Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Say something, i'm giving up on you [C]


Say something, i'm giving up on you [C]

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Say something, i'm giving up on you [C]
https://funkyimg.com/i/2ZDJ4.png
Мы перестали быть счастливыми и пошлыми,
Ушла любовь, ушло тепло, теперь всё в прошлом.

1. Место действия
Часть 1. Квартира Лолы Уиттакер, Чикаго, Америка
2. Время и погода
Часть 1. 5 декабря 2019 года, от 10:00 и дальше
3. Действующие лица
Клайв Гудман, Лола Уиттакер

Некоторым людям иногда лучше читать новостные сводки, прежде чем звонить со своими сталкерами, если они не хотят потом таких страшных разговоров... или хотя бы отвечать на звонки иногда.

0

2

Дорога никогда не была такой долгой для Клайва. Он сидел в машине, напряженно сжимая руль, даже пальцы побелели. Ему было очень и очень хреново, когда мимо мелькали дома, деревья, люди, которые копошились, что-то делали, шли по своим делам… перед глазами еще стояла картина трупа беловолосой девушки, которую нашли в их доме. В том, в котором они не живут. Который стал местом полного разрыва. Нога ныла, но в последнее время это происходило часто, просто не так сильно. Он принял обезболивающее, но и это не сильно помогало, лишь притупляло боль. Да откуда же ты, чертова ненавистная сволочь взялась?!
В тот день что-то оборвалось, когда его вызвали для опознания. Это не могла быть она, еще большего дерьма бывший полицейский бы просто не выдержал, не смотря на все чувства, что вызывала эта женщина. В кармане привычно лежат таблетки, которые выписал его психиатр, вот только, пока он ехал по наводке Луиса, не принял ни одной, хотя это необходимо было сделать по таймингу. Из радио доносился белый шум, а Клайв даже не пытался переключить на какую-нибудь работающую радиостанцию.
Брат приперся к нему домой, словно мамочка наседка высказав Клайву все, что он думает о его теперешнем стиле жизни, пригрозив лично взяться за пересмотр его дела и не подпустить того к работе. Клайву было все равно ровно до того момента, как не прозвучало имя Лолы.
- Даже не смей упоминать ее! – рявкнул тогда Гудман, почти что кидаясь на брата с кулаками.
И Луис выдал, что скоро, возможно, и не придется, учитывая, что за ней следят, она перестала отвечать на звонки, а недавно их обоих возили на опознания женского трупа подозрительно по типажу схожему с самой Лолой. Обескровленного. Клайв запретил себе замечать эту странность. Вообще встреча прошла хуже некуда, но вот сейчас Клайв ехал по адресу, который оставил на тумбочке Луис. И откуда только узнал, скотина? Значит, общался. Это так в характере брата!
Клайва давно уже преследовала постоянная усталость, к которой он не мог назвать причины. Вроде, посещение специалиста давали результаты, но сейчас, казалось, эта бешеная усталость накрыла с новой силой. Вокруг слишком много дерьма, а он в нем утонул. Не хотелось ничего. Просто отрешиться, потому что он устал думать обо всех и каждом. Устал проматывать в своей голове вердикт о смерти сына, устал видеть лицо Лолы, устал видеть в зеркале себя.
Из раздумий его вывел сигнал сзади стоящей машины, когда оказалось, что Гудман слишком долго стоял на светофоре, показывающим, что можно двигаться дальше.
Когда Клайв, наконец, доехал, он посидел какое-то время, справляясь с эмоциями и раздумывая, надо ли ему это или нет. Все-таки вышел, поставив на сигнализацию авто, потерянно осматриваясь по сторонам. В таком же трансе он подошел к подъезду и встал. Звонить в домофон? Зачем он вообще приехал?! А если… черт, а если нет?! Он будет стоять, смотреть на нее, а руки сжиматься в кулаки? Зачем ему все это, ведь он мог позвонить бывшему напарнику, тот бы проверил, вбил по базе… а если бы высветился новый труп? Что бы тогда сделал Клайв? А что он сделает сейчас, если квартира окажется местом преступления?
Так он и стоял бы, да только из дома кто-то вышел, и руки сами задержали открытую дверь. Он вошел в дом, поднимаясь на нужный этаж, немного похрамывая, потому что долбанная нога неимоверно ныла и с каждым пролетом все сильнее. Боли начались со смертью сына и являлись вечным напоминанием о том, что произошло. Только хрен кто об этом знал. Могла догадаться Лола, но как будто он позволял ей тогда увидеть это.
Вот и дверь. Он звонит, а сам постоянно думает – зачем это делает, просто зачем?! Долго, слишком долго ждет, успев решить, что пора взламывать проклятый замок, потом подумав, что ее просто нет дома, или она откуда-то поняла, что это он и специально не открывает, а может ее уже нет в живых и придется писать отчет, а не придется, он же больше не при исполнении, придется просто опознавать. Много, слишком много пронеслось в голове, и вот, когда он решил, что пора вызывать настоящих полицейских, а не в бессрочном отпуске, дверь открывается – щелкает замок, как в замедленной съемке поворачивается ручка, чтобы через мгновение, кажущееся вечностью, он увидел ее.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

3

Она открыла дверь и он увидел её.
Маленькую, особенно маленькую в огромной толстовке, которая закрывала ей даже часть ладони. Она принадлежала её отцу, а тот крупный человек. С бледным таким лицом, красным от слёз носом, воспаленными, от усталости и плача глазами. Увидел её, которая, вроде бы была готова и знала, что это он, а всё равно дернулась назад, будто боясь, что он ударит её или выстрелит прямо в голову. О, да, он увидел её сжавшиеся губы, её взгляд, на мгновение встретившийся с его собственным, скользнувший по нему сверху вниз. Сразу задержалась на ноге. Опирается не полностью. Увидел, да, увидел, что она сразу поняла всё. Взгляд Лолы, пожалуйста, поднимается резко вверх. Сглотнув ком в горле, она открыла дверь шире, чтобы впустить его.
Утерев слёзы, шмыгнув носом и нервно потеребив верёвочки на кофте, она так и не нашла что ему сказать. Просто указала, мол, вон, диван, садись. Сама дошла до кухни, там что-то разбилось, и она вернулась через минуту-две с чашкой кофе. Чашка ебучего кофе, который он любит приготовленным именно так, именно столько. Она помнила это, как будто это стало каким-то рефлексом.
У неё плотно завешены шторы в квартире. У неё здесь чисто. Порезалась, но, вместо того, чтоб что-то с этим сделать, просто засунула руку в рукав и села на самый край дивана, чтобы ни в коем случае не близко к нему. Лола не хотела, чтобы он разозлился или дернулся от неё в сторону.
Клайв, её родной Клайв, выглядел так скверно. Уставший, осунувшийся, злой. Какой-то снова слабый, нуждающийся в том, чтобы о нём позаботились, да только... Не родной он больше. Не ей о нём заботиться. Не ему заботиться о ней. Так зачем он пришёл?
Молчание уже стало совсем давящим и Уиттакер, продрав горло, повернула к нему голову.
- Что-то... Случилось? - заговорила она с трудом. - Я ждала Луиса, а не... "вас, мистер Гудман"? Или всё же "тебя, Клайв"? Как будет... Комфортнее?
Голос дрогнул, как-то совсем предательски и ей опять захотелось расплакаться. Лола отвернулась и утерла тут же наполнившиеся влагой глаза. Ей было так одиноко, плохо и она чувствовала себя такой слабой растяпой! А тут вместо Луиса, которого можно было бы обнять хотя бы, приехал он. Который смотрит на неё и ненавидит, всеми фибрами души ненавидит и как же это не честно!
- Извини, - она стала смотреть перед собой. - Я не спала, мне было страшно. Сидела в углу вон там. И не спала. Вот так оно и было.
Лола подтянула колени к груди, обхватив их руками. Она походила на подростка в показательной псевдо-депрессии, с той лишь разницей, что ей вот было и правда хреново.
- Давай уже, бей, Гудман, - тихо произнесла она, усмехнувшись горько, - зачем ты приехал?
Она повернула к нему голову. Вот в её глазах ненависти не было. Уиттакер была напугана и ей было плохо. Вот и всё. А тут он. И он её расстраивал. Всем расстраивал. Видом своим, ногой, приездом, тем что не обнимет её больше никогда и даже руки не подаст никогда... Никогда. Луис мудак, если думал, что это хорошая идея. Какой же он мудак, если считал, что вот сейчас, как по взмаху волшебной палочки, изменится хоть что-нибудь. Всё. Уже ничего не изменится.
Ох, как ей бы хотелось спрятаться за ним. Чтобы он накрыл её курткой, приобнял и дал ей спрятаться. Чтобы он рассмеялся над тем, какая она маленькая и нелепая сейчас, сказав, что всё это ей приснилось, пока они катались на арендованной яхте. Тогда ей, глубокой ночью, приснился кошмар, что он тонет. И он так и сделал, так и обнял, так и сказал, смеясь так ласково. Глубокий внутренний страх утопления близкого человека тогда быстро развеялся. Как бы ей хотелось проснуться там же и снова услышать от него, что ей всё вообще приснилось. И он только собирался делать ей предложение. Ага. Увы.
- У меня нет денег платить тебе за работу.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

4

Лола… каждая мысль о ней причиняла боль. Энди был маленькой копией их, вобрав лучшие черты от обоих. Мужчина ни разу с тех пор не доставал фотографию, ни разу не смотрел на нее, чтобы не напоминать, чтобы забыть, чтобы уйти к чертовой матери и не думать обо всем, что произошло. А сейчас он смотрел на Лолу, и все внутри словно камнем пропоролось, ухнув вниз. Заплаканное лицо, потерянный вид, тягучее, тяжелое молчание, которое заставляет Клайва еще сильнее хмуриться, чуть смещать цент тяжести, опираясь на здоровую ногу, сжимать кулаки. А она дернулась, эта женщина, боялась. В такие моменты начинаешь презирать себя особенно сильно, потому что, каким же зверем он казался сейчас.
А она еще и поняла, что у него с ногой. Блять. Мужчина выглядел помятым, явно не спавшим всю ночь и сам, да и вообще след того, что никого у него нет, отпечатался довольно сильно. Это видят женщины в мелочах – лишняя складка на одежде, не слишком ухоженный вид, легкая щетина, осунувшееся лицо. Этот человек явно проживал не лучшее время, смотря на Лолу каким-то голодным даже взглядом, тоскующим, только губы сжаты, а брови нахмурены в попытках что-то скрыть.
Так же молча прошел в комнату, не нарушая звенящую невыносимую тишину, не хромая даже, просто сильнее стиснул зубы. Зачем он пришел? Просто, зачем он сорвался и приехал сюда, ведь знал, что ничем хорошим это не обернется. Они чужие, все. Точка. Они разошлись со скандалом, так чего он сейчас делает в ее квартире, о которой ничего не знал еще сутки назад?
Хотелось уйти, просто уйти и напиться что ли. Доктор этого не одобрит, ну и плевать. А Клайв садится на диван, напряженно смотря перед собой, когда Лола, ох уж это имя, которое он шептал ночами ей когда-то, приносит кофе. То, которое он любил. Она всегда все делала так, как нравилось ему. А он знал каждый ее жест, каждое ее движение, знал… когда-то. Когда они не были чужими, когда Энди… он не смог смириться, и не сможет, как казалось ему. Бывший полицейский и хотел бы успокоить, обнять, сказать, что все хорошо, что… что-то мешало. Что-то, что из раза в раз заставляло только больнее бить и отталкивать. Только чтоб не видеть ее, не вспоминать. Казалось, он не увидел пореза, вот только стало на душе еще паршивее и от себя, и от ситуации в целом. Он не любил ее.  Ясно же понял, ясно осознал, что не может смотреть в ее глаза.
Стоило ей заговорить, а он сильнее сжал руки на горячей чашке, не замечая температуры. Отставил, чтобы случайно не разбить, да все равно разлил немного на стол. Выдохнул, ничего пока не говоря, потому что надо восстановить дыхание, надо держать себя в руках.  Вот только Лола всегда умела ковыряться в самом его нутре, удивительным образом подбирая слова, которые вызывали эмоции. Сейчас это была злость. Надо принять ебучие таблетки.
Достал упаковку, молча и напряженно отсчитал нужную дозу, чтобы потом закинуть в рот, запивая кофе. Гребанные успокоительные. Он особо не верил в их эффект, но вроде действительно становилось полегче. А может сам себя убедил.
- В доме нашли труп женщины, - сказал он, и его голос был надломлен, в нем прослеживалась злость, хотя больше было именно усталости, - в… доме, где мы жили.
Чуть не ляпнул «нашем», ебучий случай.
- Ты совпадаешь по типажу, - он не смотрел на Лолу, руки продолжали быть напряженными, - меня вызвали на опознание.
Горькая усмешка, вот только Клайву было не смешно - он  помнил, как ехал туда, как весь замер, как кто-то хлопал его на входе, мол, крепись… как он выдохнул от облегчения, что это не она, как ему стало совестно из-за того, что над трупом он стоит и почти улыбается расслабленно. Как его спрашивал психотерапевт, что он думает об этой ситуации, и как Клайв снова не давал комментария, прекрасно осознавая, что без ответа на такой простой вопрос: «Какие чувства вы испытываете к вашей бывшей жене?», он не вернется на службу.
- Когда начались преследования? Как часто ты ощущаешь  это? Удалось разглядеть кого-то, и если да, то что запомнила? Обращалась в участок? Что сказали? – стандартные вопросы, но по ним так легко было понять, что Клайв не состоит на службе. Интересно, Луис спизданул это Лоле, раз они общались? И как много он ей говорил?
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

