Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Мир Фейблов » Ничего, что жизнь твоя напрасна


Ничего, что жизнь твоя напрасна

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ничего, что жизнь твоя напрасна
https://funkyimg.com/i/2URoM.png
быть везде и всюду чужестранцем...вечным чужестранцем на земле.

1. Место действия
Фон-Баронство, королевская тюрьма
2. Время и погода
574-й день, летом, 1370-го года
3. Действующие лица
Гаммельнский Крысолов, Глашатай

Позор лёг на всю семью с его проступком. Глашатай объявил о страшном преступлении своего племянника и голос его не дрогнул, но сердце и разум редко дружат между собой. Мужчине нужен был ответ на один простой вопрос: "Почему?"

0

2

Эрик лежал на кушетке, вытянув непропорционально длинные ноги и закинув руки за голову, для пущего удобства. На лицо была надвинута короткополая остроносая шляпа с вычурными перьям, закрывающая глаза и нос, но не скрывающая плутоватой улыбки, которая не сходила с его губ. Он выглядел слишком празднично и цветасто для тюрьмы: этот его знаменитый костюм, сшитый из лоскутов самых разнообразных цветов и оттенков и длинный плащ, подбитый звездами изнутри, и украшенный солнцем снаружи, который сейчас свисал с лежанки до пола, умостившись красивыми волнами. Легкое движение и одна нога, ложиться на колено другой, слегка покачиваясь в такт какой-то песне, которую Эрик по всей видимости напевал в своей голове. Создавалось впечатление, что он тут потехи ради и лишь на пару часиков, причем по добровольному согласию. Скоро время истечет, и он возьмет свою флейту и пойдет на какой-нибудь городской праздник: развлекаться и развлекать. А может просто случайно набредет на дом, где у кого-то гуляния и незаметно вольется в среду, как это умеет только он: незаметно становится центром внимания.
Заслышав, как вдалеке с неприятным скрежетом отодвинули решетку входа в общий коридор, нога Эрика замерла, а улыбка на миг исчезла с губ. Чтобы стать еще шире. Он определенно знал, кто к нему направляется. И ждал этого человека. Весь день. Это так взбудоражило его, что ту самую мысленную песню он принялся мурчать себе под нос, все еще покачивая в такт ногой. Когда шаги стали ближе, а затем остановились прямо напротив его камеры, Эрик сначала не подал виду, что заметил, но затем, замерев, слегка приподнял одну руку.
- О-о-о! Не ужели это мой… - мужчина указательным пальцем надвинул шляпу на голову, взирая насмешливым взглядом на Глашатая. – Дядюшка! Как приятно. Пришли напомнить этим гнусным тюремщикам, что они забыли – совершенно, абсолютно точно  непрофессионально -  мой обед? Я, конечно, не лелею надежд, но хлеб с сыром сейчас бы тоже не помешал. Оу. – Эрик поднялся на импровизированной кровати, ставя одну ногу на пол, а вторую сгибая в колене. Он прикрыл губы рукой, виновато сводя брови, но взгляд его стал еще более саркастичным. – Кажется, я начал не с того. Поздравляю с чудесной речью! Наверное она была превосходна-как-всегда. Какая сила, какие эмоции. Паузы, где надо и ритм соблюден. Чудно. Чудно. – Эрик повернулся к стене и кивнул пару раз, точно бы подтверждая свои слова, а затем повернулся к родственнику. – Так что там с едой, говорите?

+1

3

"Это же сын твоей сестры, да?"
"Наверное, стыд берёт, да, Реджинальд?"

Мужчина в добротных, богатых сизых одеждах шёл по коридорам тюрьмы в сопровождении стражников. Его лицо было хмурым и задумчивым. От него пахло душистым мылом и запах тот выделялся на фоне общего смрада и сырости. Ему были чужды визиты в такого рода места. Глашатай никогда не был в тюрьмах. По прутьям клеток стучали посудой другие узники, едва узнавали его. Он сам их не помнил, ибо не утруждал себя запоминанием лиц и имён бандитов, но они... Ооо, они хорошо знали Глашатая. Знали и звук его голоса, что трижды, всегда трижды, оглашал сказочной стране их приговор, знали его лицо, всегда презрительно морщившееся, едва речь заходила о поступках неблаговидных, свершённых тем или иным жителем, знали его мудрую жену Линетт, фрейлину королевских кровей, знали его сына Гонца, представленного высшему свету и снискавшего у него любовь своим кротким и благородным нравом, знали о его долгом пути к известности и положению... И знали теперь они о том, что его племянник - преступник.

