Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Who's at the door?


Who's at the door?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Who's at the door?
https://funkyimg.com/i/2TQxF.png

1. Место действия
Америка, Нью-Йорк.
Академия Жасмин Дюпонт.
2. Время и погода
25.10.1999
Около восьми вечера. Дождь. +9
3. Действующие лица
Несколько NPC, включая: Адам Питерс, Жасмин Дюпонт, Генрих Соттер.
Фабиан Даркуотер, Дерек Хилл

История начала и конца. Как познакомились Дерек и Фабиан.

+3

2

https://funkyimg.com/i/2TRmW.png https://funkyimg.com/i/2TRmX.png

Мужчина был одет в идеальный брючный деловой костюм. В одной руке он держал зонт, а другой вёл за руку мальчика, но как-то даже не смотрел на него, хоть и заботился о его комфорте, держа его под зонтом. От тёмно-фиолетового автомобиля марки ламборджини они шли по оживлённой улице к зданию Академии Мадам Дюпонт. Серые стены фасада здания были в идеальном состоянии, каждое окно светилось чистотой. За каждым - идеально голубые занавески. В одном из окон мелькнула пожилая леди, глянула в их сторону и тут же занавесила шторы. Мистер Даркуотер глянул туда, а потом, аккурат перед витым забором, ведущим через небольшой парк к самой академии, приостановился и развернулся к сыну.
- Фабиан, - обратился он, чуть склонив голову, - ты понимаешь, что эта необходимость вытекла из твоего поведения.
Не вопрос, а утверждение. Как всегда. Уильям Даркуотер лучше всех всё знал.
- Какое-то время ты пробудешь здесь. Далее - как распорядится мистер Соттер. Вероятно, в лучшем случае, тебя возьмут учиться. В худшем - возьмут лечиться. Так или иначе, тебя не оставят без внимания. Мадам Дюпонт так же имеет право распоряжаться тобой. Любой человек, которого приставит к тебе мистер Соттер, сказав, что это - твой учитель, наставник, врач, старший. Не имеет значения титул. Важно то, что Соттер сделает всё, чтобы ты представлял из себя личность. По итогу, безусловно. О своей сестре можешь не беспокоиться. Она здорова. Она в порядке. Она с матерью. Всё, что должно тебя заботить - твоё обучение и эффективные способы получения пользы от процесса. Если ты планируешь успешно интегрироваться в семейное дело, то тебе необходимо обзавестись полезными связями. Когда с тобой закончат, я получу известие и заберу тебя. Пока же, ты обязан быть с мистером Соттером.
Даркуотер говорил спокойно, внятно, очень последовательно и создавалось ощущение, что он говорит совсем не с мальчиком четырнадцати лет, а со взрослым мужчиной. Он знал, что сын его понимает. Видел это в его глазах. Помолчав, он всё же позволил себе улыбнуться и погладил своего наследника по волосам, поправляя, заодно, тёмные вьющиеся кудри.
- Ты сможешь. Потому что ты - Даркуотер. А мы можем всё и...
Мимо них прошла другая женщина с мальчиком, на вид того же возраста, что и Фабиан. Она была достаточно красива, бодра, а возраст её можно было смело определить промежутком от 30 до всех 50. Одета была в белое платье и синее пальто, а её зонт был ярко-красным, как туфли, аксессуары, сумочка и шарф. Она подмигнула Даркуотеру-старшему, пока шла, чуть ближе притянув к себе Дерека. Старший Даркуотер улыбнулся ей и кивнул головой, снова вернув внимание сыну.
- Этот юноша тоже будет учиться с тобой.

Севилла чуть ускорила шаг и быстро прошла в здание, закрывая зонт. Их в большом и просторном, светлом холле никто не встретил.

В холле была лестница, аккурат перед входными дверьми. Слева взгромоздились четыре широких этажа полок с разными девичьими и женскими туфлями. Справа - такой же шкаф, но уже с однотипными тапочками. На нём значилось: для гостей.

