Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей _fogelver_| FOGELVER - талантливая художница ВКонтакте Рейтинг форумов Forum-top.ru photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Awaken [c]


Awaken [c]

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Awaken [c]
https://funkyimg.com/i/2YRxk.png
a taste of destiny you're searching for

1. Места действия
Америка, штат Нью-Йорк, Рочестер, Шарлотт. Дом Шелдона Ротта на Бич-Авеню.
2. Время
03.03.2020 - 18.03.2020
3. Действующие лица
Мегалкарвен (теперь по мультипаспорту Меган Арчер) и Шелдон Ротт (Рик Янссен)
Камео - Анабель Шнайдер

Жрицу и ее "игрушку", после недолгого пребывания в гостинице Тронхейма, перевезли в Америку. Ей нужно время чтобы окончательно освоиться в мире и связаться с Чумой.

+2

2

Мегалкарвен требовалось недюжинное усилие, чтобы не делать удивленное лицо. Она хранила меланхоличное выражение все то время, что ее куда-то возили, показывали, как пользоваться душем, более-менее научили включать свет... остальное пока она просила делать свою "вещь". Анабель всячески давала понять юноше, кто он теперь и где его место, Мегалкарвен всячески это подтверждала, а он, будто бы, все осознал. Ей удалось только один раз поддержать его: в самолете. Она взяла его за руку. Молча, ничего не сказав и никак не выдав этого ободряющего жеста. Даже не посмотрев на то, как он отреагировал. Совсем недолго. Это все, что она могла позволить себе в тех условиях.
Ей не было страшно. Ей было интересно. Огромный, удивительный современный мир был полон диковинок, которые она видела только в сновидениях, которых... была бесконечная, долгая вереница. Одно дело видеть, слышать отголоски изменившихся со временем языков и людей... совсем другое оказаться во всем этом.
Их привезли в окончательную точку назначения. Машины жрице вот точно не нравились: лошадей зря на них заменили. Они воняли и выглядели очень тяжело. Мег бы, наверное, охнула, если бы ей было позволено. Небольшой двухэтажный дом и озеро почти на заднем дворе: просто выйди и дойдешь. Она огляделась по сторонам все так же скучающе, чтобы ни в коем случае не показать своих истинных мыслей человеку Шнайдер.
Пока что из одежды у нее были только джинсы, белый свитер, полуботинки и плащ. Как сказала Анабель, ей будут выделены средства для приобретения всего необходимого. Жрица в ответ только кивнула головой и стала диктовать какие именно травы, минералы и материалы будут ей нужны для связи с Отцом. Шнайдер обозначила срок в три дня для того, чтобы все достать и дать жрице время для покоя. Это ее устраивало, пока что уж точно.
Их подвели к дому и мужчина достал ключ. Это удивило Мег, потому что она слышала, что дом принадлежал, вроде как, Шелдону. Еще больше ее удивило, что когда двери распахнулись, этот дом был почти пустым. Не было никаких личных вещей, никаких следов пребывания здесь кого бы то ни было. Голая мебель, пустые полки шкафов, никакой даже одежды кругом. Уж это она могла понять. Она даже медленно прошлась по коридору вперед, в кухню. И там пусто. Заглянула в ванную. Видимо, мужчина ждал ее вердикта на тему того подходит это место для нее или нет, поэтому она не стала задерживаться и в ванне с этим вот ощущением горькой несправедливости того, как Шелдона вычеркнули не просто из жизни Анабель... его вычеркнули из жизни в принципе. Будто его не существовало. Она медленно повернула голову к мужчине и благосклонно кивнула ему, положа руку на сердце. Потрясающе, у них из вещей один чемодан, который волочил Шелдон.
- Передайте мою благодарность Анабель, - прошелестела она, окинув человека взглядом холодным и хлестким, - она говорила о средствах для моих нужд?
Мужчина передал ей в руки пластиковую карточку. Это был не мультипаспорт (ей объяснили, что это такое в общих чертах), но что-то похожее. Наверное, этого достаточно? Она не знала. Девушка указала человеку на дверь, пока не глядя на Шелдона. Все как по легенде. Никакой привязанности. Ей нужен был симпатичный мальчик-аксессуар, на него не обязательно постоянно обращать внимание.
- Идите. Он свяжется с вами, если мне будет что-то нужно дополнительно.
Мужчина ушел. Мег встала в дверях дома, дожидаясь, покуда он уедет. Ее глаза затянула белесая пелена, а губы зашептали заклинание. Ей не нужна была слежка. Если Шнайдер что-то сюда и поставила, что могло бы дать ей возможность за ними приглядывать, то это точно сломалось. Нет, не подумайте, Мег не знала, что такое камеры и жучки: она знала, что есть заклинания, не позволяющие следить через Астрал и на расстоянии, через другие магические предметы, но не знала, что это ломает и камеры, и прослушку. Если бы не эти заклинания, ее бы давно нашли.
Чумная жрица закрыла дверь и ткнулась в нее лбом, выдохнув. Постояла так буквально мгновение, а потом повернулась к Шелдону. Она видела его выражение лица и это действительно опечалило ее. Он был подавлен. Девушка не знала что ему сказать, просто приобняла немного и повела в комнату, чтобы усесться с ним рядом. Смотря в одну точку перед собой, никуда конкретно, просто в пространство, она, сглотнув ком в горле, убрала руку, лежавшую до того момента промеж его лопаток. Молчала и поражалась жестокости Анабель... не знала, не знала что ей сейчас говорить, да и надо ли. Она небрежно кинула треклятый пластик на стол, будто эта карточка была горячей. Девушка повернулась к Шелдону, окинула его взглядом. Молчание становилось уже каким-то совсем неловким.
- Прости, что так вышло, - тихо сказала она, отворачиваясь и снимая обувь.
Забралась с ногами, поджимая колени к груди, так и не сняв пальто. Ей было холодно, но, наверное, совсем не потому, что в доме было холодно.
- Не нужны мне эти средства. Трать сам. На что захочется, - ее голос прозвучал приглушенно, потому что она лбом уперлась в колени и опустила голову. - Это все ужасно.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

3

Для Шелдона все было просто и понятно. Он исполнял, он повиновался, он смотрел на жрицу болезненно-влюбленным взглядом. Одержимость, шок, когда, казалось, кто-то не видел, от того, что ему нравилась эта одержимость. Животный ужас, что его изменили. Для его матери это было прекрасным представлением. Он показывал жрице все, что она просила, в душе ощущая, как поражается всему сам. Такие обыденные вещи, которые оказались непонятны для древнего существа. Так странно.
Но внешне он стал именно вещью. Не сильно отличалось ведь от того, кем был всегда. Это было понятно и просто, даже играть не приходилось. А вот когда чуть не сорвался, так это в момент полета. Какого черта она взяла его за руку? Дыхание сбилось на мгновение, но он не повернулся к Мег, даже больше, быстро и аккуратно, четким движением убрал ладонь, потому что это было слишком сногшибательно и могло привести к тому, что он в непонятках начнет сбиваться.
Парень не задавался вопросами, не интересовался, он понятия не имел, куда их везут. Только чем ближе были, чем знакомей становился маршрут, тем сильнее усиливались подозрения. Неужели мать о нем не забыла? Все таки не вышвырнула и таким образом даст шанс? Неужели она тоже помнит, как гладила по голове и шептала ласковые слова, когда после очередного задания его трясло от ненависти и несправедливости по отношению к людям. И как хорошо, что он сидел в машине, когда все подтвердилось, стоило увидеть такие знакомые места. Его дом. Полностью его дом, который подарила ему мать, выделила и позволила устроить штаб. Не то, что он был привязан к месту, но это было его хранилище. База, которая скрывала его нутро. Там ведь был подвал, в котором хранилось все оружие, наработки, планы. Все то, что поступало непосредственно от Анабель. Неужели она все-таки не просто отдала, но рассчитывала, что он продолжит? Что он сможет, не смотря на положение, и дальше ей помогать… не оставила. Не бросила. Какая-то бешеная надежда родилась в груди. Черт, а он ведь оказался существом… ну и ладно, ну и пусть, он просто не скажет – не впервой носить маску.
Анабель вышла из машины, мягко и плавно ступая по земле, привычно закуривая и говоря:
- Этот дом в полном твоем распоряжении, - и в голосе было полно заботы, такой, казалось, бы искренней.
Шелдон нес чемодан, а один из мужчин уже открыл дверь. Анабель безразлично мазнула взглядом, не задерживаясь на парне, договорилась со жрицей и вернулась в машину.
Дом был пуст… ни вещей, ни привычной лаконичной черно-белой мебели, которую Шелдон выбрал потому что ему нравилась обстановка в лаборатории. Ни темных занавесок, ни его темных стен… все переделано под стандарт, базу для чего-то нового. Он порывался  в душе вырваться в подвал, потому что еще осталась надежда. Может там? Может просто это все спектакль для жрицы? Он ведь знал код, он знал, что только у него и у Шнайдер был доступ ко всей их общей информации!
Но он стоял, никак не меняя поведения, не выглядел шокированным, когда девушке передали кредитку. Надо же, безлимитную…
А он стоял и смотрел, хотя все тело рвалось туда, вниз, в их с Анабель тайну. В их компьютеры и заметки, в его склад оружия. В его место, где он работал днями и ночами лет пять, если не мотался с поручениями. Место, где он вел прослушку, где следил за всем, чтобы у Анабель прошло без сучка и задоринки…
И стоило всем выйти, оставив только девушку, стоило ей ткнуться лбом в дверь, он рванулся туда с неистовой силой, направо, потом налево по коридору к двери с кодом. Лихорадочно набрал, чтобы, открыв ее, сбежав по ступенькам, и откуда только силы взялись, остолбенеть. Пустота… в подвале были только голые стены, даже столов не осталось. Шнайдер полностью ликвидировала все, что могло связывать ее и его. Полностью. Вот теперь парень осознал, что его вычеркнули из реальности. Он сидел в тени, но эта тень принадлежала Анабель. Сейчас он перестал быть даже ею.
Он развернулся, на негнущихся ногах вышел обратно в гостиную, по привычке собираясь встать изваянием, внутри понимая, что подыхает. Просто вот молча подыхает от того, что весь его смысл жизни перечеркнули и ликвидировали. Его ликвидировали.
Шелдон вздрогнул, когда мягкие девичьи руки обняли его. Посмотрел на Мег как-то потерянно, когда она отвела его на обычный бежевый диван, который не жалко выбросить, если не понравится.
Он сидел и молчал, понимая, что вся его жизнь теперь стала пшиком, ничем… начал обращать внимание и на отсутствие вещей, его одежды. Надо же, эта мелочь, казалось бы, а в добавлении к исчезновению документов, стала чем-то особенно противным.
- Ты не виновата… - как-то механически отозвался парень, растерянно смотря по сторонам. Кто он, зачем он, и что теперь дальше? – я просто уже ей не принадлежу.
Почему начали дрожать руки? Почему так отчаянно он ощущал себя снова тем мальчиком из приюта, у которого не было ничего, кроме холодной койки и рваных штанов с футболкой?
Он не мог знать, что Анабель специально навещала именно самые паршивые злачные места, потому что именно там было больше всего возможности привязать своей заботой и подарками ребенка. Ребенка, который не видел любви и чего-то хорошего. Она специально выбирала такие приюты, где дети неистово нуждались в ласке и нежности. И она несла ее… кто бы знал, насколько продумывала психопатка свои планы.
Шелдон и сам начал сворачиваться калачиком, обхватывая себя руками и ощущая пустоту и брошенность. Почти тоже самое, что было тогда, когда ему исполнилось девять, и когда в школе сообщили, что его семья пропала. И когда его долго пытались пристроить то к одним опекунам, то к другим. А он не верил и сбегал чтобы найти, найти тех, кто виновен, узнать правду. И как тогда его в итоге запихнули с глаз долой, как проблемного ребенка…
Парень не плакал, не умел этого сам по себе, если не надо было сыграть, он просто съежился, наплевав, как выглядит со стороны, он не видел ничего вокруг – он снова стал тем пацаном, который никому не нужен.
А Мег что-то сказала про карту, забавная такая.
- Тебе нужны вещи, - прохрипел он, не поднимая головы, - а мне нет… мне не нужно. А тебе здесь жить. Подумай об этом.

[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

4

Жрица тяжело вздохнула. И опять тишина. Не та спасительная тишина, которая была в заброшенном храме, а гнетущая, тяжелая. Не смотря на то, что даже в той тиши, средь трупов, ей приходилось порою слышать Зов, она ее любила... а такая ей совсем не нравилась. Девушка подняла голову и повернулась к нему. Еще молчала. собираясь с мыслями и просто ощущая, как сильна опустошенность этого юноши. Он, точно этот дом, был выскоблен. Предан. Передан, как ненужная игрушка. Мег соскользнула с дивана и присела на пол, перед ним, на колени. Не раболепствуя: просто чтобы поймать его взгляд. Взяла его руки в свои, крепко их сжав.
- Нам нужны вещи, - поправила она его. - Нам здесь временно жить.
Большими пальцами она легонько помассировала его кисти.
- Глупо отказываться, давай признаем это. Так будет правильнее. Пока что, - жрица невесело усмехнулась. - Когда она принесет мне то, что я попросила, я смогу... посмотреть что случилось с твоей семьей. Быть может, это знание даст тебе хотя бы какие-то отправные точки для того, чтобы начать все заново... с чистого листа. Абсолютно чистого. Тебя делали не вещи... и не какие-то бумаги. Не мультипаспорт. Тебя делала не связь с ней. Ты уникален сам по себе... и ты очень мне нужен, Шелдон.
Она опустила голову, невольно приподняв плечи.
- Если бы тебя не было... что было бы со мной? Очередная вереница чудовищных вещей, которые приходится делать и говорить, отринув все человечное, что есть во мне. Прятать собственную душу в самый дальний угол, чтобы не было так страшно проживать эту чертову вечность, - тяжелый вздох и не менее тяжелый выдох, медленный, и вот, она снова смотрит на него. - Мне без тебя нет смысла даже в этом лице. Могла бы посидеть и в четырех стенах ее... - явно вспоминала слово, а, вспомнив, произнесла его с сильным акцентом и немного картаво, - ...лаборатории, продолжая свои мучения... с тем, что есть на самом деле. У меня нет никого, кроме тебя. Я не дам тебя в обиду. Даже если я не переживу его возвращение, я сделаю все, чтобы ты смог жить дальше ту жизнь, которую у тебя почти отняли.
Убрала руки. Поднялась и подошла к окошку, выходившему в сторону озера. Все-таки его гладь красива и привлекательна и даже люди, вдалеке плывущие на яхтах, не портили это зрелище. Безусловно, ей бы хотелось туда, где их нет, но она слишком много времени провела среди мертвецов, чтобы не находить красоту и в этом.
- Нельзя сдаваться, - она приоткрыла окно, запуская в дом прохладный и свежий воздух, - точно не сейчас, когда мы только начали.
Какой-то старичок, проходивший вдалеке, помахал ей рукой и она рефлекторно помахала ему в ответ, улыбнувшись очаровательно-приветливо. Нельзя же показывать, что совсем не до улыбок. Опустив руку, она развернулась спиной к окну и лицом к юноше.
- Эй... - она склонила голову чуть набок, и из ее аккуратной прически выбилась прядь, - ...давай избавимся от этой пустоты и чем-нибудь ее наполним? Какими-нибудь вещами. Раз у нас есть на это "средства". Не знаю чем. Искать эти самые вещи будет всяко... приятнее, чем сидеть здесь. Как думаешь? 

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

5

Руки девушки, теплые… как и ее слова. За них легко цепляться, когда не знаешь, за что еще. Он всю жизнь был верен одной женщине, которая, казалось, действительно им дорожила. Он же делал для нее все. Проследить за объектом? Без проблем. Выследить существо и привезти к ее столу? Легко и просто. Сначала он учился, потом стал и сам проявлять инициативу. Он не оканчивал школ, не учился в университете – его образование основывалось лишь на том, что давала ему Анабель. А давала она много. Особенно того, что нельзя получить в обычных школах и других учебных заведениях. Он умел вести слежку, умел работать с информацией, прекрасно анализировал и следил, вел те самые списки ее дел. Он считал себя особенным, и хоть понимал, что Шнайдер все реже проявляла свою привязанность, думал, что, возможно, это всего-лишь попытка его уберечь. Он понимал, что если потребуется, она пожертвует им – все во имя великой цели. Он бы пошел на эту жертву, принял бы смерть, мучения, любые истязания, оставаясь в своей иллюзии.
Но появилась Мег… жрица и дочь Чумы, которая сейчас держала руки в ебучей пустой квартире, которая показывала и говорила лучше всяких слов, что с ним стало, и какую роль он играл в жизни Анабель Шнайдер. И с этим надо как-то жить. Он мог бы начать скатываться в жалость к себе, мог бы просто отдернуть руки и пойти застрелиться, пистолет оставила, ведь. Парень невольно усмехнулся: словно выкинула на необитаемый остров, как в старые добрые времена, пустив по доске.
Вся его жизнь сосредоточилась в зимней куртке, джинсах, свитере, которые он отстирывал в одном из отелей после того представления, да пистолете с ножом и фальшивом мультипаспорте на имя Рика Янссена. Мумми-мамочка, блядская… если придуманная фамилия раньше вызывала усмешку, то сейчас какое-то отвращение и ощущение полной наивности его шутки.
Парень аккуратно провел пальцем по бархатной коже эльфийки, подняв голову и смотря в глаза. Почти что без каких-либо мыслей, просто надо было куда-то смотреть. Кивнул, как-то рвано выдохнув, да подтянув поближе ноги. А потом мягко поднял, не давая ей сидеть на коленях, поднял, усаживая к себе и обнимая. Никакой подоплеки, просто теплая, просто кто-то, кого можно обнять. Уткнулся носом в ее плечо, пока она говорила, слушал, выравнивая дыхание и успокаивая мысли. В голове какая-то звенящая пустота и отрешенность. Надо же, ели представить сейчас Мег той, которой она была без необходимого ритуала, это все смотрелось бы максимально странно для других. Но для Шелдона… для Шелдона это существо сейчас было чем-то вроде фонарика в темноте. Вот так вот, невольно, она показала ему правду. Вон, снова про семью заговорила… как давно он не слышал об этом ни слова. Когда он начал считать, что молчание Анабель – норма?
Мег говорила, что он ей нужен… Анабель обнимала Шелдона и алыми губами целовала в щеку, убеждая, что он самое ценное сокровище, что у нее есть. Как разобраться, где правда, а где вымысел? Смотреть на дела… у Мег не было ничего, что она могла дать ему, но она обещала… у Анабель было все, но по итогу откупилась обычными человеческими игрушками – дом, мебель, одежда, любые дивайсы… что ж, значит, все решится с ритуалом.
Но Шелдона невольно задевали ее слова. Не в плохом смысле, просто такие логичные доводы невольно заставляли чувствовать себя более значимым.
- Почему ты такая? – снова выдохнул он ей. Кажется, этот вопрос он готов задавать постоянно, ведь не понимал, совсем не понимал мотивов этого существа. У него вообще ломались все представления, которые сидели в голове. Он чуть сильнее сжал руки, чтобы потом отпустить, позволяя девушке отстраниться, смотря на свои ладони, перебирая пальцы, все еще ощущая как обнял.
Поднял голову, когда Мег помахала кому-то в окне, когда ветерок принес немного свежести. Надо же, она ведь отвлекала. Может, немного не умело, но это помогало.  Вела себя ведь обычной девушкой, которой приятно купить шоколад, которой хотелось всучить недорогую, но милую побрякушку и смотреть, как загораются глаза от такого незамысловатого сюрприза.
Шел встал с дивана, подходя к ней и сам убирая прядку. Сейчас она снова была милой. Очень милой, и действительно красивой. Какой-то чистой, что ли…
- Нельзя основываться на моих вкусах, - проговорил парень, усмехнувшись, - иначе все представление, которое мы устроили, будет напрасным. Только то, что понравится тебе. Ты… давно была в этом мире? Как долго ты спала?
Он спросил это без издевки, скорее действительно стало интересно. А потом вздохнул:
- Меня можно устроить в подвале. Думаю, Анабель оценит всю иронию и мое положение… наверное.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

