Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » I will always remember. I'll regret this forever.


I will always remember. I'll regret this forever.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

I will always remember. I'll regret this forever.
https://funkyimg.com/i/2UhvG.png
I see me writing on this paper, praying for some savior
Wishing to intake her and save her
In a world so, so godless, so thoughtless
I don't know how we wrought this, all the love that you brought us
It feels like I'm killing myself, just wheeling myself
Just to pray for some help
I'd give it all just to have, have your eternity
'Cause it's all that assures me, it's worth all that hurts me
I'd give you my heart and I'd let you just hold it
I'd give you my soul, but I already sold it
On that day, that day I walked away in December
I will always remember, I'll regret it forever
I remember brown eyes so sad and blue skies
Turned to darkness that night...

1. Место действия
Япония, пригород Токио
Школа Хирокава
2. Время и погода
14 октября 2000 года
С 17.00 и далее

3. Действующие лица
NPC - Йошимото Кагуя, Камо Рикудо
Камео позднее - Кашиваги Ямато

Некоторые события просто невозможно предсказать. Никто не знал, что простой школьный фестиваль может закончиться настолько ужасно.


#familybusiness

0

2

Школьный фестиваль, посвящённый дню рождения школы, подходил к своему логическому окончанию. Кагуя, дочь вассального клана Камо, училась в Хирокаве потому, что её не собирались делать полноценным оммёдзи, в отличие от её младшего брата Рюхея. Не то чтоб у неё совсем не было способностей или не хватало знаний, выдержки - нет, дело отнюдь не в этом. Камо и Йошимото посчитали, что разумнее будет подготавливать девочку к работе в СФ, желая укрепить их дипломатические соглашения. Это решение далось не очень легко для Йошимото, но, всё-таки, было принято.
Сама Кагуя относилась к этому спокойно. Ей ничто не мешало продолжать изучать искусство оммёдо и параллельно учиться. Она была на хорошем счету: умная, примерная, прилежная и очень смелая. Кроме того, её младший брат был всего на год младше Рикудо, с которым у них были и тренировки общие, и интересы совпадали (вроде как), а от того их уже считали неплохими партнёрами в будущем и друзьями. Сама Кагуя нередко приглядывала за ними обоими и помогала им, объясняя то, что старшие не очень-то стремились донести до малышей, не делая скидку на их возраст. Йошимото очень искренне любила Рикудо и Рюхея, поэтому идея взять детей на фестиваль в школе, мол, чтоб под ногами не путались и вообще провели время в неформальной обстановке принадлежала ей и была высшими слоями клана принята неплохо.
Всё шло хорошо: она водила их по местным аттракционам, организованным учениками Хирокавы, показывала здание (прежде всего Рикудо, потому что Рюхей тут уже был), рассказывала о том что они тут где делают, проследила чтоб они поели и делала всё, чтоб они не скучали. Девушка даже с лёгкостью отказалась от того, чтоб ненадолго их оставить в клубе домоводства, где малышам предлагали попробовать собрать икебану. Пусть там за ними и присматривали и пусть Ямато ей очень нравился (до того, что, вообще-то, они были парой), она не могла себе позволить потерять мальчишек из поля зрения хоть на минутку. Впрочем, Кашиваги-кун, кажется, не обиделся.
Уже в четыре народ начал постепенно рассасываться и за мальчишками пришла Йошимото Юкихимэ-сан, мама Кагуи и Рюхея. Женщиной она была видной, статной и талантливой, из-за чего, по слухам, на неё поглядывал не только собственный муж. Рю, естественно, сразу заявил, что ему, оказывается, всё это время было скучно и он хочет домой. Кагуя даже расстроилась: она-то думала, что брату всё нравится. Зато удивил её Рикудо, пожелав остаться до конца фестиваля. Девочка умилённо свела брови, глядя на наследника, а потом переглянулась с матерью. Та, выслушав мальчика, всё-таки растаяла и согласилась оставить его с Кагуей, пообещав, что заберёт их вечером вдвоём и взяв с дочери обещание, что она проследит за ним и наследнику ничего угрожать не будет. Йошимото, естественно, и не собиралась выпускать маленького Рикудо из виду.
Когда Юкихимэ ушла, Кагуя присела на корточки перед Рикудо и посмотрела ему в глаза, хитро заулыбавшись.
- Признавайся, Рикудо-кун, тебе правда тут нравится или ты просто не хочешь домой? - она заботливо поправила воротник его курточки и волосы, а затем выпрямилась и протянула ему руку. - Попробуем поймать золотую рыбку ещё раз? Мне кажется, у тебя одного получится. Рюхей тебе мешал, я видела.
Кагуя заулыбалась шире.
- А потом предлагаю помочь разобрать ту самую "совсем не страшную" комнату страха. Между прочим, открою тебе секрет. Это я шила ребятам костюмы и делала грим. Поэтому они так похожи на настоящих, - Йошимото подмигнула мальчику. - Скоро уже совсем конец фестиваля. Если ты захочешь ещё что-то поесть или посмотреть, то скажешь мне, ладно?
Мимо них прошла толпа девочек. Одна из них сильно дёрнула Кагую за волосы и все они стали смеяться, когда та дёрнула головой назад, удаляясь куда-то вперёд через школьный двор. Девушка потёрла кожу в том месте, где ей чуть клок волос не выдрали, но им ничего не сказала, только болезненно поморщившись.
- Они меня не очень любят, - она пожала плечами. - Но мне это и не нужно.

[icon]https://funkyimg.com/i/2UhvH.png[/icon][nick]Kaguya Yoshimoto[/nick][status]sayonara.[/status]

+2

3

[icon]http://s5.uploads.ru/4XRKg.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]hell is for children[/status]У Рикудо были очень удобные друзья. Кацуо - добрый, но глуповатый мальчик, на фоне которого внук Камо-сама выглядел чуть ли ни гением. И Рюхей - беспокойный, капризный и гиперактивный: только попробуй отвернуться на секунду - потом будешь ещё два часа искать его по окрестностям. По сравнению с ними Рикудо был прямо-таки образцовым ребёнком: вежливым, внимательным и очень послушным. Сокровище, а не мальчик? Да? Вот и попались.
Маленький принц Камо - а для своего клана он действительно был чуть ли не принцем - с раннего детства привык получать всё, что хочет. Он быстро смекнул, что взрослым не нравится, когда дети начинают вопить и топать ногами, требуя желаемое. Гораздо быстрее родители, а также дедушки, бабушки, мамки и няньки соглашаются на просьбы образцовых деток, которые смотрят на них умильными глазами.
Умильный взгляд семилетнего Рикудо был способен размягчить кусок гранита - не говоря уже о материнском сердце Йошимото-сан, которая запихнула в машину собственного орущего отпрыска сразу по окончании фестиваля, а вот Рикудо позволила поиграть ещё немного. Разумеется, под присмотром Кагуи. Как только машина скрылась в облаке дорожной пыли, Рикудо крепко уцепился за протянутую руку девушки.
- Дома - дедушка, - с комичной серьёзностью объяснил он, как будто Кагуя не понимала очевидного. - Дедушка очень строгий. Он не разрешает мне веселиться слишком много. Но ты-то разрешаешь! Пойдём!
Конечно, он лукавил. Оставаться стоило не ради фестиваля, который вообще-то почти закончился, а ради самой Кагуи. Рикудо очень её любил - пожалуй, даже больше, чем собственную сестру. С Курохимэ он воевал не на жизнь, а на смерть - за внимание родителей, за скупые похвалы деда Камо, за игрушки, которые в последний год сменились почти полностью на лёгкие деревянные муляжи оружия. Из беззаботных детей их начинали понемногу превращать в оммёдзи, и Рикудо отчаянно цеплялся за остатки ускользающего детства. Рядом с Кагуей он всё ещё был ребёнком, который заслуживал заботы, любви, внимания. В семейной резиденции - уже почти нет.
Он не понимал, почему Кагую обижали в школе. Как её можно было не любить? Она была такая красивая и добрая! Когда обидчица дёрнула девушку за волосы, Рикудо прямо-таки вскипел:
- Прекрати! Прекрати сейчас же! - завопил он в бессильной злости, пытаясь пнуть злодейку, которая легко увернулась, да ещё и отвесила горе-защитнику подзатыльник. - Ай!
Стайка обидчиц уже удалялась прочь, посмеиваясь, а в глазах мальчика стояли злые слёзы. Ему не было больно, а вот обиды осталось хоть отбавляй.
- Дура! - пробормотал он. - Противная ямамба! Да как она посмела? Я же Камо, а ты - мой вассал. Мой! КАК ОНА ПОСМЕЛА?!!
Он насупился и молчал некоторое время, как будто всерьёз раздумывал над тем, не броситься ли "ямамбе" вслед, а потом снова схватил Кагую за руку и буквально потащил за собой в сторону "комнаты страха". Ловить рыбок он не хотел.
- Я расскажу дедушке, и их всех накажут, - пообещал Рикудо на ходу. - И никто тебя больше не тронет. Зачем тебе вообще ходить в эту глупую школу? Ты же оммёдзи, а тут... - он поморщился, будто при виде горелой каши. - Тут очень злые люди.