Она сняла с себя пальто, затем сняла его с Дерека и повесила на крючки при входе, жестом показав мальчишке, мол, смени обувь на гостевую, проделав тоже самое. Женщина тяжело вздохнула, убирая копну карамельных волос пальцами назад. Мисс Шоу улыбнулась Дереку и ласково очертила ладонью его лицо.
- Малыш, я надеюсь, что ты не думаешь, что я тебя бросаю, - её губы чуть дрогнули и да, её глаза были красными после ночи в слезах и бессоннице. - Послушай меня, Дерек. Я очень, очень тебя люблю. Потому что мы команда. Мы всегда были вдвоём, да? Команда. Но ничего. Иногда нужно обращаться за помощью, правда?
Эти слова звучали как-то совсем не весело и она словно убеждала себя в том, что то, что она делает - правильно. Женщина обняла его очень крепко. Она любила своего сына больше всей жизни.
- Это многоголовое чудовище. Которое охотится на тебя, - зашептала она ему на ухо, - они прогонят его, поверь, малыш. И они сделают так, чтоб оно больше к тебе не приходило. И научат бороться с ним.
Севилла поцеловала его в висок, уткнувшись носом в его волосы, продолжая разговаривать с ним тихо.
- Я не могу прогнать его, Ди-Рекс, - как давно она не звала его так. - А мистер Соттер и мадам Дюпонт могут. Пожалуйста, слушайся их и учись, внимательно всё слушай, делай, что скажут.
Женщина отодвинулась, заглядывая мальчику в глаза, опять огладив лицо и проглотив ком в горле. Её глаза опять были влажными. Она очень не хотела, чтобы Дерек оставался здесь, но у неё просто не было выбора.

В здание вошли и Даркуотеры. Уильям тоже разделся и переобулся, но сыну помогать не стал, а попытку мисс Шоу помочь своему сыну тут же пресёк жестом не грубым, но властным. Ведьма виновато улыбнулась. Он поглядел на её лицо. Вслух они ничего не говорили, но было нетрудно понять, что Севилла что-то передаёт тому в мыслях. Уильям покачал головой.
- Всё будет хорошо, мисс Шоу. Я уверен, что Дерек такой же способный молодой человек, как его мать и как Фабиан, - он вежливо улыбнулся и обернулся на Фабиана, коротко, чтоб тут же вернуть всё внимание собеседнице. - Соттер знает своё дело.
- Да. Я знаю, - она шмыгнула носом и покивала головой, утирая слёзы и уже улыбаясь. - Всё будет хорошо.

https://funkyimg.com/i/2TGV7.png https://funkyimg.com/i/2TGUM.png

В холл, наконец-то, чинно спустилась пожилая пара. Они не были любовниками, но смотрелись рядом чертовски хорошо. Соттер поддерживал женщину крайне галантно, та шла точно была дамой королевских кровей. Одеты они были точно два героя исторического кино: на ней однотонное фиолетово-чёрное платье викторианской эпохи с юбкой, что волнами струилась вниз, скрывая ноги по самые щиколотки, а на нём костюм тех же времён. Руки ведьмы в летах были скрыты перчатками до щиколотки. Оба статные, благородные, а мудрость в их глазах читалась столь глубокая, что смело можно было сказать, что эти два человека за свою жизнь повидали немало. Спустившись, они отошли друг от друга на шаг. Женщина осталась позади, а мужчина подошёл к отцу и матери. Первому руку пожал, другой поцеловал, затем окинул взглядом мальчишек.

- Полагаю, юный мистер Хилл и юный мистер Даркуотер? - спросил он, по-доброму улыбнувшись. - Будем знакомы. Генрих Соттер. Прекрасная дама за моей спиной - Мадам Жасмин Дюпонт.

Дюпонт чуть поклонилась, а после скрестила руки под грудью, глядя на мальчиков с интересом, лёгкой хитрецой в глазах. Она была кокетлива и красива сейчас и страшно было представить, какова она была в юности. Соттер же завёл руки за спину и вскинул голову чуть вверх. Он для своих лет был шустр и на них не выглядел точно. Улыбка не покидала его лица.
- Что же, полагаю, теперь вы, юноши, в моём распоряжении. Приглашаю вас пройти со мной наверх, - он взглядом указал в сторону лестницы. - Мы пообщаемся приватно.

