Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Scent of a Woman (c)


Scent of a Woman (c)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Scent of a Woman
http://s8.uploads.ru/1aEX6.jpg

1. Место действия
Часть I. Франция, Париж
Кафе-кондитерская «Dolly».
2. Время и погода
Часть I. 02.03.2014 года, 12.30 и далее,
+16, легкая морось, переменная облачность, без ветра.
3. Действующие лица
Часть I. Мишель Ривьера, Жан Дюран, Макс.

«Мне кажется, люди вокруг знают, о чем я думаю. Они смотрят на меня осуждающе и говорят, точно пересиливая себя. Они уже знают. Знают и заранее ненавидят меня, отторгая из своего общества, как больное животное. Но я ничего не могу поделать – ее запах преследует меня даже во сне» (Из анонимного письма Мишелю Ривьере).

+1

2

Часть I.
http://sd.uploads.ru/t/1r9MO.jpghttp://sg.uploads.ru/t/bT0h2.jpg

Мика сидел за самым дальним от входа столиком, прямо напротив Жана и, отрешившись от мира музыкой в беленьких новеньких  наушниках, сосредоточенно смотрел на экран своего смартфона. Если брать этот момент без какой-либо предыстории и последующих за ним событий, то создавалось впечатление, что он, по меньшей мере, дистанционно руководит операцией по пересадке сердца или ведет переговоры с китайскими спонсорами на уругвайском языке. Если бы такой существовал. Он не обращал внимания на сменяющуюся череду посетителей, хорошенькую смуглую официантку, периодически подходящую подливать кофе и бросающую на профиль Мишеля призывные взгляды. Кажется, когда он взял вместо своего кофе американо Дюрана и сделав два щедрых глотка, ничего не заметил, Жан даже забеспокоился, но вида не подал и предпочел друга не отвлекать – в конце концов и сам был занят о чем говорила приличная стопка бумаг, расположившаяся веером на столешнице прямо перед ним. Наконец, спустя несколько задумчивых «хм» и как минимум одного хмурого свождения бровей, Ривьера вытащил наушники, отключил их от мобильника, а сам смартфон положил на столешницу.
- Я готов! – провозгласил он и, закинув ногу на ногу, откинулся на спинку плетеного стула, обматывая провод наушника между пальцами. Жан вздохнул, отложил ручку и кивнул на бумаги перед Мишелем.
- И что скажешь?
Ривьера проследил за кивком, удивленно приподняв брови, точно видел листки впервые.
- А это… Это я прочитал, да.  – Мика моментально поднял глаза, пересекаясь взглядом с Жаном и позволив себе очаровательную улыбку, заговорил быстрее, явно переводя тему. – Справится с этой проблемой очень просто! «Зонтики для витрин банка»! Смотрел «Шопоголика»?
- Нет. И кого мне благодарить за то, что я такой молодец? – хмыкнул Дюран, явно понимая тонкую игру своего друга, но не акцентируя на этом свое внимание. Он медленно вытащил из переднего кармана рубашки начатую пачку «Мальборо» и быстро оглядев зал, точно ни в чем не бывало, прихватил губами одну из сигарет.
- Ничего страшного! – тут же спохватился француз. - Просто, скажи, что ты можешь рассказать о ее магазине? Первое впечатление.
- Он… уютный. – уклончиво отозвался Дюран.
- А еще? – улыбнулся Ривьера, подталкивая Жана к размышлению на нужную ему тему.
- Простой, без выебонов. В удобном месте. – Мика кивал на каждое его слово. – Комфортный?
- Точно! Он очень комфортный, домашний и уютный! Но это абсолютно то, чего нам не надо. – Ривьера улыбнулся шире, явно вдохновленный таким «очевидным» выводом. Жан его вдохновение разделять не спешил, посылая в ответ только скептический взгляд.
- Так значит: больше выебонов на Барбесе?
Мика отрицательно качнул головой и слегка задумался.
- Как бы сказать… Понимаешь, создание, или скорее правильное создание магазина – это целое искусство. Здесь есть некоторые определенные правила, которым необходимо следовать, но есть и огромный простор для импровизации! Который, однако, нужно грамотно использовать. Во-первых, создать целостный образ с тем товаром, который ты продаешь, а во-вторых, преподнести все в соответствии с естественным поведением покупателя.  – Мика взял в руки телефон и, разблокировав его, принялся что-то быстро печатать. Жан, размышляя над словами Мишеля, окинул его взглядом и задержался на лице. Затем достал из кармана брюк зажигалку.
- Что случилось? – словно так и надо, спросил Дюран.
Мишель замер, а затем, очень медленно оторвал взгляд от телефона.
- Ты о чем?
- По всей видимости, сегодня ты не спал.
Мика мягко улыбнулся.
- Да, но разве это значит, что у меня что-то случилось?
- Когда ты не спишь из-за сериалов, работы или женщины, ты не пытаешься это скрыть.
Мишель недоуменно нахмурился и Жан указал пальцем на свое лицо, как бы имея в виду лицо Мишеля и тот моментально приложил пальцы к щеке.
- Это так замет… - раздался звон колокольчика и Мика прервался, поворачиваясь ко входу с выражением полнейшей растерянности. Однако, заметив, кто именно вошел в помещение кафе, его глаза блеснули, спина выпрямилась, а, и без того расплавленные плечи, стали и вовсе местной завистью.  – Макс? – Ривьера взмахнул свободной рукой. – Макс-Макс, мы здесь! Иди сюда! – Мишель повернулся к Жану. – Потом поговорим об этом, ладно? – быстро пробормотал он и вновь повернулся к девушке. – Макс!

+1

3

[icon]https://b.radikal.ru/b04/1908/b8/82db9bd2bd9c.jpg[/icon][nick]Maximilienne Archer[/nick][status]Angel, baby![/status]Максимильенн возникла на пороге кафе «Dolly», сияя весной. Казалось, она сама делает вокруг себя погоду, и хмурый дождь, не унимавшийся с самого утра, ей был вовсе не к лицу. На ней был полностью прозрачный и очень объемный дождевик с желтой оборочкой по швам, и теплая улыбка. В руках – слегка подмокший сверток. Девушка быстро разглядела Мишеля в почти свободном зале, и тут же подорвалась к нему вприпрыжку, отстукивая мокрыми каблучками по свеженатертой плитке. Нужно сказать, опасное занятие. Но Макс, похоже, нисколько не боялась оступиться. Уж что-что, а держать равновесие на каблуках она привыкла, так как еще со времен восьмого класса не надевала на ноги ничего с платформой ниже восьми сантиметров. В тот год ее еще как раз не приняли на курсы для моделей. Говорили, дескать, и фигура отличная, и на лицо волне приятная, фотогеничная – все хорошо. Ростом только не вышла. Говорили все именно так, не подбирая выражений, в присутствии еще двадцати таких же как она молоденьких девочек. Только чуть более удачливых, у которых вышло родиться какими надо. Макс, стоя на том подиуме в одном купальнике, чуть со стыда не сгорела. Позднее, с возрастом детские комплексы поутихли. Но вот желание взгромоздиться повыше осталось.

Так вот. Обращая неволею на себя посторонние взгляды, художница подскочила к столу, где ее ждали Мика и Жан. Краем глаза заметив, что гостья-таки ничего и никого на пути своем не сшибла, смуглая официантка хмыкнула про себя, внешне лишь кривенько улыбнулась, прихватила с собой меню и неторопливо последовала к их столу.

- ЧудесныйзамечательныйволшебныйМика! Как хорошо, что я тебя все-таки отыскала! – выпалила девушка на одном дыхании, и только после заметила еще и Жана, с которым не была до сих пор знакома лично.

- Оу. И… не менее чудесный, замечательный, волшебный друг Мики. Я – Максимильенн, - она протянула Жану свободную руку для знакомства, другой, удерживая под мышкой сверток, со скрипом притянула из-за соседнего стола дополнительный стул. И уселась перпендикулярно им, в геометрической проекции – если провести между Мишелем и Жаном прямую линию. – Так, это я все к чему… Мика! Я очень вовремя тебя нашла! Жив, цел, и вроде даже невредим, - бегло перечислила ведьма, мельком окинув того каким-то лихорадочным взглядом. – ЧТО? Что буду заказывать? Да ничего! Ничего, кроме фраппучино с клубникой и двойной порцией сливок. Стойте-стойте, девушка! Еще эклер! Спасибо!

