Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Envy


Envy

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Envy
https://funkyimg.com/i/2Y1eu.png
я нежеланное, плохое дитя

1. Место действия
Япония, пригород Токио
Недалеко от школы Хирокава
2. Время и погода
12 октября, 1981-й год
Около девяти вечера. Пасмурно.
3. Действующие лица
Ясо Томино, Кучисаке-онна
Позднее - Ясо Нана

Томино и его щенок Бон-Бон поздним вечером сидели на автобусной остановке. Родителей ребенка нигде не было видно. Шел сильный дождь, никто не спешил забирать мальчика домой. Ваш герой сталкивается с ним... может, проводите маленького домой?

+1

2

Мальчик прижал щенка к своей груди, кутая его в легкой курточке. Вновь в автобусе не было старшей сестры, которая должна была забрать его еще днем. Бон-Бон уже съел оставшуюся часть бенто, который не доел Томино и дремал. У него не было породы, но это не делало его плохой собакой. Он был небольшого размера и походил на джек-рассела. У Бон-Бона были только уши торчком, да и сам он был весь коричневый.
Они с псом были неразлучны, особенно после того, как Нана наступила щенку на лапку. Сегодня он забрал щенка из ветклиники и был этим крайне доволен, от чего, в общем-то, не так болезненно воспринимал то, что старшая сестра никак не появлялась.
- Наверное у нее очень много дел, Бон-Бон, - проговорил тихонечко мальчик, поглаживая собаку по макушке. - Но ничего. Она заберет меня, обязательно...
Ясо глянул вверх. На небе собирались тучи. Хорошо, что у остановки была крыша. Мама и папа много работают, поэтому они не могли уделять ему много внимания, но он на них не обижался и не злился. Не обижался он и на Нану. Нана хорошая, просто она очень забывчивая и очень занята учебой. Поэтому она постоянно забывает его забрать, накормить. Еще он сам неуклюжий и только доставляет проблемы, то падая, то врезаясь во что-нибудь. Она имеет право злиться, что он растяпа. Она имеет право ударять его. Синяк на лбу до сих пор не сошел.
Но он не знал, как так вышло, что Нана наступила Бон-Бону на лапу так, что сломала ее. Лапка маленького песика зажила быстро и он уже не был даже перевязан, не хромал, но Томино просто не понимал, как можно было не заметить его. И неужели Нана настолько тяжелая? И почему Бон-Бон не убежал? Обычно, щенок отпрыгивал, если кто-то наступал рядом с ним... После этого случая он стал спать только с Томино и постоянно сидел у него в комнате, а на сестру порой сильно рычал и даже лаял.
Бон поднял голову на него и заглянул ему в глаза. Ясо чмокнул песика в нос, беспечно поболтав ногами и рассмеявшись. Щенок в ответ повилял хвостом и только теснее и удобнее улегся у того на груди головой. Томино тяжело вздохнул и с надеждой повернул голову в сторону подъехавшего автобуса. Ну вот сейчас точно будет!..
И снова нет.
Вышло всего три-четыре человека и среди них вновь не было старшей Ясо. Он грустно опустил голову. Иногда ему казалось, что Нана его не любит, но он отчаянно гнал от себя эти мысли. Она ведь всегда целует его и обнимает, когда мама с папой дома.
- Ну, может на следующем, Бон-Бон...

[icon]https://funkyimg.com/i/2Y1ev.png[/icon][nick]Yaso Tomino[/nick][status]he was so small.[/status]