- А я пообщаюсь с вашими родителями, - бархатный голос Дюпонт, вкупе с улыбкой, придал ей какой-то колоссальной значимости буквально за секунды и она пошла из холла налево.
Старший Даркуотер не раздумывая и не замедляясь ни на мгновение прошёл следом. Севилла же бросила взгляд на Дерека. "Я люблю тебя, Ди-Рекс," - прозвучало в голове Хилла. Женщина поспешила двинуться за Дюпонт. Соттер же, развернувшись на каблуках, пошёл вместе с юношами по лестнице вверх.

На первом пролёте было окно, а дальше лестниц было две и каждая уходила в разное крыло здания. Они пошли в левое, а в правом, из-за угла, выглянуло несколько маленьких девочек. Они с интересом пронаблюдали за процессией, Соттер же не обернулся к ним. Мужчина вывел их в очень длинный коридор с обилием дверей: это лишь с улицы здание казалось маленьким, на деле это была вполне себе вместительная школа, позволяющая разместить около двух сотен воспитанниц. Тёмно-синяя ковровая дорожка на каждый их шаг отзывалась тихим шорохом, который в гробовой тишине казался чрезвычайно громким. Соттер ничего не говорил. У одной из дверей он притормозил. На ней значилось: аудитория 206. Он открыл её и пропустил мальчиков вперёд.

Это действительно была аудитория. На стене висела доска со следами плохо стёртого мела, двухместные парты стояли в три ряда. Перед средним рядом стоял учительский стол, на котором лежало несколько книг, пара тетрадей да стоял стакан с ручками. В дальнем конце помещения стоял широкий шкаф с огромным количеством литературы. На стенах висели какие-то воистину фантасмагорические пейзажи мест весьма далёких от реальности: там было место и розовым деревьям, и красным, и малиновым, и зелёным небесам, и жуткой чёрной воде, из которой торчали сотни белых рук, издали казавшихся выпрыгивающими рыбами.

Соттер встал перед столом для преподавателя и сел на него, жестом показывая юношам на парту перед собой. Его явно не интересовало готовы ли юноши находиться так близко друг к другу или нет: это был первый "приказ", по факту. Молчаливый, но ёмкий.

- Присаживайтесь, - попросил он, - и каждый расскажите о себе. Всё, что я должен знать. Начиная с тебя, Фабиан. Потом расскажу о себе я. Если хотите, можете сами меня о чём-то спросить. В конце концов, нам с вами предстоит очень многое. И сегодня, и в будущем. И да, звать меня лучше исключительно Мистер Соттер. По крайней мере, пока я ваш учитель и врач, а не друг. Станем ли мы друзьями зависит только от вас.

+2

3

...Всё вокруг имело удивительную чёткость, до сего дня Фабиану неведомую. Очертания предметов были резки, свет казался удивительно ярким, настолько, что резал глаза. Всё, что видел мальчик, казалось, мгновенно отпечатывается где-то на сетчатке и уже никогда не изгладится из памяти. Голос отца всегда достаточно ровный и уверенный, сейчас почему-то тоже казался слишком громким. Может, все они правы и у него в голове действительно, что-то... ну... сломалось? Тогда, в этом случае, даже хорошо, что его выгнали из дому. Подальше от Алиссы. Вдруг он опасен? Или, ещё хуже, заразен? Да, тогда это хорошо, тогда... правильно.

- Да, отец. Я буду подчинятся этим людям. - Кивнул. Смотреть на отца старался спокойно ни чем не выдавая своего внутреннего смятения.

Впрочем, даже если бы он и захотел поделится чувствами, то наверное не сумел бы сделать это как следует. Мир чувств казался юному Даркуотеру странной, неизведанной страной, одной из тех стран-за-тёмным-лесом из детских книжек, где живут неизведанные звери на неизведанных дорожках и где очень легко потеряться.

- Могу ли я задать вопрос?... - Почти тут же осведомился  мальчик. Пауза между этой уточняющей просьбой и самим вопросом была минимальной. Её можно было считать достаточной для того, чтобы не получить наказания за невежливость, однако её не хватило бы, чтобы вопрос запретить. Кое чему в общении с отцом Фабиан научился. - От чего меня будут лечить если... обстоятельства сложатся не благоприятным образом? Чем по твоему мнению я болен?...

Слова о сестре впервые за весь разговор и весь путь сюда, коий по большей части прошёл в молчании заставили дёрнуться. Как-то разом волна не то дрожи ни то тика прошла по всему излишне тонкому телу. И так же неожиданно схлынула.

