Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » What you'll see is the worst me, not the last of my kind


What you'll see is the worst me, not the last of my kind

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[icon]http://s3.uploads.ru/SpYh2.jpg[/icon][status]In the muddy water we're falling[/status]
What you'll see is the worst me, not the last of my kind

http://sd.uploads.ru/CVInR.jpg
♫LP - Muddy Waters
We are kneeling at the rivers edge and tempting
All the steps to follow closer right behind
Is it only when you feel a part is empty
That it's gnawing at the corners of your mind

1. Место действия
Япония, Хиросима
2. Время и погода
01.08.1945 года, 22:00, пасмурно, +18
3. Действующие лица
Кучисаке-онна, Шимидзу Микия

Шимидзу Микия шел по своим делам по вечерней Хиросиме, как вдруг к нему подбежала испуганная и заплаканная девушка лет шестнадцати, умоляя спасти свою старшую сестру. Но так ли она нуждалась в спасении?

Отредактировано Kuchisake onna (2019-05-15 15:41:55)

0

2

[icon]http://s3.uploads.ru/SpYh2.jpg[/icon][status]In the muddy water we're falling[/status]
Кучисаке до сих пор не могла с уверенностью сказать себе для чего она работает на фабрике. Только выносливость фейбла помогала ей не падать от усталости подобно многим женщинам, выносившим многочасовые смены.  В чем же была причина, по которой она намеренно изматывала себя? Патриотизм? Желание помочь в войне? Империя доживала свои последние дни, они терпели поражение за поражением. Деньги? С войной на черном рынке ситуация была не очень хорошей, глэмор удавалось доставать только поддельный, но денег от обмена чар ей хватало, а скудной пайкой, которую давали на фабрике было невозможно прокормиться. Возможно, ей двигало желание быть как все? Затеряться в толпе обезображенных тяжелым трудом и лишениями женщин, разделить с ними общий труд и общую боль. Возможно, ощутить себя немного живой. Пусть она чувствовала голод и холод, но внутри она ощущала все ту же пустоту, что и в своем мире, колодец с черной водой, которая не способна никого спасти, не способна никого напоить, потому что несет в себе яд прошлых обид и многолетней ненависти.
Без Феи стало одновременно и сложнее и проще. Не нужно было выслушивать ее причитания, да и защищать и скрывать иностранку тоже. А еще не нужно было терпеть настороженный взгляд. Фея хвалила ее облик в глэморе, называя фарфоровой куколкой. Но она знала, что фарфор скрывает под собой. В тоже время Кучисаке привыкла к ее обществу, привыкла помогать женщине, обладавшей поистине мистическим даром попадать в разного рода истории. Привыкла к красивым сказкам и теплому мелодичному голосу. И еще иллюзии того, что она кому-то нужна.
В Хиросиме, как оказалось, тоже был человек, которому она оказалась нужна. К ней прибилась тощая шестнадцатилетняя сирота по имени Манами, которая называла ее старшей сестренкой. Кучисаке не понимала почему? Она держалась от всех фабричных рабочих отстраненно. Она говорила, что  ее муж погиб в битве за Окинаву, а дети при бомбежке Токио. И что мир ее отныне обрушился, вместе с их домом. Ей поверили. У многих были схожие истории. Кто-то пытался утешить ее, кто-то предпочитал не беспокоить. Только Манами, потерявшая всех, считала, что ее общество делает Кучисаке менее одинокой. Она не прогоняла девчонку, даже пару раз брала с собой в поход за лекарственными травами, сбор которых помогал меньше кашлять от угольной пыли.
Может, Манами прониклась к ней такими чувствами, когда Кучисаке разделила с ней в столовой тарелку супа? Неловкая девушка разлила свою и могла остаться голодной, если бы не помощь фейбла. Может, ей понравилось то, что хоть кто-то проявил к ней доброту впервые за долгое время? 
В тот августовский вечер Манами как верная собачонка бежала рядом с ней. Небо было черно от туч, в воздухе стоял аромат дождя. Девчонка считала своим долгом провожать старшую сестренку до ее дома, чего Кучисаке строжайше велела ей не делать, ведь одинокой девушке так просто попасть в беду. Что и случилось.