Это она отвлеклась на хорошенькую официантку. Ну чудо же, что за фигурка!

- Ой, Мика. Ты мне вот что скажи… - Макс суетилась. Но так бывало всегда, когда она была на взводе. – Тебя не преследуют ли случайно странные запахи? Люди презирают тебя в последнее время?

Попутно она снимала с себя легкий дождевик. Под ним оказалась простая белая футболка, только размеров на пять больше, чем нужно. А на груди большими черными буквами было написано «Ведьма». Когда Макс увидела вещицу пару месяцев назад в каком-то задрипанном магазинчике совершенно случайно, подумала «Почему нет?». И не удержалась.

- Не завелось ли у тебя недавно больное животное?.. Эм. Может, где-то в подъезде… Или, неподалеку от тебя, - девушка пожала плечами. Похоже, для нее в какой-то степени становилась очевидной абсурдность ее высказываний. – Ты пойми меня правильно. Тут дело серьезное. Ну прямо-таки жуть-в-полосочку, какое серьезное!.. Ну так?

+1

4

http://sd.uploads.ru/t/1r9MO.jpghttp://sg.uploads.ru/t/bT0h2.jpg

Жан посмотрел на протянутую руку очень выразительно, как и на всю Макс целиком, но ничего не сказал и даже приветственно кивнул, слегка пожимая женскую ладонь. Наверное ему не впервой видеть столь эксцентричных на вид людей рядом с Мишелем, потому что никакого удивления он не проявил, впрочем, как и заинтересованности, так что, вместо того, чтобы следить за происходящим, предпочел вернуть все свое внимание лежащим перед ним счетам и уже остывшему кофе, которое, отстоявшись, больше походило на чистый адреналин. Мика же наоборот, светился и искрился радостью, точно начищенный до блеска чайник, абсолютно не скрывая своего довольства такой неожиданной встречей. Он улыбнулся и легко поднялся на ноги, одетый в идеально отглаженные брюки и тонкий кашемировый свитер в черно-белую полоску.
- Погоди, куда ты так торопишься! – шутливо проворчал он, наклоняясь к  Максимильенн, чтобы нежно поцеловать ее в щеку. От него пахло свежестью и едва уловимо мятным шампунем. Мужчина мягко положил ладонь ей на плечо и, окинув взглядом, удовлетворительно подчеркнул: - Ты замечательно выглядишь, так что я тоже безумно рад, что ты жива, цела, невредима, да еще и здесь! Со мной! Просто украшение нашей уставшей мужской компании! Настоящее чудо, - сказал Ривьера так, точно они жили не в одном города, а как минимум на разных континентах и их встреча была возможна с вероятностью 1 к 10 000 000 000. Он сел обратно. Развел колени, подцепил пальцами стул за край сиденья и пододвинул его ближе к Макс, поддаваясь к ней и сам. – А теперь, - он положил ладонь на ее ладонь и заглянул в глаза, точно бы стараясь успокоить ее своим спокойствием. – Давай я подумаю над тем, что ты спросила. – Мика убрал ладонь и поднес ее к губам, задумчиво убегая взглядом вверх и в сторону. – Запахи меня точно не преследуют. Только отвратительный запах сигарет Жана, которые он поменял совсем недавно.
Жан недовольно скосился в сторону Мишеля, а затем, опустив взгляд на бумаги, сказал:
- Сигареты дорожают – зарплата не повышается.
- В общем, - отмахнулся Ривьера. – Пахнут они просто отвратительно.  Такое нельзя курить, честное слово! Это вредно для твоего здоровья.
- Не сказал бы, что без сигарет его прибавится. – Дюран что-то зачеркнул ручкой в тексте и написал свое поверх.
- Презирают ли меня люди? – Мика как-то испуганно посмотрел на Макс. – Ну, я правда надеюсь, что нет! Мне никто про это не говорил и я очень надеюсь, что если кому-то что-то не нравится, они поделятся этим со мной, чтобы я мог что-то с этим сделать! А животное… - Ривьера хмыкнул и задумался глубже, а затем, точно бы шокировано посмотрел на девушку. – Ты знаешь, моя собака – Безымянка – недавно приболела! Боже, - Ривьера положил ладонь на грудь в районе сердца и доверительно наклонился к Макс через стол. – Я так разволновался. Она бедная чихала, кашляла, постоянно терла носик и у нее были сопли. Такого странного темно-коричневого цвета. Я конечно же сразу отвез ее к ветеринару – мы с ним старые друзья – он сделал все анализы и это оказалась обычная простуда. Он выписал капельки для носа и неделю мы усердно лечились.
Мишель отклонился назад на спинку стула и взял в руки чашку.
- Думаю это все из-за того, что последнее время она предпочитает спать у балкона на подушках, а мне так душно ночью, что я всегда приоткрываю двери и образуется сквозняк. Наверное нужно купить кондиционер, так будет лучше для нас обоих. Когда… - Ривьера бросил взгляд на счета, затем поднял на Жана и тот, пересекаясь глазами, покачал головой. – Ну, видимо не в этом месяце… - Ривьера виновато улыбнулся Макс, а затем, точно сбрасывая с себя пелену, встрепенулся. – Ты выглядишь обеспокоенной – что-то случилось? Можешь поделиться, здесь все свои! Жан не будет тебя осуждать или кому-то что-то рассказывать, поверь. – Мика взмахнул рукой в сторону друга. – Он конечно выглядит довольно мрачно, но это человек, на которого можно положится, правда.

+1

5

[icon]https://b.radikal.ru/b04/1908/b8/82db9bd2bd9c.jpg[/icon][nick]Maximilienne Archer[/nick][status]Angel, baby![/status]Ладонь у Макс оказалась холодная и влажная. И вряд ли в этом виновата была погода: девушку всю буквально потряхивало от нервов. Мика, должно быть, и сам почувствовал эту мелкую дрожь, когда взял ее руку. Художница неврозно улыбнулась, оскалив неровные от природы зубы. В ее улыбке сквозило истинное нетерпение, хотя она заставила себя честно и внимательно дослушать до конца все объяснения Мики. И даже встрепенулась на истории несчастной Безымянки. «Ну как же так! Бедная малышка.» - покачала она головой, заодно поправляя выбившуюся прядь из своих кричаще-зеленых косиц.

А повод для беспокойства у девушки действительно был. Намедни, в самый разгар вечеринки в честь закрытого показа новой коллекции двух молодых парижских дизайнеров, Макс, чисто ради развлечения, закрылась с Ривьерой в одной из гримерок и с помощью зеркала, пары свечей и капельки Xerjoff Harrods Emerald Star - для атмосферы горькая полынь самое то - нагадала ему будущее. Она была слегка пьяна и очень не серьезна. Все веселилась и дурачилась, и даже в шутку убедила Мику в том, что для успешного ритуала просто необходимо проколоть себе палец булавкой и написать свое имя кровью на зеркале. Как выяснилось позже, Ривьера боялся вида крови, поэтому ей стало за себя немножко совестно. Но только самую малость.

Астрал отвечал ее зову неохотно, делясь жалкими обрывками туманных образов. И все же, на какой-то десяток лет вперед Макс обеспечила его прогнозами. А после – всю ночь ее терзали жуткие кошмары. В них был мужчина, абсолютно точно ни капельки не походивший на Ривьеру, и даже на Жана – девушка пристально зыркнула на компаньона своего друга – нет, точно не Жан. И этот мужчина самым жестоким и бесчеловечным образом, с истинным упоением издевался над женщиной, личность которой для Макси тоже была загадкой. Но самое главное, что отличало обыкновенный ночной кошмар от пророческого – все происходило в Астрале. А значит, являлось истиной.

И истина эта транслировалась ей прямиком по каналу Мишеля!

Макс подозрительно свела бровки в кучу. Если б она курила трубку, или хотя бы мундштук, это был бы самый подходящий момент для долгой пафосной затяжки.

- Случилось? – повторила она за ним, - Нет. Еще ничего. Но может и случиться. Скоро. Не знаю когда, но уже вот-вот. Оно у него вот где сидит.

