахивала люк и сигала внутрь? Как много тайн еще они сегодня узнают?
Парень достал из кармана мобильник, самого себя благодаря за недавно наклеенный поп-сокет, потому что держать технику за него будет гораздо удобнее, и посветил белым пятном внутрь. Жаль, что у них с собой совершенно случайно нет театрального прожектора или чего-то похожего по мощности.
- Мне тоже немного страшно, но...- Мир с опаской взглянул внутрь.- Как думаешь, там не может случайно быть что-то типа... Сигнализации?.. Дескать, если ты не свой, то тебя вышвыривает телепортом в пустыню Сахару или еще куда похуже. Или просто оглушает. Нарваться не хотелось бы...
Особенно учитывая то, что Мирослав не умел различать магические средства охраны помещения и уповать мог только на какие-то физические проявления предупреждений. Может Рада написала им плакатик в стиле "Осторожно! Всем, кто не являются моими друзьями, дальше проход воспрещен! Я серьезно! Ребят, если это вы, то проходите, ничего страшного". Было бы очень мило.
Но все же он пошел первым. Потому что, кто знает, что там и правда может быть. А он все-таки парень, да и обещал поддерживать и помогать всем остальным. Пусть уж лучше если что-то случится, то сначала с ним, а не с Тери. Так больше шансов дойти до конца и узнать правду. Правду, которая, по сути, нужна только им, ведь остальной мир просто и быстро определился с тем, кто виноват, а кто нет.

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

15

На предположение Мира Тереза очень даже серьезно задумалась. Девушка нахмурилась, потирая переносицу, а потом мотнула головой.
- Да нет, думаю, что на нас это не может подействовать в любом случае. Мы же свои. У нас с ней вообще... чуток одной крови будет, - она усмехнулась, продвигаясь следом за Мирославом и тоже подсвечивая ступеньки.
Они были уж больно крутыми и темными. Свет фонариков-вспышек на телефонах выделял в темноте какие-то вещи, но, в целом, мало помогал. Тери стала светить по стене рядом и нашла выключатель, все-таки. Свет загорался постепенно, являя им тайное убежище их подруги. Надо сказать, что масштаб помещения даже несколько поражал. Да что там несколько! Тереза едва не выронила телефон.
Это был холл. Стена по правую руку была книжным шкафом. Стена по левую руку - террариумом с четырьмя змеями. Белой, розовой, черной и алой. Они все зашевелились, когда включился свет и Горак даже мысленно поругала немного Милу, что та не показывала и не рассказывала о них. Их же надо кормить... впрочем, насколько она помнила, не так уж часто им нужна еда: раз в десять дней. Да и... Мила не рассчитывала, что она не вернется их покормить. Помимо гримуаров на стене-шкафу стояли симпатичные баночки с разным наполнением. Совершенно точно: какие-то снадобья. Стены и потолок были выкрашены в мрачный багровый цвет и покрыты письменами на латинском, которые сверкали и черным, и золотым на свету. В кафельном полу было подобие бассейна: небольшое по размеру углубление, которого, впрочем, достаточно будет для человек четырех. Резервуар был пуст. У стены напротив расположился стол. Прибранный. Это был своего рода алтарь. Горак пораженно шагнула вперед, крутясь на месте и шокировано приоткрыв рот. Это было идеальное место для проведения любых таинств. Скрытое от посторонних глаз и пропитанное пульсирующей магической силой, которую даже Мирослав мог почувствовать. Девушка встретилась с другом взглядами.
- Охренеть, - на выдохе сказала она, всплеснув руками и убирая телефон. - Это... я не знала про это.
Горак подошла к книжному шкафу и стала рассматривать стоявшие на его полках гримуары. Их было просто огромное количество. Тереза даже не представляла себе что искать. Поэтому она повернула голову к змеям и нахмурилась.
- Если они и проводили ритуал, то точно здесь, - уверенно сказала Горак, отступая к змеям и вставая супротив стекла террариума. - Она точно должна была записать подробное течение ритуала. И я даже знаю как она сделала это так, чтобы все было точно. Четыре змеи это не только символ Четырех Жен, но и свидетели. Эдакая видеокамера, которая за всем наблюдала.
Тереза повернулась к Мирославу, серьезно глядя на него.
- Ищи на полке гримуар, на корешке которого будет нарисована капля, - Горак звучала уверенно, - я, кажется, знаю как она могла записать такую информацию... Объясню и покажу, как найдешь. Я попробую еще, конечно, залезть в головы к этим змеям, но не факт, что у меня получится... если это колдовала Мила, возможно там очень все... перепутано или даже стерто. Как найдешь... просто встань между мной и стеклом. Чтобы меня выкинуло из транса.
Она сглотнула ком в горле и обернулась к террариуму снова. Затем девушка медленно вытянула руки вперед, расставив пальцы в стороны. Ее глаза заволокло пеленой, похожей на бельмо, а затем зрачки ее стали змеиными. Не возникало никаких сомнений, что она решила попытаться поковыряться в головах этих змей и отыскать нужную информацию. От напряжения у нее даже стала видна вена на шее и проступил пот. Вероятно, это было еще и болезненно.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