Когда четверо мужчин окружили их, сально улыбаясь, Кучисаке поняла, что намеренья у них были отнюдь не благовидные. Один из бандитов схватил перепуганную Манами, но фейбл была быстрее. Она достала из рукава короткий нож-симпу и вонзила мужчине в руку. Он закричал и ослабил хватку. Кучисаке толкнула девчонку и велела ей бежать так далеко как сможет и не оглядываться. Друзья раненого схватили женщину, а одному из них удалось выхватить ее нож. Кучисаке ничего не стоило отбиться от них и убежать, но она притворилась слабой, чтобы усыпить их бдительность.
Как Кучисаке и рассчитывала, бандиты затащили ее в узкий проулок, заканчивающийся тупиком. Подальше от чужих глаз, где никто не увидит и не услышит. Идеально. Только вот идеально для нее. Ей нужны были чары, поскольку глэмор заканчивался. Недавно она поняла, что чары можно добыть не только из страха, но и из крови своих жертв.
Бандит прижал ее к стене резким ударом. Ей полагалось изобразить испуг, но на этот раз она не стала скрывать своих истинных чувств. В ее глазах отчетливо читалось презрение.
- Ты посмела ранить Макото, дерзкая девка. Разве так подобает вести себя ямато-надэсико?
- Ямато-надэсико подобает стойко переносить все тяготы и лишения вместе с мужем, что проливает кровь за родину, - тон ее голоса был спокоен, словно она излагала прописную истину, а не слова пропаганды. Впрочем, когда-то она свято верила в это. – Ямато-надэсико должна всегда быть готова вступить в бой, чтобы защитить свое отечество или собственное целомудрие. Так чем я согрешила, ранив отброса, что слоняется по городу вместо того, чтобы умирать за Императора?
Ее слова им не понравились. Макото зло цыкнул на нее, прижимая к себе раненую руку.
- Накажи ее, Рэцаси-сан. Оскорбив меня, она оскорбила нас всех.
- И то верно, - Рэцаси прижал ее к стене еще сильнее и оскалил свои гнилые зубы, обдав Кучисаке смрадным дыханием. – Сначала ты послужишь нам всем развлечением, женщина. А потом заплатишь за свое преступление кровью. Рана за рану. Пожалуй, - холодное лезвие симпу коснулось ее щеки. – Я оставлю рану на твоем личике. Потаскуха.
На миг Кучисаке показалось, что перед ее глазами вспыхнула молния и ослепила ее. Дремавшая до этого черная ярость забурлила в ней как гневная горная река, что беспощадна к неосторожным путникам, осмелившимся перейти ее вброд. Она заклокотала в женщине и наполнила все ее существо. Ей стало наплевать на чары. На осторожность. На возможное наказание. Холод стали у ее щеки. Холодный лунный свет. И первый надрез, что превратил любящую жену и мать в чудовище…
Ее глаза расширились. Кучисаке схватила Рэцаси за руку, в которой он держал ее нож, и сжала со всей силы фейбла. Послышался хруст ломающихся костей. Бандит сдавленно охнул, а она нечеловечески быстро выхватила нож из ослабевших пальцев. На миг ее лицо было скрыто рукавом. Когда она открыла его, то приняла истинный облик.
- Красива ли я? – спросила она хриплым голосом, что даровала ей Изанами, обнажая большие и острые зубы.
Рэцаси  закричал, но его крик оборвали отвратительные булькающие звуки. Кучисаке вонзила ему нож прямо в горло. Ее обдало теплой кровью.
Подельники Рэцаси бросились бежать. Но их попытки были тщетны – она была быстрее обычного человека. Несколько движений и вот уже два бьющихся в агонии тела рухнули в грязь. Макото она оставила напоследок. Он визжал как свинья, которую вот-вот должны зарезать. Что было правдой. Кучисаке даже улыбнулась столь ироничному сравнению, а после резко прыгнула и повалила мужчину на землю, повернула на спину и уселась сверху. 
- Так ли ты желал развлечься, Макото-сан? - она произнесла уважительный суффикс с откровенной издевкой.
- П… пощади! – взвизгнул мужчина.
- Ответь на мой вопрос правильно, Макото-сан. Тогда ты будешь жить.
- Все… все что угодно!
- Я красивая? – спросила Кучисаке-онна, а ее челюсть с отвратительным звуком опустилась ниже, делая изуродованный рот еще больше.
- Да! Да! Красивая! Красивая!
- Неправильный ответ, Макото-сан, - она поднесла лезвие к уголку рта грабителя. – Но тут нет твоей вины. На мой вопрос нет правильного ответа. А теперь лежи смирно.
Она просунула нож в рот Макото. А после начала резать его щеку мучительно медленно, упиваясь страданием жертвы, захлебывающейся собственными воплями и кровью.
А после он не увидела, нет, скорее почувствовала, что за ними кто-то наблюдает. Она подняла глаза и увидела старомодно одетого мужчину в потрепанном хаори. Она не желала вреда случайному свидетелю. Но не могла оставить его в живых.
Кучисаке бросилась к мужчине с окровавленным ножом, метя в горло.

