Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Белая Невеста


Белая Невеста

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Белая Невеста
https://funkyimg.com/i/2TDon.png
... спи, жених, до лета.

1. Место действия
Англия, Лондон
Квартира Кэйли Уорд
2. Время и погода
12 апреля 2020, около часа дня.
0, лёгкий дождь
3. Действующие лица
Кэйли Уорд, Марджолайн Гриффит (Эмма Морриган).

После ужасного сна, открывшего ей страшную действительность, Кэйли просыпается.
...и именно сегодня в её дверь стучит человек, которого она меньше всего ожидала увидеть.

+1

2

И Кэйли проснулась в своей постели.

Было примерно четыре утра. На столе мигал экран сотового, а за окнами было еще темно. До рассвета оставалось примерно час. Тишина вокруг стояла гробовая, ничто не говорило о том, что случилось там, куда Уорд рвалась последнее время. Ничто, кроме широко распахнутых глаз, да мокрых дорожек слез, которые стекали по щекам девушки. Эти слезы уже умудрились  намочить подушку, впитываясь в ткань. Руки сжимали простынь, сильно смяв ее, скукожив в безобразные комки.
Кэйли не смела какое-то время шевелиться, будто не осознавала, где она. В голове все еще стояли картинки прошлого, водоворот событий и его эмоций. Грудь сдавило, и казалось, что Уорд прекратила дышать, безучастно смотря в потолок. Слова, слова, слова. Воспоминания, что показала Чарли – будущая Астральная королева, то, что происходит с Всадником, тот, кто это сделал, и то, как все исправить. Его жертва, его объятия.
Вот тут Кэйли прорвало – резко отпустила руками ткань, сама сжалась в комочек, дав волю своим эмоциям. Из горла вырвался полу рык, полу крик, такой вот, напоминавший раненного зверя – девушка обхватила колени ладонями, впилась в них ногтями, до боли закусывая губу – она была одна, поэтому могла позволить себе то, что не показывала никому. Слабость, бессилие, боль, страх и бесконечное горе. Его там мучают, его истязают, но он все равно хватался за нее, держал, пошел к ним, загораживая ее саму от бед. Уже не важно, почему тогда исчез, не важно – он отдал себя сущам за нее. А его почти уничтожили – десять лет сводили с ума, методично, жестоко, мерзко! Девушка плакала так же горько, как тогда, сжимаясь сильно-сильно, словно старалась исчезнуть, раствориться где-то. Долго лежала так, пока тело дрожало от слез, от того, как сейчас ей хотелось оказаться рядом с ним, как хотелось все исправить.

Когда сил почти не осталось, Уорд поднялась, невидяще прошла до комода, опускаясь перед нижним ящиком – волосы растрепанные, а лицо все зареванное, такое уставшее. Она в данном мгновении действительно была слабой, такой вот выпитой досуха всем тем, что случилось в Астрале и раньше. Дрожащими руками выдвинула ящик, доставая одну единственную вещь – его ту самую белую рубашку, рукава которой он в свое время закатал, попав к ней домой. Интересно, хватился ли он этой вещи, или не обратил внимания? Уорд аккуратно положила ее к себе на голые колени, провела рукой. Бездумно – вся влага уже закончилась, но девушка продолжала плакать, уже всхлипывая довольно нервно. На душе было как-то пусто, просто потому что ничего она в данный момент не могла. Не могла щелкнуть пальцами и найти Всадника, не могла призвать Сильвана. Да и эмоции захватили с головой, закружили и выплюнули в реальность.
Голова у нее была опущена, его запах давно выветрился, но одни воспоминания полностью сводили с ума, заставляли задерживать дыхание, просто хоть на мгновение ощущать себя ближе.

За окном становилось все светлее, а Кэйли так и не сдвинулась с места, только плечи подрагивали от невидимых слез. Мысли ворочались медленно, но все-таки стали приходить, копошиться, наползать. Уорд молча надела рубашку на себя, застегивая пуговицы, да освобождая волосы. Прошла в ванную, включая на автомате свет. От звука воды в раковине Кэйли вздрогнула, словно только сейчас осознала, где она. Принялась умываться, подставляя ладони под холодную струю. Закончив, кое-как приведя себя в порядок, вернулась в комнату, беря расческу и усаживаясь на кровать. Пока вела ею по волосам, думала. Размышляла, как поступить и за что хвататься в первую очередь. Заплела косу, все-таки успокаиваясь. Девушка еще подрагивала, а всхлипы нет-нет, да вырывались из груди. За окном стало светло, как-то слишком светло.
Кэйли встала, подойдя к телефону, включила экран, увидев, что какой-то магазин прислал оповещение. Время было половина восьмого – довольно рано, чтобы звонить кому-то, да и  перво-наперво нужно было сделать совершенно другое. Уорд уселась за стол, доставая блокнот и ручку, и принялась писать. Она записывала все, что запомнила из Астральных разговоров – взгляд сосредоточенный, серьезный. Один раз остановилась, вспоминая мельчайшие детали: Вычистить нутро от всех сущей, закрыть Астральную дверь, а затем и дверь в его нутро. У Творца нет голоса, нет отдельной сути, он в каждом и все мы выполняем его волю.
Пальцы сильнее сжали ручку, девушка замерла, чтобы, выдохнув, продолжить: Лилит вышла из Пустоты, многие вышли из нее и все обладают своими желаниями, стремлениями, личностями.
Отложила все это, захлопнув блокнот, посидела, приподняв ткань и уткнувшись в нее носом. Она справится, столько раз ей уже сказали, чтобы была сильной… и Кэйли будет. 

Рывком поднялась, вернувшись к комоду, и уверенными уже жестами принялась доставать джинсы, оделась, заправляя в них рубаху. Сейчас ничто и никто не мог заставить сменить верхнюю деталь гардероба на что-то другое. И плевать, как выглядит со стороны. Потом достала свой дорожный рюкзак, кинув на пол. Глаза зацепились за шкатулку. Снова захотелось плакать, вот только слез уже не было, девушка почувствовала острую боль и тяжесть в груди. Провела рукой по поверхности, пальцами нащупав маленькую ручку. Завела. Когда появилась птичка под безумно красивую мелодию, кихирет опустила голову на поверхность комода, прикрыв глаза. Она будет сильной, она будет такой сильной, что вытащит Смерть, не бросит, не оставит, потому что ее любовь именно такая. Прилипчивая и способная свернуть горы.
Мелодия закончилась, а шкатулка закрылась, но Кэйли продолжала еще какое-то время стоять. Просто стоять, потому что нужно успокоиться, нужно взять окончательно себя в руки и двигаться вперед.
Наконец, Уорд отлепилась от комода, вернулась к сотовому, набрала номер коллеги по работе, чтобы предупредить об отсутствии и попросить в долг до следующей зарплаты. Открестилась тем, что тетушке понадобилась сумма на операцию, и Кэйли едет во Францию, чтобы помочь несчастной и поддержать. Позвонила начальнице, чтобы взять отгул, объясняя все той же самой тетушкой. На часах было уже половина десятого. Казалось, время летело неимоверно быстро, и это пугало девушку. Слишком поддалась эмоциям, слишком.

Затем Уорд спустилась к Даррелу, у которого был выходной, объясняя ему, что ее не будет какое-то время, заняла еще немного суммы. Сама кихирет не обладала теми средствами, которые позволяли бы ей все бросить и уехать, да еще на неопределенное время. Дар похмыкал, поохал над тетушкой, хотя навряд-ли поверил, многозначительно поглядывая на рубашку. Но это не важно. Ничего неважно уже. Кэйли разбиралась так со всеми знакомыми, которые могли ее искать, или с которыми были какие-то договоренности, когда поднялась обратно в комнату. Она мимолетно позавтракала, понимая, что ей понадобятся силы. Теперь осталось два важных контакта, которых нужно было поставить в известность. Первое сообщение было таким: «Я знаю, как помочь Всаднику. Возвращаюсь в Париж. Кэйли», и отправилось прямиком Папе Римскому. Отхлебнула из кружки кофе.  Она должна была это сделать, просто должна, потому что, он мог помочь. Мало ли.
Второе сообщение было проще и предназначалось Чарли: «Меня не будет какое-то время. Не знаю, когда вернусь. Благословение действует примерно месяц, должно хватить. Прошу, береги себя, держись друзей и никогда не отчаивайся. С любовью, Кэйли».