Отредактировано Xuanzang (2019-06-08 15:00:18)

+3

4

Кагуя с удивлением посмотрела на Рикудо. Она не ожидала, что мальчик так отреагирует на произошедшее: она же даже не заострила на этом внимание толком! Да и оммёдзи она не была... в широком смысле слова, была, да, но не вот так углублённо. Девушка тихо хмыкнула и ласково погладила мальчика по голове, ничего не сказав. Ему не стоит знать, что его дедушка вряд-ли вступится за неё, тем более из-за этого. Однако не отреагировать на произошедшее она не могла, как минимум в воспитательных целях, а уж что говорить о её искренней любви к мальчугану. Да, он наследник клана и она уважает этот титул, более чем уважает, но для неё он был как младший брат. Естественно, она пошла следом за ним, даже подыграв, что он, мол, сильно её дёрнул.
- Каким же я буду оммёдзи, если я не смогу сама справиться со своей проблемой? - поинтересовалась Кагуя, чуть склонив голову набок. - Злые люди, Рикудо-кун, кругом. И они все очень-очень пытаются залезть вот сюда.
Кагуя постучала кулаком себе в области сердца.
- Чтобы управлять тем, что вот здесь, - девушка ткнула пальцем себе в висок и улыбнулась мальчику. - Сердце управляет разумом, когда оно сильно ранено или когда оно расслабилось, окружённое любовью и защитой. Я не пускаю их в сердце и они никогда не смогут управлять моим разумом и я бы не хотела всегда прятаться за твоего дедушку. В первом случае я бы была грустной и думала, что я какая-нибудь не такая, как надо. Во втором я была бы трусливой и слабой. Правда ведь?
Кагуя провела мальчика по коридору первого этажа, ловко увернувшись от какой-то декорации, которая едва не задела её голову, дошла до лестницы и поднялась с ним на третий. Здесь было достаточно тихо, в отличие от первого и второго этажей, где ещё шумели ребята, собирая вещи. Мимо них прошла девушка, смывающая с себя на ходу грим юки-онны и простеньким жестом попрощалась с Йошимото, на что та ответила кивком головы и дружелюбной улыбкой. Кагуя вошла первой и включила свет, а затем пропустила вперёд Рикудо. Особенно крупные декорации уже вынесли и оставалась совсем мелкая работа: стереть с доски, протереть столы, снять тёмные шторы и наклеенные бумажные декорации на стенах, в виде и окровавленных следов, и псевдо-печатей, и пауков и чего только не.
- Так-с, - Кагуя выпустила руку Рикудо и потёрла ладони друг о дружку, - Рикудо-кун, вот здесь мусорка и сюда нужно выбрасывать все вот эти бумажные штучки. Я пока сниму шторки.
Сказав это, девушка подвинула стул к окну и, встав на него, стала снимать символически закреплённую тёмную ткань.
- И знаешь что ещё, - задумчиво замерев заговорила Кагуя, повернувшись к Рикудо. - Продолжая наш с тобой очень важный разговор, я хочу ещё кое-что тебе сказать. А ты постарайся запомнить, хорошо?
Она серьёзно нахмурилась, а потом отвернулась к шторкам, наматывая ткань на руку.
- Не пытайся напасть на тех, кто тебя сильнее, если не знаешь где их слабость. Это я про то, как ты храбро защищал меня, - она бросила моток ткани на пол. - Слабые места есть у всех, Рикудо-кун, абсолютно у всех, даже у могучих богов и самых-самых страшных демонов. Просто чаще всего их не видно, о них лгут, о них умалчивают, их пытаются скрыть. Готова спорить, дедушка часто тебе говорит о том же самом, но думаю об одной вещи он тебе не говорил... Есть слабости, которые только кажутся слабостями. Многие думают, что любимые, близкие тебе люди - это слабость. Но... на самом деле это самая большая твоя сила, если ты правильно пользуешься этим. Как бы странно это не звучало.
Кагуя пожала плечами, сняв вторую шторку и подвинув стул к другому окну.
- Когда я была младше и мама ругала Рю-чана, я брала на себя его вину. Потому что мне было грустно, когда он плачет. А потом я научила его отвечать маме так, чтобы она переставала его ругать. Чтобы он не плакал и мне не было грустно, но и да, чтобы меня не наказывали за то, чего я не делала. Думаю, ты понимаешь о чём я.
Девушка спрыгнула со стула с последним мотком ткани и улыбнулась.
- Потому что ты очень умный, Рикудо-кун. 

[icon]https://funkyimg.com/i/2UhvH.png[/icon][nick]Kaguya Yoshimoto[/nick][status]sayonara.[/status]

