Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » I have a gift for you


I have a gift for you

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

I have a gift for you
https://funkyimg.com/i/2UrNb.png
кто владеет информацией, тот владеет ситуацией

1. Место действия
Америка, Нью-Йорк
Квартира Дины Лейн
2. Время и погода
23.03.2020, около двух часов дня
+ 8, дождь
3. Действующие лица
Гавриил, Левиафан

После задушевных бесед в Ватикане и прочих дел, Левиафан и вся его команда вернулись в Нью-Йорк. Однако демон не спешил даже встретиться с сыном: он отправился "по делам", никак не комментируя своё исчезновение с горизонтов, едва он оставил вещи за порогом.
Мужчина решил нанести визит своему крылатому собрату, с которым их ещё с пятнадцатого века дружеские отношения не связывают. Может быть, время мириться? Или причина в чём-то другом?
Гавриил не ожидал прихода собрата на своём пороге, но такие персонажи, как он, просто так в дверь не стучат.

+1

2

Дверь с цифрой «114» без одной единицы, от которой впрочем, остался четкий грязный след клея на пластмассе, отворилась и на пороге перед Левиафаном появилась невысокая встрепанная девушка, выглядевшая несколько растерянно, словно стук в дверь поднял ее с кровати. Светлый слегка расфокусированный взгляд уперся в грудь гостю, точно бы она не ожидала, что тот будет таким высоким и только спустя пару мгновений поднялся выше, рассматривая лицо пришедшего. Узнавание отразилось в виде наступившего в чертах спокойствия и слегка опустившихся плеч.
- Левиафан, – не то спросила, не то утвердила она, отступая на шаг назад, внутрь коридора, тем самым пропуская демона. Одной рукой девушка придерживала тяжелую оббитую брезентом дверь, второй поправила сползший с плеча растянутый серый свитер, прикрывая лямку белой спортивной майки. – Проходи.
Да, что ни говори, а представительности в этом облике не было никакой. Впрочем, это ни о чем не говорило, внешность, особенно в их случае, была штукой обманчивой, хотя и могла стать объектом для всевозможных шуток, как со стороны собратьев, так и представителей других рас. Стоило мужчине зайти, последовал приглашению, как Гавриил отпустила дверь и широким шагом прошла в комнату, которая находилась слева от Левиафана, явно рассчитывая, что тот притворит за собой дверь, а возможно, ей просто был этот вопрос не очень-то и важен. Ходила она босиком, так как полы везде были устланы коврами.
Первое, что бросалось в глаза при беглом взгляде на квартиру – ее малые габариты. Небольшой квадратный коридор, единственная комната без балкона и такая же неудобная, как и коридор, кухня, чуть впереди по узкому коридорчику. Всего каких-то шесть квадратных метров, еле вмещается обеденный стол, что уж говорить о бо’льшем. И пусть вокруг было много света, попадающего внутрь с улиц через высокие окна, он то, как раз и давал знать о второй проблеме – абсолютном беспорядке в этой крохотной квартирке. Повсюду были разбросаны какие-то вещи, не известно точно нужные или не очень, но явно бытового назначения, размещенные там, где их оставили без особого расчета и умысла. Книги, банки, заклеенные по шву скотчем коробки, прячущие что-то в себе. Больше всего листков бумаги, - ноты, рисунки -  они лежали буквально на каждой горизонтальной поверхности. С места, где находился Левиафан можно было при желании хорошо рассмотреть комнату и приметить, что те лежали и на заправленной односпальной кровати, и на пианино, к которому как раз и подошел Гавриил. Переложив стопку таких листков с табуретки на пол рядом, он подхватил предмет мебели и, обойдя спортивную сумку, лежащую прямо посреди комнаты, завернул на кухню. Кстати говоря о сумке - та явно не относилась к общему творческому хаосу. Видимо ангел собирал в нее вещи в тот момент, когда его оторвали от дела.
Поставив табурет на проходе подле кухонного стола, Гавриил посмотрел на Левиафана издалека, указывая на стул.
- Садись, пожалуйста. - девушка исчезла из обзора на мгновение, затем появилась с тарелкой и расчистив пространство на столе, аккуратно пододвинув все, что можно, ребром ладони в сторону, поставила ее с краю. – Угощайся. Гостей у меня не бывает, так что, больше ничего нет. Только чай и вода.
Если бы демон шагнул дальше, скорее всего наступил бы на очередной валяющийся лист с рисунком. На нем была изображена танцующая девушка. Балерина, красиво изогнувшаяся в элегантном па. Правда, создавалось впечатление, что все на этом самом рисунке как-то не правильно и не очень хорошо. И тень скорее смахивает на осколки, и браслет вокруг запястья чем-то напоминает змею или маленького дракона, да и движения ее не доставляют девушке удовольствия, точно что-то заставило ее замереть в такой позе. Видимо поэтому он и лежал в коридоре так, чтобы первый же вошедший на него наступил.
Гавриил тем временем не спрашивал у демона для чего именно тот пришел и какие вести с собой принес. Не спрашивал почему именно сейчас, осознавая только, что такой, как Левиафан не нашел бы его просто так. И еще кое-что: пожалуй, Гавриил этой встречи ждал и знал, что рано или поздно она бы произошла, пусть никакими знамениями это и не было предвещено. Одна из их последних встреч, пусть и произошла давным давно по человеческим меркам, до сих пор достаточно четко стояла перед внутренним взором ангела. Скорее всего из-за слов, что тогда были произнесены. Их разговоры можно пересчитать на пальцах одной руки, а оттого они имели особый смысл.
Не дожидаясь Левиафана, Гавриил принялась освобождать и второй табурет, стоящий до этого момента под столом.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/NuA2G.png[/icon][nick]Dina Lane[/nick][status]ministration
[/status]

