Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Be prepared [c]


Be prepared [c]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Be prepared
https://funkyimg.com/i/2UaPV.png
Meticulous planning
Tenacity spanning
Decades of denial
Is simply why I'll
Be king undisputed
Respected, saluted
And seen for the wonder I am
Yes, my teeth and ambitions are bared
Be prepared!

1. Места действия
Часть I - Италия, Апеннинские горы
2. Время
Часть I - Ночь с 19 на 20 марта 2020 год, +15, дождь

3. Действующие лица
Часть I - NPC, Рем

Время освобождения истинных королей пришло. Чем же на это откликнется мир?

+1

2

ЧАСТЬ I.
https://funkyimg.com/i/2UAib.png https://funkyimg.com/i/2UAia.png https://funkyimg.com/i/2UAi9.png

Пока весь мир был занят разными проблемами и Верховная была в отъезде, естественно представляя участие Шабаша Италии в Японской беде, три ведьмы из этого же Шабаша были посланы свершить правосудие. Негоже истинному Царю быть столько лет схоронённым в пещере. Да, быть может, будущее было туманным у этого предприятия, но многое говорило скорее в пользу свершения этого, чем нет. Аллегра, Кармела и Лаура прекрасно знали на какой риск идут, но они не могли ослушаться приказа. Да и подготовились они к визиту к Царю знатно. Дождливую ночь им обеспечило колдовство Лучаны, талисманы на удачу, заговорённые, они при себе несли. Аллегра была мощной телепаткой, Кармела - телекинетиком, а Лаура умела гипнотизировать. Никто не сомневался, что Рем будет голоден и зол после всего этого, от заточения, быть может, даже безумен. Его нужно было накормить и успокоить, погрузить в сон и транспортировать отсюда в отдалённый уединённый дом. Говорить с ним сразу точно не получится: он, скорее всего, не понял бы их языка, а они не поняли бы его и только Лючана со своим уровнем Провидения смогла бы открыть ему знание языка, показать как изменился мир и что он упустил, таким образом адаптировав его к миру. Конечно, с наибольшей вероятностью, она будет делать это с помощницами и это будет очень долгий процесс, но учить его, точно малое дитя, будет и неуважением, и слишком уж долго.
Три ведьмы шли первыми. За ними шли пятеро инкубов, три легионера и двое грешников с печатями Андраса, любезно согласившихся помочь в предприятии. Условием Лучаны стояли все три жизни девушек и Андрас был абсолютно солидарен с тем, что терять хорошие кадры - дело скверное, от того у упомянутых инкубов и грешников выбора, скажем так, не было, но они и правда были любезны и согласны. У Легиона вообще были с Лучаной особые связи с даааавних времён и ему было откровенно интересно взглянуть на самого Рема, потому присутствие легионеров приходилось терпеть уже всем остальным.
Было ли в рядах упомянутой команды волнение? Было. Нетерпение тоже. Они были одеты по погоде, неброско, примерно одинаково, чтоб никому не броситься в глаза: непромокаемые куртки и штаны военной расцветки, крепкие походные ботинки, защитные очки, шапки, перчатки - всё, чтоб было и тепло, и сухо, и ветер не мешал, и сцепление подошвы с землёй было. Каждый нёс за спиной увесистый рюкзак, а у грешников были с собой два ружья. Особенно большие, в силу физического превосходства над людьми, несли инкубы и легионеры. Пробираться через горы было чрезвычайно тяжко и шли они уже два часа, вооружённые картой не физической, а ментальной: Лучана показала им где именно находится Рем, а ей, в свою очередь, эту информацию открыло совместное колдовство с Бельфегором и Андрасом.
Наконец, троица остановилась близ практически гладкой скалы. Ромул и сам прибегал к помощи ведьм, чтобы запечатать своего родного брата. Ведьмы переглянулись между собой и Кармела коснулась холодного и мокрого камня.
- Колдовство мощное было. Они действительно скрыли это место. Чтобы никто никогда не узнал, что здесь случилось, - проговорила она, повернувшись к сёстрам. - Я не понимаю. Это...это так жестоко. Он же его брат. Тишина. Темнота. Голод. Вечность...