Отредактировано Kuchisake onna (2019-06-10 22:16:23)

+2

3

Годы Второй войны. Этот период был сложный для Микия и его оммедзи. Из за тяжелых времен активность существ стала побольше, а также и людям стало сложнее жить, от того они стали агрессивнее настроены. Путешествовать Шимидзу нравилось, всячески помогать людям, но последнее время путникам были не рады в разных городах и настроение населения было отрицательное. Люди часто предвзято относились, иногда прогоняли и даже нападали на путешественников, но свою работу делать нужно было. Группа шнырялась ловя и успокаивая оголтелых существ. Заработать денег на еду было очень сложно. Потому обычно кто-то за ранее охотился или рыбачил запасаясь едой, а другой в этот момент знакомился с населением, выслушивал слухи о существах и о проблемах в целом. За последнее дело оммедзи и его помощнику удалось получить небольшую финансовую награду.
Путники шли куда глаза глядели и оказались возле Хирасимы. Уже был вечер и колдун начал готовиться к ночлегу, Микия же решил закупить еды или хоть какую-то одежку на заработанные кровные. Странники были одеты в уже изрядно потрепанную одежду. На демоне поверх было изношенное хаори, уже зашитое несколько раз от дыр, мешковатые, серые штаны подвязанные веревкой на поясе и у стоп, на ногах потертые гэта. Длинные волосы были заплетены в хвост, на спине висела импровизированная сумка из мешка, на которой была маска они, полутораметровый меч одати. Время уже убежало вперед, нужно было как-то менять имидж.
И вот они брел по улицам города пытаясь найти магазин в такое непростое время. Вечер, так еще и Мировая война. Люд вокруг был серым и поникшим, так еще и погода подгадала. Отвлекать местных не хотелось. По этому поиски шли своими силами. Микия шел оглядываясь, пока не завернув за угол, где в него влетела несущаяся, напуганная девочка. Девчушка была вся в слезах, а увидев длинный клинок за спиной случайного прохожего, малышка, сквозь истерику, промычала случившееся. Ронин сел на колено, вытирая слезы плачущей. Он пообещал, что пойдет и поможет ее “оне-чан”, а самой девочке следует послушаться словам старшей сестры и идти домой. Минами показала пальцем и объяснила куда идти. Ронин встал и побежал на место. Микия никого не нашел на указанной точке, но ему улыбнулась удача, подав знак в виде крика из за угла, в тупике. Мужчина подошел к краю и увидел “картину маслом”. Оне-чан оказалась не лыкам шыта. Фейбл. Да еще какой "прекрасный". Хотя сам Микия считал что девушка онрё. Немудрено, что она и сама справлялась. Когда расправа свершилась, Микия решил выйти и оповестить, что с Минами все в порядке, хоть даже имен девушек они не знал, не спросил. Все бы ничего, но Кучисаке увидела угрозу и в случайно оказавшемся тут ронине и тоже прыгнула на него. Ронин не хотел зла или еще больше разозлить девушку, доставая клинок из ножен, хотя из за спины достать такую махину времени не было, учитывая как быстро летела нападающая. Все дело происходило в пределах закрытого переулка, но даже учитывая это они решил не принимать свой истинный облик, считая что он только еще больше напугает "Харизматичную улыбку". Ведь Шимидзу как ни как, сам черт, бес местной мифологии. Потому демон решил поймать кисть с ножом Кучисаке голой рукой. Пусть клинок и проткнет ладонь насквозь, но этой же рукой удастся сжать кисть обидчика не давая двигаться и навредить лезвием больше, к тому же нож застрявший в ладони девушке уже не получится перехватить второй рукой. Так Микия и поступил, хватая руку девушки с ножом вопреки самосохранению, второй же рукой они потянулся схватить противоположную руку нападающей.
- Стоять! - Выкрикнул черт девушке.
Демоническая сила должна была помочь совладать с напавшим существом. Единственное, скорость...