+2

3

[icon]http://s3.uploads.ru/zkKc6.png[/icon][nick]Watanabe Ginko[/nick][status]Kill them with your kindness[/status]
В самолете, следовавшем из Нахи в Токио, кто-то молился богам, кто-то одному богу, а Гинко думала лишь в своем сюзерене. Она держала в руке книгу, где хранилась его фотография. Снимок был сделан на пляже. На Сюаньцзане была простая белая рубашка, и он мягко улыбался в камеру. Кучисаке нравился этот снимок. Он был почти случайным. Она увидела как солнечные лучи красиво освещают Монаха и попросила улыбнуться в камеру.  Каждый раз, когда самолет трясло, Гинко только крепче сжимала книгу. Она не очень любила перелеты, но выбора у нее не было. Она должна была попасть в Токио, чтобы встретится с продавцом с черного рынка. Сюаньцзану вскоре понадобится перламутр. Так что Кучисаке вполне способна перетерпеть некоторые небольшие неудобства ради своего господина.
Гинко прикрыла глаза. Она больше не допустит, чтобы он заболел. Хиросима… Последствия пребывания там, в зоне радиационного заражения все еще напоминали о себе. Ей повезло – переход от истинного облика к глэмору свел эффект на нет, но Сюаньцзан не мог использовать этот способ.
Жизнь на Окинаве нравилась Кучисаке. Только американские военные вызывали в ней злость, напоминая о том, что они сотворили с Хиросимой. Многие могли бы сказать – это было более тридцати лет назад и пора бы все забыть. Но она не забыла. Дым пожаров, раненые, умирающие. А те, кто не умер сразу, но получили дозу радиации, медленно умирали от лучевой болезни и  завидовали умершим. И Сюаньцзан, который вынужден был платить за то, что самоотверженно помогал людям. Она не забудет. Не сможет забыть. И простить никогда не сможет.
После того, как они приземлились, Кучисаке позвонила сюзерену из телефона-автомата. Она заверила Монаха, что полет прошел нормально и обещала не делать глупостей. Так удивительно было слышать его голос, не смотря на то, что их разделяли многие ри. Она взяла с него слово, что он будет одеваться теплее и не будет пропускать ужин. Гинко поймала себя на мысли, что уже скучает.
Чтобы отвлечься, она прогулялась по Токио, а после поехала в недорогую гостиницу. Курьер появится лишь завтра, поэтому время у нее было. А ближе к вечеру Кусисаке поехала в один из пригородов на охоту. Сюзерен запретил ей убивать, но вот пугать до полусмерти не запрещал. К тому же, прозрачные чары тоже были нужны. Кучисаке надела пальто, замотала лицо шарфом, а хирургическую маску положила в карман.  Она бы с большим удовольствием нападала на американских солдат, но их исчезновения или загадочные смерти вызвали бы большой переполох, который мог бы повлечь за собой расследования СФ или же привлечь внимание оммедзи. Ни то, ни другое Кучисаке не устраивало, хотя она уверена, что некоторые оммедзи были бы солидарны с ней в желании очистить Японию от иноземцев.
Когда Кучисаке вышла из автобуса, ее внимание привлек мальчик, кутавший в курточку маленького щенка. Малыш что-то бормотал под нос, и у Кучисаке болезненно сжалось сердце. Было около девяти вечера, вот-вот должен был начаться дождь, а мальчик был совсем один. Как можно было так беспечно относиться к своему ребенку? Она когда-то все бы отдала, чтобы родить сына, наследника, будущего воина. А здесь кто-то не осознает собственного счастья. Впрочем, дело было не в поле ребенка. Она и дочерей своих любила больше самой жизни. Она не жалела, что Изанами забрала ее имя, имя отца и матери. Лишь имена дочерей она предпочла бы помнить. Наверное, их звали красивыми именами. Возможно, как цветы…
Гинко задумалась, о том, смогла ли она стать матерью еще раз. Выносить дитя, будучи наполовину мертвой… Возможно, если не менять облик на истинный.  Нет, все это пустые мечты. Единственный мужчина, с кем бы она согласилась иметь детей, не воспринимал ее как женщину. Впрочем, быть вассалом Монаха уже достаточно, те, кто желают больше положенного, в итоге остаются ни с чем.
Гинко подошла к мальчику и участливо улыбнулась ему. Монах говорил ей, что у нее красивая улыбка. Возможно, сегодня охоту придется отложить.
- Здравствуй. Ты не потерялся? Тебе не холодно? Мое имя – Ватанабэ Гинко, - Кучисаке представилась на тот случай, если мальчику наказано не разговаривать с незнакомыми. – А как тебя зовут?