5

Она молча проследила взглядом за его движениями. Таблетки. Депрессия. Гнев. Лола сглотнула ком в горле и отвернулась. Слишком горько смотреть на то, что с ним происходит и не иметь возможности что-либо изменить. Ей хотелось. Ужасно хотелось просто взять его за руку, заглянуть в глаза и спросить что с ним. Сказать. Давай поговорим об этом. Давай все исправим.
Истинная причина визита застала женщину врасплох и она дернулась, глядя на него теперь округленными глазами. Ее ударила мелкая дрожь и она встала с места, пройдясь нервно по комнате, закусывая фалангу большого пальца. Усмехнулась, всплеснула руками, встала перед ним, поджав губы и злясь. Злясь на эти тупые вопросы, на его злость. Она сжала руки в кулаки и хохотнула, истерично. Да, истерично.
- Наверное расстроился, что приехал не к трупу, а? С трупом бы не пришлось разговаривать, а со мной вот изволь продолжить и не смей уходить и перебивать меня в моем доме, - выплюнула все-таки, чувствуя, как по щекам побежали слезы и указав на него пальцем. - Сидишь здесь. Задаешь мне эти блядские вопросы... Какого черта тебя это интересует? Не обращалась я в полицию! Никуда я не обращалась! Он давно следит за мной, поэтому у меня...
Она дернулась к окну, раздвинула симпатичные занавески и показала ему установленные на нем с обратной стороны решетки.
- ...чертовы решетки на окнах. Камера над входом и бронированная дверь, сигнализация. В полиции, знаешь ли, я - истинное зло, если ты не в курсе. Твои дружки... твои блядские дружки смотрят на меня, как на детоубийцу! Думаешь они пошевелят хоть пальцем ради меня? Да они трахнут мой труп дубинкой и скажут, что так и было. А если я чудом выживу - добьют. Потому что я, блядь, бывшая жена офицера, которая убила ЕГО ребенка!
Лола выделила это слово. Очень явно. Его.
- Меня все ненавидят, Гудман, - прошептала она, - все ненавидят, когда узнают кто я, а все рано или поздно узнают, у меня теперь даже клиентов в три раза меньше. И я не удивлена, что кто-то хочет проломить мою голову, - она постучала окровавленным пальцем себе по виску, пачкая лицо в крови, подавшись вперед. - Твой папаша трубил на все инстанции какая я мразь. Я убила ЕГО внука. Я. Убила. И теперь, видимо, кто-то решил, что я заслуживаю, чтобы меня грохнули тоже.
Лола выпрямилась и обхватила себя руками, запрокинув голову назад и выдохнув. Потом снова опустила и вперилась в него взглядом.
- На твоем месте, я бы ни капли не удивлялась тому, что происходит. Прими как есть. Рано или поздно он доберется до меня. И я еще буду виновата в том, что из-за меня убили какую-то бедную женщину. Так и вижу как твой папаша на суде отмазывает его от первого убийства и обвиняет в нем меня, - она всхлипнула, задрожала и, в итоге, безвольно плюхнулась на колени на пол, закрывая лицо руками и действительно разрыдавшись.
Почему он не может хотя бы сейчас, вот хотя бы сейчас успокоить ее? Почему он не может хотя бы сейчас притвориться, что он хотя бы нейтрален к ней, что он хотя бы просто выполняет свою работу, например? Разве он не должен хотя бы немного поддержать жертву? Хотя бы чуть-чуть по плечу там похлопать или по спине, сказать, мол, успокойтесь, мэм, мне нужны ваши показания, а не истерика. А ей хотелось истерики! У нее все внутри запылало обидой от этих бессердечно безучастных вопросов. Как будто не было ничего, вообще ничего не было! Да как же так?! Да почему?! Он даже не называет ее по имени!
Всхлипнув, она взвыла, да так надрывно, что ей самой стало от этого жутко.
- Как же ты чудовищен! - пропищала она, сквозь рыдания. - Ты оставил меня, оставил меня одну со всем этим!
Она схватилась за голову.
- Пришел, сидишь, говоришь, дышишь рядом...а я все равно одна! Смотришь на меня, как на бешеную мартышку в клетке! Вроде интересно, а вроде укусит и пиздец! А мне страшно, Клайв! Неужели в тебе вообще не осталось хотя бы человечности по отношению ко мне?! - она повернулась к нему, бледная, плачущая. - Я не прошу ничего другого! Я прошу хотя бы человечности! Хотя бы сейчас! Вруби хотя бы, мать твою, хорошего копа!
Уиттакер снова сжалась.
- Клааааайв... ну пожалуйста... - это было так тихо и так безнадежно.
Как и вся эта сцена в принципе.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

6

Сначала он сидел и слушал. Только становился бледным, словно мел, да уголок губ дергался. Нервное. Когда она совсем сжалась, когда ее весь запал прошел, в Клайве что-то рвануло. На этот раз рвануло его:
- Лола, мать твою, ты думаешь мне блять легче? Ты думаешь, что я блять герой года, отец на миллион?! - он резко встает... дзыньк! Чашка с кофе разлетается на мелкие кусочки, когда мужчина задевает стол, когда он кренится, и кофе, заваренный специально для него, уже стекает со стола, струйкой падая на осколки. Истерика бывшей жены вызывает в нем новые эмоции, те, которые должны были заглушить таблетки.
- Да блять, расстроился! Ведь мне мало смерти сына, давай еще и жену добавим! – он не заметил разбитой чашки, когда, что есть силы, ударил ладонью по столу, попадая в коричневую лужу бывшего кофе, - я ж сука так радовался, о, нашей фамилии так не хватало статистики детской смертности! Надо добавить! А что, сейчас еще жену убьют, бывшую, так вообще заживу! Избавлюсь, мать твою, от груза.
Он распалялся, и его голос набирал обороты, ни хрена эти ебучие таблетки не помогали.
- Какого интересует? Давай, подумаем, какого! – он просто под эмоциями взял Лолу за плечи, резко поднимая и зло смотря в глаза, - не знаю я и знать не хочу! Не хочу я знать, зачем приперся и стою как кретин, не хочу знать ни тебя, ни твои ебучие слезы! Не хочу я думать, что могу снова оказаться на опознании и, на этот раз, увидеть там твое тело! Не хочу я думать, что этот гондон сделает с тобой, ведь с предыдущей жертвой не церемонились, - он слегка встряхнул девушку, - не хочу я блять слушать все эти слова жалости! Не хочу сука стоять и слышать, что господи мои, какой ужас произошел в его семье! На хер это все, просто на хер! Не хочу…
Он попятился, утыкаясь ногами в диван, да падая на него, скрючиваясь в три погибели, зарываясь грязными руками в волосы.
- Как же я заебался видеть эту грязь… заебался от всего дерьма, что происходит. Молодые девушки, мертвые, невинные. Порезанные парни, которые пытались вступиться за них. Таким мог стать наш сын… одного ребенка находили распятым на дереве, а другого держали в рабстве. Количество утопленников насчитывает в среднем сто сорок тысяч жертв в год. И самые высокие показатели – детская смертность. Сука, среди них наш сын. Один из многих! А сейчас я блять узнаю, что, возможно, новую статистику пополнит моя жена. И отец, который покрывает виновных, - чуть не ляпнул про то, что они еще могли и не быть людьми. Но сам уже не верил в это, - когда педофила отпускают, потому что он сука обратился куда надо да с нужными связями. А теперь этот урод готов при каждой встрече тыкать тем, как вытащил нас из задницы. Блять, как же я устал от этого дерьма, Лола… - последнее он сказал уже шепотом, продолжая держаться за голову, совершенно не замечая того, как говорит. А он ведь не рассказывал таких подробностей. Никогда они не обсуждали в таких красках то, с чем приходилось сталкиваться Гудману на работе. Потому что да, он предполагал, что встретиться с чем-то очень темным и грязным, но верил, что справится, верил, что сможет помочь миру… когда то он в это верил. Сейчас все больше хотел просто лечь и закрыть глаза. Смерть Энди была тем моментом, когда он понял, что все – в мире нет справедливости не только из-за людей. В мире нет ее вообще. Они были такими… любящими, добрыми, старались сделать мир лучше. Но в итоге все пошло по пизде из-за обычной мелочи. Он орал тогда на Лолу, а орал по сути на все вокруг. На весь мир орал, а Лола просто оказалась в горячей точке. И можно пытаться склеить разбитую чашку, да только долго ли продержится? И не будет она прежней. Наверное.
Он сидел больше не двигаясь, не шевелясь, просто не знал, что дальше говорить, и стоит ли. Голова начала гудеть -давление повысилось. Чертовы нервы. Он снова сорвался, не так, как тогда с подозреваемым в изнасиловании. Но он снова наорал. На Лолу.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

7

Когда он начал кричать на нее в ответ, подняв ее, она подсознательно боялась удара и зажмурилась, опустив голову. Однако, он просто продолжал распаляться, распаляться...а потом тоже потух. Как потухла она. И вот он сказал. Наш сын.
Не мой. Наш. Она почувствовала, как сердце болезненно сжалось и распахнула глаза, глядя на него шокировано. Неужели? Неужели он в кои-то веки после всего этого сказал "наш"? Женщина посмотрела на него, такого разбитого, потерянного... такого же одинокого, как она сама. Ей стало так его жалко, что она о себе забыла. Уиттакер шмыгнула носом, зачем-то села на корточки и, дрожащими руками, собрала осколки чашки, а после положила на стол. Какое-то тупое механическое движение в звенящей тишине. Совершенно тупое. Наверное, оно было нужно. Как и следующее. Она отошла в ванную и принесла оттуда упаковку влажных салфеток, походя шмыгая носом, да вытирая свое лицо и руки.
Скомканную грязную салфетку кинула на стол, к осколкам. Потом достала еще салфетку и, помяв ее в руке, все-таки властно и немного грубо взяла ладони Клайва и стала вытирать, зыркнув на него так, мол, только попробуй отдернуть. Аж пальцы побелели от хватки.
- Мой дом - мои правила, понял? - дополнила она зрительную угрозу, впрочем, как-то вяло, да опустила взгляд на его руки. - Вот и не хрен ковыряться в моих проблемах. Устал - бери отпуск и проваливай в Лос Анджелес или на Гавайи...
Она замолчала, явно не договорив. Вытерев его ладони, выдохнула и отпустила его. Посмотрела в сторону фотографии, так и стоявшей рядом с телевизором. Где они счастливы. Отвернулась, опустила голову и рукавом утерла красный нос. Вот она бледнела, когда плачет, но нос и глаза были всегда краснючими. Лола смяла в руках грязную салфетку и стала теребить ее дрожащими руками, глядя на это, будто это интереснее, чем все остальное.
- Мне нужна помощь, Клайв, - призналась она тихонько, - прости, что... прости. Я не должна была кричать на тебя.
Лола подняла взгляд на него и приподняла плечи. Виноватая. Как же хотелось его обнять, господи, да кто бы знал, как хотелось его просто обнять покрепче. Но нет. Нет. После истерики и слез пришло болезненное опустошение.
- Я понимаю, что ты не хочешь меня видеть. И мои слезы. И все остальное. Ты вообще не очень-то хочешь что-либо, что было бы связано со мной, - она опустила плечи. - И я вижу, как тебе тяжело. Я всегда видела, вообще-то.
Она невесело хмыкнула, опять опустив голову.
- И вижу до сих пор, Клайв Гудман, - Уиттакер нервно дернула уголком губ. - Он был невысоким, лица я не разглядела. Темная одежда. Такой... как все, знаешь. Не бросается он в глаза. Ничего особенного. Вообще никаких черт, которые были бы выдающимися. Я случайно увидела его ночью, когда возвращалась домой. Приняла за него соседа, а в итоге... он убежал, я хотела поймать его и... да не знаю что я хотела.
Женщина посмотрела на него.
- Раньше он так близко не приближался. Возможно, он хотел сделать это. Убить меня. Но сосед не входил в его планы. Он откуда-то знает... что я плохо вижу в полумраке. Он знает с каким темпом я хожу, чтобы держаться поодаль, но не упускать из виду. Знает мои привычки. В той квартире...куда я съехала до этой... я видела, как кто-то ходит у меня под окнами, а потом нашла какие-то... другие таблетки вместо моего обезболивающего. Я случайно заметила. Он был в моей квартире, но я думала, что если уеду, то просто все кончится и все. Я не стала уезжать к родителям, боясь, что он может причинить им вред.
Пауза. Грязная салфетка тоже улетела на стол.
- Отец спрашивал меня как ты. Я сказала, что тебе плохо и ты переживаешь. Он думает, что мы общаемся. Они с мамой просили тебя... заехать как-нибудь и поговорить. Я сказала, что ты занят и не сможешь. Извини, что отвечала за тебя. Но, наверное, это не далеко от истины.
Лола протянула ему руку. Неуверенно, но все же.
- Давай потерпишь меня хотя бы пока не уляжется все это? Я обещаю, что я сменю номер, уеду куда-нибудь, далеко, как можно дальше, может, в другой штат, не знаю. Я навсегда тебя покину и... Луис тоже не сможет до меня добраться. Тебе вредно мое присутствие. Я обещаю, что не будет истерик и никаких разговоров, кроме как по делу, - она сглотнула ком в горле, - и что ты больше сможешь... не беспокоиться обо мне. И не вспоминать меня. Забыть, как страшный сон. Ты мне очень... очень нужен, Клайв. Защити меня в последний раз. Пожалуйста.
Она уставилась ему в глаза.
- Последний раз. Клянусь.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