+1

3

Для Левиафана сама подготовка к этой встрече была тяжёлой. Нет, речь, конечно же, не о святости: медаль сдерживала. Просто он слишком давно ни с кем из Карателей, окромя Исрафила, не разговаривал. Особенно с Гавриилом. Если судьба их и сталкивала, то ничем хорошим то не заканчивалось и они либо не говорили вовсе, либо их разговоры сводились...да ни к чему. Просто ни к чему. Демон прошёл внутрь и огляделся. Балерина на полу привлекла его внимание всего на мгновение, напомнив об увлечённости Викуса какой-то девушкой, которая, кажется, была балериной, а вот сумка - да.
- Куда-то собрался? - он хмыкнул, садясь на предложенный табурет, так и не сняв пальто, на котором капель дождя было совсем мало: это говорило о том, что добирался он на машине. - Выглядишь не очень-то счастливо.
Демон потёр кольцо на пальце, как-то автоматически, но будто немного нервно. Как-то не так, наверное, стоило начинать этот разговор. Он вообще, блядь, даже не поздоровался. Мужчина потёр лоб и покачал головой, морщась, а затем выпрямился и всплеснул руками, недовольный самим собой, но никак это недовольство не прокомментировав. Расстегнул пальто. Из-под него стала выглядывать серая рубашка.
Помолчал, глядя куда-то в пол, а затем, наконец, поднял глаза на Гавриила.
- Послушай, я... - он осёкся, едва начал и провёл рукой по лицу, задержав её на губах, а потом неопределённо махнул этой же рукой в воздухе, покачав головой. - Я знаю, что я не тот, кого ты рада видеть, сестрица. А может и наоборот. Вас поди пойми. То зло, то добро, то... ещё что-то. Не знаю. Мир вообще сходит с ума и ты, думаю, знаешь это не хуже моего... но я пришёл не только... извиниться за...
Он опять замолчал. Ненадолго. Слова просто давались чрезвычайно тяжело, но он понимал, что этим всем обидам давно было пора положить конец, как и его стоическому похуизму в сторону Белета. Надо признавать свои ошибки и свою неправоту, как бы тяжко ни было.
- ...Извиниться за всё. Что я говорил о тебе, что я думал о тебе. За ту боль, которую я причинил тебе, - демон поколебался, но, в итоге, всё таки взял ладонь Гавриила в свою и накрыл другой ладонью, заглянув в глаза ангела. - Я был ужасно не прав.
Левиафан покачал головой, болезненно морщась и опуская взгляд. Он только крепче сжал изящную кисть девушки напротив. Гавриил всегда был таким. Была такой. Хрупкой, но внутри несгибаемой. У самого Левиафана как-то же плечи опустились, будто он нёс на них что-то невообразимо тяжёлое. И очень долго. Невинность и святость Гавриила, которые он теперь ощущал покалыванием в ладонях, даже сквозь медаль, казались ему чем-то невероятно приятным и манящим. Подумать только. Ведь когда-то всё это было и у него.
- И рассказать тебе то, что я узнал. Я был в Токио. Ты, наверняка, слышала про всё это дерьмо. Вроде как, я ведь косвенно в этом виноват, - он пожал плечами и поднял взгляд на сестру снова, так и не выпуская её руки. - Я многое узнал. Кое-что я... не буду рассказывать, потому что это мои проблемы. Но кое о чём должна узнать именно ты. Я... Не уверен, что могу доверить это кому-то ещё. Я даже не уверен, что кто-то мне в принципе поверит. Из ангелов.
Левиафан фыркнул. Исрафил был бы в первых рядах, кто бы сказал, что Левиафан немного перегрелся и ему надо меньше проводить времени со своими сенобитами, меньше пить и бросить курить. Может, ещё поуменьшить количество половых партнёров или частоту и продолжительность половых контактов. Демон подвинулся к Гавриилу вместе с табуретом, чуть ближе, шаркнув его ножками по полу. Он снова держал зрительный контакт с Гавриилом, так и не выпуская его руки.
- Скажи мне честно, Гавриил. Я могу рассчитывать на то, что ты действительно никого из других Карателей и других ангелов не посвятишь в то, что я собираюсь рассказать тебе? В смысле, я не уверен в том, что собираюсь рассказать. Вернее не уверен в том, что... это безопасно. Для ангелов. Впрочем, я знаю, что у вас и так там, - он глазами указал куда-то наверх, - не всё гладко и сладко. Но, может быть, это и наоборот правильно. Выводы я сделать не могу сам. Я бы мог обсудить это с Люцифером, но я примерно знаю, что он скажет. То же, что и любой другой, к кому я обращусь. Что я сошёл с ума, опять. Может так оно и есть. Просто... думаю, что будет честно, если я дам тебе знание, а ты сам определишь, что с ним делать, когда проверишь. Но я должен знать, что ты не настолько зол на меня, чтобы предать моё доверие или просто принять меня за психа.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