Отредактировано Kuchisake onna (2020-05-11 14:16:31)

+2

4

Томино поднял взгляд на подошедшую незнакомку и, завидев ее улыбку, заулыбался и сам. Она была очень красивой и милой. Почти как мама. Даже щенок зашевелился и потянулся мордочкой к Гинко, совсем не с целью облаять или обидеть. Он повилял ей хвостом. Выглядел он мило, хоть и глупо. Как любой щеночек такого маленького возраста.
- Здравствуйте, Ватанабэ-сан, - поздоровался с новой знакомой мальчик, - меня зовут Ясо Томино. Я здесь жду свою сестричку... но она задерживается. Она часто опаздывает, потому что у нее очень много дел, а у меня дел мало и я могу подождать. Я забрал Бон-Бона из ветклиники. Нана-чан случайно наступила ему на лапку и она сломалась. Теперь все в порядке и он снова может бегать и прыгать.
Ребенок показал женщине лапку щенка. С ним до нее никто не разговаривал и, вероятно, это было связано с тем, что время суток было еще раннее и мальчик, сидящий в одиночестве, подозрений ни у кого не вызывал, но самому мальчику просто казалось, что никому было неинтересно с ним поболтать. Почему бы не поговорить с красивой и явно очень-очень доброй тетей?
- Вы очень красивая, Ватанабэ-сан! - тут же высказался Томино, едва у него в голове снова появилась мысль об этом.
Вдруг ударил гром и сверкнула молния. Бон-Бон заскулил и испуганно сложил ушки. Мальчик прижал его к себе. Тут же пошел не просто дождь, а сразу ливень, как будто кто-то нажал на кнопку. Ясо грустно вздохнул, опустив голову. Он шмыгнул носом и по его щекам потекли слезы. Так же, казалось бы, быстро, но на деле ему и до этого было грустно. Просто теперь причина расплакаться появилась.
- Нана-чан ненавидит дождь...теперь она может и не приехать за мной, пока дождь не кончится... - протянул он, прижимая щенка к себе. - Она не любит меня... меня никто не любит. Всем все равно на меня и на Бон-Бона...только мы есть друг у дружки...и все...
Ребенок весь сжался. Щенок заскулил и стал облизывать его кулачки, которыми он тер глаза. Картина была очень печальной и дождь заглушал все остальные звуки, оставляя только Кучисаке только его плач... и силуэт хищного духа, вышедшего на охоту. Дух дождя, на которую нельзя смотреть. Женщина под зонтиком со свернутой неестественно набок шеей. Она многозначительно поглядела на мальчика, а потом на Кучисаке. Мол, отдашь? Тебе же не нужен.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Y1ev.png[/icon][nick]Yaso Tomino[/nick][status]he was so small.[/status]

+1

5

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000b/3d/29/328/65611.png[/icon]
Мальчик вызвал у Кучисаке еще одну улыбку. Поразительно живой, с лучистыми глазами и невинностью, что присуща только детям. Гинко осторожно погладила щенка по голове кончиками пальцев. Томино с такой любовью говорил о нем. Но как можно было наступить на лапу? Если только собачка вилась рядом, да и то… Странно это все.
На слова о красоте она ласково улыбнулась мальчику. Ему лучше не знать, что прячется за этим лицом. Впрочем, последнее время она ловила себя на мысли, что ее истинное лицо вовсе не то, что скрывается за глэмором. Глэмор лишь вернул ей то, что у нее отобрал супруг.
Дождь начался внезапно и мальчик заплакал. У Кучисаке болезненно сжалось сердце. У детей не должно быть таких мыслей, дети не должны чувствовать себя одинокими и брошенными при живых родителях.
Горький плач ребенка привлек стороннюю наблюдательницу. Кукисаке не увидела ее, но ощутила ее присутствие. Гадкое, омерзительное, как запах воды в затхлом пруду. Она обняла Томино и невольно прижала мальчика к себе. Он не должен смотреть на духа дождя.
- Не плачь, Томино-кун, не плачь. Если в мире есть хоть одна душа, которой ты не безразличен, значит все не так уж плохо, - она погладила ребенка по спине и подумала о Монахе. Она обещала ему не делать глупостей, но то, что она собиралась совершить, глупостью не было.
- Если Нана-чан не пойдет за тобой в дождь, то я провожу тебя домой, и мы с ней не разминемся, - Гинко ласково погладила мальчика по голове. – Ты же знаешь свой адрес, верно? Но сначала ты должен сделать то, что я скажу. Закрой глаза и не открывай их, пока я тебе не разрешу, чтобы ты не услышал. Ты же сможешь, верно? Ты очень храбрый мальчик, Томино-кун. И тебе есть кого защищать. Люди становятся сильнее, когда есть кого защищать. Когда твой щенок вырастет, он сам станет тебе защитой, но пока он как дитя нуждается в тебе. Будь храбрым ради Бон-Бона, хорошо? 
Гинко погладила маленького Бон-Бона, который как мог пытался утешить мальчика. А после повернулась к амэ-онне. Та явно понимала, кто перед ней, это читалось по  ее гадкому взгляду. Отдай, тебе же не нужен. Только вот она была не права.
Эту тварь привлек его плачь. Они заходят в дома, где плачут дети и забирают их, ведь при жизни их дети были похищены другими амэ-онна. Порочный круг, но вот втянуть в него малыша Томино она не даст.
Кучисаке приблизилась к противнице на безопасное расстояние и приняла свой истинный облик. Ее рука сжала в кармане большие  ножницы. В этот момент Кучисаке пожалела, что с ней нет ее верного вакидзаси. Но у той свой путь, поэтому придется использовать то, что есть. 
- Он - мой, - просипела Кучисаке. – Я первая нашла его. Убирайся, а то пожалеешь.
Мальчик не должен был слышать этого из-за шума дождя.
Она приоткрыла рот, демонстрируя свою жуткую улыбку во всей ее красе.  Если не выйдет напугать соперницу, она применит ауру ужаса и сбежит с ребенком. Но перед этим ножницы точно окажутся в чьей-то кривой шее.

