Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Белые хризантемы


Белые хризантемы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Белые хризантемы
http://s7.uploads.ru/brwHA.png
Jerry Goldsmith - Haircut (OST Mulan)

1. Место действия
Япония, заброшенное шоссе № 216 (где-то между Осакой и Киото, близ города Такияма)/ домик в лесу
2. Время и погода
22-23 мая 2017 года, с 6 вечера до рассвета следующего дня; дождь.
3. Действующие лица
Доман Саруватари, Камо Рикудо

1943 год. Восемь женщин, корейских военнопленных, пытаются сбежать из "дома утешения" - борделя для японских солдат. Попытка, предпринятая от отчаяния, без всякой подготовки, заканчивается трагедией: все беглянки пойманы и убиты с особой жестокостью.
2017 год. Саруватари, пытаясь спасти одного из членов своего клана, попадает в ловушку. И единственный живой человек, который оказывается поблизости, единственный, кто мог бы помочь, - кровный враг.

[icon]http://s7.uploads.ru/hlb2B.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]son of a bitch[/status]

Отредактировано Xuanzang (2019-05-03 00:54:46)

+3

2

[icon]http://s9.uploads.ru/wL9oi.png[/icon][nick]Doman Saruwatari[/nick][status]I gonna faith you give it up for we live[/status]
Работа Саруватари  в поселке Тоён была окончена – простой и безобидный ритуал по изгнанию мелкого духа, который доставлял неприятности владельцу сувенирной  лавки. Пожилой полноватый японец никогда не узнает, что заглянувший к нему улыбчивый студент университета Осаки, потерявшийся по пути вечеринки в Киото и жалобно просившийся в уборную, на самом деле был оммедзи одного из трех великих кланов, и избавил его от назойливого духа. 
Саруватари нашел это дело у координаторов клана, занимавшихся мониторингом сверхъестественной активности.
- Саруватари-доно, а не слишком ли это для вас, - Наоки, одна из координаторов клана, протянула ему распечатку статьи и замялась, подбирая подходящее слово.
- Мелко? – усмехнулся Сару. – Незначительно? Недостойно Домана?
Наоки испуганно склонила голову, повторяя извинения. Кажется, она подумала, что он оскорблен до глубины души. Да, его позицию в клане не жаловали и статуса наследника он был лишен, но при этом все равно являлся сыном главы клана, а потому человека ее положения вполне могли наказать за нанесенное ему оскорбление. 
- Расслабься, Наоки-сан, - Сару ободряюще похлопал девушку по плечу. – Я думаю, ты имела в виду, что я мог бы пожелать что-то более захватывающее или сложное. Но меня все устраивает. Оммедзи должны помогать людям пусть даже в столь незначительных делах.
Девушка решилась посмотреть на него и даже легонько улыбнулась. Ее щеки тронул легкий румянец. Саруватари улыбнулся ей в ответ. 
Мелко… Да, большинство членов его семьи посчитали бы так. Чтобы кто-то из самих Доманов отправился на столь незначительное задание, нонсенс! Он должен был мчаться на охоту за кровожадным они или нингье, что повадилась топить местных рыбаков, а то и вовсе ввязаться в какую-нибудь крупную заварушку, что покроет его имя славой и прибавит еще один шрам. Но Саруватари не волновало их мнение о выборе дела.
Легенда о том, что он студент заставила Сару вспомнить свою давнюю мечту. Он действительно хотел бы учиться в университете Осака, но не мог в  силу происхождения и долга, возложенного предками. Он решил по дороге в резиденцию заехать в Миноо, где располагался один из кампусов. Побродить среди студентов, перекусить в кафетерии, предаваясь мыслям о том, что ему недоступно, но находясь чуть ближе к собственной мечте. Только его планам не суждено было сбыться. Зазвонил телефон. Это была Наоки. Саруватари надел хендс-фри. Может, стоит пригласить ее на обед? 
- Саруватари-доно, Идзуми-сан из клана Хамада обратился за помощью по выделенному каналу. Связь была очень плохой, много помех. Вы находитесь ближе всех к нему. Координаты примерные. 
- Понял, Наоки-сан. Высылай координаты. Можешь сказать, над чем он работал и дать мне прослушать его сообщение, - лучше было остановиться и спокойно обдумать детали дела, но Саруватари не мог себе этого позволить – дорога была каждая секунда. А потому он направился по указанным координатам, слушая информацию, что давала Наоки. Первым было сообщение от молодого оммедзи. Голос Идзуми прерывали помехи, похожие на шепот или шипение. По тону было ясно, что юноша не на шутку напуган.
- Она… не то… она… они… помогите, - сообщение заканчивалось на этом. Саруватари задумался, а Наоки продолжила:
- Идзуми-сан полагал, что в окрестностях города Такияма обитает юрей, что при жизни был Ивамура Юки. В 2006 году Ивамура Юки была найдена мертвой в автомобиле неподалеку от шоссе 216  в машине, принадлежавшему ее молодому человеку Мори Тэцуе. Причиной смерти стал сердечный приступ, у нее было слабое сердце. Самое странное, Мори Тэцую так и не нашли. Шоссе должны были реконструировать, но работы были прекращены в 2011 году. Причина – недостаток финансирования и утечка рабочей силы. По этой же причине были прекращены работы по восстановлению гостиницы, расположенной неподалеку от дороги. Эта история всячески замалчивалась, поскольку там были замешаны чиновники, подозреваемые в растратах, но после стало известно, что многие рабочие видели загадочную девушку в белом платье.  Несколько лет никаких известий о призраке на шоссе не поступало, возможно юрэй была упокоена. Но после странные случаи возобновились. Их и расследовал Идзуми-сан. Почерк всегда один – мужчина сворачивающий на шоссе, разбитая машина и водитель, исчезающий без следа.
- Да, это похоже на мстительного духа, - заключил Саруватари.  – Но вот за что она могла мстить? На ее теле не было следов насилия, попыток сопротивления? Может, она испугалась и ее сердце не выдержало?
- Нет, следов насилия обнаружено не было. Ее платье было полурасстегнуто, но нет никаких доказательств что это сделал ее молодой человек. Возможно она сама, почувствовав себя плохо,  расстегнула его. 
