Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Друг всегда поможет


Друг всегда поможет

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Друг всегда поможет
http://sd.uploads.ru/FWd20.jpg
1. Место действия
Франция, Париж, квартира Мики Ривьеры
2. Время и погода
09.07.2014 г.
18:30
Приятный теплый вечер
3. Действующие лица
Серебряное Копытце, Мика Ривьера

У Мики много друзей. У Мики очень много друзей. Каждый его друг готов чем-то ему помочь - найти, прийти, принести, унести, донести, узнать и помочь забыть. На этот раз друзья Мики провернули сложную схему. Ведь на этот раз для работы Ривьере необходим оценщик драгоценных камней. Благо, среди дальних знакомых такой имеется. Ну, подумаешь, виделись один раз. Ну, подумаешь, на вечеринке. Он ведь друг! Значит, поможет.

+1

2

Обычный летний вечерок в Париже - гудят машины, постоянно перестраиваясь или пытаясь выбить себе парковочное место, болтают люди, смеются влюбленные и серьезно курлычат голуби. Приятный ветерок сегодня прилетал с востока, гладя своими руками как всегда взъерошенные волосы, играясь с полами кардигана. На улочке, где располагалась мирная пекарня, людей было немного. Изредка пробегали подростки, с грустью в глазах глядя на уже завешенные железными ставнями окна, и убегали дальше, к своей жизни, любви и мечте. А Ивон возился со ставнями на двери, которые заклинили на середине пути вниз, перекосившись и не желая двигаться дальше.
Опыта в общении с этим чудным защитным механизмом у Копытца было мало. Собственно, он вообще не должен был с ним общаться, потому что был всего-лишь пекарем. Но администратор сегодня подбежала с печальными глазами и, лепеча про свидание, девушку, ресторан, золотое платье и шесть часов вечера, всучила ему ключи с инструкцией и убежала. А Ивон, конечно, просто не смог отказать влюбленному чистому сердцу, которое так волновалось перед свиданием. Ему не сложно, он ведь никуда не спешит. А вечерок и правда чудесный, стоит того, чтобы подольше в нем задержаться.
Правда, незакрывающиеся ставни немного пугали, но Копытце верил, что он уговорит железо. В конце концов, он же венец творения. Он должен быть умнее, чем кусок металла на петлях. И осталось только придумать, как выровнять этот неразумный кусок, застрявший под своим весом в креплениях.
Трель телефона раздалась совсем не вовремя - Копытце, используя старое доброе "нажми посильнее, может заработает", почувствовал как металл под пальцами начал проседать и опускаться вниз. На миг мелькнула надежда, что это кто-то ошибся номером и перестанет названивать, но сотовый был упрям и продолжал петь что-то мелодраматичное на китайском. И вот вроде он на секунду заткнулся, и даже ставни под пальцами поехали вниз, но тут телефон снова зазвонил, металл выскользнул из ладоней, и ставни с диким грохотом упали до самого конца, задорно в конце подпрыгнув. Копытце втянул голову в плечи и приготовился к социально-общественной каре за такой шум.
А телефон продолжал звонить.
Через секунду поняв, что никто не собирается его убивать и даже горшком с гортензией не кинут, Ивон торопливо схватил телефон и, даже не глядя на номер, сдвинул зеленый значок трубки вправо. Голос в трубке, знакомый настолько едва уловимо, насколько может быть знаком голос прохожего, которого вы видите раз в неделю на автобусной остановке, защебетал что-то быстро и воодушевленно. Не отошедший от грохота железа Копытце сумел разобрать только поверхностные слова. Что-то про драгоценности и оценку, какой-то адрес, вроде бы слово "друг" и имя Мики Ривьеры. И связь прервалась, оставив Ивона недоумевать.
Ключ с тяжелым щелчком повернулся в замке, закрывая ставни и даруя пекарне максимальную безопасность, которую можно было при небольшом бюджете.
Имя Мишеля Ривьеры Копытце, может, и не запомнил бы, но оно было изящным почерком выведено на чеке, а чек был чуть ли не единственной вещью, которую он сохранил при себе год назад после какой-то совсем безумной вечеринки. Даже сейчас, спустя такое время, помнил он ее урывками. В основном, очень яркими и немного психоделичными, но, с другой стороны, приятными. Один массовый бой на багетах чего стоил - не частое для Парижа зрелище, хотя казалось бы.
Но вроде парень этот был неплохой. Веселый, забавный, открытый, как маленькое дите во взрослом теле, которое хотела играть всю жизнь. Если ему вдруг понадобилась какая-то помощь, и на этот раз они не проснутся в полицейском участке, то почему бы и нет?..
Ему ведь и правда нечего делать такими славными летними вечерами.
Адрес Ривьеры находился в отдалении от пекарни, но не таком большом. Милый исторический район, спокойный и тесный настолько, чтобы машины не могли парковаться на улице, а уезжали в специальные кармашки у каждого дома. Или вообще были заменены на скутеры и велосипеды. Но Ивон пришел пешком, поэтому ему это все было чуждо. Тут главное не ошибиться номером дома. А то хватит ему социальных неловкостей на сегодня.
Когда он нажимал уже на кнопку звонка, он пытался хотя бы вспомнить, как выглядит Ривьера. Освещение на той вечеринке было своеобразным, меняющимся, поэтому полный облик в голове состоял из кадров различной степени замутненности. Впрочем, и Копытце теперь выглядел по-другому - другая одежда, длинный кардиган на пару размеров больше, чтобы рукава скрывали кисти рук полностью, до самых кончиков пальцев, чуть менее уставший вид и нет того чувства в глазах "зачем вам двести багетов в одиннадцать ночи, люди?". На этот раз все цивилизованно. Хотелось думать, что у Ривьеры тоже.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

3

После двух поворотов ключа в замочной скважине, дверь перед Ивоном медленно приоткрылась, бросая тусклую дорожку света на гостя, и на пороге показался Ривьера. Он стоял босиком, в черных классических укороченных брюках и белой рубашке на выпуск, опираясь на дверной косяк, и вежливо улыбался, хотя смотрел вопросительно. В ногах у него юркала небольшая собачка, которая явно пыталась рассмотреть незнакомца первее своего собственного хозяина, но у нее это никак не выходило, и она только путалась в длинных мужских ногах, да обиженно фыркала. Ненадолго повисло молчание, а затем Мишель резко вдохнул, приоткрывая губы, точно собирался что-то сказать и оторвал руку от двери, указывая на Ивона указательным пальцем. В темных глазах проскользнуло узнавание, и улыбка из вежливой моментально превратилась в приветствующую.
- Ах, да! Точно! Это же ты тот самый Ивон! – сказал он прерывая любые попытки представиться, если те и были. – Ну ничего себе, я совсем не ожидал, что ты так быстро придешь, все думаю «Что за парень?», может новый сосед? Проходи – проходи! – мужчина зашел внутрь, освобождая проход. – Не бойся этой малышки, она добрее самой Флоренс Найтингейл и, кажется, так же умна. Даром, что ай-кью собак все еще не измеряют в обязательном порядке. – Мика огляделся вокруг, потерев пальцами подбородок и задумчиво опустил взгляд на пол в поисках тапок для гостя. Собака тем временем понюхала штанину Ивона и удовлетворенно обрызгав ее пчихом, отошла обратно к хозяину. – А ты значит тут где-то неподалеку живешь или работаешь, да? В такой час на машине не доедешь. Да-да, проходи…
Мика сделал резкое движение в бок, протягивая руку и включая свет. В коридоре стояло три бумажных пакета, наполненных продуктами и элегантным движением руки, мужчина вытянул из одного такого багет.
- … проходи, и , Ивон! – Ривьера дождался, когда тот обратит на него внимание и посмотрит в его сторону, и кинул ему багет, тут же доставая второй. – И защищайся! Думаешь я забыл, что ты вытворял на моем дне рождения, негодяй? – Мика засмеялся, выставляя левую ногу вперед и вставая в позу из которой было бы удобнее всего нанести удар багетной шпагой в низ живота. – Возмездие настигло тебя! – он пару раз попытался нанести  воображаемое ранение, а затем выпрямился и указал багетом в угол слева от вошедшего. – Тапки там, если хочешь. Здорово, что ты пришел так быстро, но смотри – я только из магазина! Это надо подумать, ты мог прийти и тебе бы никто не открыл, ведь я сам зашел только с минуты три назад.
Ривьера нагнулся и, подхватив два пакета, направился вперед по узкому коридору на небольшую кухоньку. Вместо стола здесь была барная стойка из крепкого, явно натурального дерева и три стула. Пространство  единственной комнаты было соединено с кухней посредством небольшого окошечка – ниши в стене. На нем стояли небольшие растения в цветастых горшочках с совсем крохотными еще листочками.
- Закрой дверь и принеси пожалуйста последний пакет! -  крикнул Мика. – Леди-Леди, иди ка сюда.
Ривьера поставил пакеты на барную стойку и включил свет на кухне, пока по потертому паркету к нему топали – топ-топ-топ – маленькие лапы, поцокивая коготками. Ничего примечательного, обычная светлая меблировка, разве что на высоком подоконнике тихо играет старое радио, да горит свеча, закрытая специальным куполом, с возможностью доступа кислорода. Возможно, Ривьера забыл все погасить и выключить, потому что не собирался выходить надолго? Или так и нужно было? Не ясно. Мужчина вытащил что-то из пакета и присел на корточки перед собакой. Та тут же приветливо завиляла хвостом.
- На-на, держи. Ты будешь что-то пить? – последнее Ривьера спросил уже громче, явно обращаясь к своему гостю. – У меня есть хорошее вино!
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

4

Этот долгий неловкий момент, соперничающий по степени своей неловкости разве что с той самой бывшей, когда ей уже скоро сорок, у нее ребенок и муж, а ты все еще юнец непонятного околотридцатилетнего возраста. Да и то, если там они хотя бы друг друга в лицо помнили, то тут совсем мрак и неловко. И ведь европейская вежливость не даст сразу понять, не ошибся ли он вообще дверью.
- Я...- он хотел представиться, но тут открывший дверь хозяин квартиры весьма уверенно указал на него пальцем. И назвал его имя. И защебетал, точь-в-точь как в трубке. Копытце остался со странной смесью радости от того, что он не ошибся, и не пониманием того, что вообще происходит. Но, видимо, это нормально.
Хозяин казался довольно радушным, а у его ног вилась милая собачонка, черным носом пытаясь втянуть все запахи улицы и Парижа. Чувствуя себя слегка неловко, Ивон переступил порог квартиры. Он почти не ходил в гости и причина была проста и незатейлива - у него было не так много друзей, к которым он мог бы сходить. Поэтому он особо и не знал, что нужно делать в гостях. Тем более, кажется, его позвали по работе. А для этого нужна максимально трезвая голова, холодный ум и хорошая лупа. В полной мере не присутствует ничего. Хорош работничек.
Свет осветил милый коридорчик, явно рассчитанный не на большую семью, а максимум на двоих. Удобное, уютно, по-домашнему так. И, немного зависнув в попытке чисто детского интереса оглядеть чужое убранство, Ивон вздрогнул, когда его окликнули. И уж точно он не ожидал опять увидеть, как на него наставляют багет.
- О нет, какая тонко спланированная месть!- он рассмеялся, хватая багет и отражая удар в живот, заставив хлеб рассыпать по полу свою тонкую присыпку муки сверху. И его удар в сторону плеча был отражен встречным, показывающим опыт человека в сражении на хлебе. Может, этот Мика тоже пекарь? Хотя откуда у пекарей такие вечеринки на день рождения - загадка.
Напряжение как-то разрядилось и можно было спокойно выдохнуть, расправить плечи. Он даже нашел сам тапки и ничего не уронил, правда, продолжая держать в руках багет и не понимая, куда его деть. Хрустящая корочка манила откусить кусочек потверже, но Копытце честно держался. Его сила воли была железна - он же работал среди подобной еды. Почти научился контролировать себя и не просить брак производства к чаю на обед.
- Да, я тут недалеко работаю... Хороший вечер, чтобы прогуляться,- он наконец-то прошел на пару шагов вглубь дома и догадался закрыть дверь за собой, поворачивая ключ. Это была скорее машинальная безопасность. У Ивона в доме дверь стоила чуть ли не две его зарплаты на прошлой работе. Безопасность и немного паранойи они такие.
Он все еще оглядывался, крутя головой по сторонам и оценивая каждую мелочь, что придавала жилищу неповторимый облик. И дом на удивление казался скромным. Да, тут чувствовался стиль, шарм и рука пары мастеров, но в сравнении с вечеринкой тут все было очень скромно. Впрочем, может в этом и суть?..
От просьбы Копытце встрепенулся, всем своим видом показывая готовность помогать во всем, даже в приготовлении ужина, и неважно, что не просили. Поэтому, наконец-то засунув багет в пакет, он поднял бумажную тару и понес к чужой кухне. Из пакета чуть слышно и вкусно пахло какими-то овощами и специями. Под ложечкой вопросительно засосало, намекая на то, когда наступит ужин.
- А? Нет, не стоит... Ты говорил, что тебе нужна помощь. Мне нужна светлая голова, чтобы работать идеально,- он добро улыбнулся, призывая не обижаться на отказ, а потом поставил пакет на стол, к его двум бумажным собратьям.- Очень милый дом.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