4

Гавриил, садящийся на табурет напротив, бросил отрешенное «Да» по поводу собранной сумки, однако сам внимательно и точно бы как-то озабоченно смотрел на Левиафана, определенно зная, что вопросы эти все лишь ничего не значащее предисловие. Она чувствовала и видела, что с ним что-то происходило внутри и с одной стороны это ее волновало, но с другой она совершенно не хотела как-либо мешать своему брату, давая возможность самому высказать все так и тогда, когда тот соберется и решит, что готов. В конце концов слова эти могут быть итогом долгих размышлений, а время для того, чтобы помучить себя ими или избегать их, у них обоих имелось. Она решила выслушать его молча, не перебивая, даже тогда, когда очень хотелось, ведь Левиафан сказал, что Гавриил может быть не рада его видеть. Она могла и страшилась этой встречи, боясь услышать от брата вновь горькие слова о том, что между ними нет больше ни единой нити, что соединяла бы их и делала похожими. Не столько волновали ангела различные грубости в свой адрес, сколько заверения в том, что свершенного не восстановить и распри не забыть. Но это не мешало искренне возрадоваться их пусть и недолгим, да и не слишком благодушным, встречам. Гавриилу было горько смотреть на своего собрата, но это было лучше, чем не видеть его вовсе и толком не знать, что с ним происходит. Ему хотелось верить, что Люцифер поддерживает своих так же, как это делали они когда-то, но верилось с трудом. Да. Гавриил не была настолько невинна, чтобы не понимать, что и взаимная помощь и понимание в их рядах остались в прошлом, уступив место переживаниям внутри себя, однако все же насчет мира демонов она несла некоторые предубеждения, которыми ее заверили более «взрослые» товарищи. Ей казалось, что там, раненные, совершившие ошибки братья, несут это бремя в одиночестве, не имя даже возможности вновь обернуться к свету.
Она подняла вторую ладонь, накрывая ею его руки, и чуть крепче сжала тонкие пальцы, уверенно смотря ему в глаза.
- Я прощаю тебя, Левиафан, но и ты прости меня. За трусость. За то, что боялась тогда и сбежала потом. Ведь, мне кажется, я очень хорошо поняла тебя тогда, когда ты позволил себе сомневаться. – девушка опустила взгляд на их руки. – Но мне было проще не думать и не замечать. – она вновь решительно подняла глаза и в них полыхнул несгибаемый огонь. – Но сейчас я знаю, что в моих силах сделать гораздо большее, чем быть простым посланником. Мои личные действия имеют последствия и именно поэтому, я сохраню твой секрет. Я никогда не был зол на тебя. – по  инерции покачав головой, сказала Гавриил, а затем, убрав одну свою руку, положила ладонь на плечо демона, сжимая пальцы. – О чем ты хотел мне рассказать – я не стану подвергать твои слова сомнению.
Пусть, скорее по привычке, чем по правде, но у него в груди проскользнул страх, что что-то придется утаивать от братии и возможно, брать за это ответственность на себя. Это было непривычно, но ангел понимал, что пора действовать как-то иначе. Не так, как он делал обычно. А потому отогнал от себя эти чувства, заменяя вниманием – у Левиафана не было повода усомниться в его словах.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/NuA2G.png[/icon][nick]Dina Lane[/nick][status]ministration
[/status]

