Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Мои стихи, твоя гитара


Мои стихи, твоя гитара

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Мои стихи, твоя гитара
https://funkyimg.com/i/2YJbV.png
эту песню пою и тебе хочется

1. Место действия
В каюте Милорады Новак на корабле, отплывшем в Атлантиду.
2. Время и погода
Ночь с 15 - 16 апреля 2019 года
3. Действующие лица
Мирослав Брышек, Милорада Новак

Сегодня была тихая ночь, так располагающая к тому, чтобы творить. Мир и Рада беспечно валялись в ее каюте, скрывшись ото всех с гитарой и грандиозными планами по покорению "Азазелем" всего мира через песню... не ту, что начала рождаться здесь, в тишине, полумраке свечей, с вином и мягким запахом благовоний.


#snakeden

+1

2

Корабль мерно покачивало на волнах успокоившегося ночного моря, принося какую-то умиротворяющую романтику в ночь посреди безмерного океана. Мягко светились лампы теплого света, за иллюминатором была полнейшая тьма, так не похожая на городскую ночь, а корабль был полон своих, особых звуков. Гудение двигателя, далекий гомон людей и нелюдей на палубе, которые только вошли в кураж после дневного сна и не собирались останавливаться, загадочное шуршание волн, больше угадывающееся, нежели реальное, и редкое громыхание за дверьми, когда кто-то пытался дойти до соседних кают и не справлялся с покачиванием корабля и коварными убегающими ручками дверей.
Мирослав загадочно провел пальцами по струнам верной, любимой и всеми, кто только хотел, облапанной гитары, мелодичным переливом пытаясь попасть в такт покачивания корабля. Время медленно близилось к полуночи, спать не хотелось да и не кощунством ли было спать в такую шикарную ночь. Где-то далеко и одновременно везде раздался длинный гудок корабля, от которого внутри что-то вибрировало.
- Хорошо, эх,- вздохнул парень, высекая струнами тихий и пронзительный звон. Хотелось творить с привкусом чего-то вроде Байрона. Или сходить еще раз в бар за тем классным фруктовым вином, которое придавало реальности чудный летний вкус, а потом очень легко роняло на палубу от простой пары шагов. Есть что-то коварное в том, чтобы стараться пить наравне с существами.
- Если сейчас кто-нибудь включит мне музыку для медитаций, то не обещаю, что не уплыву от всех обязанностей в Астрал,- фыркнул Брышек, проводя ногтями по струнам и заставляя гитару играть что-то очень летнее и милое, непосредственное. У Мира редко получалось настраиваться на что-то серьезное, грустное или даже пафосное. А атмосфера путешествия на корабле приносила еще больше какой-то внутренней радости, вечного огонька и улыбки. Он увидел так много незнакомых и невиданных ранее существ, услышал такую дикую смесь множества языков, наблюдал за таким пестрым полотном образов всевозможных человеческих существ, что просто не мог думать о чем-то не вдохновляющем. Хотелось петь, хотелось танцевать, хотелось под яркими софитами отдавать всего себя этой публике, слушая как далеко в черное небо с серебряными звездами взлетают их крики. А потом отдыхать вот так, спокойно и тихо, с гитарой и подругой под боком. Что может быть лучше.
- Все-все, я пытаюсь собраться и думать,- он тихо рассмеялся, проводя ладонью по лицу и стараясь стряхнуть медитативно вдумчивое состояние, вполне могущее перетечь с помощью пары-тройки бокалов вина в крепкий сон на чужой подушке.- Нет, я вру, я уже думаю. Просто не представляю... О чем петь? Я вот каждый раз как включаю музыкальные каналы, так там либо грустная песня про любовь... Либо не-грустная песня про любовь. Даже веселой ее назвать язык не поворачивается. А хочется чего-то такого, чтобы... оп!- он провел по струнам пальцами.- И сразу так тепло. Хорошо. Как у нас сейчас. Мм?
Он повернулся на Милораду, интересуясь мнением. Стоило выбрать вместе хотя бы направление, чтобы дальше уже скакать по жанрам, темам, текстам и словам. И движениям, обязательно. Никакая сила, даже контракт с Дьяволом, не заставят Мирослава стоять на сцене, вытянувшись в струнку и не двигаясь.