6

Мег криво усмехнулась, покачав головой и пожав плечами. Заботливые жесты молодого человека она очень ценила и это ощущалось, скорее, чисто интуитивно, в мелких невербальных сигналах: короткий взгляд на руки, немного приподнимающиеся уголки губ, чуть больше расслабленности в позе. Вот, пожалуйста, он всего лишь убрал ей прядь волос, а она уже перестала стоять в закрытой позе, уперевшись теперь ладонями в подоконник.
- Я была там, по моим приблизительным подсчетам, около шести или семи сотен лет, Шелдон, - спокойно ответила она, без особой обреченности, хоть и печально. - Я не вела счет времени. Он закрыл меня там с некоторыми другими послушниками. Эльфы, лишившиеся бессмертия, умерли от болезни, а я оставалась. Это было...странное состояние. Иногда я спала, иногда бодрствовала, но я не могла понять где и какое состояние мое начинается, а где заканчивается. Где видения, что приходят мне во сне, а где те, что наяву. Он не мог позволить мне совсем не знать, в каком состоянии находится мир. Я изредка...наблюдала за тем, что происходит на поверхности. Не все понимала, но много слушала и на многое смотрела. Поэтому нет проблем с... как правильно?.. языковым барьером. Кажется, так.
Она хмыкнула.
- Я не совсем понимаю, как Он достиг этого...если я понимаю верно, я связана со всеми болезнями, что Он породил здесь. И это дает мне некую связь с миром. Чем больше ядов во мне, тем обширнее мое присутствие...и тем обширнее присутствие Его, - она говорила о нем не с уважением, скорее, в страхе, - так что... мои предпочтения будут, но не думаю что сильно полезны. Направишь, если что, в нужное русло. Я... все еще немного побаиваюсь того же...телевизора.
Мег чуть улыбнулась, показав на выключенный экран пальцем.
- Не доверяю я тому, что может показывать что-то с большого расстояния, - проговорила она, поясняя в чем конкретно заключается причина ее страха, - лишает чувства уединения... Так что, в большинстве ситуаций, моим гидом все же будешь ты. А там... будем решать вместе.
Помолчав и положив руку на его плечо, она покачала головой.
- Нет, никаких подвалов, Шелдон, - погладила чуть-чуть, сжав в итоге плечо юноши и вздохнув с усталой улыбкой. - Как раз больше иронии было бы, если бы я жила в подвале, как и до этого... но я думаю мы используем его для других целей, которые тоже будут объяснимы для Анабель, и будут полезны нам. Для ритуала место под землей подойдет мне гораздо больше, чем пространство над ней.
Девушка убрала руку и вернулась к своим ботинкам. Обулась и глянула на карточку. Нахмурившись, взяла в руки и положила в карман юноши, после - стряхнув с него невидимые пылинки, да поправляя одежду там, где она примялась после того, как их обоих скрючило осознанием поступка его бывшей "владелицы". Сама тоже вся отряхнулась и расправила ткань пальто, кивнув в сторону выхода. Ключи от двери остались в замке, потому она с легкостью ее отперла и вышла первой. Когда вышел и Шелдон, отдала ключ ему, не глядя. Наконец у нее была минутка для того, чтобы насладиться свежим воздухом и тем, как потоки ветра приятно ласкают кожу лица. Целого лица. Не уродливой маски, которая была ее крестом. Наконец-то она могла посмотреть по сторонам, спускаясь со ступенек террасы без суеты и спешки, посмотреть на дома, на прогуливающихся людей, чуть обернуться к озеру и услышать звуки катера и какого-то мужчину, что кричал сыну, чтоб он не филонил на их корабле, иначе будет сухопутной крысой до конца своих дней. Она невольно улыбнулась, слыша смех мальчишки в ответ. Надо же, в жизни это намного интереснее, чем глядеть через видения.
Потом, будто стряхнув свое наваждение легким кивком головы, она виновато пожала плечами, мол, извини за прострацию. Подумав, взяла его под руку, чтобы идти не со стороны дороги. Звуки проезжающих автомобилей ей не очень нравились, они оказались слишком громкими и неожиданными для нее и он наверняка заметил это еще тогда, когда они только собирались сюда приехать и добирались то одним, то другим способом.
- С чего начнем? - спросила она, видя, что направление юноша таки выбрал.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

7

- Нда уж, - заключил парень, стоило девушке откликнутся на его вопрос, - а я то думал, у меня в жизни случилось дерьмо…
Потом видно понял, при ком выражается и поправился:
- Извини, - почесал в затылке, отходя и снимая, наконец, зимнюю куртку. Он не делал при Анабель ничего, что не приказывала бы новая хозяйка. Под верхней одеждой оказался довольно теплый черный свитер, ведь именно в нем он ехал на мороз в собор. Парень отстегнул кобуру,  слушая рассказ девушки, не перебивая, бросил оружие на диван, провел по волосам, тряхнув и взъерошив их, закатал рукава. Было жарковато, но иной одежды у него не было. Повернулся к Мег, слегка улыбаясь ее словам.
- Я покажу тебе потом настоящую магию, - подмигнул, отвлекаясь полностью от своих проблем. Было очень просто вот так переключиться, просто сыграть где-то роль, а где-то специально не зацикливаться, - телевизор покажется тебе совершенно простым. Раздобыть бы некоторые штуки…
Достал телефон, такой вот навороченный смартфон, который он усовершенствовал и усилил, но тот уже был заблокирован, о чем и посигналило всплывшее окно. Снова погрустнел, понимая, что да, у него не осталось своего. И если с кредитки начнут списываться деньги на его старые увлечения, то они очень быстро вскроются. Бросил ненужный агрегат тоже на диван, отворачиваясь и возвращаясь взглядом на девушку.
- Нда, я так, - быстро поправился он, - шучу скорее.
Он ответил на ее касание, проведя ладонью по девичьей руке, тряхнув головой, мол, не обращай внимания, никак не отойду от своего нового положения. Он привык, что имел все, что ему было нужно. Привык быть хозяином хотя бы в бытовых мелочах. Он мог заполучить все, что угодно, стоило попросить. Сейчас это была прерогатива Мег. И нарушать такой расклад было очень опасно. Но, не смотря на понимание, парню все равно было приятно, что девушка таким вот легким движением, почти флиртующим в современном мире, положила карточку ему в карман. Такое вот – ты хозяин положения. Но Шелдон прекрасно понимал, что все это фикция и видимость, как бы он этого не хотел, и как бы искренней не была сейчас Мег.
- Можешь звать меня Шел, если хочешь, - все-таки сказал он. Так к нему часто обращались в сети, меж тем не зная, что это его настоящее имя. Так звала его мелкая, когда научилась говорить, а выговаривать слова длиннее одного слога было лень. Так звала его мама… настоящая мама, загадочно улыбаясь. Да что ж такое! Видно, хорошее отношение девушки бередило что-то иное, чем воспоминания об Анабель. Что-то более далекое и родное.
- Пошли, - кивнул парень, направляясь следом за девушкой, которая открыла дверь. Она отдала ключи ему, и парень как-то само собой привычным движением закрыл дом, после чего сунул в карман. Связка была такой родной что ли, и такой одновременно чужой. Почему? Шелдон снова достал ключи и понял, что один из них поменялся. Нехорошее предчувствие коснулось его сознания, но он пока отмел его. К тому же, девушка спускалась по ступенькам так мило, вертя головой из стороны в сторону, и сам парень невольно следовал за ее взглядом. Она как будто что-то слышала… что-то не доступное ему, а может, и действительно так. Шелдон даже улыбнулся, видя ее такой. Забавная… и забываешь, что жуткий и злобный монстр. А впрочем, у кого-то есть недостатки и похуже.
Парень невольно снова потрепал ее по голове, стоило ей взять его под руку, а потом пошел прямо к гаражу, который стоял пристройкой к дому. Достал ключи и нажал на кнопку, открывающую дверь.
Байка не было.
Он снова забыл, что ничего тут не будет прежним, что дом ему не принадлежит, а значит, тут и не могло стоять его транспорта. Тут стояла довольно удобная и комфортная машина. Не шибко выделяющаяся, но при этом добротная. Он умел водить – это умение порой было ему необходимо. Видно, Анабель решила, что мальчик может послужить не только как объект утехи, но и как личный шофер. Вот и подтвердилась догадка с ключами. Блять.
Шел нахмурился, понимая, что не должен был снова разочаровываться, но не смог. Все же прошел, открывая девушке дверь на заднее сидение, просто по привычке. А потом обошел, садясь за руль.
- Так будет быстрее, - пояснил парень, - иначе мы с тобой устанем раньше, чем доберемся до первого ближайшего магазина. Оставим где-нибудь машину, и прогуляемся уже спокойно.
Он вставил ключ, заводя машину и краем глаза следя за девушкой. Ее реакции на окружающий новый мир были довольно забавными.
- А с чего начнем? – подумал, - ну, что тебе хочется больше? Что попробовать? Странной еды, нормальной еды, обставить квартиру, но это можно сделать онлайн, если будет комп. Одежду, говорят, прикольно покупать так… хотя я зыказываю… заказывал обычно онлайн. Мороки меньше. Но думаю, тебе будет интересно попробовать. Вдруг, понравится. Ну так как?
Он начал выруливать из гаража, наблюдая как тот закрывается, чтобы потом выехать на дорогу, готовый двинуться туда, куда захочет девушка. Эти места он знал прекрасно.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

8

На заднем сидении авто Мег немного поникла, потому что ей, все таки, не нравилось это, но аргументы Шелдона она встретила понимающим кивком головы.
- Машины похожи на гробы, - вдруг сказала она, окинув салон взглядом, - и пахнут отвратительно. Даже для меня, проведшей столько времени среди разлагающихся трупов.
Она пожала плечами и как-то немного сжалась, плотно сжав колени меж собой и усевшись в самый уголок, к окну поближе. Она поймала себя на мысли, что когда они с Шелдоном разрывают тактильный контакт, ей становится как-то грустно. Нет, она не могла бы сказать, что, например, влюбилась, нет, тут другое. Просто он относился к ней так хорошо, что с ним ей ужасно мелочно не хотелось расставаться. Может быть, это пройдет, когда она привыкнет? Ведь в ее голове совершенно четко выстраивалась картинка того, что будет потом, о чем она молчала. Она собиралась отпустить его, едва они смогут сбежать. Не просто отпустить, уйти. Дать ему свободу, которую он заслуживает. Узнать о его родителях, напомнить о том, кто он такой и отправить вперед, жить, жить, неистово жить, как положено этому прекрасному созданию. Мегалкарвен носила эльфийское имя и по крови была эльфийкой, но она отделяла себя от них. Глядя на него, такого прекрасного, она опять от чего-то... потеряла надежду, что ее можно исцелить. Не пройдет и недели, как ее тело снова будет портиться. Да, его магия сможет несколько замедлить процесс, сможет залечить нарывы, которые будут расцветать гнилостными бутонами по ее рукам, плечам, шее, лицу, но... они все равно будут вырастать. Снова и снова, и снова, и снова... и такие же будут появляться на органах. Они будут срастаться между собой, образуя впадины. Ее кожа начнет отваливаться, один глаз вновь покроется бельмом, так, что она не сможет им видеть, снова она будет испытывать эту боль! Бесконечную, ужасную боль от того, как ссохнутся ее кисти. Ее будет тошнить, она будет кашлять до рвоты, она будет мучиться то холодом, то жаром... и как бы ей не хотелось, чтобы он это увидел. Ей бы хотелось, чтобы он так же просто гладил ее по голове иногда, улыбался. Чтобы ей можно было вот так просто выйти куда-то, смотреть на мир, не боясь его взгляда в ответ... но она не могла этого добиться. Она могла только сделать его свободным и вернуть ему то, что у него отняли судьба и эта чудовищная женщина, достойная пассия ее "отцу".
Мег поняла, что не отвечала на вопрос слишком долго и мотнула головой, опустив ее и посмотрев на то, как сжали ее дрожащие руки край пальто. Хорошо, что он не видел этого и казалось, скорее, что она просто засмотрелась на пейзаж за окном. Улыбнулась, поднимая голову и проводя пальцем по стеклу.
- Наверное, нам нужна одежда. Если будет теплеть, твоя не подходит. И мне нужны... иглы, нити, ткань... Мне нужно восстановить робу, Он будет недоволен, если она будет совсем порванной. Не знаю, что такое "комп", но давай купим и его. Если можно сделать так, чтобы нам что-то доставили, то лучше этим воспользоваться. Еще... - она подышала на стекло и стала рисовать какой-то узор, просто так, - ...лекарства, которые снимают боль. Наверное, в современном мире их много. На всякий случай. Ммм... еда. Да не знаю, мне подойдет любая, которая не двигается и которую не надо убивать. Я никогда такую не ела.
Звучало вроде как шутка, но в этом не было никакой шутки.
- Ну... наверное, нужны эти штуки. Которые были в гостинице. Мыло, шампунь, зубная паста. Мне, тебе. И что-то, чтобы было чисто. Грязь разносит болезни. И чтобы приятно пахло... от неприятного запаха тошнит и болит голова. В общем... у меня больше нет идей, - она пожала плечами, отвернувшись от окна и поймав его взгляд в зеркале заднего вида. - Наверное, и правда хорошо с автомобилем, Шел. Потому что столько вещей нести очень тяжело будет даже тебе. Твое тело стало более выносливым и ты это почувствуешь. Я научу тебя медитациям, чтобы ты владел им лучше. Чем больше ты ощущаешь его, тем лучше тебе будет даваться и магия, и какие-то физические нагрузки. Это не очень интересно, но тебе будет полезно. Приводит в порядок мысли, к тому же. Помогает все... осмыслить... Заодно, может, тебе даже удастся вылечить эту сыпь. Как ты себя в принципе чувствуешь? Кашель больше не возвращался? Не должен был, но... вдруг.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

9

- В современном мире много такого, что, как мне кажется, хуже всякой болезни и гнили, - проговорил Шелдон, откидываясь немного на сидении, разворачиваясь назад к девушке и протягивая руку, чтобы потрепать по голове. Сам не мог сказать, зачем так делал. Просто она, когда съеживалась, когда замирала, когда что-то говорила вот такое вот, казалась очень ранимой и очень трогательной, - потерпи, ладно? Ехать совсем немного.
Убрал руку, чтобы вырулить нормально, снова повернулся, смотря на дорогу и ведя.
- Я не против, если ты сядешь потом спереди, - между прочим сказал он, - если хочешь, могу открыть окно, тогда… тогда, возможно, будет не так все плохо. Я, - признался Шелдон, - уже жду, когда в моду окончательно войдут электромобили. Они работают на солнечных батареях… ну, - вспомнил, что девушка скорее всего не поймет, - от энергии солнца. Не тратят топливо, не загрязняют природу. Но властям не выгодно это. Потому что… в мире правит нефть. Ее переработка, тратят ресурсы в пустую, - нахмурился он. Шелдон говорил, потому что вести машину в молчании было довольно напряженно. Плюс, его это и самого успокаивало, - но на этом зиждется экономика мира, а электромобили, как и солнечные батареи – не выгодно. Рассчитали, что это дешевле обычной электроэнергии для населения, и это подрывает всю экономическую базу. Люди – те еще свиньи.
У него давно все было готово для переоснащения дома, почти доделал… черт, не думать. Просто не зацикливаться. Вдруг парень осознал, что Мег молчит. Никак не реагирует и не ответила на вопрос. Он остановился, врубив аварийники, да поворачиваясь к ней полностью. смотря задумчиво:
- Ты как? Все в порядке?
Но жрица, видимо, справилась, все-таки заговорив. Шел не стал настаивать на пояснении, учитывая, что ни на секунду не забывал, кто он такой. Девушка перечисляла, а Шелдон на автомате потянулся к карману, только потом вспомнив, что телефона у него теперь нет и записать негде.
- Слушай… - он робко посмотрел на девушку, когда она закончила, - ты… запомнишь ведь, да? Я… отвык.
И это было самое его чистосердечное признание, учитывая, что он постоянно все записывал в смартфон. Списки, постоянные списки, которые он вел спасали.
- И… сотовый мне нельзя, а тебе нужен, - он как-то неловко почесал в затылке, - но... я буду очень благодарен, если… ну… если возьмем блокнот и ручку. Мне так проще составлять списки дел и всего. Привык. Нет, все в порядке, Мег, не волнуйся, - он отмахнулся, потому что как-то приноровился что ли к этой сыпи, которая, конечно, чесалась, но с нею ж можно жить. Ну и чего тогда волноваться, особенно учитывая последнее, что произошло.
А с компом или планшетом будет проще – Шелдон знал кучу сайтов, которыми пользовался только так. Он понимал кое-что в технике и мог ее усовершенствовать. Но беда обстояла именно с кредиткой. С нее прекрасно видно, куда идут деньги. Тут только если снимать наличку, но тогда придется мотаться на край города или в сам Нью-Йорк. Парень, попав в привычную, почти что рабочую обстановку, явно выглядел и вел себя увереннее.
- Что такое, Мег? - все-таки спросил он, видя, как та выводит узоры на стекле, - что-то случилось?
Он выключил двигатель, вышел из машины, чтобы открыть заднюю дверь и сесть рядом с девушкой, аккуратно приобнимая, неуверенно. Помолчал.
- Ты не виновата, если ты думаешь об этом, - тихо проговорил Шелдон, - в этой ситуации ты точно не виновата. Я готовился умирать. И я бы умер ради нее. А она не оставила даже стен, что я воздвиг… у меня была крутая квартира, если честно. Мне она… нравилась.
Он проговорил это, смотря перед собой, слегка поглаживая жрицу по плечу.
- Меня делали не вещи, но среди них я чувствовал себя хорошо. Среди того, что выбирал сам… - и сразу стало видно, что он гораздо моложе, чем в фальшивом паспорте. Ему бы университет заканчивать, а не так вот жить, - но сейчас нельзя этого делать. Просто нельзя, если я действительно не захочу сдохнуть и подставить тебя. Блин, - он нервно усмехнулся, - да я даже не знаю, искренняя ты сейчас или нет… но мне хочется верить, что да. Может, потому что, это единственное, что осталось? Верить хоть во что-то.
Он вздохнул, поворачиваясь к эльфийке и вглядываясь в ее лицо.
- Мы восстановим робу, все будет… хотел бы сказать хорошо, но чувствую, что ни хрена, да? Надеюсь, что терпимо… если что, я выдержу. Что бы не случилось и что бы не пришлось терпеть, выдержу. Я хочу тебе верить Мэг, хоть и не понимаю тебя. Потерпи, ладно? Мы скоро доедем.
Легко коснулся губами ее макушки, а потом вылез, снова возвращаясь на переднее сидение, кивнул, мол, перебирайся, если хочешь. И только после решения жрицы, поехал дальше, чтобы остановиться неподалеку от всяких магазинов. Их было немного, но можно было купить все необходимое. Там дальше был магазин техники, и Шелдон невольно чуть дольше задержал на нем взгляд, припарковавшись.
- Ну что, выходим? – сказал он девушке, вытаскивая ключ, - точно готова?
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