Возможно. Все возможно. Что-то в этом деле явно не вязалось. Могло ли так статься, что она просто почувствовала себя плохо, а парень растерялся и ничего не мог сделать, чтобы помочь ей? Он сбежал в страхе и скрылся, а она мстит мужчинам за то, что избранник не смог ее спасти?
Они… они… Идзуми говорил «они», значит их несколько. А может он ошибся, зациклившись на девушке. Глупо думать, что юрэй только женщины. А что если Мори Тэцуя тоже не нашел покоя в царстве мертвых? Что если он связан с призраком Ивамура Юки и заставляет ее заманивать жертв? Версия логичная, но почему водители-мужчины? Какой прок от этого был Тэцуе? Впрочем, порой логика неупокоенных духов остается за гранью человеческого понимания.
- Наоки-сан, мне показалось или среди помех было что-то похожее на шепот. Попробуй прогнать сообщение через программу. Вдруг удастся что-либо выловить.
- Будет исполнено, Саруватари-доно.
Сару прибавил газу и выехал на заброшенное шоссе. Ехать по недостроенной дороге, а после грунтовке было сомнительным удовольствием. Едва старший сын клана Доман приблизился к назначенному месту, Наоки позвонила вновь.
- Саруватари-доно, вы были правы, - голос координатора был взволнован. – Их неск…  коре… мнн.
Саруватари постучал по хендс-фри и посмотрел на телефон. Связи не было. Идзуми подал сигнал практически чудом. Несколько секунд понадобилось Саруватари, чтобы экипироваться. Взять о-фуда, пару освященных ножей, фонарик, святую воду из храма в Тоёно. Нет, к такой охоте он был недостаточно подготовлен, но выбора у него не было.
Саруватари вышел из своего «Лансера» и заметил ярко-синий «Приус» принадлежащий сыну клана Хамада. Он осторожно подошел к машине и заметил на двери свежий кровавый след. Следы пальцев. Внутри похолодело от нехорошего предчувствия. Кровь была и на траве. Молодого оммедзи явно тащили. Саруватари проследил кровавый след. Он вел к заброшенной двухэтажной гостинице из которой хотели сделать слегка осовремененный рёкан.
- Беги, - подсказал внутренний голос. – Ему не помочь. Придешь с подкреплением.
Но Саруватари не стал к нему прислушиваться. Как он может считать себя членом правящего клана, если малодушно бросит на смерть собственного вассала. Медленно, осторожно, он начал подбираться к гостинице. В лесу стояла гробовая тишина, из здания не доносилось ни звука. Несколько, несколько. Неужели он прав и призраков двое? Краем глаза Саруватари заметил что-то белое среди деревьев, но оно тут же пропало.
Дом, Идзуми явно в доме. Саруватари открыл дверь и оказался в холле. В нос ударил резкий запах крови и чего-то еще более отвратительного. Он нашел Идзуми. И ему действительно было уже не помочь. Сару приблизился к нему и поднес руку ко рту, подавляя рвотный позыв. Не смотря на то, что он уже многое повидал, привыкнуть ко всему было невозможно. Грудная клетка и живот молодого оммедзи были разворочены, а внутренности частично раздавленные, частично разорванные лежали в кровавой луже на полу несостоявшегося рёкана. Лицо оказалось нетронуто, по щеке изо рта стекала алая струйка крови, а глаза, расширившиеся от ужаса,  смотрели в потолок.
Проклятье. Он лишь на два года старше Кирю. Несколько дней назад Саруватари видел наследника клана Хамада во дворе резиденции вместе с остальными наследниками вассальных кланов. Те, кто помоложе с восторгом смотрели на то, как Кирю сражается с Содзи из клана Гото. В глазах некоторых молодых оммедзи Кирю был кумиром, некоторые даже отращивали волосы, желая подражать ему. Они шептались, что младший Доман – реинкарнация Домана Шигитаро, прозванного «Дьяволом». Саруватари только снисходительно смотрел на них. Он считал, что Кирю, режущий дракон* клана войдет в историю не как тень кого-либо, он напишет собственную кровью своих врагов.  Идзуми тоже наблюдал. Но в его глазах Сару не видел восторга, о нет. Издуми изучал будущего соперника, выискивал бреши в его защите. И когда Кирю открылся, совершив ошибку, Содзи этим не воспользовался. А на лице Идзуми было написано, что он поставил себе мысленную галочку. Заметив взгляд старшего Домана он смутился, устыдясь своего порыва. 
- Ничего страшного, что ты это заметил, - сказал ему Сару. – И не постесняйся использовать это против него, как и то, что ты заметил до этого.
- Но Кирю-доно… 
- Кирю-доно не нуждается в поблажках, - твердо сказал Сару. - Если ты посмеешь поддаваться, то этим ты его серьезно обидишь и разозлишь. Разве сражаясь с теми, кто поддается он станет сильнее?   
- Нет, не станет.
- Тогда бери меч и хорошенько наваляй ему!
Идзуми изумленно уставился на него, не понимая, как старший брат наследника может желать ему победы.
А теперь он лежит здесь, буквально разорванный на части. Саруватари наклонился и прикрыл его глаза рукой, а после накрыл тело брошенным строителями брезентом. Он вознесет молитвы позже. После того как разберется с тем, что здесь происходит.
Оно напало со спины. Саруватари смог уйти от него только благодаря инстинктам. Он встретился лицом к лицу с обезображенной женщиной и полоснул ее освещенным кинжалом. Она закричала и отступила. Это явно не умершая от сердечного приступа Юки. На лице женщины были побои, ужасные черные синяки, ее губы были разбиты, а глаз был красным от лопнувшего в нем сосуда. С другой стороны к нему подбиралась такая же избитая женщина. Саруватари прочел мантру и выпустил из рукавов два талисмана по одному на каждое существо. Подчиняясь его воле, они подлетели к существам и прилепились к ним. Саруватари продолжил читать мантру, но женщины с криками бросились к нему за спину. Оммедзи увидел, что к ним прибавилось еще три. Сколько же их здесь всего? Женщины с талисманами принялись сдирать их с себя, не смотря на то, что талисманы обжигали им руки. Нет, определенно они не были юрэй.
Саруватари отступил в соседнюю комнату, вызывая еще четыре талисмана, прилепившиеся к стенам комнаты. Он произнес мантру, делая помещение освященным. Он успел вовремя – женщины хотели метнуться за ним, одна даже успела ворваться в комнату, но святость помещения заставила ее корчиться от боли, неестественно изгибаясь в судорогах. Она вползла в холл.
Саруватари же сел на пол, пытаясь осознать собственное положение. Расклад получался незавидный.