Максимильенн провела ладонью по горлышку, где-то посередине.

- Да, кстати, Жан. Эти твои сигареты и впрямь отвратны. Ты их смени, а? Если уж и заработать себе все те ужасы, которыми пугают на пачках – то пусть хотя бы будет ради чего.

С этими словами Максимильенн расположила на столе, явно не предназначенном для таких крупных предметов, бумажный конверт формата А3. Задняя стенка была выполнена из плотного картона, и судя по всему, это был скетчбук.

- Мика, - вернулась она к Ривьере, одарив его долгим подозрительным взглядом. – Я рада знать, что мои дурные видения не имеют к тебе отношения. Ну, кроме Безымянки. Но… как бы сказать поточнее… Вся эта информация пришла ко мне через твой инфопоток. И то, что я видела там, было действительно очень стремно. Вот! Сам взгляни!

Она достала из конверта пару рисунков, а на них – все то, о чем Мишель читал в записках. Только не словами, а образами. Весьма детально, нужно отметить. Лица мужчины не видно, образ женщины так и вообще едва обозначен. Но в целом, передана атмосфера жестокости и помешательства, которыми сквозили те загадочные письма. Ведьма сложила ладони вместе, как для молитвы.

- Пожалуйста-пожалуйста, скажи мне, что ты всего лишь пересмотрел ужастиков на ночь – и я тогда успокоюсь наконец и отстану.

0

6

http://sd.uploads.ru/t/1r9MO.jpghttp://sg.uploads.ru/t/bT0h2.jpg

Жан, зацепленный разговором, очень выразительно отложил шариковую ручку на стол с выражением лица, которое должно было означать, что кажется сейчас капнула последняя капля на весы египетского бога Ра и точно не в сторону чистоты и лёгкой, как перышко, души, и не глядя на собеседников, вытащил из нагрудного кармана свою подозрительную, - а именно таковой её можно было назвать, потому что даже курящий Парижский люд не смог бы их опознать - пачку сигарет и прихлопнул её к столу, точно назойливую муху.
- Так, блять. - очень основательно начал мужчина и подняв ладонь, прикрыл рукой пачку ещё раз, упираясь в столишницу растопыренными пальцами. - Если кто-нибудь из Вас согласен выплатить тысяча пятьсот евро кредита, это без учёта процента, то я тут же иду в магазин и покупаю себе какой-нибудь Атлантик Сити. Но если, блять, нет, то все недовольные могут покинуть мою зону комфорта, которая и так после работы в сфере обслуживания заканчивается и начинается у меня в заднице, если их что-то не устраивает, ясно? - Дюран указал пальцем поочередно сначала на Макс, затем на Мику задерживаясь на каждом доли секунды и развёл руками в стороны. - Вола. И чтобы не слышал больше ничего по поводу моих сигарет.
Слегка смущенный Мишель, поставив локоть на стол и прикрыв ладонью губы, взглянул на Жана, не решившись ничего сказать, а затем на Макс и выкладываемое ею на стол, с явным интересом и немым вопросом в глазах. Дюрана это не интересовало и он предпочёл вернутся к своей работе, бросив скользящий взгляд на происходящее и, к его чести, не став закуривать прямо сейчас на зло всем.
Ривьера вздохнул и убрал ладонь, вновь осанясь и взялся за чашку с кофе, делая глоток. Однако он тут же скривился и поставил её на место.
- Жан, это твой. Не понимаю, как это можно пить. И даже без сахара!
- Поговори мне ещё. - безразлично отозвался Дюран и не выпуская ручки из пальцев, просто поменял их чашки местами. Мишель благодарно кивнул, хотя друг не мог этого заметить и блаженно жмурясь, отпил остывшего латте. Когда Максимильен окликнула его снова, Мика поднял голову, отвечая на вопросительный взгляд ведьмы заинтересованно, но доброжелательно, явно не обладая Шерлоковской дедукцией или женской интуицией, чтобы по одной расплывчатой фразе "Ему все это вот здесь сидит", понять кто, что и вообще какой сегодня день. Когда девушка попросила взглянуть на листы, Мишель, для которого ничего ещё не прояснилось, поддался вперёд, чтобы оценить работы, а Жан, поднял взгляд с выражением "Что блять?" услышав слово "инфопоток".
Чем дольше Ривьера разглядывал работы, тем более бледным и обеспокоенным становилось лицо, и тем более непонимающие, но жестокие взгляды бросал Дюран. На обоих. Мика взял пару рисунков в руки, чтобы лучше рассмотреть детали и облизнув губы, напряжённо выпрямил спину.
- Боже...
Мужчина обессилино облокотился на спинку стула, вернув листки обратно на столешницу и поджав губы, взглянул куда-то мимо Максин, на стену.
- Я не смотрю фильмы ужасов, Макси...- очень печально и медленно сказал Ривьера и прижал ладонь ко лбу, вплетая пальцы в кудри и слегка потяну в пряди вниз. - Господи...
Жан положил ручку вновь.
- И что за хуйня? - Дюран пожал плечами, поймав замученный взгляд Мики и кивнул на листки. - Я в вашей хохме не затейник, но твоя реакция как-то связанна с тем, что ты ночами колобродишь?
Мишель свёл брови и качнул головой, словно бы не отрицая, а просто не желая отвечать, но затем, подумав, кивнул и сел на стуле ровно. Он был бледен, а на лбу выступили капельки пота, что ясно давало понять, что чувствует сейчас Ривьера не самый лучший в своей жизни спектр эмоций. Синяки под глазами, не смотря ни на какие ухищрения, теперь, на совершенно не весёлом лице, лишенном привычного внутреннего свечения, виделялись более отчётливо.
- Да. - он поставил локти на стол и потёр лицо ладонями, стараясь стереть хоть немного выражение отчаяния, которое на нем отражалось, но взгляд то и дело цеплялся за изображения, так что выходило с трудом. - Да, связанно. Я поясню, только... О, дорогая, ради бога, давай уберём их обратно в коверт! Ты очень талантлива, но я просто не могу воспринимать такие вещи безболезненно, мне кажется я перестаю дышать... - Мика слегка помахал перед своим лицом, нагоняя воздуха и, точно бы его действительно мучала нехватка кислорода, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Он сел в полоборота, и положил плечо на спинку стула, оглядываясь назад.
- Мими, можно воды с лимоном, пожалуйста? - Мика благодарно улыбнулся, заметив кивок официантки и повернувшись обратно к друзьям, тяжело вздохнул. - Дайте мне пару минут прийти в себя. - пробормотал он, потирая виски. Довольно скоро, видимо чувствуя неладности, смуглянка принесла целый кувшин с плавающими внутри дольками лимона, покрытый испариной, и граненый стакан.
- Спасибо, дорогая! - улыбнулся Мишель, коротко коснувшись запястья девушки.
- Что-то ещё? - взволнованно поинтересовалась та.
- Нет, спасибо.
- Ещё кофе. - Жан постучал по своей чашке двумя пальцами и заметив возмущенный взгляд официантки, которая явно, когда интересовалась, то имела в виду только Мику, изобразил на лице едкую улыбку.
- Сейчас будет. - официально отозвалась "Мими" и поправляя карандаш за ухом, развернулась, поспешно покидая компанию. Мишель тем временем налил себе немного, прохладного даже на вид, напитка и сделал пару глотков, слегка отодвигая воротник рубашки подальше от горла. Восстановив душевное равновесие настолько, насколько это было возможно, Ривьера выдохнул и посмотрев на товарищей, уставился в стакан.
- Уже полторы недели я получаю анонимные письма. Они приходят ко мне на адрес сьемного кабинета.
- На бумаге? - уточнил Жан, начиная понимать с ходу суть вопроса.
- Да. - кивнул Ривьера постучал пальцами по стакану. - Они напечатаны на печатной машинке.
Жан хмыкнул и взяв пачку сигарет, вытащил одну.
- В этих письмах мужчина рассказывает о своей проблеме. О том, что он уже долгие годы один, о том, что случаянно встретил женщину на улице. Он какое-то время уже присматривался к ней до того, как мне написать впервые, так что уже в начальном письме упоминает, что хочет... Сделать её своей.
- Изнасиловать всмысле? - Дюран слегка нахмурился, чиркая зажигалкой.
- И это, но... Не совсем. Он говорит... То есть пишет, что хочет запереть её у себя в доме и уже подготовил для это специальное... Специальное место. Подвальное помещение, где она сможет жить с ним вдвоём. Всегда.
- Так. - Жан выдохнул дым в сторону от Макс и почесал переносицу, держа сигарету между средним и указательным пальцами. - И что сказала полиция?
Мишель смутился и несколько замялся перед тем, как ответить.
- Я не обращался.
- Всмысле? - не поверил услышанному мужчина.
- Он написал, что просит меня помочь! Сделать с этим что-нибудь, потому что понимает, что то, что он делает - ненормально. - тихо, так чтобы не услышал кто-нибудь ещё в кафе, воскликнул Ривьера, прижимая руки к груди и глядя на Дюрана честными-причестными глазами. - И просил не обращаться в полицию!
- Ты блять... Стой. Я правильно понимаю, что тебе пишет какой-то явно психически больной человек, который похитил женщину и насильно лишает её свободы, возможно совершает акты насилия над ней, а ты, я бы хотел уточнить - абсолютно не психиатр, не обратился в полицию, потому что этот моральный урод об этом попросил, так? - Жан затянулся, прищуриваясь. - Ага. - Дюран выдохнул и пожал плечами. - Нет, все в порядке. Мне просто на долю секунды показалось, что ты творишь лютую хуйню.
- Жан! - взвыл Мишель. - Не издевайся!
- Может быть, - не унимался Дюран. - Он ещё и сказал "Пожалуйста"? - лицо мужчины стало предельно серьёзным. - Нет-нет, тогда блять уже ничего не поделать.
- Жан!!
- Мика!!
Мужчины уставились друг на друга в упор. Один умоляюще, другой яростно. Пара секунд молчания и Жан прикрывает глаза, выставляя перед собой ладони в как будто бы примирительном жесте.
- Если ты этого не сделаешь, то сделаю я.
- Не смей, Жан! - Мика поддался в сторону друга, точно тот уже готов был полезть за собственным телефоном и Ривьере необходимо было во что бы то ни стало это предотвратить.
- Нет, это ты не смей играть чужой жизнью так, точно бы это твоя собственная! - Жан прищурился. - Что ты собрался делать, как собираешься помочь и что важно - с чего взял что вообще можешь?
Ривьера растерянно оглянулся в сторону Макс, а затем, уже более уверенно посмотрел на Жана.
- Он читает мой блог. Я могу попытаться общаться с ним таким образом. И попытаться... Понять кто это, найти его. Заставить сдаться. Ты не думал, что если он узнает, что я обманул его и все рассказал полиции, то он просто её убьёт!?
- Ты сказал "если". - Жан наконец стряхнул пепел к себе в чашку. - Вряд ли в такой ситуации служители закона будут трубить о таком на каждом шагу. Они не настолько тупы. Хотя и тупы. - мужчина кивнул сам себе.
- Я не могу. - коротко и безопялиционно сказал Ривьера. - Он доверился мне, как пациент. Я предам сам себя, если обману его.
- Мне слышится, или ты ставишь свои принципы выше жизни другого? - Жан неприязненно посмотрел на Ривьеру. - Блять, будь мужиком. Прими уже факт того, что ты не можешь изменить всех и каждого. - Жан затянулся и очень быстро выдохнул дым. - Он болен. У него не грустинка, не запутка, ему её поможет твоя способность выслушать и вовремя улыбнуться. Не здесь. Потому что только больные мудаки поступают так, как он.
Мика в сомнении поджал губы и уставился в стакан с водой.
- А что сделает полиция? Разве они не воспользуются тем, что он обратился ко мне и не попросят меня как-то на это повлиять?
- Или снимут отпечатки пальцев с бумаги. - мрачно заключил Дюран.
Мика замолчал и взяв стакан, сделал пару глотков. Повисла тишина.
Мишель размышлял о том, что услышал от друга, а Жан... Да кто его знает. Возможно ждал, пока Мика сам придёт к очевидным выводам. Для Ривьеры просьба несостоявшегося пациента была важна, как и все его клиенты, как таковые - он очень трепетно относился к тому, что между ними складывается и к соблюдению всех выплывающих условий. Но, как не посмотри, этот случай был исключительным. Поэтому Ривьера кивнул.
- Да, ты прав. Нужно обратиться в полицию. Наверное, ещё гораздо раньше.