[icon]http://sd.uploads.ru/MBCcA.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Спой же, цветик, не стыдись[/status]

+1

3

Девушка сидела на кровати, вытянув ноги и упираясь спиной в стенку. Вся такая уютная и домашняя в розовой флисовой толстовке с кроличьими ушами и белых флисовых штанах. Джесс лежал у нее на животе и дремал, изредка дергая ухом на звуки музыки. Она глотнула вина, поглаживая щенка-подростка и умиленно улыбаясь. Собакену не очень нравилось сидеть в специальном вольере и она решила, что он имеет полное право поваляться вот так, в честь приятного времени, что она проводила с хорошим другом.
Неприятности прошедших дней оставались в них. Ей нравилось то доброе и теплое состояние, которое накрывало ее с головой, когда она была обычной Милорадой, а не суровой Верховной. Если бы ее сейчас кто-то увидел, то точно бы не узнал. Мирославу можно видеть ее такой, как и подружкам.
- Неча тебе в Астрале делать, - хохотнула Новак, ставя бокал на прикроватную тумбочку и поглядев на то, как пальцы музыканта играются со струнами, - там бывает, так-то, совсем не весело. Ну его.
Махнула рукой, поморщившись. Да уж, действительно, песню для Евро хотелось бы повеселее и не о любви. Это все так банально и избито... ну или если о любви, то пусть хотя бы зажигательную, как та, которую они делали в первый раз, со всеми этими забавными звуками, танцами и легким текстом, который будет запоминаться и звучать из каждого утюга, как та в свое время. Ей было прикольно слышать этот трек с мобильников во дворах и то, как девчонки, "эти норми", пытаются танцевать, как они. Иногда даже неплохо. Кто-то, вроде бы, записал даже пару туториалов. Знали бы они, что все это придумывалось намного проще.
- Ну, так-то, помню, что мы хотели, чтоб ты выступил с той, которая... Me Gusta. Которую мы сидели тогда выдумывали. В принципе, она бы подошла. Проработать до конца текст, звучание и было бы нормально. Добавить, может немного флейты и танцев, продумать выступление и... вон, Джессу дать поскакать на задних лапах, - она рассмеялась, потянув собачьи уши в разные стороны, от чего собак повилял хвостом, - может, напишем так, для души что-нибудь? К черту коммерцию. О чем-нибудь, что волнует людей. И существ тоже. Не факт, что выпустим, но... ну вот чего бы нет?
Она с грустно-задумчивой улыбкой уставилась на собаку. О том, что волнует...
- О свободе, например, - она сказала это каким-то таким тихим голосом, не таким, как обычно, от чего даже сама себя не узнала. - Что может быть прекраснее и поразительнее свободы, Мир?
Милорада повернула голову к юноше.
- Знаешь, в этом мире столько... злости. Вот именно злости. Желания управлять другими. Портить чужую жизнь. Влезать в нее, как...как паразиты какие-то, - Мила усмехнулась, снова глотнув вина и снова поставив бокал на тумбу. - Мы каждый день видим, как эти вот... власть имущие, как эти гадкие управленцы ломают чужие судьбы, пропагандируют что-то такое, неправильное... Иногда мне тоже противно от того, что приходится делать и говорить, но нельзя, нельзя иначе. Я чувствую себя в клетке, Мир. Я хочу песню о свободе, которой хочу для нас для всех и которой добиваюсь хотя бы там, где я могу что-то менять. О любви, да, но к миру, к равенству. О понимании. Пусть она останется навсегда между нами и никогда не выйдет за пределы твоего блокнота, окей, это неважно. Это не просто, освободить всех... и...
Она вдруг встрепенулась, защелкав пальцами в воздухе.
- Keep on love... healing me
  Won't be easy saving me...
  Won't be easy... to release me.
Слова она протянула не очень мелодично, просто придумав фразы экспромтом на ходу, а потом хохотнув. Так жизненно эти строчки получились. Любовь и спасение, непростое.
- Не знаю, сойдет ли за что-то, - она пожала плечами, - тем, которые можно затронуть, довольно много, если брать и людей, и существ. Представляешь, да? Взять и выплюнуть, отчеканить в лицо этому миру, что мы на самом деле думаем. В этой комнате. И пусть останется этот плевок в Астрале. Ну-ка, повтори тот мотив... ты вот сейчас наигрывал. Его и взять. Он же от души такой... давай-давай!

