Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Больно, я-то знаю где... на самом дне души, где не достать.


Больно, я-то знаю где... на самом дне души, где не достать.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Больно, я-то знаю где... на самом дне души, где не достать.
https://funkyimg.com/i/2ZDKR.png
а мы за ними во тьму, а мы за ними - в небеса

1. Место действия
Канада. Альберта. Дом Сильвана.
2. Время и погода
16 апреля 2020, около часа дня.
15 градусов тепла, лёгкий дождь
3. Действующие лица
Кэйли Уорд, Джалиндри

Получив от сестры информацию о местонахождении Сильвана и средства для путешествия, Кэйли отправилась в путь. Конечно она не знала, что ее ждет здесь и насколько увиденное может... шокировать.


#thehorsemen

+1

2

Кэйли устала. Пожалуй, последние дни были одни из самых насыщенных в ее жизни, которые только возможно. Прежде чем отправляться в Канаду, нужно было собрать информацию, переговорить с Отцом Солсберри – Эмма правильно сказала, а Кэйли как-никак оповестила того о своем прибытии в Париж, хоть визита и не состоялось. Зато получила ценные указания и просьбу связаться, только выйдет на бога природы. Слишком много дел, и так мало времени. А сердце колотится, и не понятно – то ли от осознания, что скоро она сможет оказаться рядом, сможет уже на самом деле помогать, то ли от того, что ей пришлось примерно пять километров идти от деревни. Дорога выматывает – перелет, потом найм машины, которая доставила Кэйли до нужного населенного пункта. И только потом уже пришлось идти по самой глуши к дому. Бог природы знал, где обосноваться, укрыться ото всех.
Пока Уорд шла, все больше думала о том, что скажет. Как представится, как объяснит свое появление. Она понимала, что ей могут сразу не поверить, понимала и то, что ее не ждут. И все равно, что бы она ни передумала, девушка осознавала – придется действовать по ситуации. Ведь все заученные речи просто вылетят из головы. Дыхание сбилось уже давно, ноги периодически спотыкались о ветки, камни, земляные комья. Она сама порядочно устала – тело просило хоть капельку отдыха, передышки, но фэйри не могла себе такого позволить. Не могла – ее гнал вперед, подталкивал страх за Всадника. Осознание того, что где-то в Астрале его истязают, коверкают, доламывают было для Уорд той путеводной звездой, которая не позволяла отступить и расслабиться. 
Кэйли куталась в свое пальто, а рука сжимала темный зонт, скрывающей ее от дождя. Легкого, но тем не менее. Сразу вспомнился тот день, когда девушка отправилась во Францию с ведьмой. Дурные воспоминания. Кихирет мотнула головой, прогоняя их от себя. Нет, нельзя об этом думать – надо идти дальше. Ей дали координаты, и дитя Туата-де-Дананн постоянно сверялась с ними. Они показывали, что осталось совсем чуть-чуть. Повсюду лес и горы – природа была прекрасной, и можно залюбоваться ею, остановиться, перевести дыхание, впитывая ароматы леса. Можно, если бы не мысли и то положение, в котором весь мир грозил оказаться. Поэтому не сейчас, не тогда, когда на душе больно и тревожно. Не сейчас, когда все твое нутро снедает печаль и страх за любимого.
Кихирет, казалось, не видела местных красот, упорно поправляя дорожный рюкзак за спиной, переставляя ноги в теплых штанах и ботинках. Она очень устала, почти на автомате уже шла, понимая, что ее спасало только то, что она существо. Хотя, может, не только это.
Вскоре среди деревьев показались окна, крыша, стена. «Неужели? – мелькнула мысль в голове у девушки, - дошла…»
Уорд начала ускоряться, почти не удивляясь тому, откуда взялись новые силы, скорее стараясь не сорваться на бег. Легкий шарф, в который была укутана Кэйли, облепил фигуру, а концы оставляли в воздухе след – словно такая вот комета. Волосы снова были довольно растрепаны – некоторые пряди выбились из косы. Когда она подошла к двери, Уорд спохватилась, поправила шапку, прикрывающую уши, попыталась как-то пригладить локоны. Получалось плохо, а дышать стало почти невозможно – сердцебиение участилось, и казалось, голова готова вот-вот начать кружиться.
- Спокойнее, - сказала себе довольно тихо, не разжимая губ, - надо успокоиться.
Затем все-таки сделала шаг, робкий такой. Другой… она подошла к входу, медленно прикрыла глаза, и все-таки постучала, а потом замерла. В ней был страх, что ее не будут даже слушать – просто выставят. Не поверят, посчитают угрозой. Да кем угодно! Она, конечно, могла позвонить сестре, связаться опять через Парижских ведьм… вообще какие-то глупые, абсолютно абсурдные мысли роились в голове девушки, переплетались с той информацией, которую она смогла собрать, вспомнить, записать. Такое всегда бывает, когда ты близок к чему-то важному для тебя. Начинаешь паниковать, бояться и вести себя точно не как взрослая разумная женщина. Вдох-выдох. Кэйли осталось только ждать, пока откроют дверь. Такая малость, право слово.
[icon]https://i.postimg.cc/MG6Kk6Xz/37522987008-o.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