8

Клайв чувствовал себя развалюхой, хотя ему всего-лишь год не хватало до тридцати. Но ощущать себя таким, разбитым, уставшим, с головной болью и ногой, было максимально неприятно и унизительно. Хотя по большей части накатила апатия, наверное таблетки принесли эффект. Он не сопротивлялся, когда бывшая жена принялась вытирать его руки, даже не дернулся, смотря куда-то в себя и облокотившись на спинку дивана. Сгорбился лишь, опуская плечи. Если бы его кто попытался поправить, он сказал бы, что ему нормально, просто поза расслабленная. Устал. И сам не мог понять, почему не сваливает. Его тут ничего не держит, кроме специалиста. В конце-концов мог и перевестись, ему назначат нового и все. Но не уезжал. Влачился он что ли по жизни, и от этих мыслей было совсем тошно.
После того, как Лола убрала руки, Клайв оперся лбом о ладонь, поставив локоть на подлокотник и слушая, о чем она говорила. Злости не было, действительно лекарство действовало, тут бы врач определил, потому что слова женщины не очень то были по душе самому Гудману. Он тяжело потер рукой лоб, прикрыв глаза.
- Всегда ты все понимаешь, Лола. И постоянно извиняешься, и смотришь как будто знаешь все тайны, - устало сказал он, - я понимаю, я прошу потерпи, извини, - в его интонациях была какая-то безнадежная тоска, - прекрати это делать, Лола. Прекрати всех и вся понимать. Хватит.
Потому что от подобных слов ему становилось только хуже от того, что он ни черта не понимал. А Лола замечала. Постоянно все замечала за ним, а он в упор не видел некоторые вещи, только когда непосредственно разжевывали, начинал осознавать и удивляться.
- Ты всегда замечала детали, от тебя не укрывалось ничего.
И как же ему это нравилось когда-то. Но сейчас он бы очень хотел, чтобы его бывшая жена не смотрела с такой вот всепоглощающей жалостью и болью. Он прекрасно осознает, что сейчас жалок, и взгляд побитого щенка только гаже делал на душе. Вздохнул.
- Значит так, - он поднялся, набирая сообщение в телефоне, - я свяжусь со своим бывшим напарником, он поднимет все случаи. Посмотрит, были ли еще трупы, и если да, то когда это началось. В каких местах. Потерпеть придется тебе – я буду вести слежку, в департаменте и так не хватает рук. А я, - он усмехнулся, - сейчас немного не при делах. Но как частник могу сам выбрать себе дело. Так же ты должна будешь мне отчитываться, если заметишь что-то странное. Поняла? Не боясь, не думая, что это мелочь, не стоящая внимания.
И хоть голос еще был уставшим, да только сейчас он смотрел на девушку с таким вот профессиональным серьезным взглядом.
- Вспомни все, что было, до мелочей. То, что ты сказала, повтори на диктофон. Также мне нужны списки, с кем ты общалась после… - сглотнул ком в горле, - после. Если преследователь так хорошо тебя знает, то это кто-то из круга общения. Хотя, - горько усмехнулся, - по статистике в большинстве случаев виноват партнер жертвы. Но у меня есть алиби – мой психиатр.
Мужчина как-то на автомате прошел в кухню, включив кран и промыв руки, да сполоснув лицо. Не хотел бы он сейчас видеть себя в зеркале. Вернулся в комнату, смотря на Лолу.
- Тебе лучше бы переехать, - задумчиво проговорил он.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

9

Женщина слушала его серьёзно, лишь периодически шмыгая носом, да послушно кивая. Села, убрала поданную руку, глядя куда-то вниз и опять сжимаясь в размерах, как какая-то, блин, водоросль под солнечными лучами, выкинутая волнами на побережье. Дурацкое сравнение, но именно оно возникло в голове Уиттакер. Прикрыла глаза и опять вот коленки к груди.
- Всё сделаю, - проговорила она, когда он вернулся из кухни, - кроме переезда, Клайв. У меня уже нет денег, я вся в долгах, как в шелках. Некуда мне ехать, только если опять всё продавать, опять заново, опять всё... Нет, я сейчас просто не смогу переехать... Он узнает, к тому же...
Лола неровно выдохнула, а потом резко вскинула голову и спустила ноги вниз, округлив глаза.
- Погоди, тебя что, отстра... Ох, Клайв! Твою мать... - она приложила ладонь ко лбу, зашипев и помотав головой, а потом всплеснув руками. - Уроды! Ну что за уроды! Ты же один из лучших, мать их, детективов в департаменте... Психиатр... Клайв, ты... Что случилось? Почему ты... Почему Луис не рассказал мне? Он говорил про трудности, но чтобы настолько... Клайв, это же всё временно, ты же понимаешь? Ты же сильный, ты же боец! Клайв, ты же понимаешь, что ты справишься? Ты же герой, тебя же даже в газетах печатали, тебя же показывали по телевизору, Клайв, тебя ведь награждали! Клайв, ты же... Ты же не сдаешься, ты же не можешь сдаться, милый!
Лола осеклась и зажмурилась, мотая головой. Ну вот надо же было такое ляпнуть. Приехали. Отрицать, что она до сих пор любит его, отрицать, что ей его ужасно, ужасно не хватает, что хочется как раньше... Так глупо. Она пыталась, пыталась дотянуться до него уже, это не вышло, это не сработало, они развелись, всё. Надо двигаться. Но как Лола ему и говорила, он переходить черту умеет, а она топчется на ней, не решаясь куда-то шагнуть. Говорила, мол, уеду, ага, исчезну из жизни, но сердце то с кем? Сердце навсегда где-то с ним, у него в кармане валяется, как доллар в зимней куртке с позапрошлого года, оставленный в этой уже немодной и забытой, за ненадобностью, в глубине кладовки детали гардероба. Он не виделся ей жалким. Он виделся ей одиноким и не слышащим самого главного для него. Это был человек, которому нужен "болельщик на трибуне", который будет уверен, что он доберётся до третьей базы, даже когда все остальные уже перестанут смотреть матч, считая, что там и так всё ясно. Он же... Он же всегда был таким.
- Прости, меня занесло... - Уиттакер постучала раскрытой ладонью себе по лбу, потом хмыкнула и пожала плечами, опять глядя на него и решив перевести тему побыстрее. - Ты же спросил. Общалась ли с кем-то. Из общих и старых знакомых больше ни с кем, а из тех, кого узнала в последнее время, никто меня так хорошо не знает. Мужчин у меня не было, навязчивых поклонников тоже. Кроме этого парня, ха-ха, да, смешно, нет, не очень. Да, так подумаешь и покажется, что ты меня заказал... Но ты бы не стал. Будь я тобой, утопила бы себя в ванной собственноручно, а не нанимала бы кого со стороны. Состояние аффекта! Ха-ха, да, смешно...
Лола облизнула губы, хохотнув невесело и шмыгнув носом, пожав плечами.
- ...нет, не очень.
Опять. Да как же уже это выглядит по-идиотски! На самом деле это всё нервное, да, вся эта дерганость - нервное. Спросить у него телефончик доктора, может? Ха, нет уж.
- Можешь остаться? - резкий вопрос, а голос дрогнул сначала интонационно вверх, а потом начал идти вниз. - Пожалуйста, хотя бы чуть-чуть... Не знаю, посмотри кино про пингвинов мистера Поппера, просто... Я хочу поспать, хотя бы час, хотя бы грёбаный час... Потому что я ужасно, ужасно устала... и так боюсь... ну пожалуйста... ты меня не увидишь и не услышишь, я там, буду в комнате... Я наверное много прошу, извини... Извини, что я извиняюсь, да чёрт... Да не могу я о себе сейчас позаботиться.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

10

Надо же, Луис не стал трепаться, как благородно с его стороны. Клайв хмыкнул, отмахнувшись от слов Лолы. Ему вообще не нравилось говорить о том, что происходит. Тем более, что он сам не уверен в реальности. А ее слова о героизме и о том, что он способен справиться, только сильнее забивали гвоздь в крышку гроба его существования. Хорошо, что он ощущал сейчас апатию, а не злость, иначе одной разбитой чашкой не ограничилось. И эти ее слова, вырвавшиеся случайно. К черту все, главное работа. В своей стихии он все-таки чувствовал себя увереннее, не приходилось думать о другом. Не надо было замечать и их фотографию у нее на полке рядом с телевизором. Это не улики, а мешающие делу факты.
- Значит так, - сказал Клайв, - раз за тобой слежка, - кивнул в сторону занавешенных окон, - то бесполезно делать вид, что все идет по-старому. Кто бы ни преследовал тебя, - скрестил руки на груди, сделав пару шагов, - скорее всего, ему быстро станет известно про меня. Отыскать мою морду в интернете не составит труда. Я все еще числюсь в отделе, хоть и идет приписка о бессрочном отпуске. А учитывая, кто мой папаша, то все становится еще проще. Так что такой факт, как появление на пороге бывшего мужа не скроешь. Следовательно, твоему «поклоннику», - почти что выплюнул слово, - придется менять свое поведение. Это может сыграть нам как на руку, так и навредить. Скорее всего он начнет принимать более решительные действия, поменяет стратегию.
Клайв почесал подбородок с легкой щетиной, сначала ничего не говоря о предложении Лолы. Он раздумывал, решал.
- Есть два варианта. Первый – ты переезжаешь ко мне на время. Этим убираются несколько проблем – мне будет проще вести наблюдение, а преследователю понадобится менять план действий. Плюс это не затронет жителей этого дома. Проблема подобного варианта – сталкер может прекратить слежку, но продолжить убивать женщин, в назидании, так сказать. В тех местах, где ты бывала, любимых местах. Твоя задача вспомнить их все. Особенные, важные, те, о которых кто-то мог спокойно узнать. Где чаще бывала, где… - не договорил, продолжив, - учитывая, если ты говоришь, что он неплохо знает о тебе. Второй вариант – ты остаешься здесь. Я навещаю тебя периодически, скажем, утром и вечером, остальное время веду наблюдение. Но тут та же ситуация – преследователь может уйти в подполье, скорее всего, так и будет, на самом деле – я неизвестный коэффициент, который неожиданно вмешался. Но опять же, в случае со вторым вариантом мне будет крайне неудобно работать над этим делом. А людей, которые готовы вести наблюдение сейчас в департаменте нет. Так что такой себе выбор – хреновый, хотя если ты готова терпеть меня под крышей какое-то время. В любом случае одному придется везти по минимуму вещи, мне в принципе все равно, выбор за тобой. Мне должна упасть информация об остальных жертвах, если они были. И о характере убийства последней.
Клайв снова опустился на диван, откинув голову назад и прикрыв глаза.
- Плюс второго варианта – у тебя тут бункер, - он проговорил это тихо, но четко, немного усмехнувшись. Если бы это была не Лола, работать оказалось бы проще, вообще вся эта канитель с переездами даже Клайву казалась чем-то идиотским, он не понимал, с какого такого хера он просто по стандарту не оставит бывшую жену в покое. Почему не работает по протоколу, ведь достаточно созвона и пары дней слежки. Установленный график звонков, а коль пропустили, что ж, бывает в жизни всякое говно. Вот только от подобной мысли стало еще паршивей. Он всегда ответственно относился к работе.
- Я останусь ненадолго, - проговорил, наконец, он. Нога ныла притупленно, больше надоедала, - реши, как тебе удобнее и отдохни. О стандартном графике звонков не может быть и речи, - он нахмурился, будто боялся, что его уличат в слишком сильной… предвзятости, что ли. Мужчина не понимал даже причины своего решения, только даже не мог допустить мысли, чтобы оставить бывшую жену. Просто не появлялась она, - если уж жать, то жать по полной. Тем более, что убийство произошло. Посмотрим, каковы будут действия, но это должно произойти под моим контролем. Скорее всего, несколько дней он заляжет на дно, стандартная схема. Это позволит тебе отдохнуть, а мне нормально поработать. Реши, что для тебя будет удобно. В обоих вариантах – твоего или моего временного, - особо сделал акцент на слове, - переезда есть свои особенности, но они примерно равнозначны. Меняется лишь стратегия ведения дела.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

11

Лола прикрыла глаза, крепко зажмурившись, но слушая все так же внимательно, да кивая головой. Она сняла капюшон толстовки и заправила пряди волос за уши, шмыгнула носом и открыла глаза, глядя на Гудмана с вот этим немым восхищением, вперемешку с благодарностью и надеждой какой-то, что ли.
- Переезжай ко мне. Раз бункер. Временно, конечно временно, - а внутри, да, глубоко внутри, надежда, что нет ничего более постоянного, чем временное. - Он приходит ночью, он никогда... я никогда не чувствовала слежки днем, так, совсем немного, совсем редко. Только становится темнее, как он здесь. А сейчас... зима и темнеет так рано...
Уиттакер окинула его взглядом и выдавила из себя слабую, вымученную улыбку. Очень жалкую и грустную. Губы опять задрожали и из глаз брызнули слезы. Она всхлипнула, поднимаясь с места и утирая лицо рукавами толстовки. Да почему вот все должно так происходить? Ло прошла к дверям в спальню и включила свет. У нее была кровать чуть шире одноместной, но, все же, далекая от того, чтобы стать двухместной. Женщина открыла шкаф и вытащила оттуда плед, встряхнула и, поколебавшись немного, да взяв одну подушку с кровати, все таки вернулась к Гудману. Подошла к нему и накинула плед на его колени, а подушку положила на то место, где сидела.
- На случай, если... захочешь подремать. У тебя уставший вид... ты чутко спишь, случись что... сразу очнешься, - она чуть дернула уголками губ и положила руку на его плечо. - Я выделю тебе белье и полотенце... и место в шкафу. Потерпим друг друга, да. Потерпим.
Она сжала ладонь. Слегка. Сглотнула ком в горле и, качнув головой, как-то очень неловко убрала руку. Как же хотелось просто коснуться его щеки, сказать что-нибудь еще, что-нибудь ободрительное, доброе... что-нибудь честное и откровенное. Она опять спряталась в капюшоне, укуталась в толстовку, спрятав кисти глубоко в рукавах и скрестив руки на животе.
- Я правда посплю совсем немного. Совсем чуть-чуть... спасибо, правда. Спасибо. Я не буду тебе мешать, пока ты здесь, я буду работать, я возьму клиента, каскадера. Он сломал позвоночник и учится ходить заново. Завтра у нас занятия с ним и еще парой человек... и я буду молчать, правда, я не буду с тобой разговаривать, если ты не захочешь, я буду очень тихой, как...как мышь, да, как мышь. И не буду задерживаться. А сейчас совсем чуть-чуть... ты же вернешься потом вечером? Да? На ночь? Вернись...
Лола потерла лоб и развернулась в сторону комнаты. Поджала губы и пошла туда, не оборачиваясь и не закрывая дверь. Ее постель стояла параллельно двери, так что он мог видеть, что она легла и тут же отвернулась, накрывшись одеялом. Свернулась в комочек, незаметно для него кусая одеяло и давясь слезами. Ей хотелось, чтобы он был не на диване, чтоб он сел рядом, коснулся ее. Чтобы он спал рядом, защищая ее, как всегда, как раньше. Да почему же это все не сон? Почему так жестоко и больно? Она не проснется от топота детских ног или от того, что Гудман разбудит ее поцелуем перед уходом на работу. Как же отвратительно это все.
И страшно. Она не хотела умирать. Особенно она не хотела умирать, так и оставшись с ним врагами.
Но она решила довольствоваться малым. Он здесь, он не бросает ее в этих трудных обстоятельствах. Клайв такой хороший человек, он нашел в себе силы перешагнуть через ненависть к ней. Это очень благородно. Она подумала, что ей нужно будет так же благородно потом уехать, оставить его, не мучить собой, воспоминаниями о том, что они потеряли. Выдохнув, она прикинулась, что совсем уснула и перевернулась на другой бок, лицом уже к двери. Чтобы глядеть на него украдкой, из-под прикрытых глаз.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