+1

7

[icon]https://b.radikal.ru/b04/1908/b8/82db9bd2bd9c.jpg[/icon][nick]Maximilienne Archer[/nick][status]Angel, baby![/status]Макс не ожидала, что ее угольные наброски на скорую руку в третьем часу ночи произведут на Мишеля такое впечатление. Где-то в глубине души в этот момент, пока Ривьера, побледневший от избытка чувств, обмахивался, глубоко усевшись на стуле, художница потешила свой крошечный, не сформированный до хоть какого-нибудь толка, зародыш тщеславия. Но почти сразу же одумалась: ведь если ее скетчи «выстрелили» прямо в цель, то дело-то в действительности плохо. Все именно так, как ей и привиделось. А это значит…

- Вовремя! Как же хорошо, что я успела к тебе вовремя! Да ты не торопись так, дыши ровно. Времени у нас немножечко, на волосок совсем, но ты успокойся, - посоветовала ему ведьма совершенно искренне и без намека на издевку.

Она сложила все свои рисунки большим хлипеньким веером и принялась обмахивать его. А в это время как раз подоспела официантка. Она принесла с собой готовый заказ и приняла новый, от Мишеля. Макс тут же принялась за кофе. То есть, фраппучино с двойной порцией клубничных сливок, в котором-то самого непосредственно кофе – с две кошачьих слезинки. Дальше она слушала приятелей, не встревая меж ними со своими комментариями по ходу дела. Сама, между прочим, целый день и пол ночи на нервах. Как подскочила в ведьмин час от кошмаров, с тех пор и глазу не сомкнула. Все боялась опоздать. Переживала, что напророченное станет явью, если только она не успеет об этом вовремя предупредить.

- Полиция! – ведьма чуть было не поперхнулась клубничным фраппучино. – Мика! Ты меня огорчаешь своей предсказуемостью! Я именно это и видела в Астрале. И знаешь что? В моем видении все кончилось печально!

Ведьма отправила добрый кусок эклера маленькой вилочкой прямо в рот и отхлебнула еще из чашки. Все-таки, даже яркие подробности того бесчеловечного насилия, которые были известны Мике и ей, но недоступны Жану, не могли победить ее аппетит.

- Ты извини, но еще раз все-таки взглянуть на них придется, - с этими словами Макс достала из-под низу крайний рисунок. Самый цветной из всех, потому, что кроме угля на нем был еще и ярко-алый. – Если ты сдашь его, он убьет ее. А потом и себя. Дробовиком, прямо в голову. Вот так, - она подняла локоть вверх, второй рукой резко скользнув по нему вверх-вниз, как бы имитируя перезарядку, и показала выстрел на себе в открытый рот.

Последний скетч был весь в красную крапинку. Черная тень грузно сидела на полу в луже красного, от головы осталась только половинка.

- Так что, - Макс спрятала себе за щеку последний кусочек дессерта и совершенно не стесняясь себя, говорила теперь с набитым ртом. – Нельфя ф полисию. Нушно самим отыскать этого, - она сделала жест рукой в воздухе и заодно проглотила кусок, - А с бумагой я и сама могу. Даже без всяких отчепятков. Говоришь, от руки ничего не писал? Жалко. Когда собственной рукой по бумаге водят – много энергии остается. Но и так тоже сойдет.