- Власть портит кого угодно, - покачала головой Аллегра, хмурясь. - Главное, что колдовство удалось пробить. Мы теперь сможем снять его окончательно и раздвинуть камень.
- Главное, чтобы не было обвала, - Лаура посмотрела вверх. - Надо быть осторожными.
- Будем действовать, как сказала наша Сестра, - особо выделенное слово говорило, что Кармела имеет в виду Лучану. - Вы будете проводить ритуал с нашими коллегами, а я буду следить за тем, чтобы нас не завалило.
Она повернулась к вставшим в отдалении мужчинам совершенно не человеческого рода и жестом показала, мол, идите сюда. Вся толпа собралась в круг. Говорила со всеми и дальше Кармела:
- Схема такая и придумала её не я, госпожа Лучана. Вы все будете проводить рассеивающий ритуал, а затем будем заговаривать камни разойтись. Я в этом участвовать не буду. Двенадцати источников силы должно хватить, пусть у грешников их и меньше.
Мужчины кивнули, как бы подтверждая её слова. Аллегра, сняв рюкзак и бросив его в сторону, достала из кармана нож. Все стали снимать перчатки с рук. Она что-то стала шептать прямо на лезвие. Остальные сбросили ношу туда же, куда и Аллегра. Кармела, при том, продолжала говорить.
- Я буду следить за обвалом в стороне. Все мы уйдём отсюда живыми. Как только обвал откроется, я вскрою рюкзаки и вброшу мясо туда, внутрь. Да, может быть, Царю не очень понравится, что ему как псине кидают еду прямо в будку, но не то чтоб у него был выбор. Как только выдастся шанс поговорить с ним - извинимся. Дальше зайдут инкубы и легионеры, с фонарями, но на всю их не включайте. Чуть-чуть. Он жил во тьме слишком долго - этим вы его ослепите и разозлите. Дальше грешники с транквилизаторами. Там доза слоновья. Она его ослабит хотя бы, если он бросится в нашу сторону. Потом войдём мы и Лаура применит гипноз, успокаивая его, а Аллегра будет считывать его состояние. Состав, которым покрыто мясо, не пахнет, но сработает не сразу. Он уснёт где-то через минут двадцать-тридцать. Нам нужно продержаться это время. Вы всё поняли?
Все закивали головами.
- Да поможет нам адское пламя и вера в наших господ.
- Ave Andras!
- Ave Belphegor!
- Ave Lucifer!
- Ave Lilith!
Они проговорили ещё несколько демонических имён, перекрестились задом-наперёд и после этого Аллегра стала надрезать каждому обе ладони. Кармела отошла чуть назад, а остальные встали в круг, взявшись за руки. Они опустили головы и закрыли глаза, бормоча на латыни свой зов к силам тьмы. Молили они о том, чтоб колдовство рассеялось, чтоб камень расступился и чтоб всё скрытое во тьме стало явным. Молили они складно, певуче, громко и, вскоре, по скале пошла трещина. Кармела тут же сосредоточенно устремила свой взор на неё. Камни сыпались сверху, но её силы разгоняли их, не давая им подлететь к колдующим. От напряжения у неё пошла носом кровь, но она не обращала на это никакого внимания. Едва просвет меж камней стал достаточным, чтобы сквозь него прошёл человек-два, она вскинула одну руку и все рюкзаки, кроме одного, одновременно раскрылись. В них действительно лежало мясо. Внутри рюкзаки были обшиты специальным материалом, сохраняющим его температуру. Куски принадлежали, в основном, овцам, но были среди них и те, что принадлежали людям. Это было необходимо, чтобы хоть какая-то сила вернулась к несчастному заточённому...ну и да, чтобы Царь точно не понял, что его пища не только насытит его, но и усыпит. Второй рукой она подняла в воздух мрачные яства и резким движением ладони отправила его внутрь, не менее резко. После этого, Кармела снова глянула вверх и отшвырнула осколок скалы, который грозился грохнуться сверху на проход. Ведьма устало пошатнулась, но не упала, утирая рукавом кровь с лица. Лаура тут же подбежала к ней и приобняла. Аллегра же взяла последний рюкзак.