"А ведь кровь одна, да, Реджи?"
"Он, вроде, общался с твоим сыном. Не боишься?"
"Он ведь бывал в твоём доме."

Глашатай, как ни силился, не мог понять, как из Эрика, того смешного и нескладного мальчишки, мог получится монстр. Гаммельнский Крысолов. Это казалось чем-то невообразимым. Он знал, что его сестра была той ещё дурочкой, знал, что её муж был простым работягой, но он не представлял себе, как ни силился, как могло так выйти. Все их дети, к слову, получились странными, одна история с Робином чего стоила, а Джорджи был повесой тем ещё, Нильс казался нормальным, в сравнении с ними, но стоило приглядеться, как и в нём просматривался налёт какой-то грязи, червоточины. Странное дело. Глядя на них, он понимал, насколько любит своего сына. Он всегда говорил сестре, мол, посмотри, твои дети неправильно себя ведут, твои дети не слушают тебя, указывал ей, мол, глянь на Никки, он же может. Та была не то мягка, не то глупа и не слушала. И вот чем это обернулось.

"Он погубил стольких детей."
"Это просто какой-то кошмар."
"На тебя тоже ложится тень."

Остановившись у его темницы, он дождался покуда стражники откроют скрипучую дверь. Эрик тут же подал голос, а Глашатай лишь насупился. Стражник хотел было войти и, наверное, вмазать этому кривляке, но Реджинальд остановил его жестом.
- Оставьте нас, - попросил он их. - Я позову после того, как мы поговорим.
Стражники переглянулись, но кивнули и вышли за пределы камеры. Дверь захлопнулась. У него даже камера была другой: за дубовой дверью с засовом, чтоб его не было видно. Его презирали. Народ за стенами тюрьмы желал его крови. Реджи не знал желал ли его крови он.
Мужчина скрестил руки на груди.
- Эрик, - обратился он к нему, - ты вообще осознаёшь, что ты натворил? Ты понимаешь почему ты здесь? У меня складывается ощущение, что ты...
Он пожал плечами, скользнув взглядом по племяннику.
- ...что ты просто не понимаешь в чём тебя обвиняют. Люди хотят твоей смерти, кто на костре, кто четвертовать, кто повесить, кто привязать тебя к коню побыстрее... Ты убил детей. Сотни детей умерли. Зачем, Эрик?
Глашатай всплеснул руками, непонимающе помотав головой.
- Я не могу уложить это в своей голове. Я не могу представить, что ты... Что ты мог совершить такое. Скажи мне, что это было колдовство, скажи что не ты принял решение, что тебя запугали. Я вытащу тебя отсюда, если тебе угрожали, мы разберёмся со всем, - он развёл руки в стороны, потом положил их на плечи Крысолова. - Но если это сделал ты, Эрик... Если это сделал ты, то просто объясни мне. Зачем?
Он уставился в его глаза очень серьёзно.
- И не смей отшучиваться. Время шуток кончилось. Речь идёт о твоей жизни. Свободы ты не получишь, но мы можем хотя бы смягчить наказание.