Отредактировано Kuchisake onna (2020-03-07 10:14:05)

+1

6

Амэ онна склонила свою голову набок, смотря на Кучисаке со злостью. Еще бы. В отличие от нее, она - фолкс! Эта Кучисаке - выдумка! Сказка! Легенда! А она... она настоящая! Дух дождя и хотела организовать ей хорошую трепку. Она надеялась, что та просто отдаст ей ребенка. Из уважения, например. Или потому, что ей не так уж нужны дети. В отличие от нее.
- Мерзкая городская легенда, - прошипела она и ее волосы зашевелились, а уродливая пасть открылась шире, ее скрючило и она хотела уже кинуться на Кучисаке...
Как вдруг замерла и резко приняла человеческий облик. Амэ онна, оказавшаяся обычной, на вид, девушкой, осела на колени, выронив зонт и схватившись за голову. За ее спиной оказалась женщина в красном пальто и с красным зонтиком. Она просто смотрела на существо и та падала ниже, вот уже почти распластавшись по асфальту. Куроэ коротко улыбнулась, а потом подняла взгляд на Кучисаке. Она склонила голову набок и Гинко легко могла почувствовать, что ведьма перед ней просто беспардонно прочитала ее. Совершенно не заботясь о том, чтобы та не догадалась. Узнав, что ей нужно, она перестала. Ее лицо подобрело. Она даже заулыбалась, теперь дружелюбно. Покрутила зонтик в руке и кивнула в сторону мальчика на остановке, который действительно не поворачивался. Он успокаивал щеночка.
- Погода так себе, да? - буднично сказала ведьма, хмурясь немного. - Надеюсь, что больше их на пути не встретится.
Она подошла к амэ-онне и ткнула в нее мыском обуви. Такие же красные туфли.
- Казалось бы, сейчас не сезон охоты. А все туда же. Я сообщу в СФ. Не скажу, что ты здесь была. А она и помнить не будет, - женщина посмотрела в глаза Кучисаке. - Прости, что влезла тебе в голову. Не хотелось бы, чтобы мальчику навредили. Сама понимаешь, по вам всем и не поймешь правда вы хотите перекусить ребенком или нет. 
Ведьма миролюбиво подняла ладонь вверх.
- Не стоит вопросов. Это лишняя чушь. Просто я оказалась в нужное время, в нужном месте. С твоего позволения, - она подмигнула ей и склонилась к амэ онне.
Ведьма закинула ее руку себе через плечо и подняла на ноги, но та едва ими волочила. Широганэ закатила глаза и, в итоге, закинула ту себе через плечо. Подозрительно легко для не очень-то крепкой барышни. Амэ онна повисла с широко открытыми глазами, в которых застыл ужас. Что бы с ней не сделала ведьма, это было внутри нее.
- То, что ты делаешь... очень добрый поступок. И правильный, я думаю. Красота внутри. Правда ведь?
Сказав это, она пошла в обратную сторону. Вдалеке горел свет ночного супермаркета, подле которого-то точно будут телефонные будки. Дождь продолжался, не слабея. Только усиливался. Зонтик "леди дождя" остался валяться на земле, как единственное напоминание, что она тут в принципе была. Стало только темнее.

