Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Let's Drink!


Let's Drink!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Let's Drink!

http://s8.uploads.ru/fgPuo.jpg
Kun ol' kyllin jano juotu,
Soitettu mailman tuvil'.
Matkattu pallo halki, poikki.
Piot huolella pietty.

1. Место действия
Бар The Red Lion Tavern, Лос-Анджелес, США
2. Время и погода
28 сентября 2018 год, на улице +22, безветренно, повышенная влажность, на часах 22:15 и далее.
3. Действующие лица
Катарина Дойль, Роберт Хантер

Катарина Дойль отдыхает после успешной охоты, потихоньку планируя свои дальнейшие дела-делишки, поглядывает на народ, с бутылкой пива в руке. Короче, методично напивается и ищет приключений на свой зад. Что интересно, Роберт Хантер тоже не прочь пропустить по стаканчику. И не одному. К чему приведет пьяная ночь в баре на окраине Лос-Анджелеса?

+1

2

Катарина снова напивалась одна. Одна, одна, одна! Вечно одна, хер бы кого побрал. Как же ее заебало пить в одиночестве, но кому нужна стервозная баба, которая скорее перегрызет глотку, обольет ушатом дерьма, чем конструктивно поговорит? Всем нужны милые ромашки, которые будут мурлыкать, понимать и сочувствовать. Которые будут слушать и слышать. Дойль же и самой есть что рассказать, да только на хуй она никому не вперлась. Столько лет мотается по штатам, меня бары, отели, мужиков, оружие, да так, что, кажется, охотница знает каждый закуток гребанной Америки.
- Stand tall for the beast of America… - напела хрипловатым голосом Катарина, смотря на бутылку дешманского темного эля. Вторую по счету, всего лишь. Что ж, у Кэт вся ночь впереди, так что вполне можно растянуть удовольствие, - lay down like a naked dead body!
В баре играло что-то непритязательное, а народу набралось даже прилично – пятница. Женщина усмехнулась. Ну да, самый раз прийти в небольшой бар после рабочей недели, пропустить по бутылке, потрепаться о разном: соседях, сдохшей собаке, которую траванул какой-то мудак, начальнике завода и прочей бытовой херне…
Эта часть Лос-Анджелеса как никогда напоминала один из мелких городишек - не было тут шика и блеска огней, ярких красок, высоток. Но в тоже время растения довольно зеленые, ухоженные, а на улице жарко, душно даже, такой тропической духотой. Для Кэт уж точно, но она привыкшая. Ни разу, ведь, не надевала легкую майку или платье.
Дойль фыркнула, прикладываясь к бутылке. Ее не тянуло в центр города, к славе, богачам и безудержному веселью. Ни в Беверли-Хилл, ни  в Глендейл, ни уж тем более в Голливуд. Нет, спасибо, ей и на окраине неплохо, тем более пальмы и тут есть, даже водохранилище имеется рядышком.
Кэт откинулась на спинку стула, перекинув ногу на ногу, а рукой цепляясь за деревянный прут. Одежда охотницы была довольно свободной – темные джинсы, черная водолазка под горло и с длинными рукавами, да неизменные берцы со стальными носами. На поясе как обычно покоился нож, скрытый от всех чехлом. Вся поза выражала развязность и леность, а волосы свободно и взлохмачено спускались на плечи. Сегодня можно, сегодня она заслужила.
А вот вчера… Катарина давно наткнулась в одном из пригородов на молодого вампира, гнала его как зверя с места на место. Верткий, гад, но охотница выследила его, и путь привел ее сюда. Женщина усмехнулась сама себе, вспомнив, как отрубала его башку, как капала кровь, а лицо в последний миг выражало истинный ужас. Упоительно, сладко было сжигать тело, ощущать, как горит труп. Он, ведь, понял, что за ним ведется охота, понял, что этот кто-то поумнее будет – дал деру изо всех сил, женщине пришлось изрядно помотаться. На что надеялся этот выблядок, решив затеряться в Лос-Анджелесе? Одним словом – существо.