Выдохнула, отставив напиток в сторону. Ну вот, осталось только собраться и найти попутчиков для поездки в Париж. Ей нужно быть там как можно быстрее – откладывать и ждать Кэйли не могла. Поэтому девушка принялась собирать вещи, складывать самое необходимое, быстрым шагом пересекая комнату – зарядка, блокнот и канцелярщина, одежда, что-то по мелочи и шкатулка, которую она аккуратно завернула в небольшой платок и положила к мягким вещам. Казалось, осталось совсем чуть-чуть, когда в дверь постучали.
Уорд замерла посреди комнаты и довольно сильного бардака – что-то отметалось, что-то добавлялось, на столе стояла кружка с кофе, надкусанный бутерброд. Кто мог прийти? Она никого не ждала, а все те, кого просила занять денег, уже скинули ей на карту. Даррел собирался вообще отправиться к своему парню, так что… Уорд растерянно прошла к входной двери, озадаченно нахмурив брови и открывая ее перед тем, кто стоял по другую сторону.

[icon]https://i.postimg.cc/0QZWyjPX/d9abb8dda00b50a589e.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status] Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

3

С Чарли ещё предстоял разговор. Серьёзный и как со взрослым уже. Она обещала рассказать ему всё и она расскажет, но сначала, пожалуй, лучше встретиться с Кэйли. Бесспорно, встреча с ней - не праздник, отнюдь, но... пожалуй, она переборщила. Признать это удалось не без помощи сына и того факта, что сестра... хотела спасти его. Хватит уже лелеять эти прошлые обиды, какими бы страшными они ни были. И глупыми тоже. Эмме не стоило так разрывать отношения с ней, не стоило говорить все те гадости, что наговорила в сердцах, не стоило прятаться. Все мы совершаем ошибки время от времени и эту необходимо было уже как-то исправить.

Белые сапоги, идеально сидящее серое платье, белое пальто, перчатки, зонт. Распущенные волосы, неброский макияж, жемчуг в ушах и на шее, сумка через плечо. Марджолайн умела себя преподнести элегантно и просто, без какой-то вычурности: просто аккуратно одетая женщина, не то чтоб не бросающаяся в глаза, но и не заставляющая всех подряд обернуться ей в след. Её в этом месте только, пожалуй, взглядами и проводили, потому что, видать, не привыкли, что кто-то приходит к ним в таком виде. Большая часть местных обитателей выглядели как подростки, даже если ими не являлись, а тут, здрасте-приехали, классическая дама такая.

Надо же, сколько раз она бывала в Лондоне и даже не знала, что сестра здесь. Не то чтоб она интересовалась, конечно, но, по правде говоря, удивительно, что они не столкнулись здесь. Адрес узнать - ерундовый вопрос, если работаешь в СФ, так что она уверенно поднялась по лестнице вверх, не менее уверенно прошла к нужной двери, а там вот уже пришла неуверенность и женщина замешкалась. Не чувство стыда, для него она уже слишком стала холодной, но какой-то вины, всё-таки, присутствовало. Захочет ли вообще Кэйли примирения? С другой стороны, она же пришла к её сыну. Значит, наверное, скорее захочет. Эмма занесла руку, чтобы постучать и прикрыла глаза, глубоко вздохнув. Наверное, так же себя чувствовала сама Кэйли, когда пришла к отцу тогда. Чужой, которая зачем-то врывается в жизнь к совершенно незнакомому человеку. Сейчас они были такими же незнакомцами, как они с отцом когда-то, однозначно. Сколько всего произошло, как их обеих жизнь потрепала, чем каждая живёт... это огромная пропасть, возможно настолько даже огромная, что переросла в разряд невосполнимых. Оставалось только надеяться на то, что попытка построить мостик через неё будет хоть мало-мальски полезной.

Постучала, наконец, открыв глаза. За дверью, чуть погодя, послышалось какое-то движение и её открыли. Сердце замерло и дыхание спёрло. Потребовалось снова закрыть глаза на мгновение, чтоб хоть как-то вздохнуть. Не верится, что вот оно, чудо из чудес, стоит перед ней Кэйли, такая же, как двадцать лет назад, ни на йоту не изменившаяся, практически. Открыла глаза и слабо вскинула уголки губ, окидывая её взором. Мужская рубашка и заплаканные глаза. Сразу заметно - ещё и собирается куда-то. Бардак вокруг. Что-то произошло и это что-то - важное, заставляющее сорваться и лететь куда-то, а тут она. Неловко получилось, вообще-то.

Эмма решила нарушить молчание первой.
- Мои протезы стали гораздо лучше, чем двадцать лет назад, - голос чуть дрогнул, а взгляд опустился вниз, - чудо современной техники. Они почти не скрипят и не затрудняют движения, но их приходится обновлять каждый месяц, чтобы они казались будто бы моими ногами.

Проще всего сказать что-то вот такое, чем сразу бросаться в оправдания, извинения, воспоминания, спрашивать как дела или вроде того. Она тряхнула зонтом, как-то нервно, а затем подняла взгляд, но так и не встретилась им с сестрой, глядя куда-то в сторону, как все виноватые люди. По крайней мере, она действительно выглядела виноватой, искренне совершенно.
- Я могу помочь тебе чем-то? - спросила она, сведя брови и сглотнув ком в горле. - Спасибо, что приглядела за Чарли. Он в порядке, завтра поедем домой. Но я вижу, что сейчас не в порядке ты.
Женщина заставила себя посмотреть сестре в глаза и вот это лишило её равновесия, сломало попытку обороняться, оградиться. Этот взгляд был слишком похож на тот, который она видела, когда пропал отец. Что бы там не случилось, это было слишком серьёзно, важно, а Кэйли была совсем одна с этим... до этого момента. Она выронила зонт из рук и протянула к сестре руки, обнимая. Такая же, абсолютно такая же, как когда пропал папа. Вот какой была Кэйли. А это значит, что, пожалуй, в какой-то степени, она всё-таки, может быть, и вовремя здесь. Отчасти. Совсем.
- Я была не права, - коротко признала Эмма, - я поступила как последняя сука.
Морриган прижала её покрепче. Нет, всё, пора заканчивать, пора однозначно заканчивать. Она не молодеет, а Кэйли сможет позаботиться о детях. Кэйли, в конце концов, то немногое, что осталось от того приятного прошлого, которое разрушилось о работу, о потерю отца. Кэйли, в конце концов, её сестра. Может быть, они не близки сейчас, но, видит Творец, ей стало действительно жаль, что она поступила так, как поступила. Это не вернуть назад, ничего не сделать со сказанным и не суждено ей было оказываться рядом с Кэйли, когда той, возможно, была нужна её поддержка. Но сейчас она здесь и она не собиралась открещиваться от сестры, видя, что той плохо.
- Я не прошу простить меня, но если я могу что-то сделать, то просто скажи мне, - Эмма отодвинулась, оставляя руки, скрытые кожаными перчатками, на хрупких девичьих плечах, которые, когда-то, были и у неё самой и на которых ей слишком много пришлось протащить в своё время. - Я могу достаточно много.
Точно спохватившись, она скользнула одной рукой во внутренний карман и достала удостоверение агента СФ, где значилось имя "Марджолайн Гриффит".
- Я могу достаточно много, - повторила Эмма. - Пусть из меня херовая сестра, агент я неплохой.