12

- Это странно, - заключил Клайв на слова Лолы, да только мотнул головой. Нет, хватит с него подозрений по поводу неестественности и странности. Все можно объяснить логически. Ночью легче всего следить, оставаясь незамеченным. Вот и все.
Мужчина внимательно посмотрел на бывшую жену, замечая, насколько она уставшая. А ему надо было задать вопросы, выяснить конкретику. Но сейчас, он почему-то не захотел и дальше допрашивать Лолу. Не заметить, насколько она вымотавшаяся, было невозможно.
Когда женщина ушла к себе в комнату, он невольно дал себе немного свободы, заметив, как подрагивает колено. Говорили, что это нервы. Поменял позу, чтобы избавиться от навязчивой тупой неудобной боли. Такая, словно что-то ныло в месте перелома, будто только-только начала кость срастаться.
Но стоило Лоле вернуться, он силой заставил прекратить. Она накинула ему на колени плед, подушку положила, и что-то сжалось в груди, болезненно так. Словно потерял что-то, а вернуть не может, потому что не знает, что. Он же все для себя решил. Так чего сейчас так хреново то, а, когда она кладет руку на плечо. И хочется оттолкнуть, сказать, брось, убери, но не отталкивает. только напрягается сильнее, да взгляд более хмурый.
- Хорошо, - только и может выдохнуть он, когда она говорит про шкаф, место, вещи. Когда она вся такая извиняющаяся. Черт, как отвратительно он себя ощущает, - иди.
Так и сидит, когда она уходит в комнату, ложится. Надо перевести дыхание. Он не думал, что ему будет так тяжело снова ее видеть, слышать голос и говорить с нею. Наклоняется, упираясь головой в ладони, пытается не задохнуться. Не будь он сейчас здесь, сидел бы с бутылкой пива в баре, или у себя на неубранном диване. В новый дом кровать так и не завез. Сам, не смотря на состояние такой вот усталости, спать не мог совсем. Это ведь все было хроническое, и обычным сном не могло излечиться. Он привык уже спать мало, прожигая свою жизнь. Какую-то болезненно одинокую, но с женщинами отношений не складывалось. Он был слишком груб и агрессивен, а в барах подсаживались в основном те, кто не планировал отношений дольше, чем одна ночь.
Клайв поднял голову, сам встал, аккуратно кладя плед на диван, прошел в комнату Лолы, аккуратно приоткрывая дверь. Что ему от нее надо? Да хрен его знает, пусть будет обычное следование буквы закона и правопорядка. Сталкеры нарушали права, запугивали граждан… Лолу. Черт, ей надо на самом деле отдохнуть.
- Лола, - сказал сурово Клайв, - уж меня ты не обманешь. Я прекрасно знаю, как ты спишь. Тебе надо отдохнуть, а не делать вид. Так что либо ты сейчас принимаешь при мне успокоительное и засыпаешь, либо я задам тебе ряд уточняющих вопросов. Но их лучше спрашивать у пострадавшего, который более менее пришел в себя. Ну и мне надо работать. Так что решай – либо ты на самом деле отдыхаешь, не притворяясь, что видишь третий сон, либо предлагаю поехать со мной за вещами. Мне необходимо начать работать, а не прохлаждаться, и тем, что ты сейчас мысли думаешь, вместо отдыха, не способствует продвижению дела. Если сталкер работает точно ночью, то мне лучше бы вернуться в эту квартиру до наступления темноты. Твой выбор?
Клайв говорил строго, сурово и тоном, не требующим возражения.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

13

Лола, только начавшая пытаться заснуть, вздрогнула от его приближения и накрылась одеялом с головой. Его строгий и холодный тон делали ей очень плохо. Отвечать решительно не хотелось, вообще не хотелось вылезать. Всё тело как-то замерло, глаза плотно зажмурились. Может, стоило бы и согласиться поехать с ним, но она так сильно устала. Ей просто хотелось, чтобы он остался и побыл с ней рядом.
Она медленно выглянула из-за краешка одеяла. Такая вот испуганная гусеничка, ага. Носа не казала, только глаза. Краснючие и большущие.

- Ты можешь не ругать меня хотя бы сейчас? - голос звучал приглушенно, но слова нетрудно было расслышать. - Я же не могу заснуть за секунду. Я смотрела на тебя и успокаивалась, вот что я делала. Почему ты так... Не хочу я таблетки. Хочу знать, что ты не бросил меня опять.

Она вновь накрылась одеялом. Нелепо, вроде бы, но... Сейчас у этого поведения был скорее оттенок какой-то детской беззащитности. Под одеялом точно безопаснее, ага, никаких монстров из-под кровати и строгих взглядов человека, от которого хочется капельку тепла и заботы, а не нотаций, которого самого хочется укутать в одеяло и гладить по голове, пока не засопит тихонько, как... Как он обычно это делал. Он был таким трогательным, когда, уставший, засыпал с ней рядом, когда медленно закрывал веки, сладко разморенный её лаской и теплом дома. Эти воспоминания и кололи, и грели одновременно. Как же не думать об этом, глядя на него, такого... Такого замерзшего?

Вспомнилось, как его отец назвал её тупой ноющей коровой, когда она плакала из-за смерти сына. Наверное, она и правда не очень умная... Но корова? Ах, если бы! У тех куда мощнее туши! Корова бы это всё выдержала и даже бы боднула. Вот дурацкие мысли.
Её запал, с которым она на него кричала, вообще ничерта в ней не оставил, потому что она не злилась. Обижалась. А вот он злился, он постоянно злился, злился, злился. Это такая страшная разница...
Лоле опять захотелось разреветься. Да потому что всё было очень дерьмово, вот почему. Она всхлипнула, прикрыв ладонью рот. Сначала почти беззвучно плакала, а потом уже села в кровати и, закрыв лицо руками, расплакалась только пуще, громче. Она ненавидела себя и свою жизнь сейчас настолько сильно, что мысль о том, чтоб до неё добрались и убили, наконец, чтоб не мучилась, не казалась ей такой уж плохой. Она была ему никудышной женой. Она не смогла удержать его, не смогла спасти их сына, не смогла убедить в том, что любит его, что хочет быть с ним всё равно, что готова пережить это вместе с ним, лишь бы не порознь, не вот так, как сейчас. Не может она и сейчас сменить его гнев на милость. Нет, она не пыталась его разжалобить слезами, совсем нет. Ей просто было плохо и только вроде стало получше, только успокоилась, а он опять!

Сил что-то пропищать даже не было. Хотя так хотелось спросить зачем он давит на неё, почему сейчас из всех возможных вариантов он стал именно давить? Предлагать таблетки?! Да что он, доктор что ли?! Она почувствовала себя маленькой непослушной девочкой, которая не хочет никаких лекарств и нравоучений, а просто хочет спать. Чтоб человек, который разгоняет своим присутствием кошмары, не уходил... Но она вот сейчас этим рёвом точно всё испортила. Он сейчас опять психанёт и всё будет ещё хуже.

Наверное, его отец лучшим образом охарактеризовал её. Ёмко так. С душой.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

14

На самом-то деле Клайв готов был чуть ли не силой влить в девушку успокоительное, лишь бы она поспала – ему нужно было, чтобы Лола отдохнула. Она выглядела плохо, и расшатанные нервы это подтверждали. Но вот чего он не ожидал – так это той реакции, которая возникла у нее. Он же вроде не давил… или же давил?
Черт, Клайв никак не мог понять, что перегнул палку, и только увидев слезы на глазах бывшей жены понял, что да, перегнул. Начал работать мозг, который подсказал – чувак, она бы и так заснула, а ты наоборот, скорее всего, прогнал этот сон, нетерпеливый сукин сын. Блять, он, кажется, конкретно едет с катушек, если даже не понимает, когда усердствует слишком сильно.
Мужчина тяжело вздохнул, присаживаясь на краешек кровати и говоря:
- Ложись, - он знал, как ее можно успокоить, знал, что достаточно обнять и сказать, что все будет хорошо. Достаточно улыбнуться ей, но этого он делать не собирался. Он зачеркнул эту страницу своей жизни. Пусть обнимает другой, плохая вообще была затея, что он пришел. Лола просто по привычке, как она тогда и говорила, топчется на месте. А он лишь задерживает, не осознавая, что сам не стремится по-настоящему идти дальше. И слезы видеть ее было тяжело. Отчаянно тяжело, особенно, учитывая, что он сам их и вызвал. А должен был, как хороший коп, успокоить и уверить, что все будет хорошо. Может, ему действительно не стоит даже возвращаться на службу?
- Я не хотел давить, - устало сказал он, - просто я видел, что ты так и не спишь, а времени мало. Сейчас я…
Потер в затылке рукой, раздумывая сказать или нет. В конце концов, ей, наверное, стоит знать. Это может повлиять на дальнейшую работу.
- Меня отстранили за излишнее давление на подозреваемого. Как сказал мой психотерапевт, повышенный уровень агрессии в связи с переутомлением, помноженным на употребление психоактивных веществ.
Забавно, как доктор намекал на наркотические, хоть и завуалировал все словами об алкоголе. Клайва почти убедили, что что-то такое было, ведь не могло ему тогда все в участке привидеться просто из-за усталости. Но он считал, что употреблял не больше других. Обычные вечера в барах, не сильное злоупотребление. Может, он тоже не заметил того, как это вошло в привычку, как сейчас не заметил своей вспышки?
- Таблетки, - нога начала подрагивать, и мужчина положил ладонь на колено, унимая дрожь, - должны действовать, приводить организм к стабильности. Мне надо, чтобы ты поспала, не накручивая себя, не занимаясь самоедством, просто поспала. Потому что я не знаю, как будет действовать сталкер, увидев новый объект. Он агрессивен, учитывая появившиеся трупы. Обескровленные трупы. Скорее всего слил, но зачем… мне надо будет это понять. Я не уйду, пока ты не поспишь, хоть это и сокращает время. Нужно успеть до захода солнца, до его основной активности. Так что спи, я посижу.
Он посмотрел на Лолу слишком устало, сцепив руки в замок. И вот зачем он продолжает давить на свою и ее мозоль? Чего добивается, скажите кто. Не знал, а вернее не хотел признавать, ощущая какую-то правильность в том, что находится в этой комнате. Очень противоречивые чувства злости и какого-то покоя.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

15

Лола ещё плакала, когда он заговорил, но уже тише. Посмотрела на его спину и опущенные плечи, на которых, казалось, слишком большой и тяжёлый груз для него. Нога болела у него из-за напряжения. Дело совсем не в травме, если говорить грубо. Уиттакер вытерлась рукавами кофты, шмыгнув носом. Неровно выдохнула и сглотнула ком в горле. Ей так хотелось обнять его, дать ему хоть чуть-чуть облокотиться, хоть ненадолго... И самой спрятаться за ним. Помолчав немного, она опять глубоко вдохнула и выдохнула, облизнув губы. Мотнула головой и подвинулась чуть поближе к нему. Она не могла ничего не сделать, это будет... Это будет неправильно. Взять и вообще ничего не сделать и не сказать. Она вспомнила, как это было раньше. Как ей раньше удавалось его приободрить. Вряд-ли сейчас получится так же, конечно, но Лоле захотелось просто дать ему понять, что ее мнение о нем не изменилось. Оно никогда не изменится: она считала Клайва сильным человеком, который просто переживал трудные времена. Более того, в этих трудных временах она и виновата изначально. Все остальное, что произошло, просто следствие того, что она не состоялась, как жена и мать. Она надеялась, что состоялась хотя бы как человек. Эти мысли бы гнать взашей, да вот в его присутствии как-то особо не получалось. Уиттакер чувствовала себя слабой и маленькой, по сравнению с ним. В какой-то степени, можно было сказать, что она почти боготворила своего бывшего мужа и он, возможно, даже не знал об этом. В ее глазах он всегда был идеальным, даже когда был вот таким, как сейчас.
- Это временные трудности, - прозвучало очень тихо и сипло, - ты справишься. Потому что ты... Гораздо лучше, чем они пытаются тебе навязать. Можешь относиться ко мне как тебе удобнее, но... Все мои слова всё ещё в силе, потому что... Потому что ты всё ещё Клайв Гудман, что бы тебя не заставляли они все думать. Верь себе, слушай себя. Ты опять наступаешь на те же самые грабли: опять всем что-то доказываешь, доказываешь... неужели ты забыл, как чувствовал себя, когда перестал доказывать им, а стал ориентироваться на себя?
Не дожидаясь реакции, да и откровенно побаиваясь чего-то плохого, она просто легла на кровать, закрыв глаза и укутавшись в одеяло опять. Приятно ощущать тяжесть человека рядом. Пусть не лежит, а сидит. Матрас прогибается и она может знать наверняка, закрыв глаза, что он не ушёл, что вот он. Откроешь глаза - увидишь его спину. Её дыхание выравнивалось. Она ведь правда очень устала и последний вот этот поток слез и обиды окончательно ее вымотал.
Из соседней квартиры раздалось тихое пение Eagles с их Hotel California.
- Это не мешает, - тихо пробормотала Лола, явно уже сонно, - он слушает только старые рок баллады. Где-то час в день. Его жена любила эти песни...он включает их её праху на тумбочке... мистер Миллер...хороший человек.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

16

Слова Лолы вызвали смешанные чувства. С одной стороны, так привычно и болезненно хорошо, когда в тебя верят. С другой же… не было у Клайва больше ориентиров, чтобы слушать себя и идти по ним. Выжжено, мертво, и покоится в маленьком гробике где-то глубоко внизу. Мужчина прикрыл глаза, понимая, что ему неимоверно тяжело находиться рядом с Лолой. А крик в ушах, казалось, звучал до сих пор: «Поставить чертову решетку! Разве так сложно было?!» Тогда он сорвался ведь, оба они сорвались. Вот она, разбитая чашка без возможной склейки – обвиняли друг друга во всем, что можно и нельзя. И эти обвинения не прекращали крутиться в голове бывшего копа. Ему сочувствовали свои, подогревая обиду, злобу и… вину. Ту затаенную, о которой он умалчивал, ведь все было и вправду просто – и не было бы смерти. Но ведь и она могла посмотреть, просто не отвлекаться, это тоже легко было сделать! Эти перебрасывания виной в друг друга очень расшатали самого Клайва, и сейчас слова Лолы как-то обостряли даже все. Мозгом он понимал, что имела она ввиду другое, но отвратительный злобный червь будто на ухо шептал все те грубые слова.
Клайв поморщился, отгоняя от себя подальше это дерьмо. Он собирался подождать, пока она уснет, чтобы потом и самому отправиться на диван. Надо довести до конца, раз уж взялся, а потом вернуться к своему, ставшему привычным, образу жизни. Поставил для себя будильник, мысленно отметил мистера Миллера. Хороший человек… что ж, надо учитывать все варианты.