3

Джалиндри сначала испугалась, услышав стук. Молясь над почти бездыханным телом Сильвана, она потеряла счет времени опять. Его кисти иссохли. Он весь превратился в страдающую мумию и все что она могла - лишь немного облегчать его страдания. Его даже не убить. Он просто лежал и мучился от болезни, которую она не знала как исцелять. Ее сил не хватало. Она отвергнута Рощей, боги почти не отзываются на ее мольбы. Она поила его своей кровью, чтобы он хотя бы мог засыпать без боли. Женщина облизнула губы и погладила его по щеке, искренне сомневаясь, что он ее слышит и чувствует. Он был горячим, как будто в нем бурлила лава, вместо крови.
- Все будет хорошо, моя любовь,- проговорила она, сглотнув ком в горле, - все будет хорошо.
Она медленно поднялась и поплелась к двери. Возможно это соседи, о которых говорил Сильван, когда еще мог говорить. Он предупреждал ее, что болен и что болезнь сдерживается в его теле. Соседи жили далеко и заглядывали редко, как он объяснял, но иногда им требовалось что-то вроде углей или соли. Эльфийская жрица, проходя мимо другой комнаты, где спал сам Всадник, чуть тормознула. Ей было в этом доме очень неуютно и даже страшно. Здесь царила такая тишина, что любой скрип и скрежет, казалось, был угрозой. Два спящих, таких разных, таких могущественных... и оба в плену. Один в Астрале. Другой в плену болезни. Она чувствовала себя ничтожной песчинкой, ни на что не годной. Если такие великие сущности, как Сильван и Смерть пали, то что говорить о такой мелкой, как она? Жрица качнула головой и ускорила шаг.
Открыв дверь, она окинула существо перед собой взглядом. Это было точно существо, она чувствовала. Милая и приятная девушка. Запахнув свой халат, она приветливо улыбнулась, но в глазах ее не было и тени улыбки.
- Добрый день, - поздоровалась она, сильно картавя, как француженка. - Вы что-то хотели попросить? Мой супруг говорил о соседях, которым иногда что-то бывает нужно. Я могу предоставить, если у нас есть...
Она осеклась, присмотревшись к гостье. Эмпатия давала о себе знать: эльфийка чувствовала настроение Кэйли и оно было очень... странным. Ей казалось, что нечто похожее испытывает она сама.
- Что привело тебя сюда, дитя? - шепотом спросила Джалиндри, сведя брови. - Проходи за мной и расскажи мне, что случилось.
Джалиндри пропустила Кэйли и указала ей на кухню жестом. Сама прошла туда и включила чайник. Замерла подле столешницы, где закипала вода и уставилась на входную дверь, а затем и на девушку, прошедшую в помещение.
- Я чувствую глубокую боль в твоей душе, которая мне знакома. Если я могу помочь тебе, то я постараюсь. Если нет, увы, я буду вынуждена проводить тебя обратно. Посему, прошу, изволь рассказать без лжи как ты узнала об этом месте и что здесь искала.

[icon]https://c.radikal.ru/c06/1803/a9/669e77a3f8b8.png[/icon][nick]Jahlindri[/nick][status]stars are blind[/status]

+1

4

Дверь открыла женщина, и Кэйли немного растерялась, хотя она подумывала о том, кем та могла быть. Пока вообще не была уверена, но все же.
- Здравствуйте, - сказала она, крепче сжимая ручку зонта. Пока больше ничего не поясняя, слушая и смотря на женщину перед собой. Супруг? Это же дом Сильвана, так... вроде все верно, а значит, он нашел ту эльфийку. Значит, у них, хоть у них все хорошо? Но почему тогда столь печальны глаза? Почему на пороге нет хозяина дома?
Эта женщина почувствовала, что перед ней стоит не человек, Кэйли осознала это по шепоту, по тому, как пригласили ее внутрь, будто не требовалось объяснений? Что здесь происходит?
- Спасибо, - так же шепотом отозвалась кихирет, проходя в коридор, закрывая зонт. Она сняла пальто, разулась, чтобы зайти на кухню, где ждала ее уже эта женщина.
Кэйли присела на самый краешек стула, ежась, но не от холода, а от какогото очень скорбного состояния окружения. Будто все вторило ее ощущениям.
- Я... меня зовут Кэйли, - представилась девушка, неуверенно смотря на собеседницу, - я ищу Сильвана, - она не стала ходить вокруг да около, хоть не спешила говорить всю информацию сразу. Здесь что-то произошло, что-то случилось, может, и нет его уже здесь? Может, эта женщина не имеет никакого отношения к нему, - мне сказали, что он живет здесь или... жил?
Уорд испугалась, ведь, может он вообще назывался другим именем, и сейчас ей скажут, что никогда такого не знали, и что тогда? Где и как искать его и Всадника? Что делать? Как же стало страшно, а к глазам подобрались слезы, вот только Уорд сдержалась, потому что надо делать хоть что-то, а не пасовать перед трудностями. Она вытащит Смерть из его безумия, она сделает то ни смотря ни на что. И врать она не собиралась, просто не знала, является ли эта женщина кем-то богу природы, или это вообще случайно встреченное существо.
- Дело в том, - почему-то кихирет продолжала говорить тихо, - что у Сильявана есть... друг. А я... - сложно подобрать слова, сложно как-то объяснить, не зная, кто перед тобой, при этом безумно надеясь, что это та, о ком Кэйли только мимолетно подумала, - мне важен человек. Но, мне сказали, что я могу узнать о нем только через Сильвана, понимаете... пожалуйста, - голос стал совсем слабым, - скажите, что здесь происходит? Почему... простите, если я лезу не в свое дело, почему у вам знакомы те чувства? Почему вы так говорите?
Кэйли не знала, что еще сказать, пока не представляя даже с кем разговаривает.
[icon]https://i.postimg.cc/MG6Kk6Xz/37522987008-o.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