Катарина скривилась, посмотрев на бутылку. По стеклу скатывались капельки воды – сам напиток был ледяным, освежающим. Надо что-то делать. Надо уже что-то делать, а не торчать в этой гребанной стране, выкашивая нечисть. Бесполезно же, они только лезут и лезут. Должен быть выход. Пожалуй, в Европе могут найтись ответы, какие сволочи завезли в Америку эту мерзость, да как от них избавиться раз и навсегда. А потом вернуться, подчищая остатки. Безумная мысль, которой Катарина жила последние два года.
Вокруг же народ отдыхал – кто-то смотрел телек, висевший над барной стойкой, какая-то баба вовсю флиртовала с двумя мужиками.
«Наверняка отсосет обоим, - мрачно улыбнулась Дойль, - с кем поспорить то?»
Огляделась, выискивая глазами кого-нибудь. Но за кого зацепиться? Кому она на хер нужна?
С годами одиночество ощущается лишь сильнее, а женщина уже не была юной девчонкой со взором горящим, хоть и оставалось в отличной форме. Тело, правда, периодически требовало дозы: в отсутствии хорошей трепки оно словно костенело, теряло гибкость, а кожа эластичность. Пусть пока не так заметно, но все же. Так что даме приходилось все больше и больше прикладывать усилий, чтобы сохранить свои труды.
Глаза так ни за кого не зацепились, только отметили обшарпанные стулья, которые неплохо было бы покрасить, если, конечно, хозяин не страдал любовью к гранжу. Да и барная стойка явно нуждалась в лучшем уходе – следы от ладоней, пивные круги от бокалов… обычный задрипанный бар.
Кэт махнула рукой, подзывая официанта, который подошел довольно лениво. Еще один обслуживал другой столик. Парень был в клетчатой рубашке, обычных штанах, с фартуком поверх всего.
- Тащи сразу три, - прохрипела низким голосом Катари, поднимая почти оприходованную бутыль, - и это только начало, красавчик.
Усмехнулась пацану: «Нда, подруга, - промелькнула мысль, - уже на молоденьких засматриваешься. Да только он не выдержит же, с бутылки шестой точно свалится».
Эль был крепче обычного пива, так еще и пился, по-хорошему, дольше. Вот только кто б сказал об этом Кэт, которая допила свою порцию залпом, откинув назад голову. Пожалуй, сегодня она нажрется. Вот возьмет и нажрется, потому что жизнь у нее, все-таки, то еще дерьмо.
Но с другой стороны, кто, если не Дойль будет в нем копаться, защищая тех самых ромашек, фиалок, розочек, ландышей и прочий цветник? Таких вот понимающих, слушающих и ждущих дома с готовым ужином, а не в грязном отеле поверх нестираного белья, обложившись оружием, включенным ноутом и энергетами. Вот только Кэт не собиралась кому-то признаваться, что порой с завистью провожала взглядом этих воздушных розовых птичек, которые пели и украшали этот ебаный мир. Нет. Она сама себя сделала, и этим гордилась. Хрен вам всем, кто посмеет ее пожалеть. Губы растянулись в хищной улыбке, пока официант нес ей ее пойло. Ночь обещала быть долгой. 

[icon]https://i.postimg.cc/wj7k4v34/13bacd.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Nobody wants him. He just stares at the world planning his vengeance that he will soon unfold.[/status]