ЧАСТЬ II
Они стояли на светофоре, когда Клайв молчал, сидя за рулем и не глядя на Лолу. В конце-концов, он сам предложил ей поехать с ним за вещами. Оставлять ее одну было очень неохота, а Лола согласилась. В автомобиле пахло тяжелым запахом табака, какой-то затхлостью и неубранностью. Нет, свинарника не было, но понять, что человеку все равно на окружение оказалось бы довольно легко.
- Мне нужно знать, что именно делает преследователь? Как проявляет себя? – спросил Клайв, когда они двинулись по дороге после загоревшегося зеленого, - помимо преследования и таблеток. Подает какие-то знаки, намекает, что именно ему нужно? Такое бывает, когда людям подбрасывают записки, шлют сообщения с неизвестных номеров. Где-то появляется надпись на стене подъезда. Вроде ничего такого для других, но для жертвы значащее.
Они уже подъезжали. Клайв припарковался, вышел из авто, забирая с бардачка пачку дешевых сигарет.
- Вспоминай, говори, что ощущала, пока я собираюсь.
Дом его был небольшой и довольно обшарпанный, явно взял по дешевке, хотя, по идее мог себе позволить нормальный. Не нужно ему этого – он в основном там только ночевал или пялился бессмысленно в экран.
Открыл дверь, пуская девушку на порог и ощущая даже толику смущения. Ему не нравилось, что Лола видела его таким, хоть опять же сам себя убеждал, что ему должно быть плевать.
Никаких фотографий и зеркал. Дешевые стены, дешевый диван – дом напоминал студию. На полу валяются документы, неубранная одежда, на тумбочке пепельница полная окурков. Мужчина прошел, деланно игнорируя реакцию бывшей жены. Ну да, не первый класс и не их уютная и аккуратная квартира, которая бывшая. Как и жена, между прочим. Какая ей разница, как он живет? Хочет прозябать в свинарнике – его право!
Он ощутил, как снова начал злиться, наверное, поэтому с таким нетерпением и силой дернул дверцу шкафчика, из которого повалило одежда. Ругнулся, принявшись собирать все обратно, запихивать рубашки, брюки, пиджаки. Обычно все его костюмы висели аккуратно, Лола наверняка помнила идеальную чистоту и порядок в его гардеробе, но сейчас, когда он больше не коп, стоило ли вообще заморачиваться.
Мужчина выудил сумку, в которую принялся собирать часть вещей. Только первой необходимости, не более. Подошел к столу, стоящему напротив дивана, взял документы,  которые валялись в разнобой, на одном даже остался отпечаток не то кружки, не то бутылки. Коричневая окружность, придававшая виду бумаг налет нуарности. Только Клайв скривился, увидев это. Черт, надо было их убрать до того, как поставил на них кофе.
Документы отправились туда же в сумку, как и небольшой старенький ноутбук. Тот самый, который он таскал свое время в департамент из дому, потому что он легкий и довольно шустрый в работе. Лола могла заметить и обшарпанный край, будто его роняли и не раз. Клайв открыл другой шкаф, доставая уже оружие, наручники, и прочее необходимое снаряжение. Вот оно хранилось все еще в порядке. Его пистолет был в машине, а вот дополнительные патроны – здесь. Табельное он сдал, и то, что он брал, было явно подпольное. Никто в здравом уме не оставил бы пистолет агрессивному копу, поехавшему с катушек, но через своего напарника он вышел на подпольный рынок, где и удалось заполучить оружие на замену.
- Я буду очень признателен, - прохрипел Клайв, - если ты никому не заикнешься о том, что у меня хранится пистолет и остальное снаряжение. Мне… - мотнул головой, выпрямляясь и убирая снарягу вглубь сумы, - нельзя хранить и пользоваться оружием. Но, учитывая, что у ас работает похоже, убийца… короче, пожалуйста, не говори никому, что увидела.
Посмотрел на Лолу с опаской, немного просяще и осторожно. Потом прошел в ванную, забирая и там предметы первой необходимости. Повертел в руках бритву и все-таки взял ее. Так, на всякий случай.
Когда сборы были закончены, он сказал:
- Ну, пора возвращаться, уже скоро темнеет, - посмотрел время на наручных часах. Нахмурился. Черт, он забыл про таблетки. Надо принять. Достал пару из пачки, закинул себе в рот. Дерьмо. Напоследок успел схватить с тумбы рецепт и новую пачку, чтобы потом вернуться к машине, - поехали.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

17

Она не говорила с ним, стараясь не провоцировать. После сна неприятно болела голова и, по правде говоря, хотелось поспать еще, но это уже попахивало какой-то непозволительной роскошью, поэтому она только душ шустро приняла и решила, что этого хватит, чтобы пободрствовать еще какое-то время. Теперь выглядела лучше. Джинсы, добротная светлая куртка и свитер цвета пыльной розы как-то добавили ей тепла жизни в облике. Волосы Ло не собирала, спрятав их просто под шапкой. Ей хотелось прокомментировать то, как пахло в машине и какое впечатление производила, но Уиттакер сдержалась. Лучше пусть сам заговорит, если посчитает нужным.
И он заговорил. О деле. Лола задумчиво смотрела в окошко, хмурясь и стараясь мыслить без всех этих истеричных "мне страшно помогите". Что действительно делал сталкер? Было ли что-то странное, кроме таблеток, действительно? Тяжело вздохнув, она пожала плечами и прикусила нижнюю губу, нахмурившись. Это значило, что она пока не знает что сказать, но думает над этим. Клайв будто знал, что она растеряется и дал ей время, не торопил.
Мысли, правда, едва они оказались в его жилище, разбежались по разным углам. Она стояла и смотрела на все это, цеплялась взглядом за одно, за другое...и не верила тому, что видела. Вернее, верила, ладно. Ей просто было так грустно на все это смотреть... ее Клайв так одинок, что ему стало плевать на все. Лола прошлась чуть-чуть и как-то механически подняла одну из его рубашек. Красивая, между прочим. Такая темно-синяя, в тонкую серую полоску. Ему она шла, хоть и была велика на размер. Помнила она ее. Пока он не видел, она скомкала ее и спрятала под куртку. Зачем? Да черт знает. Он хоть и переезжает к ней, хоть и берет всякие свои вещи, вот прям на ее глазах берет, остается далеко. А рубашка... может, она просто приведет ее в порядок, да и подкинет ему или... или будет просто держать при себе.
Он вернулся и заговорил про пистолет. Лола скрестила руки под грудью, не давая рубашке вывалиться. Повела плечом и отрицательно мотнула головой. Да кому она скажет. Не то чтоб даже и было кому-то, наверное. Он собрался и приготовился к выходу и Ло впервые за долгое время подала голос:
- Не мне судить, но... если будешь жить в бардаке, то в голове и в жизни будет то же самое. Мне так... папа говорил, - она вышла первой, чтобы, опять же, избежать негативной реакции, да, но и чтобы не смотреть на все это.
Нутро просто клокотало от желания прибрать здесь, расставить все по местам, аккуратно сложить, помыть окна, пол, пропылесосить диван, помыть минимойкой, может, фасад и террасу... но ведь это, по сути своей, желание прибраться не в доме, а в его жизни. Пустить туда свежего воздуха. Только ему это не нужно.
Когда и он вышел и они вернулись в машину, она прокашлялась, намекая, мол, что будет говорить и примирительно подняла руки, ладонями вперед, растопырив пальцы и глядя перед собой.
- Я не лезу, не лезу я, я подумала над тем, что ты спросил и... - она положила ладони на колени. - В общем, он преследует меня, смотрит где я еще хожу. У меня же сменились все маршруты. Он приближается ближе в не очень-то людных местах. Пару раз... ну, вроде как, шел за мной. Я цеплялась к прохожим и он отставал, но не уходил. Записок, каких-то там... надписей или чего-то похожего не было. Просто... будто я рыбка на крючке и меня пытаются подсечь, но я постоянно срываюсь. Плохо то, что у меня появилось несколько клиентов, которым нужны мои вечерние и ночные визиты, я не могу от них отказаться. Платят в два раза больше, а в моем положении это необходимость. После переезда, ремонта, покупки мебели... с деньгами напряженка. Ох, слушай, а знаешь что? Была одна странность. Ко мне приходили из донорского центра. Я сдаю кровь уже довольно давно, еще лет с восемнадцати, мои органы все донорские и в случае моей смерти их обязательно используют, ты знаешь, вроде, но они лично ко мне никогда не приходили. Дали мне уже второй раз, видно, по ошибке, значок почетного донора. Сказали, что ждут меня по другому адресу на сдачу крови на следующей неделе... так вот, я гуглила этот адрес. Там нет центра сбора крови. Это просто... просто офисное здание. Там даже нет никакого медцентра. Не знаю, я не придала этому особого значения... но я помню, ты, кажется, говорил про то, что тела обескровлены. Может, это как бы...какой-нибудь черный рынок крови, например?.. Может, стоит сходить туда вместе и... понять в чем там загвоздка?

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

18

Пока Лола говорила, Клайв потихоньку кивал, задумчиво глядя на дорогу. Уже начало темнеть, и это не нравилось мужчине. Совсем. Как не нравилось и то, что Лола все-таки отметила состояние его жизни. Он хмурился, ведя автомобиль, но вроде не спешил выходить из себя. Черт, Клайв сам замечал, что он словно бомба замедленного действие - неизвестно когда рванет и насколько сильно. Хорошо, что бывшая жена заговорила о деле, а не продолжила рассуждать о том, как он живет. В дерьме. Полном, ну так и жизнь такая, ткнула мордой в действительность. Все, лучше сосредоточиться на деле, снова перевести мысли в рабочее русло - это мужчина мог делать прекрасно.
- Мне нужен будет этот адрес, пробью по базе, не числился ли он в особых списках, - сказал Клайв, заворачивая за угол, - вроде мест, которые на примете у полиции.
Мужчина посмотрел в окно заднего вида. Его напрягал автомобиль, который ехал за ним. Вроде ничего такого, обычный серый, даже марка неприметная. Но именно в боевиках преследователи разъезжали на самых заметных машинах. В жизни все куда прозаичнее. А может, у Клайва тоже начала разыгрываться паранойя. Да, скорее всего она, ведь сталкер не мог пока знать, что он объявился, и куда они ездили. Скорее всего, если преследователь постоянно следит, он удивится отсутствию женщины на привычных точках. И по логике должен будет поджидать у самого подъезда.
- Значит, ничего такого... - мужчина начал останавливаться, ведь они подъезжали уже к дому. Выключил фары, припарковался, но не спешил выходить. Никакого автомобиля за ними больше не было - либо свернул случайный попутчик, либо припарковался раньше, - не записок, не требований, не намеков. Это похоже не на сталкеринг, а на выслеживание жертвы.
Когда Клайв прекратил быть аккуратным в выборе формулировок? А ведь, это основа ведения диалога как с подозреваемым, так и пострадавшим. Мужчина даже не понимал, что он говорил так потому, что это была Лола. А перед ней он всегда был открыт... когда-то.
- Сейчас присмотрись, пожалуйста, - все-таки смягчившись, попросил он, - тут ходят люди, может среди них увидишь знакомую фигуру твоего преследователя.
Сам же мужчина наблюдал, высматривал любые подозрительные движения и отсутствие их. Порой, слишком спокойное поведение человека является тем крючком, на который попадается преступник. Их выдают движения - слишком отточенные, слишком отрепетированные, чтобы быть правдой. Они проходили все сигналы на курсах поведенческой психологии. Мелкие, малозаметные, а если не знать, вообще не распознаваемые обывателями.
- Наведываться туда вдвоем - такая себе идея, - тихо сказал Клайв. Он все-таки не добавил, что Лола там, скорее всего, будет мешаться, - опасно и рискованно. Но вот попросить проверить адрес - это можно. А по поводу твоих клиентов - раз преследователь не лезет, когда ты с кем-то, значит придется побыть подобием "телохранителя".
Клайв нервно усмехнулся, собираясь выйти, если все будет тихо.
- Заметила что-нибудь? - спросил он у Лолы, - в любом случае надо быстро вернуться в квартиру. Как будешь готова - скажи.
Он перестраховывался, руки подрагивали от нервов и всей ситуации. Мужчина полностью верил Лоле и то, что она сказала в корне меняла мотив сталкера. Это намеренный загон жертвы, а не просто обычное запугивание. Учитывая появившийся обескровленный труп, попытки приблизиться, когда она в одиночестве и странные доноры с адреса пустого здания.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

19

Может быть, если бы это был не Клайв и если бы она уже не успела, в принципе, более-менее угомониться, полностью доверившись ему не только как полицейскому, но и как любимому (все-таки) мужчине, то формулировка напрягла бы ее, но... в данном случае, ей было гораздо проще услышать именно так и осознать происходящее несколько иначе. Она-то в таких тонкостях не разбиралась, для нее это был сталкер да и сталкер, а тут вон как. Жертва. И ему нужна, получается, именно она... прям вот она. Может статься, если он и убил другую женщину, то просто потому, что та попалась под руку или была на нее похожа. В принципе, она исходно так и думала, да, но вот сейчас задумалась о другом. Почему именно она? Что она такого сделала? Если верить документалкам о серийных убийцах в три часа ночи и всяким передачам про криминалистов, то, по идее, маньяки убивают именно определенный типаж. Если жертва сорвалась с крючка, то хрен с ней, найдется другая. Клайв хоть и говорил, что, мол, обескровленные трупы и туда-сюда, но он не говорил, что они связаны с ней и не говорил, что они похожи на нее, не говорил, что трупы были там же, где была она, не приходил к ней до этого. Кровь ли была причиной в ее случае? Почему убийца не выстрелил, например, в нее? Может, она нужна была живой? Вот именно она.
Она назвала ему адрес, несколько отрешенно, потому что была в своих мыслях-раздумьях на тему "почему именно я". Что она такого могла сделать или знать? Да вроде ничего. Единственное, что лезло в голову - смерть Энди. Ее выставляли виноватой, она знала про это наверняка, и это было единственным ее "проступком" в глазах широкой общественности, если можно так говорить. Лола поглядела на Клайва, желая высказаться на эту тему, но, подмечая хмурую сосредоточенность Гудмана, она в итоге так ничего и не сказала. Тот заговорил сам, прося ее посмотреть по сторонам и приглядеться к окружению.
Она сначала опустила голову, прикусив нижнюю губу и зажмурившись, а потом кивнула и стала смотреть. Никто не вызывал у нее особого подозрения. Соседи прошлись по улице, но их не заметили. Она поглядела вверх на окна своей квартиры и задержала дыхание, схватив Клайва за плечо. Кровь отлила от ее лица, когда она пальцем указала на здание.
По пожарной лестнице, от ее окна, явно от него, спускался человек. Решетка была вырвана с корнем, а окно открыто настежь. Уиттакер не трясло. Она просто замерла и все тут. Человек с легкостью спрыгнул с подъема и скрылся в подворотне, очень быстро и не оглядываясь. Лола отмерла только после этого, схватившись за телефон и поглядев на время. Вот тут ее руки задрожали.
- Это время. Соседей нет дома. Никто бы даже не услышал, что он ломает решетку... но как? Какой силой надо обладать, чтобы... только если у него не было инструментов... но это долго, - она выронила мобильник из рук. - Как он это сделал? Это невозможно! Ты же видел! Видел! Он прыгнул четко на ноги! Он даже не пошатнулся! Он сразу побежал! Это что? Это как?! Я тренер, я ЗНАЮ, что это невозможно!

