Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Мир Фейблов » Звенит январская вьюга


Звенит январская вьюга

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Звенит январская вьюга
http://sh.uploads.ru/7PuH5.jpg
Жили-были далеко в лесу олень и лиса...

1. Места действия
Мир Фейблов, Бескрайний Северный лес
2. Время
I часть - Зима 1304 г.
3. Действующие лица
Лисичка-Сестричка, Серебряное Копытце

Невероятная история о том, как однажды встретилась хитрая рыжая плутовка Лисичка и доверчивый простак Копытце. Только дальше все пошло не по типичному для подобной сказки сюжету.

+1

2

[icon]https://pp.userapi.com/c848632/v848632316/1adbca/MYvfRq3sy58.jpg[/icon][nick]Red Ripped Fox[/nick][status]What a mess I am[/status]Ох и подрали же её... Сссобаки. Буквально. Оторвали хвост, изодрали бок, ухо. Может она и крупногабаритная, но не когда на тебя валит толпой агрессивная охотничья стая, натравленная конкретно на таких, как ты. Обладателей красивой рыжей шубой, которую не прочь надеть любая видная богатая человеческая девка. Тут большие размеры только мешают юркнуть в нору, чью-то берлогу, забраться на дерево, протиснуться в скалу через щель. Но помогают противнику тебя ухватить - много места для атаки. Отчаяние застлало Лисе глаза, смывая последние остатки страха и паники болью, если и отдавать свою жазнь, то подороже! Она впервые так дралась, пытаясь прокусить и изодрать кого угодно, кто попадётся. Укус - что-то хрустнуло, вывернулась, укус - мягко хлюпнуло во рту, наполнив его густой тёплой кровью. Задние лапы увязли в охотничьей пасти, холку до боли сдавили клыки, - невероятным усилием Лисе удалось развернуться и перекинуть одного пса через себя и приложить случайно о камень. В ушах барабаном бил собственный пульс, из последних сил животное пыталось сопротивляться последнему врагу, но тщетно - тот мотал и дёргал её лапу с остервенением, не позволял найти точку опоры. Лиса дотянулась и выцарапала глаза псу, но это не помогло, он сжал зубы только сильнее. Что странно, большей боли уже не ощущалось.
Он не осознал, что остался один, не слышал тихий скулёж братьев. А она больше. Теперь ей легче. Наплевав на ногу, Лиса извернулась и вцепилась в заднюю лапу охотника, подтянула ближе и прокусила пах. Тот будто понимал, куда она метилась и успел инстинктивно выгнуться и разжать зубы, так что лисьи клыки только царапнули, но рыжая освободилась. Тут же крутанулась на целой лапе, придавила пса сверху. Эта тварь так смердит, как собой, так и человеком, - это причиняло ей боль больше ран и травм. Извивающегося охотника, уже понявшего своё поражение и проникающегося паникой, лисица схватила за холку и отбросила с разворота. Тот грузно бухнулся в разрытый снег и едва сумел подняться, по бокам к нему подтянулись браться, - Лиса встала дикая, полуслепая от крови своей и чужой, готовая бороться насмерть, будто в ней ещё достаточно сил. Тогда-то они дрогнули, услышав безумный булькающий рык из горла.
Этого оказалось достаточно.
Но рыжая ещё стояла истуканом, её мышцы скрутило напряжение и она просто не могла пошевелиться. Только хрипло дышать, чувствовать, как тепло быстро покидает тело, в голове становится яснее, адреналин сходит и возвращается чувствительность. Она сама - сплошная рана, откуда течёт кровь? Шаг и сказочное животное просто рухнуло на подкошенных лапах.
Ей нужно...
..немного...
...по...сп...пать...

Нельзя!..

Лиса не позволила себе отключиться, глубоко дышав. Импульсы боли от такого естественного для жизни движения держали её сознание на плаву. Отдохнуть. Да, сейчас она встанет, только немного отдохнёт. С трудом звуки окружающего леса находили дорогу к разуму Алисы, и аккуратный очень осторожный скрип снега ей очень не понравился.
«Я ещё жива и опасна,» - животное издало сильный злой рык, предупреждая.