*Саруватари называет брата "Режущим драконом", поскольку это значение имени Кирю

Отредактировано Kuchisake onna (2019-05-06 15:57:58)

+3

3

Нужный поворот он, конечно, проехал. А всё потому, что не надо было слушать Рюшу, который орал в трубку, перекрикивая свист ветра: "А потом направо, Рикудо-кун, не доезжая до станции Цумигатаки метров семьсот. На-пра-во!".
Сейчас телефон молчал: разозлённый Камо вырубил гарнитуру нахрен и на звонки друзей больше не реагировал. Ему было проще разобраться самому. Как впрочем, и всегда. Он хорошо ориентировался в окрестностях Такарадзуки, который только что проехал, и в дороге не отвлекался ни на навигаторы, ни на музыкальный проигрыватель, потому что гонял на таких скоростях, что чуть зазеваешься - и ты уже мокрое пятно на асфальте, а колёса описывают круг почёта вокруг ближайшего столба.
Но сейчас, видимо, был какой-то особый случай: указателя на Такияму, где его ждала чуть ли не вся "стая", на месте не оказалось. Рюхей, которому Рикудо позвонил, чтобы уточнить ориентиры, тоже не помог - благодаря его ценному совету вместо  Такиямы "Кавасаки" завёз хозяина в какую-то несусветную глушь. Когда мотоцикл бодро запрыгал по выбоинам дороги, которая на глазах становилась всё хуже и хуже, оммёдзи сбросил скорость.
"Всё путает право и лево, придурок", - устало подумал Рикудо, собираясь развернуться и ехать назад, к развилке, на которой явно надо было поворачивать налево, а не направо. Он уже начал манёвр, когда на дорогу прямо под колёса метнулось что-то белое, раздался скрежет, и "Кавасаки" стал заваливаться набок. Камо вывернул руль до упора, понимая, что теряет над мотоциклом контроль. С тормозов во все стороны сыпались искры, но толку-то... Байк съехал с шоссе в какую-то канаву, и Рикудо вышибло с сиденья. Он пролетел пару метров, ткнулся шлемом в торчащую из-под земли корягу и затих. Белый силуэт постоял на обочине, пока не замерли бешено вращающиеся колёса, а потом мигнул и исчез, как будто был всего лишь помехой на экране старого телевизора.

Пробуждение было не из приятных. Голова гудела, в горле стоял противный липкий ком. Рикудо едва успел стащить шлем, и его вывернуло прямо тут же, под корягу. В глазах даже не двоилось, а четверилось и пятерилось. Деревья по обе стороны шоссе водили издевательский хоровод, так что Рикудо стошнило ещё раз. Видимо, на всякий случай.
Он прислонился к ближайшему дереву спиной - ноги подкашивались, наощупь вытащил талисман, потом второй и призвал сикигами. Оба явились тут же. Óни с мрачной рожей - на этой неделе его звали Пикачу - застыл возле хозяина, ожидая приказа, зато лисица, Тэйян-йи, вьюном завертелась вокруг, задевая ноги Рикудо хвостами. Он давно её не звал, и кумихо злилась. В такие моменты колдун жалел, что оставил своей самой ценной сикигами свободную волю.
- Ты, - оммёдзи ткнул пальцем туда, где по его прикидкам находился демон, - оставайся рядом и защищай меня. Нян, а ты пробегись по округе, узнай, что случилось. На меня напали, и я хочу знать, что именно.
Лисица фыркнула, но повиновалась. Распушив веером все четыре хвоста, кумихо мелькнула между деревьями и скрылась из виду.
Рикудо пару минут постоял с закрытыми глазами, напряжённо прислушиваясь к звукам вокруг, потом решил, что хватит с него геройства, и сел прямо на землю. Шумели ветви, где-то вдалеке ворочалась в тучах гроза, но птиц было не слышно. И вообще никакой живности, хотя конец мая, пора бы уже всяким там букашкам-стрекозкам-стрекозлам резвиться вокруг. Но нет, не резвились.
Рикудо осторожно открыл глаза. Головокружение прекратилось, и Пикачу, ходивший вокруг хозяина дозором, был всего один, как и положено. Как раз вовремя. Хрупнула ветка, лисица пружинисто перепрыгнула замерший на боку мотоцикл и приземлилась уже на человеческие ноги. Покачнулась, восстанавливая равновесие.
- Уходи отсюда, - голос у неё был хриплый, будто бы после сна. - Если жить хочешь.
Кумихо больно вцепилась ему в руку, потянула наверх, помогая встать на ноги, а потом потащила за собой обратно к шоссе.
- Лошадка твоя  - в хлам, - не без злорадства сообщила она, проходя мимо "Кавасаки", несколько сплющенного ударом об дерево. Рикудо замедлил шаг, чтобы оценить ущерб, но кумихо бесцеремонно поволокла его дальше. С нечеловеческой силой у неё хорошо получалось быть убедительной. - В общем, здесь бродит пять тварей в белых балахонах. Голодных. Я столько насчитала, но они быстро перемещаются. Меня видят, но не трогают. А у тебя за спиной стояли трое. За деревом, где ты сидел.
Камо резко обернулся, но перелесок за спиной был пуст. Ни одного ёкай за исключением Пикачу, который тяжело шагал рядом, и самой кумихо.
- Они бы напали, если бы не демон. Может, выжидали момент? Что поделать, - кумихо демонстративно облизнулась, - не только я хочу отъесть от тебя кусочек.
Рикудо поморщился. От людоедских шуточек Нян он был, мягко говоря, не в восторге, но знал ведь, кого выбрал себе в сикигами.
- Куда мы? - спросил он, когда шоссе осталось позади и под ноги легла лесная дорога - а точнее, недавно проложенная колея. Влажная земля ещё хранила свежие отпечатки колёс, трава и кустарники на съезде с шоссе были примяты и изломаны. - Что ты нашла?
- Дом, - лаконично отозвалась лисица. Большего ей говорить было незачем: колея привела их к двухэтажному зданию, возле которого стояли две машины. Одна, судя по всему, уже давно. Верхний этаж щерился разбитыми окнами, нижний был заколочен досками, но Рикудо показалось, что в щели между импровизированными ставнями пробивается свет. Он хотел спросить у Тэйян-йи, ходила ли она в дом, но кумихо вдруг страшно закричала за его спиной. Женский крик перешёл в рассерженное лисье тявканье, и Пикачу тут же развернулся на звук, чтобы принять на себя предназначенный хозяину удар.