5

Мика поднял лицо и, посмотрев на Ивона, улыбнулся, хотя руки его все еще были заняты угощением собаки и ее моральным подбадриванием.
- Правда? Спасибо! Это здорово, что нравится, -  он взглянул на собаку, давая ей еще один кусочек сыра из небольшого пакетика и тут же гладя по лоснящейся голове освободившейся рукой. – Она конечно небольшая, да и дом очень старый, так что иногда ночью слышно, если кто поздно возвращается. Нет мусоропровода, лифта и общего двора, но мне очень нравится это место. Да и всех соседей я знаю – мы почти что одна-а-а больша-ая дружная семья. – Ривьера поднялся, откладывая пакет с сыром на стол, и отряхнул руки парой легких хлопков. Затем он положил ладонь на плечо Ивона. – Чтож, в действительности бокал вина не мутил разум еще ни одному французу, может даже только добавлял вдохновения, но  - нет, так нет! – он слегка сжал пальцы, доверительно заглядывая в глаза. – Пойдем со мной, я покажу тебе кое-что.
Мика легко обогнул парня и направился в комнату, которая служила одновременно спальней, кабинетом и гостиной. Здесь не было большого количества мебели, только двуспальная кровать с балдахином и компьютерный стол, на котором лежал ноутбук и графический планшет. Настольная лампа, прикрепленная к краю прищепкой, уже была включена и бросала кружок белого света на столешницу. Остальное пространство занимал ковер и декоративные подушки, накиданные небольшой кучей в углу, но по всей видимости, в спешке. Из-за большого размера самой комнаты и ее малой занятости здесь было довольно комфортно и свободно.
- Садись-садись, это очень интересная история, думаю, она может прийтись тебе по вкусу. – Ривьера похлопал по спинке компьютерного кожаного стула и направился к балкону. – У моей семьи есть свой бизнес в мире моды. Так, пустяки, но порой приходится знакомиться с такими интересными людьми! Недавно к нам заходит мужчина – в возрасте, но ухожен: итальянский твидовый костюм, начищенные броги, печатка с гербом и, конечно же, личная охрана. Честное слово, я дал бы ему всего сорок, если бы мой глаз не был так наметан на возраст. – Мика закрыл дверь, ведущую на балкон и, развернувшись, упер руки в боки, смотря на своего гостя. – Такой благородный господин. Захотел осмотреть лучшие наряды. Как же не пожелать для подобного посетителя самого-самого – даром, что я был в магазине! Мы устроили для него целый небольшой показ, и ему приглянулось одно платье – м-м-м … - Ривьера мечтательно прикрыл глаза и закусил нижнюю губу. – Воплощение мечты, а не платье. Надо сказать глаз у него наметан, что надо и я не удивлен. Говорят, итальянцы очень критичны, когда дело касается еды, женщин и одежды. Но дело было в том, что он пожелал забрать наряд вместе с украшением. – Ривьера указал на свою густую копну вьющихся волос. – Заколку для волос, она была на модели. А я буквально не представляю, сколько она может стоить! – Мика огляделся. – Так, где же она у меня… Ах, да! Я принес ее в своей сумке. Сейчас.
Француз встрепенулся и вышел. Из коридора продолжил:
- Я нашел ее на Святом Оуэне. Знаешь же там, барахолка большая. Чего только нет! Мой дядя… А вот и она! – Ривьера появился в комнате, держа в руках нечто небольшое, завернутое в бархатную ткань. Видимо ту самую заколку. – Мой дядя нашел там огромную деревянную лошадь от старой карусели. А потом оказалось, что ее сделал сам… - он замер, возводя глаза к потолку. – Господь, дай памяти… Рольфи Кесслер, вот! Конечно же. Сейчас его работы стоят миллионы долларов. Он был одним из лучших резчиков по дереву. Создавал органы для аттракционов, механические пианино и вот, лошадей… А это… - Мика подошел к столу и аккуратно положил то, что нес в руках, на столешницу. – Еще одно сокровище старых рынков. – он раскрыл черную ткань, показывая заколку на свету. Выглядела она, как небольшая серебряная веточка с белоснежными диковинными цветами, на одном из которых сидела бабочка, опустив свои крылышки. Не с первого раза можно было заметить, что украшенная фиолетовыми камнями на той же веточке была маленькая гусеница и висящий кокон, инкрустированный другими, бледно-розовыми камнями, которые заманчиво играли под лампой.
- Мне это навевает мысль о рождении прекрасного. – влюбленным шепотом сказал Мика, нагибаясь ниже. – Смотри. Куколка, гусеница и бабочка, точно бы сушащая крылья на цветке. Думаю, это белая орхидея. Цветок невинности и элегантности. Может, в каком-то смысле это все символизирует возрождение или расцвет, но какие мудрости не рисуй, работа очень искусная! Даже если камни – простое стекло. – Ривьера нагнулся еще ниже, так, чтобы его лицо было на одном уровне с сидящим Ивоном. – Что скажешь? О самой работе, не о камнях пока что.

*

http://sd.uploads.ru/SqiRs.jpg

[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

6

В который раз его уже ловят на недостаточной французскости за отказ пригубить вина, но который раз это всего лишь вынужденная мера. Конечно, мастера французской классики могли пить вино или пиво, или шампанское круглыми сутками, могли в одной руке держать теплоскоп, а в другой - бокал, и быть изумительными мастерами, но Ивон - не они. Он как был в душе новичком. который очень боится напортачить и потерять все, что имел, так им и остался в своем деле. Да и Копытце был слишком вежливым, чтобы сразу начинать пить с хозяином. Вот может потом...
Квартира Мики продолжала умилять своим простором и удобством, а кровать с балдахином казалась какой-то мечтой, из разряда камина и собственного летнего домика. Ивон не знал, может ли позволить себе такое, но ему уже хотелось. Уж больше шторы напоминали еловые лапы, которые некогда в лесах укрывали белого оленя от пристальных взглядов всех недоброжелателей.
Усевшись в кресло и проверив его на поворачиваемость, потому что нельзя не крутануться на стуле, если он крутится, Копытце приготовился внимательно слушать. Не потому, что информация была важна в деле ювелира, но потому, что ему интересно. В конце концов, что-то намекало на то, что Мика не может рассказать банальную историю из трех слов. Кажется, в его жизни мало банальности.
История и правда была интересна. Как сталкивающийся с понятием "иностранный клиент" и "богатый клиент", Ивон кивками поддакивал на рассуждениях о сфере интересов итальянцев, желании дать клиенту лучшее и внезапно запрошенную мелочь к основному заказу. Кажется, во многом мода походила на украшения. Ведь они даже шли примерно в одной сфере человеческих интересов.
- Никогда не гулял на старых базарах...- мельком откликнулся Копытце, дослушивая историю и глядя с интересом на небольшой сверточек  ладони Мики. Хоть он и не понимал этой ценности блестяшек, для него они все были просто камнями, лишь чуть более красивыми, но люди порой создавали из них настолько прекрасное искусство, что он готов был взять свои слова обратно и молча восторгаться.
Это, видимо, был один из тех случаев. Мелкая инкрустация заставляла серебряные грани сверкать чужим светом, а крупные элементы винно-рубинового кристалла облачали произведение рук мастера в некие слова, которые он хотел сказать.
- Красота...- с придыханием сообщил Ивон свое мнение. И хоть работник в нем хотел взять пинцет и лупу, чтобы разглядеть детали, общий вид зачаровывал куда больше именно так, как его задумывал автор. Теперь он точно не сможет разобрать эту красоту для детального просмотра камня под пучком света. Потому что это кощунство, особенно если они в таких кустарных условиях без лабораторных установок.
- Иногда в груде породы попадается особенно бесценный алмаз... Неимоверно рад, что такая красота попадет в ценящие руки. А не к кому-то, кто заложит ее в ломбард ради новой машины или очередной бутылки,- он чуть поморщился, отстраняясь от стола, потому что еще пара десятков сантиметров и он уткнется в него носом.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

7

Мика, который был настолько близко, что Ивон уткнулся в его грудь спиной, расплылся в воодушевленной улыбке и полыхнул особым азартом в темных глазах.
- Это так здорово, что тебе понравилось! – воскликнул он. – Может тогда тебе придется по вкусу и само платье! Сейчас, я просто обязан тебе его показать. – Ривьера выпрямился и, достав из заднего кармана брюк телефон, быстро разблокировал его и зашел в галерею. – Это конечно не работа моего отца, мы лишь выкупили ее у частных модельеров, но… Но-но-но! – мужчина положил одну руку на спинку кресла, а сам наклонился, открывая обзор на экран телефона Ивону. – Вот, смотри.
На фотографии была женщина, облаченная в длинное белое тюлевое платье. Вышитый растительным орнаментом лиф лишь символически прикрывал маленькую грудь, обнажая ключицы, тонкие плечи и фигуру по линии талии. Узор бледных силуэтов листьев и ветвей окутывал тело туманной дымкой, открывая полупрозрачный вид на длинные ноги модели. Мика пролистнул фотографию, чтобы можно было рассмотреть платье с других ракурсов, и выпрямился, все еще глядя на наряд, но как-то задумчиво.
- Да, хорошая работа. Я бы сказал, что заколка дает ей завершенную смысловую ценность, потому что в платье его конечно же нет. Получается, что это платье под украшение, а не украшение под платье, понимаешь о чем я? – Ривьера заблокировал айфон и убрал его обратно в задний карман брюк.- Но вещи, они безусловно всего лишь вещи, как бы хороши ни были. Однако, маэстро украдкой дал понять, кто та женщина, что будет носить эти вещи и вот, кто поистине прекрасен. Не только внешне, но и внутренне! Любовь запретная, сладкая, очень печальная, но настолько сильная… - Мика улыбнулся. – Оба несчастливы в браке, но иначе не могут. Выбрали себе столицей – любовницей Париж и порой сбегают к друг другу.
Мишель отошел в направлении выхода, вздыхая и останавливаясь. Он посмотрел на Ивона пару мгновений и улыбнулся ему очень по-дружески светло, а затем приложил указательный и средний палец к губам, бархатно промурчав:
- Но ты же будешь об этом молчать, верно? -  его улыбка стала шире, из-за чего на щеках появились ямочки, а искры в глазах явно давали понять, что он лишь шутит.
- Ты без вещей, так что, может быть тебе что-то нужно для работы? Только скажи, я не предупредил тебя в чем именно будет заключатся помощь, верно? – Ривьера указал рукой на кухню. – Ну и может быть останешься на ужин? Я как раз собирался ужинать сам, да и плата неплохая будет за твою работу, что думаешь? Могу приготовить что угодно, но в планах был рататуй. – мужчина стал предельно серьезным.- Такого ты точно в своей жизни не пробовал. Я обещаю. – Ривьера приложил ладонь к сердцу и слегка кивнул головой. – Соглашайся, Ивон. Мне будет приятно с тобой разделить вечер и поболтать о том, о сем, м?