5

Джалиндри смотрела на Кэйли очень спокойно, внутренне задаваясь вопросом о ком же говорит Уорд. У нее, увы, почти не было времени на то, чтобы толково поговорить с богом и узнать все подробности произошедшего и узнать о некой Кэйли тоже. Эльфийка нахмурилась, развернувшись к щелкнувшему чайнику и разлив по чашкам сначала заварку, а потом и кипяток.
- Сильван болен, - грустно сказала она, - очень тяжело болен... он спит и не просыпается теперь. Это... что-то вроде комы. Моих сил, увы, недостаточно, чтобы вылечить эту болезнь.
Жрица развернулась с чашками и села рядом с Уорд, подвинув стул и повернувшись к ней. Она поставила одну из чашек перед ней, другую перед собой.
- Происходящее сейчас очень... опасно, но, по правде сказать, я не представляю кому об этом рассказывать и что делать, - она невесело усмехнулась, пожав плечами и болезненно сведя брови. - Понимаешь... Кэйли, дитя, здесь тебе нечего делать. Если он и знал того, кто тебе нужен, то сейчас он вряд-ли сможет тебе сказать где он и что с ним. Все, что я могу делать - это поддерживать его сон и следить за тем, что он мне доверил. Это очень важные дела, о которых я не могу тебе рассказать. Его сил с трудом хватает на то, чтобы держать болезнь в своем теле. Это все... очень старый враг моего народа.
Джалиндри не знала можно ли рассказывать Кэйли о Всадниках, о Чуме, о Смерти, который спал у них в одной из комнат, о том, что ей придется сорвать печати оставшихся двух братьев-демиургов. Внутренне, конечно, хотелось поделиться всем этим, но эта девушка очень слабое существо, которое вряд-ли может чем-то тут помочь и, скорее всего, просто запаникует и испугается, услышав о происходящем из ее уст и о том насколько все кажется безвыходным. У жрицы еще была надежда на то, что это все можно будет как-то исправить, но, на деле, ситуация была такой, что негативных прогнозов выдать можно было гораздо больше, чем позитивных. Эльфийка положила руку на плечо Кэйли.
- Быть может, расскажешь мне что случилось? Я выслушаю тебя. Если я смогу хоть чем-то помочь, то я постараюсь, но... увы, дитя, я так долго не владела собой, я так долго была вне этого мира, что я мало что могу. Мои знания обширны, но они все так безнадежно устарели... мне повезло, что мне успели многое объяснить в Рюгене, но объяснения - это совсем не то же, что истинное знание, - женщина убрала руку и взялась за чашку, сделав несколько глотков чая и печально покачав головой. - Существо, которое пленило меня, так просто от меня не отступится. Боюсь не успеть сделать то, что доверили мне и так... но я ощущаю, что ты проделала столь долгий путь... негоже же мне просто взять и развернуть тебя обратно. Во мне еще живы устои жрицы, а мы всегда утешали сердца и умы, прежде чем исцеляли и тела тоже.
Она подняла на нее взгляд, мягко улыбнувшись.
- Печали и скорби можно переживать и сотни лет, если есть хоть кто-то, кто может просто поговорить с тобой.
[icon]https://c.radikal.ru/c06/1803/a9/669e77a3f8b8.png[/icon][nick]Jahlindri[/nick][status]stars are blind[/status]

+1

6

- Ох, нет, - Кэйли вцепилась в стул рукой, ошарашено замерев. В коме… бог природы в коме… как, что произошло, что случилось? Она испытала сейчас настоящий шок и ужас. Что происходит вообще, неужели это сделал Всадник? Могло ли быть такое, что он навредил своему другу? Нет, такого быть не могло! Уорд отрицательно помотала головой, уверенная, что Смерть ни за что не стал бы так поступать, даже в безумии. Он не убил ее, он саму Кэйли спас, а кто она для него по сравнению с такой долгой дружбой! Кихирет прекрасно осознавала разницу в общении и связи. Глубокой, длящейся много веков.
Да и слова о болезни кольнули немного в другую сторону. Но это лишь предположение. Не смотря на то, что Уорд до дрожи боялась Чумы, она не могла всю вину перекладывать на него. Ох, как же все скверно то!
Вот эти вот слова женщины полностью поглотили мысли девушки, которая не заметила чашки, она смотрела лишь на собеседницу.
- Знал… знает, - выдохнула лихорадочно Кэйли, поддавшись вперед, оказываясь на коленях перед женщиной, смотря в ее глаза с безумной надеждой и желанием как-то помочь, больше не сомневаясь, кто перед нею. Да, это была эльфийка, - он знает его, а вы та самая жрица. Из сказки... ой.
Кэйли отпрянула, смутившись, но потом снова подняла глаза. Сердце колотилось перепуганной пичугой, почти вырываясь из клетки. Грудь болела сильно, а дыхания не хватало.
- Я знаю вашу историю. Я знаю, как долго он вас искал. Я знаю, что у вас был сын, что случилось с Рощей. Я знаю того, кто ненавидит ее – Чуму. О, как страшно, как страшно было с ним говорить. Простите, простите, я сейчас, наверное, пугаю вас. Говорю спутанно и непонятно. Просто… - догадка мелькнула и обдала холодком, - значит, Чума освободился? Значит, он сейчас не запечатан в кольце, раз Сильван… ох, нет…
Она взяла руки Джалиндри в свои, продолжая сидеть подле женщины.
- Я… я шла за вашей помощью, ведь и то, что я хотела сказать, далеко от радостных новостей, - ей было больно говорить о Всаднике, больно, потому что она хотела одного – вытащить его из безумия. Он бы справился, он бы помог, он бы… но почему Сильван поражен болезнью? Мысли лихорадочно принялись выстраиваться в одну картину. Кольцо было у Смерти, и только он мог освободить брата, или кто-то другой нашел способ. И если поражен Сильван, значит, Всадник с большой вероятность в этот момент был рядом с богом, - но, кажется, вы уже знаете.
Она опустилась, пораженная догадкой. На самом деле в душе девушки, не смотря на весь ужас происходящего, проросла слабенькая надежда. Да, вот совсем крошечная, кусочек облегчения, что этой женщине все известно, что она нашла. Еще не все потеряно, не смотря на состояние Сильвана, не смотря на кому. Нет, они справятся.
- Я знаю, как спасти Смерть, - она сказала это уже куда спокойнее и довольно уверенно, - я… знакома с ним.
Сердце колет и болит, хотелось оказаться рядом, неимоверно.
- Его свели с ума в Астрале, - девушка посмотрела на свои руки, потом вернула взгляд на собеседницу, - но там же мне стало известно, как вытащить его из безумия. Необходимо вычистить сущей из него, закрыть Астральную дверь, потом дверь в его нутро. Его свел с ума огромный скелет, я не знаю, как зовут. А одна девушка… Чарли, что назвалась Астральной Королевой, подсказала, то Сильван и вы можете помочь… я не прошу сейчас вашей помощи, ведь вам и так тяжело, но… я не знаю, где сейчас Всадник.
[icon]https://i.postimg.cc/MG6Kk6Xz/37522987008-o.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