+2

3

«Тиха украинская ночь, но сало надо перепрятать...» - Как-то не кстати вспомнилась любимая фраза бывшего напарника, родившегося и часть жизни прожившего в Одессе. Джею понадобилось некоторое время, чтобы вникнуть в смысл фразы, но теперь от нее уже просто невозможно было избавиться. Как от трагичной напряженной музыки посреди фильма, которая сообщает, что вот прям сейчас что-то случится.
Нет, пока еще ничего не случилось, вроде даже никто не умер,... во всяком случае, дежурство закончилось тихо и без происшествий, а значит можно было пропустить пару стаканчиков и упаковать себя в кроватку, искренне надеясь, что ни одна собака не будет его дергать.  Под собакой естественно подразумевался шеф, которого хлебом не корми, дай погонять детективов на всякие самоубийства и прочие несчастные случаи. Не то, чтобы убийств было мало, и работы у них не было, просто последнее время участили несчастные случаи, которые шеф почему-то хотел расследовать с особой тщательностью. Что ему в голову взбрело на старости лет? А хрен его знает...
В любом случае, Роберт Хантер имел счастье надеяться, что сегодня ему больше никуда вообще не надо будет, а значит можно выпи... надраться в слюни. Просто выпить последнее время не получалось. Для того, чтобы нормально уснуть, ему приходилось влить в себя три-четыре полных стакана виски и только после этого, утомленный организм слал нахрен кипящий разум и отключался. А если нет, то привет тяжелые сны, смешанные из кусков расследований, мрачных историй из дневника отца и собственного детства – ужастики, говорите? Ужастики и рядом не стояли...
«Вся наша жизнь  тот еще ужастик, и мы снимаемся в нем без грима.» - Меланхолично констатировал Джей, останавливая машину у какого-то бара. Он ехал с места очередной «утопленницы», напоровшейся шеей на корягу и упавшей в воду. Рыбы основательно уничтожили следы, но и на первый, и на второй взгляд картина казалась всего лишь несчастным случаем. Слишком рваная рана на шее, такое человеку не оставить, а вот напороться в темноте на слом ветки, торчащий острым краем – самое то. Да и кровь на  деревяшке была, криминалисты проверят конечно, ее или нет, но в целом картина складывалась более чем. Пока смущала только мелочь – пара собачьих волосков на ране, но вполне возможно у девушки была собака, ее еще не опознали, поэтому выводы делать была рано. Да и дело не его, шеф уже скомандовал отдать его Брайну, по какой-то причине тот считался докой по несчастным случаям и всяким самоубийцам. Может потому что проверял сто пятьсот вариантов, прежде чем сообщить – да, самоубийство, хотя черт побери и так было заметно.
Нет, конечно, во всех случаях которые он расследовал, были какие-то мелкие странности, но даже если Джею они поначалу казались важными, то Брайн умудрялся найти логическое объяснение и вопрос закрывали. Как сегодня с волосками собаки...
- Все потом, когда-нибудь потом ... – промурлыкал он себе под нос, загоняя свой автомобиль на платную стоянку поблизости от бара. Оставлять на бесплатной он не рискнул, окраины Города Ангелов никогда не отличались безопасностью. Может быть, именно поэтому кобуру он тоже снимать не стал, накинув сверху куртку и застегнув ее так, чтобы не было заметно рукояти. Второй Глок отправился в специальное крепление под водительским креслом – так просто и не найдешь, только если знать, за что дергать. На дежурстве он всегда был вооружен, даже не смотря на то, что ходил в штатском. В прочем, кожаная куртка не обтягивала его торст так, чтобы через нее было заметно уплотнение под  подмышкой. 