+2

3

Зима, как обычно, укутала лес в свои пуховые белые одеяла, везде развесила кружева инея, спрятала норы и берлоги тех, кто погружался зимой в долгую спячку. Как заботливая, но строгая мать, она могла защитить, если ты послушный ребенок, но могла и отругать, чтобы приструнить любопытство юнцов.
Эта зима выдалась особенно богатой на безветренные спокойные деньки, позволяющие безбоязненно и с наслаждением продвигаться дальше по своему пути без целей и задач. То скакать белым призраком среди коричнево-серым стволов, то останавливаться, чтобы пощипать зеленые проплешины мха на земле или выпить воды из горных незамерзающих ручьев. Приволье, а не жизнь, успевай только замечать, как мелькают вокруг километры, да редкими полянами появляются робкие человеческие деревушки.
Впрочем, сейчас он в своем беге слишком отклонился на юг. Сугробы стали пореже, но леса поднимались выше, а людей становилось поболе, чем там, на севере. Умному животному стоило бы отклониться обратно, да ускорить шаг, чтобы миновать охотников и любопытствующих, но Копытце сам был из последних. Поэтому наоборот затормозил быстрый бег вдоль стволов, переходя на мерный шаг. Снег под ним снова заскрипел, длинные ноги взмешивали его ровный абрис в кашу, оставляя за собой округлые отпечатки копыт и полосы за ними. И только серебро мутно блестело в тусклом сиянии солнца из-за облаков.
Деревни людей отмечались особыми знаками  - срубленными деревьями, зарубками дровосеков на столбах, красных лентах на ветвях деревьев, тщательно прибранный валежник и множество протоптанных тропинок. По ним ступать было даже приятнее и быстрее, но стоило оглядываться, чтобы не наткнуться на тех, кто их протоптал. И их ружья, собак и силки.
Впрочем, визг собак услышать можно было издалека. Он поводил ушами, поднимая мордашку, всем лесом единогласно считающуюся очень милой, но запаха людей не было. Ветер и не доносил голосов, лишь лай, скулеж и совсем не собачье отрывистое тявканье.
- "Может не стоит туда идти?.."- предложил голос логики и разума, не то чтобы часто просыпающийся, но довольно часто бывающий прав. На этот раз все казалось единогласным и логичным, буквально кричало о том, что идти в ту сторону не надо. Копытце даже застопорился, перебирая длинными ногами на месте в нерешительности, помахивая ушами.
- "Да, наверн..."- сам себе ответил он, но тут слуха коснулось очень жалобное тявканье и скулеж. Это все еще были собаки, но на этот раз не грозные помощники человека, бывшие братья волков, а жалкие, напуганные и побитые существа, которые чего-то боялись. И отчего-то бежали с тяжелым дыханием, роняя капли крови на снег, проносясь в паре рядов деревьев от бело-серого оленя.
- "Что могло их так напугать?.. В любом случае, меня это не тронет",- в полной уверенности, что он друг всему лесу и всему живому в нем, продолжил свой путь Копытце. Но все же любопытство, или, быть может, длинные ноги постепенно отнеси его в сторону от маршрута, приводя на длинную дорожку капель крови, что вела на поляну.
Он смог только сделать пару шагов, как остановился, пораженный. Белый, чистый снег, так отливающий чистым серебром по ночам, был измаран кровью. Все аккуратное полотно снегопада было изрыто, взъерошено и разбросано по округе, очищая неровные лоскуты темной земли. И все это было с крови, может, не такой обильной, как могло показаться неопытному и наивному оленю, но размазанной так, будто тут было побоище. Центр или, быть может, причина которого все еще была тут.
Лиса, судя по всему это был именно этот зверек, ибо все так было залито кровью и грязью, что понять было сложно, лежала у большого камня скинутой вещью с человеческой повозки. Бок, уши, хвост - все выглядело ужасно, лапы подрагивали от напряжения мышц то ли в попытках встать, то ли сами по себе. Глаза ее, кажется, были закрыты, но дыхание слышалось слишком явственно для такого израненного существа.
- "Она жива",- промелькнула в голове радостная мысль. Копытце радовался за всех, для него не имело значения чужой это или свой. В лесу все были свои. И все друзья.
Злой, хоть и сделанный на тяжелом выдохе, рык предупредил. Он говорил не подходить, голос логики был солидарен, а Копытце опять задумался. Он замялся на одном месте, глядя на лису, нога сам собой от волнения забила на месте. В снег полетел сияющий голубым небом камешек, а вслед за ним рыжий, как цветок. Или как лиса.
- "Я не могу не помочь ей. Она страдает... Она погибнет ночью!"- жалость и желание не допустить самого ужасного в этом мире - смерти - возобладала в нем больше, чем трезвый разум или опасения за себя. Он хотел помочь. Он мог помочь. Так почему он не должен был этого делать?..
- Я не трону тебя,- его голос был тихим для такого мощного зверя с ветвистыми рогами, но он просто не хотел еще сильнее напугать израненную лису.- Я хочу помочь. Ты ранен... Или ранена... Нельзя оставаться так. Замерзнешь.
Он боялся подходить, потому что видел, как играются лисицы и лисята, как весело хватают друг друга зубами и таскают за хвосты и лапы. Если такие же зубы сомкнутся на его ноге, ему будет не до веселья. Но страх постепенно купировался громадным желанием спасти беззащитное существо, поэтому медленно и осторожно, но он все-таки подходит к израненной большой лисе.

