Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Keep calm and relax, take it easy


Keep calm and relax, take it easy

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/0nfKy.jpg
1. Место действия
Центр социальной адаптации СФ в Ленокс-хилл, Манхэттен, Нью-Йорк
2. Время и погода
22.03.2020. 14:00
Пасмурно, холодный ветер
3. Действующие лица
Дэниэл Гримм, Мишель Ривьера

Иногда одна случайная встреча может предотвратить большую катастрофу

0

2

Дэниэл подозревал, что ему сегодня будет непросто, но действительность превзошла все ожидания.
Кости все еще ломило, и сложно сказать от чего больше - то ли от недавнего полнолуния, то ли от ночного дежурства, то ли от бесконечных пробок, в которых пришлось потолкаться по дороге сюда. Ехать своим ходом он не решился и взял такси - заснуть по дороге и устроить аварию - не самая радостная перспектива. Особенно в день, когда тебе назначили это дурацкое психологическое тестирование. И ты не можешь пропустить, потому что его результаты решат судьбу твоего кузена и определят, достаточно ли ты вменяем, чтобы воспитывать подростка, или, может, только и думаешь о том, чтобы сделать из него бифштекс с кровью.
В собственной вменяемости у Дэна сомнений не было. Со временем справляться с проблемой самоконтроля стало значительно легче. Он был достаточно уверен в себе и только это держало его на плаву в такое пасмурное мерзкое утро. Это и еще кофе из здешнего автомата, конечно, благодаря которому гул в голове немного поулегся и мыслям добавилось ясности, а походке - твердости. По крайней мере ему так показалось, когда он следовал  за агентом, который вёл его в маленький кабинет за стеклянной перегородкой.
Провожатый - молодой, кареглазый и белобрысый, лицом похожий на героя какого-нибудь романтического фильма для девочек-подростков, а прической на Джонни Браво, уселся за стол напротив Дэниэла. И со скучающим видом  положил перед ним стопку листов с вопросами и ручку, после чего уткнулся в экран смартфона:
— Здесь сто пятьдесят пунктов. Когда ответите на все, тогда и поговорим,— оборотень обреченно хмыкнул, пролистывая врученную ему стопку. Сто пятьдесят вопросов, шутка ли, да еще и душевная беседа под конец. Ладно, надо просто разделаться с этим поскорее и ехать домой.
Дэниэл взялся за ручку. Не потребовалось много времени чтобы заметить, что составители теста были людьми, наверное, бесхитростными, ну или просто считали добрую часть вервольфов не слишком сообразительными. Вопрос типа "Не тянет ли вас отведать человеческого мяса" встретился ему раз пять в разных вариациях и формулировках. В одном задании требовалось нарисовать дом, в другом найти отличия между стаканом и петухом. С каждым новым вопросом лицо Гримма становилось все мрачнее и мрачнее, но больше он ничем своего отношения к ситуации не выдавал - продолжал терпеливо ставить галочки в квадратиках. Пожалуй, дольше всего пришлось поразмыслить над ситуационными задачами, но, благо, они были последними в списке.
Закончив, Гримм устало потер переносицу и вернул бумаги парню. Увлеченный социальной сетью, видимо, он не сразу это заметил, но быстро спохватился.
— Уже закончили? Отлично,— хмурясь, он начал листать ответы, периодически многозначительно мыча. Остановившись на странице, где был изображен домик, парень пристально вглядывался в него почти минуту, а потом перевел взгляд на Дэниэла и с видом эксперта заявил:
—Вы очень замкнуты, не так ли? Много ли у вас друзей и в целом социальных контактов?
Дэниэл откинулся на спинку стула и посмотрел на молодого человека так, будто чего-то не дослышал:
— С чего вы это взяли? Друзей мне хватает. И социальных контактов предостаточно. Я работаю с людьми, хоть и далеко не все из них счастливы видеть меня, когда я при исполнении.
Парень пожевал губу, положил перед  Гриммом рисунок и ткнул пальцем туда, где так же кривовато как и все остальное, было изображено окно:
— Вот, посмотрите на это окно. Оно у вас слишком маленькое. Это говорит о вашей закрытости.
Дэниэл дернул бровью и склонился над рисунком. Минуту он молчаливо разглядывал творение рук своих а затем вперил долгий и тяжелый взгляд в интервьюера:
—Это окно на чердак.
То ли этот парень издевался, то ли просто не очень хорошо понимал, что делает, но так или иначе, это не мешало ему продолжить себя закапывать. Стушевавшись,он отложил импровизированное художество и начать читать ситуационную задачу. Очень выразительно. Настолько выразительно, что у Дэниэла аж скулы начало сводить от этого фарса, но каким-то чудом ему все еще удавалось держаться. Никто не застрахован от идиотов, идиоты водятся везде. Это же ради Шэлдона, в конце концов.
— Незнакомец, одетый в костюм клоуна, подошел к вашему ребенку на улице и предложил ему шарик. Опишите ваши действия. И ваш ответ...—он многозначительно вздохнул.— "К моему ребенку этому клоуну лучше не приближаться, ему не понравится результат"?
— Ну да. А в чем проблема?—  Гримм развел руками.— У меня нет детей, но есть кузен. Ему скоро семнадцать и вымахал он будь здоров. У этого клоуна должна быть дьявольски веская причина для того, чтобы решить, что моему брату действительно нужен чертов шарик. И потом, мы живем в огромном городе, здесь нельзя доверять незнакомцам, даже если они выглядят как добрые феи. Да и клоунов я не очень-то люблю. Или мне нужно было в подробностях расписать, что я с ним сделаю?
Молодой человек покачал головой и посмотрел на Дэниэла с деланным сочувствием:
— Вы всегда такой агрессивный и подозрительный? Если вы и своему брату собираетесь внушать похожие взгляды, может, ему будет лучше в  приемной семье?
Руки оборотня непроизвольно начали сжиматься в кулаки. Он  чувствовал, что начинает закипать и эта фраза вот-вот станет последней соломинкой, переломившей спину верблюда.
Да этот хмырь просто напрашивается. Откровенно, мать его за ногу, напрашивается! Самое время задать вопрос о пожирании человечины в шестой раз.
Дэн глубоко вдохнул и очень медленно выдохнул. Его лицо оставалось каменным, только глаза потемнели и зрачки сузились, выдавая экстремальную степень негодования. Он наклонился вперед, аккуратно положил одну руку на край стола, ухватившись за него пальцами и начал медленно отодвигать стол в сторону, не сводя глаз с юноши. Мебель поддавалась, отвратительно скрипя ножками по паркету.
Белобрысый герой романтического фильма поглядел на это и одним махом откатился на своем кресле к стене.
Устранив единственную преграду между ним и агентом, Дэн подсел к нему поближе и сложил руки в замок:
—Послушай...— он посмотрел на бейджик с именем молодого человека и продолжил, цедя слова сквозь зубы.— Уилмор. Я расскажу тебе кое-что очень важное о своей агрессии и подозрительности. Не подумай, что я жалуюсь, но неделька у меня выдалась дерьмовая. Пару дней назад, например, было полнолуние и я до сих пор чувствую себя так, как будто по мне сраный экспресс проехался. Ну ты знаешь, не все метаморфозы такие чудесные и приятные, это тебе не из гусеницы в бабочку, ага. А сегодня у меня была очень напряженная ночная смена, после которой я потратил полтора часа, чтобы доехать сюда. И убить свое время на бумажки, чтобы доказать, что я не ебнутое животное, которое жрет подростков при первой же удобной возможности. И что я умею себя контролировать.— он вопросительно склонил голову на бок.— За последние тридцать минут ты назвал меня замкнутым, агрессивным и подозрительным, и заявил, что моему брату будет лучше в приемной семье, но посмотри-ка - я до сих пор не вырвал тебе сердце и не закусил им американо из вашей кофе-машины. Как по-твоему - есть у меня какие-то проблемы с самоконтролем, а, Уилл?