Из пещеры запах пошёл неприятный и он чувствовался не смотря на ветер и свежесть дождя. Они выждали буквально пару мгновений и, переглянувшись, пошли вперёд. Именно так, как договаривались. Демоны не умирают, а легионерам любопытно - вот и идут впереди с фонарями. Грешники вскинули ружья с транквилизаторами. Ведьмы шли позади.

Пещера не была большой. Она была скорее как раз маленькой. От того это было ещё хуже. Ещё безумнее. Несчастному было просто некуда деться.

Как говорится: "Однако, здравствуйте."

+2

3

Голод.
Голод – это такая штука, которая способна свести тебя с ума.
Начинается все достаточно невинно. Сначала просто ощущаешь некоторый дискомфорт. Организм сигнализирует о том, что было бы неплохо перекусить. Закинуть что-нибудь в рот, чтобы продолжать заниматься тем, чем ты занимаешься прямо сейчас.
Затем чувство усиливается. Плавно перерастает в навязчивое напоминание. Я здесь. Обрати на меня внимание. Я по-прежнему здесь. Реши эту проблему. Сейчас. Сейчас. СЕЙЧАС.
Затем появляется раздражение. Злость. Злость и ярость. Даже у человека. Зверь же испытывает гнев, сравнимый не с проблемой отдельно взятой личности, а кризисом, огромным природным катаклизмом, пожарищем, способным уничтожить целые леса, полные растений и живности, четырехногой ли, двухногой ли, не суть.
Голод пожирает тебя изнутри.
Это зверь внутри зверя, если позволено выражаться подобным образом.
Ярость, гнев, ненависть, боль. Боль физическая от пустого чрева перерастает в боль иного рода. И страх. Не тот, который можно осознать разумом, как, например, меч в руках умелого врага, а тот страх, который таится в уголках сознания и напрыгивает на тебя со спины, так и не являя свой лик, не обнаруживая лап или когтей, любых признаков, способных помочь познать его, и, через познание одолеть.
Узнав врага, ты сможешь его победить.
Поняв и приняв свою боль, ты сможешь ее преодолеть.
Всегда… Когда дело не касается голода. Сводящего с ума, заставляющего кидаться, ломая когти и клыки, на каменные шероховатые стены новой темницы. Нет, гробницы.
Рем любил жизнь во всем ее многообразии, даже в том, в котором она была к нему несправедлива. Но даже с этой любовью он был готов смиренно принять собственную смерть, и не единожды представлял, как она настигнет его, во сне или наяву. Ловушка, меч, сотни стрел, пронзающих загорелую до бронзы человеческую кожу или покрытую серой шерстью шкуру, падение с высоких скал в беснующиеся волны теплого моря, коварная засада или открытый бой лицом к лицу.
Он даже был готов принять смерть от собственного брата. И, право дело, лучше бы Ромул его прикончил.
Жест милосердия.
Но нет, брат отдал его во власть самому страшному врагу. Врагу, которому оказалось под силу отобрать все самое ценное, чем так гордился, и что действительно чествовал Рем.
Достоинство. Свободу. Власть над своим телом.
Саму суть того, что некогда было Ремом.
Запертый среди тесных холодных камней, он обращался вновь и вновь, пока не истощил все свои силы и не забыл, кто он есть на самом деле – зверь или человек. Он кидался на камни, ломая сначала когти, а затем и пальцы, стирая их в кровь. Ломал клыки. Уже без надежды прогрызть себе путь наружу, а скорее от страха, что рано или поздно он начнет пожирать сам себя.
Мысли об этом были. О да, были. И сны. Они хуже всего. Во снах он отгрызал сочную мякоть мяса со своих ног, рук, живота, обращался, заращивал раны. А затем все повторялось вновь. Раз за разом. До тех пор, пока сон не смешался с реальностью, и до тех пор, пока Рем не перестал различать, когда кровь на его пасти отдавала кислятиной желудочного сока, а когда – привкусом вонючего, давно не мытого жесткого мяса с гнильцой.
В какой-то момент он даже начал молиться. Хех.
Наверное, чтобы не забыть, что он это может. Что остатки разума ему все же удалось сохранить.
У Рема всегда было довольно своеобразное отношение к богам.
Кем они, по сути, были? Теми, кто выглядит как человек, но таковым не являлись. Теми, кто обладает силой и могуществом, превосходящими человеческие.
Такие, как он. И Ромул.
Так что, наверное, даже не странно, что молился он именно… Ромулу.
Умолял о милосердной смерти. Воображал ее, жаждал, выклянчивал на коленях, вонючий, грязный, обделавшийся, потерявший всяческое человеческое и волчье подобие.
Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть. Смерть…
Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул. Ромул….