[icon]http://sh.uploads.ru/AmuwM.jpg[/icon][nick]The Silver Hoof[/nick][status]Дитя гор и леса[/status]

+1

4

[icon]https://pp.userapi.com/c848632/v848632316/1adbca/MYvfRq3sy58.jpg[/icon][nick]Red Ripped Fox[/nick][status]What a mess I am[/status]Лиса с трудом сфокусировала зрение, но мешала пелена; она могла только коситься и пытаться разглядеть в расплывчатых очертаниях и пятнах фигуры, но это в прошлом естественное действие требовало не только усилий, но и выносливости, которая и так уже... на исходе, строго говоря.
Это было бы неестественным для оленя забить и без того умирающего хищника, - запах крови должен отпугнуть животное и никакое любопытство нормального зверя не убедит презреть инстинкт самосохранения. Но даже будучи одним из ненормальных, Лиса всё равно боялась худшего, - копыто в голову и поминай, как звали. Оставить её так, - в худшем случае, останется хромой, как отец. Хромая Лиса Алиса, какое нелепое прозвище...
Полуслепой взгляд проследил за блеском выпавших камней... бьёт неслабо... животное занервничало и сглотнуло. Едва успевший проясниться мозг заработал и зацепился за камни. Камни? Такие она видела у людей и они очень стараются их добыть, копают, просеивают землю, откалывают скалы. А под оленем снег и земля. Возможно ли, что перед ней непростой зверь? Тогда понятно, почему он не сбежал и... есть шанс "договориться".

Усталость боролась со здравым смыслом и желанием жить. Под давлением стресса она хотела прогнать копытное какой угодно грубостью на его предложение о помощи.
- Рога откушу, травоядное! - она напрягла мышцы и гаркнула, ощерившись. - Пррроваливай, пока цел!
Что за забава: в прошлом она как раз на жалость Волка давила, притворилась с разбитой головой, чтобы тот её на спине вёз, сам битый и несчастный; она тогда была цела, самодовольна и безжалостна к нему. Как и к себе сейчас, хватив с лихвой беды, - как Братец Кролик говорил, карма? Вернулось сторицей все её насмешки над увеченными.

Возможно ли, что Лиса испытала стыд?..

...