+3

5

[icon]http://s5.uploads.ru/4XRKg.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]hell is for children[/status]"Комната страха" теперь выглядела почти совсем обычной. Школьный класс, только немного замусоренный. Таинственность исчезла вместе с декорациями, но даже сейчас Рикудо было интересно здесь побродить. Он никогда не учился в школе и знал, что не будет. Сын клана Камо не должен сидеть за одной партой с обычными людьми. Вместо уроков арифметики и прописей его ждали занятия об изготовлении защитных талисманов-офуда, о видах ёкай, которым нет числа, и скучные ритуальные песнопения после ужина, перед самым отходом ко сну. Любой мальчишка отдал бы все свои игрушки за возможность погрузиться в необычный мир, в котором жил Рикудо, но для внука Камо Исикавы, самого могущественного человека в округе, интересней всего была такая вот простая жизнь. Школа. Праздники. Бумажные страшилища. С настоящими он ещё когда-нибудь встретится, но пока...
Ладошка потянулась к бумажному пауку, пальцы сжались, потянули за неестественно длинную картонную лапу - шурх, шурх, шурх! - и поверженный "монстр" полетел прямиком в корзинку для бумаг. Рикудо улыбнулся. Деда бы удар хватил, если бы он узнал, что его внук занимается уборкой. Но деда в школе не было. Дед не узнает. В свои невеликие годы мальчик уже понимал, что взрослым не обязательно всё рассказывать.
Пока Кагуя снимала с окон шторы, Рикудо стащил с одной стены все бумажные украшения и повертел головой, думая, за что бы ещё взяться. Кагуя говорила, а он слушал. И хмурился.
Кагуя делала что-то неправильно. Она была добрее всех, кого Рикудо когда-либо встречал за свою коротенькую семилетнюю жизнь, она была красивой и очень умной, но её всё равно не любили в школе. Значит, было что-то не так. Она говорила правильные вещи: думай, прежде чем напасть, береги своё сердце и тех, кого любишь. Так почему её обижали? Рикудо весь извёлся, пытаясь придумать ответ на этот вопрос, но пока не получалось.
- Сложно, - вздохнул Рикудо. - Если бы я был добрый, как ты, я бы, наверно, понял. Но я, наверно, не добрый.
Ему стало так грустно от этой мысли, что аж глаза защипало.
- Дедушка говорит, что надо добиться уважения. Говорит, что нельзя позволять обижать себя и что нельзя прощать обиду, потому что иначе тебя будут считать слабым и трусливым. Я понял! Те девочки считают, что ты...
Он осёкся, прикусил губу и виновато потупился.
- Извини. Я не думаю, что ты слабачка. Ты сильная. И смелая. Но всё равно дедушка говорит совсем другое.
Рикудо казалось, что у него в голове что-то скрипит, как будто тяжело, с натугой поворачивается большое колесо. Дедушка был в его жизни самым главным авторитетом. От мальчика только и слышали: "дедушка сказал", "дедушка считает", "а вы знаете, что мне дедушка посоветовал?"
Исикава-сан объяснял всё с позиции силы. Не будь мямлей. Не будь трусливым. Обидели - дай сдачи. Твои вассалы должны защищать тебя, а ты будь благодарен им за преданность и плати тем же. Рикудо сделал всё, как говорил дедушка, но Кагуя как будто оказалась с этим не согласна. Она говорила о силе, которая находится внутри человека, прямо в сердце. Но разве такая сила поможет отогнать беду?
Общение Кагуи с одноклассницами показывало, что дед, скорее всего, мыслил правильно, но Рикудо и доводы девушки казались правильными. Вот только совместить всё это в голове никак не получалось.
- Ты защитила Рю, когда его ругала мама. И ты защитила бы меня, если бы те злые девочки дёргали за волосы меня, а не тебя. Так почему я не могу тебя защищать? Потому что мне семь лет?
Мальчик вскинул голову. Взгляд у него был очень упрямый. Как будто всё, что надо было услышать, услышал и даже принял к сведению, но всё равно остался при своём.
- Но мне не всегда будет семь лет, Кагуя-сан.

Отредактировано Xuanzang (2019-06-15 02:35:16)

+2

6

Кагуя слушала Рикудо с нескрываемым умилением. Она подошла к нему поближе, присела перед ним на колени и, погладив его по щеке, крепко обняла, чмокнув где-то над ушком.
- Ты хороший, Рикудо-кун, - она отстранилась, оставив руки на его плечиках и улыбаясь ему тепло и ласково, - и никогда, никогда не говори, что ты не добрый. Когда ты вырастешь, ты просто поймёшь, что каждый человек, который тебя окружает, пытается рассказать тебе, как поступать правильно, как поступать неправильно... как видеть этот мир в принципе. С какого угла лучше смотреть, на что обратить внимание, а на что закрыть глаза. Этих рассказов будет очень, очень много.
Она чуть свела брови, покачав головой.
- Смысл не в том, чтобы ты кого-то послушал больше, а кого-то меньше и взял от одного одно, а от другого - другое. Ты просто должен услышать каждого...а потом решить для себя как ты будешь поступать, каков будет твой путь. Как ты будешь считать. Если так же, как кто-то - это не плохо. Плохо, когда ты слепо делаешь то, что тебе говорят, совершенно не задумываясь. У всех, кого ты встречаешь, своя правда, свои мысли и свой холм, с которого они смотрят на всё вокруг. Их уроки должны помочь тебе построить собственный. Вот так.
Йошимото потёрла его переносицу костяшкой указательного пальца.
- Тебе не всегда будет семь. Я думаю, когда ты вырастешь, ты станешь очень красивым и сильным оммёдзи. У тебя будет много верных вассалов...и ты будешь очень, ооочень крутым, - она рассмеялась, сказав вот это модное словечко, будто бы сделала что-то такое, проказливое. - Я даже не сомневаюсь, что ты будешь защитником. Моим и всех остальных... но пока тебе семь, тебя буду защищать я. А может и потом буду иногда, потому что я тебя очень люблю. Договорились?
Она поймала его мизинчик и переплела с собственным.
- Мизинчиковые клятвы - это самое важное в жизни, запомни! - она вскинула вверх указательный палец второй руки. - Вот так вот.
Она хотела сказать что-то ещё, но неожиданно здание стало трястись. Глаза Кагуи округлились и она тут же притянула Рикудо к себе поближе, опасливо глядя по сторонам. Это показалось похожим на землетрясение, из-за чего она сразу же, на всякий случай, загородила его так, чтобы если на них что-то свалится с потолка, то задело её, а не мальчика. Однако толчок был всего один и после него в школе будто бы повисла совершенная, абсолютная тишина. Свет перестал гореть, а за окнами стемнело как-то особенно быстро. Хуже всего было другое: вокруг словно сгустилась давящая тьма, очень гнусная и жуткая энергия, которую не могли не заметить ни Рикудо, ни Кагуя, учитывая их принадлежность к оммёдзи. Девушка открыла глаза и посмотрела по сторонам, но мальчика всё ещё не отпускала. Пару минут она просто сидела с ним, не двигаясь, просто прислушиваясь к своим ощущениям.
- Что... - она выпустила его, жестом показав, мол, тихо и не двигайся
Она достала из кармана телефон. Сети не было. Зато фонарик. Кагуя медленно встала и, крадучись, подошла к окошку. Она поглядела на темноту, но решительно ничего там не увидела. Попыталась открыть окно, но то не поддавалось. Она постучала по стеклу, тихонько, но звук был такой, точно она стучала бы по картонке. 
Она посветила вокруг и ужаснулась: помещение стало другим. Стены были покрыты трещинами, обои поползли, стулья стояли на своих местах, но все были старыми и грязными. Пол кое-где проваливался, а на доске повторялось одно и то же слово: "ПОМОГИТЕ". Подле неё лежал ссохшийся скелет и девушка тут же перестала светить туда. Впрочем, к её сожалению, свет в здании вдруг загорелся. Стало ещё хуже. На одной из парт ручка сама по себе писала на листке одно и то же слово. Опять. "ПОМОГИТЕ". Когда Кагуя обратила на это внимание, ручка тут же упала на парту с глухим стуком. Перед партой появился призрак, похожий на онрё: судя по форме, когда-то он был как раз вот тем скелетом. Юноша пошёл на неё, неестественно хрипя, выгнув шею набок. Йошимото тут же подлетела к Рикудо и, закрыв его собой, взяла в руки стул. Откуда только силы были? Адреналин, товарищи.
- А ну пошёл вон, - рыкнула она, тут же пробормотав заклятие изгнания и швырнув в него стул.
Существо взвыло и исчезло. Девушка повернулась к Рикудо и взяла его за плечи.
- Рикудо, - обратилась она к нему, осматривая его на всякий случай, - слушай меня внимательно. Мы в очень, очень плохом месте. Но ты не должен бояться, хорошо? Просто будь рядом со мной, никуда не убегай и слушайся меня. Что бы не случилось. Я вытащу нас отсюда. Обещаю тебе.
Она услышала странные, шуршащие шаги в коридоре и, поглядев по сторонам, сгребла Рикудо в охапку, после чего спряталась с ним в шкаф. Места там было не очень много из-за метлы и ведра, неизвестно зачем тут припрятанных, но они оба уместились: благо, она была тоненькой сама по себе, а Рикудо маленьким. Йошимото склонилась прямо к его уху.
- Когда это существо войдёт, - зашептала она почти беззвучно, - и будет проходить мимо шкафчика... не дыши. Задержи дыхание. Когда пройдёт мимо и отойдёт - дыши, но тихонько и медленно. Молчи, солнышко, ничего не говори и не двигайся. Я с тобой.
Дверь в класс зашелестела, открываясь в сторону. Что-то, что вошло внутрь, шуршало при ходьбе и чем-то будто бы чавкало и хлюпало. Создавалось впечатление, что это кто-то вылез из болота и теперь, не выпустив жижу из ботинок, шатался по кабинету. Оно с лёгкостью откидывало столы и стулья, начав стонать и выть. Кагуя прижала к себе Рикудо теснее. Её сердце, вопреки всему, билось медленно.
[icon]https://funkyimg.com/i/2UhvH.png[/icon][nick]Kaguya Yoshimoto[/nick][status]sayonara.[/status]