[icon]https://b.radikal.ru/b43/1809/f2/ece156bbf3a8.png[/icon][nick]The Herald[/nick][status]Bad Dad[/status]

+1

4

Эрик выслушал все слова Глашатая, не перебивая. Он не изменил позы, лишь немного покачивал вытянутой ногой, задевая носком подбитых кожаных сапог каменный пол. Из-за чего каждый третий слог мужчины сопровождался тихим «шурх», «шурх». «Шурх». Глаза новоназванного Крысолова смотрели плутовато, но следили внимательно, даже тогда, когда потемнели из-за тени подошедшего ближе Глашатая.  Острые плечи вздрогнули под его ладонями, улыбка дернулась, становясь слегка шире, а глаза нервно скосились в бок, смотря на руку. Пара мгновений и улыбка стекает с его губ вовсе, а Крысолов опускает лицо.
- «Зачем»? – повторил он ровным, ничего не выражающим тоном, спустя пару мгновений молчания. – «Зачем».. – уже более устало и менее похоже на вопрос. Крысолов опустил вторую ногу, устойчиво вставая на пол, и поднялся, увиливая от рук своего дяди, даже не поднимая лица. Он подошел к небольшому зарешеченному окошку, которое находилось гораздо выше самого Эрика, а потому он точно не мог увидеть, что снаружи. Единственное его назначение, по всей видимости, было – пропуск света в камеру и помощь в понимании ночь сейчас на дворе или утро. Ну и все приказы на главной площади отсюда слышны, а значит, если кто решит казнь провести, то преступник еще сможет пометаться по собственной клетке, как загнанный в ловушку зверь, пытаясь решить то, что решить собственно невозможно. Если честно Эрик не слышал, чтобы отсюда сбегали, что впрочем, нисколько не значит, что эти ситуации просто не оглашаются во всеуслышание, как те же приговоры.
Силуэт мужчины полностью скрывал плащ, покрывая даже пятки, но при том не волочась по полу. Однако можно было понять, что Эрик сложил руки на груди и смотрит в направлении окна.
- А сможешь ли ты понять? Ты и твоя милая, светлая, семья? – Эрик развел руки в стороны, поворачивая голову вправо и смотря на собственную раскрытую ладонь. – Убийство. – он повернул голову влево. – И не справедливость. – Крысолов медленно опустил руки. – Сможешь ли осознать, когда человек готов на многое ради тех, кто дорог и убийство уже не кажется ему преступлением.

+1

5

Глашатай нахмурился, склонив голову чуть набок. Он наблюдал за племянником, ощущая себя, как ни странно, виноватым. Казалось бы, какая между ними связь, кроме кровной? Он не знал его. Не знал чем этот мальчишка, уже ставший взрослым мужчиной, жил и как он вырос, что с ним происходило. Реджи всегда считал, что преступники не достойны ни жалости, ни сострадания, а вот тут... На тебе. Неужели капля родной крови так сильно меняет дело? Он и не знал...

Но лучше бы не знал и дальше.

Потому что было до безумия сложно уложить в своей голове неприятие, вину, стыд, гнев и жалость. Мужчина провёл рукой по лицу, качая головой, потом всплеснул руками и приподнял брови, вытянув губы в трубочку, а глаза широко открыв. Тяжело вздохнул и мотнул головой, скрестив руки на груди. Невольно зеркалил позу Эрика.

- Я не знаю, Эрик, - честно признался Реджинальд, - я не знаю каково это. Убивать за близких. Потому что я ради близких работал, как проклятый. Только это и делал, всю свою жизнь, порой долгими днями и ночами не видя сына и жену, даже не замечая сколько времени проходит. Но, как ни странно, это не помешало мне послужить примером для Николаса. Примером усердия и благочестия. Как ты сказал про мою семью? Милая и светлая, да. Но я работал ради этого, так что не упрекай меня в том, что твой двоюродный брат никого не убивал и проживает свою жизнь по иному сценарию. Ты мог бы прожить не хуже.

Глашатай поглядел на окошко под потолком. Ну как окошко? Пха. Издёвка. Почему всё так происходит? Он хороший отец, раз ему не приходится разговаривать в таком месте с сыном. Вот дядя из него, пожалуй, вышел дурной. Может, он мог что-то сделать, что-то не сказать, что-то, напротив, сказать. Может, он мог увидеть что-то важное, но оно ускользнуло от него, вот через такую же щель. Мужчина опустил взгляд на Эрика.