Да неее, гордыня. Она столько раз объегоривала доброхотов ложным горем, что принять помощь тогда, когда действительно встала нужда - подлая насмешка судьбы. Добропричинятели, чтоб вам пусто было! Было бы хорошо понять, почему... впрочем, даже проблеск этой мысли не сверкнул в её голове. Сосредоточена Лиса была на совсем иных планах, - выжить, например.
Первая попытка встать на лапы провалилась вместе с новым потоком, сделавшим багровое пятно на снегу темнее и шире. Чёрт, а ведь только затянулось казалось бы, - животное рухнуло без сил и смежило веки. Её острые уши, как самое живое сейчас в неестественно рыжем теле, резко дёргались на каждый шаг Оленя и глотка исторгала недовольный рык. На какие-то секунды животное просто отключалось в забытьи, но только снег хрустнул непозволительно близко, на одном рефлексе Лиса распахнула глаза и щёлкнула зубами совсем рядом с копытом, чтобы отогнать от себя чужака.
Удача сопутствовала ей лишь малость: Олень отпрянул, но не ушёл. Рыжая попыталась встать и ноги оказались куда крепче, хоть и менее чувствительнее - минуты отдыха без движений пошли фейблу на пользу.

+1

5

Снег так сильно пах кровью, что даже высокие сосны и пушистые ели вокруг не перебивали его своей смолистой свежестью. Такой железный, противный запах, тяжело висящий туманом в воздухе, от которого хотелось громко фырчать и морщить нос. Но любые громкие звуки могут потревожить лисичку. Которая и так слишком тревожна.
Израненное животное огрызнулось, напрягая живот и лапы в последнем усилии попытки казаться грозной и пугающей. Изваленная в снегу и собственной крови, слабая и подраная, зачем она пыталась казаться страшной?.. Копытце не знал. Он вообще был не из тех, кто много обо всех знает. Так, разве что немного догадывается, и всегда готов выслушать.
Он вздохнул, подходя еще ближе и про себя говоря, что все слова можно просто игнорировать. В конце концов, никто не может отгрызть рога. Даже медведь, что уж говорить о слабой от боли лисичке, просто пугающей в страхе, что ее саму могут пополам разгрызть. Хотя не то чтобы Копытце собирался. И, будем уж честными, не то чтобы он когда-нибудь смог так сделать.
Лиса попыталась встать, но лапы подвернулись от слабости, и она снова упала в снег, еще сильнее пачкая его буро-бордовым и навешивая новый слой красного тумана из запаха крови. Скоро на него кто-нибудь придет - в лесу ничего не пропадает, особенно в зиму, когда каждый, кто не лежит в спячке и не может заставить себя есть кору и мох, очень и очень голоден. А Копытце плохой боец. Никакущий. У него тактика другая. Которая, к сожалению, неприменима, если хочешь помочь кому-то сильно раненному.
Она рычала, а у него от страха уши прижимались к голове так, словно хотели слиться с шерстью полностью. Хорошо, что лиса этого не видела - хорош спаситель, который сам боится подходить к тому, кого спасает. И хорошо, что его чувство самосохранения было не настолько хорошо, чтобы энтузиазм не смог задушить его практически полностью.
Настолько полностью, что он буквально упустил момент, когда вроде спокойно лежащая с закрытыми глазами лиса вдруг дернулась и щелкнула окровавленными зубами прямо около его копыт.
Олень дернулся, отстраняясь и нервно перебирая длинными ногами на месте, взрыхливая снег и перемешивая его с серой землей и бурой кровью в абсолютно противную кашу. Сейчас был шанс уйти, ему непрозрачно намекнули, что шаг ближе мог бы стать роковым. Но ему было так жаль это бедное злое существо, сердце буквально сжималось и не давало сделать и шаг в сторону, призывая помочь ей. Потому что он может, а, значит, должен. Он же не трус какой-то, в конце концов.
- Упрямая,- он подошел ближе, уже не мелкими шагами, а одним решительным. И, опустив голову, подхватил длинное и все еще слабое тело лисы рогами, поднимая ее над землей. Позиция была выбрана очень удобно - лапы лисы свисали вниз, не давая ей возможности убежать, но тело и голова держались на одном горизонтальном уровне, чтобы ничего не повредить и не помять. Рога, конечно, не предназначались для того, чтобы на них что-то носить, но такой вес они выдерживали. Только окрашивались в буро-кровавый, как и шерсть, на которую тонкими каплями падала кровь лисы.
- Не дергайся, а то упадешь мордой в землю,- честно и, может, немного слишком серьезно предупредил он свою "ношу". Шея начала ныть от непривычно большой нагрузки, но идти он мог вполне спокойно. Главное, не врезаться в дерево или ветви. Даже случайно.
Кажется, где-то недалеко он видел чью-то пустую берлогу.