[icon]https://funkyimg.com/i/2VNkr.png[/icon][nick]Milorada Novak[/nick][status]elastic heart[/status]

+1

4

- Me gusta? Тогда только если ты станцуешь со мной в дуэте,- по доброму фыркнул Мирослав, вспоминая песню и то, как долго они ее писали. Тогда, правда, задача была другая, да и дело было в Брышеке, который насмотрелся на туристические видео горячей Испании и Португалии, на бразильские карнавалы и пляжи, на Рио-де-Жанейро и кучу песен на испанском, буквально воссияв желанием написать что-то похожее. И чтобы обязательно в летнем, горячем стиле.
Кто знает, может это сойдет и для конкурса. Конечно, песня все равно про любовь, но это не жалостливые оперные дивы, которые вот-вот готовы разрыдаться на сцене. Неужели действительно нельзя петь как-нибудь весело и заводно, чтобы у уставших ждать зрителей появился повод немного потанцевать и размяться.
- Для души?..- Мирослав задумался. Почти все его песни были для души, а точнее для мимолетного ее порыва, созданные чтобы поднимать эти же порывы в чужих душах. Но ведь было и что-то такое, что продавалось лучше, а что-то хуже, и они всегда старались уложиться в первую категорию. Ведь надо на что-то кушать этим смертным телам. Но иногда можно позволить себе творить без оглядки. Сегодня, например.
Он улыбнулся на предложение Милорады, согласно кивая головой. Свобода - то, о чем хотел бы слышать каждый. Пусть сам парень не чувствовал оков так сильно, как они могли бы сжимать его руки и его горло, но видел, как иногда сложно приходится подруге. Когда она играет роли, нужные не ей, а кому-то другому, потому что послушание чешет самолюбие многих людей и нелюдей. Свобода говорить, что хочешь, свобода делать то, что считаешь нужным - иногда что-то недостижимое, если ты вдруг оказался под тем, чья свобода "важнее".
- Мне хватит и твоей улыбки, чтобы петь ее каждый раз в нашем кругу,- улыбнулся парень, кивая в такт чужим мыслям. Песня про освобождение и про любовь, ту, о которой кричали в церкви и которую так мало кто из них соблюдал - это то, что заденет пусть не всех. Пусть даже совсем некоторых, но Мирославу было бы и этого достаточно, если этими некоторыми будут его подруги и друзья. Они сделали для него так много, неужели это многое не стоило той песни, что поднимет им настроение в самый темный и пустой день.
- Keep on love healing me
  Won't be easy saving me...- первые переборы гитары еще плохо попадали в такт слов, но музыкальный голос, выпевающий гласные на поднимающихся ввысь нотах исправлял этот маленький недочет. Для парня свобода всегда ассоциировалась с такими длинными нотами, которые поешь будто от самой души, выдыхая в них весь воздух.
- Won't be easy... to release me...- длинная песенная строка требовала короткого и емкого завершения. И хоть сам Брышек не был так искусен в складывании слов, на него это нападало всегда под вдохновение, но он попробовал:
- Maybe... Maybe I'm leaving as I start to feel it
We'll be free,- простенькая мелодия гитары и постукивание ладони по ее деревянному боку выбивали простой ритм. Все также легко и весело, но разве не такими мотивами маскируются слова, которые должны потрясать людей через обдумывание, а не пустое с ними согласие. Да и грустная песня о свободе разве принесет кому-то улыбку? Для депрессии можно и новости посмотреть.
Парень щедро отхлебнул вино из своего бокала, практически сравняв уровень жидкости с целомудренно понемногу пьющей подругой. Но у него всегда пересыхало горло в момент импровизации.
- Типа такого... Но это как... Припев? Знаешь, я думаю текст можно читать прямо. Речитативом. Как вот будто выпаливаешь все, что накопилось на душе.

[icon]http://sd.uploads.ru/MBCcA.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Спой же, цветик, не стыдись[/status]