7

Слова Кэйли заставили жрицу ошарашенно замереть, слушая ее. Затем испуг и удивление на ее лице сменились строгостью: ее взгляд стал острым, а брови нахмурились. То, сколько всего знает эта девушка и сколько дополнительных данных она ей дала... она сама не знает насколько опасны знания, которыми она владеет и насколько все описанное плохо, а говорит так легко, что даже страшно. Говорила с Чумой, знакома с самим Смертью. Поразительно. А эти астральные сущности... про них она ничего не знала, но сразу же сделала себе зарубку о них в мыслях: разобраться. Нужно знать с чем имеешь дело и речь далеко не только о том, как нынче устроен мир людей. Астрал за эти годы так же изменился.
- Я знаю, где сейчас Всадник, - тихо отозвалась Джалиндри, - и догадываюсь где сейчас Чума. И где другие двое. Подожди здесь, дитя.
Эльфийка поднялась с места и вышла из комнаты. Она медленно дошла до спальни Сильвана. Подержавшись за ручку и прикрыв глаза от глубокой внутренней боли, она открыла ее и, стараясь не задерживать на нем взгляд, покашляв от смрада гниющего тела, она взяла кольца с тумбочки подле него... да нет же, нельзя не смотреть. Она подняла на него взгляд и выдохнула. Слезы невольно брызнули из глаз, а кожа покрылась мурашками. Он спал, слышать ее не мог. Бережно коснувшись кончиками пальцев его гниющей деревянной щеки, она выпустила голубые огоньки, мгновенно поглощенные его телом.
- Я найду способ справиться с этим... обещаю, - прошептала она ему, прежде чем покинуть его и закрыть дверь.
Эльфийка вернулась к Кэйли и показала перстни, которые держала в руке, надев их на свои пальцы. Они были чуть великоваты, но, в целом, держались.
- Смерть действительно погружен в сон. Чума остался в том городе, где его встретил Сильван. Он сказал... Нью-Йорк. Скорее всего, он планирует сделать что-то ужасное. Возможно, новую болезнь, как он сделал с Сильваном. Откровенно говоря, я не знаю что сейчас более опасно - безумный, но спящий, Смерть или вполне здравомыслящий Чума, оказавшийся на свободе без контроля со стороны своих братьев, - жрица покачала головой, - это все плохо.
Женщина села обратно за стол и взяла чашку в обе руки, глядя на свое отражение. Она ощущала от Кэйли какую-то безумную энергию и уверенность в том, что она справится. Это похвальные чувства, но слишком юные. Джалиндри они угнетали. Складывалось ощущение, что она действительно слабо понимает, о чем толкует, но она же... вроде бы не глупая.
- Дитя, ты понимаешь, что твои речи чересчур горячи для того, что ты проговариваешь сейчас? - спросила она все-таки, не поднимая взгляд. - Все не так просто. Это "знаю чем помочь", в итоге... полное незнание. Как ты собираешься делать то, о чем сказала? Кто будет делать это? Ты понимаешь, что будет, если мы просто пойдем и скажем об этом хоть кому-то? Ты представляешь какую панику посеют эти известия? Понимаю, сложа руки сидеть тоже нельзя, прятаться нельзя, но что ты предлагаешь? Моих сил будет недостаточно, да и сам по себе Астрал для меня опасен. Существо, которым я была одержима долгие годы, может вернуться за мной. Он использовал мой магический потенциал для того, чтобы плодиться и... это не то, что я бы хотела испытать вновь...
Жрица невольно свела колени. Те образы, которыми он насиловал ее разум, все еще были внутри нее и ей было страшно думать о них. Джалиндри покачала головой, сглотнув ком в горле и подняв взгляд на девушку.
- Какой помощи ты ждала? В чем именно?

[icon]https://c.radikal.ru/c06/1803/a9/669e77a3f8b8.png[/icon][nick]Jahlindri[/nick][status]stars are blind[/status]