[icon]http://sh.uploads.ru/AmuwM.jpg[/icon][nick]The Silver Hoof[/nick][status]Дитя гор и леса[/status]

+1

6

[icon]https://pp.userapi.com/c848632/v848632316/1adbca/MYvfRq3sy58.jpg[/icon][nick]Red Ripped Fox[/nick][status]What a mess I am[/status]Всё в ней напряглось, когда ей показалось, что её тело взлетает, покидая вымученную точку опоры. Голова закружилась и Лисе почудился такой неожиданный и бесславный конец таки настал, хотя она только что встала и побрела на запах воды, пробивающийся даже сквозь пелену смердящей во все стороны крови и агрессии.

Прощай, суровый мир. Ну и хрен с тобой.
А потом до неё дошло, ведь стало укачивать и снизу раздался голос.
Яростно прорычать не получилось, большая часть звука застряла в гортани и наружу выскочил булькающий лисий визг. Да как он посмел?! Она же только что его прогнала! Напополам со страхом упасть и встретиться головой с камнем Лиса извернулась и стала жевать клыками ближайший рог.
- Пусти меня! - истерически зарычала на высокой ноте, всё же стараясь не терять баланса и позиции. Этот олень сошёл с ума?! Животное вцепилось в рога то ли с досады и негодования, то ли из желания удержаться. Одно другому не мешало и она продолжила скрежетать пастью и исступлённо ворчать. Её широко раскрытые глаза не могли сориентироваться в непривычном положении и паника подступала на мягких лапах. Куда он несёт её? Зачем? Точно добить. Или на жертвенный алтарь, ведь он точно ненормальный, что ещё от него ждать!?

Вскоре её всё-таки начали опускать, но плюхнулась Лиса в снег совершенно неэлегантно и торопливо, прижимаясь к земле с дикими глазами и вздыбленной шерстью на загривке. Она скалилась на оленя, не зная, что ждать дальше. Уши слились со шкурой, глотка так и не могла издать ни звука, кроме хрипа. За время путешествия ей удалось придти в себя, поэтому она испугалась и разозлилась ещё сильнее - желание жить всё-таки вернулось и укоренилось основательнее зазнайства и хитрости.

+1

7

Рога на вкус были.... Никакими. Как-будто грызть пустые кости, только те иногда хрупали и ломались от сильных зубов лисы, а рога просо продолжали торчать вверх, не причиняя никаких неудобств, кроме моральных. Сложно смириться с тем, что тебя переносят так глупо, странно и обездвиживающе, если твоя гордость на высоте.
Копытцу визги и недовольство наверху не мешало. Лиса почти не двигалась, и за это он ей был благодарен, потому что слишком был сосредоточен на попытках держать шею ровно и не врезаться в дерево, и ему определенно было не до чужого недовольства. Да и вообще, если кого-то спасаешь, надо меньше обращать внимания на их визги, писки и другие способы показать, что они круты, сильны и независимы.
До берлоги они добрались в рекордные сроки - солнце еще не село. Снег, что стелился за ними, взрыхленный копытами, окончательно побелел и больше не украшался каплями крови, черные деревья тонкими абрисами обозначали путь обратно. Берлога также чернела у корней большого тиса - напоминающая раззеванную пасть, но безопасная, пустая и тихая. Там тепло, спокойно и никто не потревожит. То, что нужно, для раненного.
Правда, как только он отпустил лису обратно на землю, она сразу же прижалась к земле, вздыбливая шерсть и точно боясь его. Как будто он мог что-то сделать ей, и без того покусанной и побитой жизнью. Копытце чуть заметно вздохнул, а потом качнул головой вперед, в сторону берлоги, что находилась как раз за позади лисы.
- Зайди туда, пожалуйста. Там безопасно и спокойно, тебе нужно отдохнуть. И я не буду тебя трогать... Мне это не за чем.
Конечно, было невежливо с его стороны так транспортировать потерпевшую, но что делать, если у него даже лап и пальцев нет. Только рога и копыта. Нельзя же на кого-то сердиться за его анатомические особенности. Вот Копытце точно бы не сердился, если бы кто-то таскал его зубами за шкирку. Ну... Если бы конечно кто-то смог это сделать чисто физиологические. Олени, все-таки, существа не маленькие. Хоть он сам был еще довольно молод.