10

Мег, когда он остановил машину и даже пересел к ней, удивленно задержала даже дыхание, глядя на него широко раскрытыми глазами, не веря в то, что это происходит. Неужели не только ей было приятно то, как он ее касается, но и ему самому было это в радость? Это было так приятно и вызывало внутри какой-то доселе неизвестный жрице трепет. Никто, никогда не относился к ней так по-доброму, никто! Она знала, что такое бывает, завидовала этому, желала, но никогда не смела даже в мыслях предположить, что так будет. Ее мрачные мысли отошли на второй план: можно же просто насладиться красотой и теплом этого момента. И не надо говорить ему обо всем этом.
Увидев, что он зовет даже сесть рядом, она заулыбалась и, покивав головой, вышла из машины, обошла и села с ним рядом на переднем пассажирском, уже выглядя, наверное, как самый счастливый человек на ближайшие сотни километров.
- Ты мне нравишься, - сообщила она, сложив руки на коленях. - Такой добрый... я все запомнила. И про блокнот с ручкой тоже.
В ее словах не звучало любовной привязанности: просто он действительно казался ей хорошим и вот она слепо в это верила, не предполагая даже, что он может ее обманывать, например. Она хотела бы даже и обманываться, если уж говорить откровенно. Это было куда приятнее, чем правда, заключавшаяся в том, что она тяжело и неизлечимо больна и выглядит как что-то неживое, что придет Чума и ничего хорошего не будет больше. И нормального, как он сказал, тоже. В этой приятной обстановке она растворялась и чувствовала себя так хорошо, что... было совсем не важно правда это или нет. Хоть немного побыть вот такой, красивой, милой, живой, наслаждаться этим суррогатом жизни до самого конца. В общем, выглядела она уже очень довольной и расслабленной, а от того снова стала с любопытством поглядывать на все вокруг: пейзажи за окном, как он крутит руль, как нажимают его ноги на педали, как люди переходят дорогу, как парнишка на какой-то штуке (велосипед это был) ехал с очень серьезным и крутым видом, как дети играли с собакой в парке... она вздрогнула, когда они остановились, и посмотрела на юношу, энергично закивав головой.
- Да, да! Конечно! - ее голос прозвучал звонко и бодро, и, будь она в более задумчивом состоянии, она бы, пожалуй, даже удивилась этому.
Мег буквально выпорхнула из машины, покрутившись на месте и рассматривая новую локацию. Магазин, в витрине которого работало много телевизоров, видимо и был их пунктом назначения. Хорошее настроение делало даже их не такими жуткими. Правда вот, как всегда, стоило ей расслабиться, как тут ЧП: гудя проехал грузовик, из-за которого она подпрыгнула на месте и...да, спряталась за спину Шелдона, выглядывая из-за нее вслед проехавшему транспортному средству такого размера. Не то чтоб она прям сильно испугалась... нет, она сильно испугалась, обманывать нет смысла. Она положила руку на сердце, готовое просто выпрыгнуть из груди и выдохнула, покачав головой.
- Какой шумный... Это тоже машина? Для перевозки грузов, наверное? - она немного покраснела. - Очень неожиданно появился для меня. Прости, наверное, это было глупо.
Она покачала головой, посмеиваясь над собой.
- Столько огромного и быстрого транспорта вообще сейчас... Надо же. Наверное, в какой-то степени, это... это здорово. Упрощает жизнь. Но он тоже плохо пахнет. Возможно, однажды, люди поймут, что удобство должно меньше портить воздух. Ведь этим дышат дети...животные...растения. И это явно не очень полезно... Энергия солнца - это правильно. Электричество мне нравится... и душ, ванная, канализация. Меня только одно волнует. Куда вся эта вода уходит? И вся грязь? Это же не выливается в реки и в моря? Люди же понимают, что этого нельзя делать? Или... или нет? Расскажи мне, пожалуйста. Ты хорошо рассказываешь.
Жрица снова взяла юношу под руку, заинтересованно глядя на него. Почему бы и не поговорить о таких важных вещах, пока они будут искать то, что им нужно?
[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

11

Шелдон удивленно посмотрел на нее, стоило девушке вот так просто заявить, что он ей нравится. Нет, ну он как бы знал, что являлся привлекательным, а вначале жрица так вообще заявила, что завидует его внешности. Но вот тут явно прочитывалось, что он ей нравится далеко не из-за внешности. Добрый… придумала тоже! Шелдон невольно закатил глаза, чуть усмехаясь про себя.
- Ты слишком обо мне высокого мнения. Добрые у Анабель не живут… - нахмурился, - а, ну да… может, и вправду пора заводить новую личность.
Он задумчиво смотрел перед собой, периодически косясь на то, как реагировала девушка на окружающее пространство. Это было действительно мило, то как она смотрела на все вокруг, то как она выскочила из машины, полная счастливого энтузиазма, когда парень полностью все выключил и сам вышел. Спокойный – полный контраст с Мег, которая казалась сумасшедшей девчонкой в самом хорошем смысле этого слова. Такие вообще существуют в реальности? Сейчас толком никого не удивить, все слишком умные и продвинутые, да и сам Шел был продуктом современной эпохи, хотя ему многое в мире нравилось.
Он закрыл дверь, пиликнул, включая охранку, обходя авто и приближаясь к девушке, которая пялилась в витрину с телевизорами. Парень еле успел среагировать, когда она вдруг оказалась за его спиной, а он в изумлении посмотрел на ее перепуганное лицо. Не выдержал и улыбнулся, поворачиваясь в пол оборота и обнимая жрицу:
- Да, она самая, - подтвердил Шелдон, улыбаясь в каком-то умилении, - надеюсь, нам не придется нанимать подобный транспорт, - ощутив ее страх и смущение, поправился, - шучу. Не думаю, что мы накупим столько. Но вот мебель нам доставят в таком же.
Со стороны они казались какой-то парочкой молодоженов, мелькнула мысль у Шелдона и он про себя усмехнулся нелепости и забавности ситуации. Мимо проходящие люди с интересом смотрели на Мег и Шела, а одна женщина даже благосклонно улыбнулась – не дал задавить девушку, не все потерянно.
- Не глупо, - продолжил молодой человек, - мило. Эй, - он поднял ей подбородок легко пальцем, - их между прочим надо опасаться, - и снова не заметил, как стал тем самым Риком, Сэмом, Дастином и прочими хорошими парнями, которых он изображал, - кем бы ты ни была, но нет ничего приятного если такая фура тебя переедет. А для людей так вообще смертельно.
Осмотрелся по сторонам, пока Мег поделилась своим мнением и задавала вопросы. Рик думал, что им взять в первую очередь. Нет, комп не сейчас, как и смартфон… чеки должны промелькнуть между покупками, а не светиться в первых рядах красной тряпкой. Поэтому Шелдон повел девушку чуть дальше к магазинам одежды. Если Мег хочет, чтобы и у него стали появляться вещи, то это хорошо пробить общим чеком – онлайн придет только полная сумма покупки. Такое же можно провернуть и с другими вещами, хм… значит, можно будет зарулить в супермаркет.
- Так, сначала вещи, - сказал он, не выпуская девушку, перемещая ладонь на талию, опять же чисто машинально, ровно так, как привык себя вести с обычными симпатичными девчонками. Вот только обычно он всегда контролировал действия, четко осознавая, что, зачем и почему делает. Сейчас все мысли были заняты проработкой их маршрута. Рационального, но при этом приятного для существа, впервые окунувшегося в современный мир. То, как она себя вела – было очень чудно, но при этом умиляло сильно, - да так, ничего особенного, - пожал плечами, явно смутившись похвале о его способностях рассказчика. Девушка взяла его под руку, и Шелдон нет нет, да посматривал на нее, следя за ее реакциями.
- Раньше сливали, - сказал он, - тогда люди постоянно болели… уж не знаю, влиял ли на это… Всадник, - обошел аккуратно конкретику, - но порой мне кажется, что мы прекрасно справляемся и без него. В конце девятнадцатого века все отходы сплавлялись в реки, строились выгребные ямы, и многие дома были воздвигнуты прямо на них. Не самое приятное время, приведшее к вспышкам эпидемий. А потом люди поняли, что можно все это очищать, - они почти подошли к неплохому и достаточно крупному магазину, когда Шелдон остановился, окинув взглядом пространство – люди, машины, дома… обычная жизнь, которая не подозревала, что происходит за кулисами нормальности, - так что сейчас вся вода с отходами идет по трубам в систему фильтров. Но я плохо представляю, как это там происходит. Вот если что-то прекратит нормально работать, мы получим грязные реки и океаны. Хотя сейчас тоже ничего хорошего, - парень нахмурился, - люди умудряются при такой канализационной системе продолжать загрязнять водоемы… ничему не учатся, видимо. Да и электричество… это все работает за счет электростанций. Атомных… если что-то рванет, то ничего хорошего не будет. Говорят, кто-то разрабатывал альтернативу, черпание энергии из природы, не вредя ей… но наше общество – общество потребителей, поэтому такие открытия не выгодны. Как и солнечные батареи. Я, честно говоря, слабо верю, что они вообще будут пользоваться повсеместно даже там, где солнца хоть отбавляй.
Было видно, что парню нравилось то, о чем он говорил, хоть и явно волновала – прогресс, наука, что-то, что позволяло бы облегчить жизнь. И при этом он рассуждал как человек, полностью игнорируя возможности магии.
- Нелюди… Анабель говорила, что они должны работать на благо людей. Что они должны стать материалом, - он понизил голос, да и заговорил об этом только когда убедился, что их никто не услышит – подумаешь, парочка стоит и болтает, - что они лишь сырье, раз не сделали так, чтобы мир избавился от бед. Я ей верил, а сейчас… ты не похожа на все то, о чем мне говорили, - он задумчиво посмотрел на девушку, а потом понял, что увлекся, - черт, извини, что вываливаю все, когда ты вообще-то хотела отвлечься. Пошли, - он спустил ладонь, беря девичью руку в свою, - мне будет интересно узнать, что ты выберешь.
Улыбнулся, заводя Мег в магазин, давая ей возможность все рассмотреть, да показывая, где примерочная. Сам готов был стоять и ожидать вердикта самой жрицы. Не верил он до конца, что все это не спектакль с целью потом добить, или еще какой. Мало ли.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

12

Она охнула, даже приложив ладонь к губам.
- Какой кошмар! - воскликнула Мегалкарвен, покачав головой. - И это учитывая, сколько сейчас людей... Наверное, очень непросто бороться с последствиями такой грязи... Но этим обязательно надо заниматься. У людей ведь нет запасного мира для таких экспериментов!
Девушка и сама не стала заострять внимание на теме Всадника. О нем хотелось говорить меньше всего. И так скоро придется. Мег на его последние слова задумалась, немного нахмурившись, но ладонь его взяла крепко, идя с ним в одном темпе и нога в ногу. Оглядев магазин и все, что в нем было, она, первым же делом, взяла пальто песочного цвета, мужское и протянула юноше. Она уже знала, что эта вещь называется "пальто". И оно прям вот сразу показалось ей вещью, просто созданной для Шелдона: спокойная классика, но без занудства, с легким налетом стиля "милитари". Ей, конечно, это было неизвестно, но чисто визуально понравилось.
- Примерь, - она улыбнулась. - Не обсуждается.
Пока он надевал его, она вздохнула и решила продолжить тему, им затронутую, понимая прекрасно, что нельзя говорить лишнее на людях.
- Понимаешь, Шел... не все такие как я. И не все НЕ такие, - она не дала ему самостоятельно застегнуться, чтобы оказаться поближе и говорить ближе, так сказать: сама стала застегивать пуговицы. - Подумай сам. Люди разные. Существа тоже. Мы имеем разум. У нас есть души. Есть чувства, желания, потребности. Есть прошлое, которое точно так же накладывает свои отпечатки. Близкие, любимые. Так чем мы отличаемся от людей, кроме способностей?
Мег отодвинулась и сложила ладоши, воодушевленно окинув взглядом юношу.
- Как красиво! Ты такой...такой...просто красивый! И, кажется, для такой погоды подойдет. Давай возьмем? Ну посмотри, посмотри! - она дотолкала его до зеркала, встав за его спиной, выглядывая из-за плеча. - Видишь? Ох, я хочу выбрать тоже что-нибудь... Сейчас. Я не знаю, правда, что. Но это возьми, пожалуйста, я очень хочу, чтобы ты взял. Ты сразу похож на... на того, кем являешься. Ты понял.
Она неопределенно махнула рукой в воздухе и стала уже бродить по магазину в поисках чего-нибудь и для себя. У нее был очень внимательный и цепкий взгляд. Консультант подошла к ней и предложила помощь, но Мег отрицательно мотнула головой.
- Нет, нет, у меня уже есть помощник, - она указала на Шелдона. - Другой мне не нужен, спасибо. Но вы очень милы. Благодарю за предложение.
Сказала она это очень быстро, тут же самостоятельно вернувшись к хождению между рядами. Остановилась перед платьями, рассматривая их с интересом, но, в итоге, мотнув головой, мол, нет, не то. Развернулась и уверенно зашагала в сторону пиджаков, рубашек, брюк и джинсов. Стиль "томбоя", похоже, привлек ее внимание больше всего и при этом она с легкостью выбирала одежду, которая явно подошла бы ей по размеру. Тут, как раз, ничего удивительного не было, потому что Мег, по правде сказать, запомнила какие цифры и буквы были на бирках ее одежды. Выбрала не много: пару рубашек, пару пиджаков, футболки, джинсы, брюки. Ей недолго все это носить и она это осознавала. Перевесив все это через руку, она оглянулась на Шела и подошла к нему.
- Ты поможешь мне все это примерить? Я не хочу идти туда одна, - она поглядела на примерочную немного смущенно, а потом снова на него. - Ну и давай, чтобы время не терять, выберем сразу и тебе всякое. Ведь ничего страшного не будет, если мы пойдем вместе, правда? Мы же ничего не нарушим? Я не знаю, есть ли какие-то правила у всего этого.
Потом она бросила взгляд в сторону нижнего белья и ее глаза округлились.
- Ох... а зачем оно такое цветное? Ведь его никто не ви... ааааааа... - она повернула голову к нему снова. - Это чтобы нравиться мужчинам перед сексом? Но какой смысл, это же придется снимать... Может, тогда не мне надо это выбирать? Я что-то не поняла...
Нахмурившись, она опять посмотрела в сторону отдела, а потом опять на Шела.
- Это ты должен выбрать, а не я, что ли? Я помню цифры, если что. Ну, которые на том, что мне дала Анабель. Ты видел, оно простое и черное... я думала, что оно все такое. А там вон...и красный, и синий, и зеленый... и розовый. И все такое странное. Совсем не похоже на то, что дала она.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

13

- Жаль, что многие об этом забывают… - вздохнул Шелдон, наблюдая, как девушка проходит и уверенным движением берет мужское пальто, чтобы протянуть ему. Парень мотнул головой, но взял, понимая, что вещи ему действительно нужны. Пальто было отличным, нечто подобное и ему нравилось, хоть и предпочитал он темные оттенки и тона. Но это было не вырвиглазным, и к тому же качественным.
- Как скажешь, - просто ответил он, немного ощущая себя кеном, которого прикольно наряжать. Ну что ж, снова его положение как нельзя лучше соответствовало тому, что происходило. Он надел пальто, смотря в зеркало, но ощущая, как девичьи руки застегивают ему пуговицы. Что ж, в конце-концов игрушка, что поделать. Хотя, не было бы всей той ситуации, это можно было расценить как просто обычную заботу и попытку быть ближе.
- Получается, - проговорил он, опустив голову, смотря на Мег сверху вниз, - я ничего не знаю о вас. Ничего, что было правдой? Расскажешь потом, какие бывают?
А потом она принялась отвешивать ему комплименты, и Шелдон невольно улыбнулся ей, не устояв перед ее такой вот просьбой.
- Хорошо, - он снова провел по ее волосам рукой, взлохмачивая слегка их, - уговорила, - даже слегка усмехнулся, - иди, выбирай пока.
Сам постоял, посмотрел какое-то время, с тоской думая, что не знает, где заканчивается граница такой вот «свободы». Что он может, а что нет… имеет ли вообще смысл это все.
Парень снял верхнюю одежду, оставляя ее в руке и ожидая, когда Мег вернется с выбранными вещами.
И она вернулась довольно быстро.
Кажется, Шелдон не учел, как поведет себя девушка, которая ни разу не сталкивалась с современной одеждой и проспала много веков где-то в подземелье, когда решил, что привести ее в магазин – отличная идея… НЕТ. Он ощутил себя полным идиотом, когда стоял, перекинув через руку добротное пальто, которое ему действительно шло, и слушал все ее восторги, вопросы, наивные речи… нет, бывало и такое. Одна девица затащила его в секс-шоп под предлогом посмеяться, а потом с видом профессионала выбирала игрушки. Шел по итогу сбежал, стоило наткнуться взглядом на изогнутую штуковину с набалдашником и подписью «Анальный крюк». Нет уж, спасибо, как-то своими силами обойдемся без всего этого…
И почему он подумал о специализированном магазине, стоило девушке указать на белье? И, наверное, представлять ее в этом было тоже не лучшей идеей, потому что Шелдон как никогда почувствовал себя растлителем малолеток. Она вообще его старше на много сотен лет! Но поведение девушки было таким, что казалось все с точности да наоборот… спасите?
Он искренне пытался сохранить лицо, но только все больше понимал, что не получается, когда как-то растерянно начал давить лыбу, пытаясь найти тех, на кого бы скинуть обязанности по выбору белья. Но, кажется, его удача покинула – никого поблизости он не нашел. А значит, придется спасаться своими силами. Так, ну, собраться и не представлять девушку в таком пикантном белье… есть. Отрешились, забыли, просто задание, очередная цель.
- Стой, маленькое чудовище, - мягко опустил ладони на ее плечи, не давая дальше спрашивать и засыпать его еще большим потоком милоты. В его речи проскользнула теплота и немного дружеской насмешки, - подожди секунду и не беги. Тихо, тихо и еще раз тихо.
Парень смотрел на нее по-доброму, хоть растерянность и оставалась. Потому что как парню объяснить, зачем девушки носят белье? Ему то нравилось, ему то очень нравилось, хотя предпочтительнее и без него…
Он понял, что начинает бегать глазами, потому что ээй, все, забыли, не думаем!
- Ну… я думаю, потому что это красиво… - задумчиво проговорил он. Ну, вот встретишь ты того, кто тебе понравится, раньше же все было проще, да? Наверное… не знаю… - он пытался, он искренне пытался объяснить, - ну вот вы говорите, вы симпатичны друг другу, - из-за поведения эльфийки у него напрочь отбило понимание того, что девочка уж прекрасно знала, откуда берутся дети и вообще сталкивалась с настоящим дерьмом, - ну… понравились и так далее, и вот в самый ответственный момент она вдруг говорит нет, я не готова. А потом выясняется, что, видите ли у нее белье цветом не подходит к ее ногтям!
Шелдон прямо таки возмутился, потому что да, та причина отказа вызвала в свое время просто огромнейший и смачный фейспалм.
- Слушай, - он сокрушенно и нервно усмехаясь, сказал, - я точно не отвечу тебе, зачем оно все разное, но смотрится ведь красиво… - нормально он так объясняет! Он дал себе мысленный подзатыльник, такую вот конкретную затрещину, чтоб вернулся к реальности, - и нет, нет… выбирай сама. Что понравится. И не проси, чтобы я оценил! А то нас выгонят. Лучше ты попроси девушку консультанта тебе помочь, я… я буду в другой примерочной. Напротив, если хочешь.
«Спасите…» - слабенько трепыхалась мысль, хотя где-то глубоко в душе ему нравилось то, что предложила девушка. Ну е-мае, это пикантно и вызывает определенные настроения. Поэтому Шелдон схватился за то, что сказала девушка до каверзных вопросов. Тех, которые, если бы задала обычная девчонка, являлись с подвохом. Когда стоишь и думаешь, что ответить, чтобы не попасть в немилость! Но Мег была искренней, задавала явно без подоплеки, и это делало ситуацию не такой критичной, что ли…
- Как тебе идея? Мне кажется, вот в выборе одежды тебя точно лучше сориентирует консультант, - он готов был тут же подозвать, стоило эльфийке согласиться, - а я пока возьму по минимуму, ок?
Он понял, что впервые в жизни испугался. Вот так банально его что-то начало смущать, хотя парень никогда не страдал подобными закидонами. На них уже поглядывали как-то заинтересованно, и все грозилось превратиться в настоящее шоу. Черт, вот это было бы не очень хорошо…
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