+1

8

Строгость во взгляде эльфийки Кэйли встретила с уверенным выражением лица. Она начала успокаиваться, пусть сердце и заходилось в бешеном ритме, гнало что-то делать, билось в испуге за все происходящее, ведь Сильван и жрица… стали не помощниками. Кихирет понимала, что женщина сейчас страдает не меньше, сама, скорее всего, не знает, что делать, кроме как поддерживать своего любимого. Мысли метались еще и потому, что девушка думала над вариантами. Что теперь делать?
Она так уверенно говорила со жрицей именно потому, что Смерть доверял Сильвану, старался ради того, чтобы его друг нашел эту женщину, а значит, знал, что эльфийка не кто-то лишний. Знал, что она сильная, не просто какая-то мимо проходящая. Та история длилась так долго, тянулась до сих пор, и ничего не стало лучше. Спасли эту женщину, но сами пострадали…
Кэйли проводила фигуру взглядом, не поднимаясь пока с пола, нахмурив брови и раздумывая, что делать дальше. Одно обнадежило – эта жрица знает, где Всадники. За что браться? В любом случае, отца Солсберри надо предупредить о Чуме, он должен знать, что происходит. Теперь Кэйли не сомневалась в этом мужчине. Чума ядовит всей своей натурой, и кихирет, кажется, получила прививку от одной из граней его сущности.
Поднялась, смотря на чай задумчиво, не беря напиток в руки. Пить не хотелось. Не хотелось ничего, кроме желания спасти. Но опять же, она не глупая девчонка, которая ринется бездумно в пекло. Внутри Всадника, как сказала та же Чарли, проходной двор. Вернулась эльфийка, продемонстрировав перстни. Такие до боли знакомые…
- Он здесь, - не смогла сдержаться Кэйли от резкого выдоха. Последующие слова собеседницы заставили прикрыть глаза. Ну, не удивительно, совсем не удивительно, как восприняла ее древняя жрица Рощи. Кэйли всегда была эмоциональной, а сейчас ее фон явно был расшатан. Почему-то очень захотелось оказаться… рядом со Смертью. В каком он не был бы состоянии, он одним своим видом почему-то мог придать уверенность ей в том, что она делает все правильно. Да, кихирет была юна, не такая древняя и сильная, не такая опытная.
- Все совсем не просто, - сказала почти безразлично Уорд, опускаясь на стул и отворачиваясь от женщины, - совсем. Все было бы проще, если бы Чума не бродил сейчас по миру, - усмехнулась горько, заправив прядь волос за ухо. Что бы сделал Смерть? Он… всегда все делал правильно, даже в безумии своем, но сейчас его нет... больно, - не зарази Чума Сильвана, я могла бы просить вашей помощи – вы древние существа, бог природы лучший друг Смерти, многие годы. Он, в конце концов, искал вас столь долго, чтобы спасти. Я не попрошу теперь вашей помощи, ведь вам самим она нужна. Вам больно, невыносимо больно, и мое сердце сжимается от этого. Я когда-то сказала Смерти, что буду верить в то, что у вас история закончится хорошо. Счастливый конец, где Сильван находит вас и спасает. Я так хотела в это верить, даже… спрашивала, чем могу помочь, а мне тогда всего-то было лет двадцать с небольшим. И вот… я здесь, и нет того красивого завершения вашего счастья, какое я себе представляла. Сказка стала страшной пугающей реальностью. Что я хочу от вас? Не терять веры. Мне столь многие твердили – не опускай руки, иди вперед, и теперь я прошу об этом вас, - она повернулась, смотря на эльфийку пристально, уверенно и не менее строго, - насколько бы сейчас плохо не было, прошу. Не сдавайтесь. Когда я добиралась сюда, в моей голове не было данных о Чуме, а соответственно план был одним. Просить вас помочь мне в вычищении от сущей из нутра Смерти. Найти сторонников. Я обещала Папе Римскому, отцу Солсберри, что свяжусь с ним, как будет информация. Он мудрый человек, идущий по стопам Творца. Я надеялась, что мы сможем… не знаю, продумать все вместе, ведь… - горько усмехнулась, - кто как не лучший друг будет радеть за спасение его души и мира. Я понимаю, к чему ведет безумие Смерти, и понимаю, как заразен Чума. Понимаю, что запечатывать сумасшедшего Всадника не выход, ведь… это пластырь на гниющей ране, грубо говоря. Сейчас надо обдумать новый план. У вас я вижу кольца, а значит, Всадник здесь. Но так же это… наводит на мысль, что пришла пора мне познакомиться с его оставшимися братьями.
[icon]https://i.postimg.cc/MG6Kk6Xz/37522987008-o.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