+1

3

Мика был молодцом. Потому что, по его мнению, только молодцы решают сэкономить таким затратным для тела и духа способом и покупают билет на восьмичасовой перелет через всю северную часть атлантического океана так, чтобы выйти с корабля прямо на бал и судорожно пытаться добраться почти в самое сердце города в час-пик из аэропорта за минимальное количество времени. Чтобы затем сидеть еще три часа на лекции. Чтож. Ривьера считал, что здесь нет никого виноватого, кроме него самого и пару раз даже в сердцах так и сказал себе под нос: «Это все ты виноват!», чем вызывал вопросительные взгляды таксиста. Благо говорил он на французском и почти сразу же успокаивался, принимая очень мирное и добродушное выражение лица. Немного подумав Мика прислушался к себе и, обнаружив гул в голове, вызванный резкими сменами давления в полете, полностью затекшую спину, которая не желала расслабляться ни при какой смене положения, Ривьера все же решил, что такому глупышу, как он, не помешает толика заботы от, так сказать, «самого ближайшего друга», то есть, его самого. И купил себе дорогой кофе. Достаточно дорогой, чтобы купив еще один, уничтожить все сэкономленное на билетах. Но что сделано, то сделано, а кофе – вот оно, прямо перед носом. С большой шапкой молочных сливок, алой трубочкой и невероятно-блаженым вкусом спокойствия и умиротворения. Он запил ими обезболивающие и приободрившись, можно сказать, что даже почти что заново родившись, радостно отсидел вторую часть пробки, с интересом разглядывая все, что было видно в окошко. А в окошко было видно много всякого, в конце концов он впервые в Америке, да и сразу где? В Нью-Йорке! Его привлекали магазины, вывески баров и разных медицинских центров, одежда местных жителей, которые к удивлению сочетали совершенно несочетаемое. Мишель увидел толпу довольно строго одетых людей, переходящих улицу по соседству с видимо каким-то бизнес центром, но почти сразу же замер, приоткрыв рот и провожая взглядом девушку в белой укороченной шубке и настоящем костюме от Версаче. В смысле, это выглядело так небрежно, что Ривьера даже восхитился. Цена такому, на вид, спортивному костюмчику была космической, а толку никакого. Он никогда прежде не видел, чтобы люди их носили. Однако, как оказалось, это было только начало, потому что остановившись в нужном ему месте и расплатившись с таксистом, совершенно не обращая внимание, что отдает куда больше положенного раза в два, даже не вынуждая препирательствами использовать таксистом секретное «За время в пробке тоже доплата», он увидел еще одно чудо: тот самый сексульно-эпатажный костюм из осенней коллекции Прада пошлого года. Кожаный плащ, цвета воды гавайских остров с укороченными рукавами, подбитыми лисьим мехом, а внутри, в распахнутых полах виднеется свитер, на котором очень геометрично-абстрактно был изображен женский половой орган. Ривьера был настолько ошеломлен, что потерял дар речи, а в горле пересохло настолько, что он чуть не упустил возможность уточнить. Он окликнул девушку, но та, видя, какой эффект произвела, лишь бросила на мужчину короткий взгляд из-под накладных ресниц и качнув бедром прошествовала дальше. Под тень дорожного моста. Мика только в растерянности зачесал назад кудряшки, которые почти тут же, вернулись в свое прежнее слегка взлохмаченное положение. Он то сам был одет в укороченные черные брюки классического кроя, слегка измявшуюся в самолете и потерявшую свою свежесть, однако еще чистую белую рубашку, кремовый плащ с почерненными рукавами и классические ботинки. С собой из вещей, которые отправил специальной службой примяком в гостиницу из аэропорта, он прихватил только свитер. Мягкий из плюша. Он пах чистотой, свежестью и очень ненавязчивым мужским парфюмом, как бы говоря: «Я правда из Парижа и очень дорогой». Мика держал его в руках и чуть ли не шмыгнул от накатывающей гордости за свою страну. Пусть у них и нет таких свитеров, они все равно молодцы! Боже! Этот свитер ведь ТАКОЙ мягкий!
Таксист, который все это время не знал, уезжать ему или и дальше стоять с открытой дверью, удерживаемой бедным французом, не выдерживающим натиск слишком раскованного Нью-Йорка, посигналил и Мишель, моментально улыбнулся, поблагодарил не очень отзывчивого водителя и направился к нужному ему зданию. То, что ему нужно именно вот это конкретное подсказали скачанные заранее оффлайн карты, но даже с ними, Ривьера боялся заплутать, так что пару раз все же уточнил дорогу, наворачивая круги вокруг одного и того же дома, пока не убедился, что это прям нужное из нужных и никак иначе. Внутри его приняли довольно радушно, быстро провели в необходимый зал, помогли занять место и, уже по отдельному запросу, выдали агенту бумагу и шариковую ручку. Теперь его ждали три часа увлекательнешего обсуждения, лекций, разговоров и все шло довольно неплохо. Ривьера надел свитер, натянул ткань до носа, вдыхая запах и оглядел то, что видел перед собой. Конечно, он устал и день еще далек от конца, но он точно будет очень продуктивен. Ему тепло и уютно в этом свитере, багаж доставлен в гостиницу, которая уже оплачена, все документы и деньги при себе, голова почти что прошла, а спина и вовсе беспокоит только легкой тяжестью в пояснице. Он был… счастлив, пожалуй так. Ему не так уж и много для этого было нужно. А там, дома, в Париже, его еще и ждали. Лучше этого вообще не бывает ничего.
Всю лекцию он увлеченно рисовал и быстро поняв, что это абсолютно не значит, что Ривьера не слушает и не участвует в разговоре, никто его не трогал. Привычка сохранять внимание к большому количеству информации, постоянно что-то делая руками, пошла у него еще со школы, когда он не имел возможности записывать лекции из-за развившейся дислексии и дисграфии. Времена прошли, а привычка, вот, осталась. Поэтому три часа превратили лист в один большой набросок Нью-Йорка, который выражал все первые впечатления о нем Мишеля. Здесь была и красивая женщина в дорогом костюме, и строгие безликие бизнесмены и ядерно-желтые такси, которые своим цветом поднимали ему настроение. Лекций должно было быть три и первая была довольно общей, хотя и отнюдь не бесполезной – обобщение и как бы обзор всех знаний целиком, позволял выделить направления наименьшей изученности и проложить путь для дальнейших вопросов. Ривьера, с недавних пор проявляющий интерес к психологическому развитию детей, выросших в окружении охотников, свои собственные вопросы пока что не решился задавать, узнав, что специалисты, которые могли бы дать ответ, будут ораторствовать здесь же через день. Он их запомнил и решил записать по приезду в гостиницу, быть может, дополнив парочкой других. Может их кончено и не оценят коллеги, но в конце концов его не интересуют взрослые состоявшиеся люди, дети – вот зона его интереса. Когда все подошло к концу, Ривьера поднялся, поблагодарил всех собравшихся, включая лектора и выйдя в коридор, отошел в сторону, пропуская всех на выход. Спина опять начинала поднывать, поэтому положив ладони на поясницу, мужичина устало прогнулся, расправляя плечи и напрягаясь каждой клеточкой тела, а затем с тяжелым выдохом, расслабился. Теперь стоило бы найти ванную комнату, чтобы привести себя в порядок, умыться и можно ехать в гостиницу, через магазин или попробовать добраться до нее пешком – пожалуй Ривьера все еще располагал силами! Если не физическими, то моральными так точно. Он ведь сегодня молодец. Вперед по коридору, спросить нужное направление у симпатичной девушки-секретаря, ласково ей улыбнутся, не без удовольствия ловя ответную улыбку, свернуть направо, дойти до… Ме-едленно вернутся назад. Мика уставился в проем приоткрытой двери, видя внутри абсолютно пугающую картину: один мужчина угрожающе зажимал другого к стенке, преграждая ему всякие пути к отступлению! Мика решительно ворвался в кабинет, удерживая в руках пустой стаканчик из под кофе, который так и не выбросил, выходя из такси.
- Код красный! Код красный! – первым делом воскликнул он, привлекая внимание обоих мужчин на себя, а затем, довольно решительно подошел к милующимся так, чтобы оба могли его видеть. Он обратил внимание на заполненные листы теста, которые в беспорядке лежали на отодвинутом столе, затем взглянул на злого мужчину, уже успокаиваясь и интуитивно понимая, что произошло. Затем, повернулся к молоденькому симпатичному агенту, скользнув взглядом по бейджу, лучезарно улыбаясь ему так, точно они знакомы с общего горшка детского сада и никак иначе. Все заняло добрые пять-восемь секунд.
- О, так это ведь ты…Уилмор! – Ривьера хлопнул стаканчиком по столу и тот звуком явно дал понять, что абсолютно пуст, как яички кастрированного кота. Мика слегка приподнял брови и указал большим пальцем на дверь. – Черт, я не знал, что это ты, думал, кто постарше, такие ответственные вещи ведь не поручают столь молодым специалистам! Но видимо, тебе можно доверять, раз тебя зовет сам, ну, пФ… - Мика улыбнулся и сделал лицо «Ну ты ведь понимаешь». – А это… - Ривьера указал рукой на тест и стол целиком с выражением, точно все происходящее сущая мелочь. – Слушай, ну не зря же я здесь сегодня, правда? Давай я займусь, не перетружусь! Господи, я обожаю вот это все: опрашивать, заполнять. Я, можно сказать, для этого рожден. – Ривьера положил руку на грудь в районе сердца и очень серьезно посмотрел на Уилмора. – Если не веришь то смотри, даже «писательская» мазоль  на среднем пальце есть. – француз поиграл пальчиками на правой руке и подмигнул. – Наслаждаюсь мелкой, но трудоемкой работой, находя в этом свою философию! Давай, а то тебя заждались.  Было очень приятно познакомится с тобой и надеюсь, мы еще встретимся!
Он аккуратно и мягко положил руку на плечо угрюмого незнакомца, отступая на шаг за его спину и освобождая проход Уилмору.  Мика чувствовал, что парень, который пришел сюда, явно устал и заколебался, так что почти успокаивающе произнес:
- Ничего, мы быстро. Я надеюсь, Вы не против небольшой рокировки?
[icon]http://sd.uploads.ru/t/bvt1y.jpg[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]New york[/status]