+1

8

http://sd.uploads.ru/t/1r9MO.jpghttp://sg.uploads.ru/t/bT0h2.jpg

Стоило только Мишелю прийти в себя и более менее успокоится, как посмотрев на очередное творение Макс, которое та заботливо выложила на столешницу, его ладони моментально взлетели к губам, прикрывая рот и заодно затыкая какой-то особенно громкий не по статусу фальцетный вздох. Ривьера смотрел на изображение добрых пол минуты прежде чем прошептать что-то о Господе и Святой Марии. Жан на все тот же злополучный листок смотрел скептически, переведя в итоге не менее саркастический тяжёлый взгляд тёмных глаз на ведьму, но ничего не сказал, только затушил сигарету о стол и кинул бычок во все ту же многострадальную чашку с остатками американо. Краем зрения он заметил, как Ривьера поворачивается в его сторону, так и не убрав ладони от лица, но уже проводя ими выше, вплетая пальцы в волосы и сжимая пряди в каком-то жесте, который должен был выражать крайнюю степень ужаса, и не глядя выставил между ними раскрытую ладонь, заранее обрывая все попытки друга заговорить.
- Я знаю, что ты скажешь. Тоже ебучий экстра-секс.* - с какой-то мрачной издевкой в сторону Макс, хотя и не смотря на неё, сказал Дюран. Хотя в прочем, кажется его сарказм касался также и Мишеля. Ривьера убрал ладони и прижал руки к груди.
- Так что мы тогда... - он резко повернулся к Макс. - Точно! Мы пойдём с тобой ко мне и ты посмотришь на письмо, может быть что-то удастся сделать, как ты и сказала.
Жан взял пачку сигарет и положив внутрь зажигалку, убрал все это добро во внешний карман рубашки.
- Он уже похитил девушку? - спокойно поинтересовался Жан. Мика взглянул на него, затем нахмурившись уставился на стол, однако кажется видя не его, а строчки письма, старательно пытаясь вспомнить подробности.
- Нет. Он писал, что собирается и видимо... - Ривьера указал ладонью на Макс. - Уже сделал это, но ещё не успел написать.
- Тогда смотри, как обстоят наши нехуевые дела: ты, со своей экстра-сексуальной подружкой или без нее идёшь, берёшь себя в руки и думаешь, что можешь сделать в данной ситуации. Я поеду к Хоггарту, на случай, если нам придётся в очередной раз выходить из курятника* и заодно надавлю на какого-нибудь жандрхуя*, чтобы узнать подавали ли заявления о пропаже девушки. Приметы?
Взгляд Мишеля вновь стал предельно задумчивый.
- У неё короткая стрижка и тёмные волосы. - Ривьера всплеснул руками и указал пальцем на Жана, вспомнив что-то видимо важное. - По всей видимости, она учится на художника.
Дюран кивнул и отодвинув рукав, взглянул на циферблат часов.
- Если ты вознамерился спасать мир, то у меня есть время до четверга, чтобы прикрыть твой зад. Приеду вечером с бутылкой вискаря и информацией.
Дюран поднялся и прихватив пиджак со спинки стула, закинул его на плечо и пошёл к выходу.
- Жан! - окликнул его Ривьера и Дюран обернулся. - Ты доверяешь?
Жан пожал плечами и кивнул в сторону Макс.
- Ей - нет. Тебе - да. Даже если ты заведешь нас в очередную задницу.
Мика улыбнулся и проводив взглядом друга до дверей заведения, повернулся к Макс.
- Он не знает, где я работаю, - пояснил Мика, обхватывая пальцами стакан с водой и слегка постукивая по граням ногтями. - Да и вообще ни о чем таком не знает. - Ривьера поднял взгляд на ведьму. - Я рад, что так вышло и ты обо всем узнала. Мне кажется так мы сможем действительно что-то предпринять, чтобы... Все закончилось как-то иначе. - Мика посмотрел на рисунок и недолго помолчав, с тихим вздохом, продолжил: - Он не желает зла. Этот мужчина. Наоборот, он хочет любви. Просто... - Ривьера пожал плечами. - Не знает как.
Мишель обернулся и поймав взгляд официантки, жестом показал, что они закончили и та может их рассчитать.
- Не торопись. - добавил Ривьера, когда повернулся обратно к Макси. - Думаю мы можем себе позволить хотя бы спокойно допить кофе, а?

*экстрасенс
*место предварительного заключения.
*жандарм.

+1

9

[icon]https://b.radikal.ru/b04/1908/b8/82db9bd2bd9c.jpg[/icon][nick]Maximilienne Archer[/nick][status]Angel, baby![/status]Пока Жан говорил, Макс успела покончить со своим фраппучино, и крохотной вилочкой с тремя зубьями собрала остатки заварного крема с десертной тарелочки. Она удивительным образом выглядела самой умиротворенной и отстраненной из всех троих, хоть темные круги, запавшие под глазами, бессовестно выдавали ее бессонную ночь. Дослушав Жана до логической точки, когда он уж собрался уходить и напоследок кинул пару слов о недоверии, Максимильенн вдруг встрепенулась. Она поймала взглядом его взгляд, хищно прищурившись, и не теряя зрительного контакта, нарочно облизнула с вилки крем самым двусмысленным жестом, оставив на столовом приборе вызывающе-яркий след своей губной помады.

- Недоверие всегда притягивает ответное недоверие, Жан, - изрекла ведьма, тыкнув трезубым прибором в его сторону. – И, между прочим, вредит делу! – это уже был кивок в сторону Мишеля. Макс продолжала. – В Астральном смысле – в том числе. Я серьезно, мне будет очень нелегко настроиться на нужный лад, если ты и дальше продолжишь юлить и недоговаривать. Такое неструктивное поведение создает.. мм… барьеры. Несущественные, но все же. Времени у нас, как я говорила, немного.

Она опустила раскрытые ладони на стол, как бы подводя черту под все, что только что имело место быть в кондитерской. А дальше – с этого момента – начинается зона ответственности. Их личной, раз уж они приняли решение оставить информацию себе, а не делиться ею с полицией и уголовным розыском. Макс, глядя сквозь пальцы на Мишеля, задумчиво потирала переносицу. Как бы не прогадали, в самом-то деле.
Он ведь… ее убьет.

- Любовь, - протянула вдруг она, слегка покорежив личико презрением,- Да он ведь и знать не знает что это! И не оправдывай!

Ведьма томно вздохнула, как будто в сотый раз возвращалась к одной и той же избитой теме.

- Его личные представления о том, что «плохо» и что «хорошо» - не идальгенция от всего на свете. Мне лично не жаль человека, который сознательно позволяет себе нанести вред другому человеку. Пусть даже если это вписывается в его консенсус мировоззрения, - подытожила Макс. Длинные слова, похоже, не были сильной стороной, но она стоически продолжала вплетать их в устную речь.

Она откинулась небрежно назад и закинула ногу на ногу, дав отдых напряженной спине. У кого как, а у Макси все напряжение отчего-то копилось именно там. Как мышечное, так и нервозное. Она понимала состояние Мишеля, и с легкостью извиняла его за это. Да, пожалуй, не лишним было бы немного расслабиться, а заодно и разработать наилучшую стратегию. Так будет разумно.

- Хотела бы я щас сказать, что знаю ее. Ведь я ж, блин, в курсе всех богемных тус!.. Ну ладно, почти всех… Но нет! – она хлопнула себя обеими руками по бедрам – Я не знаю. Хах, да мало ли в Париже молоденьких художниц с короткой стрижкой?.. Ты, в общем, допивай свой кофе – и пойдем. Посмотрим на эти твои письма счастья. А еще, может, есть смысл поискать ее след через общих знакомых. Ну типа как в битве экстрасенсов, по фотографиям. Для этого сойдут фото из соцсетей. Сработает, если ее хоть сколько-нибудь хорошо знают. Что скажешь?