И только убедившись, что оружие спрятано, машина закрыта и находится в недосягаемости от мелких воришек, а полицейский значок все-таки лежит в кармане куртки, - только после всего этого Роберт Джей Хантер позволил себе предаться преступному алкоголизму, клятвенно обещая себе, что сегодня ночь будет тихой и спокойной.
Прохлада вечера моментально забралась за воротник куртки, заставляя немного поежиться. Не то, чтобы он был неженкой и не переносил холод, в его работе и в тину по пояс влезть нормально, и в мусорный контейнер, если потребуется, но после теплого салона авто, как-то было зябко.  Правда, стоило только открыть дверь заведения, как на него дохнуло густым теплым воздухом, со смесью алкоголя, человеческого пота и дыма сигарет. Что было более резким в этой «тональности» он так и не понял, а может просто не хотел. Постепенно привыкаешь к тому, что любые живые запахи лучше чем запах полуразложившегося тела...
- Что будете, сэр? – Услужливый бармен сверкнул в лицо зубами так, словно был ходячей рекламой стоматологической клиники. Так и хотелось буркнуть «не свети в лицо зубами», но Джей сдержался, в конце концов парень просто делает свою работу и он совершенно не виноват, что у копа сегодня хреновое настроение.
«А когда оно вообще было у тебя хорошим?» - едко поинтересовался внутренний голос, который сразу же захотелось придушить. С настроением последние пять лет действительно была та еще беда. И чем больше проходило времени со смерти отца, чем больше приходило понимание, что он никак не может нащупать ниточку, чтобы размотать этот клубок загадок, окутывающий его гибель – тем сильнее портился его характер, тем сложнее было встречать праздники в кругу семьи, улыбаться при встрече со старыми друзьями ... да даже отношения заводить удавалось с трудом и дольше пары-тройки месяцев они не длились. Вот и последняя подружка, секретарь пожарного отделения, свалила от него с фразой «позвони мне, когда ты наконец перестанешь думать только о работе». Никогда. Нет, правда, Джей действительно не мог выбросить дело из головы, разница была только в том, что это не была его работа.
Кажется, бармен что-то говорил:
- А? Бутылку «Эвана» - Очнувшись от собственных мыслей, буркнул детектив, рассеянным взглядом оглядывая помещение, куда бы притулить свою задницу в обнимку с бутылкой «Evan Williams», потому как сидеть за стойкой – это значит быть готовым к беседе с болтливым барменом, а этот сверкающий как начищенный фаянс, парень был последним, с кем Джею хотелось бы говорить.
- Что-то празднуете? – Выставляя на дерево стойки  квадратную бутылку и стакан, спросил парень.
- Ага. Свои похороны. – Хмыкнул Роберт. Обычно эта фраза отбивала всякое желание продолжать с ним разговор, но свалить от стойки нужно было просто обязательно.  Правда оставшиеся не занятые столики были «на виду», а паранойя Хантера сегодня разгулялась так, что хотелось забраться в самый темный угол и злобно шипеть на всех, защищая «мою прелесть» в виде бутылки с черной этикеткой. Но самый выгодный столик с отличным обзором уже заняла колоритная девица.
Взгляды пересеклись. Нет, как там в этих фразочках «и их демоны тут же познакомились» не случилось, но взгляд у девушки был характерный. Такой же. Надраться в не напрягающей компании и отключиться от жизни. «Хе, кажется, не только у меня дерьмовый день...» - хмыкнул мужчина, подхватывая бутылку и стакан, направляясь к девушке.
- У меня есть бутылка виски и чертовое желание надраться, но разум говорит что делать это в одиночестве – первый шаг к алкоголизму. Составите компанию начинающему алкоголику? – Пикап-методичка годов этак восьмидесятых, не иначе, но у Джея сегодня, как в прочем и всегда, было что-то с адекватной реакцией, когда он не на работе.  В конце концов не клеить же он ее приполз, а так чисто выпить в компании.