+1

5

- Да, да! Я тоже об этом подумала! - оживилась Рада, после того, как немного побыла в прострации от того, как здорово завершил ее мысли о песни, складывающиеся в строки. - Знаешь... просто взять и высказаться. И плевать на последствия. Они могут думать, что хотят. Высказать то, что накопилось. Дать этому лететь смело и ярко, с улыбкой петь их перед лицом всех этих козлов, которые... которые решают, что их свобода важнее, чем чья-то еще.
Она говорила от души и говорила сейчас то, что думала на самом деле. Забавно, но она не читала мысли Мира, а они, как видно, совпадали. Новак ценила общество Мирослава и своих подруг так же, как ценила общество Вильяма. Ведьма могла не притворяться той, кем она не является, могла не делать слишком серьезное лицо, не терпеть что ей нравится то, что вызывает отвращение. После мразотного рандеву с Воландом, после этого инцидента с наркотиками в коктейле, ей хотелось именно вот этой обнажающей душу откровенности, тепла, легкости.
- При этом... никакой ложной патетики. Слова острые, цепляющие за живое, пусть простые... - Мила хмыкнула. - Знаешь, не так давно, когда я общалась с представительницей сопротивления фейблов. Она рассказала мне про певца, который спел очень дерзкие песни прямо напротив представителей власти. Его потом, естественно, не досчитались. Музыка всегда влияла на сердца и умы с одинаковой легкостью и цензура специально создана для артистов... чтобы, не дай бог, не повлиять на кого не надо. Кажется, в какой-то русской песни говорилось, мол, одни слова - для кухонь, а другие - для улиц. Страшно, что до сих пор во многом так оно и есть.
Мила покивала головой, задумчиво глядя в потолок и поглаживая песу, все еще лежавшего на ее животе.
- Самое забавное, - продолжила она, - что многие скрывают свои истинные намерения за богом и желанием помочь миру. Вспомни того козла из Церкви. Фе же!
Хохотнув, Рада махнула рукой и со стола вверх взмыли блокнот с ручкой. Она записала сама те самые строчки, что они с Миром буквально только что придумали, а потом блокнот и ручка легли на стол обратно. Щенок с любопытством приподнял голову и слез с ее живота, пройдясь по каюте к столу и присев перед ним. Мила хохотнула, глядя на него, а потом села, устав валяться.
- Don't hide behind God with the words of war
  I'm a believer
  But God is love!
Мила произнесла эти строчки, нарисовав в воздухе сердце и рассмеявшись.
- Почему все забывают, что по мировым религиям, вообще-то, Господь учил нас любить друг друга? Неужели они и о Вавилонской башне не помнят? Не факт, что та была, но все же. Хм... это должно быть перед припевом, точно тебе говорю. Первый куплет, концовочка, - ручка снова записала слова и легла на место. - Как думаешь, почему люди так легко забывают об этом?.. Да и не только люди. О том, что... вообще-то нам обещали счастье, если будем любить друг друга? Телек? Точно не демоны тут виноваты.
Она закатила глаза и снова взяла свой бокал с вином. Сделала пару глотков, крутя его в руке и смотря на плещущуюся алую жидкость.
- Ты хоть раз задумывался о том, что вообще заставляет людей ненавидеть друг друга? Я сейчас не о таких штуках типа предательства, нет. В смысле вот именно... ненавидеть евреев за то, что они евреи? Даже не пообщавшись ни с одним из них? - Рада посмотрела на друга. - Только ли визуальные отличия и непонимания на религиозной почве? А геев? Ну спят два мужика друг с другом. Что такого, серьезно? В Древнем Риме и не такое было.

[icon]https://funkyimg.com/i/2VNkr.png[/icon][nick]Milorada Novak[/nick][status]elastic heart[/status]