"Быть с матерью не означает быть в порядке". - Хотел ответить Фабиан, но ничего не сказал. Точнее, вместо этих опасных слов последовал новый вопрос:

- Алиссе позволят меня навещать?...

А ты будешь меня навещать?... - Этот вопрос не прозвучал нигде кроме мыслей мальчика. Традиционные слова о том, что Даркуотеры могут всё, не вызвали ничего кроме раздражения. С учётом его руки они звучали насмешкой. Отвернулся, чтобы скрыть злость, пользуясь возможностью сделал вид, что тоже глянул на окна, внимательно оглядел ворота.

Через минуту обратил внимание на женщину, которой любезно кивнул отец. Мальчик интересовал его мало. Сверстники обыкновенно представляли собой источник проблем и было в сущности совершенно неважно как они выглядят. А вот женщина... то как она смотрела на сына, то как она вела себя с ним... это вызвало зависть. Острую, горькую, злую. И мгновенно добавило причин невзлюбить свою будущую проблему.

- Мне нужно подружиться с этим... юношей, отец? Он... из уважаемой семьи?

В здании куда его ввели пахло правилами. И запретами. Да, правила и запреты имеют свой особый шлейф. Это некий неуловимый оттенок запаха, что-то среднее между ароматами лекарств, флёром духов женщин за пятьдесят и запахом пыли от старых книг, но в целом Фаб не смог бы описать этот запах. Он жил только в его голове.

Юношу, который тоже будет учиться с ним тем временем раздели и обняли. Совсем как маленького или как непоправимо больного. Может второе правда? Но на это непохоже. Похоже на то, что он слюнтяй, балованный маменькин сынок. Гадость. Губы Фабиана на мгновение презрительно скривились. От рук матушки этого чуда Фаб едва ли на шарахнулся как от проказы. Хорошо, что отец её остановил. Разделся и переобулся Би сам, правда всё-таки уронив при этом пальто, но всего один раз. Как оказалось сделал он всё это весьма вовремя, потому что за тем его и здравствуйте-я-живу-с-мамочкой, куда-то повели. Отец занятый разговором прощанием кажется не удостоил. Ну и ладно!

С виду обычный класс, но правилами здесь пахло только сильнее, а так же появился и новый запах, запах ловушки. Выслушав речь мужчины Фабиан сел, как ему и велели. А затем, услышав приказ рассказать о себе вежливо уточнил:

- Как именно мне надлежит узнать, что Вам необходимо знать обо мне, мистер Соттер, сэр?

[icon]https://pp.userapi.com/c850024/v850024567/14c7ca/b9rzTQ1FnCw.jpg[/icon][nick]Fabian Darkwater[/nick][status] The Lost[/status]

+2

4

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/6/15/bc9794051098cf6d5b2b6235b71b237d-full.jpg[/icon][nick]Derek Hill[/nick][status]Got fear from ear to ear[/status]
Серое небо, промозглый, дождливый денек. Безрадостный, как обстоятельства, которые все ж таки вынуждали. Но лучше уж так, чем их тень за каждой неприкрытой дверью. Чем их пугающе-ласковый шепот за каждым неразборчивым словом.

Они называли себя его лучшими друзьями. Но всякий раз пытаясь дотянуться до него во сне своими длинными призрачными руками, глотали жадно голодную слюну, и плотоядно щелкали зубами. Они хотели его себе. Его жизнь, его свет, его рассудок. Почему его? Дерек не знал. Но уж давно перерос тот возраст, чтобы верить их сладким речам и обманчиво-мягкому тону.

«Никто не полюбит тебя так искренне, как мы.»

«Мы – твоя единственная судьба. Мы – сама неизбежность!»

Задумался. Всего на секунду, но этого было достаточно, чтобы мама стянула с него мокрое пальто и приласкала, совсем как пухлощекого малыша. Но он-то уже давно не ребенок!

- Да, мам, - он смутился. В особенности после того, как она напомнила его детское прозвище. Ди-Рекс. И сразу вспомнилась коллекция игрушечных динозавров на полочке над кроватью малыша-Дерека. Одного, самого любимого, птеродактиля, не хватало. Потерялся во время прогулки. Почему так? Почему всегда теряются самые ценные вещи? – Со мной все будет хорошо. Ты не волнуйся за меня, я уже взрослый.