16

Таинственная лестница уходила вниз под довольно крутым углом, буквально вгрызаясь в землю и исчезая во тьме. Свеча себе под ноги и то и дело поглядывая в сторону подруги, чтобы успеть поймать ее, если вдруг случайно оступится, Мир думал над тем, когда Мила вообще успела построить это. Делала сама или ей кто-то помогал, а если да, то кто? Или это та магия, что в сказках - когда засыпаешь, а на утро у тебя дворец на заднем дворе стоит, тройка лошадей с каретой и пять новых платьев под погоду и цвет окружения. Так или иначе, просто чудо, что все это появилось, да так, что никто и не знал.
- "Если она могла строить такое, то почему просто.. умерла?.."- горькостью на языке напомнило о себе настоящее, но Брышек отмахнулся от этой мысли. Сейчас у них есть чем заняться, сейчас им надо... Им надо понять, была ли их подруга беременна, когда умирала. Мда. Так если подумать, никакого утешения они себе не ищут. Впрочем, хотя бы смогут похоронить ее достойно.
Тери нашла выключатель, и стало чуть легче. По-крайней мере, можно было погасить телефон и наконец понять, куда они идут и как. Ответ, впрочем, был довольно неожиданным. Ну если что-то еще может быть неожиданным в этой ситуации.
- Ого...- протянул Мирослав, глядя как постепенно фонари освещают длинный холл. Наполовину забитый книгами, наполовину и вовсе террариум для изысканно извивающихся змей, проснувшихся от света и явно надеющихся на еду, венчающийся столом (явно не для приема пищи в таком экзотичном месте) и бассейном на пару-тройку человек. И это было... Действительно удивительно. Хоть Мирослав и не знал, что ждать от такого места, но почему-то этого он не ждал.
- Как здесь...- она на миг задумался.- Спокойно. Тихо... Как в склепе. Ну, в хорошем смысле, знаешь. Умиротворенно.
Хоть парень и не мог сам по себе знать, полно ли место магии или же нет, но здесь даже он чувствовал это странное и мягкое покалывание где-то внутри ребер. Непонятное чувство, но все же не отталкивающее. Да и место само, не смотря на змей и прочую атрибутику, было приятным. Может он просто привык ко всяким ведьминским штучкам, и с ними ему легче, чем без них?
Стараясь ничего не тронуть, не только чтобы не сломать, но и чтобы не тревожить место, оставить тут все как есть, Мир обернулся на подругу. Взгляд его невольно пал на змей, вольготно расположившихся в террариуме напротив них. Эти точно явно должны были что-то знать. И, наверняка, хотели есть. Можно ли подкупить змеек мышами? Или что они там едят.
- Найти гримуар с каплей, принято!- кивнул в ответ Мир, надеясь на свое зрение и на умение быстро среди ненужных книг находить нужную.- Смотри, может их покормить надо? Вдруг подобрее станут...
Впрочем, вряд ли доброта змей будет сказываться на их памяти, особенно если там магически все подтерли. Бросив взгляд на подругу, которая уже установила зрительный контакт с местными "камерами", Брышек поскорее пошел к полкам. Задерживаться им тут тоже не стоит, в конце концов, чем раньше все узнают, тем спокойнее станет на душе. Не сильно, но все же спокойнее.
Взгляд быстро бегал по корешкам книг в строгом порядке, чтобы ничего не упустить. В основном тут были названия на латыни, инкрустированные камнями, пентаграммы, правильные и перевернутые, полузнакомые и вовсе незнакомые языки, и какие-то абстрактные рисунки. Что-то уже стерлось от времени, и приходилось приглядываться лучше, что-то читалось вполне свободно. Вглядываясь во все, что только отдаленно могло напоминать каплю, Мирослав широкими шагами ходил вдоль стеллажей. Холл отзвуками считал его шаги - семь в одну и семь в другую.
- О!..- нужное был найдено в одном из средних рядов ближе к столу. Коричневая книга, на вид не совсем уж и старая (у ведьм если не рассыпалась пылью - значит новая), с четко выбитой и отрисованной черной краской капелькой на корешке. Приютившаяся среди баночек с травами и какими-то жидкостями, одинокая и явно поставленная сюда просто потому, что удобное место быстро попалось под руку.
Тереза еще не закончила сеанс, и Мир неловко вмешался. Сначала осторожно и медленно махнув рукой в пространстве между стеклом и девушкой, а потом и вовсе встав так, чтобы перегораживать подруге вид на террариум.
- Нашел,- протянул он ей книгу, впрочем, не отдавая в руки, а просто держа перед Тери. Все же, наверное даже первоклассным ведьмам нужно время, чтобы из сознания змей вернуться в свое.- Ты как, увидела что-нибудь?