14

Мег слушала юношу с некоторой долей непонимания и удивления, внимательно следя за его ходом мыслей и за переменами в его выражении лица. Девушка заметила, что его смущает заданный ей вопрос и, по мере того, как он говорил, она примерно начинала понимать почему именно, а от того стала улыбаться, в итоге и вовсе тихо рассмеявшись, прикрыв ладонью рот. Махнув рукой, качнула головой.
- Брось свою панику, - жрица положила ладонь ему на плечо. - Разберусь сама. Мне не интересно чужое мнение. Мне твое интересно. Но я поняла, что это очень личное и интимное, поэтому так смущает тебя... и примерно поняла что и зачем. Скажем так... раньше было не так, но свои секреты тоже были.
Девушка пожала плечами.
- Я все равно не буду это примерять, просто выберу нужные цифры и более-менее приятный цвет. Они грязные. Как и вся одежда здесь, - она обвела зал рукой. - Все трогают, все могут надеть, падает на пол, лежит в пыли. Необходимо будет постирать, прежде чем носить... в любом случае. Белье ближе к коже и к самым опасным местам распространения...
Опустив взгляд она усмехнулась.
- Когда Он создавал СПИД... он специально сделал так, чтобы это распространялось сексом быстрее даже, чем кровью. Все любят секс. Но и раньше было много таких болезней, которые распространялись так, - это уже говорила тише, поигрывая биркой на одной из рубашек. - Когда ему было скучно, Он делал это со многими. И смотрел на то, как это распространяется. Ему нравилось, что люди падки на любовные утехи, они сами делали его работу, просто совокупляясь с кем попало...
Мег опять пожала плечами, подняв взгляд, но глядя куда-то в сторону.
- Он хотел, чтобы я родила от него еще большее чудовище, но так вышло, что Он не может дать жизнь чему-то новому. Он может только испортить то, что уже родилось или зарождается, в этом его суть. В его планы входило сделать меня Маткой для таких же тварей, как я сама. Он просто не успел осуществить задуманное и, знаешь, это, пожалуй, самое лучшее, что случилось в моей жизни, до того момента, как мы с тобой познакомились, - жрица посмотрела на него, - прости, что заговорила об этом. Не бери в голову. Это все равно миновало меня и, пожалуй, если бы не миновало, я бы сошла с ума очень и очень давно. Может, меня бы даже не было.
Подумав и помолчав немного, она нахмурилась. Было видно, что хоть тема так себе, на нее она не то чтоб оказывала сильное влияние. Именно потому, что ее описанная скорбная участь миновала, да, но еще и потому, что на данный момент она была уверена, что он к такому и не прибегнет.
- А знаешь, я не буду мерить. Я уверена, что и так сойдет. Я выберу себе там все, что надо, - она большим пальцем через плечо указала на отдел за своей спиной, - а ты возьми себе, расплатимся и потратим время на что-нибудь более интересное. У нас не так много времени и я не хочу тратить его на одежду. Такая глупость! Я не изменюсь, а ты и так красивый. Хоть пыльный мешок на тебя надень. Но мне было бы приятно, если бы ты выбрал что-то... светлое. Как пальто. Хоть немного светлого. Может, оно пачкается быстрее, но ты прямо вот... ух! Я не знаю как описать.
Девушка рассмеялась, хлопнув себя по лбу и всплеснув немного руками, после чего опять, с улыбкой, посмотрела в глаза юноше.
- Опишу как могу, с твоего позволения, - она положила свободную от одежды руку в области сердца, делано так спрашивая разрешения и будто заранее извиняясь, чуть поклонившись, торсом и сразу выпрямившись. - Ты выглядишь ярче. Как свеча в темноте. Зачем совсем мрачные цвета? Они тебя не украшают, делают тебя, будто бы, меньше и незначительнее. Одно дело подчеркнуть светлый черным, где-то, немножко, совсем другое, когда ты весь как тень... ты не тень. Ты увидишь однажды! Как вижу я. Пусть будет звучать так!
Мег развернулась и отправилась в сторону отдела с бельем. Ей казалось, что она достаточно сказала. Опять же, она поймала себя на мысли, что ей много не понадобится. Сколько нужно? Три, четыре... пять. Наверное, столько. Она же будет стирать одежду. Почти наверняка призыв нужно будет осуществить как можно скорее, а там... Чума не даст ей снова принять человеческий облик и снова спрячет, вероятно, уже с помощью Анабель. Это угнетало, но она опять подумала о моменте текущем. Нужно было быть сейчас. Нужно было наслаждаться этой легкостью и присутствием неравнодушного человека рядом. Шел делал все гораздо лучше.
Тем страшнее будет расстаться с ним в конце.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

15

Стоило Мег махнуть рукой, как парень невольно выдохнул, не заметил ведь, что был довольно напряжен. Девичья ладонь принесла как-то легкость, и Шелдон немного виновато посмотрел на эльфийку.
- Ну, с одной стороны да, - хохотнул парень, - с другой… это ваши секреты, в которых мне страшно лезть. И уж тем более узнавать, как это работает.
Он положил свою руку поверх ее.
- Вот поэтому я заказываю онлайн, - пожал плечами, - можешь посмотреть, оценить, но потом все из дома, приходит все закрытое, никем не ношеное. Главное не зайти на сайт вторых рук.
Мег меж тем продолжила говорить, и Шелдон с интересом слушал, хоть его и ужасало то, о чем шла речь. Даже больше того, на определенных словах он весь напрягся, а взгляд стал холодным, словно нашел себе цель. Цель перерезать глотку. Расслабился лишь когда Меган сказала, что ничего Чума сделать не успел, или не смог, да какая разница, главное, что не было.
- Хэй, - прервал Шел на очередном ее финте, - ты же сама сказала, что я могу помочь.
Он приподнял бровь, заглядывая ей в глаза, а потом наклонился так, что лицо оказалось довольно близко. Продолжил гораздо тише, что за музыкой и людским гомоном его могла слышать только девушка:
- Что возможно, исцелю тебя. Такое было, я помню. Поэтому я тебе нужен, ведь так? И я не против. То, что сделал с тобой отец – дерьмо полное. И хоть в жизни случается всякое, и меня это не сильно удивило, но это не значит, что я не хочу помочь. Если есть возможность изменить положение – значит изменим. Ты вроде говорила, что мы сбежим. И что я умею исцелять. Что-то такое вот, - он завел ее прядь волос за ухо, внимательно смотря в глаза, - а ведь изначально я лишь убивал и доносил. Такой себе член общества, если честно, - нервно хохотнул, - а мое симпатичное лицо отлично служило маской для отвода глаз. Ничего красивого в этом нет, так что зря ты принижаешь себя, и восхищаешься мной. А темное я ношу, потому что на нем не так заметна кровь. Чужая, - сказал подобное абсолютно спокойно,  - а на светлых это очень яркие пятна. В принципе, Анабель понравится. Она оценит.
Выпрямился и все-таки тяжело вздохнул, чуть отворачиваясь. Словами о тени девушка попала в самое нутро. И это оказалось не очень приятно, потому что в темноте Шелу всегда было спокойнее – никто не трогает и ты сам себе хозяин. Ему нравилось темное, потому что в нем ты мог спрятаться, мог стать бледнее, чем ты есть, и да, он не соврал про кровь.
- Прости, - повернулся все-таки к Мег и добавил, - я прислушаюсь к твоим пожеланиям.
«Даже если мне они не принадлежат…» - жрица отправилась выбирать, да и Шелдон прошелся по рядам, быстро выбрав нужное. Не шибко много, по мелочи, так, пара одних вещей, пара других. Он всегда бережно обращался с одеждой, в каких условиях не приходилось работать. Считал, что Анабель приучила – эта женщина всегда выглядела на высоте, а ее лаборатория, не смотря на все опыты, оставалась безупречно чистой после них. Система очистки работала идеально.
Он ждал Мег на кассе, и, когда она подошла, расплатился за ее и свои вещи, улыбаясь миролюбиво консультантке, которая посмотрела на жрицу с нескрываемой типично женской завистью. Это в принципе никак ярко не проявилось, но что-то поменялось в глазах, слишком большое внимание на Шела… тот лишь улыбнулся, сказав, что рад был находиться здесь, пожелал хорошего дня, да, взяв пакеты и эльфийку за руку, вывел из магазина.
- Ну что? Куда дальше? – спросил он, - из первого необходимого остались мелочи бытовые? Техника, что-то еще? Предлагаю быстро завершить и… - смутился, хоть и не подал виду, - хочешь перекусить где-то здесь, или уже в доме? Можем потом прогуляться, посмотришь вокруг все в спокойной обстановке. Или вернемся, там недалеко от озера есть парк. Сейчас там многие отдыхают.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

16

Мег на его речи как-то стушевалась, ничего не ответив. Легонько пожала плечами, потом кивнула, потом улыбнулась только одними уголками губ. Она действительно все это говорила. И часть правды во всем этом была... и ей вдруг стало стыдно. Она замолкла на какое-то время, пока они выходили из магазина, так и не заметив даже реакции продавца. Мегалкарвен было грустно от того, что он думает, что причина только в этом и что только для этого он ей нужен. Хотелось бы ей сказать, что это не так, да вот... она вдруг поняла, что он ей не доверяет.
- Давай закончим начатое, - с улыбкой сказала она, когда юноша к ней обратился, - Чтобы не было пусто совсем. Можно часть заказать уже действительно с "компа". Поэтому, давай его купим. Я думаю, что... поесть лучше дома... я хочу домой поскорее. Думаю, я устану еще больше после пары походов в другие места.
И да, да, она потом действительно устала. По крайней мере, делала вид. Однако вечером, когда они уже приехали домой, заявив, что идет спать на второй этаж, убедилась, что Шелдон уснул и выбралась на порог дома, чтобы всю ночь просто проплакать. И так они наполняли дом два дня подряд, и вот так проходили две ночи подряд. Потому что ей было очень грустно и снова стало так одиноко. Она даже, с горя, попробовала богам помолиться. Но как тогда ни один из них не откликался на ее плачи, когда она умоляла убить ее, так и сейчас. Значит, такова воля Творца.

ЧАСТЬ II

Анабель была пунктуальна и, как и обещала на третий день достать нужные Мег ингредиенты, так и доставила. На часах было 8.32. Она не спала, поэтому так уж вышло, что она встретила ее буквально на террасе, сделав вид, что ожидала. Жрица предупреждала ее, что ритуал не быстрый и что она объявит результаты поздно ночью, связавшись с ней, попросив не беспокоить ее до тех пор. Мег говорила коротко, холодно и снова называла ее "девочкой", смотря на нее свысока, как ей и было положено, а затем просто хлопнула дверью. Да, она не пустила ее за порог, сказав, что ей нужно уединение, забрав пакеты с необходимыми травами, камнями и кровью в специальных охлажденных контейнерах. Жрица посмотрела на спавшего на диване юношу и, сглотнув ком в горле и сокрушенно опустив голову, ушла в подвал, оставив дверь открытой, чтобы он знал где она находится.
В подвале они с Шелом еще вчера поставили стол и пару стульев, приготовили спички и посуду. Мег стала готовиться к ритуалу, продолжая шмыгать носом и всхлипывать. Ей так не хотелось делать это. Глаза боялись, а дрожащие руки делали, все равно делали, отточенные манипуляции, как и всегда: разрезать свою ладонь над чашей, добавить в кровь трав, монацитовой крошки, несколько кристаллов флюорита, дымчатый кварц. Она держала ладонь над чашей и услышала его так, если бы он стоял прямо за ее спиной. Ей казалось, что его дыхание касается ее кожи, будто его руки трогают ее, обнимают сзади и больно сжимают. Грудь, живот. Он трогал ее и шептал, шептал, шептал в ответ непристойные слова, от которых ее затрясло. Он говорил, что сделает с ней, когда наконец увидит. И она начала говорить с ним, используя язык понятный им обоим, но не понятный Шелдону, в случае если он войдет: эльфийский, причем самое древнее его наречие, из-за которого казалось, будто Мег картавит.
Он четко обозначил где и когда ей нужно будет быть, чтобы забрать кольцо. Он сказал, что она должна будет оставить записку, четко показав, как она должна выглядеть. После этого она должна будет разрушить его. Она рассказала ему об Анабель, стараясь звучать спокойно и рассудительно, как и прежде. Ей удавалось. Он был очень доволен ею и пожелал обязательно встретиться, потому что он уже придумал, как осуществить задуманное и она станет проводником. Как всегда была. И что она восхитится его изобретательностью.
Казалось, что прошло не так много времени, но когда Чума покинул ее, она увидела, что кровь вся засохла, а на ее ране уже образовалась корка. Ноги затекли от того, что она долго стояла без движения. Сидеть в таком ритуале точно нельзя, зато можно будет в другом, который она обещала Шелдону. Девушка пошатнулась и плюхнулась на стул, обхватив голову руками.
Заслышав шаги Шелдона, остановившиеся неподалеку, она горько усмехнулась, не поднимая головы.
- Ни один бог никогда не откликался на ее молитвы... Она кричала в исступлении, чтобы они убили ее. Она ругала Творца за то, что он не отнимает ее ужасную жизнь. Она падала на колени перед целителями эльфов и просила, чтобы они исцелили ее, но едва те начинали, появлялся Он и заставлял ее заражать их в ответ... после первого раза об этом никто не узнал и она попробовала еще раз. Тогда он сделал так, что покуда она не заразит, она не сможет быть исцелена, но единственная болезнь, что теплилась в ее изуродованных венах, делала так, что эльфы болели и становились безумными и разносили это дальше, вместе с вестью о том, что она - чудовище, которое не достойно даже шанса... выходило так, что эльфийские целители могли это лечить, потому что эльфы намного чище, чем он думал... и тогда Чума решил, что сделает ее маткой. Для таких же, как она. Для тех, кого будет невозможно исцелить, не заболев. Хитрая уловка: замкнутый круг. У него самого не получалось заставить ее чрево разродиться.  Тогда он выбрал эльфийских колдунов, заразил их и сказал, что даст им исцеление, если они смогут ее оплодотворить. Но пришел Смерть и план был расстроен... и он отправил их вместе с ней в подземелье, где смертоносная болезнь, которую она дослала на них из милости, убила их. А теперь Смерть не может ему помешать и теперь, как он сказал, у нее будет новая, дивная жизнь и прекрасная цель, которая понравится ей, которой она послужит, - Мег подняла голову, но глядела куда-то перед собой. - Я заразила тебя, Шелдон, ты прав. Чтобы ты мог исцелить меня. Твое тело само справится с болезнью, потому что ты целитель. Оно уже справляется. Сыпь. Я видела. Она почти сошла на нет. Когда Чума придет ее в твоем теле уже не будет. И это было для меня шансом. Условие соблюдено и ты в безопасности. Есть совсем маленький, крошечный, абсолютно крошечный шанс, что у тебя получится... потому что ты потомок Высокорожденных. Потому что в твоих венах сила богов и эльфов. Потому что ты - благородный и чистокровный. Вот почему.
Она покачала головой и приложила палец к губам, мол, не перебивай. Тихо.
- Но неужели это так плохо? - она повернула к нему голову, шмыгнув носом и всплеснув руками. - Так плохо, что я хочу... хочу вылечиться? Почему ты так жесток ко мне? Я думала, что помогая тебе спастись из рук этой... Анабель... я достаточно сделаю, чтобы мы были, вроде как, хотя бы друзьями, хотя бы партнерами. Я просто хочу, чтобы ты жил и все, знал кто ты такой на самом деле. Я думала, что я имею право просить... но ты так гадко сказал это, будто бы нужен только за этим. Я не могу. Это так больно. Я... я... я не выбирала такую жизнь. Я была младенцем. В утробе. Он изуродовал меня в утробе моей матери, когда она уже вот-вот должна была родить меня. Ты волен не выполнять мою просьбу, но я... мне просто некого больше просить! Не думай, что я тебя использую. Я не такая, как она! Я не такая. Я не использую тебя. Ты нужен мне совсем не поэтому. Ты нужен мне, потому что ты не смотрел на меня, как на чудовище! Никого у меня нет... никого кроме тебя. И не было... никогда... никогда не было. Я даже не рассчитывала на то, что у тебя получится! И не рассчитываю до сих пор. Вероятность этого настолько мала... ты даже не представляешь!.. Никто тебе не расскажет, что делать. Никто не поможет. Я не знаю как они лечили, не знаю что делали, ты тоже не знаешь. Я просто хотела увидеть, как ты уходишь и живешь так, как никогда не смогу я. Вот что я хотела! Вот что! Но даже если нам осталось всего десять дней или... или больше или меньше... я хочу провести их с тем, кто хотя бы зовет меня по имени и не боится.
Мег смахнула слезы и горько всхлипнула, жестом опять прося ее не трогать. Чума полностью раздавил в ней надежду. Вот что называется "отравить ядовитыми речами".  Ей много было не надо. Она так давно не слышала его так близко и не ощущала, что ее этот разговор просто морально разбил под самый фундамент.
- Садись, - она указала рукой на стул напротив себя, став какой-то одновременно грустной и серьезной. - Я раскрою тебе тайну твоего происхождения. Я не могу сделать это без обряда, потому что я не эльфийка. Я тварь, рожденная из эльфийской плоти и гнили этого выродка, я не могу рассчитывать на божественное снисхождение, благословение и все это остальное.
Она вытянула руки вперед, положив их ладонями вверх.
- Клади свои сверху, - Мег шмыгнула носом, не глядя на него, а говорила тихо-тихо, шелестела прям, - Прими истинную форму. Так же, как с человеческой, только наоборот.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