[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

*

http://s7.uploads.ru/0rLPX.jpg

+1

8

Кажется, Ивон даже застыл, когда случайно коснулся спиной хозяина дома. Он не привык к такому внезапно резкому пониманию, что вблизи находится другой человек. Недаром же говорят, что пугливый как олень.
Он внимательно посмотрел на платье - длинный силуэт опускался на пол изящной дымкой, белые листья стелились по ткани и составляли топ, но на вкус Копытца платье было слишком легким. Вот если сверху еще шубку серебряную, шапку потеплее и муфту на руки, то было бы получше. А то уж больно девочка вызывала желание согреть, накормить, приютить и потом выпустить на волю. То есть, домой. Но мода Франции не включала в себя средства для выживания в тундре, да и кому как не модельерам знать, что лучше. Тем более модельерам с домом мод в самом Париже. Что-то подсказывало, что просто так их не дают.
— Очень изящная работа,- похвалил он руку мастера, умело поигравшего с легкостью ткани и узором листвы. Но без заколки и правда все казалось слишком простеньким, может, слишком белым. Даже зимой белизна украшалась цветом сухих ли деревьев, поздних ли ягод или порослью мха. Просто белый был, в конце концов, цветом, который может составлять компанию любому другому. И заколка и правда прибавляла своих красок.
История любви заставила Копытце кивнуть с легкой грустью. Жизнь слишком сложна, человеческая жизнь порой запутана сильнее, чем жизнь долгоживущих. Да и интереснее на порядок, ведь вмещает в себя так много и кажется законченной.
— Профессиональная тайна,- серьезно кивнул Копытце. Ему не впервой - драгоценности и кольца в основном всегда являлись тайной для партнера заказчика или его семьи. Одних тайн обручальных колец у него было столько, что он всех их забыл, а уж если припомнить колье для любовников и любовниц, то можно составить книгу.
В спокойной обстановке, без громкой музыки, мельканий света и темноты, напитков и еды, Мика выглядел куда более мирным человеком. Наверное, так он казался Копытцу даже более приятным. Все-таки он больше ценил спокойствие и комфорт, нежели шум.
Хотя, кажется, внимание хозяина дома заставляло его смущаться. Нужно побольше ходить на близкие встречи с людьми, а то так и одичать недолго, если видеть компанию лишь поверхностно и быстро. Может, даже стоит выбраться в ресторан. Главное только найти с кем.
— Ну...- он посмотрел за окно, ловя лицом лучи медленно садившегося солнца, которое предвещало уже очень близкий вечер, когда в силу вступит ночная и праздная жизнь Парижа.- Торопиться мне некуда. Так что, пожалуй, приму приглашение на ужин!
Он смешливо фыркнул, стараясь отогнать шутки про свидание из собственной головы, а потом оглянулся в поисках рабочего места. Стол подошел, впрочем, как нельзя кстати. Тут и лампа была.
— Если у тебя есть мощная лупа и пинцет, то я буду полностью вооружен, насколько это возможно вне лаборатории,- серьезно кивнул парень. Перчатки у него были с собой, всегда пара-тройка запасных, если вдруг порвутся основные. Работа с едой это все-таки серьезно, никакой сор не должен попасть ни в крем, ни на тесто, ни на готовых продукт. Поэтому в этом плане Ивон всегда полагался на себя.
Отлично спрессованный пакет одноразовых, чем-то напоминающих хирургические, черных перчаток разорвался на раз-два. Вытащив оттуда средство защиты руки и красоты от этих рук, парень легко встряхнул шуршащий материал, расправляя его. По привычке натянув перчатку сначала на левую руку, Ивон неловко стянул рукав с правой. Серебро матово блеснуло под светом, перекликаясь с серебряной заколкой на столе, а потом спряталось под черном перчаткой, натягиваемой получше. Да, так намного удобнее.
[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

9

Мишель молча наблюдал за тем, как Ивон надевает перчатки и не стал ничего спрашивать по поводу его необычной руки, которую он не заметил сразу из-за длинных рукавов гостя. Теперь в какой-то мере подобная одежда объяснялась. Про себя решив, безусловно, что это протез, а тема эта достаточно деликатная – для первой близкой встречи так точно – он решил, что лучше просто промолчать и не акцентировать на этом внимание. В конце концов, ничего удивительного в этом тоже не было и не первый раз люди с некоторыми особенностями тела в его жизни появляются. Ривьера не считал это дефектами или неправильностями – просто чем-то необычным, что зачастую может быть так же красиво, как и общепринятые понятия красоты.
- Лупа точно есть, - задумчиво проговорил Мишель, упирая кулаки в бедра и поворачиваясь в сторону коридора. – А пинцет… - Мика повернул голову обратно к столу. – Медицинских конечно же нет, но есть вот это. – он подошел ближе, открыл один из трех, располагающихся друг под другом ящиков стола и недолго пошарив там рукой, вытащил обычный косметический пинцет с косым срезом наконечника. – А лупу сейчас принесу. – заявил Мишель, оставляя находку на столешнице и направляясь в коридор. – Мы с сестрой когда-то занимались фотографией. Знаешь, не так, как сейчас. Находили старые пленки на всяких чердаках, проявляли их.- в коридоре что-то с грохотом упало, но Мика, как ни в чем не бывало продолжил. – Дома, в ванне. Устроили целую домашнюю лабораторию и развлекались так. – мужчина вновь появился в проходе, держа в руке, точно пойманную рыбу, некую установку. – Ну и лупа конечно же имелась. – он покачал белым штативом из стороны в сторону, намекая, что вот и она, и подошел к столу. – Я помогу поставить!
Он обогнул Ивона и, подойдя к столу с другой стороны, закрепил штатив на краю стола с помощью специального винта. Выходило так, что лупа, довольно большая по размерам, нависала над столом на уровне глаз и могла опускаться или подниматься выше по желанию смотрящего.
- Voilà. – Ривьера проверил устойчивость и  вновь улыбнулся Ивону. – Тогда я оставляю тебя, а сам пойду на кухню готовить и пакеты разбирать – сам видел, они меня ждут. И еще раз: я очень благодарен, что ты заглянул. Конец рабочего дня все-таки, не всякий бы согласился.
Мишель дошел до выхода и остановился, положив ладонь на косяк.
- Если понадобится что-то еще – просто позови, ладно?
И мужчина скрылся в коридоре, попутно выключая там свет.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

*

http://s7.uploads.ru/fGdpz.png

+1

10

Мика принес обычный пинцет, использующийся для косметических целей. Не медицинский, размером под двадцать сантиметров, наверняка такой длинный, чтобы тыкать им в пациентов издалека, но тоже хороший. Удобные резиновые ручки предотвращали выскальзывание  - одно из чудесных изобретений человечества. Копытце смерил в руках пинцет, пару раз сжимая и разжимая его, чтобы поскорее привыкнуть к положению руки. Все-таки ему такую красоту держать.
От грохота он вздрогнул, но, кажется, все было в норме. По-крайней мере, голос хозяина дома оставался все таким же ровным, и Ивон снова постарался расслабиться. А то так не далеко и до импульсивных движений руками, а когда у него в этих самых руках будет драгоценность - это только навредит. Поэтому надо расслабиться и подумать о чем-то. Например, о рататуе. Последний раз он готовил его сам и вышла какая-то овощная запеканка, яростно перемешанная друг с другом. Явно не то, что нужно.
- В старых фотоснимках особое очарование. У моего друга был полароид, чудесная и милая вещь. Жаль пленка стала дорогая, эксклюзивная...- посетовал Ивон на бессердечный прогресс. А ведь всего лишь десять.. пятнадцать?.. лет назад он с удовольствием махал в воздухе рукой, чтобы поскорее проявить снимок, и жаловался на то, что моргнул, прося перефоткать, ведь это был какой-то праздник, а в праздник все должно быть идеальным. А сейчас чикнул на телефон и никакой магии, никакой грустной мордашки в сторону фотографа.
- Спасибо,- Ивон кивнул, глядя на установленную весьма неплохую лупу. Кажется, он еще видел такие в лабораториях, связанных с медициной или биологией - там так рассматривают клетки и тому подобные вещи. Моно представить себя совсем великим ученым.
Он кивнул, обещая про себя, что больше не потревожит Мику, только если не случится что-то форс-мажорное, и крутанулся на стуле к столу. Пинцет в аккуратных пальцах подхватил заколку за тонкий край, пальцы правой руки в перчатке придержали тяжелую часть. Свет отразился от граней, заставив мелкие камешки заблестеть звездочками и засиять. Что ж, пора узнать, кто они такие.
За работой для Ивона время всегда пролетало незаметно. Он садился и не вставал, пока не закончил все целиком ну или хотя бы какой-то крупный блок работ. Ибо зачем делать что-то, если постоянно отвлекаешься и бесцельно распыляешь свое время. Наверное, это было еще одним объяснением того, почему он не пил во время работы. Просто не успевал.
Кажется, прошло около полутора часов. Копытце точно не знал - свет солнца ему заменяла лампа, тело не уставало, а голод, кажется, обиделся и притух. Либо увлеченность работой просто заставила забыть о еде и прочих потребностях. Он, кажется, даже моргал реже, лишь когда зрение начинало немного замыливаться.
В себя он пришел, когда был проверен последний, самый большой камень, играющийся своими винно-розовыми гранями в свете лампы. Отложив брошь, напоследок любовно погладив ее пальцами, и положив рядом пинцет, Ивон протер глаза тыльной стороной ладони.
- Мика?..- он негромко позвал хозяина дома, вставая из-за стола и чувствуя, как приятным напряжением отдается в спине долгое сидение в одной позе и на одном месте. За окнами в свое право вступили сумерки, солнце окончательно спряталось за соседними домами, пришла приятная прохлада. В квартире разносился приятный аромат еды, видимо, уже готовой за время оценки.
- Думаю, я готов дать оценку этому произведению искусства. И, может, выпить немного,- после отлично сделанной работы, когда торопиться некуда, просто грех не наградить себя приятным отдыхом. А любой отдых приятнее, чем сидеть одному в квартире и искать, чем бы заняться.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

11

Пока Ивон занимался делом, Мика тоже не бездельничал. Пусть и в менее серьезном ритме, периодически подмигивая Безымянке  и пританцовывая в переходах от стола к холодильнику и обратно, он все же готовил ужин и уделял этому действу всего себя. Сделав музыку громче, он ловко нарезал кабачки, баклажаны и помидоры, готовя довольно бюджетное, но с уверенностью сказать, неимоверно вкусное блюдо. Мика любил себя и как-то само собой эта любовь перенеслась на то, что он ел. В их семье было принято уделять большое внимание приему пищи, причем не только его качеству, но и количеству, месту и даже компании в которой эта процедура происходила, превращаясь в настоящий ритуал. Ели немного, то есть, небольшими порциями, однако медленно и раскрывая все оттенки вкуса, делясь впечатлениями и новыми рецептами. Так происходило, когда семья Ривьера была полной. Нынче семейные ужины были невозможны, но даже так, привычка, не готовая уходить, оставалась с Мишелем уже многие годы, занимая вечера и в тоже время их скрашивая. Готовя, Ривьера даже не задумывался о своем, по сути дела, одиночестве в то время, когда подавляющая половина его друзей возвращались к своим мужьям, женам и любовникам.
Заслышав слова Ивона, Мика не отрываясь от процесса, повернул голову слегка в сторону и крикнул:
- Ты проходи на балкон тогда, я все принесу!
Не теряя времени, он достал из сушилки две белые квадратные тарелки и вместо того, чтобы просто наложить блюдо, принялся укладывать его красивым полукругом, украшая листками рукколы сверху и поливая подготовленным соусом. Прихватил две вилки, блюда и уверенно направился на балкон, где стоял плетеный крепкий стол и два таких же стула, накрытых пледом – синим и алым. Мишель молча поставил тарелки и вновь вышел, направляясь на кухню. Вино он выбрал белое, как ни странно, и бутылка была еще неоткрыта, так что штопор был прихвачен  собой, за компанию с пачкой одноразовых салфеток и двумя бокалами из радужного стекла. 
- Ну, чтож, - Ривьера аккуратно поставил бокалы, вытащил пару салфеток, подкладывая их под тарелку гостя и улыбнувшись, принялся открывать запечатанный верх бутылки. – Все при тебе, как видишь, открываю. Это Венгерское вино, мое любимое. Ледяное. Его готовят из винограда выжившего после заморозков, все еще покрытого ледяной оболочкой. Оно просто невероятно вкусное! Именно вкусное, тут у нас забота не о том, чтобы напиться, а о том, - Ривьера с силой вытянул пробку из бутылки, и загадочно бросив темный взгляд на Ивона, поднес горлышко к краю его бокала, однако его даже не коснулся. – Чтобы подчеркнуть вкус блюда. И кажется я забыл свечи. Un minuto, amico.
Наполнив бокал наполовину, мужчина отставил бутылку и пройдя через комнату, вышел в коридор. Отсутствовал он недолго, возвращаясь с пачкой небольших чайных свечей и зажигалкой.
- Чтож, - сказал Мика, присаживаясь за стол, когда тройка зажженных свечек умостилась посередине стола. – Что ты скажешь об этой заколке?