+1

4

Дэниэл продолжал выжидающе смотреть прямо в глаза молодому человеку, который вжимался в спинку офисного кресла. Заданный вопрос вообще-то не предполагал ответа, был чисто риторическим, но Уилмор смекалкой явно не блистал, так что Гримм вполне ожидал услышать что угодно, помимо стандартных "да", "нет" или "пошел ты". Абсолютно наплевать на то, какой из вариантов юный агент предпочтет - Дэн об этом вообще не думал, целиком сконцентрировавшись на том, чтобы унять свое желание отправить его в непродолжительный полет прямо в окно, на кипящие жизнью улицы Манхеттена. Но помощь подоспела неожиданно.
Услышав решительный топот и крики, Гримм медленно повернулся источнику звука. В первую секунду у него мелькнула обреченная мысль, что это всё: сейчас коллеги этого белобрысого недоумка выпроводят оборотня отсюда, помашут ему ручкой, соберут листы с вопросами со стола, вооружатся соответствующим штампом аля "агрессивный, опасный и ест детей на завтрак" и бог знает что еще, и вот, конец истории. Никто не станет его слушать, и разбираться - тем более.
Но мужчина - высокий, худой, кудрявый и подозрительно счастливый - влетевший в кабинет, совсем не походил на группу поддержки. Силовой, во всяком случае. Он принес с собой целую мешанину запахов, среди которых отчетливо улавливались чернила и кофе. Пустой стаканчик, приземлившийся на стол,  оказался наглядным дополнением. Гримм отодвинулся назад и встал,  последний раз сурово зыркнув в сторону Уилмора, а потом, очень настороженно - на воодушевленного незнакомца. Честно говоря, его энтузиазм вызывал опасения, как и его писательская мозоль, даже если она была продемонстрирована просто ради того, чтобы разрядить обстановку. Кто вообще такой этот парень? Фанатичный психолог, любитель бумажной работы, специалист по особо тяжелым случаям?
Впрочем, кем бы он ни был, всё лучше чем этот юнец, который, одарив Гримма напоследок недружелюбным взглядом, шустро просочился между отодвинутым столом и стеной и  исчез в коридоре.
Но всё же...
Перестав раздраженно втягивать носом воздух, Дэниэл посмотрел на руку, лежащую на его плече, и развернулся к мужчине, разглядывая его с большим вниманием. Тот выглядел абсолютно безобидно, прямо как та самая пресловутая добрая фея, и это напрягало больше всего остального. Что ж, может мальчишка, несмотря на свою неразумность и любовь к провокациям, был не так уж не прав, обвинив его в подозрительности, но сам вервольф считал это оправданным: агенты социальной адаптации у него в принципе никогда не вызывали доверия. Да, среди них наверняка были те, кому не плевать, кто работал на совесть и все такое,  но так уж сложилось, что в сознании Дэна они оставались просто проверяющими, которые периодически приходили выяснить, не съехал ли он еще с катушек, или уже на пути к этому.
— Не против. Все в порядке,—сухо бросил он, убеждая в этом больше себя, чем мужчину рядом с ним. Ярость отпустила его так же быстро, как и накатила, оставив после себя только усталость. Поразмыслив, он вернул стол на его законное место, опустился на стул и потёр лицо руками.— Извините за эту сцену. Похоже, у меня сегодня не день Бекхема. И у Уилмора, кажется тоже,—вяло усмехнувшись, он собрал листы и отдал их Мике.—Мы как раз обсуждали маленькие чердачные окна и мою нелюбовь к клоунам и воздушным шарикам, правда, я все ещё в толк не возьму, какое отношение весь этот бред имеет к моему кузену. Так вышло, что он теперь живет со мной,  и ваши ребята хотят удостовериться, что он останется цел при таком соседстве. Вот почему я здесь.

+1

5

Мишель добродушно засмеялся, услышав шутку про "не день Уилорда" и обойдя стол справа, сел на стул и пододвинулся ближе, принимая листы с тестом.
- Спасибо. Но разве окно на чердаке - это не прекрасно? - Ривьера быстро пробегал взглядом по листку, который держал в руках, читая написанное Гриммом, и сразу доставал следующий, убирая верхний в самый низ. - И домик такой замечательный вышел! - уверенно сказал он, когда дошёл до рисунка и даже слегка наклонил листок, чтобы Гримм как бы ещё раз убедился в его замечательности. - Проблема в том, что домики, деревья и нарисованные воображаемые животные - это не единственно верная аксиома. Их вообще не существует и это кажется не слишком удобным многим специалистам - ведь как было бы хорошо, верно? Нарисовал человек дом, а ты уже все про него понял! - Мика положил тест на столешницу, поправив стопку так, чтобы лежала ровно, а затем слегка приподнялся и выудил из переднего кармана брюк мобильный телефон. - Однако субьективность тут действует с обеих сторон. Я ведь тоже эти тесты проходил когда-то. И знаете, я подошёл к заданию очень творчески. Нарисовал мощеную улицу, как в старых городах, фонарь, под ним какого-то романтически настроенного гитариста. И дом, такой, знаете. Как в Амстердаме. Такие пять одинаковых домиков, соединённых в один большой. На первых этажах были магазины, по крышам гулял кот, на балконах росли цветы. - Мика положил мобильный телефон с открытой страницей какого-то сайта или приложения и поставив локти на стол, сцепил пальцы, весело поглядев на оборотня. - Удовлетвореный собой, я отдал свое творение моему школьному психологу и ждал вердикта, минут пять разглядывая, как менялось его лицо. Знаете, что он сказал? - Мика закусил нижнюю губу и заговорщески прищурил глаза на пару секунд. - Он предположил, что скорее всего я веду очень распущенный образ жизни, раз в моем домике, так многолюдно. И видимо это как-то связанно с моим половым созреванием. - Мика пожал плечами. - С учётом, что мне было всего четырнадцать. Предполагались... Некоторые не очень хорошие вещи в сторону моих родителей. Так же, она очень убедительно увидела, что я хочу мигрировать из страны, раз мой магазин на первом этаже подписан на английском. В смысле, вывеска, на английском. О! О! - Ривьера с энтузиазмом перебил сам себя. - А ещё, был случай, когда мне пришлось проходить психиатора. Все начиналось неплохо. Он спросил сколько человек в помещении, я так и сказал, мол: вы, да я. Не слышу ли я голоса? - с выражением передразнил Мика серьёзного психиатора, откидываясь назад и упирая руки в боки. - Нет, что вы! - помахал Ривьера перед собой, уже изображая самого себя.- А потом: объясните значение фразы - овца без имени баран.
Мика замолчал, делая сложное лицо и выдерживая паузу.
- Я до сих пор не знаю, что это значит. Поэтому, домики - это здорово. Но не для таких, как Вы. Думаю, хотя и не знаю, вы слишком рационально мыслящий для подобных тестов, не обижайтесь уж на нас - они стандартные и с этим нужно что-то делать. Но боюсь, меня уже здесь будут недолюбливать за то, что я сейчас делаю, а уж если я ещё и к их тесту придерусь... - Мика улыбнулся и взяв со стола свой пустой стаканчик, выбросил его в мусорку под столом. Затем посмотрел на Дэниала и очень дружелюбно, но строго и неприклонно сказал: - Но я придерусь.
Он сложил ладони вместе и воодушевленно вдохнул, слегка расправляя плечи.
- Чтож! Дэниэл Гримм, меня зовут Мишель, можно просто Мика, и я очень рад с тобой познакомится! Ты большой молодец, что пришёл сюда, а мы не очень большие молодцы, раз назначили тебе встречу столь неудобно. - Ривьера заглянул Гримму в глаза. - Прости за это. Правда. - он указал пальцем на свой телефон. - Я уже посмотрел досье, чтобы немножко уберечь твоё время. Но все же, то, что там написано не заменит тех вещей, что можешь рассказать ты. Твой кузен, он переехал к тебе из-за учёбы или причина в чем-то другом? - Ривьера слегка понизил голос, вкрадчиво и неторопливо поясняя: - Если ты не хочешь делиться этим - скажи, я не буду настаивать, но мне очень нужно знать, как мальчик сам отреагировал на смену обстановки. В каком он сейчас состоянии, не переживает ли из-за чего-то, помимо смены школы - ведь это тоже большой стресс.
Лицо француза выражало лёгкую озабоченность всем происходящим, как у человека, который не знал, все ли хорошо и находился в ожидании информации для дальнейшего реагирования. Он смотрел на Гримма своими большими карими глазами и ждал того, что тот скажет, почти не двигаясь, словно боялся, что какие-нибудь его лишние телодвижения собьют токную нить их завязавшегося диалога.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/bvt1y.jpg[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]New york[/status]