9

Джалиндри резко поднялась с места, стукнув ладонями по столу и подалась вперед к Кэйли. Ее глаза блеснули голубым свечением и она указала на ту пальцем.
- Не смей говорить мне о том, что я должна быть сильной, - прошипела она и ее черты тоже заострились, она явно потеряла над собой даже контроль от злости на эти слова: перед ней была сейчас совсем не человек, а эльфийка, и грассирование ее стало звучать даже иначе . - Не смей даже близко произносить в мой адрес это "не сдавайтесь". Ты не представляешь через что мне пришлось пройти. Ты не представляешь что со мной делали не десять, не пять, а почти три сотни лет, которые для меня растянулись так, что мне казалось прошла целая вечность. Ты ничего не знаешь о том, что говоришь и не представляешь себе о чем меня просишь.
Она отпрянула и ее черты снова стали человеческими, но она все еще нервно дышала через нос, а глаза ее заблестели. Жрица раскрыла ладонь и стала стучать указательным пальцем в ее центр.
- Мое сознание пытали, насиловали, разрывали на куски и собирали снова. Меня мучили моими же воспоминаниями. Моими же мечтами. Меня полностью отрезали от этого мира. Мое тело заставляли спать за деньги, мое тело убивало, мое тело грабило, мое тело распространяло мою заразу дальше. И вот, когда я, наконец, освободилась, единственный, ради кого я терпела все это, болен. Потому что Смерть не справился с единственной вверенной ему задачей: держать своих богопротивных братцев под присмотром! Мой сын мертв, мои боги отвернулись от меня сотни лет назад, мой народ считает меня прокаженной и мне никогда, слышишь, никогда не вернуться на земли своих предков, я осталась здесь одна, со всеми этими воспоминаниями, со всей этой... - она всплеснула руками и обвела ими себя, - ...грязью, которой меня помазали. И не тебе, ох не тебе говорить со мной в таком тоне и говорить мне держаться. Имей уважение, ты говоришь не со своей подружкой, не со своей сестрой, не со своей родней. Коли тебе нужна помощь - не смей разглагольствовать со мной о том, что такое "не сдаваться и идти вперед".
Жрица помолчала, тяжело дыша, восстанавливая дыхание. Она понимала, что дело, по которому пришла девочка было важным, но до чего же ей было противно услышать от нее эти слова! Как она смеет?! Она даже мимолетно не испытала той боли, что пронесла через свою жизнь Джалиндри и не дай бог ей перенести подобное! "Держаться", говорит, вы посмотрите! Будь она злее, она бы взяла и дала Кэйли почувствовать что это такое. Эльфийка приосанилась и вскинула руку с перстнями, рассматривая камни. Магия, которой их запечатали, была бы сложной для ведьмы, была бы непонятной и чужеродной, но для эльфа возраста Джалиндри это не более чем ребус из латыни и хитросплетение нитей из разных магических слоев. Она взяла из шкафа чашу, наполнив ее водой из крана, потом взяла нож и полотенце.
- Идем, - коротко сказала она, кивнув в сторону дверного проема, - их следует призвать при их спящем брате, чтобы они понимали, почему их призвали.
Женщина развернулась и повела Уорд по коридору к двери в подвал. Она открыла дверь и включила свет, спускаясь вниз. Быстро и молча. В подвале, обставленном, все же, как дополнительная комната, немного пахло пылью. На кровати спокойно лежал Всадник, сложа руки на животе, точно бы мертвец в гробу. Даже одет так же: черный похоронный костюм, белая рубашка, черный галстук, классические ботинки. Он был холоден и подле него этот холод будто бы усиливался. Жрица поставила чашу на прикроватную тумбу и выдохнула, сглотнув ком в горле. Взяла ладонь Всадника и протянула над ней, проводя ножом по его коже. Кровь лениво полилась из его руки, капая в чашу. Его кожа тут же начинала заживать, поэтому Лили пришлось лезвием побередить рану, прежде чем вода полностью окрасилась оттенком его крови. Жрица покачала головой, кладя его руку на место.
- Losto.. sedho, hodo, nuitho i 'ruith...* - тихо проговорила она, поглаживая его руку. - Queni ya ranya illumë vanwë umir.*
Эльфийка взяла чашу в руки и стала пить эту кровь с водой, почти давясь ею, но продолжая. Ее глаза стали белыми и она замерла, глядя будто бы в пространство перед собой.
- Tua amin...Sut naa lle umien? Mani naa lle umien?  Queta!* - проговорила она властно, после чего по ее телу пробежали красные и голубые искорки, аккурат по направлению к лежавшему Всаднику, а глаза Смерти открылись, такие же белоснежно-белые. Его губы что-то быстро шептали, но это было невозможно услышать. Она же кивала головой и будто внимала этой чрезвычайно быстрой речи. Потом Смерть чуть приподнялся, резко повернул к ней голову и схватил за запястье. Раздался хруст и Джалиндри вскрикнула, стуча свободной рукой о его беспощадно сжимающуюся кисть.
- Tanya awra! KELA! KELA! KELA! * - снова искорки и вот, он опять падает на кровать, отпуская ее руку.
Джалиндри схватилась за сломанное запястье, тихо всхлипнув от боли и дрожа от нее. Голубые искры стали залечивать перелом, но они стали заметно слабее. Женщина дрожащим голосом заговорила после небольшой паузы:
- Выбирай... Голод или Война. Одно из колец придется хранить тебе. И... грубо говоря, управлять одним из Всадников.

* Спи... успокойся, отдыхай, сдерживай гнев...
* Не всякий, кто блуждает, потерян.
* Помогите мне... Как Вы это делали? Что Вы делали? Говори!
* Это больно! Уходи! Уходи! Уходи!

[icon]https://c.radikal.ru/c06/1803/a9/669e77a3f8b8.png[/icon][nick]Jahlindri[/nick][status]stars are blind[/status]