Их действительно было пятеро. Трое пытались поймать лисицу, которая шустро ускользала из их жадно шарящих рук, четвёртую Пикачу сосредоточенно рубил в капусту, а вот последняя направилась прямо к Рикудо. Когда-то эта женщина, должно быть, была очень красива. Половина лица была безмятежно-прекрасной, кожа белая, как изысканная фарфоровая чашка, а на второй - сплошные  ожоги, зияющие раны, сквозь рваную рану рта просвечивает осколок кости. Ничего особенного она не делала, просто шла, но именно из-за её спокойной уверенной походки Рикудо стало жутко, как будто женщина просто знала, что доберётся до него. Знала - и всё тут.
Он остановил её, сложив пальцами самый сложный из доступных ему знак кудзи, и ёкай замерла так резко, будто натолкнулась на невидимую преграду. Дёрнулась, а потом сделала один крошечный шажок. Потом ещё один, сопротивляясь колдовству оммёдзи.
- В дом! - крикнула Нян, снова приняв человеческий облик. - Они не могут войти. Никто из нас!
Рикудо захлопнул тяжёлую створку прямо у твари перед носом и привалился спиной к двери. Шум на улице затих сразу, как он отозвал своих сикигами - больше им там было нечего делать. Полминуты в тёмном холле было пусто, а потом воздух замерцал, и белый силуэт - будто снова ожил древний телик "Хитачи" из дедушкиной гостиной - стал проявляться из воздуха.
За следующие две минуты Рикудо изверг из себя все ругательства на всех языках, которые знал, и потратил добрую половину талисманов с низшими духами, пытаясь остановить нападавших. Наугад он толкнул дверь в комнату по правую руку от коридора. Дверь поддалась, но слабо, как будто её чем-то подпирали. Рикудо ударил в створку плечом, чуть не выбив и хлипкую преграду, и руку из сустава, и ввалился внутрь. Тварь слепо шарила руками в воздухе - эта была безглазой - но порог не переступала. "Тэйян ошиблась, - понял Рикудо, - дом защищён, но не полностью. И кого же благодарить?"
Захлопнув дверь, за которой не прекращалось шебуршение и скрежет, Камо налепил на дверь талисман и повернулся. Ответ на его недавний вопрос нашёлся очень быстро.
- Спокойно, - бодрым голосом сказал колдун, - я свой. Это ты ставил защиту на двери? Очень недурно, хотя и...
Створка за его спиной содрогнулась. Потом в дверной косяк постучали.
- Отвали! - огрызнулся Рикудо в сторону двери и продолжил, обращаясь к незнакомцу, которого было плохо видно в полумраке комнаты:
- Может, покажешься? Мне кажется, мы уже где-то встречались.[icon]http://s7.uploads.ru/hlb2B.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]son of a bitch[/status]

Отредактировано Xuanzang (2019-09-16 00:41:04)