+1

6

Мирослав протянул руку, поглаживая щенка, лежащего у Милорады и забавно фырчащего своим влажным черным носом. Такое невинное, простое существо, которому ни о чем не надо думать, ведь единственное и самое большое счастье в его жизни уже случилось. Он уже попал к своему человеку, а дальше все за него решит судьба. То есть хозяева.
- Да, жаль, что спев вот так вот, можно потом не вернутся домой...- он потрепал щенка по ушам, выпрямляясь и поправляя скосившуюся гитару. Милорада упомянула историю от революционерки, и только сильнее опустилась какая-то грусть. Кто бы знал, как Мирослав не хотел во всем этом плавать, наступая так осторожно, будто идет по лезвию. Вот только лезвие все равно ранит ноги, и нельзя долго идти по нему и балансировать, никуда не упав. Если мир принудительно делят на две части, то рано или поздно поделят всех. Даже не особо причастных.
Была ли в Мире храбрость петь вот так, без оглядки на последствия? Несомненно, была. Он не известен во всем мире как многие, а о Чехии где-нибудь в Америке хорошо если знает каждый третий. Он парень с гитарой, который поет на сценах небольшой страны в Европе, и который скоро поедет на Евровиденье. Кто обратит внимание на его слова, ведь у тех, у кого нет большой толпы, не могут оказывать так много влияния. И вроде бояться вообще было нечего. Но Брышек все же боялся. И не за себя - за Милораду. За Элишку, за Терезу, за Петру, за Мартину - за всех, на кого может обратить взор тех-кого-нельзя-называть своими слишком смелыми речами. Ведь ни для кого не было особым секретом то, что он протеже Новак. А значит вопросы могут пойти к ней. Могут и не пойти, но стоит ли риск того.
- Да-а, противный был тип...- как-то рассеянно откликнулся парень. Вот еще одно напоминание о том, что в чьих-то глазах они повязаны куда крепче, чем стоило бы. Ведь тот противный мужик, как уж его, Кардинал обращался именно в Миле по поводу неугодных лично ему песен. И ладно один такой, да и то не особо приятный в своих кругах, а если кто другой.
И ведь именно подобный страх затыкает рты тем, кто может что-то сказать. Крайне несправедливо.
Мимо пролетели блокнот и ручка, машинально заставив отвлечься от невеселых мыслей. Парень немного завистливо фыркнул, отпивая еще вина из бокала и подливая немного для Милорады, чей бокал стремился к ненужной пустоте.
- Последняя прям - муа!- он сделал жест "ми густо", чмокнув губами и рассмеявшись. Да уж, вот где действительно такая простая истина. Не в патетике и сложных оборотах, а в чем-то, что можно славно спеть под гитару.
- Не просто последней строчкой, а последней строчкой на выдохе. Чтобы люди смогли прочувствовать!- поправив очки, согласно кивнул парень, снова наигрывая ту небольшую и легкую мелодию, конечно больше подходящую для джинглов рекламы семейных автомобилей, чем словам о свободе. Но разве все гимны должны давить на голову мрачностью и органной музыкой?
- Любить неизвестного гораздо сложнее, чем ненавидеть... Увы. Помнишь того хейтера под видео с клипом? Он ведь даже не посмотрел его! Просто захейтил. В этом все вот такие люди,- остановил он пальцы на струнах, легко постукивая ими и отсчитывая ненавязчивый ритм. Песик у стола все еще недоумевающе сидел и не понимал, почему больше по воздуху не летали предметы и не собирались с ним играть. Такая лапочка.
- Раньше я думал, что это само по себе... Вот как не любишь ты овсянку, и все. Не любишь и не любишь. Ведь никто не говорит нам, что надо не любить овсянку, наоборот. А потом... Знаешь, это ведь все так тонко. Пара слов тут, одна телепередача каждый вечер здесь. Там обзывательство, тут лживая история, потом мнение старших авторитетов, и все это накладывается на наш страх. Такой страх того, что непохоже на наше самое близкое окружение. Даже не страх, а что-то типа... Опаски.
Он отпил вина, отставляя бокал в сторону и пока решая немного перестать.
- Ну вот сначала ты смотришь на эту овсянку. Хмм, выглядит определенно не как конфеты или бабушкины кнедлики. Потом папа пошутит про то, какая она невкусная. Во дворе расскажут страшную историю, как мама заставляла есть овсянку и запрещала смотреть мультики, пока не доест. И старшие морщатся. А мама говорит он полезная, но ведь она также говорила про ту гадостную вареную морковку. И может овсянка-то ничего, вкусная. А ты уже ее стойкий враг и готов не расцеплять зубов, как партизан, чтобы ни куска ее не попало в рот. Вот так и со всем... Только масштабнее. Во много-много раз масштабнее. И подключается не мама с соседями, а целое государство или вообще общество. А ты потом только к тридцати понимаешь прелесть овсянки и то, каким был идиотом все эти годы,- Мирослав коротко хохотнул, но это был грустный смешок. Да, с овсянкой все как-то легче. А если то же самое проворачивают с целыми обществами людей, то уже не весело.

[icon]http://sd.uploads.ru/MBCcA.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Спой же, цветик, не стыдись[/status]