+1

10

Кэйли только слегка дернулась, услышав речи эльфийки. И не от слов, просто неожиданно стукнулись ладони женщины о стол. Кэйли лишь на мгновение задержала дыхание, слушая все, что говорит ей жрица. А говорила она… все то же, что и остальные. Кэйли не понимает, Кэйли маленькая, Кэйли глупая девочка бард, которая не знала настоящих мучений, тепличный цветочек, который…
- Кричите, - спокойно сказала кихирет, поднимаясь со своего места, опираясь так же о стол, и смотря на жрицу сначало упрямо, но с каждым ее словом становясь печальной, теплея во взгляде, - я не понимаю. Я глупая девчонка, которая ничего не знает. Меня не насиловали множество мужчин, меня не заставляли делать вещи, от которых жить не хочется, нет. Меня не трогали. Я была окружена заботой и любовью, - горькая усмешка, - я не ваша подружка и не ваша родня. Я никто, мимолетный росчерк пера на страницах вашей истории, - она протянула руку, почти касаясь щеки жрицы. Готова была к тому, что оттолкнет или ударит, попытается сломать. Пусть. Ей это надо, пусть лучше выплеснет всю злость на Уорд. Впервые что ли? Сколько уже злости она на себя приняла? Не так много, как другие. Сколько слов в свой адрес услышала? Совсем чуть-чуть по сравнению со многими. Ее считают глупой и наивной, пусть. Это их право, и их решение.
- Ударьте, если вам станет легче, - она подалась слегка ближе, не сводя взгляда с преобразившейся женщины. Такая поломанная, такая страдающая… - я ничегошеньки не представляю, живя в своем радужном мире. Я не знаю, какого быть такой сильной, как вы. Не знаю, что значит, по настоящему, терять любимого. Возможно… скоро узнаю, - черт, слезы, только не сейчас! Девушка сдержалась, не давая свербению в носу перейти в обычный плач, - я не знаю, что значит терять власть над своим телом, не знаю и того, что вы чувствуете. Не умею лезть в душу, но готова почувствовать вашу боль. Покажите, окуните тогда, втопчите во все это, - она не смогла уже сдерживаться, ощущая, как по щекам потекли тонкие струйки, - простите, что в час самый темный, вам приходится иметь дело со мной.
Ей так хотелось обнять эльфийку, но это был ее порыв. Пусть женщина выплеснет свою ненависть на Кэйли, пусть кричит и бьет ее, так лучше, так гораздо лучше.
- Но я здесь. И я клянусь вам, что сделаю все, чтобы исправить положение. Чтобы исправить… - она не была в силах сказать «то, с чем не справился Смерть». Потому что он тут не при чем. Он не виноват, что его свели с ума. Он искренне страдал за всех живущих, любил их, помогал и дарил себя им. Вместе с ними смеялся и грустил, хотел спасти всех. Не он причина того, что так случилось. Пусть лучше эта Джалиндри окончательно возненавидит Кэйли, но не его.
Так и не закончила фразу, а эльфийка уже и дальше пошла, повела кихирет в комнату, прежде глянув на перстни. Уорд следовала за ней так же молча, поспевая. В подвал… девушка замерла, увидев перед собой Всадника. Джалиндри не дала даже Кэйли приблизиться, подойдя к Смерти и полоснув ножом. Ритуал… Уорд поняла это, но… просто прикоснуться. Провести рукой по его щеке. Как тут холодно. Сердце и само словно начало леденеть, сжалось от невыносимости представшей картины. Девушка прижала ладонь ко рту, а когда эльфийка принялась пить кровь, все-таки подошла, быстро, но осторожно, чтобы не прервать обряд. Не сейчас, родной, сердце мое, я вытащу тебя – это все рвалось наружу, кричало внутри Кэйли так сильно.
Когда же тело открыло глаза, когда зазвучала эльфийская речь, когда Смерть поднялся, хватая руку женщины, Кэйли готова была броситься на помощь, даже схватила руку юноши, пытаясь отцепить, но куда там! Как же все это…
Закончилось. Всадник снова лежал недвижимый, как будто мертвый… какой ужасный каламбур получался, как же ненавистно такое состояние! Девушка обернулась к эльфийке, готовая помочь, но та уже сама залечила рану.
- Прошу вас… скажите… - тихо попросила она, - что вы увидели? Что происходит? Я могу помочь? Пожалуйста. Я выберу… Война, - она кивнула сама себе, но все-таки решилась и взяла за руки женщину, пусть та бы и оттолкнула. Готова была в принципе к этому. Снова смотрела более спокойно, хоть во взгляде девушки и было сострадание, - но, пожалуйста, прежде… объясните, что произошло? И… - невольно кинула косой взгляд на Всадника, голос стал еще тише, - дайте мне минуту… всего одну… о большем я просить не смею.
[icon]https://i.postimg.cc/MG6Kk6Xz/37522987008-o.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

11

Джалиндри молча смотрела на руки Кэйли. Она держала ее ладони в своих руках, делая выбор. Эльфийка еще чувствовала боль, хоть перелома и не было. Ее губы задрожали и жрица вскинула голову на кихирет, плавно, но настойчиво убирая руки девушки от себя.
- То, что я видела, - начала она, - было ужасно. Всадника там нет.
Она показала дрожащей рукой на Смерть.
- Там есть что угодно. Кроме него. Эти существа. Это чудовища. Я никогда не видела ничего подобного, - женщина не смотрела на лежавшее на кровати тело, будто боясь его. - Если его и можно спасти, то это точно должны делать не мы. И не я. Я не смогу ничего сделать. Представь себе... ворота, закрытые на ключ. За этими воротами... где-то... возможно, он еще есть, но это очень, очень далеко. Эти существа... эти твари... уродливые порождения тьмы. Я не знаю что это. Неописуемый ужас. Я хотела просто посмотреть как вскрыть печати. Я увидела это... в обрывках его памяти, которые хранит тело. Но даже так... это существо приблизилось к решетке. Оно схватило меня. Они могут пользоваться его телом. Нельзя его трогать. Если он проснется, они сбегут. Они все сбегут. Они... они... будут управлять им. Всадник не сопротивляется. Это... проходной двор, да, это просто... это безумие.
Джалиндри отрицательно помотала головой. Медленно, подрагивая. Она была бледна и в глазах ее читался действительно ужас. Сами мысли о том, что она видела, казались ей страшными, они возвращали ее в это место и в это липкое ощущение полного кошмара, едва ли даже сравнимого с тем, что делал Отец. Могла ли она хоть как-то донести до Кэйли то, что там было? Жрица сомневалась. Она и сама не могла до конца объяснить, что именно она видела. Увы, ее угасающих сил едва ли хватало на такое сложное колдовство, даже с учетом того, что она испробовала магию крови.
- Если это не исправить, то в наш мир, вместо него, явится что-то другое. Совершенно другое. Он откроет это и миру придет конец. Сначала он разрушит Астрал. А потом он разрушит наш мир, - Джалиндри дрожащими руками сняла кольцо Войны и надела его на указательный палец Кэйли. - Нельзя этого допустить. Это не должно случиться.
Женщина надела кольцо Голода на указательный палец своей руки. Зеркально Кэйли. Взяла ее ладонь в эту свою руку и выразительно посмотрела ей в глаза. Она стала серьезнее и тверже. Дрожь почти ушла.
- Ты должна понимать, дитя, что то, что мы делаем, означает, что мы берем на себя ответственность за все то, что могут сделать Всадники. Охотники, которые призвали их, не смогли удержать их от того, чтобы они бесчинствовали. Если мы не справимся, то мы обречем мир на страдания. Та, что привязала к себе Чуму, не удержит его. У нас есть одно весомое преимущество. Мы не люди, - ее черты лица стали медленно заостряться вновь, обращая ее из человека в эльфа. - Ты не должна дать Войне вырваться из-под твоего контроля. Если кольцо на твоем пальце разрушится, это будет значить, что ты ему больше не указ. Оно будет рушиться постепенно. Его энергия войдет в тебя. Тебе нельзя кормить его, отзываясь на жар, что будет пульсировать в твоей крови.
Она сглотнула ком в горле.
- Призыв будет болезненным. После обряда, ты не сможешь снять кольцо, пока его не снимет с тебя Смерть или пока оно не разрушится. Если случится второе... ничего хорошего нам и ждать не стоит. Я обращаюсь к тебе последний раз. Обдумай все. Еще не поздно сменить кольца и не поздно отказаться от этой идеи. Ответственность, которая обрушится на нас, не просто велика. Она огромна. Ты точно готова ее нести?