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

17

Та из ведьм, что скажет, что смотреть в разум животного, да к тому же змеи, легко - будет безбожно лгать. Тереза, не смотря на то, что была опытной телепаткой, не сразу смогла, во-первых, пробиться в их разумы, а, во-вторых, не сразу смогла хоть что-то увидеть. Силуэт Милорады перед ними и она, читающая заклинания... это было уже кое-что. Как и то, что она готовилась к чему-то. Кажется, она видела что-то, похожее на обряд, но воспоминания змей были путанными, да и в них пульсировал голод. Мирослав правильно сказал, что их не мешало бы покормить. Проблема была в том, что мышами они не располагали на данный момент, поэтому приходилось пробовать так.
К сожалению, голод вытеснял все остальное. Терри понимала, что начинает падать в какую-то бездну и у нее самой свело желудок. Ее едва не стошнило, когда Мир оказался между ней и змеями. Девушка пошатнулась, чуть не упав на друга, но просто схватилась за его плечо и устояла. Она часто поморгала, выходя из транса, а потом сфокусировала взгляд на находке юноши.
- Да... это оно, - сипло произнесла Горак, после - прокашлялась и выпрямилась. - Нужны будут мыши. Точнее, мышата. Они очень голодные. Я почти ничего не видела. Только... тени и свечи. И кровь... но кажется я видела его. Наверное. Я не знаю. По крайней мере, похоже.
Девушка покачала головой и взяла книгу из его рук. Она постучала по капельке на корешке книжки и вяло ему улыбнулась.
- Вот эта капля означает, что прочитать содержимое гримуара можно только особенным образом. Это очень интересная методика. Мы с Милой говорили об этом как-то раз, - Терри подошла к столу-алтарю и облокотилась о него, раскрывая гримуар, страницы которого были абсолютно пустыми. - Обычно на корешках таких гримуаров рисуют подсказки как прочитать. Не знающий не поймет. Этот гримуар ей подарила я... чтобы прочитать то, что в нем написано, нужно заплакать над страницами.
Тереза вздохнула.
- Не знаю зачем тебе эта информация, но... вот такие дела. Ты сможешь заплакать сейчас? - она посмотрела в глаза Мира. - Или меня до слез довести? Я что-то... от напряжения как-то... выжата. Не знаю. Блин. Вот проблема.
Девушка нервно хохотнула.
- Спой что-нибудь грустное? Или... - Горак дернула уголками губ вверх. - ...вспомни что-нибудь. Чтобы заплакать. Я... я растерялась, извини. Знаю, это глупо.
Ведьма опустила голову над пустыми страницами. В них определенно был секрет. Не могло быть иначе. Горак знала, что Мила им пользовалась. Это была последняя надежда на то, что она записала результаты их ритуала. Что было какое-то свидетельство. Внутренне, она была уверена в этом почти на все сто процентов.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