+1

7

Мила усмехнулась. Аналогия Мира ей понравилась. Простая такая, но, в то же время, весьма точная и живая. Глотнув вина, любезно подлитого другом, девушка задумчиво ухмыльнулась.
- Ненавидеть тех, о ком ничего не знаешь, - проговорила она, - так легко, действительно. Ведь если разобраться, сколько людей ненавидит меня? Каждый день. Сколько людей ненавидит...моего Вильяма? Они видят только то, что показал им Воланд, изуродовав его в шута, который вечно несет какую-то чушь, который из смерти способен сделать убийственную шутку. Сколько нас таких. Тех, кого ненавидят. Так сильно...просто потому, что они не знают. Не знают кто мы такие и даже не пытаются узнать.
Ведьма вскочила с места, ловя мысль. Она щелкала пальцами, воображая себе ритм. Фразы, которые нужно сказать. То, что в голове накопилось. Как-то выразить так, чтобы кому надо, тот понял. Она хотела оскорбить этого ублюдка. Она хотела дать надежду тем, кто уже давно ее потерял. Она хотела сказать, что все не так плохо. Пусть этот текст никогда не будет услышан, никогда не будет принят...пусть так. Пусть.
- My last thought was you, my dear...
Вильям. Строчка прямо для него.
- ...Now I wonder lost in the dream that I dream and I see
  People here they don't seem to believe
  Up to the stars you need no key
  I see the Retinue
  They shake hands with other lost fables, fairytales
  Hunters meditate with the creatures
  The SF says the Church is the coolest
  Witches waves the flag for the peace
  Parade called their names
  With a tearstained face the hate fades away
  I see remaining tribes free on their grounds
  Without being politicized, victimised
  For the benefit of others
  For we come from the same world my blood brother
  And love, don’t fear for my way
  I wait for you in the world of the great...
Ручка записывала слова следом за ней. Мила сглотнула ком в горле и поняла, что глазенки-то сами собой слезами наполнились. Она шмыгнула носом и утерла их, хохотнув как-то невесело.
- А представляешь...а вот представь. Если бы мы все могли просто жить в мире. Понять друг друга наконец, - она пожала плечами и ее губы задрожали. - Представь себе мир...в котором просто не было бы места для всего этого. Чтобы мы все... мы все были счастливы. Я...я понимаю, что... хочешь мира - готовься к войне, но, Мирослав, почему? Почему никто не хочет сделать первый шаг? Иногда ведь действительно нужно совсем немного, чтобы прекратить. Я...я постоянно думаю о том, сколько загубленных судеб оставила после себя эта борьба за власть. Сколько детей осталось без родителей? Просто потому что...кто-то отличается от нас. Охотники...мой отец...он убил мою маму, просто потому, что породнился с ведьмовским родом. Он бы и меня убил. А представь, ведь, возможно, кто-то из его рода был просто застрелен. СФ. И все это... это так уродливо. Мы все хороши. Мы рушим чужие жизни даже не задумываясь... А Воланд? Ты понимаешь, что каждый, каждый кто служит ему, лишился всего? Вильям был рыцарем, он был совсем молодым, какую бы глупость он не сделал, какую бы не сказал... разве то, что с ним сделали - оправдывается? Хоть чем-то?
Она всхлипнула и слезы уже сдержать не смогла. Девушка взвыла, закрыв ладонью лицо.
- Я так хочу, чтобы они все...чтобы мы все... чтобы все это кончилось, Мир, - она села с ним рядом и обняла его, уткнувшись носом в его плечо. - Я не хотела быть Верховной...я не хотела всего этого. Я бы была счастлива, будь я простой девочкой, где-нибудь в Плакси, которая как все гуляет и не боится, что какое-то ее слово будет воспринято не так. Я была бы счастлива никогда не узнав, насколько мир гниет изнутри и что все... все... такие... ужасные.
Она отодвинулась, заглянув ему в глаза и приподняв плечи. Ну вот она. Обычная девушка.
- Я просто хочу, чтобы мы были счастливы и свободны. Я хочу, чтобы этот урод понес наказание за все, что он сделал, - она указала пальцем куда-то в сторону. - Мне говорили. Говорили, что он восседает на трупах собственных людей. Но зачем ему это? Должна ли я понимать его? Я тоже не святая, я убила тех женщин, которые мучили нас с девочками. Я избавилась от них всех. Через него. Но они не были хорошими. Они были агрессорами, давившими всех, кто попадется им под руку. А он? Он превратил хороших людей в чудовищ. А за что? Зачем?
Мила снова всхлипнула и обхватила друга еще крепче, рвано выдохнув. Щенок тявкнул, уткнувшись носом ей в колени.
- Я понимаю, что это так по-детски и так наивно... но что если еще не все потеряно? Что если мир может исцелиться от этой чудовищной ненависти? Что наш, магический... что их. Людей, - это уже шепотом так, - что если мы можем что-то изменить? Вот о чем я думаю постоянно. Я постоянно думаю о том, что сделать, чтобы люди, которые меня окружают, были счастливы. И чтобы этим счастьем делились.
Новак отодвинулась от Мирослава, но с тем лишь, чтобы погладить его по щеке, заглядывая ему в глаза.
- Ты - счастье, Мирослав. Этот мерзкий тип из Церкви ни хрена о тебе не знал и не знает, - почти сквозь зубы, - ты, твой голос, твоя улыбка. Ты счастье. И я хочу, чтобы мир увидел тебя и услышал. Я знаю, что, став известным, ты не растратишь свою власть над умами и сердцами впустую. Помни, прошу, никогда не забывай, что ты особенный. Ты не просто мой друг, не просто певец. Пусть твоя душа трижды завещана Аду, она чище чем души некоторых. И твое сердце намного больше чем у многих. Обещай мне, Мир, что ты никогда, слышишь, никогда не сдашься. И что ты всегда будешь счастьем. Заразительным, ярким и светлым.
Она подняла свободную руку и протянула ему мизинец. Для важной и символичной клятвы.