[icon]https://funkyimg.com/i/2TDR7.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Iron Lady[/status]

+1

4

Когда Кэйли увидела, кто стоял за дверью, то почувствовала как из легких с шумным таким выдохом выходит весь воздух. Земля кружится, вращается, где пол, где потолок, что вообще происходит? Пространство вокруг резко увеличилось, затем уменьшилось, а перед глазами поплясали, попрыгали много Эмм. Уорд на автомате схватилась за косяк, понимая, что совсем немного и просто свалится под ноги сестре. Сестре!
Сколько лет то прошло?! Пятнадцать, двадцать, больше или меньше? Сейчас Кэйли не смогла бы назвать ни одну дату, ни одну цифру. Видела только, что Эмма стала старше, гораздо старше. Перед взором все кружилось, вертелось, слабость навалилась такая, что еще немного, еще прям чуть-чуть. Она не замечала, что Эмма смотрит куда-то вбок, видела только какие-то элементы ее одежды, губ, глаз, рук в перчатках, волос. Губы что-то говорят. Про протезы, ага. Кэйли хватает ртом воздух, не в силах сказать ни слова. Слушает голос, отмечая, что он почти такой же, правда интонации другие, вроде. Или нет… сколько лет прошло, а ссора встала перед глазами острой болью, таким вот ножом, перерезающим взор.
И сейчас сестра стоит на пороге, просто сама пришла и появилась в жизни Кэйли. откуда узнала? От Чарли, от кого же еще… ох, как тяжело сосредоточиться, а ведь еще бы чуть-чуть и Эмма не застала бы Уорд. Еще бы каких-нибудь часа два.
- Ничего… - голос дрогнул, был слабым таким, - я… я мне было видение ведь…
Казалось, что Кэйли все-таки плачет, хотя глаза были сухими. Они болели, да, потому что ни один человек, и даже существо не способно столько часов подряд реветь. А потом ее обхватили, не давая девушке окончательно свалиться и упасть в свистопляску головокружения. Удержали. Уорд наконец вдохнула, схватилась за сестру как за спасательный круг, вцепилась так крепко, гораздо сильнее обычного человека.
- Ты жива, - глупо как-то пролепетала кихирет, хотя и так знала ответ. Всегда знала, - ты тут, и ты пришла, Эм.
Плечи подрагивали, а она просто поняла, что задыхается. Эмоции, эмоции, сколько же сейчас эмоций! Пожалуй, сестре, пришлось приложить некоторые силы, чтобы отодвинуться и посмотреть совершенно ошарашенной Кэйли в глаза. Девушка стояла из последних сил. Может помочь? Она пришла и говорит, что может помочь? Вот тут в сердце начала прорастать теплота, та, которая могла действительно благословить идти дальше, подогреть уверенность Уорд в том, что та справится. Помогать же своей семье должна была Кэйли, и ни разу наоборот. Не так много существ ей дарили помощь. Последней была  ведьмочка с Парижа, которую превратили в кровавые ошметки, и то скорее использовала кихирет. Темный культ. Кэйли поежилась от этого мимолетного воспоминания, а потом взглянула на документ…
- Марджолайн Гриффит, - как-то нервно прохрипела Кэйли, смотря и не веря глазам, - Гриффит. Марджолайн.
Девушка дернулась, отстранилась, а на ее лице появилась странная безумная улыбка – пожалуй, Смерть бы ей гордился, одна из тех, что парень мог выдать, когда тому было плохо.
- Одна из тех немногих, кому я могу доверять, - нервный смешок, граничащий с нарастающей дрожью, - по словам Солсберри. Марджолайн!
Кэйли начала как-то дерганно посмеиваться, раз уж выплакала все, что могла. Вот это превратность судьбы, вот это пути Творца! Уже месяц был у нее телефон сестры, а она с нею так и не связалась. Именно с нею! Кэйли, продолжая смеяться, достала сотовый, кое-как нашла тот самый контакт и, склонившись в смешливом таком припадке, вытянула руку с телефоном, показывая Эмме.
- Я могла с тобой связаться, представляешь?! Могла связаться, но палец ткнул в доктора Капура, - она отошла, продолжая локальную истерику, обхватив одной рукой себя, а в другой зажав мобильный. Легко было определить, насколько нервы сейчас у девушки сдали. Ведь не смешно, на самом деле, просто надо куда-то деть эти странные эмоции от поворотов в жизни. Потом кое-как кихирет подняла голову, посмотрела на Эмму и выдавила, - проходи, прошу. Я не сошла с ума, я просто не могу поверить во все то, во что тыкает меня Творец!
Сама отошла, попятилась, хватаясь за голову и запуская пальцы в волосы – совершенно какой-то безумный жест.
- Что же я за дура то такая, которая вот уже месяц знает твой номер телефона, а решила обратиться к другому, - она пятилась, пятилась, пока не уперлась ногами в диван, почти упала на него, продолжая держаться за виски, руки напряжены, а сама она снова начала дрожать, - я… я приду в себя, я сильная и справлюсь. Все будет хорошо.
Кое-как уговаривала себя Кэйли, потому что появление сестры, да еще и в такой момент, стало настоящим шоком. Мысли смешались, совсем-совсем.
- А отец ведь жив, представляешь, - продолжала говорить она потоком, - столько лет и жив, я чувствую. Но так и не нашла. Но если все не исправить, то никто не будет жить. Схлопнется мир, или один человек, которого, по словам отца Солсберри, нужно было затащить к тебе на консультацию! Ох, Эмма… я приду в себя, приду. Мне надо выпить что-нибудь.
Она пробормотала это, поднимаясь с дивана. Пошатнулась, почти упала, но ухватилась рукой за спинку стула. Чуть не перевернула, вцепилась в него, ища второй ладонью кружку. Взяла, отпила холодный кофе. Потом все-таки медленно села, продолжая держаться за мебель.
- Я… секунду, правда. Все слишком много и слишком сильно. Только не сбегай, хорошо? Я не сумасшедшая, просто так получилось, - на этот раз Уорд слабо улыбнулась своей сестре, переводя дыхание, пытаясь немного выровнять свою эмоциональность.
[icon]https://i.postimg.cc/0QZWyjPX/d9abb8dda00b50a589e.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status] Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

5

Эмма вопросительно вскинула брови. Капур, Солсберри. Во что она ввязалась? Если первого ещё можно представить занимающимся какими-то делами средней важности, то второй точно не будет якшаться с какой-то чепухой. Папа Римский не из тех, кто интересуется чем-то мелким и не глобальным, не относящимся к политике или мировому балансу. Да и вообще, стал бы он просто так и её номер-то давать? Тем более, что дал он не абы какой, а её личный. Значит, дело очень важное и не позволяющее ей даже в СФ распространяться о том, что бы ей сказала, гипотетически, Кэйли.

Состояние Кэйли перетекло из подавленно-прибито-грустного в какое-то околобезумное. Эмма, с одной стороны, переживала за неё, но, с другой стороны её мысли теперь плавно переходили к делу, а не к состоянию горемычной сестрёнки. Женщина подняла зонт с пола и закрыла дверь, пройдя внутрь. Её лицо было сосредоточенно-напряжённым, задумчивым, но лишённым сопереживания. Да, понятное дело, эмоции и всё такое, но куда важнее озвученные фамилии. Гриффит собаку съела на разруливании конфликтов разного формата, но никогда не слышала ни о чём, связанном с Уорд. Она бы запомнила. Конфликты между кихирет? Вряд-ли. Кэйли не была напрямую связана с сообществом, если её не обманывали краткие характеристики агентов соцадаптации. Да и вообще, переживала девушка слишком ярко - это что-то личное. Следовательно, речь о какой-то важной фигуре, которая, волею судеб, оказалась связанной с кихирет. Кем может быть эта фигура? Это уже вопрос другого порядка. Опять же, Солсберри не дал бы телефон Капура, если бы с этой фигурой всё было бы в порядке. Предположительно, это какое-то высшее существо, которое ведёт себя неадекватно. Ангел? Вряд-ли, все они сейчас больше в Нью-Йорке, если ей не изменяла память, да и Кэйли было бы дискмофортно воландаться среди пернатой братии. Демон? Уже более вероятно, но с ними проблемы решались, как правило, через Люцифера и решались быстро и просто: изгнанием в Ад, пока задница не остынет. Боги? Влиятельные фолксы? Кто? Схлопнется мир, говорит, значит, и жить никто не будет. Мало кто на это способен, а, в тот же момент, способен кто угодно из тех, с кем она водилась, если бы захотел. Исрафил, например, тоже что-то вещал про конец света.