+2

4

Официант убрал пустые две бутылки со столика, ставя новые три. Такие вот с тонкой ледяной корочкой, которая тоже должна скоро подтаять, стекая капельками на поверхность. Кэт облизнула губы, приоткрыв рот – хорошо то как. От одного осознания, что скоро прохлада эля растечется по телу расслабляющей и в тоже время будоражащей каждую клеточку энергией, делало эту ночь приемлемой для существования. Женщина наклонилась, залезла в карман кожанки, которая покоилась на соседнем стуле, такой вот неряшливой грудой, достала пачку сигарет и зажигалку.
Женщина начала курить не так давно, примерно с тех пор, как решилась уехать из страны. А может и после событий Фаллона, хотя всячески это отрицала. Долгое время шутила, что курево ей нужно только во время выпивки. А потом что-то как-то завертелось, нервы стали сдавать. Кэт осознала, что ей нужно что-то, что будет держать в узде, потому что чем дальше, тем дерганней и несносней становилась, готовая видеть существ везде: где угодно и в ком угодно. Пару раз чуть не прирезала людей. Тем поворотным событием, после которого Катари решилась таки найти способ себя ограничить, был случай в Колби, где она чуть не прирезала маленькую девочку. Остановило только то, что ребенок разревелся и упав на тротуар, разбил колени. Тогда Кэт ушла, и пила трое суток. Такого раньше с ней не было.
Дойль зажала сигарету в зубах, поднося к ней зажигалку. Щелчок, затяг. Ощущение как дым заполняет легкие. Надо же, первый раз она закашлялась, словно молодая девчонка, но стойко продолжала «курить». Потом ей объяснили, что просто заполнять рот дымом – это немного не то. Какая-то девка, которая решила посмеяться и выебнуться. Катарина набила той морду, но все-таки прекратила страдать херней.
Руки почти не дрожали. Блядские существа. От одного осознания, сколько их шляется по миру, хотелось громить, хвататься за тесак и резать, кромсать, рубить. Блядские существа – только алкоголь и сигареты могли сейчас дать хоть подобие стабильности в этом плане. Она вскрыла бутылку кольцом на среднем пальце, поднесла к носу, вдохнула аромат, ощутив запах хмеля. Пиво Кэт любила, как и эль. Их можно пить много, очень много, упиваться и при этом ощущать каждую стадию перехода от трезвости к полному угару. С крепким алкоголем почему-то случалась обратная ситуация. Вот ты трезвая, а вот ты хлоп, и ничего не помнишь, просыпаясь в комнате отеля, и дай боже, там, а не где-то на улице с разодранной рожей и обрывком чьей-то футболки в руке. Зато он подходил в тех случаях, когда было максимально паршиво. Сейчас не так. Тоже хреновенько, но это вообще нормальное состояние Кэт последнее время. Она еще успеет начистить кому-то рожу, может даже сядет на свои колеса  и прокатится по трассе. А что нет? И не так рисковала.