Отредактировано Mikiya Shimizu (2019-05-18 06:42:48)

+1

4

[icon]http://s3.uploads.ru/SpYh2.jpg[/icon][status]In the muddy water we're falling[/status]
Она метила в горло мужчины со всей силы. Но он сделал то, что она ожидала меньше всего – подставил ладонь под нож. Лезвие симпу вошло в плоть почти по рукоятку. Но вопреки здравому смыслу, пальцы жертвы сомкнулись на ее руке. Другой рукой он схватил ее вторую руку за запястье и сжал мертвой хваткой.
Тогда Кучисаке испытала то, что не испытывала давно, но постоянно дарила другим. Этим чувством был страх. Она почти забыла, как от него холодеет внутри, как по телу идет дрожь и как оно, скованное, парализованное, не может двинуться. Страх охватил ее, заставляя смотреть на свою несостоявшуюся жертву расширившимися от ужаса глазами.
Кто он такой? Что он такое? Как он может держать ее за руки так, словно она обычная слабая женщина, а не фейбл с силой онре? Что он теперь сделает с ней? Она показала свое намеренье, показала, что она опасна. Он должен убить ее, на его месте она поступила бы также. Но мужчина медлил и на его лице Кучисаке  не заметила ни следа гнева. И желание убивать от него тоже не исходило.
Страх отступил. Разум Кучисаке пришел в спокойствие как вода, по которой перестали ходить круги от брошенного камня. Использовать ауру ужаса? Но что если он лишь крепче сожмет ее руки, парализованный страхом? Что же тогда? Кучисаке внимательно присмотрелась к мужчине. Одежда была явно не этой эпохи. Может, он тоже фейбл? Или ёкай? А может божество? От него исходила сила, но понять ее природу Кучисаке не могла.  А вот одати за спиной… любопытно, даже при ее жизни самураи уже почти не использовали его. Неужели это воин времен Токугавы Иэясу, «эпохи воюющих провинций»? Нет, нет, только одати не может говорить об этом. Возможно меч передавался из поколения в поколение и он был слишком хорош для простого бродяги.     
- Прошу вас, отпустите меня, - Кучисаке попыталась вложить в свою просьбу как можно больше мольбы. – Я не нападу на вас более, клянусь честью своего почившего отца, что был одним из достойнейших воинов бусидо.  Они пожелали причинить мне вред, а  я, как достойная дочь своего отца,  должна была сделать все, чтобы защитить свою честь, - она решила не говорить про Манами и попробовать воззвать к чувству долга мужчины.
Пусть ее муж заставил ее разуверится в самураях, да и в мужчинах как таковых, она должна была хотя бы попытаться. Если он ослабит хватку, то у нее появится крошечный шанс сбежать.

Отредактировано Kuchisake onna (2019-06-22 19:29:31)

+1

5

Поймать руки таки удалось. Настиг момент спокойствия и тишины. Кисть руки пока сильно не болела. Адреналин. А теплая, красная кровь стала растекаться по предплечьям обоих. Смотря в глаза девушке Микия чувствовал, что сейчас она точно думает о сложившейся ситуации. Ну, очевидно же! Шимидзу только надеялся, что та не будет ухудшать и они потихоньку разойдуться. Как только Девушка стала молить о том чтобы ее опустили, они как-то с опаской стал смотреть на девушку, учитывая ее рот. Выглядело это экзотично. Чудовище умоляет, чтобы ее отпустили, одной рукой держа клинок, что пронзил тебе ладонь. И хорошо что только ладонь. Ситуация была абсурдная, словно масло кинуть в чай, а потом пить - этакий садизм. Да что уж там, Мазохизм! Во всяком случае, давала клятву, что более не нападет. Ронин доверился девушке и разжал хватку рук, правую руку совсем опустил по швам, а проткнутую левую так и держал, ожидая, когда симпу достанут.
- Я встретил девочку бегущую в слезах, которая просила помощи. На ее сестру напали бандиты. Я пообещал помочь, а с девочкой договорился, что она побежит домой, куда велела ей идти сестра.
Микия посмотрел на тела троицы в переулке.
- Я так понимаю я вас спешил спасать… Вы тут сами справились.
Они не одобрял убийства людей. оправдывало Кучисаке только, то что она совершала убийства на эмоциях, а может у нее и не было другого выхода.
- Госпожа, меня здесь не было раньше. Не расскажите, что тут произошло? И что теперь с телами делать собираетесь?