- Любопытное совпадение, которое не совсем совпадение, - Марджолайн села на кровать Кэйли, сняв перчатки, - я так полагаю, что ты вляпалась во что-то серьёзное, раз Юджин дал тебе мой номер и номер Капура. Последний - неплохой вариант, если кого-то снедают не очень радостные мысли и терзают нестандартно-плохие состояния, так что, может быть, это и не так плохо, что ты в него ткнула. Марджолайн Гриффит - известная переговорщица с существами высокого ранга, мы находим компромиссные решения, путём долгих и вдумчивых бесед и расстановки точек над i в планировании деятельности этих существ. Я не психолог и не психотерапевт, не психиатр. Я - дипломатическое лицо, которое не грех послать в горячую точку, где кругом расставлены ловушки со святыми капканами, аккурат рядом с минами и какими-нибудь тварями-каннибалами в довесок.
Она неопределённо махнула рукой в воздухе, после чего скрестила руки под грудью, сведя брови.
- Приходи в себя и расскажи мне всё по порядку. С кем ты таким связалась, что познакомилась с Папой Римским? Его не все знают в лицо, далеко не все, а тот факт, что у тебя оказались наши с Капуром номера означает только одно - дело полная дрянь и задница, - Мардж покачала головой и кивнула на Уорд, окинув её взглядом, - а твоё поведение говорит о том, что это ещё и личное. Это касается владельца рубашки с чужого плеча, которая на тебе надета, как я понимаю? Мужская, из дорогой ткани. Тоже говорит о статусе. Редко кто из простых существ носится в подобном.
Марджолайн залезла в карман пальто и достала сигареты с зажигалкой. Нахмурившись сильней, она закурила.
- Будь добра, дай что-нибудь под пепел, - попросила она уже как-то немного даже властно, своим тоном стремясь отрезвить Кэйли от её расхлябанных настроений, на них нет времени. - Затем сядь рядом со мной и расскажи всё в максимальных подробностях. Если всё настолько серьёзно, насколько ты мне сейчас обрисовала, для мира, в смысле, то мне необходимо быть в курсе. Плюс, это серьёзно для тебя самой. Не могу игнорировать и этот факт. Если ты начала встречаться с каким-то демоном, который собирается устроить повторение Казней Египетских в мировом масштабе, мне бы хотелось знать, что это, хотя бы, не какой-нибудь Столас или Левиафан.
Женщина строго зыркнула на сестру. Она всегда будет старшей, пока жива. Дальше там у Кэйли вообще сестры не будет, но это детали, на которые сейчас не стоило обращать внимание. Она глубоко затянулась, прикрыв глаза.
- Что за проблемы такие, с которыми Капур не справился?.. - этот вопрос прозвучал как-то риторически и только после него и небольшой паузы Эмс снова открыла глаза. - Что бы там ни было, тебе нужно взять себя в руки немедленно и положиться на меня, мои связи и мой опыт. С отцом дело подождёт. То, что он жив физически - не означает, что жив его разум. Так что я бы не соблазнялась этой новостью. Есть масса способов продолжать влачить своё существование, не будучи способным и двух-трёх слов связать. Хорошо, если я ошибаюсь, но это в любом случае не первостепенно, при учёте того, что ты сказала.
Она резанула сложенной ладонью в воздухе, горизонтально. Придала своим словам значимости и веса она так знатно. Тот факт, что отец жив, не вселял в неё ложные надежды и совсем не радовал. Бывают некоторые модификации жизни организма, которые врагу не пожелаешь и речь даже не только о том, что его могли обратить во что-то, но и о том, что его могли превратить в овощ и поместить в какую-нибудь психушку в России, вместе с бабульками, которые любят орать "спасите" в окна в четыре утра, выкидывая из окна пакеты с экскрементами, боясь, что через них пришельцы могут похитить их разум, например. Что в первом, что во втором случае - хорошего в подобной жизни маловато будет. Впрочем, это не значит, что она за информацию не зацепилась. Скорее, очень даже зацепилась.
- Пока ты будешь говорить, я буду держать тебя за руку. И если тебе будет в какие-то минуты говорить тяжело - можешь сжимать посильнее. Главное - ничто не утаивай. Понятно?
Она наклонила голову чуть вбок, сощурив глаза. Вся внимание.

[icon]https://funkyimg.com/i/2TDR7.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Iron Lady[/status]