+1

6

Дэниэл  не считал, что окно на чердаке - это прекрасно, он считал, что это - необходимость, только и всего. Но уверенность Мики, с которой он показывал Гримму очень условно изображенное им же здание, окончательно выбила из колеи. Дэну сначала даже показалось, что это издевка или просто не очень удачная шутка, но нет - достаточно было взглянуть на Мишеля, чтобы понять, что никакими попытками в юмор тут и не пахнет. Он это серьезно, что ли?
Оборотень с недоверчивым удивлением скользнул взглядом по листкам, лежащим теперь аккуратной стопкой, а затем по говорившему мужчине. Описанную картину он себе в красках представил, но у него в мыслях не укладывалось, что простое, казалось, бы задание, можно выполнить так. Ему бы самому и в голову не пришло. Однако оставалось только поверить.
—Я не очень-то в этом разбираюсь. В смысле все эти рисунки и прочее...все это не дает никакой конкретики, как по мне, - а вот слова о желании мигрировать Гримма почти и не удивили. Не то, чтобы по этому парню сразу было видно, что он не местный, но представить его, такого восторженного, типичным жителем Нью-Йорка тоже не получалось. Никак.— Но нарисовать целый жилой квартал - это очень круто...наверное. Как бы там ни было,— наблюдая за миниатюрой "На приеме у психиатра", Дэниэл невольно усмехнулся.— Да уж. Возможно, это ничего и не значило никогда,— он неопределенно пожал плечами.— Да нет проблем, никаких обид, домики так домики. В каждой работе свои стандарты и правила. Я это понимаю,— когда собеседник представился, Дэн кивнул, протягивая ему руку.— Я тоже рад...Мика,— привычно женское американцу имя как-то совсем не вязалось с этим дружелюбным, по крайней мере с виду, с парнем, поэтому Гримм решил использовать второй вариант.— Да всё нормально, не извиняйся. Тут никто не виноват, так сложились обстоятельства. Обычно после полнолуния у меня есть время на то, чтобы прийти в себя, но с этими терактами все до сих пор на ушах стоят, так что некогда отлеживаться,— когда русло разговора очень внезапно перетекло к обсуждению Шэлдона, Дэн снова ощутил легкий укол паранойи.Такого участия во всем -и в глазах, и в голосе да и в самом вопросе он не ожидал, как и в целом не ожидал, что кого-то тут беспокоит состояние его брата, поэтому даже напрягся слегка, размышляя над ответом и посматривая на Мику так, словно искал какой-то подвох. Искал и не находил. 
— Он в порядке. Ходит в школу, уже успел завести себе там друзей, и...всё неплохо. Вроде бы,—  ну да, неплохо, ведь нажить себе серьезных неприятностей с этой клятой доской Уиджа, Шэлдон, к счастью, так и не сумел. Несмотря на то, что очень старался.— Родителей у него нет. Ему пришлось переехать ко мне потому, что его опекун- наша бабушка, она...уже пожилая. И ей тяжело управляться с тинейджером. И к тому же, живет она в глухом местечке, в Колорадо. Перспектив немного, не разгуляешься,— обо всех остальных странностях, присущих Розалинде Гримм, он решил промолчать. Во-первых, это были дела семейные, во-вторых, очень сложно было бы объяснить все тонкости бабушкиной натуры Мике, у которого, как Гримму показалось, они вызвали бы непонимание, если не вящий ужас.— Не то, чтобы с ним были какие-то проблемы. Он уже взрослый парень, самостоятельный. Не лоботряс. Но я все равно стараюсь не оставлять его одного дольше, чем на день-полтора. У меня есть и родной брат, он иногда может приглядеть, если что. Он очень здорово меня выручает, —вервольф безрадостно дернул уголком губ.— У Шэлдона и так жизнь была не сахар. Я хочу, чтобы он мог пожить спокойно, наконец. Учиться, гулять с друзьями, заниматься любимым хобби. Как любой нормальный подросток.

+1

7

Мишель очень внимательно слушал все то, что рассказывал ему Гримм, то заглядывая в глаза и легко кивая на словах о бабушке, например, явно давая понять, что понимает такой расклад ситуации, то переводя взор на бумаги перед собой, но не потому что отвлекался или считал, что в этом тесте есть ещё что-то ему интересное, а просто, чтобы не слишком напрягать  мужчину прямым и немигающим взглядом, но в тоже время всем своим видом показывая участие в разговоре. Мику вообще окружала аура теплоты, которая, даже во время его молчания как бы говорила: я здесь-я здесь и слушаю тебя, говори. Когда мужчина подвёл смысловую черту, Ривьера кивнул вновь, как-то печально взглянув на Дэниэла.
- Не совсем простая ситуация все же, да? - как-то тихо сказал он. - Вы можете со мной не соглашаться, но думаю, потеря родителей в столь раннем возрасте так или иначе оказывает свое влияние на маленького человечка. - он так и сказал, и вряд ли это было неким традиционно французским выражением. - Какие бы отношения между ними до этого ни были. - Ривьера потёр указательным пальцем висок и слегка прищурился, формулируя мысль. - Порой, такие дети взрослеют куда быстрее своих сверстников. Я не могу сказать хорошо это, или плохо - это способ защиты психики, которая помогает своему обладателю выжить, справится с возникшими трудностями, с этим просто ничего не сделаешь. Это не повод жалеть человека, но повод прислушаться. Приглядется повнимательнее, потому что такое взросление, полученное не в положенное время, не то, чтобы имеет свои проблемы, давайте не будем это так называть, хорошо? Особенности и тонкости. Человек может отвечать сам за себя и быть ответственным за других, и даже очень-очень ответственным, - Ривьера мягко улыбнулся. - Ведь такие дети могут чувствствовать, что обязаны защищать своих ещё не встретевшихся с пододобными перепятиями, сверстников. Но некоторые вещи, которые так или иначе происходят, могут ранить их. Знаете... - Мика вновь задумался, точно бы решая, говорить или нет, но затем продолжил.- Это не совсем верный пример, но я учился в простой бюджетной школе, хотя моя семья была довольно таки состоятельной. Такое расположение вещей заставляло чувствовать некоторую... Вызывало чувство ущербности у моих одноклассников. Обиду, зависть. Но это же заставляло чувствовать какую-то вину и меня самого, хотя ничего дурного не происходило. Будто бы, я виноват, что мои родители имеют такое положение. Это продолжалось не долго, в конце концов у меня была замечательная сестра, которая просто дала мне леща, - Мика легко засмеялся, изобразив жестом, что даёт кому-то подзатыльник. - Но такое бывает. Бывает, что не смотря на то, что у него есть ты и отношения между вами могут быть достаточно хорошими, смотря на других ребят, твой кузен может чувствовать печаль, одиночество, может чувствовать некоторую отличность от положения других одноклассников. Однако, с учётом его взрослости, он может решить, что справится с этим сам, без какой-либо помощи. - Мика улыбнулся. - Надеюсь, вы сможете поговорить друг с другом, если начнутся какие-нибудь сложности и вы со всем справитесь. В вашей ситуации все можно было бы решить любовью и взаимопанинием,а так же простым, но таким необходимым участием, и думаю, тебе такая задача по силам и ты будешь замечательным братом для замечательного мальчика. Но, - Ривьера набрал воздуха в лёгкие и слегка задержав дыхание, медленно выдохнул. - Есть кое-что ещё. - он открыл ящик стола и слегка побродив по нему взглядом, отыскал ручку. - Некоторые люди... Э.. Учителя, другие родители,например, могут...Им будет легче считать, что какие-то вещи твой кузен делает по очевидной, им, причине. Из-за отсутствия родителей. Многие люди, я, конечно, не исключение - не думаю, что так уж особенен в этом - делают выводы ориентируясь на поверхностные, видимые им суждения. И это понятно, ведь зачастую невозможно увидеть ситуацию целиком со стороны. Мальчик без родителей, был опекун в лице бабушки, теперь вот, она отправила его к двоюродному брату, который работает в полиции и боже мой! - Мика поспешно взглянул на Дэниэла. - Это очень благородная профессия, ты большой молодец, стоит поблагодарить вас за вашу службу. Но она тяжела. И занимает много времени и сил. А значит, может создать  впечатление, что мальчик находится под присмотром лишь условно. Поэтому, если вдруг что-то случится. И если кто-то будет настаивать на том, что твоему кузену нужен психолог. Пожалуйста. - Мика сложил ладони в молитвенном жесте и просил очень настоятельно. - Я прошу. Напишите мне, ладно? Я ни в коем разе не спешу обесценивать заслуги и навыки моих коллег, но, я бы очень не хотел, чтобы кто-то счёл нужным и обязательным его лечить. Я бы не хотел поспешных назначений таблеток или, что ещё хуже, что бы кто-то убедил его, что у него есть проблемы или... Или какая-то не правильность в виде отсутствия родителей, которую необходимо исправлять. Не думаю, что в вашем случае, потребуется какая-то серия сеансов, поэтому, речь сейчас не о деньгах и не об оплате. Мы просто поговорим с вами, или я с мальчиком - лично или по телефону, на дружеской основе. Так, чтобы это не выглядело, как обращение к врачу, ладно? - Ривьера почесал кончиком ручки темечко и взяв чистый листок бумаги из все того же открытого ящика, написал на нем номер телефона и адрес почты на гугле. - Voila. - он протянул его оборотню. - Если будете раздумывать - писать или нет, лучше пишите. Хорошо? - Ривьера улыбнулся и разведя руками, соединил их в месте с лёгким хлопком. - Чтож. Если тебе кажется, что я задаю не касающиеся дела вопросы, то тебе только кажется. Теперь вы в двоем, вместе, а значит безостановочно друг на друга влияете и идёте в связке. Вы теперь - маленькая семья. - Ривьера тыкнул пальцем в экран телефона и тот вновь засветился. Скользнув взглядом по тексту досье, он вновь поднял глаза на Дэниэла. - А как обстоят дела с другими оборотнями? Вы поддерживаете общение со своими товарищами? Быть может можете поделиться мнением о своём наставнике: уже состоявшемся или нынешнем?
Ривьера провел ладонью по пояснице и выпрямил и без того прямую спину, сложив руки на столе и сцепив пальцы в замок.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/bvt1y.jpg[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]New york[/status]