[icon]http://sh.uploads.ru/AmuwM.jpg[/icon][nick]The Silver Hoof[/nick][status]Дитя гор и леса[/status]

0

8

[icon]https://pp.userapi.com/c848632/v848632316/1adbca/MYvfRq3sy58.jpg[/icon][nick]Red Ripped Fox[/nick][status]What a mess I am[/status]Несмотря на опасливые нервные вздроги из-за каждого малейшего движения рогатого в сторону лисы, в её голову таки закрадывались ростки разума. Недоверчиво прядя ушами, раненое животное перестало так явно демонстрировать агрессию, но и расслабляться не спешило, - слишком много, слишком быстро, слишком для неё на этот раз.
По крайней мере, до истощённого сознания добрался смысл сказанного оленем, но она себе лучше вторую лапу отгрызёт, чем повернётся спиной к чужаку и выпустит его из поля зрения. Уж она-то прекрасно знала, чем это может грозить, ведь сама уже давно не положительный герой. И никогда не считала себя таковой. Паника и страх отступали, Лиса сжала зубы и перестала скалиться да ворчать, он действительно не собирался её держать или догонять, она могла легко змейкой скользнуть в сугробы и затеряться среди кустов. Но без хвоста и здоровых лап совершить подобное - верх идиотизма.
Рыжая попятилась назад, аккуратно нащупывая больной ногой проход в нору позади себя. И только когти коснулись холодной зияющей темноты, животное вздрогнуло, на секунду чисто машинально скосило взгляд, мельчайшее мгновение нерешительности, чтобы броситься и нырнуть во тьму земли. Достаточно широкая даже для её размеров, нора вмещала в себе несколько карманов, будто в ней жила семья или зажиточный хозяин. Лисе и глаз раскрывать не надо было, чтобы понять, - она наощупь покатым лбом таранила стенки туннеля, словно крот или червь, найдя себе безопасный угол, куда могла забиться калачиком, сжаться и вглядываться.

Проваливаясь в забытье, Рыжая напрасно решила, что незваный помощник утопает во свояси, покачивая ветвистыми рогами. На вкус они действительно так себе. Запах оленя ей чудился даже в болезненном полусне, аккомпанируя мнимому хрусту сращивающихся костей и растущего шерстяного покрова на свежей коже. Солнце успело сделать второй оборот, когда лисица открыла глаза, осматривая кромешный мрак и собирая память по остывшим следам. Снег хоть пожевать выйти, еду ей сейчас вряд ли удастся поймать, в тесноте и спросонья Рыжей даже себя целиком ощутить сложно. Вдруг она вообще уже давно как сдохла и нет у неё больше телесного вместилища, помимо земли русской да тьмы глубокой. Впрочем, опровергнуть сей момент было легко, всего лишь наступив и споткнувшись, вестимо, "на" и "о" копыто соответственно. Ткнувшись в тёплую оленью тушку, Лиса сиганула назад, вместо визга выдав из пасти тот самый отборный непереводимый русский фольклор, весьма ёмкий, лаконичный и эмоциональный. Дедок один как-то в собственную ловушку попался, когда она виноград воровала, вот от неожиданности и пополнил словарный запас не только прохвостки, но и Сороки, Ежа, пары зайцев, десяток мышей и живности с собственного участка. Хорохорились потом все по лесу, образованностью бахвалились. Идиоты. Лиса же всё близко к сердцу от восхищения приняла и пользовалась лишь в исключительных случаях со знанием дела склоняя несклоняемое.
Например, оленя к неестественным отношениям с кедровыми шишками, в которых очевидно доминантом не выступал.