+1

6

Кэйли сидела, тяжело дыша да мелко подрагивая, держа кружку в одной руке, смотря, как проходит в комнату Марджолайн. Нет, Эмма. Не могла называть ее поддельным именем, да и не хотела. Серьезный тон, то, как повела себя сестра, как говорила – это отрезвляло и позволяло собраться с мыслями.
Вон как сказала она – Кэйли вляпалась во что-то серьезное. Вляпалась, ага… в Смерть. По самые уши, по самое свое нутро вляпалась так, что не остановить. А сестра являлась переговорщицей, надо же, и подобное, как отметила Кэйли, отлично сейчас у той получалось – говорить. Девушке словно стакан воды на голову вылили, говоря о том, насколько все может быть плохо. Уорд отметила бы, что все значительно хуже, но вот только слова о мужской рубахе заставили предательски покраснеть, превратив кихирет в какую-то студентку, влюбленную в своего преподавателя. Какой-то совсем дурацкий, пошлый каламбур, не отражающий действительность ни на грамм.
- Да, конечно, - поднялась Уорд на слова о пепельнице. Таковой в доме не имелось, поэтому Кэйли направилась в кухню, проговорив, - сейчас, секунду.
Достала небольшое блюдце, а себе налила воды. Выпила, понимая, что ей надо уже прийти в себя. Просто протрезветь от шока, к тому же времени чертовски мало – нельзя долго раскисать.
Уорд вышла к Эмме, протягивая посудину, да действительно садясь рядом. Потерла глаза, которые от всего произошедшего горели огнем и были абсолютно сухими. Так можно и обезвоживание схлопотать – не убьет, но мало приятного.
С демоном! Ха, с демоном… странно то как, одно словосочетание: она встречается с демоном, - вызвали в девушке какое-то внутреннее негодование и протест. Да ни с кем другим она не сможет быть - это так казалось противоестественным, что вызывало отторжение.
А Эмма вела себя как настоящая старшая сестра, и, пожалуй, из-за внешности самой Уорд, было очень просто так себя вести. Кэйли грустно улыбнулась, понимая, что готова рассказать ей. К тому же, вот нонсенс, та действительно входила в круг лиц, которым не то, что можно, нужно знать о происходящем.
Какие проблемы? Да так, сошедший с ума Смерть. Теперь можно было сказать наверняка. И Кэйли даже видела того, кто это сотворил с ним. В душе начала разрастаться злость, девушка сжала кулаки, чтобы в следующее мгновение все-таки расслабить руки. Не сейчас. А потом может быть уже не важно. Нечего растрачивать энергию на всякое…
Эмма снова была сама рассудительность, собранность, сила – в этом вся она, строгая к себе и другим, рассуждающая здраво об отце, не позволяющая ложным надеждам проникать в мысли. А Кэйли была эмоцией – натянутой струной, которая чуть не лопнула. Поэтому да, Уорд нужна была такая сосредоточенность и деловая хватка – девушка вложила руку в ладонь сестры:
- Все случилось на Хэллоуине в этом году… нет, раньше. Я познакомилась с ним много лет назад, когда только отправилась искать отца. Всадник Апокалипсиса, Смерть, - не удержалась и все-таки как-то сконфуженно усмехнулась, совсем не радостно. Она никому о нем не говорила специально, да даже случайно не ляпала подобное, - он помог продолжить поиски. И был самим собой, не таким, как во вторую встречу в прошлом году. С ним что-то произошло, я это увидела. Он… казался сломленным.
Рука чуть сжалась, но Кэйли ощущала, даже спустя столько лет тишины, говорить с сестренкой было так естественно, словно они сидели, как и тогда на кухне, только теперь проблемы у самой кихирет и всего мира.
- Он признался, что не слышит Творца, а раньше, вроде как слышал, - голос Кэйли становился спокойней с каждой фразой, потому что, на самом деле, так давно хотелось с кем-то поделиться, да и вообще, - тогда все и завертелось.
Кэйли сконфуженно остановилась, замолчала, потом вздохнула, продолжив:
- Второй раз он сам пришел в библиотеку - место, где я работаю. Он казался лучше, но именно, что казался. Постоянно шатало от одного состояния в другое. Тогда он призвал Чуму, решив познакомить меня с ним. И Чума признался, что его братья не ощущают его, что Смерть сходит с ума. Много чего еще рассказал из прошлого, - и снова сжатая рука, а взгляд стал упрямым. Пожалуй, такой взгляд появлялся у девушки всегда, когда она принимала реальность и понимала, что не собирается надевать розовые очки, - предлагал обратиться к Папе Римскому, чтобы запечатать Всадника. Его речи, сестренка, самая настоящая отрава. А Смерть… он искал эльфийку, которую любил Сильван. Еще с той самой первой встречи он этим занимался, а в феврале говорил, что скоро все закончится. Но ему было плохо, пожалуй, еще хуже, чем в октябре. Что ж, теперь я понимаю, почему – его методично сводили с ума на протяжении последних десяти лет. В Астрале. Знаешь, такая вот сущность – огромный скелет. Он заявил, что Всадник не умеет хотеть, и что он пуст. Что Творец никогда с ним не говорил, но не объяснил, почему. И Смерть в итоге… - горло сдавило и снова стало трудновато дышать – словно кол встал поперек. Кэйли сглотнула, глядя перед собой, уйдя в мысли и воспоминания, - в итоге начал принимать наркотики, совершенно не контролировать себя ни в чем. В марте я застала не самую приятную картину, - поморщилась, - он уничтожал вроде Темный Культ, но… там была кровавая баня. Ошметки тел по всему помещению, все в крови, и он посреди держит какую-то ведьму.
Вот сейчас Эмма могла почувствовать как сильно сжалась рука Уорд, да так, что Кэйли испугалась сама, отпустила:
- Прости, - прошептала она, глядя, не причинила ли она вред сестре, - это… это тяжелый момент жизни, но там я познакомилась с отцом Солсберри. Сто тридцать восемь жертв за два дня – вот столько превратил в кровавое месиво Всадник, а в одном месте выложил крест из человеческих тел и сжег. Я не говорила с доктором Капуром напрямую, в этом и проблема. Да и сама еще не знала наверняка.
Уорд перевела дыхание, посидела так немного, а Эмма могла видеть, что на протяжении того, как девушка упомянула трупы, руки ее постоянно терли друг друга, будто та пыталась что-то смыть.
Кэйли моргнула, прогоняя воспоминания.
- Сегодня ночью я попала все-таки в Астрал, где и открылась правда. Сейчас Всадника усыпили. Девушка Чарли из Астрала. Она же и помогла, по факту, выяснить, как исправить то, что сделали с ним. Творца нельзя слышать, потому что он не имеет своего голоса, но все мы выполняем его волю. И Смерть был одним из самых ярких его исполнителей. Живой, дышащий, любящий. Светлый. И все это испортили, извратили, покрыли фиолетово-черным. Его разум – словно проходной двор, в котором гуляют все кому не лень. Это надо остановить, иначе…
Голос все-таки предательски оборвался, а Кэйли принялась стирать с глаз слезы. Надо же, стоит только выпить воды, немного восстановить запас и можно снова плакать. Девушка не заметила, как начала.
- Я должна найти Сильвана. Он, по идее, может все исправить, вычистить нутро от тварей, закрыть двери. А я помогу. Не смогу остаться в стороне и просто ждать - его там мучают, доламывают, и осознавать такое очень тяжело, - кихирет машинально подняла руки к воротнику рубашки, легонько потерлась щекой, прикрыв болезненно глаза. Надо же, вот рассказала, и вроде даже все просто на словах. Но она понимала, что это только на словах.
[icon]https://i.postimg.cc/0QZWyjPX/d9abb8dda00b50a589e.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status] Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

7

Эмма курила слушала сестру очень внимательно и задумчиво, но, пожалуй, её вид выражал какую-то странную, даже жуткую беспристрастность. Она фильтровала информацию пунктами, отсеивала лишнее, создавая в голове схему. Да, чувства Кэйли важны, но они меркнут по сравнению с полученными данными. Сразу стало понятно, почему она не слышала о Смерти и о происходящем с ним: Солсберри покрывал его. Коалиция и Церковь практически не взаимодействуют друг с другом, Юджин даже своей дочери лишнего не скажет. У каждой организации свои секреты и это нормально. Работа Марджолайн не дать всему этому рухнуть и вовремя отвести СФников от чего-то, по факту. Или, наоборот, привести, но при всём при этом поддерживать существ. Добиваться баланса, учитывая количество всего тайного и сокрытого от одних другими, не так-то уж и просто.

- Не знакома с ним лично. Из всех организаций он предпочитает Церковь и ещё парочку, о которых я не могу тебе сказать. Плюс-минус деловые связи с разными личностями, известными в определённых кругах. У него всегда была своя сторона, с которой, в общем-то, приходилось всем считаться. Последние десять лет, однако, он отошёл от дел, посему для меня весьма необычно слышать, что он занимался каким-то тайным Тёмным Культом. Впрочем, нас это не касается, - женщина резанула ребром ладони в воздухе. - Отсекая вашу личную и, вероятно, сексуальную связь, мы в полном дерьме, Кэйли. И под "мы" я подразумеваю отнюдь не нас с тобой, а коллектив побольше.

Она нахмурилась, потушила сигарету в блюдце и тяжело вздохнула. Немного тяжело и медленно встала с места, после - принялась ходить взад-вперёд по комнате, потирая лоб. Её тело было напряжено, на лбу проявились строгие и мыслительные морщины. Вообще по её лицу можно было сказать много, едва она позволяла себе какие-то эмоции, помимо холодной маски спокойствия. Улыбки - все неискренние, мало морщин подле глаз, больше показательно-вежливых. Хмурость, задумчивость, недоумение - много, частые эмоции. Мимических морщин в целом - мало. Чаще она вынуждена держать лицо. Гриффит - лучшая переговорщица. Эмма - лучшая лгунья.

- Скелет из Астрала. Слышала, но лично не знакома, по-моему у него какое-то очень своеобразное обозначение... Не суть. Чарли - слышу в первый раз, - констатировала она вслух. - Сильван. Знаю лично, не знаю номера, но местонахождение узнать не так уж трудно. Его связи с эльфами фигурируют во многих трактатах, об эльфийке, что была бы подле него, не слышала. Выпускал Чуму... безобразие какое, точно свихнулся. Хорошо, что Солсберри на его стороне. Это умно с его стороны. Мир больших интриг, Кэйли, в который тебе лучше правда не погружаться. Сомнительно, что Сильван сможет что-то сделать, но, быть может, служить проводником или вроде того...