*

*Одну минуту, друг. (итал.)
http://s5.uploads.ru/arCSH.jpg

[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

12

Мика хозяйственно отправил на балкон. Неловко помявшись и попытавшись понять, не нужна ли будет помощь с тарелками, столовыми приборами или чем-то еще, Копытце решил не быть навязчивым и отправился, куда сказали. И даже смог не заблудиться, хотя он довольно часто чувствовал себя потеряшкой в каких-то ограниченных пространствах.
На балконе приятно чувствовалась прохлада практически ускользнувшего дня. Кто-то внизу проехал на мопеде, оставляя за собой дорожку забавно тарахтящего звука, то и дело лаяла маленькая собачка, с которой хозяйка вышла на обязательную вечернюю прогулку. Поправив плед на стуле, Ивон сел на тот, что был синим. Ему импонировали холодные цвета, да и он банально стоял чуть ближе ко входу.
Сидеть, пока вокруг тебя хлопочет другой человек, было непривычно и от того неловко. Копытце сам привык заботиться - приносить, укладывать, укутывать, помогать. Ему как-то особая забота и не нужна была, он довольствовался малым, был осторожен, исправно носил зимой шапку, шарф и варежки и лечился употреблением несоизмеримого количества чая внутрь. Поэтому и не привык к чужой заботе, тем более со стороны знакомых людей. Но раз хозяин сказал сидеть и ждать, то остается только сидеть, стучать пальцами по коленке и изображать приличного мальчика средних классов семинарии.
Благо, длилось это одиночество недолго и Мика вернулся обратно. Аппетитно выглядящее блюдо уже успело коснуться своим дивным ароматом, поэтому аппетит разыгрался ни на шутку. К тому же, хотелось попробовать то, что он не ел уже так давно, и не ел никогда в нормальном виде.
Да и необычное светлое вино наверняка только подчеркнет весь приятный вечер. Хоть Ивон и был немного далек от гурманской кухни - он не умел долго восхищаться блюдом, не дотягивал по этикету - но наслаждаться едой как искусством, а не как средством получения энергии Франция его все-таки научила. В основном благодаря обилию всевозможных соединений различных продуктов, которые даже если по-отдельности не очень, то вместе обязательно заиграют под рукой талантливого повара. И просто невежливо будет не отдать творцу должного.
Мика принес свечи, окончательно сотворив атмосферу свидания, и сел напротив. Успокоенно выдохнув, Копытце взял бокал, отпивая первый глоток. Прохладное послевкусие свежести приятно оттенило мысли о великолепном произведении ювелирного искусства.
- Она просто чудо,- авторитетно покачал Ивон головой, крутя в пальцах вилку, но не начиная есть. Перчатки он снять забыл, отчего создавалось легкое впечатление, что он собрался блюдо препарировать, а не есть.- Прозрачные и черные камни это фианиты, кубический цирконий, если официально - прекрасная имитация бриллиантов. На них мастер точно не поскупился. Я не считал точное их количество, конечно, прикинул на глаз, но все равно впечатляет. Фиолетовые это аметисты, несомненно, натуральные. И рубиново-розовые камни это рубеллит, он же красный турмалин, не частый гость в брошках или подобных украшениях, но там он подобран прекрасно,- он отпил еще глоток вина, практически опустошив бокал.- В качестве металла там серебро, хорошая проба, правда, я не нашел штампа мастера около штампа пробы, как не смотрел. Может, стерся со временем... А может его и не было. Некоторые отчего не оставляют свой след на своем же произведении. Печально... Но, самое главное, цена. Я бы оценил работу примерно в семь тысяч и двести долларов. Прости, что в долларах, мы часто так считали, потом просто переводили по курсу на удобную для покупателя валюту... В евро это около шести тысяч триста... Вроде.
Он слабо повел вилкой в сторону Мики, как бы говоря, что вот ему официальный вердикт и окончательное решение.
- Правда, я не могу выдать тебе сертификат, так как уже не работаю и не было официального запроса...

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

13

Мику цифры, названные Ивоном нисколько не удивили и он спокойно сделал глоток вина, отставляя бокал и берясь за вилку, словно они не огромные суммы обсуждали, а лишь погоду на улице.
- М-м, bene, - бархатно промурчал Мишель на итальянском, из-за чего его голос стал точно бы ниже. – Ничего страшного, мне это не было необходимо. Покупатель сам попросил назначить стоимость, и я бы с удовольствием продал ее за ту цену за которую покупал, но боюсь он сочтет это за оскорбление. У людей, приходящих в бутики, свое видение ситуации, здесь необходим индивидуальный подход к каждому. – Ривьера подцепил вилкой пару кружочков кабачков и отправил себе в рот. При этом разговаривать он не продолжил, по всей видимости концентрируясь на вкусе. Блюдо, с его точки зрения, удалось просто прекрасно. Конечно, он не готовил, как его мама, следуя рецепту, а скорее интуитивно, что давало возможность погрешности, но сегодня все было так, как надо и даже лучше. Сочетание овощей словно бы напоминало о глубинке Прованса, где все растет на грядках во дворе, впитывая солнце и поливаясь свежим прохладным дождем.
- В этой ситуации, примерная себестоимость – то, что нужно. По секрету – купил я ее за пятьдесят евро. Не знаю, как так произошло, но думаю, это интересная история! – Ривьера взглянул на Ивона поверх бокала, поднося его к губам. – Возможно когда-нибудь я ее даже узнаю.
Вино шло очень легко, точно бы легкий виноградный напиток, а не алкоголь, однако грудную клетку согревало и тело расслабляло. Мишель взглянул вниз на улицу. Напротив точная копия их дома – старый пятиэтажный на один единственный подъезд. Правда зона первого этажа была занята магазинами и небольшим подвальным кабаре, но так он ничем не отличался от своего собрата. Между ними были закреплены гирлянды, висящие здесь круглый год и тщательно обновляемые к рождеству, создающие эдакий сверкающий коридор из улицы до самого поворота на Клиши. Со стороны Мишеля он и был виден, а вот Ивону открывался вид на открытую перспективу дорожного моста, под которым располагалось старинное кладбище Монмартра. Догорающие отблески заката уже почти стерлись с горизонта, но все еще согревали листву пушистых крон. Ривьера чувствовал неимоверную удовлетворенность жизнью и душевное спокойствие, которое становилось только сильнее от сегодняшней компании.
- Чтож, Ивон, - начал Мишель, отрываясь от тарелки и облокачиваясь с бокалом вина на чугунную ограду балкона. – Расскажи мне, как так случилось, что такой добрый, красивый и всячески располагающий к себе парень живет один? Ты с кем-то расстался или же вы просто не живете вместе? – Ривьера слегка улыбнулся. – Иначе бы стал ты оставаться со мной на ужин, а? Такие вечера проводят со своими возлюбленными, а уж никак не с другим таким же похожим парнем. М? – он раскрыл ладонь и взмахнул ею в воздухе, точно бы что-то обрезая.- Только скажи, если я лезу не в свое дело и мы тут же поговорим о чем-то другом.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

14

Он закончил говорить, и сразу увлекся рататуем. Пленительный запах овощей он уже не мог выдерживать. И хоть блюдо было так красиво, что достойно было выкладываться куда-нибудь в социальную сеть (а Ивон знал, он вел пару социальных сетей и они даже принадлежали ему, а не были его рабочей обязанностью), голод был, увы, сильнее. Но он хотя бы постарался есть красиво. Ну или медленно.
Овощи приятно таяли во рту и не хрустели, а соус не подгорел - критерии идеального блюда по мнению Ивона Блана были выполнены, можно нести на всемирную выставку идеальных блюд. Если такой нет - Ивон Блан устроит. У себя дома, желательно.
Впрочем, Мику он слушал так же внимательно, стараясь не мешать ему своим жующим лицом. Разве что на моменте, когда была объявлена первая рыночная цена заколки - 50 евро - лицо Копытца приобрело выражение священного ужаса с примесью "да как так-то?!", но в остальном он выслушал все молча. Радость от того, что он смог помочь человеку, и даже не одному, прекрасно дополнила вкусный ужин.
Вечер окончательно вступил в свои права, огоньками загорелись фары машин на дороге, которую отсюда мог видеть Копытце. Быстрые светляки современного мира проносились по мосту и исчезали за поворотом или на дальнейшей дороге. До дома шум моста и улиц практически не долетал, он казался скорее фоновым мурчанием Парижа, нежели его громким криком в лицо, как это бывало в центре под конец рабочего дня. Потому что французы, конечно, изящны и прекрасны, но за рулем в них вселяется дух Шумахера и русский матерщинник. В кого-то больше, в кого-то меньше, но спокойной езды тут не было ни у кого. Спокойной реакции на неспокойную езду других - тоже.
Он попытался есть наравне с хозяином, но все равно закончил раньше, и лишь задумчиво болтал остатками вина своего третьего, кажется, бокала. Ощущение опьянения не было от слова совсем, несмотря на то, что он начал пить на голодный желудок. Ох уж это бессмертие - словно с кем-то напиться наравне. Постоянно ты самый трезвый в компаниях.
От заведенной темы у него раскраснелись щеки, а взгляд как-то сам собой уехал в пол, позволяя отлично оценить его качества. Да уж, щекотливая тема, а будь Ивон чуть более выпившим, то есть бутылки через три, он был подумал, что ему делают предложение. Наивность в нем граничила с детской, особенно в каких-то очень иллюзорных и щекотливых темах.
- Ты меня смущаешь,- пробурчал он себе под нос, наливая еще вина, чтобы что-то держать в руке. Иначе начнет от нервов опять крутить свои и без того волнистые пряди.- Да как-то я и не сходился ни с кем, так чтобы жить вместе. Когда ты добрый, красивый, заботливый и все прекрасно, почему-то людям с тобой скучно... Возможно, потому что я скучный!
Уверенно мотнул он кудряшками и выпил еще вина. Ах, Франция - вино есть, деликатесы были, остались только женщины. Хоть и вспоминать о них не хочется.
- А что же ты? У тебя дом мод, и ты такой же красивый и добрый. И отлично умеешь веселиться, ты не такой скучный зануда, как я.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

15

Мика слегка приподнял брови, а затем легко рассмеялся чему-то своему.
- Ну, ровным счетом дом не мой, а моего отца и матери, я занимаюсь им чаще в последнее время лишь потому, что папа скончался, - Ривьера посмотрел на дно своего бокала, ловя остатками вина блики отражений чужих окон. Ресницы бросали длинные тени на его кожу цвета кофе с молоком. - А маме довольно затруднительно делать это одной, вот я и притясался. Вообще, это никак не моя сфера, я по образованию психолог и этим и занимаюсь. Что-то вроде днем помогаю людям, а вечером продаю платья. – Ривьера обворожительно улыбнулся, мол, такие вот дела. – Однако, у меня недавно были отношения. Мы расстались недели… - Мика замедлился, видимо подсчитывая. – Полторы назад, где-то. Так что я сейчас в позволительном периоде грусти! А тебе, - мужчина решительно указал краем бокала на гостя. – Никак нельзя! Господи, Ивон, ты в Париже! Городе любви и страсти, просто оглянись вокруг! – Ривьера повернулся к улице лицом и раскрыл ему объятия, разводя руки в стороны. – Здесь столько прекрасных девушек и мужчин, которые только и ждут, когда ты на них посмотришь, страдая от одиночества, а ты даже не даешь им шанса! Просто впусти этот город в свое сердце и все непременно сложится, мой друг!
Ривьера повернулся к столу и, взяв бутылку вина, подлил себе напитка.
- Скучный. – Мика слегка качнул головой, не отрывая взгляда от своего бокала и только закончив, поднял его на Ивона. – Не бывает скучных людей, вот, что я скажу. Не верю я в это. Бывают неторопливые, спокойные и гармоничные, но скучные – никак нет. Каждый из нас уникален и в каждом скрыта целая вселенная. Маленький укромный городок, чаща леса, берег озера или космический полигон, но точно есть. И в тебе есть, может ты его и бережешь пуще прочих. – Мика сделал глоток и вдруг его глаза наполнились какой-то восторженностью. – Точно! – Ривьера отставил бокал и указал пальцем на Блана.- Я обязан тебя помочь с этим! Мы немножко поможем твоей истинной любви тебя отыскать, ведь любому человеку нужен человек, без этого никак! – Мишель уверенно кивнул самому себе и раскрыл ладонь, слегка двинув призывно пальцами. – Дай мне телефон, у тебя же есть инстаграм? Если нет, сейчас заведем – это будем первый шаг на пути к нашему дальнейшему успеху. – Мишель слегка поддался вперед. – И нечего стесняться, это ведь приличная тема, никаких непотребств. Не будь таким скромным, пусть это тебя и красит.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