Севилла наклонилась к нему, и он обнял ее на прощание. Мама. Она так тяжело переживала эту разлуку. Но ее волнения можно было понять… Дерек же виду не подавал. Наоборот, он держался так бодро, насколько только мог после долгой дороги и бессонной ночи перед ней. В этой семье он привык быть единственным мужчиной, и чем старше становился, тем больше все сам заботился о матери. Хотя всегда оставался в ее глазах малышом-Дереком.

- Все так и будет, - отвечал ей тоже шепотом. – Они никогда не получат меня!

Ну вот и все. На этом пора попрощаться. Дерек заставил себя улыбнуться напоследок, а у нее глаза на мокром месте. Ну вот зачем она так? Ведь для него нет ничего хуже материнских слез. Он отвернулся, чтобы не видеть.

Они здесь, к слову, были не одни. Еще один мальчишка. На вид чуть младше его самого. Так интересно, с ним та же беда?.. Или что еще могло вынудить его родителей отправить его в интернат?.. В любом случае, Дереку было любопытно познакомиться с ним в отдельности от взрослых. Было. До того момента, как тот не заговорил.

Мальчишка обращался к отцу вроде как и не громко, но достаточно, чтобы Дерек услышал. Что это? Брезгливость? Пренебрежение? Будто он замарашка какая на фоне благородных лордов. Не достаточно хороши, значит. Не слишком уважаемы… Тьфу ты. Дерек аж насупился. Но ничего в слух не сказал. Он попросту потерял всякий интерес к этому напыщенному задаваке. И молча проследовал за вверх по лестнице за Соттером.

Здесь все было таким, как он себе и представлял. Старомодным, скучным, словно застрявшем в прошлом веке. Таким он видел это место на старых маминых фотографиях и, видимо, с тех пор так ничего не поменялось. Даже ковры – Дерек как следует попробовал ногой ворс из любопытства. Да, он так и знал, что они будут скрадывать топот. Все, видите ли, чтоб не шумели! Когда Соттер остановился напротив аудитории, Дерек немного помедлил.

- Не нужно. – тихо сказал он, и медленно повернул голову в сторону Фабиана. – Дружить со мной. В этом совершенно нет необходимости.

Он говорил это без злобы и совершенно пресным тоном. Но за его словами явно звучала обида… Нет, не так. Он чувствовал себя оскобленным. Хоть виду и не подавал. Вот это ближе к истине. Юноша первым прошел в аудиторию, и сразу же обратил внимание на картины. Они напоминали ему кошмары, в которых многоликое чудовище зовет его, и тянет к нему руки. Какой-то психоделический бред… Дерек понял, что нужно сесть, только когда Фабиан уже занял свое место. И, виновато поглядев на мистера Соттера, тут же опустился на соседний стул.

Он был готов поведать все, что необходимо. Все самое главное, ну, они с мамой говорили об этом. Но только его сосед медлил. Все тянул кота за… то, что у котов там тянется. И Дерек нарочито томно подался назад, на спинку стула.

- Если хотите, мистер Соттер, я могу начать. Подам пример, - Дерек невинно пожал плечами и перевел взгляд, полный напускного энтузиазма, на Фабиана. – Как старший товарищ – младшему.