18

Мирослав подхватил подругу под локоть, когда та пошатнулась и чуть не упала. Кажется, подобные практики и правда были ничуть не легкими даже для ведьм подобного уровня. Но Брышек прекрасно понимал, что даже если попросит быть осторожнее, то вряд ли это действительно будет услышано. Все они хотели услышать правду, которая, возможно, немного облегчит страдания и скорбь. И все готовы ради этого рискнуть чем-нибудь.
Проследив, что подруга не упадет и вроде хорошо себя чувствует (насколько слово хорошо применимо к людям, которые только что рылись в головах у змей), парень посмотрел на абсолютно пустые страницы гримуара. Действительно, тайн становится только больше, и все они запрятаны глубже и глубже.
— Прямо как в Шреке...- пробормотал он себе под нос, искренне надеясь, что им не придется никому ничего никуда втыкать. И хоть был вполне простой способ вызвать слезы - та же зевота, но что-то подсказывало, что такая простая хитрость тут не пройдет.
— Интересно, о чем она думала, если каждый раз приходилось плакать?..- почему-то вдруг пришло это в голову парню. Что такого могло быстро доводить до слез их подругу, на весь мир притворяющуюся сильной, несгибаемой, уверенной в себе. Может, какие-нибудь глупости, вроде множества милых котят или щенят? Или те мысли, что иногда посещают прямо перед сном - о смерти родных, близких, друзей. Или воспоминания из прошлого, которых наверняка было так много, что заплакать не составило бы труда. Ведь как много можно сказать о человеке, когда он плачет.
— Я так много плакал эти дни... А когда надо, тоже не хочется,- грустно улыбнулся он.- Но я могу спеть... Не знаю. Не знаю, будет ли это грустным. Это новая песня*, которую... Я хотел спеть в честь Рады. На похоронах или просто для вас. Гитары нет, но хоть так.
Он вздохнул, прикрыв глаза. Текст ему придумывать было всегда довольно сложно, да и часто с этим помогала сама Рада. Чтобы было мелодичнее, красивее, чтобы там были те слова, которые нужны. А теперь приходилось одному, глядя на открытые сообщения, на которые никогда уже никто не ответит.
— Hey, hey
I think we got lost along the way, eh hey
Love the rules we used to disobey
But, hey, I will always believe
Now I said 'hey'
Hey, I will always believe,- Мирослав пел тихим, спокойным голосом, даже без аккомпанемента гитары явно выпевающим какую-то простенькую мелодию. Не ту, под которую хочется танцевать, как в других его песнях, а просто плавную, нежную. Наверное, с которой и надо вспоминать друзей.
— Now, hey, hey maybe in time you'll fade away
Eh, hey, but the bullet holes,
we made, seem to stay
But hey, I will always believe
Now I said 'hey'
Hey, and no matter where you are, I believe
No matter where you are, I believe,- это и была тема, идея его песни. Вера в то, что все хорошо. Все хорошо будет с теми, кто остался в живых. Вера в то, что и умершая не грустит по ту сторону их жизни и проводит ее так, как, может, ей хотелось бы. Вера в то, что они все равно соединены чем-то, даже не смотря на то, что теперь разлучены. Смерть не обрывает связи между людьми, оставляя их в светлой памяти об ушедших.
— You don't wanna talk about it
I just can't stop thinking about it
You don't wanna talk about it
I just can't stop thinking about it,- отрывочный ритм, и он тихо отбил его ладонями по столу. В общем-то, на этом песня и кончалась. Он пока что не успел придумать дальше - времени все не было и не было, ведь репетиции сжирали его подчистую вместе с какими-то простыми бытовыми делами. Да и странное чувство горечи в горле возникало каждый раз, когда он брал гитару и садился в попытках придумать строки дальше. Но закончить обязательно стоило.
Кажется, у него и правда выступили слезинки на ресницах, едва заметно посверкивающие в свете холла и гораздо больше прячущиеся в красноте заплаканных, уставших глаз. Мир редко показывался перед подругами вот таким вот, слабым, расстроенным. В конце концов, он же обещал для них быть счастливым солнышком, тучи на которое находят только тогда, когда никто не видит.