16

Кажется, марафон неловкости начался снова, по-крайней мере Ивону даже сквозь расслабление ужина и легкую алкогольную эйфорию стало неловко за то, что он поднял тему смерти одного из родителей Мики. То, на что он уж точно не хотел напарываться, но так вышло само. Впрочем, кажется, Ривьера не опечалился из-за бестактного напоминания. Хотя Копытце все равно пробормотал "Извини" себе под нос, неловко утыкаясь взглядом в свою тарелку и стол.
Слова Мики заставили как-то смущенно улыбнуться. Париж как-будто наталкивал на влюбленность, предоставлял все карты, но у него не складывалось. И сложно было понять в чем дело - в его ли излишней мягкости, а может, большой заботе. Или дело было в том, что он, кажется, любил всех одинаково не той любовью. Не той, что описывают страстным чувством двух сердец, которым они готовы поделиться с миром и все им озарить, а чем-то нежным, тихим, мягким и постоянным. Никаких всплесков ревности, никаких пиков наслаждения. Спокойная дорога светлого чувства любви ко всем, кто его окружает. Может, в этом была причина?.. Кто знает. Спросить всегда как-то неловко, а сейчас уже поздно.
- Помочь?..- он как-то заозирался, как будто мог сбежать с балкона, но нет, пятый этаж говорил, что это невозможно.- Нет, тебе совершенно точно не следует!..
Договорить он не успел, потому что Мика уже требовательно протянул руку и был готов совершать амурные подвиги, которые наверняка следовало совершать Купидону. Копытце заколебался - несовершенным без отношений он себя не чувствовал, он был довольно самодостаточным, всегда много времени проводил в одиночестве. И хотя конечно было очень мило и уютно иметь рядом кого-то, сам он никогда не отправлялся на поиски такого человека. Все разы любовь сама находила его.
- "В конце концов, может просто не получиться, и все. Ничего критичного от этого не произойдет",- для себя решил Копытце, все-таки доставая телефон и протягивая его очаровательному в своей наглости Мике. Инстаграм у него был - простенький такой, типично французский, с подписчиками меньше, чем полусотня. Пара фото рассветов, неизменные круассаны и тосты, фото красивых улиц и садов. Пара селфи, не без этого, одно около Эйфелевой башни с сахарной голубой ватой, а другое из дома, когда он весь так заляпался в муке, что был уморительно мил. Под ней собралось больше всего лайков и даже пара комментариев о том, какой он милашка. Ничего не обычного или выдающегося.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

17

Мишель взял в руки врученный ему телефон и, закинув ногу на ногу, откинулся на спинку стула, поднося экран ближе к лицу, пальцы второй руки закидывая за голову и вплетая в волосы.
- Ну что же, взглянем на страничку будущего ловеласа, - Ривьера бросил шутливый взгляд на Ивона, поиграв бровями, и быстро провел по экрану пальцами, бегая взглядом и явно что-то рассматривая. – Ого! Какой красивый рассвет! – мужчина развернул телефон, показывая гостю, какую именно фотографию он имеет в виду. – А здесь я был, - продолжил комментировать, Мишель, рассматривая фотографии.- О. БОЖЕ. МОЙ. Голубая сахарная вата. Она голубая. У нее такой же вкус, как у обычной ваты или чем-то отличается? Никогда не пробовал.  – Мика на короткое мгновение оторвал взгляд, но почти сразу его вернул обратно.- Оу-у… - Ривьера умиленно улыбнулся, разворачивая телефон вновь и показывая то фото, где Ивон был заляпан в муке.- Ты здесь очень милый. И ведь точно… Мы с тобой не просто дрались на багетах. Это же ты привез заказ тогда. – Мика задумчиво свел брови, словно силясь вспомнить то, что вспомнить ему было очень трудно. И с учетом поглощенной тогда выпивки это было действительно так. – Ты работаешь в пекарне? Странный выбор для мастера по камням, как это тебя занесло? Но! – Ривьера загадочно улыбнулся. – Сначала пара манипуляций! И так, легким движением руки, мы находим меня… - Ривьера набрал в строке поиска «mikarivieraunderthesun» и щелкнул на свой профиль, который высветился сразу. На главной фотографии было массовое селфи, сделанное, по всей видимости самим Микой, так как тот был самым ближним в кадре. – И добавляем меня! На, держи. – Мика очень аккуратно протянул Иону его мобильник обратно, а сам достал свой небольшой белый смартфон из заднего кармана брюк. – И конечно же, подписка будет взаимной. У тебя не так много фото, так что думаю, я быстро все пролайкаю, но это чуть позже.
Мужчина взял левой рукой бокал и сделав пару небольших глотков, не отрываясь впрочем от экрана, поставил лайки на первых пяти фотографиях. С учетом, что у него подписчиков перешло за полмиллиона, это должно увидеть довольно большое количество человек.
- Чудесно. – подвел итог Мика и медленно поднялся со своего места, обходя стол и останавливаясь возле стола Ивона. – А теперь фото для меня! Думаю моим друзьям будет интересно узнать, какой чудесный друг у меня появился. – Ривьера включил камеру, переводя ее в режим селфи, и встал на одно колено, подтягиваясь к Блану ближе. – Чокнись со мной бокалами, дорогой. Выпьем за наше знакомство! И за любовь, точно. Потому что нет ничего ее прекраснее. A votre sante! – Мика вытянул руку, ловя их лица в кадр и лучезарно улыбнулся.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

18

То, что Мика так пристально рассматривал его фото, заставило Ивона как-то смутиться. Не то чтобы он был великим фотографом, конечно, вообще не претендовал на это звание и знал, что никто не будет ждать от него шедевров, но все равно было немного стыдно показывать такие простые фоточки. Впрочем, Мика, кажется, был впечатлен. Особенно голубой сахарной ватой.
- Да, она на вкус такая же, как обычная. И ужасно гигантская, если гуляешь один,- улыбнулся он, чувствуя, как немного отлегло от сердца. Всем приятен интерес и внимание к чему-то личному, даже если вы скромняшка, как Копытце. А история про булочные вообще вышла бы очень познавательной, в духе Диснея - следуй своему сердцу и прочим органам. только не мозгу и не советам старших, они нафиг никому не нужны, ты же принцесса, ты вольная личность. Ну правда не так гиперболизированно, без песен и милого комического элемента а ля животное.
Когда Мика отдал ему телефон, Ивон, конечно, первым делом посмотрел на последнюю подписку. Милый ник, милое фото и ужасающее количество подписчиков. Буквально четверть Парижа или около того - даже страшно представить эту толпу в живую. И ведь все это настоящие люди, которые что-то любят, что-то не любят, восхищаются одним и презирают другое. Сложно подумать, что может удовлетворить такую гигантскую аудиторию. Уж точно не фотки булочек. Выключал Ивон телефон с чувством глубоко потрясения тем, как технологии объединяют под одной крышей такое безумное количество людей. И, кажется, ему тоже придется участвовать в этом масштабном занятии.
Когда Мика подошел и сел рядом. наводя на них камеру, Копытце совсем растерялся и перепугался. Он фотографировался редко, на общих фото обычно был с краю, а собственных селфи у него было раз-два и обчелся. И он совершенно точно не чувствовал себя готовым, поэтому сделал все, что было в его силах - осторожно чокнулся бокалом с Микой и улыбнулся, вроде бы, неплохо.
Щелкнул затвор камеры.
Фото вышло и правда неплохое. Лучезарный Мика получился, как всегда идеально, вино неплохо качнулось в бокале в момент нажатия кнопки, отчего легко чудесной волной, вид соседнего дома добавлял архитектурного изыска, а Ивон... Впрочем, могло быть и хуже. И хоть было видно, что он ужасно напряжен перед камерой, его улыбка обворожительно-нежной, добавляя какого-то шарма напуганного олененка. Копытце заглянул в телефон и покачал головой.
- Вроде ничего так... Жаль, не сфоткали твой прекрасный ужин. Сразу стало бы романтичнее,- шутливо-серьезно качнул он головой, допивая вино в бокале. Бутылка либо кончилась, либо там осталось на самом дне, и было непонятно, что делать дальше. То ли вежливо раскланиваться и идти в темноте искать метро или остановку, то ли открывать новую бутылку. Желания колебались между обоими пунктами.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

19

Мика посмотрел на Ивона, поднимаясь с колена и улыбнувшись, слегка приподнял одну бровь.
- О, mon cher, и так замечательно вышло, без всякой еды. – Ривьера опустил взгляд на экран своего телефона. – Даже не видно, что ты нервничаешь, хотя я чувствовал это плечом. Но ничего. Еще раз двадцать пять и ты почувствуешь себя более расслабленно перед камерой, даже если фотографии будут до ужаса дурацкими! – Мика нагнулся к гостю и понизил голос до шепота. – Но этого мы не допустим.  Ты в надежных руках. – Ривьера тихо рассмеялся и оперся бедром об ограду балкона. – А теперь выкладываем фото. Напишем что-то вроде «Замечательный вечер в замечательной компании! Кто не был с нами, многое потерял. Спасибо…» И твой никнейм. Пам- Пам! Готово!
Мика победоносно поднял телефон вверх, а сам улыбнулся Ивону.
- Агата будет первым, кто подпишется на тебя, ставлю все остатки рататуя. Он отдыхает в Индии и очень переживает, что не может участвовать в социальной жизни Парижа. Боится что-то пропустить. Первым делом, вернувшись во Францию, попросит меня назначить совместную встречу, чтобы познакомится первее  прочих. Очень интересный парень, тебе бы понравился, думаю. – Мишель взял бутылку вина. – А ты то как ему понравишься! В его вкусе – так что будь осторожен. Очень трудно подметить момент, как ты уже оказываешься с ним один на один в интимной обстановке, без рубашки и с бокалом хорошего бренди. Мы с ним очень забавно познакомились… - Ривьера остановился, заметив, что из бутылки наполнилась лишь четверть бокала. – Ого, кажется вино закончилось. Ничего себе, я с тобой даже не заметил! Так приятно время пробегает. Но ничего… Сейчас принесу еще! Посиди минуточку и не успей загрустить за это время. – Мика на пару мгновений положил руку на плечо Блана, проходя мимо и удалился с балкона. Вместо него однако, уже через пару секунд, подтянулась Безымянка, которой по всей видимости стало скучно без еды и хозяина. Она, воспроизводя какие-то фырчащие звуки переступила через бордюр и недолго думая, подошла к ногам Блана. Понюхав его штанину, Безымянка подняла голову и помахала хвостом, но задержалась подле гостя она ненадолго, двигаясь к свободному стулу.  Занять его – святая обязанность этого существа.
На улице тем временем уже совсем стемнело, в окнах напротив была видна жизнь других людей. Кто-то смотрел телевизор из-за чего окно мигало светло-синим огнем, кто-то готовил на кухне, а одна девушка, стоящая и смотрящая в окно, разговаривала по телефону, накручивая на палец прядь прямых блондинистых волос, собранных в высокий хвост. Одета она была лишь в тонкую белоснежную майку и труски, явно не стесняясь, если ее увидит кто-то из соседнего дома. Внизу, на улице, все еще было многолюдно, хотя  магазины и лавочки уже давно позакрывали свои двери.  Люди возвращались с работы, разбредаясь по узеньким проулкам.
- А вот и я, - нарушил мерную тишину вернувшийся Мика. – Взял другое уже, покрепче. Мы все же уже доели, так что можно себе позволить. – Ривьера шагнул к своей стороне, держа бутылку в обеих руках и ласково улыбнулся Безымянке, заметив ее на своем кресле. -  Chéri, тебе стало грустно без меня? – Собака ничего конечно же не ответила, но переложила голову на лапы так, чтобы одним глазом поглядывать на Мику. – Золотце. Ну не чудесна ли она, Ивон? – обратился мужчина к своему гостю. - Все собаки, так прекрасны, словно маленькие ангелы хранители. Мы их не заслуживаем.  – Мишель принялся снимать алюминиевую защиту с горлышка винной бутылки. – Самые преданные и любящие создания.  Мы с  Chéri вместе уже почти четыре года, неразлучны, как две горошинки в стручке. Это мой первый пушистый друг и я рад, что им стала именно она.  – Ривьера без труда вытащил пробку и аккуратно, вновь не дотрагиваясь горлышком бокала, налил вина Ивону. То было насыщенно рубинового цвета и пахло очень ароматно, точно вызывая жажду.  Затем мужчина взял свой бокал, залпом допил все, что в нем было, и наполнил свой бокал.
- Конечно, нужно было бы помыть их, чтобы не смешивать, но я надеюсь, ты простишь мне такой злостный проступок в мире гурманов.  – Мика улыбнулся и, взяв бокал, посмотрел на Безымянку. Затем, не желая тревожить свою любимицу, остался стоять, оперевшись поясницей на заграждение и положив на него сверху одну руку.
- Так что там по поводу выпечки? Как же ты попал из одной сферы в другую? Если это конечно не тайна. – добавил Мишель и улыбнулся в бокал, поднося его к губам.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