+1

5

Ощущение прощённости, именно так, прощённости - бесценно. Левиафан понял это ещё с сыном, понимал это с Белетом, но ощутить себя прощённым Гавриилом было чем-то совсем иным. То, что тот просил прощения в ответ - было неважным. Демон держал обиды и злость не на него, а, наверное, на Творца, который предал то, чему их сам учил. Очень давно. Устами Михаила. Леви коротко усмехнулся. По телу разливалось приятное тепло и мягкое чувство присутствия Святости, которая бы могла нанести ему вред, если бы не браслет на запястье. Хотя как сказать вред? Он любил боль от Святости до какого-то безумного экстаза, пусть её невозможно было долго выносить. Сейчас она просто касалась нутра как-то слегка, отдалённо, точно эхо, которое цепляет слух из самого дальнего уголка бесконечно длящейся пещеры.
Мужчина выдохнул и кивнул.
- Благодарю тебя, - проговорил он и улыбнулся. - Ты не представляешь насколько это важно. И... мне не за что прощать тебя. Ты всегда был достойным ангелом, пусть твоя наивность порой граничила с глупостью... но кто из нас безупречен? Даже представить себе безупречного невозможно.
Он пожал плечами и сглотнул ком в горле, грузно выдохнув.
- Что же, надо. Надо, - это пробормотал скорее себе, неразборчиво. - В общем. Я думаю, что ты слышал про семь добродетелей. Четыре кардинальных. И три теологических. Так их звали люди. Первые четыре - Prudentia, Temperantia, Fortitudo, Iustitia - являли собой черты идеального человека. Другие три - идущие от бога Fides, Spes, Caritas. Сначала было так... потом появились противопоставления моим собратьям-грехам. Castitas, Industria, Patientia, Humanitas, Humilitas. Двенадцать добродетелей, которые мы, по идее, должны были воплощать в себе, как ангелы, в которые верили люди. И верят до сих пор, знаешь ли. Каждая вторая молитва Церкви, проповеди - да что мне тебе объяснять.
Леви криво ухмыльнулся.
- Двенадцать добродетелей. И не каждый ангел может похвастаться наличием у себя их всех. У некоторых поди хоть одно найди, да? - он фыркнул, тихо рассмеявшись. - Но я не затем тебе говорю об этом, не для мрачной потехи. Я хочу сказать тебе, что они, видимо, существуют. Не в смысле как что-то абстрактное, а как существуем ты, я, Михаил, Люцифер. Я... слышал. Слышал о них, собственными ушами слышал. Там. В Токио...Там были настолько древние сущности из Астрала, что их не видели современные люди. Когда они мучили меня и истязали, кое-кто из них сказал, что Добродетели накажут виноватых. И тогда нам всем придётся доказать, что мы достойны зваться ангелами или пасть навсегда.
Демон посмотрел куда-то в сторону и нахмурился, тяжело вздохнув.
- Я не могу сказать точно, что это было, но... Я не знаю, может быть, это угроза. Вам всем. Если Добродетели действительно существуют и действительно могут наказать виноватых, то, возможно, это и есть то самое Вознесение для одних, Падение для других. Может быть... Я, я...Я правда не знаю, но, у меня возникает ощущение, что я уже от кого-то слышал болтовню про Всеобщее Падение, в рамках бреда, мол, это было бы справедливо, чтобы ангелы доказали, что они верны Творцу, - он растерянно пожал плечами и посмотрел на Гавриила. - Я не хочу пугать никого, потому что я эти выводы сделал, по сути, сам. Сложив несколько частей паззла. Я слышал о настроениях в ваших рядах. Слышал о разном. Непонятном, странном. Люди стучат в небо каждый день и... что если они достучались? Что если мы все достучались до Творца и он готов навести порядок? Вот о чём я думаю сейчас. Что если их действительно вот-вот готовы прислать за нами? Я не боюсь, я... испытываю смешанное чувство от своих мыслей. И вообще, может я надумал всё это. Быть может... это нужно как-то проверить? Я не знаю, Гавриил.
Демон пожал плечами и отрицательно покачал головой.
- Не знаю, - он опустил плечи и склонил голову набок, глядя в глаза ангела. - Я хочу, чтобы хотя бы ты знал об этом. Им всем не стоит и думать об этом. По крайней мере, пока. И... может быть, именно тебе, как одному из тех, в ком я вижу довольно много этих Добродетелей, есть смысл... проверить эту информацию. Как-нибудь. Я обещаю посодействовать, если смогу. И если, конечно, ты допускаешь, что это может оказаться правдой.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