Отредактировано Iren (2019-09-04 15:22:42)

+1

8

Дэниэл коротко и осторожно кивнул и больше ничем своего согласия со словами Мики о потерянных в раннем возрасте родителях не выразил. Он ещё не очень понимал, к чему тот ведёт, но понимал, что речь идёт о чем-то важном, поэтому предпочёл просто выслушать.Тем более, что всё сказанное казалось ему справедливым в отношении кузена: Гримм еще помнил эти визиты к дяде Карверу в период его очередного загула и помнил, что Шэлдон, несмотря на свой юный возраст, всегда заботился от отце по мере сил. А потом он прожил несколько лет у бабушки, которая тоже спуску не давала никому и никогда - никаких шансов вырасти безруким и безответственным у него просто не было.
—Всё так и есть. И так уж вышло, что он старше своих одноклассников, но это ему, вроде бы, не очень мешает пока,— он помедлил.— Я был готов к тому, что у него будут проблемы, потому что это дети.Иногда они теми еще засранцами бывают,— он улыбнулся уже более расслабленно, вспоминая свои школьные годы.— Это я по себе знаю. Когда я заканчивал старшую школу, директор умоляла меня не возвращаться и не приводить своих детей. Надо было видеть ее лицо, когда я представил ей Шэлдона. Но она ведь ничего не говорила о братьях. Да и он, к счастью, совсем не такой, каким я был в его возрасте,— история самого Мишеля о его трудностях в школе и слова о любви и взаимопонимании звучали так наивно, что как-то даже и не верилось. Нет, не самому Мике, а тому, что в современном мире кто-то еще может рассуждать таким образом. Всерьез. Без шуток. Гримм смотрел на собеседника и подозрительность постепенно уходила из его взгляда, сменяясь чем-то вроде сочувствия. Господи, да откуда же этот чудак родом, где эта страна розовых пони и каким ветром его занесло в Нью-Йорк?
—Да, старшие братья и сёстры, кажется, для того и придуманы. Чтоб раздавать лещей. С любовью, взаимопониманием и участием. Главное - с лещами не переборщить,— вздохнув, он проследил за тем, как мужчина что-то ищет в ящике стола. Как было бы здорово, если б эта идеалистическая аксиома оправдывала себя всегда, но нет, и далеко за примером ходить не надо: на Бенджи, например, все эти принципы не срабатывали. Или почти не срабатывали. Дэн сам себе не признался бы, но слова Мики вызвали у него некоторое беспокойство, которое, впрочем, не отпускало его с того самого момента, когда Шэлдон перешагнул порог его квартиры. Что, если он чего-то не заметит вовремя, или однажды снова перегнет палку, или просто сделает что-то не так? Он ведь понятия не имел, как Шэл жил все эти годы с бабушкой и чувство вины за это очень тяготило. Если бы знал - забрал бы его раньше.
—Я тоже благодарен тебе. До сих пор не верится, что существуют агенты социальной адаптации, которых заботит что-то кроме тестов и того, насколько сильно тебя тянет на человечину по шкале от одного до десяти. Хотя...ты же не из наших краев, да?—вынырнув из своих мрачных мыслей, Дэн с удивлением посмотрел на листок с номером телефона. А потом - на Мику.
—Ого. В этом серьезно есть какая-то...—вопрос отпал сам собой, когда Гримм увидел руки, сложенные в умоляющем жесте.Пожалуй, это было странно, но Мишель, похоже, искренне хотел помочь.— Хорошо. Не думаю...надеюсь, что до этого не дойдет, но все равно спасибо. Я знаю, что не смогу заменить ему отца, но я всё ещё его старший брат. И сделаю всё, что в моих силах, чтобы стать ему другом,— Гримм сложил листок и убрал его в карман джинсов. На вопрос о наставнике он долго не раздумывал:
— Мой наставник- Рэнди, отличный парень. Ему можно доверять. Будучи новообращенным я ему кучу проблем создавал, но, как видишь, он так и не оторвал мне голову. С остальными я не очень-то близок. Не пойми меня неправильно, но все эти совместные поездки за город в полнолуние, чтобы побегать по лесу в чем мать родила и повыть на луну...—  Гримм сделал неопределенный жест руками.— Это жесть какая-то. Для меня это выглядит как  фриковатый сеанс коллективной психотерапии, где все садятся в круг и начинается что-то вроде: "Привет, я Дэниэл, в прошлое полнолуние я поймал на лесной поляне олененка, похожего на Бэмби, и съел его печень. Как теперь с этим жить?"—  он зажмурился и потер переносицу двумя пальцами.— Если я и сожру печень какого-нибудь Бэмби, то  в одиночестве и предпочту это ни с кем не обсуждать.

+1

9

Когда Гримм обозначил, что сомневается в том, что Мишель из Нью-Йорка, тот несколько удивленно взглянул на собеседника и широко улыбнулся, из-за чего на его щеках появились ямочки.
- Chapeau! * Как проницательно! Я бы не был так удивлен, если бы не был крепко уверен в том, что у меня нет акцента. Я усердно над этим работал, потому что мне очень важно, чтобы люди меня понимали, и моя речь была… - Мика призадумался, отводя взгляд, но в итоге довольно легко пожал плечами. – Не раздражающей ухо, знаешь. Так что это действительно неожиданно! Ты очень наблюдательный. - Ривьера снова улыбнулся и указал ручкой на стену слева от себя, имея в виду видимо помещения, которые находятся за ней. – Я приехал на конференцию, а вообще живу и работаю в Париже. Первый раз в Америке, представляешь! – Мишель оперся локтями на стол и подпер щеки кулаками, слегка играясь ручкой и покачивая ею вверх-вниз. – Очень… - ручка замерла. – Быстрый город. Быстрый и очень разносторонний, как мне кажется. Мы в Париже все очень похожие ребята, хотя тоже многонациональные, но Нью-Йорк… Вау. – неопределенно выдохнул Мишель и приподнял бровь. – Я такого нагляделся уже просто из окна такси, что мне даже интересно, что будет дальше. Люблю путешествовать! – он выпрямился, убирая руки со стола. – Но пока что, я прилетел утром и сразу сюда, так что еще не успел ничего толком рассмотреть. А что по поводу других агентов, - Мика очень соболезнующее взглянул на Гримма. – Я правда не думаю, что там или здесь люди лучше. Как специалисты. Но стоит помнить, что не все люди нашли в этой жизни свое призвание, не все люди любят свою работу и не все действительно стремятся делать ее хорошо. – Мика слегка нахмурился, точно бы подбирая мысль и поднял ладони на уровень груди, постоянно сопровождая свой мыслительный процесс какими-то неясными жестами. – По многим причинам. Так во всех сферах и их можно понять. По-крайней мере я пытаюсь. Пытаюсь понять. – Мика улыбнулся, точно стараясь приободрить Гримма. – Но мне греет душу, что в этом городе есть такой замечательный полицейский! Спасибо тебе. И так…
Ривьера сглотнул, опуская лицо. Неприятные ощущения уже довольно настойчиво давали о себе знать, точно бы подогревая кости изнутри, делая их похожими на раскаленные стержни, которые вставили вместо позвоночника. Мишель бы хотел лечь на пол и растянувшись, полежать так, на твердой поверхности, минут эдак с пятнадцать, пусть это и не сильно облегчило бы боль, но он был очень терпеливым. Чего-чего, а вот пожалуй выдержки ему по жизни было не занимать, поэтому, никак не показывая своих переживаний, Мика собирался продолжить разговор, не позволяя собственному же телу его подводить и всячески подгонять. Он точно не хотел побыстрее избавится от решающегося вопроса, лишь бы спокойно уделить время самому себе и даже не позволял себе думать о Дэниэле, как об этом самом «вопросе». Поэтому, стараясь принять боль, как нечто естественное и само собой разумеющееся, Мишель сложил руки на груди и оперся на спинку стула, слегка вытянув ноги под стол, но так, чтобы не мешать своему собеседнику или чтобы его поза не казалась слишком уж рахлябенистой. Мика вообще был очень элегантен и двигался хотя и быстро, очень экспрессивно, даже вот так, просто сидя на стуле, но точно со знанием дела и зная, как это все делать правильно.
- Рэнди. Видимо Рэнди Тутуола. Я уже слышал о нем. Только хорошее или то, чему не склонен верить, по некоторым причинам. – Мишель слегка повел плечом и взглянул на Гримма, решив пояснить то, что сначала не собирался. – Часто, когда люди не знают всю историю им проще обвинить, чем понять. Думаю те, кто говорил о нем не очень хорошо, скорее боялись, нежели действительно верили, что он сделал нечто нелицеприятное. Я был свидетелем только хороших его дел, эм… - Мика прищурился. – По-моему это было три года назад, я ездил в Лондон к группе вервольфов, которые переезжали туда на постоянное место жительства из Нью-Йорка. Меня конечно волновал вопрос не было ли чего-то или кого-то, что могло бы создавать им не слишком приятную обстановку здесь  и стать причиной переезда, но после того, как мы поговорили, я убедился, что думал о таком напрасно. Они рассказали мне о Рэнди и о том, как он заботиться о своих ребятах. – Мика улыбнулся. – Это здорово. Так что, ты в хороших руках. А то, что не очень хочешь общаться с остальными – твой выбор. – Ривьера опустил руки на колени и пододвинулся ближе к столу. – Чтож. – он вновь посмотрел на тест, затем на Гримма и очень светло улыбнулся. – Давай я заполню необходимую форму, и ты сможешь отдохнуть. Тот, кого я вижу перед собой – вполне здоровый, нормальный и адекватный парень. Ты молод, как оборотень, но только лишь это не повод не доверять тебе, верно? А никаких других причин я не увидел. Ты устал, довольно рационален, прямолинеен, сдержан и многое привык хранить в себе, как мне кажется. – Ривьера очень ласково улыбнулся, намекая на отношение Дэниэла к самому себе и показывая, что понял его. – Недоверчивый. Но, первое – лишь временное обстоятельство, а остальное никак не относится к Гримму-оборотню, хотя и смутило нашего… - Мика указал ручкой на дверь позади Дэниэла и вопросительно поднял бровь. – Уилмора, верно? И думаю, еще многих смутит, Дэн. Возможно, ты понимаешь меня и уже сталкивался с этим по жизни. Но как бы там ни было, это все – ты.
Мишель добродушно усмехнулся.
- И ни намека на желание поесть моей печени, чему я тоже рад. Так что я, без зазрения совести, напишу свое согласие и положительную оценку.
Ривьера достал из стола папку, положил в нее тест, затем потер ладони друг об дружку, согревая пальцы. Взяв специальный листок с уже заготовленной формой, Мишель щелкнул ручкой, но, прежде чем писать, взглянул на Дэниала.
- Я надеюсь, что ты напишешь мне о Шелдоне, даже если все будет хорошо, а я надеюсь, что только так и никак иначе, оно и будет. – Ривьера принялся заполнять лист. – Если что-то не так будет у тебя, тоже можешь позвонить или написать, конечно же. Мы найдем способ все решить.
Подчерк у Мики был мягкий, крупный и очень разборчивый, так что занимал он много места. Однако, не смотря на то, что отчет был довольно обширный, написал его Ривьера достаточно быстро. Он еще раз все прочитал, поставил дату, сверив ее на всякий случай с той, что была указана на экране телефона, расписался и положив листок поверх теста, закрыл папку и щелкнул ручкой, поднимая на Гримма взгляд.
- Voilа!* - Мика улыбнулся. – Не просто, не быстро – это факт, но мы справились. Хорошо, правда? – Ривьера оглядел стол. – Пожалуй, занесу их куда надо, чтобы никто не забыл и пойду знакомиться с вашим чудесным городом.
Ривьера медленно, точно бы не очень уверенно, поднялся на ноги, держа одну руку на столешнице в качестве опоры.
- Ты отсыпаться? – поинтересовался Мика.