[icon]https://funkyimg.com/i/2VNkr.png[/icon][nick]Milorada Novak[/nick][status]elastic heart[/status]

+1

8

Мирослав затих, слушая песню, что медитативным речитативом, попадающим в такт к щелчкам пальцев и тихому постукиванию ладонью по гитаре, произносила подруга. Одновременно сильные, но пугающие своей силой. Ведь слово правда может быть громче любого выстрела, сильнее любого удара. Кому-то оно даст силы бороться, кого-то - обратит в страх. Но для Мира это было словно песнь освобождения. Клич, будто тот, что есть у эльфов. Но не древний, а современный, не созданный богами и прочими высшими сущностями, а записанный в закрытой каюте обычной мечтательницей. Даже не ведьмой. Простой девушкой.
Парень как-то сам не заметил, что на глаза навернулись слезы. Шмыгнул носом вместе с подругой, вытирая рукой крошечные капли, застывшие в уголках глаз. Еще одно доказательство того, как сильно простое слово может подействовать на людей.
- Мы будем стараться, чтобы мир стал ближе. Делать все, что можем, и помогать другим понять то же,- потому что пока это все, что может он лично. Петь со сцены и с экранов, надеясь, что люди услышат призыв. Помогать друзьям и коллегам, чтобы кроме погони за славой они видели прелесть музыки. Продолжать улыбаться, чтобы кто-то за серостью будней увидел искры прелести повседневной жизни. Быть может, это тоже крошечные шаги к миру.
Он обнял подругу, немного неловко проводя ладонью по ее собранным волосам и гладя, совершенно не зная как иначе утешить подругу. Хоть и понимая, что ей нужно выплакаться, чтобы стало легче, но совершенно не желая видеть ее заплаканной от несправедливости мира.
- Но зато так мы встретились... Написали множество хороших песен, подарили улыбки друзьям и знакомым... Хоть это и малая плата за правду, но... Мне было бы очень грустно, не будь этого,- посмотрел он в ответ ей в глаза, чуть улыбаясь. Ободряюще, легко, светло, как первый рассветный луч в чистый весенний денек. Потому что не зря говорят, что все, что делается, к лучшему. Даже если этого лучшего какие-то крохи.
- Так и будет. Все тайное становится явным, а любое зло наказуемо, помнишь? Детские сказки точно не могут врать,- ободряюще попытался пошутить он, но это больше все же походило на простые слова истины. Да, пусть не прямо сейчас, потому что очень малое делается прямо здесь и сейчас, но все это произойдет. И они будут теми, кто начнет это. Действиями или словами. Этой песней.
- Мы начнем с малого. Пусть мир большой, но ведь главное начать!..- поддержал он подругу, зная, что она-то уж точно полна тех сил, которые нужны для изменения мира. Плавного, сначала маленького, не больше корабельной каюты, а потом уже гораздо и гораздо большего. Город, страна, часть света. Все пойдет по накатанной. Главное только начать.
Он положил свою ладонь, с грубыми пальцами от постоянной игры на гитаре, на такую утонченную ладошку Рады, солнечно улыбаясь в ответ. И пусть это было солнце, пробивающееся сквозь редкие капли слез в уголках глаз, разве не такое солнце ценнее и долгожданнее всего.
- Я не сдамся. Ради наших мечт,- он протянул свободную руку, подцепляя мизинец девушки своим.- Но ты тогда... Обещай, что будешь делать все, чтобы счастливы были не только все вокруг, но и ты сама. И тоже делись этим счастьем. Спроси Тери, Мартину, Элишку, Петру... Вильяма - наше счастье состоит и из твоего тоже. Не забывай о себе. Хорошо?

[icon]http://sd.uploads.ru/MBCcA.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Спой же, цветик, не стыдись[/status]