Женщина сделала глоток, долгий, словно не пила ничего несколько суток, отставила бутылку, снова затягиваясь. Кто-то зашел в бар – Дойль краем глаза отметила мужскую фигуру. Очередной работник, у которого закончилась смена, какой-нибудь сторож, грузчик, да кто угодно – без разницы. Все равно щенок, по мнению охотницы. Направился к барной стойке, о чем-то трепался с барменом. Женщина из любопытство следила за пришедшим, отмечая, что девчонка, улыбавшаяся двум мужланам, свалила: «Увы», - флегматично подумала Кэт. Она сидела так, что могла видеть все происходящее в баре, но при этом сама не особо светясь. Удобная позиция, на самом деле.
Когда мужик начал осматривать помещение, Дойль усмехнулась, приподняв одну бровь и отсалютовав тому бутылью – ваше здоровьице! И каково же было ее удивление, которое тут же отразилось на лице Кэт максимально ярко, когда этот самый мужик направился к ней с бутылкой выпивки.
Катари медленно облокотилась о стол, многозначительно выгибаясь да прикладываясь к горлышку, чтобы сделать очередной глоток.  С чего этот «красавчик» решил, что она будет рада его компании? Или решил, что снять даму ему не составит труда?
Нет, Кэт конечно рада будет позубоскалить, вернее, довольными окажутся ее проснувшиеся стервозность, адреналин и азарт. Интересно, как долго этот кадр сможет терпеть ее компанию, чтобы не приложить ее голову о стол? Пожалуй, сейчас Кэт и вправду ощущала себя наподобие кошки, которая видит добычу, идущую в ее лапы. Прелесть какая, можно будет душу отвести.
Стоило мужику подойти и выдать феерическую речь, как Катарина подавилась смешком, оценивающе, словно товар, осмотрела с ног до головы и сама ответила:
- Каааааакой пассаж! – она снова откинулась назад, делая очередной затяг, а потом указал рукой с сигаретой на парня, - тебе бы речи на трибуне толкать, парниша, - затем секунду подумала и выдала, - ну садись. Эта ебанная ночь полна сюрпризов, как погляжу.
Кэт смахнула со стула куртку, закидывая ее на спинку своего, мол – садись-садись, красавчик, не кусаюсь. Пока. Наблюдая за реакцией мужчины, охотница уже думала, что, пожалуй, сегодня ей может повести, или же нет, и тогда Катарина снова ввяжется в драку. Но с другой стороны, может, все не так хреново будет?
- И по какому поводу одинокий и привлекательный, - растянула Кэт губы в издевательской ухмылке, а интонация ее низкого голоса говорила о том, что все ее слова ничего не стоят, - решил, что ему нужна компания?
Женщина стряхнула пепел в стоящую посреди стола пепельницу, посмотрела на то, что осталось от курева, хмыкнула. Затем снова сделала глоток.
- Предупреждаю, своим не делюсь, анекдотов не знаю, работать ебнутой жилеткой, ушами и платочком для слезок не собираюсь.
[icon]https://i.postimg.cc/wj7k4v34/13bacd.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Nobody wants him. He just stares at the world planning his vengeance that he will soon unfold.[/status]