+1

10

Мишель взглянул на Макс, абсолютно никак не акцентируя свое внимание на том, что она не верно произносила слова: он ее понимал, ну и хорошо. Для него было важно то, что она сказала, а не как именно ведьма это делала. И согласиться с ее словами он пока что никак не мог.
- Может ты и права, - уклончиво ответил мужчина, слегка постукивая короткими ногтями по своей чашке и нечитаемо смотря на нее. – Но может быть он хочет любви и чувствует ее, просто не знает, как правильно с этим быть. – Ривьера печально пожал плечами и поднял взгляд на свою подругу. – Если ребенка не научить правильно брать животное, а молодого человека правильно брать ребенка, он тоже может причинить боль – неосознанно, нечаянно. Разве это значит, что он хотел именно этого? Любить тоже нужно научить. Не всегда это выходит. Было бы не правильно думать, что все мы умеем это делать как бы по праву рождения. – Ривьера замолчал. В этот момент к ним вместе со счетом подошла официантка и Мишель, особо даже не заглядывая внутрь, расписался в чеке, видимо оплачивая за всех троих сразу. Расписался очень грустно и даже вздохнул, чем вызвал обеспокоенный взгляд официантки.
- Пойдем, дорогая Макси. – не заметив ее взгляда, сказал Ривьера и поднялся со стула, придерживая тот за спинку. – Удачного рабочего дня Мими! – улыбнулся Мика официантке и та улыбнулась в ответ, пусть и явно не слишком-то удовлетворенная сложившимся ходом дел.
- Мой офис в этом же доме, если ты не знала, - откликнулся француз, придерживая за собой дверь для девушки, чтобы та не ударил ее. – Так что идти совсем чуть-чуть, буквально пять минут и мы уже там.
Легкая утренняя морось вновь переросла в какой-то странный дождь, точно кто-то встряхнул над городом запотевшую пленку от парника. Капли били не сильно, а словно бы оседали бризом на коже. Однако это не мешало почти что мгновенно пропитать поверхность их одежды водой, по крайней мере полосатый свитер Мишеля, который довольно недальновидно вышел из своего офиса без зонта или хотя бы какой-нибудь куртки.
- Сюда! – Ривьера указал рукой на открытую арку без двери прямо справа от кафе-кондитерской. В сумраке парадной виднелась небольшая мраморная лестница вверх и черно-белая шашечка пола. Друзья вошли внутрь и Мишель, поднявшись на площадку первого этажа, двинулся к лифту, нажимая кнопку вызова.
- Здесь довольно просто, как видишь. Никаких паролей или консьержей, но на ночь все закрывается. Насколько я знаю, на других этажах живут люди и принимают еще двое докторов: акушер – гинеколог и невролог-остеопат, но я, к сожалению, никогда их не видел. Мешать приему – было бы странно, а в любое другое время они отсутствуют, точно по звонку выпрыгивают прямо из окон в конце рабочего дня. – Ривьера пожал плечами, складывая руки на груди и пытаясь согреться. – Нет, права, я даже на лестнице не пересекался! Уже сколько… три года? Не понимаю, как так вышло!
Двери лифта с легким звонком открылись и Мишель вошел первым, сразу нажимая кнопку третьего этажа. Пока программа думала, как раз успела внутрь зайти и Макс.В лифте было светло, тепло и даже играла какая-то ненавязчивая музыка, но Мишель был слишком погружен в себя, чтобы хоть что-то комментировать или, например, взглянуть в зеркала на стенках и заметить, что из-за влажности, его волосы буквально взбунтовались, принявшись закручиваться в тяжелые кольца отдельных прядей. Он вздохнул и зачесал волосы назад, что делу ничем не помогло, пусть он об этом и не знал.  Двери открылись, они вышли на небольшую платформу этажа с двумя дверями. Если смотреть от лестницы, то выходило, что двери лифта были справа, двери в кабинет Ривьеры прямо, и еще некие загадочные двери налево. Две квартиры на этаже. Видимо, дом был очень маленький. Мужчина зашел в приемную – довольно скромно, надо сказать, обставленную: стол секретаря, пара торшеров с цветами, бойлер и чайник с чаем, кофе на столике, прямо рядом с плошкой конфет и два мягких кресла. Вот как бы и все.
Ривьера посмотрел на пустующее место секретарши, но ничего не сказал, даже понимая, что та, уходя, не закрыла кабинет и не занесла ему ключ.
- Постой здесь, - Мишель шагнул к столу и нажал на кнопку принтера и та загорелась синим. – Я поставлю на печать у себя, а выйдут листы здесь. Принтер старенький и иногда он не печатает – крикнешь, если что-то пойдет не так. – Ривьера улыбнулся. – Надо купить новый.
Он открыл двери в кабинет и исчез внутри. Его кабинет тоже был обставлен как-то подозрительно просто, почти что пусто. Только один Ривьера знал, что он видоизменяется перед посещением каждого клиента с учетом индивидуальных особенностей. Кому-то будет комфортно лежать, кому-то сидеть с ним рядом, а кому-то подальше. Кого-то очень раскрепощало, когда вокруг есть какие-то безделушки за которые можно зацепиться взглядом, а некоторых это очень раздражало и Ривьера все менял. Постоянно. Иногда освобождая и расслабляя, а иногда раздражая намеренно – когда как. Он подошел к столу, где стоял уже раскрытый ноутбук и чиркнув по тайчпаду, вывел его из режима сна. Письма были уже открыты, просто окошко с ними он свернул. Ривьера нажал на печать и принтер рядом с Макс очень усердно зажужжал. Выплюнул он два листка сразу – один чистый, а другой с письмом.

Адрес: ... *non identifié*
Кому: michel_riviera_zan@mail.fr
21/02/2014 22:41.
Здравствуйте. вы меня не знаете и мы никогда не встречались прежде. но я нашел ваш блог совершенно случайно и мне кажется если кто-то и может мне помочь, то это вы, Мишель. не могу сказать свое имя, но вы поймете почему. хочу сказать, что я здоровый человек. у меня в семье с головой всегда все было в порядке, а я в детстве никогда не получал травм и не болел, так как я слышал, что это может стать причиной сумасшествия.  единственное, что я помню, это болезнь сердца у бабушки, но я решил что это никак не влияет. в детстве и юности я тоже не подавал никаких признаков того что могу быть невминяем. я получил необходимое образование, имею хорошую работу в приличном месте и стабильный заработок. да, многие могут сказать что моя работа довольно однообразна и скучная, но мне она нравится, а самое главное что мне никогда не предлагали получать деньги вне положенных дней, а я люблю когда все четко и правильно, думаю так все любят. это приличное место и меня там любят и уважают, как специалиста. конечно я не могу сказать что это за место и кем я работаю. вы мне понравились. ваши слова про то что пациенты должны становится друзьями с врачом. мне и нужно это. помощь друга. потому что друзей у меня нет. у меня есть коллеги и почтальон, который приносит мне почту, есть мама, хотя она уже давно не живет в городе, есть мужчина, который всегда продает мне хлеб. но я не могу им сказать. потому что все они сразу сочтут меня не нормальным и обратсятся в психушку или полицию, а я не смогу доказать, что это не так. наш мир довольно предсказуем, вы так не считаете? я люблю правила, они помогают нам понимать, что делать дальше и куда идти, как поступать, а как не поступать. но мне не нравится, что все люди мыслят как одно. с личной жизнью у меня всегда все было в порядке. я примерный католик и не позволял своим мыслям брать над собой вверх, вы можете в этом не сомневаться. я всегда ходил на воскресные службы, а во время поста на все вечерние и никогда не развлекался с собой. жены у меня не было, но один раз я чуть не женился. правда она нашла себе другого не задолго до свадьбы. думаю все дело было в работе. Как я уже сказал мое место приличное но многим кажется что денег от нее не много, хотя нам хватало на жизнь и даже на новые платья раз в три месяца, пирог из Гринс в конце недели, мы не голодали. потом я весь отдался работе и преуспел в ней, так что думаю, что сейчас она бы никогда не бросила меня разменяв на другого мужчину. после этого я чуть-чуть запил. я знаю что доктору нужно говорить такое, поэтому я сказал. но я быстро бросил и сейчас уже восемь лет не пью. я не курю и не употребляю наркотики. наркотики это зло, я надеюсь вы это понимаете. я занимаюсь физической активностью. много гуляю, езжу на велосипеде и иногда, когда выдается выходной проделываю большие расстояния от своего дома до Сен-Дени. я вежлив, пунктуален, чистоплотен и обходителен. Мама научила меня всем вещам которые должен уметь достойный мужчина. мне нравится париж и я не болею за де круа. Все кто за него болеют полоумные. Это не правильно. я всегда держу свою часть улицы в порядке и работаю в приличном месте. надеюсь , что я убедил вас в том, что я не какой нибудь больной или один из этих про которых часто пишут в газетах или делают репортажи по ортф. каждый вечер я смотрю новости и точно часто вижу про какого нибудь сумасшедшего который сбежал из дени или которого туда посадят после того как он убил или ограбил. я не такой. я никогда не представлял себе как убиваю или граблю, даже если денег не хватало. это было давно, сейчас все хорошо. но вам наверное интересно, зачем я вообще пишу вам это письмо. дело в том, что недавно возвращаясь с работы я встретил девушку. это было два месяца назад и она стояла на остановке. ждала автобус. она была очень красивой. как нимфалида или морфида. она не обратила на меня внимание, потому что обычно девушки не обращают на меня внимание. но я не смог сдвинуться с места пока она не села в автобус и не уехала и даже после я еще стоял и смотрел на то место где стояла она. она была очень красивая. завтра я пришел в то же время на остановку и вновь увидел ее. после этого я часто так делал. я никогда не занимался собой, думая о ней. я знаю что врачей такой интересует. Я хочу сказать, я о ней думал всегда такими словами, как «неуловимая», «ускользающая», «редкостная»… В ней была какая-то утонченность, не то что в других, даже очень хорошеньких. Она была – для знатока. Для тех, кто понимает. было сложно. я понял что влюбился. но Красота сбивает с толку, забываешь, что ты собирался сделать и как тебе следует поступить. Я знаю, что нельзя говорить женщине что ты ее любишь. Если ты сказал то это все. Нужно быть твердым. поэтому я просто смотрел и ждал когда она увидит меня. но она не увидела. она не видела меня, потому что женщины обычно не замечают меня. и тогда я сильно обиделся на нее. но потом обиделся еще больше когда увидел что она разговаривает с каким-то тощим и не очень добропорядочным педиком. извините за такое не красивое слово, оно не правильное но иначе я не могу его назвать. у него были крашеные волосы и проколы по всему лицу. это выглядело отвратительно и я понял что нужно что-то делать. я начал подготовку. но мне кажется что что-то не правильно. в меня закрались со мнения по поводу всего того что я делаю. поэтому я пишу вам. пожалуйста помогите мне справится с этим и сделать что-то. я хочу забрать ее но я не знаю что делать потом. не говорите ничего полицейским или в психушку! я не больной! я надеюсь что вы достойный человек и писали правду на своем сайте. помогите мне с моей проблемой.