+2

5

Генрих посмотрел сначала на Фабиана, а потом на Дерека. Его взгляд можно было назвать не то чтобы тяжёлым, нет, скорее очень внимательным и заинтересованным. Как будто он уже услышал от каждого что-то очень важное. Помолчав, он улыбнулся, приятно и вежливо, как добрый учитель. Мужчина поправил воротник своего пиджака и всплеснул руками.
- Надо же, первый раз это вызывает какие-то трудности у одних, - он посмотрел на Фабиана, - а у других желание продемонстрировать своё превосходство хоть в такой мелочи, как эта.
Соттер неприкрыто пожурил обоих, тяжело вздохнув после. Сначала он обратился к Даркуотеру.
- Я хочу узнать, Фабиан, как вы живёте. Чем интересуетесь. Что в каждом из вас особенного. О чём мечтаете, чем дорожите. Что вас пугает. Хочу узнать что делает тебя тобой. Помимо твоего имени, фамилии и твоего отца. Плохо то, что ты сам не можешь дойти до каких-то мыслей, пока тебя не ткнут в них носом, но твоя покорность и готовность выполнить то, что от тебя требуется, заслуживает похвалы... но всегда нужно думать, кто выдаёт тебе указания, - он перевёл взгляд на Дерека. - Возраст - это не показатель, Дерек. Старшинство необходимо заслужить. Меня радует твоя амбициозность... но амбиции могут завести тебя в такие дебри, что, в итоге, ты из них не выберешься.
Мужчина снова улыбнулся.
- Я прошу ещё раз. Расскажите о себе то, что считаете нужным. Иначе с мёртвой точки мы с вами не сдвинемся, а мы должны многое сегодня сделать. Так уж вышло, что каждый из вас... несколько не похож на всех остальных детей. И каждому из вас выпала честь стать частью чего-то очень важного, стать на путь великих людей, практически хозяев всего мира. Увы, ступить на этот путь без должной подготовки будет невозможно. Из того, что будет происходить сегодня, каждый из вас вынесет свои уроки...но, представляете, если вы оба будете вести себя так, как уже повели, я просто верну вас родителям. Твой отец, Фабиан, будет недоволен, а твоя мать, Дерек, будет очень расстроена. Потому что они хотели, чтобы я сделал из вас достойных, сильных и умных мужчин, а не размазывал объяснения, как пресную и холодную овсянку по тарелке.
Он задумался.
- Будете каждое утро в течение недели есть овсянку. В наказание.

[icon]https://funkyimg.com/i/2TGV7.png[/icon][nick]Heinrich Sotter[/nick][status]New World[/status]

+2

6

Фабиан обернулся к Дереку с улыбкой, будто бы вовсе не слышал его фразу про дружбу, хотя... чего греха таить - было стыдно, что его услышали. Было гадко от осознания того, что он снова разрушил отношения с кем-то на этот раз, вот смешно, не дав им даже начаться. Почему он стал таким и помогут ли с этим справиться здесь? Ох вряд ли.

- Благодарю, Дерек, после подробных объяснений мистера Соттера я справлюсь с задачей сам, но я благодарен за твоё предложение помочь мне и уверяю, что когда ты столкнёшься с трудностями я так же не откажу тебе в помощи.

О, это было давним развлечением играть с дураками вот так, оставаясь безукоризненно вежливым не нарушая никаких известных правил этикета. Печалило только то, что такую издёвку понимали далеко не все. Вот странный учитель по всей видимости счёл, что у Фабиана действительно трудности с тем, чтобы рассказать о себе, хотя мальчишка всего лишь указывал ему на то, что не готов раскрыть душу перед тем, кого видит всего пять минут... что ж, второй раунд, господа присяжные.

Мальчишка снова обернулся к учителю.

- Что делает меня мной, мистер Соттер? Хороший вопрос и ответ от него во многом зависит от точки зрения. С точки зрения общества мной меня делает именно имя моего отца и его социальный статус. С точки зрения медиков именно мной делает меня мой физический изъян, группа крови, рост, вес... с точки зрения полиции мной сделают меня отпечатки пальцев и днк. - Юноша улыбался. - Если пойти дальше то мы выясним что мной меня сделали прежде всего спермотазоид и яйцеклетка и тоже будем правы. Мне было бы интересно услышать, что делает меня мной с точки зрения пожилого уставшего учителя видевшего сотни мальчишек на своём пути... Вероятно излишне громкий голос, моя дерзость... что ещё? Излишне дорогая одежда может быть.

Он ни сводил взгляда с учителя глядя ему прямо в глаза.

- Что делает меня с моей точки зрения? Мои мысли. Мой разум прежде всего. Я живу тем, что стремлюсь отточить его. Довести до совершенства свои знания во всех интересующих меня областях и превзойти известных на данный момент учёных, чтобы сделать мир лучше. Что же до моих мыслей, то к ним я допускаю лишь друзей. А исходя из ваших слов пока я должен называть вас мистер Соттер, сэр, я не могу считать вас другом. О чём разумеется сожалею.

Снова улыбка.

- Не переживайте о состоянии моего отца, прошу Вас, он в любом случае будет разочарован. Ведь его делает им прежде всего тот факт, что он не любит бракованное. С моей точки зрения, разумеется.

Фабиан снова сел давая понять, что закончил ответ, но все же добавил.