Мардж вдруг остановилась и повернулась к Кэйли.

- Стоп, ты что, мутишь со Всадником Апокалипсиса? - спросила она слегка ошарашенно, указав на Кэйли пальцем. - Вот это, знаешь, просто охуеть как безрассудно и круто.
Женщина покивала головой, округлив глаза, мол, ну ничего себе. Потом тряхнула ею и неопределённо махнула рукой в воздухе, мол, это не так важно. Хотя как бы важно. Это было действительно нихренажсебекаким достижением, пожалуй. Не каждому дано завести столь близкое знакомство, а тем более отношения с существом подобного уровня. Да ещё и, так-то по-хорошему, быть его последней надеждой на нормальное существование и дальнейшую интеграцию в мир людей и других существ. Агент потёрла лоб.
- Так, хорошо. Хорошо. Сейчас, - Эмма взяла в руки мобильный телефон и набрала чей-то номер. - Привет, дорогая. Давно не слышались, не так ли?... Прости, но придётся сразу к делу. Скинь мне все доступные адреса Изиды, Дунфана Шо, Сильвана, Елизаздры, Левиафана, Геры, Гермеса, Чернобога и Собека. Абсолютно вся известная агентам недвижимость в виде таблицы, обязательно выдели имена и, по возможности, текущее местонахождение, исходя из активности мультипаспортов. Благодарю.
Она положила трубку и повернула голову к Кэйли, не убирая ещё мобильный.
- Итак. Когда у меня будет информация, естественно, я передам тебе её. Остальные для количества и чтобы не привлечь лишнее внимание, - честно призналась Эмма, хмыкнув и пожав плечами. - Послушай меня внимательно. Сильван - чрезвычайно тяжёл в общении. Чтобы к тебе отнеслись хорошо, тебе необходимо будет вести себя достойно, вежливо, но не натянуто. Это должно выглядеть естественно, а не так, будто тебя заставляют это делать. Я понимаю, что у тебя уже всё свербит, но если он погружён в летаргический сон, то, значит, у нас есть время. Пока широким массам, опять же, лучше не слышать об этом, не знать. Никому. Вообще. Это может посеять лишнюю панику среди всех. Без шуток. Смерть обладает властью, которая идёт от чего-то там, более высокого.
Женщина неопределённо покрутила рукой в воздухе, намекая на Творца, вроде как. Не то чтоб она в него не верила, нет: лично не знакома, как она привыкла говорить. Поэтому он пока остаётся "чем-то там, более высоким". Она предполагала, что пообщаться с ним лично при жизни у неё вряд-ли получится.
- Сначала необходимо поговорить с Сильваном. Разнюхать всю обстановку. Дальше смотреть и обсуждать кому можно доверять, кому нет и составлять план действий. Думаю, что с этим вы сможете справиться без моего участия, чисто в теории. Я просто постараюсь сделать так, чтобы никто ничего не заподозрил и никуда в лишнее не влез, а так же буду снабжать какой-то технической информацией, вроде адресов и номеров телефонов, если это понадобится, - она покрутила телефоном в воздухе. - Пока же... постарайся успокоиться и взять себя в руки. Других советов не будет... разве что...
Эмма задумалась. Стоит ли говорить о Шабаше? Наверное, пока нет: может статься, что у тех либо своих проблем навалом, о которых никто ни сном, ни духом, либо они могут куда-то "не туда" пустить дело. Пока рано. Рано делать выводы. Лучше будет, если сначала образуется хоть какой-то пласт информации. Лучше она потом даст связь с ним...а может лучше вообще налаживать с ними отношения через Папу.
- Я бы посоветовала тебе собрать в кучку всю информацию, что ты знаешь о нём. Может быть, пообщаться с Солсберри ещё, может быть какие-то...фразы, которые он бросал при тебе, пусть неважные на первый взгляд. Если я правильно понимаю концепцию Астрала, а я основываюсь на широком пласте информации, любая мелкая деталь может пригодиться в борьбе за чьё-либо сознание.

[icon]https://funkyimg.com/i/2TDR7.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Iron Lady[/status]