+3

4

[icon]http://s9.uploads.ru/wL9oi.png[/icon][nick]Doman Saruwatari[/nick][status]I gonna faith you give it up for we live[/status]
Они страстно желали достать его из импровизированного укрытия. В любой другой ситуации Саруватари мог бы пошутить, что никогда не пользовался столь бешеной популярностью у девушек. Но ситуация не располагала к шуткам. Саруватари с трудом смог закрыть дверь и подпер ее каким-то строительным мусором, благо она была обычной распашной, а не раздвижной сёдзи. При мысли о том, как бледные, покрытые синяками руки прорываются через бумагу васи и слепо шарят в попытках его достать, Саруватари стало не по себе.
Женщины царапали дверь ногтями. Потом несколько из них вышли из холла и принялись скрестись в заколоченное досками окно. Они шептали, шипели, хрипели. Саруватари не мог разобрать слов, у него закралось подозрение, что это вообще не японский.
Много. Несколько. Наоки различила их голоса, возможно, разобрала слова. Если бы он успел услышать, это помогло бы ему. Ему… А вот Идзуми он помочь не смог. В голове отозвались далекие слова Ранмару. Сколько ему тогда было? Четырнадцать наверно, а старшему брату девятнадцать. Они ехали на одну из первых охот Саруватари. Брат вел машину, не переставая напутствовать его.
- Знаешь, какой самый главный принцип охоты? – с видом знатока спросил Ранмару.
- Убивай всех, кто существа? – с издевкой ответил Сару, за что получил от брата оплеуху. Его убеждения уже были сформированы, но пока что списывались на юношеский максимализм. Он не хотел ехать на охоту с Ранмару Великолепным, предпочтя бы кого-нибудь попроще. Например Ли-кёсанима, который обучал его тхэквандо. Зато семилетний Кирю с радостью бы поехал с ними.  Да что там, он едва не поехал с ними, притаившись на заднем сиденье. Хорошо, что они его вовремя заметили. И только обещание Ранмару привести какой-нибудь трофей смогло остановить младшего Домана от намеренья составить им компанию. 
- Нет, балда. Самый главный принцип – ты не сможешь спасти всех, - Ранмару посмотрел на брата, а после нахмурился. – Ну что? Что опять? У тебя такое лицо, словно ты снова хочешь со мной поспорить.
- Да нет, - фыркнул Сару. – Просто хотел сказать, что такой пессимистичный принцип не очень подходит для тех, кто призван спасать людей.
Ранмару недовольно цокнул языком и отвернулся к дороге.
- Это не пессимистичный принцип, Сару. Это реалистичный принцип. Это то, во что надо верить,  чтобы не сойти с ума. Тот, кто сойдет с ума от чувства вины, вряд ли сможет спасти кого-то еще.
Саруватари посмотрел на брата. В тот момент он показался ему лет на пять старше. Брат уже охотился и многое повидал. И было на его лице что-то такое, чему Саруватари не мог, да и не желал возражать.
Да, его брат не всегда был высокомерным и самовлюбленным говнюком. Жалко, что Сару осознал это слишком поздно.
- Ты не сможешь спасти всех, - вымолвил Саруватари в пустоту комнаты.  Теперь единственный, кого он должен был спасти – он сам. Комната давала ему временное убежище. Но сколько он еще тут протянет без воды и пищи? Булка в кармане куртки – не в счет.
Для начала нужно было оценить потенциального противника и придумать стратегию боя или отступления. С чем он столкнулся? Это явно не юрей Ивамура Юки или ее бойфренда. Пазл с загадочной гибелью девушки сложился в его голове. Женщины забрали Мори Тэцую и сделали с ним тоже, что и с Идзуми. Но девушку они не тронули. Может, потому что Юки с ее слабым сердцем умерла от ужаса до того, как они успели ей навредить? Или они не желали ей вредить, и их целью был Тэцуя?
Саруватари сложил пальцы домиком. Теперь сами женщины. Судя по их виду и силе, это онрё. Пять, а может и семь. Хватит ли у него талисманов, а главное запаса собственного Ки на то, чтобы упокоить их всех? Нет, не хватит.
Саруватари сделал глубокий вдох. Он бы и глаза закрыл, но не мог себе это позволить. Он должен отбросить страх от превосходящего силой и количеством противника, чувства вины за не спасенного молодого оммедзи и тревожные мысли о будущем.
Что он может сделать? Для боя он недостаточно хорошо экипирован. Попытаться прорваться к машине? Судя по кровавому отпечатку на дверце «Приуса», этот план выбрал Идзуми и он провалился. Что остается в итоге? Может, Наоки уже вызвала подкрепление? А что если нет? А что если их будет недостаточно? Что если это будут больше охотники, чем оммедзи? Ему нужен был оммедзи, сильный колдун уровня старика Акадзуки. Нет, подошел бы даже кто попроще из клана  Курояма или Камо. Вместе они смогли бы…
Сару мотнул головой. Нет, рассуждать о том, чего он не имеет, он не будет. Да и не стал бы никто из вражеских кланов помогать ему. Он попробует укрепить Ки и прорваться. Саруватари закрыл глаза и принялся повторять молитвы богам-покровителям, отвергнутым и злым, как и сами доманцы.
Кажется, он вошел в состояние, близкое к медиативному трансу, а может и задремал. Вывел его из этого состояния шум на улице. Женский крик? Что? Неужели подмога? Или новые жертвы? Саруватари подскочил к окну и разобрал только белые силуэты онрё.
А после в дом кто-то ввалился и принялся неистово ругаться. О, кажется, это действительно кто-то из Доманов. Саруватари уже хотел было метнуться к двери и помочь со-клановцу, но тот помог себе сам, со второй попытки практически вынеся дверь плечом. Вторженец закрыл ее, запечатав талисманом, а после повернулся к Саруватари.
Он сказал что свой. Но нет. Он не был своим. Вторженец сказал, что они, кажется, встречались. О да, встречались. Но только не лично, а на фотографиях, чудом сделанных информаторами обоих кланов. Впрочем, достать фотографии незваного гостя было проще, чем самого Саруватари, ведь клану, к которому он принадлежал не было нужды скрываться. Перед Саруватари стоял Камо Рикудо, собственной персоной. Выглядел он несколько потрепанно, на бледном лице была кровь, черные джинсы измазаны грязью, но узнать его вполне можно было. Улыбка плейбоя, кожанка гламурного байкера, сережки в ушах. Имидж плохого парня, который на самом деле не такой уж плохой, просто его никто не понимает. Идеальный для романтической дорамы.  О Камо Рикудо ходило множество разных слухов, в основном о том, что он уступает таланту своей сестры и имеет репутацию достаточно скользкого типа.  Впрочем, Саруватари же хотел получить Камо. Он получил Камо. Боги его услышали, хотя, кажется, решили продемонстрировать свое странное чувство юмора. 
- Нет, лично мы не встречались, - Саруватари приблизился к Рикудо. – Но вполне возможно, что ты обо мне слышал. Позволь представиться  – Доман Саруватари.
Смысла скрываться не было, учитывая, какие слухи ходили об информаторах клана Камо.
- Добро пожаловать в мою временную обитель. Вай-фая и кабельного нет, да и саке для того, чтобы отметить встречу я не захватил. Увы. Здесь есть только пространство и защита от тех милых барышень. Располагайся.