Отредактировано Mikiya Shimizu (2019-06-19 16:16:18)

+1

6

[icon]http://s3.uploads.ru/SpYh2.jpg[/icon][status]In the muddy water we're falling[/status]
Мужчина отпустил ее руки, но по-прежнему загораживал ей дорогу. Более того, ждал от нее каких-то объяснений. А вопрос про тела и вовсе изумил ее. На несколько секунд Кучисаке даже потеряла речи. Что же он за существо такое? Спокойно смотрит на трупы и совершенно не боится ее лица. Она заметила в его глазах опаску, но не более. Он хочет, чтобы она рассказала, что здесь произошло. Хорошо, она исполнит его волю.
- Девочка…  С ней все в порядке? – Кучисаке изобразила тревогу явно большую, чем испытывала. – Бедное дитя, она так испугалась. Мы мирно шли по улице, когда эти недостойные люди решили, что мы легкая добыча. Один из них, вот этот – она указала на корчившегося на земле Макото, - он схватил ее и я его ранила. Что мне еще оставалось? – она посмотрела прямо на мужчину. – Она невинное, чистое дитя. Она даже не знает, кто я на самом деле. Да и как я ей об этом сказала бы… Чтобы защитить девочку, я дала себя схватить. Я не сопротивлялась, чтобы дать ей время убежать. Я… я хотела убежать, - Кучисаке обхватила себя руками, ее хриплый отвратительный голос дрожал. – Но их главарь обещал порезать мне лицо. Мне… лицо… во второй раз, - она прижалась к стене, теперь дрожа всем телом.
Кучисаке уже не знала, играет она или в самом деле переживает. Скорее то и другое.
- Память о дне моей смерти вернулась. Страшной, страшной смерти. Когда человек, которого я любила, сделал это со мной, поверив больше лживым слухам, чем мне. Как он резал губы, что вчера целовал, щеки, что вчера гладил, - Кучисаке словно не было сейчас на улице, ее разум был далеко в прошлом. - А дальше как пелена перед глазами, господин. Я защищалась. Я не могла, - Кучисаке снизила голос до шепота. – Я не могла, не могла допустить, чтобы со мной снова сделали такое. Я защищала себя. Защищала девочку, что зовет меня сестрой. Потому что больше некому нас защитить, некому! – она вновь посмотрела на невольного свидетеля своими нездоровыми, мутными глазами. – Так что мне еще оставалось?

Отредактировано Kuchisake onna (2019-06-22 19:29:44)

+1

7

Микия все с опаской смотрел на Кучисаке. Оправдывалась она убедительно и подробно, но это было незачем, ронину хватило и клятвы что ему дали в самом начале. А сейчас это все вызывало по большей части осторожность и лишнее ненужное недоверие. По крайней мере симпу так из руки и не достали, приходится терпеть и наблюдать да выслушивать.
- Госпожа, я вам верю. Я же сказал. Объясняйте в процессе или потом после того как разберетесь. Если сейчас сюда кто-нибудь заглянет проблем огребем.
Шимидзу уже открыто показал пальцем на клинок у него в руке, пытаясь поторопить напуганное, растерявшееся существо.
- Девочка побежала дальше. Я попросил ее бежать туда куда вы ей велели. Я не знаю что с ней сейчас. Следует поторопиться и хотя бы замести следы, что это не вы. Принять вам человеческий облик и убежать отсюда. Вы меня поняли? - Вкратце описал сложившуюся ситуацию они, пытаясь прекратить лишний театр, ну или смотреть да слушать его параллельно делу. Спрятать тела, сжечь улики, да что угодно! Лишь бы сюда еще не успела заглянуть лишняя пара глаз. Свидетели ни к чему. Лишняя морока только будет с ними. Как-то вырубить, напоить, усыпить. Сделать что угодно лишь бы тот посчитал это своим разыгравшимся воображением. И ладно бы так! Микия не знал какие методы могли бы прийти в голову Кучисаке, учитывая что она убила вместо того чтобы вырубить. И это сильно волновало демона. Не хотелось быть причастным к избиению мирных жителей.

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » What you'll see is the worst me, not the last of my kind