- И, я не могу быть наказан завтраком из овсянки сэр. Простите что приходится утруждать вас выбором более изощрённой экзикуции, однако дело в том, что я люблю есть овсянку. Особенно с орехами и мёдом.

+2

7

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/6/15/bc9794051098cf6d5b2b6235b71b237d-full.jpg[/icon][nick]Derek Hill[/nick][status]Got fear from ear to ear[/status]Ну, в принципе, да. Так оно и должно было произойти. Дерек так и знал, что Соттер не станет поощрять его выходку. Точнее сказать, осознание к нему пришло постфактум. Когда учитель уже осадил его перед Фабианом. Ну и поделом! Он не расстроился, но для приличия опустил глаза, изобразив при этом самый благопристойный вид, на какой только была способна его выразительная мимика. Он как бы бессловесно пытался сказать, мол, признаю свою вину, меру, степень, глубину. В слух, правда, говорил следующее:

- Вы правы, мистер Соттер. Мое ребячество было совершенно неуместным. Прошу меня простить, Фабиан, - он повернулся на соседа. Извинения дались легко. Они буквально ничего ему не стоили. По правде говоря, Дерек навряд ли стал бы извиняться за такую мелочь сам, если б ему не указали на оплошность. Но как говорят, есть только один шанс произвести первое впечатление. А Дерек очень не хотел бы все по дурости испортить. Он знал, что этот Генрих Соттер – строгий и влиятельный человек. Вон, даже наказание уже для них придумал. Холодная овсянка. Вот интересно, они там специально проследят, чтоб каша была необходимой для воспитательного процесса температуры? Дерек об этом подумал, и усмехнулся про себя. Озвучивать, конечно же, не стал. Потому как имел понимание о том, что говорить можно, а чего не стоит.

Юный Хилл вновь откинулся на спинку стула, уступая право первенства своему соседу. Когда же Фабиан заговорил… Дерек уставился на него, едва скрывая удивление во взгляде. Ему даже с высоты своих юных лет было совершенно очевидно, что Фабиан рассуждает какими-то странными, обезличенными категориями. От его речи складывалось впечатление, будто он вовсе не ощущает собственное «я». Оттого и не может дать четкого ответа на, казалось бы, простейшие вопросы. Слушая его, Дерек медленно – нет, вот действительно очень медленно и показательно переводил взгляд с него, на мистера учителя. Он сам того не замечал, но на лице его в данный момент читалось множество невысказанных вопросов.

- Так, что. Моя очередь, - Дерек прочистил горло спустя некоторую паузу. Когда уже был твердо уверен, что его соседу больше нечего сказать. – Я сразу опущу общеизвестную информацию. О том, кто моя мать, о сперматозоидах и яйцеклетках… Я – школьник. Я учусь. И занимаюсь спортом. Мне нравится плавание. И состою в школьной редколлегии, главный редактор. Мы делаем стенгазету о жизни школы, о крупных событиях в городе, о последних интересных достижениях в науке. Большинство моих сверстников мало интересуются всем этим, и получают информацию именно через нас. Мы, можно сказать, лидеры общественного мнения, - тут мальчик усмехнулся, - Но только локальные. У нас ограниченная сфера влияния.

Дерек потер переносицу. Все, что он говорил пока носило откровенно нейтральный характер.

- Хотя, как мне кажется, журналистика – не мое. Я мечтаю стать доктором. Может, биологом… мне по душе естественные науки…

Расскажи им, Дерек! – прозвенел в голове подбадривающий мамин голос.

Расскажи все то, ради чего пришел!

- Я… Я, честно говоря, понятия не имею, чего во мне такого особенного, - он облизнул пересохшие губы. Впервые за их небольшой разговор Дерек демонстрировал свои подлинные эмоции. И сейчас, надо сказать, ему было весьма некомфортно. – Но меня преследуют. Постоянно. С самого моего детства... Я называю их многоголовым чудовищем. Хах, потому, что они – одно целое, и потому, что у них множество разных личностей. Они зовут меня. Почти каждую ночь. Хотят, чтобы я был с ними. Вот это, пожалуй, пугает меня больше всего. А. Ну и еще я недолюбливаю пауков и многоножек. Но в первую очередь все-таки Они.

+2


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Who's at the door?