Странно, но если повторить слово тысячи, сотни тысяч раз, оно начинает замыливаться на языке. Терять смысл и суть. Терять свою значимость и значение.
Так было с Ромулом.
Так было с Ремом.
Так было со Смертью.
И так, в конце концов, стало и с Голодом.
Он не знал, сколько проспал, прежде чем неожиданно неприятное, почти забытое ощущение свежего, холодного воздуха коснулось его ноздрей, принося с собой запахи. Целый букет, целый ворох запахов.
Сырое мясо. Мертвая, кислая, холодная кровь. Живая, горячая человеческая кровь. Ткани. Влажная земля. Дождь. Мокрая трава. Гроза. Железо. Опасность. Чужой страх. Ведьмовство. Лес. Люди. Не люди.
Наконец-то. Наконец-то кто-то пришел, чтобы избавить его от проклятия жизни.
Голода уже не было, поэтому, с трудом поднявшись на ноги, шатаясь и преодолевая головокружение, утративший облик равнодушно прошел мимо сырых кусков окровавленного мяса.
Хотя нет, пожалуй, прошел – это слишком громко сказано. Прошаркал. Почти не поднимая голых изгвазданных ступней, на которых отчетливо проступали жилы и маслаки, от каменного пола пещеры.
Страха не было тоже.
Кем бы ни были эти незнакомцы (их послал Ромул? Но… кто такой… что такое Ромул?), зачем бы они сюда не пришли (убить его? Убить значит смерть? Что такое смерть? Осталось лишь «быть» и вроде бы желанное «не быть». Или нет?), он должен встретить их как подобает.
Он должен.
Он…
Шум осторожных шагов приближался. На каждое его неуверенное шарканье незнакомцы успевали пройти шагов пять-шесть. Он прислушался, шатаясь от слабости и держась сухими руками за стены своей гробницы. Прислушался к ним, а затем прислушался к себе.
Кто это?
Но что еще важнее – кто он?
Кто…
Ответ пришел сам собой, вместе с зажегшимися зеленым светом впавшими глазами на измученном, похудевшем лице с резко проступившими костями черепа и почти бескровными губами, окаймленными жуткой растительностью.
Ответ пришел с выпрямившейся в почти последнем усилии некогда гордой спине.
Ответ пришел с руками, прекратившими судорожно хвататься за стены в поисках опоры.
Ответ пришел с решительностью, которой было лишено уничтоженное существо, недочеловек, недоволк, погрузившееся в сон в собственной моче, но которым обладал полубог, которым существо было прежде, во времена своего рассвета.
Ответ был прост.
Я – Рем.
И я приму свою смерть достойно сына царя, Зверя и полубожества.

+2

4

https://funkyimg.com/i/2UAib.png https://funkyimg.com/i/2UAia.png https://funkyimg.com/i/2UAi9.png

Вопреки ожиданиям и расчётам, предполагаемым сценариям, скажем так, всё пошло совершенно не так. Демоны все замерли, как один, глядя на Рема. Грешники тоже. Ведьмы прошли следом. Кармела уже шла своими ногами, не шатаясь. Завидев Рема, она охнула и приложила ладони к губам. Теперь вот они не знали как им реагировать. Что делать? Царь не стал есть. Наверное, он совсем плох. Так что же, стрелять в него?
Аллегра неуверенно шагнула вперёд. Её телепатические силы мягко и осторожно коснулись разума вервольфа. Она не могла передать ему слов, но передала... ощущение. Безопасности и покоя. Его никто не собирался убивать. Никто не планировал навредить ему. Ему пришли помочь. Намерения передавать сложнее, чем слова, ведь необходимо передать именно эдакий "мыслеобраз", что-то ассоциативно похожее, что будет говорить ярче слов. Почтение. Понимание тяжести его участи. Она не презентовала их всех, как его народ, но показала ему, что они шли сюда для того, чтобы освободить. Эдакой ретроспективой, пошагово, визуальный образ всего путешествия, но медленно, без резких вспышек, чтобы не бередить его неокрепший разум. Они хотели помочь. Но и да, они пришли сюда не без страха за свои жизни. И они хотели прощения и разрешения помочь ему.
Девушка послала импульс по всем своим коллегам по цеху и они поклонились Рему. Медленно. Затем выпрямились.
Из оставшегося рюкзака девушки вытащили одеяло. Легионеры взяли его и подошли к вервольфу, набрасывая его ему на плечи и укутывая в него. Глядя на него внимательно, пытаясь понять, что он собирается сделать и собирается что-либо делать в принципе.
Аллегра осторожно намекнула Рему на то, что он может поесть, если всё-таки хочет. Мясо, которое они сюда принесли, ага, лучше бы не пришедших, уж если ему не трудно. Опять же, просто образом. Это было чертовски странно и сложно, но она старалась как могла. Ей было страшно представить, что может Рем своими мыслями, образами в голове, передать ей в ответ, но этот страх был не паническим ужасом, а эдакой осторожностью. Безумие вервольфа могло повлиять на неё. Кармела и Лаура держались за руки. Они поддерживали свою сестру энергетически, чтобы та не выдохлась раньше времени. Грешники всё ещё были готовы в случае чего усыпить его транквилизаторами, но пушки не поднимали.
Тишина была слишком полной. В воздухе пахло гадостью, которую слабо разбавляло ощущение магического присутствия. Сочувствие. Желание восстановить справедливость.
И знание. Ромул мёртв. Очень давно.
Желание успокоить постепенно превращалось в желание, будто бы усыпить. Не бдительность, а в принципе. Его истощённость невольно вызывало это: он выглядел действительно ОЧЕНЬ плохо.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Be prepared [c]