+2

7

[icon]http://s5.uploads.ru/4XRKg.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]hell is for children[/status] Пространство вокруг изменилось так быстро, что Рикудо даже не успел испугаться. Вот они с Кагуей переплели пальцы, давая торжественную мизинчиковую клятву, и мальчик счастливо улыбался во весь рот, потому что он просто обожал такие незамысловатые, но очень важные дружеские ритуалы, а потом школа содрогнулась до самого основания. Рикудо вздрогнул и вцепился в Кагую обеими руками, что было не лишним, потому что мигнули лампы, и в классе стало темно и страшно.
- Что это? - тихо спросил мальчик. - Почему земля трясётся?..
Собственный голос показался ему каким-то чужим, слишком тонким и дрожащим, и это немного привело его в чувство. Камо не должны бояться. И плакать от страха тоже не должны. Так что Рикудо разжал руки, но не отошёл: девушка всё ещё крепко держала его. Всё, что оставалось мальчику, это вертеть головой по сторонам и замечать, как сильно изменилось такое знакомое и совсем не страшное школьное помещение.
Когда Кагуя отправилась исследовать класс, он сначала послушно стоял на месте, но потом любопытство пересилило. Когда лампы под потолком вспыхнули снова, мальчик повернулся на шорох, раздававшийся от одной из парт. Ручка скребла по листку бумаги, криво, но быстро выводя какие-то слова, которые Рикудо не успевал прочитать. Он наклонился ближе, чуть не ткнувшись в лист носом, но тут бдительная Кагуя снова оказалась рядом, и ручка упала, с глухим стуком укатившись со столешницы на пол. Мальчик наклонился, чтобы поднять её, и тут свет загородила какая-то тёмная фигура. Рикудо, уже с ручкой, крепко зажатой в чумазой ладошке, посмотрел вверх, увидел отвратительное существо со свёрнутой шеей и завопил во всю мочь, мигом растеряв остатки храбрости. Он уже не думал о том, что Камо не кричат и не боятся, он думал только о том, чтобы Кагуя забрала его домой. Страшный призрак исчез, отогнанный заклятьем Йошимото, и вокруг обоих оммёдзи воцарилась гробовая тишина. Мальчик напряжённо прислушивался и одновременно с Кагуей услышал, как раздались в коридоре неторопливые шаркающие шаги. Рикудо стало ещё страшнее. Бежать из класса было некуда, а шаги раздавались всё ближе и ближе.
И тогда Кагуя запихала их в шкаф.
В шкафу было тесно и душно, но Рикудо стало немного легче.
-  Прости, - прошептал он, доверчиво прижимаясь к боку своей защитницы, - не надо было мне кричать. Обещаю, я буду вести себя очень, - Рикудо пошмыгал носом, - очень тихо.
Он немного поворочался, поджал ноги, сворачиваясь клубочком, и крепко зажмурился. Но, увы, всё, что происходило за дверцами шкафа, всё равно было прекрасно слышно. Отъехала в сторону дверь. В классе захлюпало, потом зачавкало, потом завыло. Загрохотали стулья, и мальчик втянул голову в плечи, стараясь стать ещё меньше и ещё незаметнее. Он обнимал Кагую обеими руками, изо всех сил и был благодарен ей просто за то, что она сейчас рядом. Если бы не она, Рикудо бы точно заревел. Или всё же нет? Если тишина была вопросом жизни и смерти, то он бы сдержался, но ему было бы куда сложнее и страшнее.
Сердце стучало так сильно и так громко, как будто билась об стенку клетки крошечная колибри. Но несмотря на это глубоких вдохов Рикудо старался не делать, боялся, что тот, страшный, который тяжело ходит всего в паре шагов от них, услышит и бешеное сердцебиение, и дыхание.
В носу зачесалось очень внезапно и очень некстати. Рикудо сдерживался изо всех сил, ткнулся носом Кагуе в руку, стараясь сдержаться, но стало только хуже. И из шкафа раздалось громогласное: "А-А-А-ПЧЧЧХ-И-И-И!!!"

+2

8

Кагуя погладила Рикудо. Ей было почти физически больно от осознания того, что маленький ребёнок вынужден переживать всё это. Да, он Камо, он миллион раз Камо и ему предстоит ещё многое узнать и понять. На данный же момент он маленький перепуганный мальчик с птичкой вместо сердечка.
В глубине души, она ожидала, что что-то такое и произойдёт. Когда он чихнул, она тут же выпустила его и распахнула дверцы шкафа, закрывая его там, коротко бросив:
- Закрой глазки. Я тебя заберу.
Она сделала это так быстро, что рассмотреть что издавало все эти страшные звуки Рикудо бы просто напросто не мог. Если только не стал потом уже подглядывать.
Йошимото осталась один на один с этой тварью. Мононоке. Девушка одетая в какую-то очень старую школьную форму, по которой понять из какой она школы было совсем нельзя, с длинными когтями, раздутая, точно утопленница, язык её болтался до самого пола и она, завидев Йошимото, противно и злобно захихикала, издав с трудом слышимое слово: "Нашла."
Кагуя понимала, что без особых ритуальных предметов, сделать она ей что либо не сможет. В сторону Йошимото полетел стул и ударился об стену: девушка была научена реагировать быстро. Мононоке стала продвигаться к ней, шлёпая босыми, разлагающимися ногами по полу. Запах гнили и болота стал наполнять класс, вместе с шипяще-рычащим смехом мононоке. Девушка напряжённо думала что именно стоит сделать. У неё в голове вообще не было варианта проиграть этой мрази. Стул снова полетел в её сторону и она снова увернулась. Мононке взвыла и побежала прямо на неё. Существо прыгнуло и повалило Кагую на пол, вцепившись своими вонючими склизскими руками в шею Йошимото. Кагуя, зарычав, с силой ударила её ногами в живот и та отпрянула. Глаза девочки забегали по классу и она увидела ручку, которой до этого онрё расписывался в тетради. Она схватила её и на своей руке нарисовала несколько иероглифов, с такой силой вдавливая её, почти не пишущую, что расцарапала себе кожу. Это даже неплохо. Ведьмы же говорят, что кровь усиливает любую магию. Мононоке выбила ручку телекинезом из рук Кагуи, но та успела дописать усиливающие символы. Когда существо снова прыгнуло на неё, она приложила ладонь к её лбу и снова повторила заклинание изгнания. Конечно же, это всё временные меры: чтобы очистить место и, тем более, упокоить мононоке, нужна большая группа оммёдзи, но на данный конкретный момент это её просто рассеяло. Мерзкая вязкая жижа вылилась на одежду Кагуи, та только успела лицо отвести в сторону и рот закрыть, чтоб не дай бог не нахлебаться этой дряни.
Тяжело дыша, девушка села. Им нужно было срочно уходить отсюда и искать брешь, чтобы выбраться из тёмной версии школы. Или искать причину, по которой это место в принципе существует и работать уже с ней. Тот факт, что здесь были такие существа говорил о том, что что-то в этой школе было нечисто. Возможно, они найдут какие-то подсказки и смогут хотя бы частично понять, что здесь произошло, но особой надежды на это Йошимото не питала. Она поднялась и сняла с себя пиджак, оставаясь в рубашке с сейлор фуку, с омерзением откинув его в сторону. Руки девушки дрожали, но она быстро пришла в себя.
- Рикудо-чан, иди ко мне, - дрожащим голосом позвала она и повернулась к шкафу, маня его руками. - Иди, иди, всё хорошо, но нам нужно уходить! Всё в порядке.
Мононоке понадобится не очень-то много времени, чтобы вернуться сюда. Поэтому будет лучше, если их к тому моменту не будет в этом крыле здания.