6

По лицу Гавриила можно было легко понять, что вести, услышанные из уст Левиафана, его потрясли. Причем настолько, что он не смог ничего ответить своему брату, сохраняя молчание какое-то время. Первая и никак не контролируемая им реакция – принятие всего на веру. Безусловно, Левиафан мог не врать, но Гавриил не подумал усомниться даже в предположениях демона, решив, допустим, что тот понял что-то не так или неверно сложил несколько источников информации, что ввели его в заблуждения. А ведь по сути, даже сам демон говорил, что это всего лишь его личные предположения, которые могут быть надуманы. Но ангел считал своего собрата умным и полным мудрости, как первозданной, так и прожитых лет, а выискивать ложь у того, кто пришел искренне перед ним извиниться попросту не мог. Возможно, именно оттого сказанное воспринялось скорее, как факт.
- Но… отчего я ничего не знаю об этом? – спросил Гавриил, смотря на Левиафана своими большими широкораскрытыми карими глазами так, точно бы тот должен был знать ответ на этот непростой вопрос. – Неужели Отец решил устроить нам всем проверку без предупреждений и возможности, исправив все ошибки, встать на путь помощи людям, как раньше?
Девушка опустила взгляд, забегав им по полу и, словно бы выискивая тайные знаки на поверхности стертого, давно не покрывавшегося лаком, дешевого паркета. Сама же находилась в раздумьях.
- Но может быть, - Гавриил подняла лицо и положила ладони на плечи демона, заглядывая ему в глаза. – Так и нужно? – взволнованно проговорила она. – Возможно Он действительно решил навести порядок среди нас, если мы сами никак не можем взять себя в руки. Я люблю каждого своего брата и сестру, но Левиафан. Не хочу осуждать дела их и поступки их, но мы все стали смотреть не туда и заниматься совсем не теми делами, что нам предначертаны. Люди страдают, а мы… думаем о нас же, это не правильно! Ты правда считаешь, что нужно как-либо подтверждать эти слухи? Если так надо, то так и произойдет. Разве не так?
Он положил теплую мягкую ладонь  на щеку демона и слегка свел брови. Девушка серьезно смотрела в его глаза пару мгновений, а затем спросила:
- Ты сказал, что они тебя мучали. Что они делали с тобой и для чего?
[icon]http://sd.uploads.ru/t/NuA2G.png[/icon][nick]Dina Lane[/nick][status]ministration
[/status]