17

Шелдон спал на диване. Он совершенно не был против, просыпаясь периодически среди ночи, проходя на кухню и подходя к холодильнику, доставая что-то для перекуса, стоя какое-то время и понимая, что это действие стало довольно бесполезным, ведь кто он такой, чтобы хозяйничать. Да и сидеть, просто пялясь в монитор, для парня являлось пустым занятием. Ведь что ему искать?
Бездействие Шелдона убивало, и на вторую ночь он уже готов был лезть на стенку, ощущая не праздную леность, а неимоверную потерянность. Мег вела себя мило, и это его спасало от такой вот бессмысленности бытия. Плюс эти все бытовые мелочи, подготовка к ритуалу, обустройство дома – это давало хоть какую-то цель.
Парень проснулся сам, открыл глаза, видя перед собой спинку мебели. Полежал так какое-то время, да развернулся, уставившись в потолок, закидывая руки за голову и раздумывая, что делать и привезли ли нужные ингредиенты. Спит ли Мег, и не навестить ли ее, ведь девушка наверняка волновалась, к тому же ритуал предстоял не из легких, как он подозревал. Полежал минут пять, не больше, поднимаясь, да приводя себя в порядок. Прошел в ванную, ополоснул лицо. Свободные спортивные штаны, футболка, ничего такого. Он стоял босыми ногами на полу, а вот мысли были далековато. Волновался ли он? Несомненно. Доверял ли он жрице… покажет время.
Шелдон сам не знал уже, как относится к ней. С одной стороны не забывал, с другой нет-нет, да посматривал на то, как она говорит, как улыбается, как удивляется всему новому. Да и с девушкой этой было как-то спокойно что ли.
Парень вышел из ванной, решив все-таки подняться в комнату к эльфийке, да только, проходя по коридору увидел открытую дверь в подвал. Значит, она уже там…
Шелдон спустился тихо, слыша, как звучит эльфийское наречие – он не знал, древнее ли оно и насколько, но что-то в душе отозвалось на слова. Не понимал ни слова, но замер, слушая и наблюдая за ритуалом. Не мог так же сказать, пришел ли в конце ритуала, или в середине, но только вскорости девушка закончила, пошатнувшись и усаживаясь на стул.
Юноша подошел к ней, задумчиво смотря, и тут жрица заговорила. В ее голосе было много боли, а слова пугали. И он было потянулся, да только так и не коснулся девичьей головы. Задержал руку, а потом опустил. По спине пробежал холодок от того, что услышал Шелдон. Он сам не пай мальчик, никогда не жил в розовом мире полном лошадок и добрых зверушек, но то, что услышал – ужасало и шокировало. И ее вот эти слова… эта девушка боялась, и боялась гораздо сильнее всех, кого встречал. Она, не смотря на то, какой стала, все больше и больше подтверждала свою чистоту.
В итоге он не перебивал. Слушал внимательно, в какой-то момент опустившись на корточки перед нею и положив руки к себе на колени. Таким образом оказался чуть ниже и мог смотреть в ее лицо. И ни в коем случае не выполнил ее требование.
- Мег, что случилось? – прямо спросил он, когда девушка закончила говорить. Ему вообще показалось, что она начала скатываться в какую-то панику, хотя какой показалось – паника это и была. Такая вот испуганного олененка, - на что ты обиделась, дуреха, ну вот на что?
Он и сам испугался, совершенно по-мужски, когда не знаешь, что делать с девушкой, которую хочется успокоить, но ты ни хрена не понимаешь, откуда эти эмоции взялись, и что стало причиной.
- Я же сказал, что не против, - говорил вкрадчиво, довольно тихо, но в голосе не слышалось обвинений, упреков, - ты сказала, что я умею исцелять, и я хочу тебе помочь. И да, даже не смотря на то, что возможно, я тебе нужен был лишь за этим. Я верил Анабель, Мег.
Шелдон провел рукой по ее щеке. Потом привычным жестом запустил пальцы в ее волосы, немного взлохмачивая. Ему это нравилось, что уж скрывать.
- Я полностью ей доверял, и что в итоге? Пойми и меня, Меган. Я хочу тебе верить, к тому же, точно уверен, что ты не играешь, когда такая. Просто, - пожал плечами, - ты единственная, кто делает мою жизнь осмысленной сейчас. Я рад, что это ты. Открыла глаза, показала, чего на самом деле стою. Не говори, что было шансом. Есть. Мы сбежим, как ты и обещала мне. Я ни разу не сказал, что это плохо. Ни разу не подумал даже об этом, - Шелдон нахмурился, - с чего ты взяла, что я тебя обвинял? Эй, Мег, - он пытался поймать взглядом ее, - что происходит? Мег!
Он протянул руки, оглаживая девичье лицо.
- Подумай и посмотри на все логически! Если бы не ты, то в конце концов, меня отдали кому-то еще, или просто оставили подыхать. И я бы ничего не знал. Но я уже ничего не знаю. Весь мой мир на хрен перевернулся, - махнул рукой, - так что Мег, Мег, ну хватит… черт, ну что мне еще сказать, чтобы ты мне поверила? – парень почесал в затылке, невесело усмехаясь и смотря на девушку немного виновато, - я чертовски волнуюсь, и боюсь знать правду о семье. Прикинь? Всю жизнь мечтал, а вчера понял, что в жутчайшем ужасе. Готов пойти на попятную, оставить все как есть. Не знаю, готов и дальше выбирать с тобой мебель, показывать что-то из современного мира, что-то рассказывать, не знаю, держать за руку и пялиться на озеро. А я и не замечал, что оно такое… успокаивающее что ли, - он невольно провел ладонью по руке Меган, - как и не думал, насколько странным может казаться наш мир. Но… я мечтал узнать правду. С тех пор, как стоял на ковре и смотрел в одну точку, чтобы потом наговорить кучу гадостей своим учителям. А они не виноваты были. Как и ты не виновата в том, какой я. Прости, что обидел тебя, Мег.
Шелдон поднялся, и очень ненавязчиво поцеловал в макушку. Так его успокаивала мама, когда Шелу было очень плохо.
Парень сел на стул, но прежде чем положить руки, спросил:
- И кстати, насколько этот ритуал опасен для тебя? – он вперился взглядом, выискивая любое проявление лжи. Парень и сам мог притворяться, так что старался уловить любое проявление актерской игры.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

18

Можно ли вот так говоря, вот так ласково касаясь, тем не менее, лгать? Можно, она это знала, но, едва взглянув в его глаза, от чего-то поверила. Ну кому ей верить? Она уже убеждала себя, что даже если это все - обман, то она и рада. Она шмыгнула носом, качнула головой, а потом энергично закивала, утерев остатки слез и выдохнув.
- Да прости, это я просто расстроилась, - она неопределенно махнула рукой в воздухе, следя за ним взглядом, пока он садится, - и я не спала эти дни. Я тебя обманула. Но я в порядке. Спать и не хочу, но напряжение... сны помогают с ним бороться, а я пренебрегла этим. Не стоило. Особенно перед встречей с Ним.
Она поморщилась и поежилась. Его касания, такие ненастоящие и, меж тем, почти реальные, до сих пор ощущались, будто под ее кожей опять поселились черви. Пройденный этап, но как же похоже.
- Не опасен, - заверила она его, - ритуал совершенно не опасен. Мне не впервой ломать эльфийскую магию. Это нужно делать просто осторожно, потому что это хитросплетение, похожее на узоры на замерзшем стекле. Здесь нельзя действовать грубо, чтобы не навредить. Частично мне поможешь в этом ты.
Мег призывно дернула пальцами, чтобы он дал руки. Провела по ним. Из его пальцев посыпались голубые искры, которые она собрала в свои ладони, создавая шар из света и оставляя его висеть в воздухе. Концентрированная магическая энергия окрашивала их лица слабым голубоватым свечением. Мег потянулась к контейнеру с кровью, открыла его легко и вылила кровь в чашу, затем стала шептать заклинание над ней, посыпая ее травами и подставляя под этот шар, внимательно глядя на то, как искры в нем продолжают блестеть и переливаться разными цветами. Она находила это особенно красивым. От того ее взгляд чуть изменился, когда эта красота стала медленно осыпаться в чашу, булькая и шипя. Вот оно, действие скверны на чистоту. Мегалкарвен взяла чашу в руки и, сглотнув ком в горле, залпом выпила, зажмурившись. Ее уши мгновенно заострились и ее уши, до того всегда человеческой формы, заострились, вместе с чертами лица. Кожа ее покрылась мурашками. Она на какое-то время сделала себя эльфийкой.
Ее пальцы тоже заиграли голубыми искрами и она им улыбнулась, рассматривая. Точно дитя, которому что-то важное удалось сделать.
- Твои родители наложили на тебя особенное заклинание. Эльфы могут обратить в человека многих существ. Есть исключения, но их не так много, как кажется на первый взгляд. То, что сделали с тобой - очень редкая и сложная магия, - она снова взяла его руки в свои и глаза ее так же засветились, как руки. - Они обратили тебя человеком не до конца. Это было сделано специально. Потому что они предполагали, что кто-то может снять это заклинание... Но это не все. Ты сейчас и эльф не до конца... осталась последняя деталь. Заключительная печать и послание, которое оставили тебе. Оно было сделано немного после того, как была наложена печать. Это такая прекрасная магия... все сделано так аккуратно.
Она смотрела куда-то сквозь него, будто бы невидящим взглядом, но ее глаза бегали из стороны в сторону, загораясь ярче.
- Все. Почти все, - она прикрыла глаза, кивая и произнося, опять же, что-то на эльфийском и похоже было, по интонации, будто она уважительно просит разрешения.
Ее руки вспыхнули ярче. Тепло. Ей его дали. Он это понял.

Женский силуэт за ее спиной создавался из причудливого узора дыма и света. Сначала она была полупрозрачной, серой, лишённой красок, походила на выцветшее фото из старого альбома или на изображение из сломанного чёрно-белого телевизора. Мег, так и не открыв глаз, сосредоточилась и сжала ладони юноши сильнее и образ стал более чётким. Наполнился цветом, но оставался слегка прозрачным. Замершая женщина была именно замершей: будто видео поставили на паузу. Когда она полностью обрела все черты своего лица, когда все линии стали чётче и заметнее, она зашевелилась, тяжело выдохнув. Нервно потеребила окровавленными руками кулон на шее, а потом сложила руки в замок на животе.
- Шерралан. Я рада, что ты слышишь меня, - сообщила она дрогнувшим голосом.
Она говорила с акцентом, похожим на французский, тоном нежным, грустным.
- Мне очень жаль, - она закрыла глаза, шмыгнув носом. - Мне очень жаль, сынок. Когда я создавала это видение, тебе было всего пятьдесят восемь. А твоей сестре было... Тридцать. Ещё совсем маленькие, по эльфийским меркам. Для людей...кажется, тебе около десяти, а сестре всего семь...но я не разбираюсь в этом, извини. Такие крошки. Мои крошки.
Она невольно улыбнулась, но совсем безрадостно.
- Я запечатала твой дар. Твою память. Так же, как и Лисандре... Мы с папой прятались, но... так не могло продолжаться вечно, мой малыш, - она глядела прямо в глаза Шелдона, нервно улыбаясь, - Может быть, хорошо, что ты... Проживал человеческую жизнь, но... Ты не человек, малыш. Ты никогда им не был. Ты Шерралан. Мой маленький сынок. Вспомни.

И он вспомнил. Эти воспоминания будто бы всегда были, вот, прямо задуматься, и вот они! И их так много! Гораздо больше, чем у него было. Эти касания, ласковые слова, поцелуи на ночь, улыбки, смех. Страшные сказки о Чуме и его жрице, легенды о богах, которых никогда не слышал простой человек, истории о героизме павших предков, о том, как раньше был благороден их Князь Велунд, о жрице, что шла против него и пропала, о могущественном колдуне Аэле, чья статуя завораживала в лунном свете как-то особенно...о том как он погиб. Наставления, что не даются человеческим детям так же, как давались им: посылы те же, но, боги, какие же величавые речи! О красоте природы, о чистоте помысла любого зверя, о жизни, которой наделено все сущее, жизни, которую надо беречь, ибо всякая жизнь имеет смысл, данная Творцом. Память, светлая память о том, как они гуляли по лесу, как звонко смеялась его мама, когда он исцелил раненную птицу, кружившую прямо над его головой, обдувая покрытый испариной лоб. Как отец играл на флейте, заставляя вокруг кружить светлячков в ночи. Как прыгала рядом, танцуя, маленькая девочка, держа его за руки. Эти чудесные ночи и небо, усыпанное звёздами, дни, когда ласковый ветер и солнце играют с озёрной гладью, а под водой плавают невиданной красоты рыбы... Лесные Стражи, маленькие, которые тычутся своими волчьими мордочками в детские ладони, не боятся играть с ними и даже, ай-яй, баловаться! Уводить малышню в лес, да прятаться! Ух, маленький Шелдон даже ругался с ними, потому что переживал за младшую сестру!
...Как мать вышла на крыльцо сжимая в руках письмо. Как резко поменялось выражение лица мужчины, который повернулся на него и сказал серьезно: "Шел, ты должен разбудить Лис. Мы уходим." Это была такая долгая ночь. Они бежали, их было много: тридцать эльфов, подхвативших своих маленьких детей на руки. Вслед за ними летели стрелы, за ними неслись Лесные Стражи, неистово воя и стуча копытами. Какая-то эльфийка развернулась и заставила землю перед преследователями развернуться, но получила стрелу прямо в лоб, тут же рассыпавшись прахом. Лисандра вскрикнула и сам Шел крикнул ей: "Закрой глаза, я же сказал!"
Когда они вышли из Рощи их было всего десять. Они обратились в людей и разошлись где-то в Дублине, чтобы больше никогда не встретиться. Им помогали. Они не доверяли СФ. Они верили только своим и сбежали в Канаду, надеясь, что там их ждёт новая жизнь.
И какое-то время всё было хорошо. Они прятались в лесном домике. Женщина продолжала учить его целительству, Лис вместе с отцом пробовали заклинания, но всякий раз, стоило кому-то появиться поблизости, как беглецы напрягались: враги или друзья? Никто не знал, где они, кроме своих. Эти люди, а точнее, эльфы, ими притворяющиеся, показывали особый знак на запястье: татуировка на эльфийском означающая имя "Аэль". Такие же были на запястьях его родителей.
Но однажды пришёл человек с такой татуировкой. И Шелдон мог признать в нём одного из тех, с кем они бежали. "Ничего личного. Я просто хочу домой."
За ним следом вышел эльфийский отряд. Его мать достала ружьё, а отец из-за пазухи вынул пистолет. "Шерралан, Лисандра!" И этого достаточно, чтобы дети спрятались, но мальчик, закрывающий глаза девочке, смотрит на эту схватку. Его мать и отец спина к спине. Колдовство и пальба. И это страшно, когда свои убивают своих. "Наши отцы и матери погибли не за это!" - кричал его отец. "Как же вы не видите, что он делает?! Из-за него мы лишились бессмертия! Неужели вы не помните тот Плач, что стоял в Роще?! Неужели вы готовы умирать за него?"
Ему не отвечали. Эти двое храбрецов, муж и жена, отчаянно защищавшие своих детей, расправились с ними... Но они знали, что нужно уходить. И последнее, что он увидел - то, как мать подходит к ним и что-то шепчет, в слезах. Дальше - чернота, после которой он очнулся Шелдоном Россом. Мальчиком, чьи родители пропали.

- Мы с твоим отцом... - продолжила после паузы женщина, - ...знали, что это конец. Однажды найдя, они найдут снова, но мы надеялись, что вас ждёт другая судьба...я так надеюсь, что ты выжил, мой мальчик... Что ты будешь жить. Может даже лучше, если бы ты никогда не узнал, что нас всех больше нет. Может, было бы лучше, если бы ты остался человеком навсегда...
Исчезла гордая осанка. Исчезла та яркая, сильная женщина, которой она была. Она была сломлена. Опустив голову, она покачала ей, утирая слёзы. Подняла взгляд, держась из последних сил.
- ...но я не хотела, чтобы ты был человеком. Я хотела, чтобы мы стали бессмертны, как и раньше. Я хотела, чтобы ты с гордостью носил своё имя. Шерралан Древний, сын Кахизис Высокорожденной и Хасабрина Высокорожденного. Я хотела, чтобы ты был благородным, как наши предки, храбрым, хотела... Я хотела изменить мир для тебя и Лисандры. Но я не смогла. Мы не смогли, - она виновато хмыкнула, давя из себя улыбку, шмыгая носом. - Они убили Лис и твоего отца. Я пыталась их спасти, но... Было уже слишком поздно, малыш.
Она показала ему свои дрожащие окровавленные ладони. Женщина прикрыла глаза, будто слыша что-то.
- Они пришли и за мной тоже, - проговорила она ровно и открыла глаза, смотря на него уже строго, отчаянно, но без малейшего проблеска страха: она не боялась умереть. - Никогда не возвращайся в Священную Рощу и не верь эльфам оттуда. Никому из них не верь, Шерралан. Верь только себе и тому, что ты чувствуешь, доверяй своей интуиции. Если ты видишь, что кто-то поступает неправильно - помоги ступить на путь истинный. Защищай слабых и борись за справедливость. Борись за то, что любишь. Борись до конца за то, что тебе дорого. Даже если весь мир против тебя, но правда и справедливость на твоей стороне, борись!
Ее голос дрогнул. Она говорила о своих идеалах так отчаянно и так бойко! Мег прикусила нижнюю губу и была рада, что не может ее увидеть.
-  Даже если сам Творец, как кажется, отворачивается от тебя, не спеши его ругать. Его великий замысел в том, чтобы мы своей кровью и своей верой создали мир, в котором будет не стыдно называть имена своих предков, в котором будут жить наши дети и дети их детей, ибо помощь его, сын мой, в том, что он дал нам жизнь, дал нам души, сердца и разум. Они убили мою семью. Разрушили мои мечты... разрушили то, что мы так кропотливо создавали с твоим отцом. Они разлучили нас с тобой, но они не разрушили мою веру и не сломили мою честь. И ты свою не дай сломать! Ты - гордость моя. Ты - моя плоть и моя кровь. Пусть меня не было рядом с тобой тогда, когда я была нужна тебе, знай, что я люблю тебя. И любит тебя твой отец, и любит навсегда маленькая Лис. Ты любим нами до сих пор, пусть наши тела преданы земле, ибо наши души бессмертны. Исправляй ошибки, коли наделал. Живи по чести и совести. Если тебе писано на роду умереть, так прими свою смерть с гордо поднятой головой, не сдавшись под натиском корысти, злобы, гнева и порочных страстей, что будут манить тебя своей сладостью... Но я желаю тебе жизни до конца дней этого мира. Чтобы у тебя была жена, достойная и верная, храбрая и любящая тебя так, как любила я твоего отца. Чтобы были у тебя дети, умные и славные, какими были для меня ты и твоя сестра. Было дело, которое ты любишь. Были мечты и надежды. Было место, которое ты сможешь называть домом...
Она медленно развернулась спиной и можно было заметить, что на ней закреплено взрывное устройство, которое вело обратный отсчёт.
- Я умираю лишённой семьи, но я умираю с достоинством, - женщина повернулась к нему и тепло улыбнулась, добавляя, уже тише, - Я люблю тебя, сынок.
Она коснулась указательного и среднего пальцев губами, отсылая ему прощальный поцелуй, после отвернулась, расставила руки в стороны и исчезла.