[icon]https://funkyimg.com/i/2UhvH.png[/icon][nick]Kaguya Yoshimoto[/nick][status]sayonara.[/status]

+2

9

[icon]http://s5.uploads.ru/4XRKg.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]hell is for children[/status]Если бы чувство вины было камнем, то Рикудо бы беспомощно барахтался на полу, прочно заякоренный, как каторжник в соляных шахтах. Он опять всё испортил. Вот что, трудно ему было не чихать хоть немножко? Немного подумав, мальчик был вынужден признать, что да, трудно. Иначе всё сложилось бы куда более благополучно, и Кагуе не пришлось бы спасать внука господина Исикавы ещё раз. Сколько ещё будет таких разов?
А пока Рикудо, презрев все просьбы своей защитницы, подглядывал в щелочку между дверцами шкафа за тем, как девушка сражается с гадким вонючим чудовищем. Запах был такой сильный, что мальчик прижал рукав к носу - иначе его наверняка бы ещё и стошнило. Что было бы уже совсем чересчур. Камо - сильномогучие оммёдзи. Их не тошнит, им не страшно, они не чихают и уж точно не сидят в шкафу. Поэтому как только перевес оказался на стороне Кагуи, Рикудо тут же выскочил из укрытия.
- Кагуя-сан! Кагуя-сан! - быстро заговорил он. - С тобой всё хорошо? Ну пожалуйста, пусть с тобой всё будет в порядке!
Редко какая молитва была такой горячей и искренней, как эта детская просьба. "Пожалуйста!"
- Я хочу уйти отсюда, - прошептал Рикудо. - Давай уйдём отсюда? Совсем уйдём.
Он имел в виду не только страшно преобразившийся класс, но и саму эту неправильную школу, заполненную не привычными звуками и запахами, а какой-то болотной вонью и отчётливым чувством безнадёжности. Мальчик сам потянул Кагую прочь от класса. В коридоре было пусто, и проход казался свободным в обе стороны. Разумеется, план школы знала девушка, которая там училась, и уж никак не ребёнок, который оказался в этих стенах в первый раз. Но в голову мальчика закралась мысль, что это уже не совсем та - а точнее, совсем не та - школа, в которую утром они зашли вместе с другом. Возможно, и классы теперь не там, где были. И лестницы. И что идти по схеме больше не имеет смысла.
Эту мысль Рикудо немного сбивчиво озвучил своей защитнице:
- А вдруг здесь больше нет выхода? - предположил он и сам испугался своих мыслей. В любом случае, надо было уходить, и, когда Рикудо показалось, что он снова слышит шаги, то потащил девушку за собой в противоположную от этих шагов сторону. Кажется, это был не тот же самый путь, каким они добирались до "комнаты страха", но в школе не может быть одной-единственной двери на улицу! Ведь не может же?
На стене красовался покрытый плесенью щит с планом здания, и мальчик уставился на него, поднявшись на цыпочки и задрав голову так, что сразу разболелась шея. Попытка была хорошей, но...
- Я ничего не понимаю, - жалобно сказал Рикудо и сморщил нос, как будто собирался зареветь в голос. - Где же мы?
Не таким он представлял себя на первом в жизни важном задании. Камо не должны быть слабыми. А он... а он...
Может быть, он вовсе не Камо?..
Мысль была настолько ужасной, что Рикудо не выдержал и беззвучно заплакал, сердито вытирая рукавом катившиеся по щекам слёзы.

Отредактировано Xuanzang (2019-08-27 01:52:12)

+2

10

- Я в порядке, Рикудо-чан, - ее голос прозвучал бодро, хотя сама она немного еще тряслась после такого близкого столкновения с существом.
Ей нельзя было бояться и нельзя было давать слабину, иначе они оба здесь погибнут.
Кагуя свела брови, глядя на маленького Рикудо. Он так испугался за нее. Такой трогательный малыш, который, в будущем, точно станет героем. Она не сомневалась в этом, ведомая им в коридор.
Они остановились подле плана школы и Кагуя бегло оглядела его еще издалека. В целом, все осталось на своих местах, разве что пара-тройка классов были соединены между собой в более крупные. Может быть, здесь когда-то училось очень много детей и нужно было делать помещения больше, чтобы вмещались все... Ее мысли перебили вопросы Рикудо. Кагуя села на корточки перед ним, взяв его крошечные ручки в свои.
- Не плачь, пожалуйста, - она нашла в себе силы ободряюще ему улыбнуться, не смотря на свой потрепаный вид, - все будет хорошо. Мы обязательно отсюда выберемся. Только, пожалуйста, не плачь. Я с тобой и я не дам тебя в обиду. Никогда. Я всегда буду тебя защищать, Рикудо-чан. Не потому, что ты Камо. Потому что ты Рикудо. И я тебя очень, очень люблю.
Может быть, это было неуместно для оммедзи в целом и из вассального клана в частности, может это было неуместно в данных обстоятельствах, но для Кагуи было важнее сейчас психологическое здоровье Рикудо, которое и так после этого случая пошатнется некисло. Она обняла его крепко-крепко и погладила по голове.
- Очень люблю.
Йошимото говорила правду, надеясь, что Рикудо успокоится хоть капельку... да и сама она успокоилась, чувствуя его ближе. Все-таки она здесь не одна. Да, она несла за него ответственность и это тоже играло свою роль, но он же ей не чужой человек. Интересно, кого-то еще сюда занесло или только их?
Кагуя отпустила маленького Камо и поднялась на ноги, взяв его за руку. Она уверенно повела его вперед по коридору к лестнице, чтобы спуститься на первый этаж. Их шаги раздавались тихо, теряясь в каких-то шорохах и шепотках, в которых можно было лишь отдаленно расслышать человеческую речь. Девушка смотрела по сторонам и напряженно вслушивалась в эти звуки, пытаясь хоть что-то понять из всего этого, но особо не преуспевала в этом. Вдруг раздался крик откуда-то сверху, а затем топот.
Кто-то убегал, если судить по шуму, то их было двое или даже трое...
...от кого-то, кто издавал просто нечеловеческий безумный и визгливый хохот. Судя по звуку, бежали они к лестнице. Они приведут ЭТО на их этаж. Соображать нужно было быстро и Кагуя резко свернула в женский туалет вместе с Рикудо. Девушка распахнула одну из дверей кабинок, зашла внутрь вместе с Камо и закрыла ее изнутри. Унитаз был без воды, весь покрытый какой-то грязью. Судя по запаху, чем-то вроде смеси тины и земли. Она опустила крышку, взяла Рикудо на руки и встала на него, замерев. Топот ног раздался прямо в том коридоре, где они стояли до этого. Кто-то упал, но на него явно не обратили внимания, хотя он (это был именно голос парня) и стал кричать, мол, "ПОМОГИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НЕ БРОСАЙТЕ МЕНЯ!"
Тварь, которая так визгливо хохотала, видимо нагнала его. Послышался крик, полный боли, сопровождаемый истеричным визгом существа, что его настигло. Крик постепенно обращался хрипами и бульканьем, а затем стих. Послышался глухой стук, а затем звук, точно кто-то волоком тащит мешок по коридору. Кагуя судорожно сглотнула ком в горле, поглядев на Рикудо. Она медленно спустилась с крышки унитаза.
- Я пойду и посмотрю что там происходит, - прошептала она тихонько, - а ты закройся здесь и сиди. Если кто-то зайдет, не двигайся, ладно? Если придет Ака Манто и спросит какую тебе дать бумагу, то скажи никакую и просто выбегай из туалета и беги прямо и направо, к лестнице. Там я видела шкаф, прячься туда, а дверь в туалет оставь открытой: так я пойму, что он на тебя напал. Ханако здесь появиться не может, это второй этаж... А если придет Касима Рейко... то скажи, что Кагуя знает где ее ноги. Пусть идет ко мне, я с ней разберусь. Главное не бойся их. И не бойся за меня. Я справлюсь.
Она решительно кивнула ему, открыв щеколду, выйдя из кабинки и закрыв дверь. Дождавшись пока щеколда снова защелкнется, она вышла из туалета.