- Макс, ну что? - раздалось из комнаты. - Распечаталось? Дальше печатать?
[icon]http://s3.uploads.ru/t/oxw3c.jpg[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]Je ne peux pas simplement savoir.
J'ai besoin de faire quelque chose.[/status]

+1

11

[icon]https://b.radikal.ru/b04/1908/b8/82db9bd2bd9c.jpg[/icon][nick]Maximilienne Archer[/nick][status]Angel, baby![/status]Макс нырнула в свой объемный дождевик, запустила руки в рукава и облачила зеленовласую макушку в капюшон. Подобрала рисунки и скрутила в тугой сверток. Послушав Мику, она не стала настаивать на своем и будто успокоилась. Но подступившие вдруг к горлу воспоминания не давали девушке покоя.

«Чувствует любовь».

Что, если он чувствует совсем другое, низменное и позорное? И по незнанию, пусть даже так, подменяет понятия.

Что, если скрывает истинные грязные намерения заведомым обманом?

Это был ее отчим, новый мамочкин муж. Третий, кажется. Его звали Терри. Он носил белые несвежие рубашки со скромными желтыми кружками от пота подмышками, к своим тридцати пяти был слегка подлысоват и с вечно влажными ладонями. Не красивый, не статный, не умный в конце то концов, да и к тому же весьма мягкотелый, что с отменной простотой читалось невооруженным взглядом в его лягушачьей осанке. Зато при деньгах. И не жалел их никогда на маму и на малышку-Макси. В особенности на нее. Он баловал своих девочек вещами, которые без поддержки его банковского счета мамочка позволить себе была не в состоянии. Он перевез их в новую просторную квартиру в процветающем районе, где открывался чудесный вид на городскую панораму, где вся мебель была новая, а к чаю каждые выходные подавались свежие пирожные из кондитерской. Терри работал детским логопедом. А маленькая Макси как раз нуждалась в толковом логопеде. Ей тяжело давались длинные слова и сложносоставные предложения. Терри был только рад помочь, и его помощь обходилась любимой падчерице ровно в ноль франков за сеанс, тогда как с других своих клиентов он обыкновенно драл втридорога. Макс снилась в кошмарах дверь его частного кабинета с большим фиолетовым динозавром на пресно-белом фоне. Вместо единственного глаза – дверной глазок. В кабинете у Терри всегда было чересчур натоплено зимой, и душно летом. Он сразу же на входе предлагал Макс раздеться до нижней маечки. «А то вспотеешь, мышонок, заболеешь еще потом». Затем он усаживал ее на стул, обходил сзади и долго разминал лицо холодными липкими руками. Логопедический массаж, так это называется. После чего садился сам напротив, скрываясь за своим массивным столом, и расслаблял брючный ремень. Задача Макс же заключалась в том, чтобы читать все упражнения громко вслух, не ошибаться и не плакать. Иначе Терри заставлял себя отвлечься, подзывал ее к себе, и грязными руками тыча в книгу невпопад, отчитывал малышку за ошибки. Тогда сеанс затягивался дольше, чем положено. И длился до тех пор, пока Терри не решал, что удовлетворен. Ей было что-то около шести. Она была слишком слаба, чтобы защитить себя сама, и слишком подавлена, чтобы просить защиты у матери. Она не понимала до конца, что происходит, но чувствовала себя гадко. Он никогда не вел себя так смело с чужими детьми, только при Макс. Воздух наполнялся запахом свежего пота и чего-то еще, непередаваемо-мерзкого. Хотелось плакать, но заплакать было нельзя. Иначе все повторялось.

Взрослая Макс почти не помнила об этом. Она забыла, так делает человеческий мозг со всем, что травмирует личность. Вся гадость вытесняется в чернильные дебри подсознания, показываясь на свет от случая к случаю уродливым чудовищем. Сейчас она глядела ему прямо в лицо, едва держа на губах отстраненную улыбку.

Да, Мика не знал. Не мог знать. Он не нарочно призвал ее монстра из самых забытых глубин детских лет, с легкого плеча назвав помешательство этого человека – любовью. У ведьмы находилось множество других определений для его нездоровых чувств. «Психоз». «Одержимость». «Болезнь». Все они из другой, негативной цветовой гаммы, и все куда как более точно вырисовывают его портрет. Нет, он все еще не ядовито-черный, злоумышленный. И все таки весьма тревожный.

Девушка сморгнула с глаз незаметную слезинку и снова оказалась в настоящем. В приемной Мишеля. Скромно, без излишков, но чувствуется стиль.

- У тебя здесь тепло. В обоих смыслах, - запоздало отметила Макс, когда мужчина уже скрылся с вида в своем кабинете. – Уверена, это ты приложил к дизайну свои чудесные руки. Если это так – знай, они у тебя талантливые.

Максимильенн покружила по скромному пространству рецепции, пока престарелый принтер с нездоровыми звуками извергал из своих недр готовые распечатки. Она даже не постеснялась присвоить пару конфет из вазочки для клиентов, и тут же одну отправила в рот. Хотелось чего-то сладкого.

Письмо оказалось достаточно объемным, она-то представляла себе все те же обрывки фраз, которые эхом наполняли ее кошмарный сон. Сначала ведьма пробежалась по тексту, особенно не концентрируясь на ощущениях – а их почти и не возникало. Письмо, написанное от руки считалось сильной доминантой, вобравшей в себя достаточно личной энергетики его писателя, чего не скажешь об электронной версии все тех же слов. Когда слова проходят множество носителей – один жесткий диск, другой, всемирная сеть с электронной почтой – и когда свой уникальный почерк замещается на стандартный вордовский шрифт, утрачивается множество полезной для астральной ведьмы информации. Макс постепенно погружалась в нечто вроде транса, концентрируясь все больше на письме, и меньше на реальном мире.

- Не торопись ты, неудержимый Мика! – крикнула та в ответ из соседней комнаты, - Поимей совесть! Мне нужно время, чтобы сосредоточиться.

И в тишине ей стало правда легче. Глаза заволокло, словно пеленой, и Макси увидела.