*

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1

19

Терри почему-то не удивилась, что Мирослав в итоге решил именно спеть. Песни - это всегда очень трогательно. Особенно учитывая, что, может, благодаря демону он и стал петь лучше и стал талантливым, дорогу в мир ему прорубила Мила. И она всегда его поддерживала, сколько Тереза помнила. Они все любили друг друга и не планировали расставаться.

Как же грустно, что все так сложилось. Не так, не так они все представляли себе будущее. Тереза вообще не представляла Милораду ни в гробу, ни даже старой. У нее было такое ощущение, что Рада будет жить вечно. Станет красавицей-верховной, которая будет всегда где-то во главе, игриво вскидывая брови и поводя плечами, да закидывая ногу на ногу с ухмылкой. Почти как Беатрис, которой она так восхищалась. А почти потому, что Милорада на нее не похожа. Милорада другая. Незримо другая. Тереза не знала точно как это объяснить даже самой себе, но была в этом уверенна совершенно твердо.

И правда. О чем она думала, когда плакала над этим гримуаром? Неужели и правда никто не видел как много боли живет в ней, что она могла запросто взять и заставить буквы проявиться на страницах? От того, что Новак что-то могла и скрывать, на душе стало как-то грустно. Ведьма шмыгнула носом, слушая, как, дрожащим голосом, но так чисто и красиво, поет Мир.

Поджав губы, она почувствовала, как слезинка все-таки скатилась по щеке. Терри подхватила ее указательным пальцем левой руки, а потом глянула на Мира.
- Я никому не скажу, что видела. Прикрой глаза.
Ласково провела пальцем правой руки, собирая с его ресниц влагу. Затем Горак провела пальцами по странице гримуара. Под ними стали расплываться аккуратно выведенные перьевой ручкой буквы. Тереза тихо прошептала заклинание и буквы стали проявляться быстрее. Она перелистнула страницы и на тех тоже стали появляться записи. Девушка подождала пару мгновений, напряженно хмурясь. С трудом сглотнула ком в горле. Ее пальцы дрожали.
- Знаешь, я бы не стала проводить такой ритуал, - проговорила она, чтоб не было слишком тихо, - в смысле... я думаю, что это очень радикально. Темная свадьба. Ритуальный секс, все вот эти... обручения во славу Лилит и все такое. Вроде круто звучит и пафосно, но там такие условия могут быть ужасные... нет уж. Я как-то хочу попроще. В простом платье и даже без голубей, а потом мир посмотреть. Да.
Нервно хохотнув, она дошла до последних страниц.
- Вот оно, - проговорила она, притягивая к себе Мира и показывая ему текст. - Смотри... вот она описывает течение ритуала. В подробностях... галлюцинации... секс... чаши. И дата вот здесь. Если бы она не проводила ритуал, откуда ей знать как и что чувствуется?
Она пролистала еще пару страниц. Там действительно были описаны личные впечатления Милорады о том, что она чувствовала делая ту или иную манипуляцию. Очень четко и подробно.
- Но она не пишет, что это было с ним. Нет имени. Вот в чем беда... - Тереза прикусила губу, выдохнув. - Черт. Но... можно ли считать это косвенной... уликой? Или как там правильно?.. Что думаешь?