Отредактировано Milky Juice (2019-09-29 23:24:11)

+1

9

Вьюга завывала ночью над берлогой, наметая свои узоры на снежных барханах, укутывая деревья в теплые одеяния, занося черный прогал убежища нежным одеялом, позволяющим сохранять внутри тепло и уют. Копытце то и дело прял ушами, прислушиваясь к звукам вокруг, но до чуткого слуха доносилось лишь сонное сопение и вой ветра. Все успокоилось и позволило, наконец, спокойно выдохнуть. Спящая спасаемая ему нравилась несомненно лучше, чем бодрствующая.
Впрочем, это не мешало осторожно подходить ближе, насколько позволяли рога, и прислушиваться к ее дыханию. Жива? Жива. Просто спит, восстанавливает силы и лечит раны, затягивающиеся розовой кожицей и зарастающей мягким белым подшубком, чтобы потом покрыться глубоко рыжей шерстью, длинной и наверняка жесткой на ощупь. В Лесу нежным и пушистым выживалось куда сложнее.
На второй день лиса не очнулась, и пришлось провести день рядом с ней. Не прямо около, конечно, размять ноги хотелось, да и берлогу надо было очистить от снега. Он даже нашел неплохое подобие еды в виде молодого куста, занесенного снегом буквально вровень с сугробами. Тонкие веточки отдавали горчинкой вязкой коры, а Копытце пытался вспомнить, что едят лисы. Наверное, что-то живое, не зря же у них такие острые зубы хищников. Вот только ничего некогда живого рядом не было. А убивать олень не хотел.
Новая ночь снова припорошила берлогу снегом, даря приятный глазу полумрак отдыха. Утро неспешно расцветало розовыми цветами над лесом, как в скромном и ничейном жилище раздалось оживленное частое дыхание. Все еще спящий олень недовольно повел ухом, словно пытаясь отогнать звук от себя, а заодно склубочится еще получше. Все-таки, есть некая причина в том, что северные олени не живут в берлогах. Причина называлась рога и их несовместимость с кустистым и местами рыхлым низким потолком.
Копыта и ноги что-то коснулось, и никто не узнает, каких усилий стоило Копытцу просто взять и не распрямить ногу со всей имеющейся у него для этой силы. А лисе бы хватило этой силы, чтобы еще на пару часиков отправиться в великолепно сонное состояние, чтобы залечить синяк на голове. Если не что похуже, конечно.
Впрочем, она и сама испугалась, заголосив так, что звук смешался вокруг, сбился и скомкался в один большой громкий шум, который разбирать на составляющие не хотелось вообще. Потому что там что-то про него, его маму и прочих родственников точно не в благодарных мотивах было сказано.
Морща большой нос и возмущенно дыша, пытаясь поскорее прийти в себя посреди этой какофонии мата, Копытце горестно выдохнул. Как это прелестное существо вообще выжило, если она так орет от любой неожиданности?..
- ... Нет, серьезно, к чему так кричать?.- на самом деле, там было что-то заранее, какое-то бурчание себе под нос, но когда Лиса остановилась вдохнуть побольше воздуха, то сквозь поток мата прорвалось именно это. Обрадовавшись окну пустоты, Копытце приветливо пошевелил хвостиком. В темноте это заметил только он сам.
- Ты проснулась? Наверное, ты уже в порядке, раз есть силы так много болтать. Но лучше посмотреть на свету, тут слишком темно для меня,- дружелюбно предложил он, очень надеясь, что лиса не решит попробовать убежать вот сразу с места. Потому что, во-первых, неизвестно, есть ли у нее на это силы. Во-вторых, ночи принесли так много снега, что по колено утопал даже он, что уж говорить о маленьких черно-рыжих лапках.
Снег захрустел и заскрипел, ломая свое покрывало от взрывающих его рогов и мощного туловища. Загребая копытами слишком уж податливую субстанцию, он все же выполз, отряхиваясь и недовольно фырча. Нет, берлоги это прям слишком. В тундре лучше.
Он обернулся, чтобы проконтролировать выползание (реактивное вылетание с новой порцией мата?) своей временной и нежелаемой никем, кроме него самого, подопечной. Надо же до конца оставаться сознательным.

[icon]http://sh.uploads.ru/AmuwM.jpg[/icon][nick]The Silver Hoof[/nick][status]Дитя гор и леса[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » Мир Фейблов » Звенит январская вьюга