[icon]https://funkyimg.com/i/31Fy6.png[/icon][nick]Shirogane Kuroe[/nick][status]god, buddha[/status]

+1

7

[icon]http://s3.uploads.ru/zkKc6.png[/icon][nick]Watanabe Ginko[/nick][status]Kill them with your kindness[/status]
Кучисаке и не думала обижаться на выпад амэ-онны. Она никогда не стремилась доказывать свою истинность или превосходство. С самого появления в новом мире у нее были дела поважнее. Приспособиться, выжить и быть достойной опорой для господина. Да, когда-то в  своем мире она была фолксом и  не нуждалась  чарах. Но она была одинока и ненавидима остальными. А здесь же, пусть она и продолжает страдать от своей не очень хорошей репутации, но в этом мире нашелся тот, кто принял ее. Она больше не одна.
Гинко  приготовилась отразить удар. У нее не было права на ошибку. Но Кучисаке и не сомневалась в своих силах. Как она и сказала малышу Томино – ты сильнее, когда есть кого защищать. И ей было кого защитить, пусть это даже был незнакомый ребенок.
Но неожиданно ее противница приняла человеческий облик. Все уродливое пропало, словно было миражом в неверной дымке сумерек. Перед  Кучисаке была самая обычная девушка. А после появилась незнакомка, похожая на росчерк алой тушью на неверной серой картине дождя. Она склонила голову и Кучисаке осознала, что в ее сознание проникли. 
Хоть Монах учил ее азам блокировки сознания, но против незнакомки в красном у нее не было ни шанса. Это было подобно цунами, обрушившемуся на берег. От этого было не сбежать, не спрятаться. 
Гинко представляла сознание складом, где воспоминания хранятся в сундуках. Когда туда проникает вор, то нерасторопный хозяин бежит к самому ценному сундуку, тем самым дав подсказку грабителю. Так и с мыслями. Вспомнив о самых важных секретах, ты невольно раскрываешь их противнику. Но сейчас она не думала о тайнах, только о малыше Томино. И, как оказалось, не зря. Незнакомку интересовали лишь ее намеренья относительно ребенка. Что же, ее сложно было винить.
Но кто же был перед ней? Ведьма? Возможно. Но Гинко начала сомневаться в этом, когда незнакомка в красном закинула амэ-онну себе на плечо. А в глазах последней отразился ужас. Кем бы незнакомка не была, Кучисаке должна благодарить богов, что та не посчитала ее своим врагом. И даже похвалила. Красота внутри… Да, ее поддерживать сложнее чем красоту внешнюю, она складывается из мыслей, намерений и поступков.
Гинко поклонилась ей вслед, благодаря за помощь. Появление незнакомки в красном избавило ее от необходимости вступать в схватки с опасным врагом. Теперь она могла беспрепятственно помочь малышу Томино. Она достала из внутреннего кармана пузырек с глэмором и выпила строго отмерянные 150 миллилитров, скрыв свой устрашающий облик.
Дождь лил нещадно, и Гинко показалось, что она искупалась в реке, будучи одетой. Ей ничего не будет, но вот ребенок в такой ливень запросто может простудиться. Она вернулась к мальчику и ласково погладила его по голове.
- Все миновало, Томино-кун. Ты можешь открыть глаза. Ты молодец, ты был очень храбрым мальчиком. И ты тоже, малыш Бон-Бон, - Гинко ласково потрепала щеночка за ухом. – А теперь я провожу вас домой.

Отредактировано Kuchisake onna (2020-05-11 14:16:40)

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Envy