+1

8

Кэйли, закончив говорить, сидела, продолжая смотреть вперед и стирать слезы. Успокаивалась, когда Эмма заговорила. Снова такая вся отстраненная, собранная, что кихирет растерялась даже, часто поморгала, оборачиваясь к сестре, со смешанными чувствами тревоги и удивления. Слова о их связи резанули слух. Уорд как-то не думала об этом в таком ключе, который отзывался канцелярщиной, сухими фактами.
- Эмма, - напряженно ответила Уорд, - а ты не думала, что я прекрасно это понимаю? Прежде всего, именно миру грозит беда, всему миру. Его ведь не смогут держать вечно – в Астрале доломают. И, как минимум, поэтому решила искать Сильвана, а не отдыхала, радуясь тому, что мое видение получилось изменить. Вот только запечатать его я не позволю. Вот тут да, не дам – нельзя уничтожать и запирать такое существо.
После всего, что пережила Кэйли, все-таки отношение Эммы к ней не совсем радовало девушку – как к маленькой, неразумной девчонке. И если в двадцать с небольшим это было еще как-то объяснимо, то сейчас, по истечению стольких лет, не вызывало ощущения заботы. Хотя, наверное, именно такой забота и бывает. Для Эммы.
Эмма встала, принявшись ходить по комнате, где на полу валялся рюкзак, одежда, другие мелочи. Уорд подняла глаза на сестру, отмечая, насколько та держит маску. Железная, ледяная леди – с годами, казалось, эта роль въелась в Эмму сильнее, маска слилась окончательно. Сильная, решительная – вот такой была сестра Кэйли. Пожалуй, непробиваемая уверенность, а попросту, упертость – семейная черта. Просто проявилась по-разному.
- Я не знаю, Эм, не знаю, - вздохнула Кэйли на слова о Сильване, - но он хотя бы бог. И его друг. Так что, возмо…
Кихирет не успела договорить, потому что дипломированный специалист остановилась и впервые показала свои настоящие эмоции. Мимолетные, но Уорд ухватилась за них, отмечая, что, похоже, смогла невольно шокировать как минимум одного своего родственника. Ну что ж, почти знакомство с парнем. Семья, познакомьтесь, я встречаюсь со Смертью. Да, девушка отвыкла вообще воспринимать его как именно Всадника – он методично своим поведением и отношением отучил так делать.
- Хм, - сглотнула Кэйли, заправляя прядь, - я как-то не задумывалась об этом…
И ведь, действительно, для простой фэйри он прекратил быть великой силой, хоть и без этого никуда. Она, если признаться уж самой себе, не задумывалась о его статусе в этом мире, что скорее всего его боятся, почитают и вот все то, о чем он говорил. Вернее, она то понимала, что он Смерть, но совершенно прекратила рассуждать о нем в таком вот ключе – сильный мира сего. А учитывая, сколько у нее таких вот знакомых… реакция Эммы могла быть, наверное, даже забавной. В других обстоятельствах.
Пока женщина звонила, узнавая контакты, Кэйли поднялась и принялась разбирать вещи, довольно быстро, задумываясь, что будет дальше. Творец снова послал ей путь решения в виде Марджолайн Гриффит и ее связей. Осознавать подобное до сих пор было странно, но, пожалуй, приятно.
- Эмма, - проговорила Уорд, поднимая майку и убирая ее в комод, чтобы потом развернуться и посмотреть на переговорщицу. Голос был уставшим, но в нем появилась похожая твердость, что и у самой родственницы, - спасибо. Я учту твои слова. Эта информация важна.
«Ну почему ты решила, что начну грубить?! » - так и хотелось высказать, показать, что она давно не маленькая девчонка, и может договариваться. В Кэйли взыграла небольшая обида. Но такие эмоции помешают. Даже сейчас, она по факту говорила с той, у кого было много связей и выходов, в том числе, и на божеств. Кэйли опять сказали о том, что она должна молчать, будто совсем недавно она вышла на улицу и каждому второму вещала про конец света и Апокалипсис, который может устроить безумный Всадник.
- Скажи, - после небольшой паузы выговорила бард, - ты хоть что-нибудь о происходящем знала, до того, как я тебе сейчас рассказала? Хоть где-нибудь слышала? Слух, даже маленький, а ведь это все тянется с октября.
В голосе был легкий упрек, девушка покачала головой, показывая, что ответа она не ждет. Она прекрасно понимала, насколько все серьезно, насколько об этом нельзя говорить первому встречному. Вот только Марджолайн Гриффит не была мимопроходящей. И слова предназначались именно ей, а не Эмме. Удивительно, что не будь ее сестра в  том списке, который передал ей отец Солсберри, Кэйли ни за что не рассказала о происходящем. Вот такой поворот судьбы.
Забавно, сколько в ее голове хранилось информации о многих. И каждый, просто каждый просил молчать. Воланд так вообще при заключении контракта наложил своеобразное табу. Хорошо, что все закончилось, хоть далеко не радужно.
Девушка дособиралась, полностью готова отправляться в путь. Только надеть обувь, да верхнюю одежду. Убрала со стола она и тарелку, отправив недоеденный бутерброд в мусорник. Она так и не сняла его рубашку, только сверху накинув легкий кардиган. Для Уорд его личная вещь служила сейчас опорой, щитом, тем стержнем, который позволял держаться.
- Спасибо, Эм, - ответила наконец Кэйли, посмотрев на сестру гораздо теплее, - за информацию, то, что ты делаешь и… за совет.
Кихирет опустилась обратно на диван, не садясь полностью, лишь присела на краешек. Она ждала либо информации, либо наводки, почти что на низком старте. Потерла пальцами лоб, словно болела голова.
- Я люблю его, сестренка. Глупо так говорить, наверное, учитывая, что происходит, и как мало было встреч. Но по-другому не могу, - девушка не оправдывалась, она лишь констатировала факт, - ты знаешь, насколько я могу быть прилипчивой. Я помню все, что он мне говорил. Каждая фраза словно высечена в голове. Он говорил о Пустоте, об устройстве Астрала – полотна жизней и нити, которые мы вплетаем. О дверях… много чего говорил. Я вплела его в свое полотно и не оборву эту нить. Нужно только правильно провести узор, не квадрат или еще какой-нибудь шедевр абстракционизма, не позволю оборвать.
В ее голосе не было надрыва, не было даже мало-мальской истерики. Шок отступил давно, а свои чувства она признала. Кэйли помнила и рассказ, который он тогда ей процитировал, казалось, наизусть выучила.
- Говорил о том, что с ним происходило в прошлом. Не самое хорошее прошлое, - усмехнулась горько девушка, - но я видела его светлые воспоминания. Говорил о том, как с фокусником сделал шкатулку. Надо же, представь Всадника, вырезающего по дереву. Фокусник вроде был даже популярен в свое время, а потом исчез. А вот шкатулка осталась. Рассказал о своих братьях – он не считал их плохими даже. Говорил… что внутри у него все смешалось, и не удивительно – в Астрале стало ясно, что сейчас там много сущностей. И я пока не представляю, как с ними справиться, как выгнать, скажем так. Ну, вот как, как можно было говорить Всаднику, что он не может хотеть, что он никто и Творца никогда не слышал? А еще наверняка убеждал, что нужен только для одного – уничтожить мир, иначе я не понимаю, откуда он решил, что живет только для этого, а все остальное бессмысленно.
Девушка запустила руки в волосы, массируя голову. Потом, убирая их, снова посмотрела на сестру:
- Я помню все, что он говорил. Вот так, представляешь?
[icon]https://i.postimg.cc/0QZWyjPX/d9abb8dda00b50a589e.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status] Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1

9

- Кое-что было, - отрезала Марджолайн на тему слышала-не слышала, но дальше вдаваться в подробности не посчитала нужным.
Она слушала Кэйли с явным скепсисом в лице, особенно это стало заметно на словах про полотно, вплела. Это всё напоминало какую-то сказку или легенду. Вот из тех самых, в которых правды с напёрсток, зато много красивостей. Про переплетения она, впрочем, слышала и не раз, от разных существ, но вот эта вся тема любви была для Эммы пустым звуком. Она давно в неё не верила.
- Ох, Кэйли, - выдохнула в итоге Эмма, покачав головой. - Ты вольна сама выбирать во что тебе верить и что думать. Хочешь знать моё мнение? Вот оно. Любви не существует. Ты влюблена, а ему, может статься, просто удобно, что хоть кто-то не видит в нём чудовище. Увы, он - чудовище. Монстр, которого породили для уничтожения мира. Против этого не попрёшь, это что-то вроде... природы. Предназначения. Но, впрочем, поверь, каждое второе высшее существо можно окрестить чудовищем с весьма незавидным предназначением. Существа вроде тебя гораздо приятнее.
Гриффит обезоруживающе улыбнулась, коротко, точно телеведущая. Она хорошо умела в безучастность и констатацию нелицеприятных фактов с милым лицом, за что на работе ей присваивали чуть большую ценность, да.
- Но он - монстр. И лучше тебе всегда держать это в голове, где-нибудь на подкорке. Потому что у меня ощущение, что из нас двоих до сих пор рационально мыслить способна только я, не взирая на прошедшие годы, - Эмма покачала головой и опустила голову, потирая лоб, - не то чтоб у меня во всём получалось быть рациональной, но, по крайней мере, мои дети одеты, обуты, у них хватает денег и за ними приглядывают, а в работе мне нет равных и я контролирую целый интернациональный отдел.
Женщина снова подняла взгляд на сестру и, всплеснув руками, сначала убрала мобильный обратно в карман, а после - закурила вновь. Помолчав немного, ни о чём особенно не думая, села рядом с Уорд, устроив блюдце на коленях и глядя в пространство перед собой. Голова теперь просто гудела от происходящего, укладывая факты один за другим на разных полках памяти. Она не моргала даже какое-то время, просто курила и смотрела вперёд... Нет, полки это не то. Правильнее представлять доску, на которой есть ряд фотографий и стикеров, стрелочки, что к чему. Да, это удобнее в данном случае.
- Такие вещи не делаются с пониманием последствий, - неожиданно подала голос заморгавшая Эмма, когда вся информация окончательно уместилась в её мозгу. - Это либо ошибка, либо намеренный хаос. Сошедший с ума Всадник не выгоден никому. Сами Всадники созданы для того, чтоб уничтожить мир, но наделены персоналиями. Если его сводит с ума мысль о том, что он обладает негативно окрашенным предназначением, то он уже не может считать себя НЕличностью. Если он испытывает к тебе влечение, это тоже показатель. Предполагаю, что его повязали на мысли о том, что всё это он, как бы, придумывает. Но воображение - это тоже часть сознания. Мыслю - следовательно, существую. Что-то такое.
Женщина вновь покачала головой, потерев переносицу. Надо же вообще, если бы не Кэйли, то, пожалуй, мир был бы в заднице. Чудно осознавать, что каждое существо, каждый человек, каждая личность может так много, оказавшись в нужное время и в нужном месте, да правильно всё увидев, услышав и сделав нужные выводы.
- Беда. Вот что бывает, когда кому-то вовремя не проводят сеанс психоанализа. Ладно. Ничего. Думаю, что если мы будем действовать последовательно, то мы победим хаос. Я наведу справки об Астрале, Чарли и том скелете и если смогу что-то предоставить, то предоставлю, но только когда у меня на руках уже будет всё с подтверждениями. Я не люблю давать половинчатую информацию.
Эмма посмотрела на Кэйли.
- А по поводу Творца тоже вижу аргумент. Он послал ему тебя, чтобы ты не бросила его даже в том случае, если все остальные от него отвернутся, - она ткнула пальцем в лоб Уорд. - Не проебись. Если тебе дали ясно понять, что ты можешь всё исправить, то, будь добра, даже когда тебе будут говорить, что ничего не получится, что всё зря, что единственный способ какой-то точно не самый лучший - не верь. Настаивай. Ори. Пробуй. Только так и никак иначе. Стой на своей уверенности. Возможно из Творца такой же херовый родитель, как из меня, но даже у нас, у херовых, есть чувства к своим детям и бросить их на произвол судьбы мы не можем в критической ситуации. У него свои инструменты. И ты, пожалуй, один из самых работоспособных в данном конкретном случае. Будем считать так и на это делать упор. Окей?
Морриган вопросительно вскинула левую бровь, затушив сигарету.