Отредактировано Kuchisake onna (2019-09-16 17:59:24)

+3

5

[icon]http://s7.uploads.ru/hlb2B.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]son of a bitch[/status] Наверное, Рикудо приложился об ту злоебучую корягу сильнее, чем предполагал. Потому что когда из тёмного угла появился лучащийся добродушием Доман и извинился за отсутствие вайфая, Рикудо и в голову не пришло швыряться в него знаком кудзи, как в особо злокозненную галлюцинацию. Он просто вздохнул и представился сам. Идиотизм ситуации уже немного зашкаливал за критическую отметку, так что терять было нечего.
Поначалу Камо хотел представиться чужим именем. Всё равно каким, любым, которое только придёт в голову. Но голова гудела, болела и отказывалась выдавать хоть какие-то приемлемые варианты, назойливо подбрасывая только один - Пикачу. Двух Пикачу эта ветхая развалюха точно бы не выдержала, да и информаторы у клана Доман едва ли были хуже, чем у Камо. Если Рикудо понял, с кем говорит, то и Саруватари должен был. На фотографии, добытой стараниями Кавагами-сан, бывший наследник Доманов был моложе и выглядел как-то... умильнее. Щёчки покруглее, волосы подлиннее и рассеянная улыбка создавали общее ощущение некоторой тюфячности. Рикудо помнил, как был разочарован, разглядывая предполагаемого кровного врага.
- Неудивительно, что они сделали наследником психа, этот вообще никуда не годится, - фотография отправилась в корзинку для бумаг, но лицо осталось в памяти, отпечатанное накрепко. И теперь "слепок", извлечённый откуда-то из глубин сознания, был придирчиво сличён с оригиналом. Некоторое сходство имелось, конечно, но не полное. И этому Саруватари Рикудо лгать не стал.
Из-за плотно прикрытой двери ощутимо тянуло мертвечиной. К этому запаху можно было бы притерпеться, но сейчас колдуну было очень сложно терпеть вообще хоть что-либо. Его опять затошнило.
Камо отошёл в самый дальний от выхода угол так, чтобы держать дверь в поле зрения, снял куртку и уселся на неё. Холодало. Темнело. Дальше будет только хуже.
- И долго ты сидишь здесь, Доман? - негромко поинтересовался Рикудо. Это было важно. Если Саруватари потратил почти всю свою ки, отбиваясь от демониц, то придётся рассчитывать только на свои силы. "Как всегда".
Если бы рядом были друзья, ему было бы спокойнее. "Стая" всегда охотилась вместе, и Рикудо как лидер знал сильные и слабые стороны каждого, понимал, кому лучше атаковать, а кому - подстраховывать. Сейчас в его распоряжении был только один союзник - и то, одним богам ведомо, насколько надёжный.
- Жаль, вайфая нет, - невесело пошутил он. - А как насчёт кофеварки? Если нет кофе, то я ни минуты больше здесь не задержусь. Ну всё, я пошёл! - и, конечно, не двинулся с места.
Тусклый свет, сочившийся сквозь заколоченные ставни, постепенно угасал, и вскоре комната погрузилась в кромешный мрак. Стало заметно холоднее. И страшнее. Шебуршание за дверью усилилось: звук был такой, как будто кто-то мерит шагами коридор и время от времени скребётся, требуя впустить. Талисманы ещё держались... пока держались, но офуда не могут работать вечно. Когда с косяка с тихим шелестом слетел первый защитный знак, Камо почувствовал, как у него заныли разом все кости. Мёртвые женщины за дверью просто ждали момента, когда смогут войти. Им некуда было спешить, в отличие от оказавшихся в западне оммёдзи.
- Эй, Доман, - позвал Рикудо и тут же исправился, - Саруватари-сан, перебирайся сюда. Приглашаю тебя посидеть со мной в вип-углу. Места повышенной комфортности только сегодня для лучших охотников Японии. Только, будь добр, не наступи на лису.
В темноте мелькнуло белое пятнышко. Тэйян-йи устроилась у хозяина под боком, распушила хвосты, как роскошный меховой плед.
- Ты расскажешь мне, что происходит? Я боюсь, у нас немного времени... коллега, - сейчас в этом обращении было гораздо меньше насмешки, чем могло бы быть.