+1

5

Пожалуй, кто-нибудь другой мог бы, и обидеться на девушку за подобный ответ, как и за довольно циничный «осмотр», но не Джей и не сегодня. Почему-то он любил девушек с острым языком, была ли это дань из прошлого, когда он делил дом с сестренками-язвами, или причиной были отношения родителей, живших по принципу «не подъебешь – не проживешь» - в любом случае люди, способные ответить на его словоблудие, ему всегда нравились.
- Не, не вариант, с трибуны меня выгонят за слишком длинный язык. – Оскалился в улыбке Роберт, ставя бутылку и стакан на столик. Прикинул наличие стульев у столика и носком ботинка притянул еще один. Куртку пришлось слегка расстегнуть, потому как иначе пистолет слишком упирался в ребра, и оставалось надеяться что его расслабленно откинувшаяся на спинку стула тушка не позволяет собеседнице увидеть выпирающую рукоять. А то что выпирает – это и к гадалке не ходить.
- Нет, определенно пора менять пикап-методичку... – С наигранным расстройством в голосе заявил коп, почесав ногтями бороду, словно пытается придумать, как продолжить диалог, правда сказанное дальше не вязалось с балагурским поведением, голос его выдал на пару мгновений. – Не люблю напиваться в одиночестве, не спасает от мыслей.
«Ой блять, Джей, ну какого хера...» - Ругаться с самим собой он умел, поэтому дальше в голове пронесся целый набор идиоматических выражений. И действительно, собрался балагурить и валять дурака, так хоть не пались, что на душе беспросветный мрак.
- Сидр не пью, анекдоты не люблю, ныть не умею. – Растянул губы в улыбке он, после того, как минутка самоедства закончилась. – Просто вы заняли самый выгодный столик, так что сами виноваты...
Для того чтобы скрутить пробку с бутылки потребовались обе руки и несмотря на все попытки Хантера сесть до этого так, чтобы девушке не была видна его левая сторона, стоило поднять руку и кобура под тонкой кожей куртки стала более чем заметна. Хорошо хоть вторая была пустой и практически не выделялась. Наливая виски в стакан, Р-Джей по профессиональной привычке бросил взгляд на собеседницу, ловя ее взгляд.
«Агент 007 еще никогда не был так близок к провалу...» - мысленно усмехнулся он, понимая, что кобуру надо было снимать в машине и не таскать с собой. «Интересно, как быстро она теперь сольется? Морда у меня та еще протокольная, да и веду я себя не как полицейский...»
Пожалуй, если хорошо подумать, он и вел себя так только потому, что меньше всего хотелось демонстрировать свою натуру, что ли, точнее то, насколько херово все на самом деле. Воистину, правильно говорят, что комики на самом деле самые депрессивные люди.
Где-то сбоку началась какая-то возня и профессионал взял верх: быстрый короткий взгляд в сторону, чуть искоса, чтобы не поворачивать головы. Нет, на счастье это была не драка или что-то похожее, просто парочка ребят у бильярдного стола слишком бурно выясняла отношения по теме  не то удачного шара, не то наоборот. Мышцы расслабились и он уже не был похож на пружину, готовую выпрямиться в любой момент.
«Нет, определенно косить под дурачка я не умею, даже когда очень хочу...» - С сожалением, констатировал Хантер, откидываясь на спинку стула. Оставалось надеяться, что девушка не обладает внимательностью детектива полиции, и не отметила секундных изменений его мимики, или поведения тела. В конце концов она похожа на скучающую миловидную девицу, может быть байкершу из тех, кто катаются с АА или выступают на мотофестах. То есть в морду дать она конечно может, и вероятно даже любит это дело, судя по острому языку, но и только.
Вывод был хорошим. Для студента академии полиции, например. Но не для человека, посвятившего примерно четверть своей жизни работе в полиции. В расслабленной позе, во взгляде, в улыбке – во всем чувствовалось то, что отличает определенную категорию людей. Это некий стержень, что ли. И как бы Роберту не хотелось себя убедить, что это просто смазливая блондинка с вредным характером, чутье говорило ему совершенно об ином. Девица была не так проста. И в этом была проблема.
Роберту Джею просто хотелось надраться в не напрягающей и возможно приятной компании, детективу Хантеру стало интересно, с кем его свел случай. А когда детективу Хантеру что-то было интересно, он не отпускал цель как тот чертов бульдог, вцепившийся в вашу штанину.
Напился, называется. И кто после этого скажет, что он благоразумный представитель закона? Только тот, кто его не знает.
- Ваше здоровье, мисс. – Слегка отсалютовав стакан, возвестил он, постаравшись чтобы это «мисс» звучало законченным, а не приглашением к обмену именами. В конце концов понять что за человек перед тобой можно и не спрашивая его имя. А может даже только не спрашивая.
– Окраина города, дешевый бар и красивая блондинка в компании... почему мне кажется, что это прям клише начала фильма ужасов или плохого боевика? – Виски обжег горло. Первый глоток всегда был таким, словно пьешь раскаленное масло и оно медленно скатывается по пищеводу до ощущения приятной легкости. – У вас не припасено случайно идущих по вашему следу парочки монстров или десятка бойцов наркокартеля, а то я сегодня не то что бы в форме...
Карие глаза копа многозначительно скосились на бутылку.

Отредактировано Роберт Хантер (2019-05-04 02:26:01)