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

20

Сначала Клайв даже не понял, что произошло, когда Лола схватила его за плечо. Только переведя взгляд туда, куда смотрела Лола, он понял, что, кажется, сходит с ума. Решетки нет. Вырвана. Прыжок, которого просто не могло быть в реальности. он прикрыл глаза на мгновение, чтобы в следующее мгновение всмотреться в место, где скрылась фигура. Лола говорила, а Клайв продолжал пялиться, напряженно. Губы побелели, да и сам он казался неимоверно бледным. Ему кажется, переутомление. Просто фигура спрыгнула на пролет, потом на другой... какой на хер пролет, если он видел совсем другое. А Лола...
Она говорила, а мужчина не верил еще и своим ушам. Бывшая жена видела тоже, что и он! Он не сходит с ума, или это общее перенапряжение? Что... как?
- Нет, он, - хрипло проговорил Клайв, вцепившись руками в руль и не сводя взгляда с распахнутого окна, - он не мог. Это все кажется, не правда. Я же не сумасшедший, это все нереально. Не может быть.
В голове шум и каша, почему-то вспомнилась та заросшая рука. Но там же был гипс, но он же видел, видел, как срастаются кости, как затягивается плоть. Но это все было неправдой.
Мужчина замер, не зная, чему вообще верить. Ведь Лола казалось, тоже видела все. Или ему сейчас мерещится, может, это его разум играет злую шутку.
- Там были инструменты, наверняка были. А спрыгнул... может трос, крепления, не знаю, - он понимал, что эта версия звучит еще бредовей, чем то, что ему показалось. Какая-то "Миссия невыполнима". Что ж, одно следовало из этого точно - следили целенаправленно за Лолой, и хрен он позволит ей разгуливать одной, - мы проверим. Там должны остаться следы. И... - он повернулся к Лоле, и та могла увидеть, что взгляд Клайва лихорадочно бегает. Он вообще был слишком взволнован и напуган, что не свойственно мужчине, - ты соберешь вещи и мы уедем. Ко мне. Бери самое необходимое, быстро, возможно, он вернется, раз не застал тебя. Он... он может следить, черт.
Клайв вышел из машины, прежде цепляя кобуру с пистолетом и проверив патроны. Проследил. чтобы Лола держалась близко, и, когда она сама вышла из машины, стал рядом.
- Пойдем, быстро, - скомандовал он, беря ее за руку и почти бегом пересекая дорогу, заходя в подъезд. Сейчас Клайв был сосредоточен. продолжая в мозгу прокручивать варианты того, что они увидели. В квартире должны остаться следы, которые подтвердят его разумную, хоть какую-нибудь теорию. Наверняка трос, следы от инструментов и крепления, мужчина осмотрит стены, увидит те же наружные лестничные клетки, и плевать, что их не было. Просто не разглядел, темно. Возможно, что-то еще, что-то, что позволит разумно объяснить произошедшее.
- Должно быть объяснение, - бормотал он лихорадочно, пока чуть ли не тащил бывшую жену за собой по подъезду, в другой руке держа наготове пистолет, снятый с предохранителя, - я не сумасшедший, не сумасшедший. Я не свихнулся!
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

21

Лоле легко передавалось настроение Клайва, но она не поняла почему он говорит о сумасшествии. Уж у кого разум рационален донельзя и остр, как бритва, так это у Гудмана! Это она там склонна к преувеличиванию, к сантиментам, даже к мистификациям немножко, но она женщина и довольно впечатлительная, в отличие от Клайва. Просто в данном конкретном случае, она была больше чем уверена, что доверять своим глазам она может на все сто процентов. Уиттакер ускорилась, желая побыстрее доказать ему, что произошедшее - чистый воды...пиздец, да.
Она подошла к двери и открыла ее без этих всех трясущихся кистей рук, решительно хмурясь и не реагируя на его слова. Она глянула на сигнализацию. Отключена, ну конечно же. Она ставила ее при нем. Либо он откуда-то знал пароль, либо что-то сломал, но это уже не так важно. Даже не важно то, что дверь закрыта, а не выломана. Он точно пришел с улицы. Это добавляло вопросов, но пока что не было времени озадачиваться поисками ответов. Однако, было время, чтобы успокоить Клайва. Конечно же он не сумасшедший! Скажет тоже!
- Посмотри, ты посмотри! - она прошла, таща его за собой через помещение к открытому окну и показала ему на замок от ставен. - Он просто толкнул ставни и те открылись, ты понимаешь? Он сломал замок с легкостью. И решетка, ты видишь? Она именно выломана! Если он и использовал что-то как рычаг, Клайв, то следов не осталось, а теперь смотри, посмотри туда!
Лола наклонилась вниз и бывшего супруга тоже потянула за собой.
- Он не только спрыгнул с трехметровой высоты пожарной площадки. Он как-то туда залез, Клайв, и я что-то не вижу здесь ни мусорного бака, на который можно встать, ни лестниц, ничего! Я вижу абсолютно то же, что и ты, а массовые сумасшествия - явление довольно редкое, чтоб ты знал! Ты не псих. И никогда им не был.
Рубашка едва не вылезла из-под куртки. Она отпрянула от Гудмана и схватила спортивную сумку, лежавшую в ящике под диваном. Там, в принципе, было все, что нужно для работы, в случае чего, но нужно было взять и другие вещи. Пока Гудман не повернулся, она сложила туда и рубашку, а затем прошмыгнула в спальню. Одежды по минимуму и очень, очень быстро, документы, косметичка, все, больше ничего не нужно. Нужно как можно быстрее проваливать отсюда и оставить окно в том же состоянии. Будто она не возвращалась. Позвонить соседу и попросить его закрыть, как вариант, мол, она забыла.
Вещи в квартире были не тронуты. Он просто надеялся застать ее и сделать то, что запланировал. Что именно? Можно только догадываться. Лола застегнула сумку и перекинула через плечо, кивая в сторону двери.
- Валим отсюда к чертовой матери, - ее голос дрогнул, но опять, вот, решимость, лишь бы сбежать, лишь бы успеть. - Крепость атаковали, мой король, наш ров оказался слишком неглубоким. Марио придется искать принцессу в другом замке.
Нервно дернув уголками губ, она позволила себе взять его за руку, крепко сжав его запястье, и заглянуть тому в глаза.
- Слышал, что я тебе сказала? Ты не сумасшедший. Ты не свихнулся. Успокойся, ты нужен мне спокойным, иначе мы будем паниковать вместе. Я видела то же, что и ты сейчас. И мы поговорим об этом позже. И о том, с чего ты считаешь себя сумасшедшим тоже. Хорошо?
Не смотря на то, что сердце ее колотилось почти неистово от страха и она побледнела, казалось, еще сильнее, она собралась. В принципе, когда ей угрожала опасность, напрямую, она всегда находила в себе силы на действий, это потом происходил страшный "откат". Она знала, что Клайв тоже умеет собраться и умеет быть уверенным в себе, но не винила его сейчас. Он был уставшим и...черт, кто сказал ему, что он сумасшедший? Его отец? Такая мысль просто так не засела бы в его голове, Лола была в этом уверена!
- Хорошо? - повторила она вопрос, отпуская его руку.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

22

Лола была собранней его, но и мужчина не совсем уж паниковал, хоть внутри все переворачивалось от непонимания и попытки осознать происходящее. Ему говорили одно, убеждали, приводили доказательства, но то, что показывала Лола в корне меняло его мироощущение, к которому он скатился.
- Но должно же быть хоть что-то! - он сказал это чуть громче, чем надо, а потом, чертыхнувшись, оттащил Лолу от окна, - нас не должны увидеть, может не заметили, как мы вошли, мало ли. Не надо давать повод. Черт, черт, черт, да что за.
При этом его тело продолжало быть собранным, когда он осматривал место. Вещи не тронуты, пришли за Лолой. Дверь не выломана. Да, это нечто как-то поднялось на третий этаж. Как?! Да как же это объяснить то?
А никак, не было ни одного логичного и разумного определения произошедшему, а то, что общая галлюцинация - явление редкое, плюс они не контактировали ни с каким галлюциногеном.
- Ладно, хорошо, обсудим, - согласился он, когда бывшая жена вернулась и повторяла какие-то спасительные слова. Он снова взял ее за руку и, ни секунды не думая, направился прочь из квартиры, - он может вернуться, он будет тебя выжидать, скорее всего быстро поймет, что ты у меня. Не так быстро, учитывая наш развод, но довольно скоро, ведь скорее всего начнет проверять других. И может начать убивать чаще.
О том, что этот преследователь будет в принципе убивать, у Клайва вопрос не стоял. Просто оставался вопрос - насколько часто.
- Не найдя тебя, он начнет проверять твои связи. Первым делом, предупреди всех знакомых, с клиентами, скорее всего, уж прости, - он это все говорил, пока они спускались чуть ли не бегом по лестнице, выходили из подъезда и направлялись к машине, - придется повременить. Никаких встречь. И... наша задача поймать его. Черт, - он сел за руль, заводя машину и ожидая, когда Лола устроится на сидении, закинув сумку, - я не смогу сказать ничего. Я...
Замолчал, заведя машину и выруливая. Он начал петлять, на всякий случай, потому что этот некто мог увидеть. Он ведь не успокоится. будет караулить, не смотря на то, что якобы скрылся.
- Я бесполезен, черт, сейчас я даже как бывший коп бесполезен. Я не смогу заикнуться о странностях и о том, что мы увидели.
Ведь на самом деле увидели именно "они", а не только Клайв? Как же ему хотелось в это верить.
- Если я заикнусь, меня не просто отстранят, уберут в психушку. Закроют. Черт, дьявол, да что за!
Только по речи можно было понять весь раздрай мужчины, который продолжал методично петлять по городу, в итоге добравшись к своему дому. Остановился, откинулся на сидении, тяжело выдохнув.
- Что тут на хер творится... - а потом посмотрел на Лолу, - не обращай внимания. Все нормально. Все... я разберусь с этим.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

23

Клайв - крепкий орешек. Он смог собраться не хуже, чем она и ей хотелось верить, что не без ее помощи это получилось. Однако, не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что его внутри дергает намного сильнее, чем он хотел это показать. Вернее не хотел вовсе. Гудман был копом до мозга костей и даже когда, казалось бы, вот, машина, они едут подальше от места, они в относительной безопасности, а он до сих пор на взводе, в то время как ей опять удавалось себя успокоить. Именно тем, что у них есть время сбежать, что они уехали, вот, ага, едут, петляя, лишь бы не было преследования. Она старалась дышать ровно, натянувшись, как струнка, да глядя перед собой только, до самого конца их пути молча и прокручивая в голове версии того, что произошло там и почему за ней в принципе ведется охота.
Ужасно быть причиной того, что все с каждой минутой становится только херовее и херовее. Машина остановилась перед его домом. Теперь до нее дошло и то, что он сказал о клиентах. Ее ведь уволят. Женщина сглотнула ком в горле и повернула к нему голову.
Разберется. Она знала, что он разберется. Она не сомневалась в этом. Клайв может все. Он почти как супермен, только настоящий и не носит нелепое трико. По правде сказать, она не могла припомнить ни одного момента, когда бы Гудман не сдерживал своих слов и обещаний. Если он говорит, что разберется, то разберется... но, может, на этот раз, ей не стоит поднимать ручки вверх, с таким мол, ладно, я вообще не буду вмешиваться в то, что ты делаешь и что с тобой происходит, раз ты говоришь, что вывезешь. Будучи в браке она не то чтоб постоянно так делала, но она просто не задавала лишних вопросов: поддерживала его и все тут. Сейчас... стоит ли сразу выводить его на откровенный разговор? Ей казалось, что не стоит.
Пауза затягивалась, а она не могла оторвать от него взгляд, так и сидя, как будто получив команду не двигаться. Мотнув головой, в итоге, она согласно кивнула.
- Да, я не сомневаюсь, что ты справишься. Это же ты.
Выйдя из машины и подхватив сумку, она опять почувствовала нарастающее внутри напряжение. Уже не от убийцы, а от того, что сейчас увидит эту обитель одиночества и скрытого внутреннего диссонанса вновь. Как же ему удалось все это? Можно предположить, что он какой-то каскадер или акробат, бесспорно можно, но какова вероятность этого? Дверь дома открылась, они снова оказались посреди его разрухи и ей стало совсем не по себе. Лола бросила сумку на пол, медленно расстегнула на себе куртку, разулась, сделав пару шагов вперед и застыла. Повернулась к нему и окинула его взглядом. Нельзя молчать сейчас, но и расспрашивать...нет, это плохая идея. Она сняла куртку и небрежно кинула на спинку кресла. Бардак она будет убирать здесь завтра, пока он будет спать.
Уиттакер шагнула к нему, положила руки на его плечи. Неуверенно в начале, но, в итоге, даже сжав их слегка.
- Ты не сумасшедший и ты справишься, - она сказала это четко и уверенно. - Ты все сможешь. Ты не псих. Ты не невротик. Ты нормален. Я видела то же, что и ты. И я сделаю все, как ты сказал. И сейчас мы не будем разговаривать об этом, но мы поговорим, обязательно. Сейчас надо взять себя в руки и успокоиться... и, прежде чем разговаривать, просто заруби себе на носу, что ты никогда не был сумасшедшим. Что бы тебе не говорили. Просто прекрати так думать. Это поможет тебе принять все, как оно есть. Ладно? Пожалуйста.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