В этот же момент, Мег отдернула от него руки и открыла глаза. Пламя погасло. Она снова стала собой. Жрицей, но не эльфийкой. Она тяжело выдохнула, сложила ладони в молитвенном жесте перед лицом. Петь не стала, но теперь он мог по одним только ее губам прочитать, что она читает слова Плача Высокорожденных, плача и не произнося ни звука, обратив свой взор куда-то вверх. Этот Плач звучал столько раз, когда умирали храбрецы, но ведь никто не пел и даже не шептал беззвучно его по ним... По его родителям и сестре. Как настоящий потомок эльфов, Мегалкарвен не могла не сделать этого, прежде любых слов поддержки, которые могут понадобиться юноше, но она понимала, что нарушить тишину, которая воцарилась в подвале после этого, она не в силах. Не ей это делать.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

19

Шелдон глубоко вздохнул на слова девушки. Значит, не спала. Ничего не ответил пока, подставляя ладони после ее движения рукой и снова желая приобрести свою настоящую суть. Эльфийскую. Это далось определенно сложнее, ведь не ощущал он себя существом, а тут приходилось концентрироваться именно на этом. В конце-концов у него получилось, а девушка провела рукой над его ладонями.
И вот сейчас Шелдон очень даже удивленно поднял брови, наблюдая, как выходят из пальцев искорки, которые под действиями жрицы превратились в световой шар. Это ж настоящая магия, не похожая ни на какую другую. Не похожая на то, что он видел – чужеродное, жуткое, страшное. А это словно в какой-то детской книжке! И хоть парень волновался, но не мог не смотреть с каким-то рождающимся любопытством, совершенно не враждебным. Он вообще растерялся. Поэтому слегка растерянно перевел взгляд, стоило свету осыпаться в чашу.
Девушка изменилась. Она стала совсем нереальной, это была не сказочная красота – иная. Эльфийская, да… так описывали высокорожденных писатели фантасты, так описывали их легенды. Нет, не было никакой сказочности в этой магии и в жрице – была грань иного мира, которая завораживала.
Шелдон удивился ее словам, ее голубоватым глазам, пытался осознать сказанное.
Но все прекратило иметь значение, когда он увидел силуэт… такой невесомый, он обретал очертания, до боли родные, близкие и, казалось, потерянные навсегда.
- Мама… - прошептал одними губами Шелдон, не веря, отказываясь понимать, но смотря не отрываясь, - мама…
И в этом шепоте было столько любви и боли. А потом он увидел руки, и внутри все похолодело, он поддался вперед, но все-таки сидел, не срывался, потому что страх сковал его. Каких только теорий не понастроил он, когда они пропали… какие только мысли не вертелись в голове.
- Мама… - только и мог он повторять в отчаянии, мечтая прикоснуться к ее щеке, мечтая обнять, прошептать, как скучал, как неимоверно скучал по ней. Он видел ее, поэтому даже нормально воспринял имя, такое далекое, казалось бы. Да он из ее уст был готов поверить во что угодно, любым ее словам. Сестра… где она, и где отец? Почему ее руки в крови, и что произошло… его Лиса. Такая маленькая и такая бойкая… он свыкся с тем, что никого нет в живых, что их убили, но вот перед ним мать, такая живая, так близко! А он замер не в силах произнести и слова, только почему-то глаза щиплет, а почему – не понимает. Его мама, которая заставляет вспомнить.
Его настоящую жизнь. Ту, которая была у него когда-то, давным-давно, когда он был собой, а не брошенным мальчиком в приюте, не верным исполнителем Шелдоном Роттом, подручным Анабель Шнайдер. Он вспомнил, как был Шерраланом, дитем Высокорожденных эльфов. Вспомнил рассказы об Аэле, вспомнил Рощу и как они играли с Лис, как он учился лечить, как зарастали маленькие ранки сестренки под его руками, когда она, бегая, цеплялась за ветки, не замечая этого и царапаясь. Такой ураган, а он поклялся ее защищать. Их связь была сильной, нерушимой, вообще их семья… отец, играющий в ночи мелодии дивные, далекие, тайные – грустные и светлые, веселые и напевные, тягучие, балладные, возвышенные… как пела мать, улыбаясь в ночи и смотря на звезды. Как обнимал ее отец, прижимая к себе, рассказывая детям о том, как они познакомились, давая такие важные поучения, которые они с сестрой слушали, открыв рты. Много было воспоминаний, они накрывали Шелдона с головой, погружая в то счастье, которое окружало…
И счастье разрушилось, когда им пришлось бежать. Он вспомнил, как схватил сонную Лисандру, его Лисичку, как они бежали без оглядки, как он не отводил глаз от настигнувшей их смерти, смерти его собратьев, в то время, как закрывал глаза сестре, не давал познать ужаса. Как пропадала, удалялась Роща, как сменялся мир и страны.
Парень не замечал уже, что слезы бегут по его щекам, вспоминая… нет, точно уже помня ту ночь, когда пришел «свой». Когда это чудовище в обличье их народа подняло руку, и из лесов вышел отряд. Это были эльфы – их братья и сестры, его народ, который выбрал самое страшное, что можно было выбрать – войну. Войну против своих же, поправ свою честь. Кроваво и страшно, невыносимо…
И вот он стал Шелдоном Роттом, мальчишкой, мотающемся из приюта в приют, твердящий всем, что его родители пропали без вести, и он должен их найти. Словно на подкорке зная, что они не умерли, что он должен это сделать.
- Я хотел быть с вами, мама,  - шептал он, когда воспоминания кое-как улеглись тяжким грузом, болезненно давя где-то в области груди. А потом словно приговор, когда она говорит, - нет…
Глаза полны ужаса и невозможности происходящего. Они убили его Лису… его маленькую Лис… они убили отца. Казалось, он только снова обрел их, увидел, будто и не расставался никогда, а сейчас снова потерял. Но мама… она вела его и сейчас, давала тепло и веру своими речами, давала надежду.
Шелдон потянулся, напряглись мышцы, а потом отпрянул, стоило женщине повернуться спиной.
- Нет, - не веря шептал он, - нет… мама, прошу… прошу тебя…
Он не понимал, видит ли настоящее, или прошлое, или может будущее, но осознавал, чем закончится ее история.
- Мама… - как он хотел бы ей все сказать, хотел положить голову на ее колени и покаяться во всем, что натворил, как не оправдал ожиданий… она бы его обняла и направила, но видение словно злой рок насмехалось над ним, когда женщина развернулась, ступая в пустоту, чтобы раствориться.
Шелдон сидел, не в силах пошевелиться, а по щекам текли слезы. Она ушла… ушла, ради того, чтобы он смог продолжить свой путь. Его мать отдала жизнь за своего последнего ребенка и за каждого эльфа изгнанника, который остался жив. За тех, кто хотел мира и покоя.
Воцарилась тишина, не нарушаемая ничем, только Шелдон грузно и медленно придвинулся, положив руки на стол. Он понял, что делает Мег, понял, принимая это с чистой благодарностью, опуская голову и молча.
А потом запел. Тихо, очень тихо он запел Плач, тот самый, что читала Мег. Его голос был полон боли, но не было в нем надрыва, лишь бесконечная скорбь по тому, что происходит, происходило, и что будет происходить. Он пел, вторя губам жрице, и голос был чист – он эльф, дитя природы, чистоты. Он пел, пока по щекам катились слезы, пел, не в силах по-другому показать свою боль и потерянность.
И с последней строчкой тихо встал, беззвучно наклоняясь к эльфийке и бережно беря ее на руки. Прижимая к себе, чтобы потом так же молча выйти из подвала, поднимаясь по ступенькам, не выпуская маленькую эльфийку из рук. Он почти не смотрел вперед, голову не поднимал, шел медленно, с опущенными плечами, не в силах справиться со всем, что увидел.
Поднялся на второй этаж, в комнату Меган, которая раньше была его, да какая разница – все это очень мелочно и незначительно. Прошел к кровати, забираясь на нее и продолжая обнимать девушку, так просто, словно она являлась для него тем самым маяком, не дающим разбиться о камни.
- Спасибо, - проговорил он, оставаясь в своем обличие и даже не думая о маскировке, - я… - слов не хватало, потому что словно тугой обруч сдавила печаль, - я… Мег...
Он казался сейчас очень беззащитным, когда крепко обнимал маленькую девушку, пряча голову на ее плече.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

20

Девушка удивленно вскинула брови, заслышав его голос, но она только "прибавила себе звук". Это важный ритуал. Важный обряд. Теперь он знает. Мег тихо охнула, когда он поднял ее на руки, но не сопротивлялась, смотря на него обеспокоенно и боясь... чего? Она бы не смогла назвать причины. Просто за него.
Они легли вместе и Мег крепко обняла его в ответ, поглаживая по волосам. Он хотел правды и вот она вся. Страшная и чудовищная... но что же случилось с его народом? Она не понимала почему все так плохо. Почему брат идет войной на брата? Они убивали детей!.. Что же за яд струится по их венам, что заставляет совершать столь чудовищные поступки? Мегалкарвен не знала и, по правде сказать... не хотела знать. В своей памяти она оставила эльфов прекрасным и дружным народом. Быть может, это неправильно, но сейчас ей не хотелось думать об этом.
Ее сердце болезненно сжалось, когда уверенный в себе юноша выглядел так горько. Девушка чуть отодвинулась, приподнимая его лицо за подбородок. Сама же тоже плакала, только что. Оба лежат такие, одинокие, маленькие, плачущие, как совсем дети, такие ничтожные, по сравнению со всем, что произошло, происходит и будет еще происходить. Вот они только и есть друг у друга. Официально, вот с этого момента. Смотрят друг на друга и молчат, потерянные и разбитые... но от этой мысли сердце, после сильного надрыва, билось мягче. Она коснулась своим лбом его, прикрыв глаза и оглаживая ладонью его заплаканную щеку. Да не надо ничего говорить, что тут скажешь? Надо просто быть вместе, пока им дана возможность. Обняла снова, крепко. Жались друг к другу. Дарили тепло... и в том была своя, особая магия. Наконец, он может оплакать их, зная правду. Наконец, он видит как ему нужно жить. Знает, что был любим, что никто не хотел его бросать, знает, кто он... и ей было так радостно и горько вместе с тем.
Сколько они так лежали? Может долго, может нет. Дышали, успокаивая друг друга и держась. Держась. Что еще им было делать? Им нужно было быть сильными. Мег сглотнула ком в горле и заговорила первой, шепотом, осторожным и вкрадчивым.
- Правда лучше неведения. Теперь ты знаешь. Теперь ты помнишь.
Девушка отодвинулась и тяжело, но, все-таки, села на кровати, затем встала. Еще красные глаза, припухшие, красный нос. Да у него так же. Она грустно ему улыбнулась, склонив голову набок.
- Пойдем сделаем чай. Пойдем, пойдем, - она покивала головой, добавив тону в голосе немного строгости, - нам нужно... нам нужно время, чтобы это пережить. Нужен воздух, его как будто весь выжали, да? И холодно. Ужасно холодно. Так чувствуется глубокая печаль.
Жрица протянула ему руку.
- Я буду обнимать тебя, пока тебе не станет чуть-чуть легче, - она облизнула губы. - У нас много времени, чтобы... чтобы согреться...и...я, я должна сказать. Твои родители - герои. И ты... ты сможешь. Ты справишься. Ты будешь жить так, как сказала твоя мама. Ты все сможешь. Не думай, что не сможешь. Все можно исправить... пока ты жив, ты можешь исправить все. Искупить свою вину перед собой и перед теми, кому ты причинил вред. Это произойдет, может, не сегодня, не завтра, но ты сможешь!..
Мег прикрыла глаза. Жаль, она не может сказать такое про себя. Что она справится, что она исправит, что она будет жить так, как завещала эта храбрая женщина своему сыну. Ее жизнь вновь вернется в прежнее русло. Прятаться от всего мира в темной дыре, где никто ее не найдет, где она сможет просто спать, спать, вечно спать и лишь порою еле шевелиться, наблюдая за тем, как проносятся года и дальше... бесконечно долго. Но хотя бы она сможет посмотреть и на его жизнь. Как в ней появится та самая жена, любящая его, те самые славные дети. Ей было бы так любо видеть это! Быть может, он станет тем, кто тоже будет бороться за порядок в Священной Роще... может и нет. Это не так важно. Не все должны быть героями... но да, может он и им станет, и как тогда она будет горда, что знает его. Тварь из темноты, которая помогла герою в начале пути. Лучшего титула для себя она бы и не могла пожелать.
- И... и... наверное, ты вспомнил, что тебе рассказывали обо мне, - она нервно дернула уголками губ. - Это правда. Я действительно... и ты имеешь право потом ненавидеть меня. Потому что я причинила много вреда твоему народу, я действительно была с Ним заодно... Только сейчас, прошу, позволь мне еще побыть с тобой, как будто...как будто ты этого не помнишь. Ну немножко. Пожалуйста. Пока мы не сбежим от них.
Что важно: то наречие, которое использовала Мег в разговоре с Чумой, он разобрать полностью бы и сейчас не мог. Оно было слишком сложным и лишь некоторые слова он мог разобрать сейчас, знакомый с тем старым языком весьма поверхностно. "Сосуд", "страдания", "Отец" и "приму свою участь". Последнее его отец говорил матери в шутку, когда она его журила за безалаберность: он был смешлив по характеру и частенько, сделав глупость в обход нее, "получал от нее". Говорил эту фразу, после чего она трепала его за уши и они оба смеялись. Но в контексте разговора с Чумой... эта фраза не несла за собой ничего веселого.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

21

Шелдон лежал, обнимая девушку, которая вся сжалась, словно калачиком съежилась. А он плакал, беззвучно, просто сам замер, пытаясь что-то сказать, да не получалось. Мег посмотрела в его лицо, и слова стали не нужны.
Нельзя словами передать всю скорбь по умершим, нельзя словами рассказать то, что творится в душе. Нельзя словами описать всю боль от того, что происходило и происходит с его народом. Но порой взгляды говорят лучше всяких слов, когда они лежат, не отрываясь друг от друга, когда единственное тепло, доступное тебе – кожа маленькой жрицы, которая старше его на много-много лет.
И каждый жест несет куда больше смысла, чем любая фраза, вырвавшаяся из горла. Шерралан и Шелдон… он и тот и другой, впервые ощущал свою полноценность, что пришла с болью утрат. Не только семьи, но и дома, чести своего народа. Вот все и вскрылось, спустя восемь лет. Что они для эльфа? Пшик, пустышка, легкое мгновение на крыле бабочки. А для человека?
Он помнил и то и другое состояние, и мог бы сравнивать, но как отпустить все то, что навалилось? Никак. И отпускать этого точно не следовало. А вот память предков, память того, что происходило нужно беречь и нести, чтобы не допускать подобного в будущем. Чтобы смерть его семьи не была напрасной – они отдали жизни за мир, за те ночи под звездами и танцы на мягкой траве. За любовь и покой, за что-то гораздо большее, чем ненависть и злоба. И нельзя предать их.
Казалось, парень полностью отрешился, только держась за девушку, мысли были далеко, текли по картинам памяти, пока их руки переплелись, пока он ощущал дыхание девушки, пока смотрел в себя. Тихий шепот вернул, сбросил оковы прострации, юноша моргнул, переводя уже осмысленный взгляд на эльфийку. Сам поднялся после нее, вытирая пальцами мокрые скулы. Взял ее протянутую руку, встал с кровати полностью, а потом просто прижал, шепотом сказав:
- Спасибо, - чуть отодвинулся, грустно кивнув, - пошли.
И пока она говорила, вел ее на кухню, чтобы усадить и начать доставать чашки, включить чайник. И, хоть, казалось, он что-то делал, но ведь делал чисто механически, именно слушая девушку.
- Вспомнил, - кивнул он, не смотря на нее, когда та сказала о себе. Наверное, это сильно напугало девушку, но он не оборачивался просто потому, что перед глазами еще стояло красивое лицо матери, не думал, как такое поведение повлияет. Он просто говорил правду, открыто и по чести, - и что?
Чайник просигналил щелчком и погасшей лампочкой, и Шелдон, приготовив напиток, повернулся с чашками, подавая одну Меган. Вот тут она и могла увидеть, что на нее он не смотрел ни с презрением, ни со злобой. Не было отвращения, он оставался все тем же Шелдоном, только более светлым, что ли.
- Ты не чудовище, - проговорил он печально, - даже не смотря на то, что мне рассказывали. Пугали, да… но я вижу, что ужас кроется глубже.
Шерралан провел рукой по ее щеке, очертил пальцами скулу.
- Ужас не в том, какая ты, а в том, что сотворили с тобой. Ненавидеть тебя за то, что ты страдала? За то, что он делал с тобой? За то, как ты хотел своей смерти, и как любила и любишь эти миры? Человеческий и Рощу. Если… - в горле снова, словно кол встал, но он продолжил, - если уничтожить прекрасные цветы и выжечь вокруг них землю, то они уже никогда не расцветут. Право на ненависть… зачем оно мне, Мег?
Эльф смотрел на девушку с какой-то болезненной благодарностью, потому что правда оказалась жестокой, но она была… правдой.
- Я жил во лжи восемь лет. Мало для эльфа, но много для человека, которым себя считал. Я мог закончить свою жизнь еще хуже, чем жил, - юноша обнял девушку свободной рукой, опуская голову так, что получалось, он говорил все именно ей, дочери Чумы, - мир и так погряз в ненависти, Мег… ее слишком много вокруг. Это не тот путь, которые нужен нам с тобой. Теперь я это полностью вижу. Ты не хотела той боли, и твоя душа чиста. Когда придет Чума… сбежим, уйдем в леса и забудем все как страшный сон. Я умею лечить, Мег… ты увидела это. Я вылечу тебя, буду пытаться, поверь.
Он чуть отошел, увлекая за собой эльфийку, сел на стул, так, что девушка оказалась на его коленях. Потому что да, холодно, и согревала его не горячая чашка, а обычное прикосновение к живому существу.
- Моя сестренка, Лисандра… перед тем как танцевать, перед тем, как гулять среди деревьев и листвы, она вплетала ленточки в волосы. Каждый раз новые, потому что любила дарить эти ленточки стражам. Повязывать на них, обнимая и шепча что-то, известное только ей и им. Я пытался узнать, что она им говорила, но она неизменно отвечала, что это тайна, доступная только им. Она кружилась среди листвы, бегала, и эти ленточки в волосах блестели в холодном свете луны.
Он рассказывал такие незамысловатые вещи, говорил о матери, об отце, и на душе становилось гораздо легче, потому что хорошие воспоминания приносили больше радости и спокойствия, чем боли.
- Мег, - сказал он вдруг, - я бы хотел однажды оказаться в Роще… в той, которой она была когда-то, или еще может быть… с тобой.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

22

О, да, эта пауза напугала ее и заставила замереть. Девушка набрала было легкие в воздух, как он снова заговорил и она просто выдохнула. Слушала его и восхищалась им. Он действительно был сыном той чудесной женщины, что храбро боролась за свои идеалы. Сжала чашку обеими руками, наблюдая за ним, за его мимикой, широко раскрыв голубые глаза и поражаясь, бесконечно поражаясь тем, как он на ее глазах становился тем, кем должен...и как он дает обещание, которое, увы, не сможет исполнить. Мег было горько, что ей придется разочаровать его. Не сейчас, пожалуй. Потом.
- Да... уйдем.
Повторила она завороженно. Сидя вот так, на его коленях, слушая рассказ о его сестре, она представила, как она сама могла бы быть таким ребенком. Она могла стать эльфийской жрицей и тоже гулять среди волшебных деревьев, ласкать кончиками пальцев траву, создавать светлячков и дивных птичек из света, создать своего Стража... и быть вот таким вот ребенком, девочкой с ленточками в волосах. Ее сердце было, в глубине души, отравлено той же завистью, что испытывал Чума. Он взрастил в ней это. Нельзя сказать, однако, что ее зависть была такой же черной. Ее зависть была светлой. Она радовалась за то, что им было дано. Он ненавидел их за это. В этом была принципиальная разница, да кто бы ей об этом сказал! От своих мыслей ей стало тошно. Она опустила голову, тихо хмыкнув и сделав глоток чая. Хорошо, действительно хорошо, что он вспомнил эти мелочи, из которых складывается жизнь собственная и твоих близких.
Когда он к ней обратился, она подняла голову и отрицательно покачала головой.
- Увы, я... я не смогу войти в Рощу. Она отвергает меня, - девушка пожала плечами, улыбнувшись. - Это... справедливо. Но ты сможешь и потом расскажешь мне как она выглядит!
Мег окинула его взглядом. Он расцветал. Молодой, красивый, сильный и такой запредельно честный сейчас, искренний. Потрясающее зрелище.
- Рассказы эльфов обо мне больше похожи на сказки. Большинство путали меня с зараженными жрицами и уж точно никто не знал точной истории. Они боялись меня, а я даже не была на заставах... на которые приходил Чума, пытаясь ввести зараженных в Рощу. Поэтому, они говорят, что я делала даже больше, чем было на самом деле. Многие из тех, кто видел меня на самом деле, умерли. Ему было не выгодно, чтобы они знали мое лицо. С течением времени, думаю, это превратилось больше в страшную сказку, в которой добро победило зло и дочь Чумы убили. Возможно, я вовсе для них собирательный образ, из всех тех прекрасных дев, которых они видели со вспоротыми животами, из которых сочилось зловоние и скверна.
Девушка опустила голову, покачала ей, усмехнувшись.
- Но да. Прячась среди них, которых еще можно было вылечить, я заражала тех, кто пытался это сделать, - она вздохнула. - Спасибо, что веришь мне и веришь в себя. Это очень, очень важно.
Жрица огладила его лицо ладонью, ободряюще приподнимая за подбородок, глядя ему в глаза. В них, покуда он был в истинной форме, блестели янтарные переливы, добавляющие его темной радужке воистину чарующей магической красоты. Она могла бы долго рассуждать о том, насколько в нем много мелочей, которые отличают его от просто симпатичного вьюноши, но понимала, что это будет звучать странно. Пусть и искренне.
- Шерралан, - с привычной для эльфа картавостью назвала она его имя, - страдания очищают. Зная теперь, что есть истинная боль души, ты никогда не причинишь ее другим, а причинив не нарочно сделаешь все, чтобы заслужить прощение. В этом урок судьбы.
Вновь обхватив ладонями чашку, она сделала пару глотков еще и отставила ее в сторону. Забрала чашку и у него, поставив рядом, а потом обхватила его обеими руками, уткнувшись носом в его плечо. Как же это было здорово - обниматься! Тепло, нежно, ласково... до безумия хорошо.
- Расскажи еще о них, - тихонько попросила она. - Мне нравится, когда ты рассказываешь. Расскажи, как жил. Расскажи мне все, что тебе захочется. Мне хочется послушать. Пожалуйста... Все что только вспомнишь, все что только захочешь! Наверняка ведь тебе есть что рассказать.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