Отредактировано Xuanzang (2019-06-29 03:15:31)

+2

6

[icon]http://s9.uploads.ru/wL9oi.png[/icon][nick]Doman Saruwatari[/nick][status]I gonna faith you give it up for we live[/status]
Камо Рикудо выглядел как самоуверенный и высокомерный говнюк. И вел себя соответствующим образом. Саруватари в высокомерных говнюках разбирался прекрасно – один из них был его старшим братом. На миг ему даже показалось, что он беседует с ожившим Ранмару, точнее с не самой  лучшей частью Ранмару. Те же уничижительно-властные интонации того, кто считает себя лучше других, того, кому уготован статус повелителя Японии, да что там Японии – всего мира. От одного пренебрежительно брошенного «Доман» уже сводило зубы, но Саруватари держался. Мама учила его, что некоторые унижения для достижения собственной цели можно и снести, но обязательно запомнить. И ответить в подходящий момент. 
Но Камо Рикудо его удивил. И приятно удивил. Он одернул себя и заговорил с ним как с равным. Они действительно были  равны по положению, разве что Рикудо имел статус наследника. 
Когда Саруватари приблизился к отпрыску клана Камо, то смог получше разглядеть рану на его голове. Не к добру, совсем не к добру. Учитывая то, что Камо на пути к ВИП-углу слегка пошатнулся и его лицо было бледным, Сару предположил, что у него возможно сотрясение мозга. Он явно попал сюда с трассы, скорее всего и травму он получил там же, ведь был на машине или, может быть, мотоцикле. Сюда он добрался на одном адреналине и вскоре может начаться откат в виде потери сознания или спутанных мыслей. Значит, времени у них обоих действительно в обрез. У Саруватари были при себе исцеляющие талисманы, но вряд ли Рикудо позволит потенциальному кровному врагу прикрепить его к себе. Значит, нужно убедить его сделать это.
Несмотря на то, что Рикудо наверняка чувствовал себя паршиво, взгляд его был максимально сосредоточенным и вопросы он задавал правильные. Оценить остановку. Оценить нового союзника. И выжить. Выжить было их общей целью. Поэтому Камо не стал размениваться на гневные выпады в стиле – вы убили моего двоюродного деда, мы с вами враги. Нет, сейчас они не враги, не Доман и не Камо, а два оммедзи, что оказались в одной западне. Саруватари невольно ощутил уважение к Рикудо. Такой подход к делу ему нравился. А еще у Камо даже нашлись настроение и силы невесело отвечать на шутки.
Лиса же вызвала у Сару невольную и совсем не соответствующую ситуации улыбку. Он вспомнил статую Абэ-но Сеймея в Осаке, где великий оммедзи отлит вместе со своей матерью – лисицей Кузунохой. На языке завертелась сомнительная шутка и желание спросить Рикудо не желает ли он стать отцом нового Сеймея. За ней на ум пришла другая, не менее сомнительная, о том, что скорее всего Камо-но Рикудо и есть новый Сеймей, а это его мама. Саруватари с силой провел по лицу рукой, прогоняя глупые мысли из своей головы. Измученный разум стремился сбежать от кажущейся безвыходной ситуации, чтобы не вспоминать, что юный вассал лежит за стеной растерзанный, чтобы не чувствовать запах мертвечины, чтобы не слышать шепот женщин… Камо Рикудо соображает даже с травмой головы, а уступать ему Саруватари не собирался.
- Для меня честь разделить этот угол с тобой, Рикудо-сан, - Доман сел рядом с Камо. – Сожалею об отсутствии кофе, но обещаю, что если мы выберемся отсюда живыми – то непременно угощу тебя самым лучшим кофе, что найдется в округе. Я сижу здесь, - Сару замер, а после посмотрел на часы. – Я сижу здесь около трех часов. Я был поблизости, когда мне поступил запрос о помощи от вассала клана Доман. Мое дело было незначительным, мелкий дух, терроризирующий сувенирную лавку, а потому я не был экипирован для такой охоты. У меня с собой несколько талисманов, два освященных кинжала, бутылка со святой водой и булка, - Сару не знал, зачем упомянул последнее, но продолжил. – Мой вассал считал, что на этом шоссе завелась юрей, вроде женщины в белом или Ла Йорона, которая убивает мужчин, заехавших в эту глушь. Девушка умерла в 2006 году, была найдена в машине своего парня. У нее констатировали сердечный приступ, а парня не нашли. Шоссе и этот рёкан были на реконструкции но, работы прекрастили в 2011 году из-за недостатка средств. Некоторые рабочие говорили, что видели силуэт в белом.  Нам поступил сигнал от вассала, где он просил о помощи и сказал, что духов несколько. Наш координатор подтвердила это, отделив в записи посторонние шумы. Еще она сказала… «коре», - так странно, пропуская детали дела вновь через свою память, Саруватари вспомнил об этом. – Если она имела в виду Корею, то понятно, почему они не говорят по-японски. Это могут быть кишины.
По спине Саруватари пробежал холодок.
- Я немного говорю по-корейски, но не могу разобрать их слов. Когда я приехал, то прошел в этот недоделанный рёкан. Там я увидел труп моего вассала, а после они напали на меня. Я припечатал двоих талисманами, но они начали сдирать их с себя, не смотря на боль. После я вбежал в эту комнату и освятил ее. Потом я медитировал, пытаясь аккумулировать Ки, но не смог накопить ее слишком много, поскольку часть уходила на комнату. А потом пришел ты.
Саруватари надеялся, что он был достаточно лаконичен в своем изложении. А теперь пришел его черед задавать вопросы.
- Рикудо-сан, а как ты оказался здесь? Твоя рана… это авария? Как ты себя чувствуешь? – Сару замер перед самым важным вопросом. – Ты сможешь сражаться?