24

Клайв вышел из машины, громко хлопнув дверцей. Как бы спокойно он не говорил, а движения выдавали его с головой – он был все еще взвинчен, шокирован, на нервах. В руке держал бесполезную сумку, учитывая то, как стремительно поменялись планы.
Он прошел в дом, запирая дверь и ставя вещи на пол. Снял верхнюю одежду и обувь, нервно, очень нервно. Не успел сделать и шага, когда Лола взяла его за плечи и принялась говорить. Он стоял, слушал, а потом не выдержал:
- А кто я, черт побери?! – Клайв убрал руки бывшей жены с плеч, обогнул ее, проходя дальше и выравнивая дыхание, - что ты видела, вот что? Давай, опиши! Вырванная решетка, неизвестный, который спокойно спрыгнул с высоты третьего этажа и не переломал себе ноги, это да? И как объяснить? Черт, да с этим даже к напарнику не придешь, никакого дела не завести, черт, черт, дьявол!
Он стукнул по шкафу и внутри что-то свалилось. Клайв снова выругался, проходя уже к сумке и вытряхивая необходимое. О вещах не заботился, плевать. Он достал оружие, положил на тумбочку, ноут, вернул все обратно, подключая.
- Блять, я даже соображать не могу, чертовы таблетки, не помогают, -  еще Лола, которая продолжала смотреть на него глазами упертого олененка. Как же это было болезненно, - надо работать, надо что-то делать, черт, сегодня он не должен оказаться здесь, я вроде запутал, но если наблюдал, то можно пробить номер.
Он резко обернулся к бывшей жене, ненавидя себя за то, как сейчас себя вел. Его бесило и то, как он говорил, он хотел остановиться, но снова начала гудеть голова. Клайв прикрыл глаза, мучительно желая не видеть ее лицо, и в тоже время, стыдясь себя. Он вел себя не профессионально, он снова срывался, а увиденное выбило из колеи, хотя столько всего происходило в его практике, и изнасилований, и убийств, подумаешь – мужик прыгнул как-то не так. Показалось. Как показалось и с той рукой, которая заросла.
- Я не уравновешен, Лола, что бы тебе там не показалось, может вообще общий глюк на фоне нервного, хрен знает. Одно я понимаю точно, это не просто слежка, а какая-то гребанная охота. Ни вещей не взяли, ничего. Целью была ты, а я не могу даже донести об этом в полицию, потому что скорее всего меня упекут в психушку. Тогда этот маньяк до тебя доберется, учитывая его силу. Скорее он просто тренирован, или еще что. Черт, голова, где эти таблетки, где чертово обезболивающее? – мужчина прошел на кухню, принявшись рыться в одном из шкафчиков, в котором все было в полном беспорядке, как и вся жизнь Клайва. В итоге нашел, вроде срок годности позволял. Выпил, чтобы потом вернуться в комнату и стараться говорить спокойнее, хоть и быстро. Взгляд оставался нервным, хоть Клайв и пытался снова выровнять дыхание и поведение:
- Располагайся. Будешь ночевать на диване, - с этими словами он принялся стягивать простынь, которая не убиралась у него, - у меня есть спальник. Сейчас ты отдохнешь уже нормально, если нужно, - мужчина снова ругнулся, когда не смог сразу стянуть с одного угла ткань, - твою ж мать, так. Ладно, если нужно что-то – скажи.
Он, наконец, содрал непослушное белье, скомкал, проходя и закидывая в стиральную машинку. Достал новое, даже свежее, выудил и второе одеяло с подушкой, делал все быстро, что говорило о том, как сильно взволнован Клайв. Сейчас он отличался от того уравновешенного человека, которым был когда-то.
Мужчина потер глаза тыльной стороной ладони, жест, говорящий о нервной усталости.
- Я позвоню пока напарнику, узнаю, какого черта он молчит, - Клайв принялся заправлять одеяло в пододеяльник, продолжая говорить, - потом просмотрю что там по адресу с этим банком крови, вообще есть такая организация или нет.
Он справился, развернулся к женщине, дыша так, словно преодолел марафон.
- А ты ложись, отдыхай, мне пока хватит информации, - видеть ее было невыносимо, думать о том, что этой ночью он мог избавиться от нее посредством того неизвестного, приводила Гудмана в безумный ужас.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

25

Она опустила голову и прикрыла глаза, вздрагивая от каждого его резкого движения. Это было и слышно, и видно, и... эти вибрации в воздухе. Лола не понимала что он делает. Он хочет, чтобы она умерла? Хочет, чтобы жила? Хочет помочь? Держать поблизости или оттолкнуть? Хотел, чтобы она поддержала его или хотел услышать, как она подтверждает то, что он говорит?
- Клайв, - она сначала прозвучала тихо, даже саму себя едва услышала, потому не удивилась, что и он не отреагировал, продолжая ковыряться. 
- Клайв, - уже громче, но все равно тихо.
- Клайв! - вот теперь громко, да только он уже и сам повернулся.
Лола собиралась ему что-нибудь сказать, но не смогла. Она просто смотрела на него, да, глазами ничего не понимающего олененка. Потому что она правда не понимала что происходит. Он казался запутавшимся, безнадежно запутавшимся. Сколько она помнила его, когда он оказывался в ситуации, где не мог разобраться сразу, он нервничал и злился, но контролировал это. Она верила, что он и сейчас может, он всегда может, просто сейчас это все нервы и усталость. Если бы она могла только одним касанием просто забрать это. Уиттакер, сжав руки в кулаки, решилась на отчаянный и, наверное, очень глупый шаг. Она быстро подошла к мужчине и обняла его. Это были не те объятия, в которых она, перепуганная, жалась бы к нему, дрожа как испуганный кролик, а, напротив, она прижимала его к себе. Как же она по нему скучала и скучает до сих пор. Эта мысль была так неуместна, была такой глупой, но ощущая его напряженное, сильное тело вблизи, она не смогла не подумать об этом. Она отодвинулась и стукнула кулаками в его грудь, отступая назад окончательно.
- Ты можешь услышать меня хотя бы сейчас? - она говорила громко, но не кричала и голос ее дрожал. - Почему ты обесцениваешь все, что я тебе говорю? Почему ты не слушаешь меня? Ты нужен мне! Я верю тебе! Верю тому, что мы видели! Почему все, что говорю я - пустой звук для тебя?
Она постучала теперь по своей груди в области сердца и обвела той же рукой помещение. Ее спутанные мысли находили выход, но это было так ужасно.
- Да посмотри ты вокруг! Посмотри на меня! Посмотри на себя! Ты этого хочешь? Ты хочешь, чтобы все оставалось вот так? Хочешь, чтобы я умерла? Хочешь, чтобы я жила? Хочешь чтобы ушла или чтобы осталась? Что ты делаешь, Клайв? Почему все, что я говорила, все, что я делала, все, что было между нами ты... Я же... я же старалась! Я же пыталась! Ты думаешь, что мне легко? Его лицо вставало передо мной во снах, я смотрела на твое фото и видела его! Нашего сына. И именно поэтому я хотела, чтобы ты был со мной, чтобы ты обнял меня, хоть один ебаный раз. Ты стоял напротив меня на похоронах и даже не взглянул на меня! Его гроб опускался вниз, а ты даже... ты даже не взял меня за руку! Ты даже не посмотрел на меня! Когда я звала тебя, ты не обернулся! А теперь ты стоишь, я опять кричу, я опять зову тебя, а ты опять меня не слышишь! Почему голос твоего отца в твоей голове заглушает мой? Почему ты решил, что прав он, что прав ты? Почему тогда ты помогаешь мне, если все было настолько ужасно, как он говорил? Да не помогай тогда! Оставь уже, выкинь эту плаксивую корову! Эту суку, которая убила твоего ребенка! Так он тебе говорил? Знай свое место, неудачник! Я же тебе говорил, Клайв!
Она просто мастерски спародировала интонацию его отца.
- А что я тебе говорила, ты помнишь? Ты слышал, что я говорила тебе вот сейчас? Как мне достучаться до тебя? На каком языке мне тебе кричать, чтобы ты очнулся? Ты скажи, я вобью в гугл переводчике. Ты нужен мне, чертов идиот! Ты нужен мне! Да плевать я хотела уравновешенный ты или нет! Ты мог и не встать на ногу никогда больше! Ты мог завалить эти тесты! Ты мог никогда не стать копом! Но ты боролся, ты всегда боролся, брал передышки и боролся снова! Альфа-хищник! Настоящий! Энди умер, но я еще жива и ты тоже! Если я не нужна тебе, зачем вообще все это? Ты же... ты же пришел ко мне сам, на автопилоте, но тебе противно находиться рядом со мной. Так что ты делаешь и зачем? Тебе же папочка сказал, что я кусок дерьма, что я всегда им была! Так почему, почему? Почему мы оба здесь? Почему ты вообще сделал мне предложение? Просто чтобы насолить ему? А потом развелся. Чтоб его порадовать? Я устала пытаться понять что ты делаешь. Я устала чувствовать себя виноватой в том, что встретила тебя и полюбила! Устала думать, что я была плохой девушкой, плохой женой, плохой матерью, что я плохая, плохая, плохая! Я тоже пиздецки устала, неужели ты не видишь, как мне хреново и как я устала?! Зато вот я вижу, как устал ты и как хреново тебе! Возьми передышку. Сделай уже хоть что-нибудь, что делает тебя Клайвом, а не сыном ебаного Гудмана. Я помогу тебе уравновеситься, вот тебе, простая задачка...как в тех играх, интерактивное, сука, кино.
Она опустилась на корточки и достала из своей сумки мультипаспорт. Встала и в дрожащей руке протянула его Гудману.
- Вариант первый. Купи мне билеты подальше отсюда в один конец, если быть сыном своего отца тебе нравится больше. Вариант второй. Доставай пистолет и стреляй в меня. Закончи это все.  Вариант третий. Сделай то, что сделал бы Клайв здесь и сейчас. Давай. На ответ минута. Иначе я ухожу и возвращаюсь назад в свою квартиру ПЕШКОМ и будь оно что будет.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

26

Когда Клайва окликнули, он уставился на Лолу, будто впервые увидел. Он смотрел, смотрел долго, словно собираясь продолжить говорить, да только вот, подошла, обняла, а он сам перепугался такому действию, будто не руки обвили, а по голове лопатой саданули. Поэтому почти что кинулся благодарить, когда бывшая жена взяла и отступила с легкими, для Клайва слабыми ударами в его грудь. А потом она заговорила, и все… противный звон в ушах усиливался, усиливался, усиливался…
- ДА НЕ ЗНАЮ Я! – зло выкрикнул он, - не знаю, что от тебя хочу! Ничего! Все! Не смей, не смей говорить о сыне! Все вы блять стараетесь, все пытаетесь, все что-то делаете, - он орал, он сейчас громко и страшно орал на Лолу, стоя посреди убогой комнаты и своей жизни, - один я такой жалеющий себя, никого не слушающий, самоуверенный скотина! Один я блять плохой, а все вы блять хорошие, замечательные, сострадаете! Советы даете, хотите как лучше, а я такой неблагодарный сукин сын, не принимающий ничего! Так отъебитесь, дайте уже сдохнуть, раз не слышу и не слушаю! Не посмотрел, одна ты блять замечательная, смотришь! Всегда смотрела, досмотрелась мать твою!
Клайв чуть ли не начал метаться, шагнул, снося к чертям собачьим небольшой столик, который накренился и в итоге упал. Раздался оглушительный звон – столешница была из толстого стекла, которое разлетелось вдребезги.
- Все то ты знаешь, все-то ты делала, идеальная мать! Пытаешься, все ради семьи, ради меня! Нахрена, если я такая мразь, что не слышит?! Три блять выхода видишь?! О, какие речи, какие помпезные праведные речи! – он бесился, в самом деле бесился, чуть ли не кривляясь, а потом подошел почти вплотную к бывшей жене, нависая над ней, - не смей даже упоминать моего папашу. Не смей меня с ним сравнивать, поняла меня?! Не смей меня ставить рядом с этим ублюдком, который почти упрятал меня в психушку. Но хрен ему, слышишь, хрен!
Он схватил Лолу за руку, довольно болезненно, ведь не контролировал свою вспышку ярости. Уж что что, а слова о вспышках агрессии не были ложью.
- Куда пойдешь ты, идиотка?! Совсем из ума выжила?! – мужчина дернул Лолу на себя, и можно было видеть в глазах лихорадочный блеск, - чего я хочу?! Чтоб моя жена не попала в ебучий список, схожий со списком, в котором есть уже сын! Чего хочу?! Хочу чтоб отъебались со своей моралью. Все. На хуй, свалили и не лезли, раз только и могут, что советовать и советовать! Обратись к специалисту, ты устал, ты не сошел с ума, ты такой, ты сякой, ты, ты, ты. Хватит тыкать в меня своими ожиданиями, хватит пытаться учить жить! Всю жизнь пытались, да только хрен вам, хрен вам всем, потому что я заебался оправдывать ожидания и получать по щам. Я заебался быть кем-то лучшим, раз все это бесполезно и приводит только к смерти! Сын мертв, родственники козлы, с женой рядом не был, когда она блять нуждалась, да заебали! Определитесь уже, какой я, или не лезьте!
Клайв почти что тряс Лолу, но не отпускал, пожалуй, у нее могли остаться синяки, ведь сдавил крепко руку. Он был в ужасе от того, что жена могла уйти. Туда, где этот сучий неизвестный мог сотворить с ней тоже, что и с той, другой, чье тело было словно высушено.
- Что ты хочешь от меня, Лола?! Что? Каким видеть, каким мне сука стать, чтоб удовлетворять всех и вся, а? Чтоб до меня не доебывались со своими советами! Лучше б похоронили с сыном, чем вот так на тебя смотреть и видеть его глаза! Видеть в  тебе его! Не могу я так, Лола, не могу! Я не знаю, не знаю я, что хочу, ничего не знаю, просто не знаю…
Его запал начал сходить, и хватка ослабла, но все равно не вырваться. Свободной рукой Клайв закрывает лицо, потому то очень невыносимо, потому что ничего не помогает, ничего. В голове какая-то каша и слова сейчас явно были бесполезны, мужчина начал сгибаться, горбится, отступая, а соответственно утягивая и Лолу за собой. По стеклу, по разбитой столешнице, не понимая, что вообще собирается делать, не ощущая, как осколки впиваются в носки и ноги, но точно зная, что он не отпустит Лолу и не даст ей добраться до пистолета. Животный страх преобладал очень сильно, и он держал жену, не давая той уйти или что-то сделать.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