***

- Нет. Он ее убьет. Точно убьет! Прострелит ей голову, Мишель! А потом и себя, прямо в левый висок! – причитала девушка, усевшись на полу в приемной Ривьеры. Вокруг была разбросана куча в сердцах скомканных бумаг с печатным текстом, а на ее черных колготках решительно ползла вверх широкая петля. Видать, зацепилась где-то. Но это все не важно. Не важно, что она сидит на голом полу – ей так удобно, правда. И уж тем более, к черту смазанный макияж. А вот что действительно имеет значение в контексте всемирного информационного поля – очень скоро свершится чудовищное преступление, которое, судя по всему, никак не предотвратить!

- Я вижу это раз за разом. Как он стреляет. Как ее голова БУМ – и разлетается в кашу! Мы не успели, Мика, уже не успели! Хотя еще все только впереди, - девушка всплеснула руками, с тоской и сожалением глянув на мужчину. – Он… Ну такой. Типичный задрот-тихоня. Среднего роста, обычного сложения, с мышиными волосенками… Да таких, как он, тысячи по Парижу ходят! А она. Она маленькая. С короткими волосами. Изящная. Я все пыталась разглядеть ее лицо, но каждый раз он меня опережает и… И смотреть там, в общем, уже не на что.

Макс собралась и одним рывком встала, неуклюже выставив руки вперед. Ее грациозность можно было сравнить с тонким изяществом лани, у которой переломаны все четыре ноги и хребтина в трех местах. Но Арчер нисколько не чувствовала смущения по этому поводу, что магическим образом присваивало ей какой-то особенный, арчеровский шарм.

- Это все. Я вряд ли вытяну больше из этих перепечатанных листков. Мишель!.. Ты должен что-то придумать! Не может же быть, что мы в тупике? Ведь почему-то же он написал тебе. Вот именно тебе, а не кому-то там! Ну неужели потому, что ему всего лишь понравился твой сайт.

+1

12

Заслышав из приёмной оклик Макс, призывающий не торопиться, Ривьера, не особенно раздумывая над словами девушки, действительно пододвинул себе поближе к столу стул, подцепив его край пальцами между разведенных ног и двигаясь вместе с ним вперёд, точно какающая собачка, и принялся открывать и отправлять в печать оставшиеся два письма. На каждое требовалось хоть и не слишком продолжительное, но все же время и причина тому - старенький принтер. Не сказать, чтобы у Мишеля совсем уж не было денег на новый или по крайней мере перекупленный с рук, но исправно работающий, старый просто им пользовались столь нечасто в связи с медленным осовремениванием мира, а соответственно переходом на электронные системы, что каждый раз, когда возникала некая потребность в печати и принтер выплевывал вместо текста чистые листы или, что тоже бывало, некое произведение абстрактного искусства в виде слова "ъыъ" посреди белого листа, что видимо, являлось куском какого-то загадочного недопечатанного слова, Мика и его секретарша так искренне удивлялись и загадочно пилили принтер взглядом, водя вокруг него ритуальные хороводы, что ни у кого и тени подозрения не возникало, что это все длиться уже месяца четыре. А в этом месяце, когда Ривьера вроде уже собрался по-мужски взять на себя ответственность и разобраться с этим монстром, покончив с проблемой раз и навсегда, Жан дал знать, что денег то у него и нет. Может он конечно ещё передумает (а Мика действительно почти что был уверен, что дело не в его заработке или тратах, а просто желаниях Жана), но некоторые сомнения имелись. Может поспрашивать у друзей, есть ли у тех лишний агрегат, желательно не стремящийся в высокое искусство, а готовый довольствоваться местом среднестатистического рабочего аппарата?
Когда в углу ноутбука всплыло окошечко, что последний документ распечатан, текст письма вновь высветился на экране. Ривьера очень тяжело взглянул на неровные строчки, начинающие с заглавных букв не там и не везде где надо, лишённые или переполненные знаками препинания, и устало зачасав назад волосы, как-то абсолютно обессилено опустил взгляд на клавиатуру. Письмо на периферии зрения тут же потеряло чёткость, превратившись скорее не в обилие текста, а по большей части, в обилие пустоты между строчек. Мика был озабочен всей этой историей уже с неделю и не было ничьей вины, кроме его личной в том, что она не закончилась раньше. Он понимал, что не может винить себя в том, что не имел сил никак исправить, но некая ответственность, которую на него возложил сам преступник (если его уже можно было так называть), давила на плечи, а ещё, что самое неприятное - на голову, отдаваясь постоянными болями. Хотя может это было из-за бессонницы, которая возникала из-за постоянно рисующихся картин о том, что происходит с девушкой, пока Мика спокойно, а главное безопасно, засыпает в своей кровати. Он не мог спать, зная такое и казалось его организм автоматически переходил в режим физического сопереживания, что означало мучения средние мучению жертвы.
Ривьера беспокоился о многом, но самое главное - его ли это сфера деятельности. Не нужен ли здесь психиатр, вот, о чем переживал Мишель больше всего. Все же он не врач и если ходы движения здорового, пусть и запутавшегося разума, мог понять, то о больном не могло быть и речи. Он не то чтобы не мог - боялся делать что-то в этой ситуации, зная, что в таком случае есть возможность сделать хуже, пытаясь действовать так же, как и всегда. Мишель должен стать лучше. Пусть он и не врач, но есть много литературы с которой он мог бы ознакомиться. Возможно, это чем-то поможет даже сейчас.
Он так и не понял, начала ли кричать Макс после или до того, как он вошёл в приёмную. Но вряд ли ответ на этот вопрос поменял бы его реакцию. Первым делом он поспешил подойти к ней, чтобы помочь ей подняться, но та уже прекрасно справилась и без его помощи – на вопросы грации он не обращал внимания от слова совсем. Чем больше и быстрее говорила девушка, тем чаще билось сердце Ривьеры, пока не принялось стучать о грудную клетку чуть ли не как бьющаяся о прутья клетки птица. Внешне он был очень бледным и виноватым, что виднелось, казалось бы, еще четче из-за усталости на лице, но пока Макс не выговорила все, что хотела бы сказать, Ривьера не вставил ни слова, да и даже в тишине несколько помедлил, постараясь сначала взять себя в руки, а уже потом излагать свои мысли.
- Макси… Ты права, да, конечно права я и сам об этом думал, но дело в том, что это не так просто. Это все происходит не так, как в сериалах, когда ты весь такой невероятно крутой можешь раскрыть дело не выходя из комнаты и грубо говоря, достаточно косвенных улик. Я не могу сделать выводы, потому что в этом примере далеко не два слагаемых. – Ривьера в волнении свел брови и посмотрел на ведьму очень вкрадчиво. – К сожалению, я не был готов к такому. Криминалистика была у меня всего три месяца на четвертом курсе университета, скорее как вводный экскурс и это далеко не моя специальность. Я не знаю с какого края браться и что предпринимать, да и не только во мне дело, а в том, что одно разбираться с темой, когда перед тобой  сам человек или по крайней мере его подробное интервью с описанием событий и совсем другое, когда исключительно… субъективные мысли. Пусть и от нужного субъекта. Но, Макси… - Ривьера дотронулся пальцами до плеча девушки. – Мы что-нибудь придумаем. Я думаю, если я немного разберусь с этим, то смогу составить подробный психологический портрет и с этим знанием мы сможем выделить область моих знакомых, через которых этот человек мог бы выйти на меня. Будет не очень хорошо, если он отыскал сайт случайно, но все же, стоит знать, что этот шанс очень мал.
Мика не очень уверенно, но ободряюще улыбнулся, переместив пальцы на щеку девушки и погладив ее подбородок большим пальцем.
- Может все еще изменится, когда ты посмотришь в будущее в следующий раз, а пока… Я думаю, мы оба плохо спали. Возможно тебе стоит съездить домой и… - Мика нахмурился и немного подумав, указал большим пальцем себе за спину. – Или, если хочешь, можешь поехать ко мне. Вроде ты живешь одна, если я правильно помню? А у меня собачуль. Тебе не помешает компания и смена обстановки. Да и Леди будет грустно, думаю, я поздно вернусь – дома мне труднее сосредотачиваться. Можешь взять что угодно из шкафа в коридоре на переодеться, принять душ, что-то поесть, выпить чаю или вина, а потом уже и я приеду. Что скажешь?

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Scent of a Woman (c)