23

Шелдон мягко держал девушку, понимая, что пить то он и не хочет, сделал пару глотков, поднимая голову и смотря перед собой.
- Я не знаю, что с ней стало, с Рощей, и боюсь этого знания, - сказал парень горько, - но, как и сегодня, знание тоже принесет облегчение, странное, пугающее, но принесет.
Слова девушки отозвались схожей печалью, и Шелу больно было вместе с ней.
- Однажды я привел Анабель фею. Настоящую фею, которой вспороли живот и выпустили кишки. Она очень красиво пела, но Шнайдер требовалась фейская кровь. Это только один из немногих моментов моей человеческой жизни. Фее понравился милый юноша с печальными глазами и грустной судьбой. Поиграть с ним было забавно. Наверное, так думала она…
Прикрыл глаза, потому что тяжесть дел ложилась на плечи, становясь чуть выносимее с прикосновениями девушки. Вместе с ее словами, которые вырвали из не самых приятных воспоминаний и моментов. Она обняла его, и он прижал, проводя рукой по ее спине, гладя и снова опустив голову, словно образуя некий кокон. И ее просьба…
- Я бы хотел дать тебе прощение за весь мой народ, которому не довелось увидеть в тебе настоящую тебя, - честно признался он, - спасибо, что вернула мне мое настоящее, неподдельное прошлое. Оно было таким светлым… когда родилась Лиса, мне казалось, что я не встречал никого, кто был настолько мил, я смотрел во влюбленные глаза отца, когда он брал ее на руки и понимал, что так же он держал и меня. А мама плакала и смеялась, наблюдая, с каким трепетом он пытается удержать Лисандру. Меня пустили к ней сразу же, а я стоял, словно завороженный глядя в ее глаза. Я помню, как она росла… для эльфов мы были еще совсем детьми. Но нам казалось, что ничего не изменится, что так будет всегда – материнская любовь, отцовские наставления и бесконечное звездное небо. Я помню цветы, что растила мать. Такие красивые… нет на Земле для них названия, такие бывают только в Роще. Их нельзя рвать, потому что единожды вырвав соцветие, ты навсегда лишишь куст возможности расцвести. Мать пела нам о далеких землях, о колдуне Аэле… его статуя всегда восхищала меня… величественная и, пожалуй, печальная. Он тот, за которым я бы пошел. Вернее, - Шерралан потерся носом о висок Мегалкарвен, - рассказы о нем были для меня примером. Самоотверженный, сильный, спасающий Рощу… а в итоге я резал и привозил существ, которые больше никогда не откроют глаз. Однажды меня направили курировать поимку келпи… яростное, но какое-то потерянное существо. Оно закончило свою жизнь как и многие на столе Шнайдер, но то, что осталось от него… я убивал неудавшиеся эксперименты. Мег, - парень вздрогнул, вспомнив видно что-то особо жуткое, - она пришивала разные конечности, заражала вирусами, переливала бездомным людям кровь, а я верил, что все это ради будущего. Светлого и свободного, где отомщу тем, кто убил мою семью. Полностью лишенный памяти, я ей искренне верил… ты говоришь, что страдания очищают. Ты права, - он сказал это на выдохе, - но ведь и ломают тоже. На мне кровь многих, я всегда буду помнить, что она на мне была. Это правильно. Это даст мне сил не причинять боли. Но и прежним я стать не смогу. Я запятнан и запятнан по своей доброй воле. И что бы я ни делал, я всегда буду помнить ту кровь, что была на моих руках. Тебя заставляли, - он отстранился, оглаживая ее скулу ладонью, - в тебе не сидела эта ненависть к другим. Если бы она была, ты бы прошла мимо меня, или использовала так, как хотела того Шнайдер. Она ведь, наверняка, разочаровалась. Я заметил, что у нее нет постоянного партнера, если они вообще были когда-то. Она полностью меняется в лаборатории, как будто только там получает истинное удовольствие. Я помню ее разной. Она была доброй и ласковой, нежной и мягкой, играла что-то на фортепиано, хотя, если вспомнить сейчас, то я понимаю, насколько ее музыка разрушительна. Она полный диссонанс, словно создана, как и ее творения, из кусков абсолютно неподходящих друг другу тел. Я даже не смогу сказать, когда ее холодность и расчет по отношению меня стали казаться мне, Шелдону, нормой. А ее музыка… она ужасна, Мег! Она совсем не такая, неправильная… я помню, как отец играл на флейте и помню песни мамы. Только теперь я их вспомнил. Когда окончательно потерял.
Шелдон чуть стиснул в своих объятиях девушку, потому что все-таки воспоминания были довольно болезненными.
- Я помню как и сам пел, а Лиса смеялась, твердя, что с моими вокальными данными все стражи разбегутся и им будет стыдно за то, что они знакомы. Но я никогда не обижался, потому что вдел, что ей на самом деле нравится. Она, наверное, хотела украсть мои песенки только для себя, мамы и папы. Я помню, как мы валялись в траве, и она пахла той непередаваемой зеленью, помню свободные одежды, легкие, почти невесомые. Они не сравнятся с той, которую носят здесь, в этом мире из грязи и нефти. Когда рассветом ослеплен, когда течет река, в путь я отправлюсь налегке, дорога далека, - он пел на эльфийском, хоть при этом у него оставался совершенно человеческий акцент. Смешались воспоминания и то, кем он привык жить, - течет ручей, а с берегов доносит шепот трав: за свет Аэйля иди в бой, но чести не поправ.
Смущенно замолчал, чтобы потом сказать:
- Лисандра любила мои детские попытки сложить балладу. Отец потихоньку поправлял. Глупые стишки. Мне так их не хватает, Мег… - вздохнул, заглядывая девушке в глаза, - спасибо, что вернула. Они живут в моих воспоминаниях, это… это многого стоит. Я не знаю, как отблагодарить тебя за такой дар.
Он мягко прикоснулся губами к ее щеке, задержался ненадолго, так, что девушка могла ощутить его дыхание, а потом, снова посмотрев на нее, сказал:
- Что я могу сделать для тебя?
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

24

Мег задумчиво хмурилась, слушая его и сначала молча сопоставляя факты, а затем расслабилась, слушая уже такие милые и приятные рассказы, что на душе потеплело... затем он поцеловал ее, задал вопрос и жрица заулыбалась. Не весело, но тепло и благостно. 
- Я скажу, что ты можешь сделать, - девушка указательным пальцем коснулась его в области груди. - У меня есть целый список для тебя. Думаю, тебе понравится то, что я попрошу. Во-первых, я хочу, чтобы ты вспомнил места, где избавлялся от тел. Многие из тех, кого ты убивал, могут быть до сих пор живы. Ты можешь залечить их раны. Вернуть их к жизни. Существа, в большинстве своем,  бессмертны, ты же знаешь. Если кто-то действительно покинул мир живых, я могу помочь тебе найти их семьи, чтобы сообщить о том, что их близкие больше не вернутся домой. Знание лучше вечного ожидания. Похорони достойно тех, кто умер. Я хочу, чтобы ты сделал то, что возможно сделать, чтобы Творец простил тебя, а ты ощутил избавление от части груза твоих глубоких страданий от содеянного. 
Жрица погладила его по голове.
- Во-вторых, я хочу, чтобы ты исполнил волю своей матери. Жил. По чести и совести с этого момента. Пожалуйста, Шерралан, - снова эта мягкая картавость, - не опускай руки и найди в себе мужество побороть свои темные мысли о том, что душа твоя не может быть очищена, после тех злодеяний, что свершил ты в минуты духовной слабости, поддавшись обману и ложной надежде. Твои глаза видят теперь намного больше, а сердце открыто для этого мира и для того, чтобы сделать его лучше... хотя бы вокруг себя. Маленькие ростки дают длинные побеги.
Девушка провела пальцем по его шее снизу вверх, к подбородку, заставляя его вскинуть голову вверх, по сути.
- В-третьих, я хочу чтобы ты больше не склонял голову ни перед кем, если то не будет жестом глубокого почтения и уважения. Никакого раболепствования и слепому следованию чужим идеалам, только своим. Думай своей головой. Принимай решения сам. Уважения достойны лишь те, что смотрят с тобою в одном направлении.
Она убрала от него руку и задумчиво помычала, став вдруг менее серьезной. Даже какой-то по-девичьи озорной.
- И еще я хочу, чтобы ты был со мной до тех пор, пока это представляется возможным! - она обняла его крепко, касаясь щекой его щеки. - Потому что мне так хорошо, когда мы можем говорить, обниматься, гулять вместе... пить чай, вот. Мне так хорошо с тобой. Мне никогда не было так хорошо.
Мег отодвинулась и слезла с его коленей, покружившись на месте. Вся такая домашняя в этой футболке и спортивках, обычная такая девчонка, окрыленная и будто и напрочь забывшая, что еще недавно ей приходилось ощущать присутствие своего хозяина-отца. Она действительно забывалась, когда Шел говорил с ней и он мог это легко прочувствовать и понять. В эти моменты она не лишалась своей вековой мудрости, но обретала иллюзию свободы от всего, которая для нее заключалась в этом ощущении легкости, счастья, веселья и спокойствия. Защищенности. Она не чувствовала себя больной, не ощущала монстром. Подумать только, для этого нужно было всего лишь завести хотя бы одного друга, близкого человека, который сможет рассказывать ей о мире, касаться ее без омерзения, улыбаться ей, трепать по волосам, целовать вот так в щеку. Уводить ее от мрачных мыслей о прошлом в какие-то наивные и светлые мечты о будущем, которое, черт возьми, ведь правда может не наступить для нее. Никогда не наступить, как не наступало все это время. Выражение "пир во время чумы" подходило ситуации как нельзя кстати. Даже Чума имелся, собственной персоной, маячил там своим скорым появлением на горизонте...
Девушка взяла его за руки, встав рядом с ним и посмотрев сверху вниз.
- Будь я эльфийкой, из нас бы получилась, наверное, даже красивая пара, - она совершенно не вкладывала во фразу какого-то негативного подтекста: это отдавало именно мечтательностью, - я бы не уставала слушать, как ты поешь. Потому что ты и говоришь так дивно! У тебя чудесный голос. Наверное, мне пошли бы ленты в волосах и эти платья из перламутровых нитей. Представь себе только... вечера близ озерной глади, летающие светлячки и эти рыбы, которых нет нигде, теплый и уютный дом, в котором нет места лжи и холоду. Чудесная природа, чудесные мы.
Она рассмеялась.
- Ты мне очень, очень понравился, Шерралан, - призналась она, склонив голову набок и чуть сжав его ладони в своих. - Я больше не буду на тебя обижаться. Обещаю. Я тебе очень доверяю...и я сделаю все, что могу, чтобы ты был счастлив и свободен. Я всегда держу свои обещания. Мне кажется, это очень приятное чувство, когда ты видишь, как, исполнив его, сделал кого-то счастливее.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

25

- Научи меня, - проговорил Шерралан, стоило девушке заикнуться о его возможностях, - научи исцелять. Я… я помню основы, - он поднес руку, смотря на нее задумчиво, - помню, но все в голове. Не уверен даже, что смогу после стольких лет, когда ощущал себя человеком.
Он посмотрел на Мег немного грустно, но в этой грусти не было ничего темного, скорее светлая, благодарная грусть.
- Мы навестим те места, - шепнул он ей на ухо, - в этом мире мне нечего больше терять, и не к кому идти. Есть только ты, я не оставлю тебя.
И пока не было в нем яркого пламени, но угольки давно начали разгораться – Мегалкарвен полностью изменила его жизнь, вернув к настоящему. Просто так, потому что не могла иначе. Он мягко смотрел, как она слезла с его колен, как обернулась вокруг себя, такая легкая, тонкая… ну разве не эльфийка? Ну нет в ней тех ужасов, которые рассказывала мама. Нет в ней кошмаров, что приходили в эльфийскую Рощу с наступлением ночи и воспоминаний. Он улыбнулся ей, а потом начал напевать. Легкая мелодия, которую исполняли мать с отцом. Она начинала:
- По вечерам, когда уходит солнце в тени,
Я с высоты буду выглядывать тебя.
Давно уж вышли сроки возвращенью,
Но я живу, по прежнему любя.
А он ей отвечал, легко подхватывая и кружа среди листвы:
- Под вечер, только начал меркнуть свет,
Я к дому наконец направил шаг.
Вздыхает ветер в ивовой листве.
Пускай в ночи не гаснет твой очаг.
Он пел, чтобы Мег танцевала, чтобы подарить ей немножко своих воспоминаний, дать возможность побыть чудь дольше счастливой и волшебной. Шелдон опирался о стол локтем, положив голову и напевая красивый мотив, а когда Мег вот так взяла его за руки, посмотрел задумчиво, и… начал вдруг краснеть. Его эльфийской сущности не довелось познать девичьей любви, не ухаживал он за прекрасными эльфийками, а в человеческой сам приударял. Но сейчас он ощущал себя снова Шерраланом, потому что воспоминания о родителях и Роще застилали глаза. И он не смел поцеловать ее на такие откровенные и чистые признания.
- Ты… - смутился немного, отводя взгляд, а потом поднимая его, - ты же эльфийка. Я… - он вдруг подался вперед, крепко держа руки, чисто юноша, затерявшийся в лесах, да встретивший прекрасное создание, - я вылечу тебя. Только вспомню как! Я вылечу, ты сможешь попасть в Рощу, увидеть ту, огромную и красивую Луну. Ты сможешь пробежаться босиком по зеленой траве, и ленточки в волосах у тебя будут. Небесного цвета, самые нежные, легкие и мягкие, как и ты сама! Я найду способ спасти тебя, - он говорил горячо, очень искренне и открыто, как способен только тот, чье сердце полнится воспоминаниями о природной красоте и чистоте, - Мег, - она не выпускал ее ладоней, сидя, а от того смотря снизу вверх. Глаза переливались искорками, а его руки теплели, даже свет начал исходить, слабый, но такой настоящий. Желание спасти и вылечить жрицу было столь велико, что Шерралан не осознавал того, что делает и помогает ли вообще. Он просто говорил, обещал, смотря на девушку горящим взглядом, - я не успокоюсь, пока ты не сможешь танцевать так в Роще, не успокоюсь, пока не перепробую все способы, а если и перепробую, буду искать новые. Это так не справедливо, что происходило с тобой, но я клянусь, от всего сердца и по велению души, что я тебя вылечу. Ты сможешь дышать, бегать легко, обгоняя ветерок, который будет трепать тебе волосы, смеяться и плакать от души. Не из-за печалей, но по радости своей. Ты будешь свободна, а я все выдержу, обещаю тебе это. Клянусь, именем своей матери, Кахизис Высокорожденной, что сделаю это.
И сказав так, отпустил наконец девушку, чтобы подняться и закружить, не дав ей опомниться.
- Вот увидишь, у нас все получится, - и повторил, чуть меняя акцент на второе слово, - у нас все получится.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

26

Как же больно.
Как же это все красиво, наивно и возвышенно, так хорошо, так славно... но Мег знала, что ничего не выйдет. Она не верила, совсем не верила, но улыбалась и смеялась, легко и непринужденно, радуясь мгновениям, радуясь его теплым речам, смеясь на его мальчишеские жесты, которые так свойственны пылким и верящим в добро эльфийским потомкам, в которых был согревающий душу свет надежды, которая угасла в ней почти полностью. Да, где-то там, в глубине души, она еще задавалась вопросом, мол, а вдруг, а вот вдруг, а что если получится? Но это были уже те отголоски, которые уже причиняли только страдания. Чума вернется и все закончится. Это дивное время закончится... но ей хотя бы будет что вспоминать в темноте и за кого молиться. Это дорогого стоит.
- Конечно получится, - она обняла его крепче, заговорив шепотом. - У нас все получится!

Вечером она сообщила Анабель, что поговорила с отцом и что она сможет призвать его двадцатого марта. Он четко обозначил дату, ибо знал, что его брат привезет кольцо в Нью-Йорк вместе с собой: у него было какое-то дело. Чума был совершенно четко уверен, что брат не помешает его дочери выкрасть кольцо. Что никто не помешает. Почему - не сказал. И она передала главное.
- Мой отец жаждет тебя увидеть, Анабель. Он видит в тебе огромный потенциал и знает, что ты ищешь его. Тебя порадуют его замыслы. Они так схожи с твоими... я продолжу каждодневные обряды для того, чтобы набраться сил для его освобождения. Это требует тщательной подготовки, но пока мне ничего не нужно. Ты принесла достаточно и твой подарок полнится живой кровью, которая держит меня в тонусе. У него красивые внутренности. Их приятно касаться... Похоже на головоломку. Вытащил...вставил обратно. Мне давно не было так весело, девочка, - она рассмеялась. - Ты воспитала его послушным и терпящим любую боль... спасибо.

После этого разговора Мегалкарвен посмотрела на Шелдона.
- Ее конец будет страшным. Если он видит в ком-то потенциал... - она сглотнула ком в горле, - ...это очень плохой знак для его обладателя. 