20

- Двадцать пять?..- Ивон как-то быстро разрадовался. Он часто не фоткался, а тут целых двадцать пять кадров, которые, он надеялся, будут не за один день. Как люди вообще умудряются так часто фотографироваться?.. С утра ты бежишь на работу, честно трудишься там, потом спешишь домой или в магазин, делаешь себе ужин и расслабляешься в свое свободное время. Когда тут можно успеть столько нафотографировать?
Пока Копытце отошел от мира такой большой социальной активности, в который ему придется влезть, Мика решил добить его историей про одну из своих знакомых по имени Агата. Как Агата Кристи. И тайна, которая внезапно подскочила в небеса, вокруг этого имени стала равняться приблизительному саспиенсу книг великолепной писательницы, потому что вот что-что, а то, что Агата это парень Ивон не ожидал никак. Конечно, он был просвященный человек, он прекрасно принимал любовь парней к парням, девушек к девушкам, любовь для него была громадным чувством, которое не смотрит на пол, социальную принадлежность, тяжесть кошелька и цвет кожи. С другой стороны, к людям, которые чувствовали себя не в своем теле, он как-то еще не привык. Несмотря на очевидные параллели со своим собственным существованием, он так и не разобрался в этой сфере человеческих отношений. Кажется, вот и будет шанс наверстать. Шанс по имени Агата.
- О господи,- кажется, пролепетал он на русском, закрывая рот и щеки ладонями и не желая ничего слушать про интимные обстановки, рубашки и бренди, потому что он маленький и ему нельзя. Неважно, сколько ему на самом деле. Психологически - слишком для этого сейчас маленький. Нужны еще пара бутылок как минимум, чтобы он повзрослел до таких тем.
Мика выпорхнул с балкона, как Херувим - сотворил что-то смущающее и улетел - а Копытце смог отвлечься, прикладывая даже сквозь перчатки прохладные ладони к разгоревшимся щекам. К тому же пришел милый песик Ривьеры, позволив почесать свою макушку и отправившись по своим милым собачьим делам.
- Ты ходячая зефирка,- на полном серьезе просюсюкал он песику, гладя на то, как хозяйственно животинка устроилась в кресле, где ранее сидел хозяин. Вздохнув и порадовавшись, как легко быть домашним животным, Ивон облокотился на чугунные и уже прохладные перила. Вечер окончательно воцарился, делая зрения словно затуманенным и мрачным, но зато ярко бросая огоньки чужих домов в глаза. Вот кто-то поливает цветы, кто-то смотрит телевизор. Какие-то тени мелькают за запахнутыми шторами, а вот молодая особа болтает по телефону, легкомысленно крутя прядь волос и не боясь замерзнуть полуголой около окна во все еще прохладные летние вечера. Эх, молодость.
- Животные просто душки. Все мы их не заслуживаем, со вздохом подтвердил Ивон, подставляя бокал под живительную влагу философских размышлений. Приятные пряные нотки ударили по обонянию, отдавая легкой прелой ноткой, как во всех осенних винах. Копытце знал это, потому что ему один раз сказали, а он, как очень умный мальчик, запомнил.
- Ох, ты бы знал, что и как мешают сомелье... Все гурманы бы разом удавились своими моноклями,- с уверенность покачал головой и бокалом парень, отпивая первый глоток и с тихим причмокиванием наслаждаясь вкусом. Сухость вина как бы сама подталкивала выпить еще глоточек. Крайне соблазнительное предложение, Ивон не смог отказаться.
- Конечно не тайна,- он улыбнулся, опираясь на перила так, что его голова лежала на сгибе локтя, как-то особо задумчиво глядя на Мику снизу вверх.- Устал. Деньги и драгоценности вскрывают в людях один из самых главных пороков - алчность. Воровство, обманы, подлоги, перепродажа и совершенно дикое завышение цен на свадебные атрибуты. Я так долго работал в этой сфере, что просто окончательно устал. И решил найти что-то милое, спокойное, совершенно ни к чему, кроме чего-то приятного, не обязывающее. И я решил, а почему бы не выпечка. И вот, пошел в пекарню! Такая вот история... А ты расскажи, что за Агата и почему она парень? Я как-то... Пока не очень разбираюсь во всем подобном. Не хочу вдруг ненароком обидеть даму... Парня...

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

21

Ривьера пригубил вина и задумчиво кивнул.
- Это хорошо, что ты так поступил. Не многие решаются сменить специальность, особенно, если долго проработали в чем-то одном. Люди в принципе зачастую редко  меняют зону комфорта и, не смотря на название, она не всегда является прям таки «комфортной». Иногда она причиняет нам огромные неудобства, но ее не меняют из-за страха и, конечно же трудностей, которые так или иначе начнутся при выходе. Доступный пример: девушка работает не по специальности, работа эта не доставляет ей никакого наслаждения, живет с родителями – алкоголиками и не может съехать, потому что просто некуда. А она может быть вообще не хочет жить в этой стране, в этом городе и мечтает выучится на… Ну допустим на художника. Предприятие попытки очень рискованное, но возможное. Накопить денег, да попробовать как-нибудь переехать. Но вместо этого она продолжает жить, как живется, потому что это все в какой-то мере ей комфортно. Она уверенна в завтра, потому что оно такое же, как вчера. И она находит тысячу и одну отговорку, чтобы даже не пытаться. С такими людьми очень сложно работать, ведь их страхи в какой-то мере обоснованны, но сдерживают их же самих. Особенно трудно, если подобные люди находятся в депрессии. По тем или иным обстоятельствам депрессия может стать тем же «комфортным состоянием».
Ривьера сделал еще один глоток и посмотрел куда-то в сторону.
- Всех под одну гребенку тоже нельзя! Ситуации разные бывают, иногда действительно нет никаких возможностей, как бы человек не хотел. Но ты молодец, раз решился, вот о чем я. – Мика улыбнулся. – А Агата… - Ривьера покрутил бокал, всматриваясь в напиток. – У Агаты очень сложная жизнь. В ней были такие трудности, с которыми не каждый бы справился. Он транссексуал.  При рождении мужчина, но внутри осознает свой пол, как женский.  И понял он это очень рано, так что мы все и не помним его иным, как не девушкой. Его зовут Поль Вассерман, но вот уже девять лет по всем документам он Агата Лайтнинг. Он нормальный парень, все понимает, так что если ты обратишься к нему в мужском роде или назовешь «Полем», он не обидеться и просто поправит, если что-то ему не понравится. Но поверь, как только ты его увидишь, не сможешь никак его называть, кроме как «Агата». – Мишель улыбнулся. – И да, он гомосексуал – ему нравятся мужчины. Однако с личной жизнью у него огромные проблемы. Не все выносят его характер и в большинстве случаев, он со своими любовниками быстро расстается. – Ривьера сделал большой глоток и повернулся к Ивону. – Агата интересный, очень инициативный и до безобразия справедливый. Он конечно остер на язык и очень критичный, но думаю такого друга надо иметь. – мужчина отсалютовал бокалом. – У людей можно многому научиться, а уж у Агаты тем более. Он доктор кандидатских наук по истории Востока в Сорбонне. Знает такие вещи, которые, поверь, никогда в жизни из других источников и не узнаешь.
Мика поставил бокал на стол и вернулся в прежнее положение, опираясь поясницей на ограду.
- Ну а как обстоят дела с друзьями у тебя, Ивон?
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

22

- Говоришь как настоящий психолог,- Ивон улыбнулся, слушая доступный пример про бедную девушку. Он понимал страх этого маленького, гипотетического человечка - а что если нечего будет есть, а что если негде будет жить. Такие вроде простые страхи, но ведь человек не может долго жить без всего этого. Это страх умереть голодным на улице и, наверное, вполне нормально, что человека он останавливает от осуществления мечты. Ивон не считал, что мечты должны стоить людям жизни, и если есть постепенный, но более долгий путь к ним, который пусть растянется на года, но не будет иметь рисков оказаться ни с чем, лучше выбрать его. Он был неспешен, и наверное это были огрехи условно бесконечно долгой жизни.
Объяснение про Агату Копытце слушал очень внимательно. Для всего нового он был открыт, и если кто-то хотел пояснить ему что-то, чего он не понимал, парень был очень благодарен. Люди, все-таки, получше знают о человеческой жизни, да и такая яркая звездочка как Мика уж точно. Ивон бы не удивился, узнав, что половина Парижа ходит у него в друзьях, а другая половина в друзьях друзей.
- Звучит очень интересно,- он допил бокал вина, наслаждаясь приятным суховатым вкусом.- Правда, не думаю, что буду интересен такой яркой личности, но, кто знает... Я как-то не встречался с подобными людьми раньше, если честно.
Ивон задумался, тем более и Мика спросил про друзей. Что он мог сказать?.. Да, наверное, ничего. Один из самых дорогих его друзей пропал уже несколько сотен лет назад, кто-то затерялся на просторах другой страны, а кого-то он и в глаза еще не видел, потому что не знал, кто они и где они. Да и некогда было их искать, если боишься за собственную жизнь.
- Думаю, пара-тройка друзей... Я не особо компанейский, если честно,- с виноватой улыбкой признался он.- Я больше люблю маленькие компании. Если честно, та вечеринка была первой крупной вечеринкой во всей моей жизни! И незабываемой, это уж точно.
Он фыркнул, вспоминая те яркие и сочные обрывки, которые в памяти заменяли целую ночь кутежа, веселья и праздного сумасшествия.
- Мои друзья обычные... Думаю, мне просто нечего рассказать ярким и впечатляющим личностям, поэтому я и не схожусь с ними. Да и друзья часто либо в разъездах, либо вообще уехали из страны, поэтому... Как-то не весело, да. Нальешь еще?- он протянул бокал Мике, ненавязчиво предлагая тост за дружбу.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