Время текло медленно и казалось, что Кагуи нет уже довольно долго. Тишина вокруг давила, никакие призраки в туалет не захаживали, но она же сказала ему не выходить... послушается он ее или тоже выйдет посмотреть, что происходило в коридоре?

[icon]https://funkyimg.com/i/2UhvH.png[/icon][nick]Kaguya Yoshimoto[/nick][status]sayonara.[/status]

+2

11

[icon]http://s5.uploads.ru/4XRKg.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]hell is for children[/status]Каждый японский ребёнок знает, что самое опасное место в школе - это женский туалет. В его кабинках таятся чудища, которые готовы любезно предложить растерянной жертве бумагу любого цвета и игру в "вопрос-ответ" только для того, чтобы содрать кожу, задушить или утащить в ад, если она случайно ляпнет что-то не то. А она ляпнет - иначе для чего вообще всё это затевать? Хотя Рикудо не учился вместе с обычными японскими детьми, он послушно зазубрил все страшилки про туалетные ужасы. Он знал и про Ака Манто, и про Туалетную Ханако, и про других, не столь популярных, но не менее опасных призраков и, разумеется, верил, что все они существуют. Поэтому, когда Кагуя собралась на разведку, перепуганный мальчик вцепился в неё обеими руками, умоляя не оставлять его в кабинке. Он был готов идти с ней в полный страшилищ коридор, только чтобы не оставаться в туалете в одиночестве.  "А вдруг и правда кто-нибудь придёт?" - жалобно спрашивал Рикудо, надеясь, что и этот умоляющий тон, и умильные глаза заставят девушку изменить решение. Но Кагуя всё-таки ушла, и младший Камо остался в кабинке один, закрывшись изнутри и забравшись с ногами на унитаз.
Сидеть и ждать, пока что-нибудь не произойдёт, было невыносимо. Где-то неподалёку мерно капала из крана вода, и Рикудо невольно вспомнил, как один из его учителей рассказывал про китайские пытки. Прежде чем наставника уволили за то, что он запугивает пятилетнего ребёнка, Ши Сяо успел поведать о пытке щекоткой, во время которой жертва умирала, дико хохоча, и о не менее ужасном испытании водой, когда пленнику на темя час за часом падали холодные капли. Бесконечное кап-кап в итоге сводило человека с ума, и Рикудо, съежившись на неудобном сиденье, был готов поклясться, что у него тоже немножко едет крыша. Ни Ханако, ни Ака Манто не пожелали осчастливить внука Исикавы своим присутствием, но и без них было просто ужасно. За закрытой дверью кто-то топал, хохотал и рыдал, раздавались странные шепотки и шорохи. Однажды раздался звук, как будто кто-то провёл вилкой по стеклу, и Рикудо зажал себе рот обеими руками, чтобы не закричать. Ему очень хотелось уйти, хотелось сделать хоть что-нибудь, только чтобы не быть таким маленьким, слабым и беспомощным. Только чтобы не ждать здесь, пока очередное чудище не придёт за ним.
Кагуя как сквозь землю провалилась. Мальчик не знал, сколько прошло времени с тех пор, как она отправилась на разведку, но казалось, что её нет уже целую вечность. Раза два или три Рикудо спускал ноги на пол, брался дрожащими руками за щеколду замка и выглядывал из кабинки, намереваясь выйти. Но всякий раз он вспоминал, что уже подводил свою защитницу - убегал или шумел, когда этого было никак нельзя делать - и возвращался на место, съёживался, закрывал лицо ладошками, мечтая стать невидимым и неслышимым.
Вода продолжала капать. Звуки то приближались к двери, то удалялись от неё, но в туалет так никто и не зашёл. Рикудо ждал.

Отредактировано Xuanzang (2019-09-13 00:19:50)

+2

12

Рикудо не вышел из туалета.
Еще какое-то время было очень тихо. В общей сложности, прошло целых полчаса. Рикудо никогда не узнает, что произошло за это время.
Внезапно, Рикудо услышал топот ног вдалеке и женский крик, но он не принадлежал Кагуе. Какая-то девушка не просто кричала, она орала, как сумасшедшая. Ее вопль заглушал все остальные звуки и казалось, точно он настолько громкий, что если бы мальчик был прямо подле нее, то он бы просто напросто оглох. Оставалось только диву даваться, как у этой незнакомки хватало сил столько кричать... но вопль отдалялся. Она убегала. В нем можно было различить просьбу "спасите", но она была настолько невнятной, что казалось, что девушка все же просто кричит и все.
Когда ор окончательно удалился, а затем и исчез, двери в туалет тихонько открылись.
- Это я, - голос Кагуи звучал тихо, но он был узнаваем, как и ее энергетика в целом, - все хорошо, Рикудо-чан. Мы в безопасности. Это правда я, открывай дверку.
Йошимото, едва мальчик открыл дверь, обхватила его руками. Вся ее одежда была покрыта кровью и ее чуть потряхивало, но она схватила его крепко и уткнулась носом в его макушку. Молчала она мрачно, но как-то решительно, будто бы.
- Все хорошо, - повторила она, убеждая себя и его, - все будет хорошо, мой милый. Все будет хорошо. Я вытащу тебя отсюда. Я вытащу тебя отсюда. Мы вернемся домой. Ты хороший мальчик, ты большой молодец. Ты молодец.
Девушка несколько раз поцеловала его в висок, а потом отодвинулась. Она была очень бледной, но серьезной и сосредоточенной. Йошимото погладила его по плечам и предплечьям дрожащими руками.
- Сейчас тебе нужно будет забраться мне на спину и я тебя понесу...
Мальчик стал упираться и Кагуя нахмурилась.
- Ты обещал мне меня слушаться, - она попыталась звучать строго, не смотря на то, что в ее интонациях была немалая толика страха и шока, - обещал меня слушаться.
Ее губы задрожали и она сжала его маленькие плечики. 
- Пожалуйста, не препирайся со мной... - она вдруг смолкла и ее хватка ослабла. - Ладно. Если так, то... пожалуйста, все равно закрой глаза. Я очень тебя прошу.
Она медленно поднялась на ноги и взяла его за руку, выводя из туалета в коридор. Если он закрыл глаза, то он не видел, во что превратилось это место. Кровавые ошметки были повсюду: пол, потолок, стены. Казалось, что чье-то тело здесь просто напросто швыряли из стороны в сторону или... или ели чрезвычайно неаккуратно. Под ногами хлюпали те же ошметки, но Кагуя шла спокойно, дышала ровно, а руку мальчика не выпускала. Она вела его медленно, но, можно сказать, уверенно, будто бы знала, что ничего им не угрожает. Дойдя до лестницы, она выдохнула.
- Рикудо, здесь можно открыть глаза... - проговорила она и, после этого, повела вниз. - Но пока идешь, пожалуйста, не оборачивайся.
Позади них стал раздаваться ехидный смех. Будто бы кто-то шел прямо за ними.
- Послушай, Рикудо. Я хочу, чтобы ты запомнил мои слова. Очень хорошо запомнил, - спокойно говорила Кагуя, смотря на мальчика и спускаясь вместе с ним по ступенькам, - есть несколько видов легенд. Есть те, которые придумали из ничего, есть те, которые основаны на правде. Так вот.
Она нервно дернула уголками губ, стараясь улыбаться.
- Кучисаке онна, Теке-теке, Безымянная или Безликая... это все выдумки. Если они тебе встретятся, то знай, что это... это фейблы, они не так опасны, - Кагуя шмыгнула носом, - Ханако, Касима Рейко, Ака Манто... они и правда есть. А еще есть одно очень, очень страшное стихотворение. Про него много чего говорят. Это стихотворение называется Ад Томино.
Йошимото плакала, но продолжала улыбаться. Она быстро смахнула слезинки, часто поморгав и выдохнув.
- Его нельзя читать. Ни вслух, ни про себя. Никогда, - Кагуя приобняла мальчика одной рукой, - потому что оно проклято. Потому что Томино и правда жил. И Томино умер очень плохой смертью. Он умер в этой школе, но очень давно. Он был маленьким. Как ты. И у него была сестра. Она была нехорошей, Рикудо. Очень нехорошей. И она ему очень завидовала. Потому что Томино носил очень важную фамилию и был наследником, а она не могла быть наследницей...
Девушка повела его по коридору. Смех за их спинами становился просто невыносимым, но Кагуя просто стала говорить громче:
- ...и она от зависти убила его. Его и его маленькую собачку, потому что она хотела его защитить и укусила ее. Томино стал очень злым и страшным, он убивал всех подряд. И тогда... один оммедзи его запечатал. В том самом стихотворении. Это как заклинание... которое выпускает его. Он приходит и убивает всех, кто его читал. Или забирает к себе. И он очень, очень злой. Злее любого онре.
Йошимото погладила мальчика по голове и остановилась.
- Смотри только вперед...молодец. Для того, чтобы уйти отсюда, нам нужно найти скелет собачки и сжечь его. Он должен быть закопан во внутреннем дворе школы, но если мы повернемся, мы встретимся взглядом со злым духом, а это очень плохо. Он нас сразу убьет, Рикудо-чан, - Кагуя прижала Рикудо поближе, тоже глядя на стену перед ними, на которой висел план школы. - Ты смелый, маленький и быстрый. Мне нужно, чтобы ты побыл героем, Рикудо-чан. Смотри на карту внимательно. Видишь, вот.
Она пальцем указала на план. Хихиканье продолжалось.
- Это кабинет химии. Там должны быть спички или зажигалка. Ты должен запомнить как туда бежать и добежать до кабинета, а потом плотно закрыть за собой дверь, не глядя. То есть с закрытыми глазами. Опять. В кабинете тебе нужно поискать то, что я сказала. А мне нужно пойти вот туда, - она указала в противоположный конец коридора на плане, - там столовая. Там я поищу рис и соль. Когда ты найдешь то, что нужно, ты должен будешь выйти в коридор обратно и сразу идти туда, во внутренний двор и снова не оборачиваться ни в коем случае, что бы ты не услышал за своей спиной, даже мой голос. Можешь петь или громко говорить, чтобы заглушать его голос. Если меня там не будет, то стой и жди меня. Ты все понял?