[icon]https://funkyimg.com/i/2TDR7.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Iron Lady[/status]

+1

10

Кэйли вопросительно подняла одну бровь, но так и не услышала конкретики. Интересно, что имела ввиду Эмма под этим «кое-что»? Кихирет увидела и явный скептицизм, полностью пожалев о том, что все-таки заикнулась о своих чувствах. Не стоило признаваться – это никогда не вело к добру. Потому что, когда говоришь, обрисовываешь свое состояние и жизненную позицию словами, все звучит всегда как-то… не так. Поверхностно что ли. Забавно, когда Всадник произнес три этих слова, девушка ни на миг в них не усомнилась. Наоборот, она ощутила всю важность и силу момента, действительно осознавала – произошло что-то из ряда вон выходящее. Но стоило ей самой начать говорить… она просто еще не поняла, что говорит эти слова не тем. Они не предназначались Эмме, не предназначались Астральной Чарли. Они были для него. Поэтому и не звучали так, как надо. Каждому слову свое место и время.
- Что ж,  - спокойно отозвалась Кэйли, кивая, - возможно, ты говоришь правду. Я этого не отрицаю.
Перед взором снова пошел дождь воспоминаний. Уорд мотнула головой, прогоняя совсем невеселые картины.
- Поверь, сестренка, - вздохнула фэйри, - я прекрасно понимаю, кто он такой. Я видела его в действии.
Рассмеялась совсем не весело.
- И поверь, приятного в этом зрелище маловато, а вернее, его вообще нет. Но он не создан лишь для одной цели, тут ты ошибаешься.
«Он умеет воскрешать и умеет любить жизнь. Делать все правильно», - это так и не сорвалось с губ, но тон, каким были сказаны предыдущие слова, был слишком уж уверенным. Можно, конечно было списать и на ту самую «влюбленность». Жаль, что с годами Эмма только сильнее разочаровалась в настоящих чувствах. Но, с другой стороны, это ее способ проявления любви.
- Я тоже могу быть монстром, если захочу, - проговорила Уорд печально, - нет черного и нет белого, Эмма, я думаю, ты это и так понимаешь.
А сестра все равно видит в ней эмоциональную девчонку. Хотя и тут, разве могло быть иначе, учитывая, в каком состоянии застала ее Эмма. Но упрекать, или как-то переубеждать ее Кэйли не стала. Подумалось, что это бесполезно. Хотя девушка считала, что чувства и логика вполне могут уживаться в одном существе. Она не была наивной ромашкой, но слова о том, что Эмма добилась многого, все-таки резанули.
- Зря я тебе сказала, - пробормотала Уорд, смотря как дипломированный специалист, снова начала курить, села рядом с девушкой, - считай, что это было помутнение рассудка. Та самая эмоциональность.
Голос стал больше безжизненным, хотя последующие слова и удивили девушку. Да, сестра очень точно поймала суть – такое не делали для чего-то дальнейшего.
- Нет, он просто хотел посмотреть, сможет или нет. И он просто ему не нравился, - кивнула Кэйли. Но не продолжила фразу, хотя могла бы. Могла бы признаться, что никогда не захочет стать такой же – древним существом, для которого людские жизни ничто. Сейчас кихирет сидела рядом с Марджолайн Гриффит, а не сестрой. Это, на самом деле, печалило ее, но выслушивать речи о том, что Кэйли влюбленная идиотка, больше не хотела. Нет.
- Я понимаю, - ответила она на слова об информации, - спасибо тебе за это. Ты очень вовремя появилась на пороге квартиры. Действительно вовремя.
И какого же было изумление, отразившееся на лице Кэйли, когда сестра ткнула пальцем в ее лоб. Девушка совсем растерялась даже, широко распахнутыми глазами смотря на женщину. Слова сестры были странными. На самом деле странными, хотя скорее, просто не в том времени и не в том месте сказаны. Потому что нечто подобное говорил Отец Солсберри, когда Кэйли действительно была слаба.Когда ее почти сломали. Говорила и будущая Астральная Королева.  Но, пожалуй, обладала девушка способностью сохранять упрямую веру. Это и держало – непрошибаемая внутренняя сила, которая при правильной подпитке только больше крепла.
Кэйли аккуратно взяла руку Эммы в свои ладони, совершенно спокойно глядя повзрослевшей сестре в глаза:
- Я почти что сломалась не так давно, - и вот зачем она снова откровенничает? Похоже, подобными речами, она все-таки хочет почувствовать хоть малюсенькую близость сестры. Она никогда не держала зла на Эмму, ни разу, виня только себя в произошедшей много лет назад ссоре, - но даже тогда я бы не смогла отступить, узнав то, что знаю сейчас. Потом, если действительно окажусь ему не нужна, что ж, значит, так надо. Но я должна быть уверена, что он снова стал самим собой – Всадником, рассказывающим о фестивалях, катающим на своем коне молоденьких девиц, наставляющий и помогающий, учащий и карающий по заслугам. Как сказал отец Солсберри, работающий чисто. Монстр, чудовище… может быть. Но все мы в какой-то степени те еще монстры.
Как удивительно, что столько личностей уговаривали Кэйли не отступать, словно боялись, что она может кинуть. Но это было так неестественно для самой Уорд, что она постоянно удивлялась тому, насколько люди и существа прекратили верить в других. Никто не понимал, почему-то, что даже будучи сломленной, покинутой, Уорд просто на подсознательном уровне не могла предать или бросить.
- Эмма, - грустно как-то сказала Кэйли, - похоже, я слишком упрямая для того, чтобы сдаваться. Я не уверена, что смогу жить дальше, если ничего не получится.
А потом вдруг осеклась, посмотрела на сестру, пару раз моргнула. А ведь та не заикнулась о том, чтобы Всадника запечатать. Не стала говорить, что лучше его убрать, избавить мир от угрозы. Нет! Она поддерживала Уорд в том, чтобы его спасти, хотя вот уж он для нее точно никто – угроза, самая настоящая. От осознание подобного, от того, что сейчас вдруг поняла кихирет, она подалась вперед, крепко-крепко обнимая Эмму, почти что зарываясь носом ей в плечо, обхватывая руками.
- Спасибо, Эм, - прошептала Кэйли тепло, - просто спасибо за то, что ты здесь со мной.
И как-то все равно стало, кем считает ее Эмма, глупой девчонкой, младшей сестрой, да хоть сумасшедшей влюбленной идиоткой – она ее поддерживает. И это было так важно, что все остальное уходило на задний план.
- Я написала отцу Солсберри, что возвращаюсь в Париж и знаю, что стало со Смертью, - прошептала она ей, – думаю, ему захочется узнать подробности, и заодно я смогу обсудить все нюансы. Как думаешь?
[icon]https://i.postimg.cc/0QZWyjPX/d9abb8dda00b50a589e.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Вплети меня в свое кружево незаметно и легко, может, только это нужно мне, да и больше ничего[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Белая Невеста