- Расскажи мне что именно произошло. То, как это выглядело по-твоему. С моей лёгкой подачи ты теперь Гаммельнский Крысолов, да, но я не знаю что там было. Молва говорит всякое. Ведь сначала ты сослужил городу пользу, я знаю это. Что случилось потом? - Реджи сощурил глаза. - Ты действительно отвёл детей в ущелье? Или ты утопил их? Что ты сделал с ними и... Что заставило тебя? Поступить именно так. Может быть... Хотя бы в другую темницу. Хотя бы без смертного приговора.

Он помолчал, потерев лоб и прикрыв глаза. Он действительно ищет ему оправдания. Он вот прямо здесь и сейчас ищет ему оправдания. Как так вообще получилось? Он же всегда был против. Он никогда не задумывался над причиной. Просто вещал, что совершён очередной чудовищный поступок. Для него не было полутонов, не было для него проступка, совершённого по ошибке, ради чего-то хорошего. Был проступок. Был закон. Убил - наказан. Украл - наказан. И всё. Были, конечно, исключения, но редкие и не ему же этим заниматься, в самом-то деле? Не ему искать колдуна, который заморочил разум убийце, чтоб его оправдать... Но не в этом случае. В этом случае он хотел искать кого угодно за этим всем. Он не был в тёплых отношениях с сестрой, после замужества она свела контакты с ним практически на нет, сама, а после истории с Робином и вовсе прекратила их, но она всё ещё была его сестрой, а Эрик всё ещё был её сыном. Он даже не знал что с ней сейчас.

- Убийство, Эрик, всё равно останется убийством. Как ни оправдывай. Но обстоятельства... Возможно хоть что-то можно исправить. Вот я о чём, - он выдохнул, разводя руками. - Я стараюсь, Эрик, пойди уже мне навстречу.

[icon]https://b.radikal.ru/b43/1809/f2/ece156bbf3a8.png[/icon][nick]The Herald[/nick][status]Bad Dad[/status]

+1

6

Эрик наклонил голову, сжимая пальцы на плечах сильнее и ежась, точно от холода. Он ссутулился, сгорбился, визуально уменьшаясь в размерах и почти складываясь пополам, словно от боли. Плечи под яркой тканью задрожали и в наступившей после монолога тишине, раздался жадный до воздуха всхлип. Так продолжалось пару секунд, пока Эрик наконец, не выпрямился, разворачиваясь на пятках к Глашатаю и откинув назад голову не засмеялся, что было сил. Его долговязое непропорциональное тело тряслось, точно в лихорадке, а руки, сначала крепко сжимающие ребра в кольцо, безвольно опустились вдоль туловища. Крысолов смеялся нездорово, но так отчаянно, что чуть не захлебнулся в собственной слюне, подавившись и закашлявшись. Однако даже когда, резко распахнувшиеся темные глаза, смотрящие на собеседника, наполнились паникой от нехватки кислорода, он не перестал смеяться, буквально задыхаясь от спазматического кашля. Откашлявшись чуть ли не до рвотных позывов и протянув долгое «ха-а-а» на выдохе, Эрик прикрыл глаза и снова расплылся в улыбке, слабо подхихикивая.
- Ты такой забавный. – тихо сказал он, вытирая губы рукавом и безразлично посмотрел сначала на своего дядю, а потом, куда-то за его плечо. Там была только дверь, так что видимо именно ее мужчина удостоил своим взглядом, затем вяло переводя его на Глашатая вновь. – Посмотри на себя. – Эрик вытянул руку, указывая раскрытой ладонью с широко разведенными узловатыми пальцами на фигуру перед собой. -  Стоишь здесь, сейчас, ищешь оправдание убийце, стараясь найти в его поведении хотя бы чуточку здравого смысла! Это ты то! Тот, кто смыслит в рамках управленцев! Смотри! – Эрик очертил указательными пальцами квадрат. – Вот твои рамки со здравым смыслом! А вот здесь живем мы! – мужчина тыкнул мизинцем куда-то в совершенно другую сторону. – Так что давай, завязывай, я что, нанимался разъяснителем? Мне за такое не платят! Пускай это делает Рассказчик. – Крысолов вяло махнул ладонью, явно уставая от этого диалога. – Может быть как-нибудь справишься с осознаниями сам и без меня. Хотя я очень сомневаюсь, ведь для этого, твоего сына должны вздернуть, а жену убить, чтобы ты пожалел о всем том времени, что мог провести с ними, а проводил на своей работе, строя безличностную маску положительного героя, хотя сам далеко не он. – Крысолов свел брови и без особого энтузиазма закончил. – Что в наших возможностях и вероятностях просто нереально.
Он устало выдохнул и, пройдя к импровизированной кровати, сел на нее.
- Эй, Реджи, - почти доброжелательно окликнул Крысолов. - Не забивай себе голову ненужными вещами, а то забудешь, что читать нужно слева направо. – мужчина снял с плеч плащ, расстегнув застежку и повертев ее в руках, положил рядом с собой. – Убийство остается убийством. А смерть всего лишь смертью. Так что можешь не беспокоится, возвращаясь к своим прямым обязанностям серого кардинала. Спасибо за минуту славы. Все равно мне в этой жизни ничего не светило.