[icon]https://funkyimg.com/i/2UhvH.png[/icon][nick]Kaguya Yoshimoto[/nick][status]sayonara.[/status]

+2

13

[icon]http://s5.uploads.ru/4XRKg.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]hell is for children[/status]Для семилетнего, перепуганного до полусмерти ребёнка, Рикудо держался вполне неплохо. У него тряслись руки, но он не ныл и не звал мамочку - может быть потому, что госпожа Уравака не относилась к тому типу матерей, от которых стоит ждать особенного сочувствия. Рикудо привык полагаться не на неё, а на какую-нибудь более отзывчивую душу. Например, на Кагую, в которую мальчик немедленно вцепился обеими руками, как только Йошимото вернулась обратно в убежище. Она была вся покрыта кровью, как будто кто-то с размаху плеснул на девушку из переполненного ведра, но Рикудо и не подумал воротить от неё нос. Он обнимал её, уткнувшись носом Кагуе в плечо и лопоча что-то неразборчивое - вроде того, что он очень боялся и что уже начал думать, что она не вернётся. Не потому, конечно, что бросила его одного - этого просто не могло быть, Рикудо и мысли такой не допускал - а потому что с ней что-то случилось.
- Сюда никто не заходил, - шептал Рикудо, перебирая пальцами слипшиеся от крови волосы девушки, - но я всё слышал. Там за дверью... кто-то ходил. Там кто-то смеялся. Кагуя-сан, мне было так страшно! Но я обещал тебя дождаться. И я ждал.
Он хотел, чтобы она его похвалила. Сказала какие-нибудь простые понятные слова: что он молодец, что он очень храбрый и всё правильно сделал. Да, такой малости ему было бы вполне достаточно для того, чтобы перестать трястись и найти в себе силы идти дальше. Не могли же они вечность просидеть в этом заброшенном, противно пахнущем тиной туалете, в ожидании Ака Манто или кого-нибудь похуже.
Как только Рикудо стало немного легче, он тут же снова начал упираться. Он не хотел, чтобы Кагуя его несла: фамильная гордость Камо не позволяла ему прикинуться мешком и со всеми удобствами ехать на чьих-то закорках. Мальчик понимал, что не может многим помочь, но обузой становиться не хотел. Идти он мог и сам, так что не было никакого смысла тащить его на себе. Рикудо приготовился к возражениям, но Кагуя не стала с ним спорить и позволила идти самому. Мальчик послушно закрыл глаза и пошёл за Кагуей, крепко уцепившись за её руку.
Под ногами что-то мерзко хлюпало, и, наступая в чавкающую жижу, маленький Камо вздрагивал, но по-прежнему не подглядывал. Он хорошо помнил крики, которые слышал из своего укрытия, и понимал, что если откроет глаза, ночных кошмаров не избежать. Всё время его не покидало ощущение, что кто-то недобрый смотрит ему прямо в спину. Рикудо слышал ехидное хихиканье где-то позади них, но, в отличие от других звуков, это хихиканье не прекращалось ни на минуту и даже не думало удаляться.
- Кагуя-сан, - тихо позвал мальчик, когда Йошимото и её подопечный добрались до лестницы. - За нами кто-то идёт.
Конечно, она это знала. Умом Рикудо понимал, что Кагуе уже всё известно, но промолчать не мог: ему жизненно необходимо было убедиться, что смех ему не мерещится, что он не сходит с ума и что его защитница слышит то же самое.
И тогда она начала рассказывать. Чем дольше Кагуя говорила, тем сильнее дрожала ладошка Рикудо, зажатая в её руке. Дрожь становилась всё сильнее по мере того, как сильнее становился страх, и на какое-то время маленький Камо онемел от ужаса и безысходности. В этот самый момент ему показалось, что они никогда не выберутся из этой ужасной школы. И маму он больше никогда не обнимет.
Кагуя плакала, и Рикудо молча гладил её по руке. Теперь, кажется, они тряслись оба, потому что ужасу не было конца. Рикудо надеялся, что больше разлучаться им не придётся, но у Йошимото уже было наготове новое задание.
Мальчик тупо уставился на план школы и постарался запомнить, как добраться до кабинета химии. Пока Кагуя была рядом, задание казалось до смешного простым: добежать до нужного класса, разыскать спички или зажигалку и тотчас идти во внутренний двор. Но как только пути оммёдзи-недоучек разделились, Рикудо столкнулся с трудностями.
Кабинет химии нашёлся быстро, вот только ни спичек, ни зажигалки там не было. За дверью, которую он предусмотрительно подпёр стулом, что-то скреблось, шуршало и хихикало, и Камо подпрыгивал при каждом шорохе, запрещая себе оглядываться в сторону входа. Что, если чудище из коридора уже вовсе не в коридоре и только и ждёт, когда мальчик зазевается и обернётся?..
Минута тянулась за минутой, а Камо всё продолжал искать. Он перерыл все шкафы один за другим, заглянул под парты, надеясь в горе мусора на полу найти хотя бы пару спичек, но тщетно. К горлу подступил комок, и Рикудо уже был готов сдаться, когда нашёл в стенном шкафчике возле доски полупустой коробок. Прижав находку к себе, мальчик зажмурился и распахнул дверь, повернувшись лицом в ту сторону, куда ему надо было идти. Несколько метров он прошёл с закрытыми глазами, ощущая неприятную щекотку в области затылка, как будто кто-то молча смотрел ему в спину и выжидал. Желание обернуться и проверить, что позади никого нет, было нестерпимым. Настолько, что Рикудо, всё ещё с закрытыми глазами, начал поворачиваться... "совсем немножечко, вот ещё самую капельку повернуться, взглянуть вполглаза и сразу зажмуриться снова!"
Хихиканье раздалось так близко, что Рикудо заорал в голос, резко развернулся спиной к источнику звука и со всех ног бросился прочь - туда, где был внутренний двор и ожидавшая его Кагуя. Он уже не заботился о том, чтобы быть тихим и незаметным: Камо вопил во всю мочь - и да, в этот раз он звал маму, даже понимая, что Уравака-сан слишком далеко, чтобы услышать сына. Звал он и дедушку, потому что если кто и мог прогнать прочь ночные кошмары, то только грозный господин Исикава, победивший в молодости целых сто чудищ. А может, и тысячу. Или две.
Так, с воплями и топотом, сжимая в руке коробок спичек, Рикудо стрелой влетел во внутренний двор и чуть не повалился носом вниз, когда под ноги попался какой-то камушек. Кагую, если она и была там, он не заметил, рассчитывая, что девушка сама его отыщет.
Но, как только Рикудо перестал вопить, в голову снова полезли тревожные мысли. Кагуя предупреждала никому не верить и не оборачиваться, даже если кто-то будет звать мальчика её голосом. Как же ему тогда отличить настоящую Йошимото от замаскировавшегося под неё чудовища, если нельзя повернуться и посмотреть?
- Кагуя? - позвал Рикудо дрожащим голоском. - Кагуя-сан, если ты тут, пожалуйста, поговори со мной. Я пришёл.