+1

7

Реакция Гавриила демона...воодушевила, что ли? Просто он видел, действительно видел и ощущал, что пернатый собрат верит ему. И это было чертовски приятно. Подобные светлые эмоции казались тем самым живительным глотком воды в пустыне, всегда, абсолютно всегда. Он не ощущал себя мучеником, отнюдь, ведь то, что было им сотворено так много лет назад, было его выбором. Каждый его гнусный поступок был выбором и каждый день, прожитый с тех пор, как он Пал, был полон его выборами. От них в сути расползались эмоции разные, безобразные и добродетельно-приятные. Он был в постоянном раздрае с собой и одни превращались в другие с заядлой периодичностью, перекликались причудливо... но истинно светлые, как и истинно тёмные помыслы и желания, радовали всегда особенно. В том была какая-то искомая им предельность, которую он всё не мог найти в чистом виде.
- Я не знаю, Гавриил, стоит ли пускать о том слух... По правде, думаю и правда нет причин. Но, думаю, что... думаю, что хотя бы узнать о них подробнее было бы правильно. Я бы посмотрел на них, честно, и если так Он задумал, то мы и правда с ними столкнёмся... Я бы взглянул на них. Не с целью познать какой из Добродетелей обладаю внутри себя, отнюдь. Мне кажется это настоящее произведение искусства Творца, если они существуют. Это было бы доказательство, что он всё же не покидал нас. Вот о чём я подумал, когда услышал это. Признать пора: мы его не слышали. Ни разу. Никто из нас. Слышал ли Михаил его на самом деле? Слышит ли сейчас? Я сомневаюсь до сих самых пор.
Леви, ощутив прикосновение Гавриила, потёрся о её ладонь щекой. Свет манит тьму, как светлячка на лампу. Интересно, манит ли тьма свет? Вся жизнь Левиафана говорила, что да, манит. Но, быть может, правильней было бы сказать как-то иначе. Он взял её ладонь и коснулся её губами, сжав в своих руках вновь и посмотрев ей в глаза.
- Мучения для меня ещё подобрать надо, не находишь? Я знаю о боли всё, моя милая, - он улыбнулся как-то грустно и хмыкнул. - Забавно, что в мире, который рос и креп на наших глазах, никогда нет и не будет предельного значения. Чего бы то ни было. Как бы я его не искал всё время. Я жаждал познать истинную добродетель не меньше истинного зла и я познал его в помыслах. А после я жаждал познать максимальное значение того и другого... и каждый раз, когда я подходил к ответу, цель ускользала от меня. Нет предела любви, нет предела ненависти, нет предела боли. Всё может продолжаться вечно и обретать причудливые мотивы из оправданий себе. Никто не может быть до конца злым. До конца добрым. Этого не бывает. Чего-то больше в количестве, чего-то больше в качестве, о чём-то мы просто не догадываемся. О подноготной каждого помысла. Всё крайне... запутанно и имеет тыыыысячи граней, Гавриил.
Левиафан опустил взгляд и плечи вновь, держа её руку. Как же был приятен этот тактильный контакт.
- Они показали мне что я наделал. Это я создал большую часть того, что живёт в Астрале. И эти твари называли меня отцом, создателем...творцом, - он болезненно свёл брови. - Я ещё никому не говорил об этом. И не думаю, что скажу. Но не думаю, что я не догадывался.
Мужчина поднял на неё взгляд вновь.
- Если концентрированное зло выбрасывать в виде сгустков, оно обретает форму. И отравляет души всё равно. Как добро возвращается к моим сенобитам с течением времени, так и зло к абсолютно чистой от зла душе... вот почему у меня не получилось. Я хотел лишить людей зла, но я только помог ему. И это зло называло меня отцом из искажённых безумной кистью Астрала пастей. Нет ничего омерзительней того, что вышло из-под моих рук и никогда мне не загладить содеянного. Когда-то я грезил Вознесением, даже будучи мучителем и палачом, я грезил, что искуплю свою вину. Но... это невозможно. От того это было так мучительно. Осознать, что твоя гниль давно отравляет этот мир, сколько ни прячься за серебряной монеткой святого.
Демон устало вздохнул, выпустив её руку.
- Я ненавижу себя, Гавриил. Я должен был догадаться. Ещё тогда. Насколько безрассуден мой поступок. Но я не мог. Эти дети... я сошёл с ума. Я до сих пор сумасшедший. Но чистота тех душ... - он прикрыл глаза, ещё пуще хмурясь. - ...её не забыть. И мне не забыть как я должен был их собирать, как я держал их в руках и забирал с собой, умерщвляя их. Я не мог поверить, что Творец попросил бы нас о подобном. Я хотел сделать что-то хорошее, взамен тому злу... но я сделал только хуже.
Он открыл глаза.
- Поэтому я больше не буду мечтать о Вознесении. Даже в самых смелых своих фантазиях не буду желать его. Я, наконец, осознал насколько я заслужил своё наказание.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