+1

9

Мила посмотрела на Мирослава с эдакой всепоглощающей любовью и заулыбалась, утирая слезы. Тихонько хмыкнула, покивав головой. Его слова отзывались в груди теплом, которое затмевало тоску, навеянную думами о несправедливости в мире. Никуда она не денется, эта несправедливость, и скулить можно сколько угодно по этому поводу - ничего не изменится. Однако... приятно осознавать, что есть вокруг люди, которые не только разделяют твое отношение ко всему этому, не только поддерживают словом и делом, но и... создают вот такой вот небольшой кокон вокруг тебя. Защищающий от невзгод. Ты можешь не всегда его увидеть, можешь не всегда быть рядом с этими людьми, но ты знаешь, что он есть и он никуда не денется. В минуты одиночества, слабости, тоски, обиды на весь мир, ты ощущаешь его как никогда хорошо, просто вовремя осознав, что есть люди, которым никогда не будет все равно. Они всегда будут неравнодушны к твоему сердцу. И Мир совершенно прав был, когда сказал, что, мол, зато они все встретились. Наверное, поставь Раду перед выбором, мол, давай откатим назад и ты не будешь ведьмой, она бы отказалась. Ей бы не хотелось терять друзей, терять Вильяма, терять их всех, тех, кто делает ее жизнь удивительной, не смотря на всю ее сложность.
- Договорились, - согласилась Рада, после чего потрясла вместе с Миром рукой со сцепленными мизинцами. - Такие клятвы даются не просто так, запомни. Нет ничего серьезнее, чем мизинчиковая клятва!
Посмеявшись, девушка обняла друга, покачав его чуть-чуть, а потом отпрянула и целомудренно, по-дружески, чмокнула в губы. После этого она чуть растрепала его волосы и ткнула пальцем в лоб.
- Давай, думай, что еще должно быть в этой песне? - она отодвинулась, снова вытирая глаза. - С маленьких шагов и начинаются великие дела, ты совершенно прав. Однажды, поверь, мы станем едва ли не лучшими людьми магического мира.
Новак хохотнула. Интересно, а дают ли за такое награды? Ну вот есть же лучшие люди мира, там вроде премия какая-то полагается. Может, стоит учредить такую для существ? За заслуги перед магическим обществом? А что, звучит как идея. Можно предложить Беатрис таким озадачиться, а та уж найдет еще ключик к Ингвару, к Луче...а там и до признания всем мировым сообществом недалеко. Хорошая же мысль, между прочим. Побуждает к активным действиям.
- Эта песня должна собрать то, что нам дорого в одну кучку, - Мила наклонилась и взяла пса в руки, прижав к груди и чмокнув в макушку, - и я думаю у тебя все шансы именно сейчас осознать что еще нужно в ней сказать.

[icon]https://funkyimg.com/i/2VNkr.png[/icon][nick]Milorada Novak[/nick][status]elastic heart[/status]

+1

10

Мирослав рассмеялся вместе с ней, также тряся руками и подтверждая, что нет ничего серьезнее мизинчиковой клятвы. И не только из-за различных мифологических аспектов, которые с ней связаны, а просто потому что. Потому что это что-то из детства, что-то легкое, что некогда было самым серьезным, что-то простое, но в то же время самое крепкое. Побольше бы такого, легкого, приятного, теплого. Потому что их жизням этого так часто не хватает.
Заботливо поправив девушке выбившуюся прядь за ухо, чтобы та не мешала и не лезла в глаза, Мирослав нахмурился, честно пытаясь думать о чем-то великом и серьезном. И о песне. Уже все то, что придумала Рада, казалась идеальным, но все же трек не может состоять из одного куплета. Простая композиция требовала как минимум два, да и парню не хотелось за борт выкидывать ранее придуманное четверостишие про слова зла, скрывающиеся за маской Бога.
- Мм, а что если начать... Думаю, начать в стиле монолога. Знаешь, прямо как в книгах...
I got lost, can't carry on
And all your words they feel so wrong
So deep in fear
Things that I see seem to be so distant from me
Can't reach but it's here
I've seen...- речитативом начитал он, как-то машинально отстукивая пальцами четкий и довольно быстрый ритм. Да, это будет не медленная песня, с плавными и тянущимися нотами, это будет что-то быстрое, живое. Как пульс в голове, когда хочешь рискнуть, как сердце в груди, когда кричишь в толпе таких же единомышленников. Что-то очень яркое. Потому что говорить такие вещи спокойно просто нельзя.
- People hooked on their TV screens
Who perceive the world by the means of a click
Caught in the lies of the media
With mind on material we yield to hysteria,- пропел он дальше и задумчиво застыл. Хотелось как-то подвести к тому, что было в словах Рады. К убийствам, к ненависти друг к другу просто на основе того, что одни существа, а другие люди, к вранью, к лжи... Но и не так, чтобы просто плеваться ядом, ведь в чем смысл того ответа, если ты не лучше тех, кому отвечаешь.
- Надо как-то... Хмм... Feel my heart race when you say it's too late
Way of the lord the thing you can't change?- парень задумался, машинально проводя ладонью по взъерошенным волосам и приглаживая их назад. Связующие строчки важны также сильно, как и самые главные. Впрочем, в песне вообще нет понятия главных и не главных строк. Все должны быть одновременно и равно важны, как для певца, так и для слушающего.

[icon]http://sd.uploads.ru/MBCcA.jpg[/icon][nick]Miroslav Bryshchek[/nick][status]Спой же, цветик, не стыдись[/status]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Мои стихи, твоя гитара