23

Мишель оторвался от ограды, взял бутылку и все так же аккуратно и умело подлил своему товарищу очередную порцию вина. Затем, добавил немного рубинового напитка и себе, доливая почти до краев.
-  Да, думаю, в каком-то смысле и я тебя понимаю, - сказал Мика, отставляя бутылку обратно на стол. – За тридцать многое меняется. У большей части моих друзей уже давно семья или крепкие отношения с любящими их людьми. Они предпочитают проводить время с друг другом, нежели с друзьями и это конечно же правильно. У многих дети и заботы, которые сильно отличаются от наших дурных забот, которые волновали  по молодости. Думаю, за последний год я побывал на свадьбах больше, чем за всю свою жизнь! – Ривьера заразительно засмеялся и, подняв руку, зачесал волосы назад, но непослушные кудряшки тут же вернулись на прежнее место. – Но я не расстраиваюсь, ведь это замечательно! Я очень рад за каждого из них и я созваниваюсь с ними, чтобы узнать, как идут дела. Иногда даже приезжаю в гости, ведь многие покинули Париж. Не все всегда гладко, но они стремятся к этому. Так что, давай выпьем за дружбу – одно из самых чудесных явлений на Земле. Но! – Мика поднял указательный палец. – Давай выпьем и за нас! Я рад, что заколка дала шанс нам свидеться снова и на сей раз я не потеряю контакты. Поверь, - он приподнял одну бровь и обворожительно улыбнулся. – Я бываю настойчив. – пророкотав это своим бархатным низким голосом, Мика вновь засмеялся и протянув бокал, чокнулся с Ивоном тонкими радужными стенками. Оторвавшись от вина, он слегка прикрыл глаза и пальцами постучал по виску.
- Очень бьет в голову. Думаю, я уже пьян. Но еще не слишком! – улыбнулся мужчина. – Это вино мне подарили, но насколько я помню, оно тоже венгерское. Называется, м… «Бычья кровь». В народе, не на этикетке, конечно. Ни разу не был в Венгрии, но, сколько вин не пробовал, все прекрасны. Отличный повод когда-нибудь съездить. Хотя, безусловно, наша прекрасная страна выпускает ничуть не хуже. И просто, ох, невообразимое шампанское. Ты был когда-нибудь в Венгрии? – Ривьера прервался на пару мгновений. – А, точно. Ты высказывал опасения по поводу Агаты. Не бойся. Ты тоже личность яркая, дурачок! Только присмотрись к себе получше. – Мишель сделал очередной глоток. - Какая музыка тебе нравится? Что ты слушаешь? Я вот почти все – всегда открыт ко всему новому в этом плане. Не думаю, что существует «глупая» музыка. Меня часто просят познакомиться с тем или иным исполнителем, да и я лично знаю очень многих: непопулярных в силу связей, и популярных в силу работы. И в каждом направлении нахожу что-то интересное! Моя любимица, конечно, Леди Гага и Джеймс Блант, но это все условно. Просто как-то так вышло, что их я слушал чаще всего. А что насчет тебя?
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

24

Постепенно все скатывалось в пьянку и не то чтобы Ивон был против. Пить он любил, пить он умел, все чаще всего было прекрасно сбалансировано, выверено и устроено. Он вообще верил, что в хорошей компании все закончится может ну максимум падением с балкона, но на то он и живет на третьем этаже, а под окном у него дерево, чтобы это не было смертельным. Хотя изначально пить на балконе он еще не пробовал. Как-то дерзко было так бросать вызов судьбе.
- Эх, свадьбы... Прелестнейшее времяпровождение,- Копытце задумчиво посмотрел в бокал, а потом отпил глоток. Он свадьбы просто обожал, дайте ему волю и кувшин уверенность в себе, щедро разбавленной тазиком экстраверности, и он бы отправился вести эти прекрасные мероприятия, полные любви и счастья. А еще лучше свадьбы у тех, кто скрывается, не может играть их из-за каких-либо предубеждений закона: будь то представители разной веры, разных национальностей, одного пола. Вот где любовь всегда брызжет фонтаном, Ивон даже от видео с подобных мероприятий рыдать был готов.
Тост за дружбу зашел хорошо, хотя Копытце чуть не подавился тем, что шутка дошла до него чуть позже, прямо во время глотка. Пришлось титаническими условиями сначала глотать, а потом уже смеяться.
- Между прочим, ты меня напугал своим звонком! Вот уж не подумал, что кто-то меня найдет через своих знакомых!- смешливо посетовал он Мике его гигантскую осведомленность обо всем на свете через пару-тройку рукопожатий. Вино приятно ударяло в голову, но так как Ивон сидел, а поэтому двигался мало, он точно не мог оценить насколько именно он уже пьян. Легкие напитки, вроде шампанского, вина, хмельного меда или того же сидра, были тем прекрасны, что пить их можно было сколько угодно и голова вроде была ясной, но любая попытка встать из-за стола и куда-то пройти оказывалась буквально испытанием на смерть. А если стол еще агрессивно прямоугольной формы, то можно под конец вечера не досчитаться бойцов. Поэтому истинные сомелье любят круглую мебель.
- Венгрия?.. Не припомню... Может, проездом,- покачал Ивон отрицательно головой. Когда он путешествовал по Европе, некоторые границы были не так очерчены, как сейчас, да и подписаны в лесу как-то не были. Что Словакия, что Словения, что Румыния, что Молдавия - леса и поля все были одинаковы, разве что где-то побольше кукурузы стояло, а где-то - подсолнухов с пшеницей. Так что точного курса своих путешествий он не знал.
- Музыка? Мм, сложный вопрос... Наверное, зависит от ситуации. Но если мне выпадает время, в которое можно слушать все, что угодно, я наверное склоняюсь больше к фолк-песням. Ну, знаешь, такие милые этнические напевы, хоровое пение, множество старых инструментов... Такое вот все. Очень успокаивает, наталкивает на такой... Мм... Я забыл слово... На релаксацию, в общем. Но признаюсь, что попса это лучший выбор на утренней пробежке или если надо сделать уборку, а тебе лень!

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

25

Мишель одобрительно засмеялся и, прикрыв глаза, слегка помахал у себя перед лицом ладонью.
- О, извини. – мужчина мягко взглянул на Ивона. – Я не хотел тебя пугать, но от меня действительно трудно скрыться. Мало кому это удавалось. – Ривьера улыбнулся, но на сей раз в этой улыбке чувствовалась какая-то светлая грусть. – Впрочем! – моментально взбодрился Мика. – Это очень хорошо, ведь мы можем друг другу помогать. Мне тоже часто звонят и пишут незнакомые люди, которым кто-то меня посоветовал, веришь? И я никому не отказываю, конечно. Время для каждого найдется, пусть даже и ночью. Многим из тех, у кого есть некоторые психологические проблемы, просто нужен рядом человек, который был бы действительно заинтересован в том, чтобы выслушать и помочь ему. Это очень многим помогает, хотя и не всегда. Порой, действительно требуется специалист, а иногда лекарства. Но это уже не мой профиль. – Мика сделал глоток вина. – О, да. Ты прав. Свадьбы – это так мило, и здорово, и сча-астливо. Я всегда плачу на свадьбах – ничего не могу с собой поделать! Но это безусловно не печальные слезы. Я так рад за молодоженов, что просто никак в себе не выходит это сдержать.
Мика отставил бокал на стол, смотря при этом на Ивона.
- Фольклорные песни, значит…- он задумался, а затем в ту же минуту просветлел, буквально засиял весь. – Это так здорово! Я знаю очень много фольклорных песен, но не французских! Нет, нет. Еврейских, арабских, турецких, немножко румынских, португальских – да у меня целый кладезь в голове. Погоди ка пару минут вновь и конечно никуда не уходи! – Ривьера засмеялся своей шутке и, не смотря на выпитое, очень элегантно допередвигал свои ноги к выходу с балкона, хотя его движения стали уж через чур плавными. Безымянка, все это время тихонько дремавшая в кресле, лишь слегка приоткрыла глаза почти сразу их закрыв вновь и поменяла позу, переворачиваясь на бок и вытягивая лапы. У нее не было сил или желания следовать за своим хозяином. А может она прекрасно понимала о чем двое друзей разговаривают и знала, что вскоре он вернется. Так и произошло, буквально пара минут и Ривьера уже заходит на балкон с гитарой в руке.
- Так-то так-то! - сказал он, поднимая в руке инструмент и весело улыбаясь. – Я не умею играть, ты не думай. Но это поможет в нашей задумке. Это гитара моей сестры – самый лучший в мире инструмент. – Мика подошел ближе к Ивону, вставая у ограды и бросая на мужчину короткий озорной взгляд. Затем он взял гитару, как положено и, зажав лад, взял чистый аккорд. – Когда-то мы с ней очень много времени проводили вместе. Она играла и мы вместе пели песни, без устали разучивая новые. Ее друзья стали первыми моими друзьями. С тех времен и потянулись разные вечеринки, посиделки… Она – душа компании! Буквально огонь, к которому слетаются все погреется. Но тот огонь, который не сжигает и не опаляет. И поет и на гитаре играет. А как она танцует! Невозможно оторваться. – Мишель положил руку на гитару. – Ну, что споем? Не бойся, все проблемы с жалобами соседей беру на себя! Главное не слишком дурно петь.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

26

- Ты очень добрый и светлый человек, Мика,- и пусть, может, для кого-то это уже пустые и устаревшие слова, не значащие ничего, а может и приносящие даже какой-то негатив, но для Копытца это все еще были самые важные слова и самая большая похвала. Потому что именно светлых людей он любил, именно они не давали потерять веру в человечеству, пусть и уже немного слепую. Неважно, что вокруг грязь и мерзость, чистые и прекрасные души осветят собой все вокруг и помогут остальным стать такими же. По крайней мере, Ивон надеялся.
- Да?.. А я наизусть не много помню...- он как-то задумался над этим фактом, напополам с тем, бывают ли народные португальские напевы, и пропустил момент, когда Мика снова вышел с их балкончика мужской дружбы куда-то обратно в квартиру. Флегматичный песик на кресле повернулся в другую позу, совершенно точно не собираясь уступать хозяину. Видимо, чтобы разбавить их компанию или как-нибудь ее скрасить своим прекрасным присутствием.
Ривьера тоже решил разнообразить компанию и принес гитару. Ивон заинтересованно покосился на чудный инструмент - как и в любом человеке, в нем сидело желание круто бить пальцами по струнам и извлекать из нее прекрасную музыку, благо у него рука как будто прямо под это и заточена, но умений у него не было. Как-то совсем некогда было, да и полноценно как человек он начал жить не так давно. А у оленей, как и у котиков, лапки. Они не умеют играть на гитарах.
- Но играть же надо сидя...- неуверенно протянул Ивон, пытаясь вспомнить хоть какие-то навыки, которые видел у других. Стоя играли музыканты на концертах, но у них был специальный ремень, который держал гитару. Безременные особи играли сидя или даже лежа. Ну, это когда совсем уже было грустно, а выпили они ту долю, которая наталкивает на лиричные и философские мысли.
- Мм, а что мы будем петь? Только чур не гимн! У нас ее на одной работе каждую утреннюю планерку включали, чтобы мы вдохновлялись. У меня уже стойкий рефлекс на него - выпрямлять спину и набираться желания работать. Но на португальском, арабском и прочем я не умею... Только на русском,- с грустью пьяного человека, которому не о чем петь, поведал он, допивая остатки вина в бокале и облокачиваясь на стол, подпирая щеку рукой и очень печально вздыхая.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

27

Мужчина опустил голову, взглянув на гитару, точно видел ее впервые, попробовал переставить руки на ладах чуть ниже и одновременно проиграть струны.
- О, да ты спец! -  восхитился Мика и поднял сияющий взгляд на Ивона. – Так действительно неудобно. Ну, значит сяду, ничего страшного.
Ривьера вновь не стал беспокоить свою собаку, опустившись прямо на пол, недалеко от ног Блана, несмотря на свои идеально чистые и безукоризненно выглаженные брюки. Сложил ноги по-турецки, умащивая босые ступни крест - накрест друг на друге, и вновь взял инструмент, сыграв тот же самый лад, зажимая струны тонкими длинными пальцами, которые словно никогда не видели тяжелой работы.
- Не гимн, так не гимн. – отозвался Ривьера, взмахнув головой и убирая тем самым отросшие локоны с глаз. Он вновь улыбнулся. – Я и не собирался. Но… Ты знаешь русский? – Мишель слегка поддался вперед. – Удивительно! И… невероятно здорово! Я редко сталкивался с этим языком и ничего о нем и на нем не знаю. Давай тогда для начала, - Мика положил гитару на ноги, а сам слегка привстал, заводя руку назад и вытаскивая телефон из заднего кармана. – Найдем что-то на французском. Что-то с радио, популярное, так-так… - мужчина поднял взгляд, отводя телефон в сторону. - А потом я спою тебе что-то, и ты споешь что-нибудь на русском – это было бы очень замечательно, знаешь! Может даже научишь меня какой-нибудь песне, если не против. – Ривьера вновь взглянул на экран и закусил нижнюю губу, слегка хмурясь.- Так. Что бы такое вспомнить… О! Кажется, приходит на ум. «Любовь…» «…творит…» «…что захочет…». – Мишель поднял лицо и взглянул в глаза Ивона. – Так она называется. Не помню, как зовут исполнителя, но это не важно, ведь я хорошо помню текст! А вот это тебе. – Ривьера протянул телефон Ивону. Он нашел сайт, где были слова.- Будешь соблазнять меня Ивон. Но сначала я попробую свести тебя сума. – Мишель засмеялся и поднял гитару, медленно зажимая нужные струны. Его игра была очень условной, точно одинокие ноты, нажимаемые периодически на клавиатуре пианино, чтобы подсказать исполнителю тональность. Первый аккорд, Мишель прокашлялся, сыграл его вновь, ознаменуя это событие первой строчкой песни.