- (фр.) Снимаю перед тобой шляпу.
- (фр.) Вот.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/bvt1y.jpg[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]New york[/status]

+1

10

Дэниэл удивленно моргнул, уставившись на широко улыбающегося мужчину. Ну не успел он пока, за столь короткое время их знакомства, привыкнуть к тому, что такие вот эмоциональные реакции - настоящие, и это вовсе не сарказм. И не дань вежливости или попытка понравится. Мишель, конечно, сильно отличался от подавляющего большинства жителей Нью-Йорка, но не больше, чем все они отличались друг от друга. Выдавало его совсем не это. В общую атмосферу он не вписывался вовсе не внешне, а скорее чем-то другим, чему сложно было подобрать определение поточнее. Эзотерики назвали бы это энергетикой, Гримм же, мучительно подыскивая в своей фантазии сравнения, подумал, что Мика на фоне этого города выделялся так же сильно, как кусок банана в овощном салате.
Чрезвычайно оптимистичный, положительный, верящий в людей кусок банана. Или, по крайней мере, он таким выглядел.
Вервольф отрицательно мотнул головой и осторожно кивнул на бумаги:
—Да, акцента у тебя и правда нет. Но ты рассказывал про эти...домики и вывеску на английском, так что несложно было догадаться. Даже если ты не очень проницательный,- но вот предположить, что Ривьера здесь вообще первый день, Гримм никак не мог. Ему как-то даже не по себе стало от этого вдохновенного рассказа, и он напряженно замолчал, ловя взглядом ручку, которая раскачивалась в пальцах его собеседника туда-сюда. При заявлении Мики, что он нагляделся "такого",  представлялись, почему-то, отнюдь не радужные картины, несмотря на воодушевленный тон, которым были сказаны эти слова. Дэниэл задумчиво почесал кончик носа. Такого - это чего? Что он тут увидеть успел? Вооруженное ограбление? Погоню? Дамочек из эскорта, разряженных в пух и прах? Бездомных, которые дерутся с голубями за хлеб? Парня в костюме хот-дога, рекламирующего забегаловку, где нельзя даже дышать, не то что есть? Сварливого таксиста, который запросто может прокатить тебя по кругу почета вокруг боро, хотя тебе надо на соседнюю улицу, и выставить космический счет?
— Вот...здорово. Ага. Разносторонности этому городу не занимать, точно. Это можно заметить, даже если три часа торчишь на одном месте в пробке.Так ты, выходит, прилетел сюда один?—   не спеша разделить чужой восторг, он вздохнул, выпрямляясь и тоже откидываясь на спинку стула, как это сделал и Ривьера, после чего развел руками.—  Да, я даже знаю парочку таких. Кто не на своем месте и все прочее. И я знаю, что не все люди, работающие  этом здании -разгильдяи. Но мне до сих пор только они и попадались. И я вот никакого понимания к ним не испытываю. Так что, видишь - не такой уж я и замечательный,— со словами о Рэнди ему оставалось лишь согласиться. Его и боялись, и уважали, и болтали разное и это было не удивительно. Разумеется, Гримм иллюзий не строил - он ясно понимал, что никто не безгрешен, но это не заставило его перестать уважать Шефа ни на секунду, даже если порой он бывал с ним не согласен.— Вот уж да. Рэнди надежен как скала,— где-то на подсознательном уровне Дэн еще ожидал увещеваний на предмет того, что нужно больше времени проводить с себе подобными, потому что это часть социализации и все такое, но ничего похожего не услышал, что тоже добавляло  его новому знакомому плюсов в карму. Когда Мика взялся за ручку, резюмируя результат их собеседования, оборотень добродушно рассмеялся.— Знаешь, у тебя, должно быть, талант подбирать слова. Обычно люди говорят мне все это по-другому, и да, Уилмор не стал исключением. Мне сложно судить, но как бы там ни было, печень меня не привлекает. Особенно твоя. Потому что если бы не ты - неизвестно, чем бы закончилась вся эта история. Я тебе вправду очень благодарен,— он посмотрел на Ривьеру уже заинтересованно.— Да, конечно, если тебе действительно интересно, я напишу.И спасибо за всё. Ты тоже обращайся, если вдруг...— Дэниэл встал на ноги, собираясь идти к выходу, но фраза о знакомстве с чудесным городом заставила его резко остановиться. Произошло это сразу по двум причинам: во-первых, он все еще хотел чем-то отблагодарить этого добродушного человека. Во-вторых- добродушных людей ему на пути попадалось не так, чтобы очень много. Тех, кто так сильно верил в человечество - и вовсе только один, и Гримм подспудно чувствовал, что в путешествии по "чудесному" городу эта самая вера может сослужить иностранцу очень скверную службу. Хорошо, если не прикончить его.
—Мне кажется, уже поздновато для того, чтобы отсыпаться. Да и я чувствую себя вполне бодро,— он улыбнулся и пригладил волосы, надеясь, что это добавит бодрости его виду.— Слушай, может, показать тебе город? И тут неподалеку есть неплохая забегаловка. Ты мне очень помог, а я не люблю оставаться в долгу.