Отредактировано Kuchisake onna (2019-09-16 17:59:36)

+2

7

[icon]http://s7.uploads.ru/hlb2B.png[/icon][nick]Kamo Rikudo[/nick][status]son of a bitch[/status]Головная боль и не думала униматься. Рикудо совершенно зря рассчитывал, что несколько минут в темноте, тишине и относительном покое помогут ему прийти в норму. Поначалу и правда стало немного легче - особенно, когда Доман наконец заткнулся - но потом от затылка стала расползаться тупая ноющая боль, с каждой минутой нарастая всё сильнее и превращая и без того не очень ясную голову Камо в бесполезный чугунный котелок.
- Это не могла быть Ла Йорона, - чтобы понять, что там вещает Саруватари, пришлось значительно напрячься. - Плакальщицы охотятся там, где есть вода. И взрослые интересуют их куда меньше детей. Хотя всякое, конечно, случается. Ты мне лучше скажи, - в левом ухе зазвенело, и Рикудо схватился за гудящую, а теперь ещё и звенящую голову обеими руками, - зачем ты приехал один, если знал, что духов несколько? У Доманов не в чести командная работа? Я, разумеется, не осуждаю...
Он осуждал. И ещё как. По крайней мере, ухмылка Рикудо, почти неразличимая в полумраке, была исключительно паскудная. И всё же, для кровного врага он вёл себя вполне благопристойно: дальше ухмылки и сомнительных острот дело не зашло. Любой другой Камо сделал бы всё, чтобы прикончить сына ненавистного Ишизуки даже ценой собственной жизни. К счастью для Саруватари, Рикудо было плевать на кровную вражду, невинно убиенных в каком-то дремучем году младенцев и прочую высокопарную чушь. Он был практичным молодым человеком - быть может, именно потому и дожил до своих лет.
- На меня напали на дороге, - поморщившись, стал рассказывать охотник, осторожно облокачиваясь на тёплый лисий бок. Кумихо недовольно фыркнула, но не отодвинулась, и Рикудо был очень ей за это благодарен. Его уже давно знобило. - Я не сразу понял, что это такое, даже не разглядел толком: она бросилась прямо под колёса, и я улетел в кювет вместе с байком. Если бы не шлем, мы бы сейчас не разговаривали.
Только сейчас Рикудо начал соображать, как ему повезло. Учитывая скорость, с которой он ехал, его должно было так живописно размотать по дороге, что Стае пришлось бы собирать ошмётки в два мешка: в первый - детали разбитого мотоцикла, в другой - его самого. А так, считай, легко отделался. Башка, конечно, трещит. Шея ноет. И мерзкий комок в горле всё никак не хочет исчезать. Но сам Камо жив, может ходить, говорить... даже сражаться, наверное. Хватит сил продержаться, пока не подоспеет помощь. Друзья наверняка уже его ищут.
Рикудо, скривившись, снова сплюнул в угол и продолжил:
- Эта дрянь кружила рядом, пока я приходил в себя и добирался до дома, но не нападала. Подружек поджидала, как оказалось. Ну и морды у них... Знать бы, кто их так расписал. Может, что-то прояснилось бы.
Камо устало прикрыл глаза, и изуродованное лицо женщины всплыло в памяти до всех неприглядных деталях.
- Это кишины, Саруватари-сан. Их штук пять, и все красотки хоть куда. С одной я разобрался, - он без всяких угрызений совести присвоил себе боевые заслуги Пикачу, - но остальные всё еще хотят познакомиться поближе.
Дверь тут же бешено задёргалась, почти слетая с петель, как будто стоявшие за неё женщины только и ждали, когда о них заговорят. Рикудо умолк, тревожно вглядываясь в темноту и стараясь разглядеть, на месте ли талисманы. Офуда пока держались, но рассчитывать, что их надолго хватит, не стоило.
- Они нападали как-то очень осмысленно, - наконец продолжил Камо. - Не очень похоже на тупую злобу, с которой обычно охотятся такие существа. Они сначала заманили сюда, потом подстроили аварию на дороге. Подпустили поближе к дому, чтобы убедиться, что я никуда не убегу, и только потом атаковали. Я ощутил... - он задумался, подбирая подходящее слово, - ненависть. Как будто я что-то им сделал. Лично я. И поэтому он хотят моей смерти. К счастью, не я один такой избранный. Тому парню в коридоре тоже не повезло. Он тут уже, похоже, давно лежит. Но мы-то пока живы... будем отбиваться.
В драку Рикудо очень не хотелось. Он был не уверен, что ему хватит сил сражаться хотя бы вполовину так хорошо, как обычно, но, похоже, дело шло к тому, что придется открывать дверь и давать бой. Так что Саруватари очень вовремя спросил про состояние "коллеги".
- Чувствую себя отвратительно, - честно сказал Камо. - Башка трещит. Знобит. Драться, наверное, смогу, а вот с чарами будет сложнее... не сосредоточиться никак, в мозги как будто ваты набили. Плохи наши дела, Саруватари-сан. Потому что план у меня как бы есть, а вот возможности ему следовать - как бы нет.
Оммёдзи ещё немного посидели в молчании и почти кромешной темноте. Свет, просачивающийся сквозь прикрытые створки ставен, окончательно померк. За дверью заскреблось, завыло и заухало ещё активнее. Намного отчётливее послышались женские голова. Потом в дверь постучали, довольно вежливо и деликатно.
Тук-тук-тук. Тук. Тук-тук?
- Закрыто! - крикнул Рикудо с нарочитой бравадой. - Зайдите завтра, мы работаем с восьми утра.
В коридоре воцарилась озадаченная тишина, а потом хлипкая створка затряслась с новой силой. Голоса зазвучали на частоте, трудно переносимой человеческим ухом, и Камо сложил пальцами несложный, но мощный знак. За дверью что-то вспыхнуло, и стало тихо.
- Это ненадолго, - пояснил Рикудо. - Вот блин, ну и влипли же мы. Так, ладно, слушай. Есть идея, очень плохая, очень всратая идея, но лично я другого выхода не вижу. Нечего сидеть и ждать, пока они тут нас по одному передушат. Надо впустить их. Сделаем ловушку - смотри, у нас тут в распоряжении целые четыре стены. Я смогу их поймать и обездвижить - мы, Камо, это хорошо умеем, а ты бы расправился с ними. Вы же, Доманы, боевые ребята, разве нет? Есть только одна проблема: я сейчас не крутой Камо, а ушибленный. На всю голову. И, к сожалению, это не метафора.

Отредактировано Xuanzang (2020-01-07 17:13:51)

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Белые хризантемы