27

Она с трудом сдержалась от того, чтоб не выдохнуть с таким вот "наконец-то". Да, было страшно и жутко громко, но он говорил, не молчал, он вывалил хоть часть того, что его тревожило и Лола могла теперь хоть за что-то зацепиться. Вот опять, вот, из него вышла порция гнева. И это хорошо, это очень хорошо, потому что злость Клайва была слишком сильной и ему нужно было избавляться от нее, иначе он так и будет злиться и путаться все больше. Это и было то, чего она от него, по правде сказать, ждала. Хотя, да, когда вот он ее схватил... больно, да, но не больнее, чем внутренне.
В отличие от мужа, она заметила, что он ступает на осколки.
- Клайв! - на выдохе обратилась она, схватившись за него второй рукой и потянув в обратном направлении, на себя. - Ты поранишься...
Для того, чтоб это сделать, усилие пришлось приложить немалое, но, ей удалось, хотя и ценой того, что она приземлилась на пятую точку, а он окончательно осел вниз, даже почти на нее. Если бы она дернула сильнее, то, может, и на нее бы упал. Лола подтянулась к нему и сначала глянула на его ступни. Пара осколков просто прилипла к носкам: видимо, он не успел наступить на что-то в полную силу, чтобы один из них в него воткнулся, и она выдохнула с облегчением, смахнув их с него. Потом уже Ло погладила его по щеке, очень ласково, мягко. Подалась вперед и обняла его снова, поглаживая по спине. Подумав и помолчав, она поцеловала мужчину в висок, чуть-чуть отодвинувшись после, чтобы видеть его лицо.
- Я хоть раз просила тебя стать кем-то другим, Клайв? - она обратилась очень тихо, почти вкрадчиво, провела ладонями по его плечам к лицу, обхватила его, приподняла, чтобы он посмотрел на нее. - Я люблю тебя любым, не нужно мне ничего доказывать... никогда не нужно было. С тобой никогда не было совсем легко, потому что ты упрямый и гордый, но это же неважно, это же совсем неважно... Я же тоже не идеальная... плакса и растяпа.
Она отрицательно помотала головой, чувствуя, что все-таки опять слезы по щекам полились. Закрыла глаза, выпуская его на мгновения и утирая слезы, а потом опять прижала к себе. Уняла дрожь, за его спиной закусив собственный палец, чтобы не заплакать. Сдержалась, чтобы так и держать его здесь, рядом с собой. Не дать ему никуда деться, заставить его остаться. Здесь, с ней рядом. Тяжело выдохнув, она замерла, не выпуская его. Сердце забилось медленнее, от того, что он рядом. С ним ей не было страшно, ей не было так безнадежно плохо. Ей было грустно только от того, что что бы она ни сказала и ни сделала, она не сможет вернуть его. Она сама виновата во всем. Что сказать? Слова вот теперь совсем закончились. Пусть будет как есть уже.
В конце концов... нет ничего плохого в том, что хоть так она может пообнимать его.
[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

28

«Ты поранишься…» - казалось, он не так понял эти слова, когда их произнесла жена. Откуда они пришли, из прошлого, настоящего? Когда наступил тот самый момент ранения, после которого ничего не будет прежним?
Лола потянула, а он тяжело, медленно, но поддавался, растерянный такой вот вспышкой мысли. Клайв опустился почти на жену, оказываясь перед нею на коленях. Он растеряно посмотрел на свои руки, которые тряслись от перенапряжения. Прикрыл глаза, ничего не говоря и не реагируя на то, как нежные мягкие ладони обнимают его. Как тихие слова долетаю будто издалека, как его не отпускают. Лола могла почувствовать, что сердце мужчины неистово колотится, отбивает ритм быстрый, неугомонный. Гудман не открывает глаз, сначала держа руки на своих коленях ладонями вверх, а потом, словно в замедленной съемке, поднимает, чтобы, почти не касаясь, обнять Лолу, которая прижимается, не выпускает, причиняет как боль, так и неимоверное, знакомое чувство правильности:
- Я скучаю, Ло, - проговорил вдруг Клайв осипшим голосом, - я так скучаю по тем дням, когда Энди был жив, когда все было иначе. Когда ты улыбалась, встречая меня с работы. Я приходил уставший, а ты была рядом, и сын подбегал, неуклюжий такой еще, обнимал. И сразу хотелось жить, даже не смотря на все то дерьмо, которое происходит снаружи. Я так скучаю по его смеху, по твоим шуткам и неимоверной жизнерадостности.
Он чуть отстранился, но лишь для того, чтобы положить голову ей на плечо, пока пальцы вцепились в ее тело, словно за спасительный крючок.
- Я не понимаю, почему это случилось. Почему произошло. Мгновение, все было же хорошо, мы же были счастливы. Чем заслужили мы это все, почему?
Лола могла почувствовать, как намокает одежда, холодя плечо - Клайв плакал, его плечи вздрагивали, а сам он не поднимал лица.
- Как же я ненавижу себя за все то, что сказал тогда. Это не отец вкладывал в меня слова, как я ненавидел тебя тогда, ведь ты заставляла меня чувствовать вину. Чертовы решетки, Клайв, чертовы решетки. И все вращается, возвращается вновь и вновь, проматывается в голове с вариантами: а если, - он прерывался, глотал слезы, всхлипывал, - я ненавидел тебя, себя, нас за то, что вообще завели ребенка, которому суждено было погибнуть. Я ненавидел нас за то, что у нас был бассейн. Ненавижу мысль о ненависти, ведь это омрачает память об Энди.
Клайв был тяжелым, казалось, что камень на душе точно был не метафорическим – будто добавлял лишний вес.
- Я не могу продолжать улыбаться, зная, что сын в земле. Не могу играть в счастливую семью, не могу вообще делать вид, что все хорошо или улыбаться как Коди. Я, - ему не хватало воздуха, он делал рваные вздохи, - это не справедливо, ведь Энди не может улыбаться больше. Он умер, Ло, он умер, а мы живем, какое право я вообще имею на счастье, если лишил своего сына подобного? Я не могу так, не умею, не знаю. Даже мысль о том, что все еще может быть хорошо, вызывает отвращение. Я не имею права быть счастливым, не хочу, мне тошно даже представлять, что я улыбаюсь. Мне тошно от самого себя, противно, что я жив, а он нет.
Он говорил все с большими паузами, тяжелее всхлипывал, сильнее держался за Лолу.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1

29

Когда он заплакал, сердце болезненно кольнуло и она с трудом сделала вдох...и с не меньшим трудом выдохнула, потеревшись о него щекой, поцеловав в макушку и начав гладить по голове, чуть укачивая. Наконец-то он говорит с ней об этом, господи, наконец-то...неужели еще не конец? Неужели?
- Я думала ровно то же самое, - тихо проговорила она, после паузы, наполнившейся вязкой тишиной. - Но потом... я подумала... что я... наоборот, должна жить, как раз потому, что я ошиблась. И я за свою ошибку сполна расплатилась, усвоила этот страшный, чудовищный урок. Несчастный случай, Клайв. Нет никаких "заслужили" или "не заслужили", а тот список, о котором ты говорил, будет расти каждый день, как бы ты не мучил себя. Все, что ты можешь, как полицейский, наказывать виноватых, предотвращать повторение подобного. Должна жить, потому что... у меня остался ты. Потому что мои родители не выдержат потери. Моей. Твоей. Они любят нас обоих не меньше, чем они любили Энди... у нас нет нашего мальчика, но мы есть друг у друга. Все еще есть. Энди так любил нас с тобой... а мы кричим друг на друга, хотя полгода...полгода не виделись.
Лола осторожно отодвинулась, бережно приподняла его лицо, сама плачущая. Она огладила его лицо снова, смотря на него так ласково, так любяще...и понимая что именно он чувствует. Наконец-то понимая. Горе отца, который не уберег. А она мать, которая не уберегла. Они одинаково мучились.
- Мы не могли знать, что это случится. Могли ли предотвратить? Могло ли это не случиться вовсе? Да кто знает, - она пожала плечами, горько всхлипнув. - А было бы легче, если бы кто-то и правда был напрямую виноват? А было бы легче, если бы это случилось, будь мы оба дома? Или не было бы нас там? Или если бы это случилось не сейчас, а через год, два, десять? Было бы легче, если бы умерла я вместо него? Или ты вместо него? Кому было бы легче? Я знаю только, что было бы легче, если бы мы не орали друг на друга, как идиоты и не винили друг друга, а были бы вместе. Потому что тогда бы становилось легче. Медленно. Как... как перелом.
Уиттакер опустила взгляд, так и держа руку у его лица.
- А я счастлива, что ты жив. Я счастлива, что он похож на тебя. Его образ всегда будет в нас обоих. Он был результатом нашей с тобой любви. И я рада, что увидела его. Пусть это было недолго... я рада, что помню его. Что он смеялся, что он... что он плакал, что он дергал меня за волосы и висел у тебя на ноге, когда капризничал. Он умер, да. И я... нашла в себе силы отпустить его, - она подняла взгляд. - Я знаю, что он бы расстроился, если бы ты навсегда перестал улыбаться и... если бы ты так и остался один, здесь, среди этого хлама и... этой ненависти.
Лола коснулась своим лбом его. Прикрыла глаза.
- Я люблю тебя, детектив Гудман.

[icon]https://funkyimg.com/i/2ZCez.png[/icon][nick]Lola Wittacker[/nick][status]i appear missing now[/status]

+1

30

Клайв кое-как отстранился, чтобы посмотреть перед собой, пока не видя Лолы:
- Ты всегда умела жить. Вопреки всему, вопреки всей грязи и несправедливости, в тебе всегда был стержень неутомимой тяги к жизни, - он говорил тоскливо, кое-как убрав, казалось, закостеневшие руки, потому что надо было хоть лицо вытереть. Вместо этого он взял ладонь Лолы, ту, что с порезом, и посмотрел на нее, - сколько бы тебя не били, ты упрямо идешь вперед. Никогда не сдаешься.
Клайв снова прикрыл глаза на этот раз потому, что рука жены коснулась его мокрой щеки, колючей из-за щетины. Нашего мальчика… мужчина понял, что боль сдавливает его сильнее, но не приводит к ярости, как было в последние полгода, только больше наполняет горем. Само осознание – их сын, которого больше нет. Клайв закрыл ладонью рот, меняя позу, опускаясь полностью на пол, грузный, тяжелый. Он сидел, глядя перед собой, опущенные под невыносимостью плечи.
- А я так не умею. В твоих эмоциях был весь Энди, улыбки, прищур глаз такой же, такие же щеки, - у Гудмана прошла стихийная вспышка, оставив после себя полную разруху и тоску, - я смотрел на тебя, а видел его, и до сих пор отмечаю все его ужимки. Когда ты плачешь, когда хмуришься, когда что-то говоришь, а он пытался повторять… помнишь? Помнишь, как он пытался повторять за тобой слова? Ты тогда немного хмурилась, сосредоточенно, а он копировал твою мимику. Я засыпаю и вижу ваши лица. Счастливые, порой мне кажется, что я вижу его выросшим, закончившим университет, но просыпаюсь и на меня смотрит эта реальность. И не хочу просыпаться. Помнишь, когда-то я признался, что я сбегаю? Это не давление на жалость, Лола, я желаю побега, но его нет. Нет никакой волшебной кнопки и я не знаю, как справляться со всем.
Он бы говорил и говорил, бесконечно долго говорил, но Лола соприкоснулась лбом, выдохнула такие сильные и правильные, но болезненные слова:
- Я люблю тебя, Ло, но не знаю, как со всем этим жить. Как жить с этими воспоминаниями и не сойти с ума… и, кажется, начал. Я не знаю, где реальность, а где выдумка. Теряюсь во снах. Теряюсь наяву. Я видел такое, что просто невозможно, и мне сказали, что это нервы.
Он дышал еще тяжело, но ровнее.
- Но плевать, - выдохнул он кладя ладонь на затылок жены и зарываясь пальцами в ее волосы, - плевать, потому что та мразь до тебя не доберется, - он ощущал дыхание Лолы на себе, почти сам выдыхал каждое слово, почти едино, - из этой реальности не исчезнет Лола Гудман, - сказал ведь по привычке, и сам не заметил оговорку, - я найду этого гада, даже если потом ничего не получится, даже если мы не сможем…
А что не сможем? Он даже не знал, что хочет, только вдруг ощутил, как скучал по ней, такой родной, привычной, знающей его как облупленного, все привычки. А он знал ее. Клайв не достоин счастья, и навязывать себя ей, такого окончательно поехавшего, не стал бы. Просто они вдруг оказались очень близко, просто он давно не ощущал щекотку ее дыхания, просто как-то сам потянулся, по старой памяти.
Да, наверное из-за всего этого он ее и поцеловал.
[icon]https://i.postimg.cc/qMW5D2FD/ea9.jpg[/icon][nick]Клайв Гудман[/nick][status]Я без тебя не просыхаю[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Say something, i'm giving up on you [C]