+1

11

Мика удивленно взглянул на Дэниэла, широко раскрыв карие глаза и даже слегка замерев, конечно не ожидая услышать такого предложения от того, кто только что вернулся со смены, а перед этим пережил полнолуние, о котором пусть он и слышал только с чужих слов, но достаточно много и подробно, чтобы сделать свои собственные выводы и довольно плотно изучить этот вопрос. Однако почти что сразу, что явно давало понять, что Ривьера раздумывал не очень долго,  мужчина улыбнулся и слегка пожал плечами, склоняя кудрявую голову в бок.
- Ну, если ты и права чувствуешь себя не так плохо, как это предрасполагается предысторией или по крайней мере не заставляешь себя, влекомый чувством долга, то я был бы очень счастлив! – Ривьера по-доброму взглянул на оборотня искрящимися от энтузиазма и предвкушения глазами. – Мне очень приятна твоя компания, а смотреть на город плечом к плечу с его жителем – сплошное удовольствие. Тогда я-я, - Мика взглянул на папку в руке, точно бы ее уже давно там не должно было быть. – Отнесу это и мы пойдем, куда скажешь, хорошо?
Конечно Ривьеру беспокоило то, что Дэн устал и выглядел он именно так, сколько бы не пытался бодриться или казаться свежее. Однако, мужчина считал, что это личное дело каждого. Если Гримм принял такое решение, то Гримм принял такое решение и французу оставалось только с ним согласится. В конце концов они взрослые люди, и ничего криминального в этом тоже не было: Ривьера не будет никуда торопиться, ставя на своем пути в шестнадцать пеших километров семнадцать пунктов назначения с обязательными фотосессиями. Безусловно, Мика очень хотел увидеть статую свободы, Бруклинский мост, мелькающий во всех так горячо им любимых романтических комедиях и величественно-серьезный Эмпайр-Стейт-билдинг, но если быть честным, куда вернее он почувствует дух города и поймет его сердцем если вот так, по простому, окунется в течение его жизни с приятным ему компаньоном, может даже не уходя далеко, а просто посидев и пообщавшись в каком-нибудь кафе или баре. Это здорово! А все остальное Ривьера может успеть и завтра, например. Люди были для него гораздо важнее и интереснее всех достопримечательностей мира вместе взятых. Они были гораздо глубже книг и захватывающее фильмов. Поэтому в момент выбора, ответ Мики был всегда очевиден. Он по привычке выключил за собой свет, уходя последним, и аккуратно прикрыл дверь.
- На самом деле, - начал Ривьера указывая рукой с папкой вправо. – Я не очень хорошо ориентируюсь в малознакомых местах. Я хорошо знаю Париж, потому что много хожу пешком и езжу на общественном транспорте, да и живу там с малых лет, так что побывал уже во всех закуточках. Но стоит выехать за его пределы… - многозначительно недоговорил Ривьера и улыбнулся. – Один раз я решил навестить своего друга. Он проходил у меня лечение, но уже давно не писал мне, как его жизнь и все такое. – Мика рассказывал, одновременно внимательно присматриваясь ко дверям, чтобы понять, куда именно ему нужно занести документы и вообще куда они идут. По его фразе не было понятно, смысл намеренно ускользал, но в действительности это не друг проходил у него лечение, а человек, проходящий у него лечение, становился другом. Ривьера всегда предпочитал именно так относиться к своим клиентам, не смотря на возражения друзей, что мол друзья – это друзья, а если человек тебе платит за услуги, то он непременно клиент. Мика очень уперто и настойчиво предпочитал относиться к своему делу, как к построению взаимовыгодных, но искренних отношений, а не как к купле – продаже, поэтому обыкновенно подобные споры сводил на «нет» или поддерживал очень вяло, оставаясь при своем.
- И я написал ему сам по мейлу. Мы разболтались и оказалось, что он переехал в Лион. Это маленький… Маленькая деревня довольно далеко от Парижа. Но там очень красиво! Настоящий французский дух: вино, плетеные заборы, много роз и цветущие лавандовые поля. Ну и конечно, диалект, который ни один парижанин в здравом уме не разберет. – Мика хихикнул, но как-то совершенно не осуждающе и беззлобно. - Туда нужно ехать на автобусе. И он пригласил меня к себе. Погостить, поболтать, отдохнуть на природе. Объяснил, как ехать и я, как выдался выходной, сел на нужный автобус. – Ривьера вздохнул. – Совершенно не зная, что есть два Лиона. О, кажется нам сюда! – Мика взглянул на Дэна, указывая лестницу так, точно бы он не по ней единственной вообще существующей поднимался. – Ну, в общем, я попросил водителя остановить в Лионе – ведь именно туда я еду, правильно? Ехать где-то час. – Мика возвел очи к потолку и выдохнул. – Oh, Notre Dame… Я ехал час. Два. Три. Ну как-то, водитель ведь сказал, что довезет до Лиона и я не особенно следил за этим, просто смотрел в окно и слушал музыку, но когда моя батарея подошла к тридцати процентам, я решил, что что-то не так. Однако, - Мика приподнял ладонь, захватывая внимание Гримма. – Мы все же доехали до Лиона. Но это был пансионат «Лион» и совсем не в Лионе, а в немецкой коммуне. Так я и оказался под вечер очень далеко от моего друга, всех знакомых, без наличных средств с тридцатью процентами заряда и подарком для Жерара. Да, это был довольно трудный день! Но-о-о, - Мика улыбнулся. – Думаю, это не так страшно. Я все же добрался в пункт своего назначения, благодаря добрым людям, которые все мне подсказали на своем… диалекте. Как могли. – Ривьера нежно усмехнулся, вспоминая забавные словечки. – Нью- Йорк – очень большой, но я не боюсь потеряться. Всегда ведь можно остановиться, собраться и решить вопрос. Даже если не знаешь языка, хотя с ним, безусловно, проще.
Мика приметил взглядом стойку ресепшена, недалеко от лестницы, ведущей еще ниже, уже к входной центральной двери и свернул по направлению к ней, взглянув на Дэна, мол, сейчас. Он подошел поближе к серому столу и положив папку на столешницу, улыбнулся, поднявшей голову девушки.
- Bonne journée! – очень приветливо сказал он, слегка растягивая звуки, и постучал пальцами по папке. – Это о моем друге Дэниэле Гримме – все замечательно, все хорошо, а внутри подробности. Рад был встрече! – Мика взмахнул ладонью и обернулся обратно к своему товарищу.
- Вот такие истории. – Мика подошел к мужчине и они вместе спустились вниз, покидая здание центра. Ривьера вдохнул поглубже воздуха и ведомый внутренним чувством и потребностью, медленно потянулся вверх, максимально напрягая мышцы спины, а затем, резко выдыхая, расслабился, опуская руки.
- М-м-м. – мечтательно протянул он, получая удовольствие вообще от всего вокруг. От каждой минуты, что царила в нем, с ним и вокруг. – Знаешь, - не торопясь начал Ривьера, глядя на дорогу впереди. – Морально я полон сил, энергии и до ужаса доволен всем происходящим, но физически все не настолько хорошо, должен сказать. Не думаю, что это стоит скрывать, по крайней мере из уважения к тебе. – Мишель поднял лицо, ловя взгляд Дэниэла. – Я конечно не бежал марафон, но долгое сидение и дорога, кто бы, что бы не говорил, довольно утомляют. А еще я не взял с собой пальто или куртку, потому что думал, что обратно тоже поеду на такси. Так что, давай пройдемся сразу до того места, которое ты упомянул? Я не против чего-нибудь выпить или даже поесть! Ты голоден?
[icon]http://sd.uploads.ru/t/bvt1y.jpg[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]New york[/status]

+1

12

—Я в порядке,— коротко, но твердо заверил Дэниэл, покидая, наконец, кабинет следом за Микой. Бывало и лучше, конечно, но он не настолько вымотан, чтоб его не хватило на еще пару-тройку часов неспешной пешей прогулки по центру и посиделок в баре.  Тем более в приятной компании - этот иностранец может и странноватый, но уж точно не говнюк. Держась за спиной Ривьеры, потому что идти по узкому коридору плечом к плечу было бы проблематично, Гримм слушал его и лишь убеждался, что решение было верным. Конечно, Мике не пять лет, но отпускать его, такого незамутненного, бродить по Нью-Йорку в одиночку как-то совсем не хотелось. Даже если это оживленный центр города. Особенно - если это оживленный центр города.
— Лечение? Выходит, ты врач?— заинтересовался он, огибая спешащих по своим рабочим делам двух молоденьких девушек в деловых костюмах. Не то, чтобы это очень удивило - Дэн знал, что в СФ порой попадают люди самых разных профессий, а еще каждому из них нужно какое-то прикрытие для общественности. Тем более, что его новый знакомый вполне был похож на врача. Ну или на художника, так живописно он представлял французскую глубинку, что даже Гримм, которому леса Колорадо всегда виделись верхом живописности, впечатлился. Он свернул на лестницу, куда ему и указали, по-доброму усмехаясь этой занятной истории:
— Ох уж эти населенные пункты и пансионаты с одинаковыми названиями. На самом деле, потеряться в городе вроде Нью-Йорка не так страшно. Тут на каждом углу люди и дорогу всегда можно спросить. Это верно,— дождавшись, пока мужчина оставит папку с документами на стойке и вернется, Гримм направился к выходу, желая поскорее покинуть этот рабочий муравейник и глотнуть свежего никотина. —  Гораздо хуже, если ты заблудился в глухой местности. Когда мы были детьми, то часто гостили у бабушки с дедом. Я уже говорил, что она живет в глуши. Самый настоящий медвежий угол,— оказавшись на улице и добравшись до угла здания, он вытащил помятую пачку "Мальборо" из кармана и вопросительно приподнял ее, глядя на Мику. —  Ты не против? В один день летних каникул мы с братом раскопали на чердаке какую-то подшивку журнала вроде "Мистические истории", и наткнулись на статью о Лохнесском Чудовище. И крепко поспорили насчет того, существует оно на самом деле или нет. Я сказал Данте, что если он отыщет доказательства, то я буду делать за него домашку до конца школы,— Дэниэл хмыкнул.— Если б я знал, что за гениальная идея придет ему в голову, я бы этого не говорил. Утром мы с бабушкой и дедом не нашли его дома. Искали несколько часов. А он был на озере в лесу. В лодке. Он утопил весла и дрейфовал по озеру, распевая пиратские песни и крича, что он капитан Беда. Влетело нам тогда знатно. Обоим. Но к счастью, все обошлось,— оборотень кивнул, выражая полное согласие с предложение Мишеля и приподнял воротник куртки повыше, наблюдая за небом, которое затянули свинцовые тучи.— Да уж, погодка не для долгих прогулок. Тем более на пустой желудок. Идём,—встряхнувшись, он неторопливо направился вперед по тротуару, мимо множества магазинных витрин, торопящихся разношерстных прохожих и то и дело гудящих машин.— Добро пожаловать в Нью-Йорк, самый шумный город на планете Земля,— без особого энтузиазма Гримм махнул рукой в сторону шоссе и улыбнулся.— Иногда тут даже собственных мыслей не слышно. В  европейских городах, наверное, совсем иная атмосфера?