[icon]https://c.radikal.ru/c06/1803/a9/669e77a3f8b8.png[/icon][nick]Jahlindri[/nick][status]stars are blind[/status]

+1

12

Когда эльфийка принялась говорить, Кэйли кивнула серьезно. Удивилась ли девушка словам об отсутствии самого Всадника в теле? Нет. Это было ожидаемо, учитывая, что он сам уже до бессознательного состояния бродил по Астралу тенью. Потерянный, разбитый. Было больно осознавать, что такое прекрасное существо превратили в нечто, казалось бы, безнадежное Но Уорд была упряма. Чертовски упряма. Она его не бросит и сделает все. Не только ради любимого. Кихирет словно сумасшедшая сама любила жизнь, поэтому те воспоминания, которые показала ей Чарли, так сильно тронули фэйри. Она не позволит существам разрушить эту реальность. Потерпи, родной, совсем немного. Да, девушка так же осознавала, что они с Джалиндри бессильны. Сама Уорд молода, еще не совсем опытна, плюс не боец в физическом плане, а девушка понимала, что придется в Астрале скорее всего сражаться. Эльфийка измотана же болезнью Сильвана и тем, что пережила. Да даже с богом, им нужны помощники. Те, кто смогут быть наравне со Смертью. Его братья.
Кэйли смотрела на женщину мягко, молчала пока. Лили надела ей на палец кольцо Войны, и Уорд тихонько выдохнула. Боялась ли она? Удивительно, но нет. Было четкое понимание, зачем она это делает и каковы могут быть последствия. О них и заговорила жрица.
- А какой у нас выбор? – мягко спросила Кэйли, не ожидая ответа, - в одном случае мир разрушается из-за тех сущностей, которых еле-еле сдерживает тело Смерти. Во втором его начинают рушить его братья, а потом и он, - Кэйли посмотрела на лежащего Всадника печально. Она не могла к нему прикоснуться, не могла пока сказать, что все будет хорошо, что она придет. Не смотря ни на что, она его не бросит. Он подошел к ней когда-то, молчаливо крича о помощи, и с этого мгновения она да, вплела его нить в свое кружево выборов, - лучше попытаться, чем оставить все, как есть. То, что вы сказали… подозреваю, времени не так много.
Кэйли отошла, мысленно не прекращая обращаться к Смерти. Астрал все знает, может, он ее все-таки услышит. Такой вот упрямый, девчоночный где-то зов. Напоминание, что он существует, и что его будут тянуть, спасать, и не бросят.
- Вы спрашиваете, готова ли я, - девушка снова вздохнула, - я знаю, на что иду. И слышала о братьях. Общалась с Чумой, вот его я боюсь. Я не поменяю кольца, - она прямо посмотрела на женщину. В ней не было злобы, гнева, яростного жара бежать и что-то делать. Девушка умела держать лицо перед теми, кого она мало знала, и кто был сильнее и мудрее нее самой, - как именно мы можем контролировать? Приказы, - она посмотрела на перстень задумчиво. Война. В себе ее Кэйли не ощущала. Полем битвы становятся не только обычные земли, ими часто бывают сами души. А вот желание спасти, быть нужной кому-то. Тот самый голод по человеческому теплу у Кэйли был. Поэтому она не выбрала перстень с ним. А у Лили прослеживалась  ярость и обида. Нет, перстень с Войной будет у Уорд, - или как? Вы говорите о контроле Всадников. Я правильно понимаю, что он ослабевает под определенными эмоциями? Я полностью осознаю ответственность. Еще с тех пор, как увидела кровавое месиво, в которое превратил Всадник ведьм. Если мы не справимся, это только маленькое начало того, что нас ждет. Но выбора у меня нет. Смерть нельзя запечатать – бесполезно. Без призыва его братьев, он вырвется стопроцентно, уничтожив Астрал и нашу реальность. Плюс Чума, которого так же надо остановить. И чем быстрее, тем меньше потерь для мира. С оставшимися Всадниками у нас хотя бы есть шанс, кто как не они способны на равных быть с обезумевшим братом.
Она вспомнила и рассказ Смерти, как Война вырвал тому хребет. Слегка поежилась от мысли, что это может им пригодиться… да уж. Ну, Уорд осознавала, на что идет. И то, что отступать назад просто невозможно. С тобой я до конца. И за тобой в самое пекло.
[icon]https://i.postimg.cc/MG6Kk6Xz/37522987008-o.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Больно, я-то знаю где... на самом дне души, где не достать.