Отредактировано Xuanzang (2019-09-27 02:06:29)

+2

14

Во внутреннем дворе было тихо. Небо здесь было безжизненно серым и темным, трава жухлой или совсем сухой. На черных деревьях не было листвы и они, зачем-то, тянулись своими ветками уж слишком высоко, будто протягивая свои "руки" к богам и моля забрать их отсюда. В окнах школы почти нигде не горел свет и на стеклах хорошо различались следы от сотен ладоней разного размера. Кое-где мелькали темные силуэты, то подходя к окнам ближе, то просто беснуясь, будто бы, взаперти. Свет горел только в одном помещении и там можно было увидеть нескольких ребят, которые явно были в той же форме, что и Кагуя. Они что-то искали в, судя по всему, библиотеке, сваливая содержимое полок на пол. Всем происходящим руководил юноша. Он выглянул в окно, глянул на Рикудо, а потом его, видимо, позвали. В фонтане не было воды, зато были засохшие кровавые следы, точно бы когда-то вместо воды здесь бились именно струйки крови, а на одной из лавочек лежала позабытая боги знают кем тетрадь с уже желтыми листами. Неизвестно откуда взявшийся ветерок пошелестел страничками тетради, показав, что некоторые листы ее исписаны одним и тем же словом: "Умри!"
Никто не отвечал Рикудо. Как ни странно, но он оказался во дворе совсем один. Зло таилось в школе. Здесь его не было. Это место и вовсе фонило практически как храм... если бы не общее настроение, которое передавалось обстановкой, то, возможно, это было бы более заметно. Под одним из деревьев сидела маленькая собачка, полупрозрачная. Она была очень грустной и чуть поскуливала.
Породу определить не представлялось возможным: дело даже не в возрасте Рикудо и его познаниях об окружающем мире, отнюдь, просто собака явно породы-то и не имела. Щенок повернул голову к Рикудо и повилял хвостиком, тявкнув. При ближайшем рассмотрении можно было заметить, что он сидит на небольшой возвышенности, которую как будто бы кто-то недавно сюда насыпал, перекопав, перед этим, это место. Кагуи нигде не было видно.
Щенок не сходил с этой насыпи, но смотрел на Рикудо и будто бы звал, тявкая уже стоя на четырех лапах и крутясь на месте. Подойдет ли мальчик к собачке или лучше все таки дождаться Кагую?

+2

15

[icon]http://s5.uploads.ru/4XRKg.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]hell is for children[/status]Песенка вертелась в голове, заходя на двадцатый круг. Нет, даже не песенка - считалочка. Стишки звучали так же неуклюже, как все стишки, которые дети сочиняют, когда им становится совсем скучно. Сомнительная литературная ценность и почти полное отсутствие рифмы, зато ритм чёткий, как метроном, отсчитывающий секунды до появления Кагуи. Рикудо всё же надеялся, что она придёт. Без неё во дворе было так же страшно, как и в залитых кровью коридорах.
"Ходили три ёкая,
Обед себе искали".

Так себе считалочка, особенно, если эти самые ёкаи бродят поблизости. Рикудо вспомнил глумливый смех за спиной и вздрогнул. Переступил с ноги на ногу и даже ладошкой перед лицом помахал, будто бы это могло помочь отогнать противную песенку прочь. Песенка, конечно, отгоняться не желала и завертелась в голове с удвоенным усердием.
"Раз-два-три-четыре-пять,
Они идут тебя сожрать".

Сзади что-то затопало и зашуршало. Рикудо зажал рот обеими руками, пытаясь затолкать обратно рвущийся наружу крик. Кагуя опять задерживалась. В прошлый раз она всё-таки вернулась за ним. Что, если в этот раз он остался один? Насовсем. Навсегда.
Одиночество становилось невыносимым. Здесь, на открытом пространстве, спиной к неизвестному ужасу, Рикудо чувствовал себя совсем беззащитным. Мишенью, в которую кто угодно может запустить страшные острые когтищи и страшные злые зубищи. Топтаться на месте вот так было против всех правил Камо. Учитель Ши говорил, что нельзя подставлять врагу спину. Надо обязательно найти укрытие. Советы наставника несколько расходились с советами Кагуи, но, раз уж её здесь не было...
Мальчик повертел головой по сторонам. И увидел собачку.
Собачка живой не была. Даже такой неопытный оммёдзи как Рикудо не перепутал бы её с обычной дворняжкой, которые свободно бегают по улицам Киото несмотря на усилия властей. И всё же, маленький Камо очень ей обрадовался. Потому что собачка выглядела почти нормально. Подумаешь, просвечивает немного. У всех свои недостатки.
Рикудо задумчиво почесал кончик носа, вспоминая слова Кагуи про злого мальчика и его питомца. Собачка была похожа на ту, что им нужна - ну, просто потому, что не могло же быть в одном месте двух настолько удобно подобранных собачек, правда же?
Щенок дружелюбно потявкивал, как бы подзывая Рикудо, и мальчик решился. Он больше не мог ждать... просто не мог и всё тут. Он пересёк двор, стараясь не смотреть в сторону фонтана, заляпанного кровью, и остановился в трёх шагах от насыпи.
- Привет, пёсик,- сказал Рикудо. - Ты тоже кого-то ждёшь? Где твой хозяин?
Спустя мгновение он понял, что ответ на второй вопрос, пожалуй, знать совсем не хочет.
- Ладно, - быстро добавил он. - Неважно.
Он присел на корточки и потянулся к щенку рукой, как будто собирался погладить. До собачки он дотянуться не мог, но ближе Рикудо не подходил. Хотя он был из той счастливой категории некусаных детей, которых не пытались располосовать на лоскуты домашние питомцы (просто потому, что Рикудо не разрешали никаких питомцев), всё же он старался быть осторожным.

Отредактировано Xuanzang (2019-12-01 00:25:06)

+2


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » I will always remember. I'll regret this forever.