+1

13

Мишель спокойно, но в тоже время, кажется, вполне бодро пошёл вслед за новым товарищем, проследив за указующим взмахом его руки с куда большим энтузиазмом, чем это сделал сам Гримм. Для нового знакомого этот жест был лишен эмоциональной окраски, казался несколько усталым, мол, ну вот и он. Нью-Йорк. Все такой же, как и вчера. Однако каким-то образом, совершенно надо сказать не поддающимся логике, в голове француза он приобрёл долю вдохновения и восклицания. Ну вот и он! Нью-Йорк!! Так что Мика вполне себе искренне улыбнулся, взглянув на шумную трассу, заполненную гудящими машинами, и желтой пробкой из такси по правую сторону от них, а затем вновь вернул свой взор Гримму, подняв руку и убирая особо непослушные кудри с глаз, зачесывая их назад. Чтоб не мешались. Против курения он ничего не имел против, о чем сразу же Дэниэлу и сообщил.
Услышав окончание братской истории, француз заразительно и очень светло улыбнулся, но привычные, возможно, для этого случая "Какой у тебя интересный" или "Какой у тебя забавный/веселый брат" говорить не стал, как и строить пока что каких-либо примерных предположений об их взаимоотношениях.
- Это хорошая история для того, чтобы о ней помнить. - мягко и ненавязчиво решил Ривьера, глянув искрящимися глазами на оборотня, а затем, слегка призадумавшись, посмотрел вперёд. - Ну-у... - задумчиво начал Мика и поглядел вокруг себя ещё раз, точно бы проверяя и сравнивая напоследок, перед тем как выдать свой вердикт. - По правде говоря, я не такой уж путешественник. Нет, я конечно очень люблю путешествовать! - поспешно уточнил Ривьера, слегка приподнимая ладони и точно бы отгораживая себя от возможности всякой плохой мысли Гримма в его сторону, навроде:"Ага! Домосед и ленивец!" - Но как-то так вышло, что я больше разъезжал в рамках своей страны. Так что, о многих городах я имею столько же представлений, сколько, наверное, имеешь и ты. Знаешь эти... - он слегка взмахнул рукой. - общие образы, взятые откуда-то с рекламы на упаковке рождественского Пражского печенья, которое, по секрету скажу, вообще не имеет никакого отношения к этому городу или из фильмов, где всегда используют самые знаменитые, а стало быть и самые ухоженные местечки. Пусть и красивые, но без всякой толики действительной атмосферы, которая появляется от осмотра городка в общем. В целом. Э.. Целиком. - поправил себя Мика. - Но, - Ривьера мягко улыбнулся, почти что влюблённо посмотрев на Гримма, настолько этот взгляд оказался теплым. - Я могу сравнить его с Парижем. Уж какой город я и вправду бы смог описать! Знаешь, прежде всего, стоит знать, что Париж - это не Франция, а Франция - не совсем Париж. Это как маленькая отдельная страна, и думается мне по размерам он и правда, как половина Лихтенштейна. Только с пробками. - Ривьера засмеялся. - Париж постоянно живёт, хотя кажется, что он частенько замолкает. Но думаю это скорее похоже на то, как человек в своём разговоре делает паузу, чтобы что-нибудь выпить. И в случае Парижа, это точно было бы шампанское! Dom Perignon, oui. - Ривьера лукаво приподнял бровь, а затем задумчиво посмотрел вперёд, на перспективу улицы, по которой они шли.
- У каждого конечно всякий город будет разным, в смысле, все все видят по разному, но для меня он такой же бодрый, как и Нью-Йорк. - Мика стал серьёзным на миг, и точно бы не было у него сейчас собеседника, добавил чуть тише:  - Правда Нью-Йорк точно бы в работе и забыл о чем-то важном, а Париж просто живёт. - Мика вновь улыбнулся, сморгнув серьёзность и подняв лицо, ещё разок улыбнулся Гримму. Для проформы, пусть не расслабляться, он все ещё здесь. - Он любит, огорчается, грустит, радуется вместе со своими жителями. В нем есть тихие безлюдные местечки, для тех, кто не любит компанию или ищет уединения, но по большей части, он, как сама жизнь. Она бежит. - Мика улыбнулся. - Конечно, я слышал, что многие расстраиваются, побывав в Париже. Безусловно, у каждого свой вкус, но мне кажется это во многом, потому что люди привыкли о нем не совсем правильно думать.  Как бы сказать… возлагать слишком большие идеалистические надежды? Париж - не статично-романтичная картинка, он почти как живой человек. У него есть недостатки, есть достоинства и есть просто реакция на разные обстоятельства. Иногда он столь же упрям, как и я, а иногда баснословно щедр и игрив. Иногда печален или решителен. Даже воинственен, местами, когда особенно притесняют. Просто нужно его немножечко понять. Знаешь, как писал кто-то... "Мне разбили сердце дважды. Второй раз это была жена. А в первый, Париж, и об этом я не жалел ни дня". Мне кажется, я влюбился в Париж когда мне было пять месяцев – в тот миг, когда я смог понять, где нахожусь. Я сам – чуть-чуть Париж, мне повезло родиться в том месте, которое я люблю только еще сильнее, узнав его неприглядную сторону.- Мика улыбнулся, точно мальчишка, прекрасно понимая, что говорит несколько переигрывая и осознавая, что Гримм это понимает, но в тоже время понимает и то, что он имеет в виду и что пытается сказать подобными словами. - Так что, обязательно приезжай и я покажу тебе его так, как этот город вижу я. Думаю, он все же украдёт маленький кусочек твоего сердца. - Ривьера поиграл бровями и изящно взмахнул рукой. - Ну, может быть са-амый дальний и небольшой, мы не притязательны. Однако точно навсегда. - Мика опустил взгляд, делая вид, что смотрит себе под ноги, проверяя дорогу, а сам слегка нахмурился, чувствуя некоторую вину за то, что сейчас сделал. Он ведь прекрасно знал, что через месяца два-три уже никого не сможет принять. В прочем, вдруг Гримм решится именно за это время... Может им повезёт. - Ам... - озвучил Мика лишь бы Дэниэл не решил, что его молчание - это сожаление о приглашении. - Ты спрашивал о том, врач ли я. Я услышал, запомнил, пусть и не ответил сразу. - Мишель поднял указательный палец, очень важно и с расстановкой. - Я тебя слушаю. - Мика улыбнулся, поймав взгляд мужчины. - Я психотерапевт. И дизайнер немного. Семейное дело перешло из рук в руки, можно сказать.
Конечно дизайнером Мика был не немного, однако это было для него не на первом месте в его иерархии важности. Вначале было важно, что он неплохой человек. Затем, что хороший психотерапевт. Из этого вытекало третие - не дурной агент социальной адаптации. И только потом уже дизайнер. В конце концов, он никак не мог им называться, зная, как работал и подходил к делу его отец. Он горел, создавал, а Мика только сберегает. Да, он выпустил пару коллекций, но по сути, дело не приумножил.
Ривьера смущённо почесал висок указательным пальцем.
- Но я не медик, если тебя это интересует. Психолог.
Француз сложил руки на груди, слегка растирая плечи ладонями.
- Впрочем, за двенадцать лет у нас эти понятия несколько сравнялись. А ты, Дэн? - Мика вопросительно взглянул на мужчину, останавливаясь на светофоре и встраиваясь в толпу таких же ожидающих, но поближе к Гримму.- Полицейский. У вас ведь есть звания, верно? Или в Америке немного иначе?
[icon]http://sd.uploads.ru/t/bvt1y.jpg[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]New york[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Keep calm and relax, take it easy