[icon]https://funkyimg.com/i/2Zr6y.png[/icon][nick]Teresa Gorak[/nick][status]i can't take steps that you take[/status]

+1

20

Кажется, Тери тоже заплакала - тонкие капли слезинок разбивали мир на множества яркие искр, отражающихся прямо в зрачках, из-за которых ничего не было видно. Словно пытаться разглядеть мир через стеклышки детского калейдоскопа, искажая его и добавляя ненужных красок. Тусклых, в их случае. Отдающих горечью потери и невозможности сказать то, что всегда хотелось бы сказать.
Теплые пальцы осторожно стерли с ресниц слезинки, возвращая в настоящий мир. Мир неловко улыбнулся, кивая подруге и без слов благодаря. И правда, кому стоит рассказывать о том, что он тут расплакался от всего лишь недописанной собственной песни. Пусть об этом знают только его комната и маленький личный блог для никого.
Словно от капли, упавшей на краску или чернила, прописанные строки начали растекаться по пустым листам. Записанные аккуратной и внимательной рукой долгими вечерами или ночами, заполняющие все страницы гримуара. Кто знает, как долго Мила все это заполняла, как долго готовилась к единственному дню. Месяц? Полгода? А может и намного дольше. Что-то подсказывало, что эта темная свадьба явно посложнее решения сходить в кафе после кино.
Быть может даже сложнее простой свадьбы и простой беременности.
- Да, но... Может это был ее единственный шанс. Не думаю, что Мила хотела бы все усложнять на пустом месте... Их жизнь и так не была простой,- насколько может быть непростой любовь к человеку, проклятому уже много лет назад. Да еще и из свита своего фактического начальника. С которым отношения не то чтобы идеальные.
Что вообще у Милорады в жизни было простого?..
Тереза нашла нужные странички довольно быстро. Все тот же скрупулезно аккуратный почерк перьевой ручки, легкие следы чернил на концах слов. Плотно исписанные страницы, заполненные воспоминаниями, ощущениями, деталями и подробностями. Словно рукопись, детальный рецепт - для себя ли или для кого-то другого. Мирослав отвел взгляд.
Пусть некоторые девчоночьи тайны все еще будут тайнами. Неловко ему читать про то, как проводила минуты его подруга с ее парнем.
Впрочем, там так и не было указано его имя. Везде безликие упоминания, ограничивающиеся только указанием на действующее лицо. "Он", "его", "ему". Это ведь может быть кто угодно, абсолютно кто угодно - просто только они знают, что никто кроме Вильяма это быть не мог. Но личные ощущения и догадки к делу не привяжешь, как бы им не хотелось.
- На косвенную улику это и правда похоже... Но убийство это такое дело, когда все должно быть четко и точно. Тем более при всех этих обстоятельствах,- которых слишком много. И причастность Вильяма к Воланду, и его способности. И свидетельства людей, и огромный резонанс в обществе. На уликах, которые можно трактовать по разному, они точно не выедут.
Разве что облегчат участь себе. Но это эгоистично. Если можно помочь, то надо помочь.
- Тут есть дата... Если будет доказательство, что Рада была именно с ним в этот день, то это уже будет какой-никакой уликой. Может сообщение, упоминание, какая-то строчка в дневнике...
Даже простое, мельком написанное слово может помочь. Не произнесенное вслух, но подкрепленное весом бумаги. Электронной бумаги, в их случае. Суды обычно дотошно любят то, что подкреплено физическими носителями. Чем больше, тем лучше. На слова кто им будет верить.
- То фото с календарем... Его же делали на телефон. Там дата подписывается автоматически. Будь он у нас...- шумно выдохнул Мирослав, подпирая подбородок рукой. Как много надежд на то, чего нет.
Да и может то фото Рада вообще удалила. У них осталась только копия, распечатанная и приклеенная некогда к стене. А там красный прямоугольник на сегодняшней дате, внимательно передвигаемый каждое утро.
- Или может им подойдет и простое фото? Все же там ведь видно, что это был тот самый день. И он... Спиной, но все же.
Общество сейчас так бурлит, что нужны какие-то железные доказательства. Железо-бетонные. Желательно с тремя подписями, пятью свидетелями и заверением от нотариуса.
От двух.
А у них лишь гримуар с описанием ритуала и фотография с видным в полутьме календарем. Неплохо, но все же не так монументально. Но хотя бы это уже как-то успокаивает, дает подпитку тем чувствам, что в глубине души говорили о непричастности Вильяма к этому делу.
К этому жестокому убийству.

[icon]http://s5.uploads.ru/25zaL.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Песнь сквозь слезы[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Hurt