ЧАСТЬ III

Мег не солгала на счет обрядов. Она уходила утром и вечером в подвал на пару часов и просила Шерралана не заходить туда ни пока она там, ни тайком. Сам он мог почувствовать, как оттуда несет действительно темной и мрачной энергетикой.
На ее запястьях во время ритуалов появлялись жертвенные раны, сочащиеся гнилой кровью и запахом разложения, по телу проступали трупные пятна и гнойные волдыри, но она ни разу не показала их юноше. Просто ей требовалось время, чтобы они сошли, не оставляя следов. В подвале было много насекомых и завелись крысы. Они не покидали его пределов, так там и умирая. Запах там стоял отвратительный, но он тоже не просачивался в сам дом. Казалось, что там образовался самый настоящий портал в зловонный ад.
А днем все было хорошо. Мег уводила его гулять на целый день и им даже посчастливилось попасть на уборку территории у озера и встретить того самого соседа, который пожелал обязательно свидеться с ними обоими. Мол, милая из них парочка и вообще наконец-то он нашел себе девушку, которая ему подходит.
На четвертое утро этих обрядов, Шел стал свидетелем того, как Мег выскочила оттуда, с силой захлопнув дверь, и ее очень долго рвало в ванной комнате. В этот день, по идее, они обещали соседу, что заглянут к нему домой.
Она вышла из ванной вся бледная и правая половина ее лица была покрыта гнойными ранами вновь, а правый глаз поразило бельмо. Кашляя и хрипя, она с трудом добралась до кухни и села за стол.
- Это был... - кашель прервал ее, - ...последний обряд. Больше не придется... терпеть это. Я, - снова кашель, - хотела сделать быстро и мощно, чтобы... не растягивать во времени. Поэтому и так тяжело. Я уберусь в подвале потом. Не смей заходить туда.
Мег откинулась на спинке стула, сипло вдохнув.
- Это пройдет. Это побочные эффекты. Но... чтобы мы не опоздали, - она протянула к нему покрытую экземой правую руку, опять кашлянув и болезненно поморщившись, - ты не мог бы помочь мне? Это... это просто, сконцентрируйся и представь огоньки, которые... плавно перетекают из тебя в меня. Они и появятся.
Она вымученно улыбнулась.
- А потом... разведи мне лекарство, пожалуйста. Обезболивающее. Чтоб наверняка. Я не хочу, чтобы мистер Граймс подумал, что я чем-то болею и быстро нас выпроводил.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

27

Шерралан много думал, вспоминал, сидя на кухне, пока Мег выполняла ритуалы. Он не спрашивал, только все с большим беспокойством смотрел на дверь в подвал, нет-нет, да проходя мимо. А по ее возвращению девушку ждала теплая еда, ванна и разговоры. Парню это было не сложно, не видел он в этом и чего-то непозволительного, потому что ему хотелось хоть как-то поддержать жрицу. Он пытался тренироваться, пока она находилась в подвале, чтобы занять руки, к тому же он обещал девушке, что вылечит ее. А значит, надо стараться, надо.
Но в нем продолжало сидеть противоречие его жизней. С одной стороны жестокий и беспринципный, озлобленный, холодный Шелдон – его привычки, взгляды на мир. С другой, воспоминания дома и родителей с сестрой. Все-таки мертвых. Он даже не мог сказать, когда это случилось, сколько лет прошло со дня смерти мамы. Шерралан был любим и мягок, восхищался красотой, отвагой и честью. Нет, это не было раздвоением личности, ничего такого – просто столкнулись взгляды на жизнь, привычки, определенные отношения к разным вещам. И Шел пытался понять, что же больше в нем. Ненависти к существам уже не было, вот она исчезла. Ушли многие моменты, но характер не то, чтобы претерпел изменение. Парень сам не мог сказать, что стало с ним. С одной стороны его прагматичность, расчетливость и изворотливость с четким осознанием, что он может убить, с другой стороны память о ценности жизни и желание сделать так, чтобы мир стал лучше не посредством боли и насилия, но света и тепла. И Шел, сидя на кухне, вел внутри себя эту борьбу – попытка осознать, кем он является.
Мегалкарвен пленила взгляд. Он стал замечать это, понимая, что беспокоится за девушку, когда она выходила из подвала. Ничего не говорила, но он будто чувствовал, что ничего хорошего там не происходит. Их прогулки приносили покой его душе и одновременную тревогу – это все напоминало затишье перед бурей. Или ночь, предшествующую операции, когда вроде все подготовил, все рассчитал, и осталось только ждать. Ни человеческим привычкам, ни эльфийской сущности такое не нравилось, вызывало беспокойство, но Шел ни разу не показал это Мег, лишь смотрел все пристальнее, да нет-нет, будто случайно старался коснуться, молчаливо спросить ее. О чем? Да знал бы он сам!
В очередной день парень вскочил, почти ринулся в ванную за девушкой, увидев, как она выскочила из подвала. Беспокойство достигло довольно высокой точки. Когда она вышла, Шелдон подхватил, помогая добраться до кухни, усадил, смотря на девушку напряженно и довольно строго. Не осуждал, но очень переживал. Ее лицо начало меняться, а сколько раз до этого она там, внизу, становилась такой? Количество заразы, что таилась в ней, ужасало ведь.
- Мег, - мягко сказал он, рукой касаясь ее гноящейся щеки. Парень тяжело выдохнул, болезненно прикрыв глаза, - сейчас все пройдет, чуть-чуть только потерпи.
Ему, как оказалось, довольно болезненно видеть ее такой. И вот не было отвращения, он порой и не в таком дерьме купался – оставаясь одним лишь Шерраланом, он, пожалуй, и отшатнулся, но живы воспоминания его собственных дел и белоснежной лаборатории. Так что Шелдон спокойно проводил рукой по ее гноящейся стороне. Он тренировался. Пока Мег сидела там, в подвале, он взрезал себе руку, чтобы в следующее мгновение пытаться залечивать ее своими способностями. В то первое утро обряда он отсчитал, сколько по времени он длится, и под вечер начал свои собственные тренировки. Молодой человек понимал, что себя лечить проще, но тут его человеческая практичность брала верх – он не просто лечил, он пытался понять структуру его магии, подмечал малейшие изменения в своих эмоциях, наблюдал, когда получается лучше, а когда огоньки не появляются вовсе. Для него это все выглядело сложным алгоритмом программы, которую необходимо было понять.
Шелдон мягко улыбнулся девушке, которая так переживала за то, какой ее видят другие. В его взгляде было беспокойство, но руки тепло и аккуратно опустились на места язв и экзем. Жрица могла увидеть, что он стал увереннее, будто уже знал, что и как нужно делать.
Но Шелдон волновался – он не пробовал лечить такие раны, еще не очень сильные, по сравнению с тем, что он видел до этого на ней, но и не обычный порез. Его черты снова заострились, стали изящнее, а уши приобрели истинную форму. Глаза заискрились магией, а под ладонями стали появляться такие вот голубые огоньки, если присмотреться, можно было увидеть, что свет от них шел не прямо, как должен в этом мире – он искривлялся, завихрялся, тянулся к ранам, чтобы проникать под кожу девушки, изнутри исправляя, сращивая и растворяясь, оставаясь в ней жизненной энергией. Это выглядело очень красиво, сопровождаясь радостным взглядом Шерралана, который уже знал, что лишь с истинным желанием помочь и исцелить, такое возможно. И чем сложнее была рана, тем больше таких огоньков становилось, превращаясь в настоящий живой поток, будто светящаяся вода. Может, именно поэтому в мире существуют легенды о целительных свойствах, ведь так похоже! Шелдон не знал, но он сам с таким вот счастливым изумлением смотрел, как затягиваются раны на теле девушки, как его магия помогает.
Когда все закончилось, молодой человек обнял Меган, тихо сказав:
- Ну почему ты только сейчас попросила, Мег, - он чуть отстранился, чтобы заглянуть ей в глаза, - ну неужели я бы не помог? Как ты себя чувствуешь, ведь, мы можем и отказаться, перенести. Скажи только, если не все прошло, я ведь могу помочь тебе.
Он поднялся, подходя к аптечке, но все задерживая беспокойный взгляд на эльфийке. Все таки он еще не мог сказать, насколько справился, и хватило ли его сил. Он только учился, хоть учился каждые два часа, когда Мег была внизу. Он не знал, способен ли убрать более сложные болезни, чем просто наружные раны. Но он к этому стремился. Шел отчаянно и с каждым днем все сильнее хотел исполнить то, что обещал девушке – она не заслужила тех страданий, выпавших на ее бесконечно долгую жизнь. Этому пора было положить конец.
Парень достал из аптечки обезболивающее, налил в стакан воды, возвращаясь к столу и опускаясь на корточки перед девушкой.
- Я могу пробовать снова и снова, если сейчас не получилось до конца, - он смотрел на жрицу внимательно, - я тренируюсь, я сделаю однажды то, что пообещал тебе, Мег. Пожалуйста, не бойся меня.
Так странно, говорить такие слова существу, приводящему в ужас многие сотни лет эльфов всей Рощи. Но он не видел в ней монстра – он видел обычную живую девчонку Мег, которой хотелось дарить милые безделушки, катать на лодке и угощать чем-нибудь вкусным, следя за ее невероятно милой реакцией.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

28

Мег прикрыла глаза. С одной стороны, смотреть на то, как целительные искорки лечат, было приятно. С другой стороны, это было ужасно грустно. Памятуя о том, как раньше ее пытались исцелять и чем это заканчивалось. Все возвращалось. Рано или поздно. Так или иначе. Будто бы эта дрянь жила в ней, была ее частью... и, вообще-то, так оно и было. Как можно отделить это от себя? Разве это в принципе возможно? От себя никому еще не удавалось убежать. На звуки его голоса она вновь открыла глаза и чуть улыбнулась. С глаза сошло бельмо. Кожа прямо на глазах возвращала свой привычный вид, уже самостоятельно, напитавшись живительной силой эльфийской чудотворной целительной магии.
- Нет, что ты, - она тряхнула головой. - Я не хочу откладывать. Я хочу обязательно его навестить, он такой милый человек.
Проследив за его движениями, она невольно почувствовала укол совести. Он так старался...а все ради того, чтобы узнать, что счастливого конца не будет. Это грустно и она сделала все, чтоб это стало только грустнее. Привязала его к себе, вся такая милая и добродушная, а он и рад привязаться, будучи потерянным, одиноким и преданным. И сама к нему привязалась. Так же, будучи очень одинокой и слабой в душе.
- Я не боюсь тебя, что ты, - она рассмеялась, - я боюсь за тебя. Не переусердствуй. Не все в этом мире зависит от нас, ты же знаешь, Шерралан.
Покрутив стакан с лекарством в руках, она выдохнула и залпом осушила его содержимое, поморщившись от кислинки шипучего аспирина. Раньше, чтобы сделать что-то подобное по эффектам, требовалось собирать травы, сушить, смешивать в разных пропорциях, иногда еще и щедро сдабривать магией, а теперь прогресс позволяет все уместить в одной таблетке, которую смешивают с водой.
- Медицина сейчас такая развитая, - поделилась своей мыслью Мегалкарвен, глядя на остатки лекарства на стенках стакана. - Прививки, таблетки, разные аппараты для проверки организма. Такое было раньше сложно представить даже, не то что изобрести... хотя эльфийская магия делала такое именно что... магическим образом. Диагностику и лечение. Но это все равно бывало долго и неоправданно по затратам что энергии, что времени. Сейчас можно так на всем этом сэкономить...и это здорово, я думаю. Мне видится очень интересным создание вакцин. Ослабленные бактерии, которые отправляют в организм для развития иммунитета...и эти антигистаминные уколы... Да, я смотрела эти передачки с дискавери посреди ночи.
Она хохотнула и взяла Шелдона за руки. Боль заметно притуплялась, а сама девушка выглядела теперь очень даже здоровой. Ее чем-то безумно умиляло то, как он вот так садился перед ней. Чувствовала себя красивой и хорошей девушкой, перед которой можно так сделать. Он очень ей нравился и тут дело было уже даже не в том, что он был первым, кто не боялся ее и не пытался использовать в своих целях, не в том, что он эльф, не в том, что он бесчеловечно красив, как и подобает дитю света и природы. В том, что он Шелдон.
- Ты очень хороший, - сказала она ему, поднимаясь с места и поднимая его следом за собой.
Вот такие вот милые, молодые. Со стороны, наверное, они сейчас выглядели и правда как трогательная парочка, держащаяся за руки. Парочка. В смелых фантазиях Мег все еще рисовала себя эльфийкой, теперь еще и с лентами в волосах. Она уже говорила, что они бы выглядели очень, очень красиво вдвоем. Хотелось думать об этом, а не о проблемах.
Она подняла голову и окинула взглядом его лицо. Что-то осталось недосказанным во всем этом, но что она пока слабо понимала. Слова о влюбленности, быть может? Но имела ли она право взять и сказать, что ее сердце начало так бойко откликаться на него? Она же не сможет дать ему ничего хорошего. Иллюзия совместной жизни подойдет к концу и оставит после себя горькое послевкусие, если сказать о таком.
- Идем? - после странной заминки спросила она, выпустив его руки. - Может, подарим ему что-нибудь? Купим и подарим. Не знаю, что-нибудь приятное. Например, чай и какое-нибудь растение в горшочке. Так сказать, на память... и просто для теплых вечеров. Мистер Граймс не стар для эльфа, но стар и мудр для человека, а старость надо уважать. Негоже приходить с пустыми руками, хоть мы и только познакомились... мы же успеем что-нибудь выбрать? Если на машине? Знаю, что до него тут рукой подать, всего три дома мимо, но... хочу, чтобы он обрадовался. Он так по-доброму и смешно улыбается.

[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1

29

Увидев, как раны затянулись, Шелдон улыбнулся мягко, радостно от того, что получилось. Да и то, как Мег изучала этот мир, делало ее особенно милой. Такую девушку хочется защитить и рассмешить. Вот такие незатейливые мысли витали в голове эльфа, когда он вместе с жрицей поднялся. Постоял, проведя по ее щеке ладонью. Молчал, потому что понял – вот тот самый момент, когда можно поцеловать девушку, и она ответит тебе взаимностью.
Не поцеловал. Опустил руку, когда она спросила, кивнул, отходя немного. Момент оказался упущенным, а Шелдон задумчиво посмотрел на свою ладонь, перебирая пальцы. Странно. Он знал ее всего ничего, обычно сам охмурял девиц, а тут робел. Снова раздрай в душе, и попытка понять, почему так происходит. Может, просто она та, кто переживала за него? Таких девушек не было – он не подпускал никого так близко к себе, а Анабель уж точно не могла похвастаться значком – мать года. Не являлось ли его такое желание обычным полетом фантазии и старыми привычками?
Посмотрел на Мег, которая своими вопросами невольно выручила из неловкой ситуации.
- Да, - улыбнулся он, опуская руку, - давай. Здесь неподалеку есть неплохой магазинчик, сделаем петлю, но зато придем с чем-то. Правда, я не умею выбирать такие вот подарки. Оставляю право тебе.
Полушутил, хоть слова о правах невольно кольнули, учитывая, кем он сейчас в мире является. Парень проверил данные – пустота. Его полностью стерли из всех документов и реестров. Он никто, нет такого человека, эльфа, да хоть кого-то. Не существует. И с одной стороны, он мог делать, что хочет, а с другой невольно задевает, учитывая, сколько сил и энергии потратила на него Шнайдер. Парень осознал, что был выгодным вложением, и это дополнительно давило на психику.
Шелдон мотнул головой, прогоняя подобные мысли, протянул руку, беря ладонь Мег.
- Пойдем, - он говорил очень по-доброму, ощущая почему-то особенно остро кожу жрицы. Так непривычно, они столько дней провели вместе, и ни разу прикосновения не вызывали таких эмоций. А тут прям заострил внимание. Он старался не думать, что будет после того, как в мир явится ее отец. Потому что этому затишью, спокойной и размеренной жизни придет конец. А она ведь назначила дату, Меган. 
Молодые люди вышли из дому, Шел по привычке уже запер дверь, словно и на самом деле являлся хозяином. Провел девушку к машине, открывая дверь на переднее сиденье, потом и сам уселся.
- Мы проедем пару кварталов, потом надо будет вернуться, - пояснил он девушке, - там как раз есть несколько разных магазинчиков.
Завел автомобиль, и они тронулись с места. Включил радио, и из колонок мягко донеслись мотивы Avicii - Wake Me Up:
- I hope I get the chance to travel the world… - пел Тим, а Шелдон чуть нахмурился, но лишь на мгновение.
Неподалеку и вправду оказались несколько магазинов, и, припарковавшись, парень вышел из машины, помогая выбраться и самой Меган. На этот раз крепко взял ее руку, ведя сначала в цветочный.
- Ну что ж, делай выбор, Мег, - ему нравилось смотреть и за реакцией ее на всякие вещи, и за тем, что именно она выбирает, ведь все это составляет ее личность, которая почему-то очень сильно интересовала самого Шелдона.
[icon]https://i.postimg.cc/v8xZ64tw/image.png[/icon][nick]Шелдон Ротт[/nick][status]Мы выдаем столько информации, что кто угодно где угодно может стать кем угодно когда угодно.[/status]

+1

30

Машины все еще не очень нравились Мег, но не признать их удобство было бы глупым. Надо сажать больше деревьев и просто искать новые виды топлива, переходить на электромобили. Так говорилось в фильмах по дискавери и она считала, что это правильно. Она бы этим и хотела заниматься - высаживать деревья, собирать мусор, лечить зверей и заниматься восстановлением природных массивов. Как жаль, что ей это недоступно.
Песня, звучавшая из динамиков, показалась ей довольно милой и отвлекла от размышлений. Есть в этом всем что-то, определенно.
Когда они добрались до нужного места, девушка вышла из машины, сжав руку юноши и кивнув. Он предоставлял ей право выбора, опять, снова... и это вызывало в ней искреннюю радость! Выбор - это роскошь, пусть даже в таких мелочах. Кивнув ему, она прошла мимо полок с цветами для букетов и дошла к тем, что были в горшочках, рассматривая их с нескрываемым интересом. Многих растений она не видела никогда и одно из них привлекло ее внимание особенно: пуансеттия или рождественская звезда. Часть листьев каждого растения была зеленой, а другая часть - красной, розовой или молочного такого оттенка. Она взяла в руки растение с красными листьями и покрутила горшок в руках, рассматривая остроконечные листочки с нескрываемым интересом. Мег решила, что это отличный подарок на память, который и правда похож на яркую звездочку...а звезды прекрасны всегда.
Подумав, она взяла еще и растение с молочно-белыми листьями и показала Шелдону.
- Хочу, чтобы осталось у тебя, - сказала она уверенно. - А красная пуансеттия у мистера Граймса. Она выглядит празднично. А белая... нежно. Мне кажется, что это будет символично. На этикетке написано, что она цветет в холодные месяцы.
Девушка пожала плечами и склонила голову набок. Можно было добавить, что она бы хотела, чтобы этот цветок всегда напоминал ему, Шерралану, о ней, чтобы он смотрел на него и вспоминал как им было вместе хорошо и весело, как они улыбались и как она выглядела, но... ей показалось, что это будет звучать как-то очень грустно для сегодняшнего дня, который ей не хотелось омрачать подобными высказываниями. Да наверное он и так понимает все. Или поймет потом.
- И что это символ рождества. По-моему это здорово, если такое растение будет радовать и в другие дни... а на рождество зацветет и будет казаться, что люди, которые тебе его подарили, тоже с тобой празднуют.
Мег широко улыбнулась, чмокнула Шелдона в щеку и вместе с ним прошла к кассе. Продавец окинула их взглядом, приняв их за парочку явно, и с радостью пробила им их покупку, каждую завернув в газету и поставив аккуратно в пакеты. Когда они вышли из магазина, Мег стала оглядываться по сторонам, чуть щурясь, а потом повернула голову к юноше.
- Давай лучше чай выберешь ты? Выбирать - это здорово, - она рассмеялась. - Мне кажется, мы сможем найти что-то особенное вот в том магазинчике... там даже дракон на плакате! Разве не круто?
Мег указала в сторону чайной лавки, где на плакате в витрине китайский дракон задумчиво смотрел на десяток чашек, в которых явно был разный чай и не мог выбрать что ему нравится больше. Он был нарисован в комично-мультяшном стиле.
- Как думаешь?
[icon]https://funkyimg.com/i/2YPFf.png[/icon][nick]Megalkarwen[/nick][status]got a secret, can you keep it?[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Awaken [c]