«Всё было хорошо, пока не явилась она».
Голос у Ривьеры был высокий, но чистый и ладный, так что было слышно, что им он умеет управляться. Никаких срываний на писк, только нужные ноты с переходом на бархат.  Мика взял еще один аккорд, продолжив его перебором всех струн.

«И не взяла меня за руку».
Ривьера поднял взгляд на Ивона и посмотрел на него лукаво. Следующую строчку он пропел как-то вязко, словно пытаясь зачаровать своего слушателя. Смотри, я уже свожу тебя сума, говорил его темный взгляд.

«Она поймала меня, как новичка..».
Сорвавшись все же с соблазнителя на радостную улыбку, он продолжил уже чуть быстрее и выше.

«О, любовь… творит всё, что захочет!»
«Это она оставила след на моей коже».
Ривьера слегка подвигал плечами, сыграв очередной аккорд, приближенный к правде. В его волосах запуталось сияние огней, а лицо оставалось в тени.

*MIKA - L’amour Fait Ce Qu’il Veut
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

28

Ивон отодвинул стул от стола, практически полностью его выдвигая в сторону стенки балкона. А потом и вовсе слез, садясь также на пол и опираясь спиной на стул. Потому что смотреть сверху вниз ни на кого не хотел, да и просто ему было интереснее быть участником, а не просто слушателем.
- Ну да, учил как-то... Пришлось,- неловко фыркнул парень. Он, конечно, на русском уже давно не говорил в повседневной жизни, а практика чтения у него была только на документах и заказах, которые ему поручили разбирать, узнав о билингвистических знаниях, поэтому сможет он спеть или нет - прекрасный, сложный вопрос, ответ на который будет узнан только на практике. Но сначала, конечно, нужно послушать Мику, хоть от его предложения и снова покраснели щеки.
Тонкий перебор пальцев по гитаре приятно тронул душу, и Копытце уже готов был растечься счастливой лужицей и просто слушать чужое пение, ни о чем не думая. Счастливое вечернее состояние, часто накатывающее в такую приятную летнюю погодку.
Голос Мики и правда завораживал, добавляя какого-то уюта и, быть может, сияния для их маленькой компании. Огни машин и домов совсем ярко разгорелись вокруг, запутываясь в радужных стаканах приятными пятнами, играя на горлышке бутылки и запутываясь в кудрях певца. Ивон совсем бы расслабился, но вспомнил, что у них хоровое пение. И у него даже есть слова, поэтому откосить не получится.

"Вытатуировала на моей спине
Змей и пылающие сердца."

С непривычки он пел тихо и словно бы простым речитативом, когда люди боятся добавить нот в голос. И если у Мики голос был веселым, то Ивон скорее пел с легкой грустью, так перекликающейся с его печально-большими глазами и легкой задумчивостью.

"Любовь творит, что захочет..."

Он улыбнулся своим мыслям, отводя на миг взгляд от телефона и глядя на ночные огни, отражающиеся в его глазах серебристыми холодными звездами.

"Ради нее, негодяйки, я облетел вокруг Земли,
Добрался до Конго и бежал в пустыню Сахару,
Перебравшись через Гималаи
При кубинской луне."

Он бросил на Мику взгляд сквозь полуприкрытые ресницы, как бросают взгляды на влюбленных девушек в студенческих корпусах, где у гитары под луной и фонарями собираются самые романтичные парочки. Милое, невинное соблазнение, дающее скорее надежду, чем обещание.

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

+1

29

Мишель ласково улыбнулся Ивону, продолжая периодически помогать редкими, но меткими отрывочными аккордами. Легкий флирт между ними, направленный толи друг на друга, толи на ситуацию в общем, нравился Мике и он не видел в этом ничего неправильного. Как игристые пузырьки в бокале с шампанским. Без него эту песню петь просто противозаконно, да и в целом, почему бы им двоим не расслабиться и не открыть свои души данной ситуации? Они оба пьяны, в самом центре Парижа и вокруг все такое привлекательно-красивое, что у Ривьеры скоро дух захватит. Он уже любил каждого прохожего, каждого своего соседа и даже тех, из дома напротив, кого не знал. Да что там! Он бы объял весь этот город своей любовью! Его широкой души и горячего сердца хватит на всех. И Ивона Блана он тоже в этот миг полюбил, потому что вы только посмотрите на него: да у него же так много внутренней красоты, что даже на внешнюю хватило! А как он чудно поет! Вы бы только слышали. Песня получалась лишь приближенной к оригиналу: почти полное а капелло, озаренное отрывистыми нотами. Мишель старался петь так, чтобы уступать место Блану и в целом, чтобы получался какой никакой, но дуэт и вроде бы, по мнению самого Мики, выходило замечательно! Он слегка поддался вперед, делая ободряющий жест рукой, мол «Хорошо получается! Давай еще!», а затем игриво покачал плечами под свой внутренний ритм, выпрямляясь и закрывая глаза.

«Но любо-о-овь творит, что захочет.»
«Но любовь … ла-ла-ла…любовь моя милая малышка»
«Делает с нами, что захочет!»
Заслышав, что внизу кто-то тоже стал подпевать этому простому куплету, Ривьера распахнул глаза и нагнулся к ограде, не забывая продолжать петь. Внизу шла парочка и парень с белобрысой макушкой решил протянуть видимо пару строчек.
- Bravo! Очень хорошо! – хохотнул Мика так, чтобы прохожий услышал.

«Она творит со мной, что захочет!»
«Любовь! Ла-ла, любовь!»
Ривьера вновь перебрал струны и смолк на последних словах. Пару мгновений он сидел, смотря на гитару, а затем резко поднял голову.
- Боже мой, это было чудесно! Ты такой приятный и притягательный когда поешь! Думаю это знак, что твой черед! Спой мне что-нибудь, пожалуйста. Очень-очень прошу, это просто жизненно необходимо! Если не споешь, я умру на месте и вся ответственность ляжет на твои плечи, негодяй! – Мишель засмеялся и приподнял гитару. – Хочешь поиграть? Если не умеешь, я могу тебя научить паре аккордов под которые любая песня пойдет, в принципе. Так вот сразу подбирать нужные по ходу действия я думаю за полчаса трудно научиться.
Мика переложил гитару на пол, а сам очень неуверенно поднялся на ноги. Взял бокал вина и допил, что было, почти что залпом, забыв, что вино там далеко не белое. Ривьера нахмурился, прикрывая глаза, но сразу же улыбнулся, взглянув на Ивона.
- Ну что, беспощадный соблазнитель, - лукаво улыбнулся мужчина, наклоняясь над ним. – Что мне споешь?
[icon]http://sg.uploads.ru/t/cJjbU.jpg[/icon][nick]Mika Riviera[/nick][status]On peut danser[/status]

+1

30

Искорки между ними так и летали, как светлячки в ночь на Ивана Купалу, но это было скорее мило, нежели так пошло, как иногда выставляют в фильмах и прочих формах искусства. Как между двумя друзьями, ведь любовь может быть не только меж влюбленными. Сильные, настоящие чувства возможны и у двух друзей. И неважно, какого они пола.
Внизу запел кто-то еще, и Ивон сорвался на улыбку, которая окрасила строки песни. Юношеский голос пропел пару строк, а ему вторил женский влюбленный смех. Где еще, как не в Париже, встретишь подпевающих тебе прохожих,  не ругающихся и зовущих полицию. И правда, чудесный город.
Парен шумно выдохнул после последних строк, быстро дыша, чтобы вернуть себе спокойное и полное дыхание. Да, давно он не пел с кем-нибудь, а не просто для себя в квартире, когда шумит чайник и ворчит на плите сковородка с завтраком.
- Ох, ну полно... Ты тоже чудесно поешь!- отмахнулся Копытце, чуть не ударившись спиной о кресло позади.- Хорошо-хорошо, придется спеть, а о Франция не простит мне потерю такого таланта!
Он рассмеялся, потягиваясь и разминая спину. Песен он помнил не так много, наизусть еще меньше, но если открыть текст и положить его рядом, то спеть он может многое. Проблемы была больше в том, что как-то не сложилось в русском фолке петь что-то милое, приятное и нежное. Многие темы либо касались непосредственно темы фольклора, а объемная часть была уделена какой-то мрачной стороне жизни. Что стоят только песни о несчастных девушках.
- Ну, я умею так... Красиво перебирать пальцы, если не смотрит кто-то с музыкальным образованием,- Ивон взял гитару, осторожно устанавливая ее и проводя ногтями по струнам. Звук раздался красивый, но перчатки неприятно проскребли по струнам, сползая. Никто не играет на гитаре в перчатках без медиатора.
Пришлось снять мешающую одежду. Пальцы провели по струнам, извлекая звук более чистый, чем от тех, что были из плоти. Металл тихо резонировал, добавляя какой-то ясности и прохлады игре гитары.
- Наверное, это будет грустная песня... Но русские песни о любви вообще в большинстве грустные. Как-то так вот,- прекрасно вступление, ему прям в президенты идти или в стендаперы. Так или иначе, он перебрал пальцами по струнам, довольно часто, пытаясь настроить нужную мелодию. Плавные переливы подхватил голос.

"Как ко мне посватался ветер,
Бился в окна, в резные ставни.
Поднималась я на рассвете, мама,
Нареченною ветру стала."

Он пел на русском, отчего слова казались Мике совершенно незнакомыми, но Ивон пел скорее не словами, а интонациями. Было видно, что так ему намного комфортнее, а может просто привычнее, гласные выходили протянутыми и ласковыми, а дыхания хватало на гораздо больше строчек, чем на французском.

"Ну а с ветром кто будет спорить,
Решится ветру перечить?
Вышивай жасмин и левкое
С женихом ожидая встречи."

Оригинал исполнялся женским голосом, оттого и он стал петь чуть выше и нежнее. Пальцы перебирали струны, скорее отсчитывая ритм, нежели играя действительную мелодию, как в начале.

"Отпусти меня в поле мама.
Зелены витражи в часовне.
Чтоб с востока в душистых травах
Мой жених пришел невесомый.
Мой жених, под луною зеленою
Сердце возьмет в ладони
Бубенцы рассыплются звоном в семи широких подолах."

Он поднял глаза к небу, продолжая выводить строки голосом уже наизусть, глядя на едва появившиеся звездочки над Парижем, едва проглядывающиеся сквозь освещение центра города. Странно и непривычно среди французских улочек разносилась русская песня, заставляя редких людей внизу оглядываться и пытаться понять, откуда идет звук.

"Ну а с ветром кто будет спорить,
Решится ветру перечить?
Вышивай жасмин и левкое
С женихом ожидая встречи."

Он поймал взгляд Мики в тьме вечера и тусклом свете свеч и огней, стараясь петь так, чтобы он помнил все без слов. Откуда-то словно бы пахнуло жасмином, приятным и сладковатым ароматом светлой любви.

*Мельница - Ветер

[icon]http://sd.uploads.ru/jOPKx.jpg[/icon][nick]Ivon Blanc[/nick][status]Блеск в твоих глазах[/status]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Друг всегда поможет