+1

7

Мужчина хмуро наблюдал за поведением Крысолова. Он решил про себя, что тот рехнулся. Возможно, он рехнулся от содеянного, правда, а не до него. Слова звучали хлестко, обвинительно, но Реджинальд Фаст не понимал в чем его пытается обвинить племянник. Если не будет контроля и порядка, если не будет сильных людей у власти, которые могут наказать, а могут погладить по голове, то что будет-то? Массы людей тупы, трусливы и пьют в тавернах все свободное время. Он дослушал Эрика и покачал головой.
- Эрик, ты можешь сколько угодно ругать власть, но она будет всегда. Это неизбежно, - он развел руками. - Если не будет контроля, то не будет свободы. Не будет понимания того, что вот это можно, а вот это нельзя. И что мы тогда будем иметь, в сухом остатке? Бешеную, дикую собаку, вот что. Которая, почувствовав, что никто за ней не охотится, начала бы кусать всех без разбору. Что бы началось, скажи мне? Преступления, за которые не наказывают, совершались бы повсеместно, мораль бы стала пустым звуком, кругом появились бы маргиналы и ублюдки, от которых никто не мог бы спасти. Политики всегда будут казаться злодеями, когда в очередной раз кто-то где-то что-то недополучил, вроде как, по их вине. А как на счет того, чтоб начать с себя, а? Самому соответствовать понятию справедливости и благородства, самому добиваться чего-то, преображать мир вокруг себя в лучшую сторону? Все горазды хаять стражников, бургомистров, королей и меня, а на деле что, Эрик? Вот что бы ты сделал такого хорошего, такого правильного и такого здравого? Ты бы смог предотвратить свой собственный поступок? Сомневаюсь. А что тебе лично сделали эти несчастные дети? Почему они должны были пострадать, если тебя что-то там не устроило? Месть - удел грешников, Эрик.
Глашатай махнул на него рукой.
- Да что я распинаюсь, и правда. Ты безумен. И я добьюсь отмены казни для тебя, но из тюрьмы ты вряд-ли выйдешь когда-либо. Хочешь - ненавидь меня, хоть до конца своей жизни. Но знаешь! - он поднял вверх указательный палец. - Именно потому, что я могу поставить себя в рамки, я достиг того, что имею. Если ты не умеешь, то ты так и останешься никчемышем. И сгниешь в тюрьме никчемышем. Что мы с тобой сейчас и наблюдаем. Я выйду отсюда все тем же благочестивым честным жителем, а ты останешься здесь и весь мир будет презирать тебя и считать душегубцем. Просто потому, что ты не мог поставить себя в рамки. Не управленцев, нет. Просто в рамки адекватности, хотя бы. Пожинай плоды того, что посеял. Не буду тебе мешать.
Глашатай всплеснул руками.
- Творец тебе судья в итоге. А мы просто оставим тебя наедине с тем, что ты натворил и этого наказания, думаю, будет более чем достаточно.
Реджинальд подошел к двери и постучал в нее, ожидая стражников. 

[icon]https://b.radikal.ru/b43/1809/f2/ece156bbf3a8.png[/icon][nick]The Herald[/nick][status]Bad Dad[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » Мир Фейблов » Ничего, что жизнь твоя напрасна