8

Услышав последние слова, произнесенные демоном, девушка отрывисто выдохнула, и порывисто взяв его ладонь, соединяя обратно их контакт, положила вторую на плечо демона, с силой сжимая пальцы, точно бы цепляясь за своего собеседника или же желая его отрезвить. Словно оторвись она, слова ангела не нашли бы отклика в нем. Ее руки била мелкая дрожь, она поддалась ближе, заглядывая в глаза Левиафана. И в ее взоре виделась решительность и какая-то неясно читаемая просьба.
- Не говори так, Левиафан!- она покачала головой и демону могло открыться в ее взгляде настоящее сопереживание и страдание от услышанных только что Гавриилом слов. Ее глаза ничего не скрывали. – Не говори, что не желаешь этого. В твоих помыслах не было зла и ты один из самых сильных в наших рядах. И я не о способностях сейчас. Мы все тогда… - ангел на миг отвела взгляд, вспоминая тяжелые для нее события. – Что-то потеряли. И что-то обрели, совершенно не зная, что с этим делать и как распорядится. Эти события стали не только проверкой людям, но и нам всем, а задумка Отца настолько глубокой, что мы оказались не готовы ее понять. Может быть, именно поэтому Он дает второй шанс, введя в проверку Добродетели. Возможно это тот шанс вернуть ушедших братьев.  – Гавриил вновь подняла болезненный от воспоминания взгляд на Левиафана и, оторвав руку с его плеча, нежно погладила щеку, поднимаясь выше, к волосам, жалея его, но не так, как высший жалеет слабого, а так, как близкий тебе человек, может сопереживать, желая забрать часть твоих страданий себе, разделить их надвое, чтобы стало легче. Ангел не мог понять его боль полностью, потому что не был частью Левиафана, потому что не был с ним рядом большую половину прошедших времен, но он стремился к пониманию.
- Почему называешь себя сумасшедшим? Ты действовал, ты пытался сделать лучше для людей, ты старался и шел к своей цели. И в тебе есть мужество признать, что ты совершил ошибку.  – Гавриил слегка покачал головой. – Предназначение ангелов помогать людям, оберегать их, направлять их. То, чем заняты многие наши собратья сейчас ни разу не похоже на то, чем должны быть заняты ангелы. Я не так чтобы много думала над этим, но что, если таких, как ты, Он и задумывал создать. Ты никогда об этом не думал? Ангелов, что подвергнут сомнениям его же собственные решения и Падут, чтобы подняться вновь, пройдя через испытания и воспитав в себе добродетели самостоятельно. Просто это продолжается так долго, что ты устал, Левиафан. Очень сильно устал, я это чувствую. Но не теряй веры. Если не в Творца, то по крайней мере в лучший исход. Если мы не видим выхода сейчас, то не значит, что его нет. Мне хочется в это верить.
Девушка убрала руки, безвольно складывая их на коленях.
- Как хочется верить и в то, что Михаил действительно слышит Его. Но почему тогда он не обращает внимание на то, что творится среди нас? Ангелы все чаще спускаются на землю, чтобы просто повеселится. А его больше интересует возникновение ребенка с отметкой или особых душ. – Гавриил поникла еще больше. – И должна ли я быть так недовольна этим?
Гавриил недолго помолчала, видимо размышляя о последних сказанных ею словах, а затем кивнула сама себе.
- Да. – еще немного молчания и уже более уверенно. – Да, ты прав. Нужно узнать о них больше. О Добродетелях. У меня есть чувство, что так нужно, пусть я ничем и не могу это объяснить и оно идет в разрез с тем, что я думаю насчет этого головой.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/NuA2G.png[/icon][nick]Dina Lane[/nick][status]ministration
[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » I have a gift for you