+3

6

Кэт многозначительно посмотрела на мужчину, как-то по-новому оценив его слова, будто впервые увидела. Ирония, однако. Неужели все-таки повезло, и ей попался достойный оппонент, который не прочь позубоскалить в ответ? Да ну, бред какой-то! Или все-же… охотница прищурила глаза и чуть было не облизнулась, совсем уж по хищному. Сдержалась, лишь растягивая улыбку в некотором предвкушающем оскале, слушая объяснения этого индивидуума. Они были прелестны!
- Ну прости, красавчик, я просто влюбилась, - усмехнулась Дойль, делая глоток, да обводя рукой столешницу, не мигая смотря в лицо,  - и это взаимно! Данный столик – моя судьба на ближайшую ночь. 
Наверное. Или же нет, кто разберет? Планы у женщины имели особенность меняться по щелчку пальцев. Катари повела плечами, наблюдая, стараясь понять, кто перед ней. Видный мужик, хоть и какой-то потрепанный. Впрочем, сама охотница тоже не выглядела гламурной кисой. Кровь то она смыла еще вчера, и одежда чистая, но видно, что ношеная не раз и даже не два. Была какая-то пошарпанность в облике, потертость брюк, грязь на ботинках, вообще некоторая помятость. А если присмотреться, можно было увидеть слабенький синяк под скулой.
Но то, что заметила дама под курткой у мужчины, не могло ее не насторожить. Слишком знакомо выпирала рукоять пистолета. Тааааак, это было уже интересней, гораздо интереснее. Получается, он не был охранником или грузчиком. Но кем, тогда, был? Охотник, коп, какой-нибудь мафиози? Дойль прищурила глаза. Когда же случайный собеседник начал откупоривать свою выпивку, женщина смогла разглядеть оружие получше. Глок что ли? Или SIG, а может это был Ремингтон? Нет, последний тип пистолета имел своеобразное строение, так что Кэт отмела сразу. А вот первые два вполне могли принадлежать любой профессии, связанной с оружием, потому как нелегально можно было найти что угодно. Вон у Катарины в отеле остался ее верный SIG. С ним она вполне могла бы сойти за агента ФБР, учитывая применение конкретной модели.
«Главное, чтобы не СФшник», - поморщилась блондинка, чуть сильнее сжав бутылку с элем, да закидывая голову назад для очередного глотка. Мужик с пробкой, справился довольно резво, правда, выглядел довольно дерганным. Трудный день? Дойль продолжала смотреть на собеседника, пожалуй, в какой-то момент, меняя эмоции на лице. И когда парень расслабился, женщина наоборот подобралась, выкидывая окурок в пепельницу.
Кивнула на его «тост», подняла бутылку, выпивая. Имени не назвала, но и не спросила.
- Засунь свою «мисс» в задницу вон тому уебку, - ткнула большим пальцем в сторону сидящего жирного мужика за барной стойкой. У того были довольно длинные сальные патлы, а сам он периодически почесывал зад, - не карамельная, и не…
Она не закончила, потому что последующие слова довольно сильно резанули по ушам охотницы. О, как был близок этот мужлан к правде – вся жизнь являлась сплошным фильмом ужаса, да таким, что, порой, затмевала эти произведения искусства. Вот только случайно ли тот упомянул подобное, или пытался выяснить, а не коллеги они по ремеслу?
- «Красивая блондинка» как раз спалила тот самый хвост, - расхохоталась дама, приподняв верхнюю губу. Вроде бы шутила, а там, кто знает, - и сегодня заслуженно отмечает. Нравятся ужасы, милый? Могу рассказать некоторые сюжеты. Я в них мастер. Жуть как люблю эту поеботину, просто, можно сказать, до счастливого повизгивания.
Она чуть поддалась к своему собеседнику, облокачиваясь о поверхность стола,  да кладя голову на руки, скрестив пальцы.
- Истории о вервольфах, поди, мои самые любимые, - Катарина говорила небрежно, хотя на самом деле прощупывала собеседника. Поймет, или нет? Знает ли вообще о том, кто перед ней, догадывается? Стоит ли уже готовиться к тому, чтобы всадить ему нож в глотку, если тот окажется существом или СФшником?
Женщина сдержалась, чтобы не мотнуть головой – снова она загоняется. Агенты СФ обычные люди, а в ее голову залезла мысль об убийстве. Улыбка сползла с лица блондинки, а она снова взялась за бутылку, чтобы уже доприкончить третью. Алкоголь наконец-то начал действовать, и желание идти искать тварей поутихло. Как и резать глотку тому, кому не повезло оказаться напротив.
- Прости, парниша, - хмыкнула Кэт, - но ужастики в мои планы на вечер не входят.
Хватит с нее и вчерашнего. Перед глазами снова стало лицо молодого мальчишки, совсем еще ребенка. Сколько было тому вампиренышу, когда его обратили? Шестнадцать, семнадцать? Школьник совсем, а уже вынудили становиться тварью. Это совсем не радовало Катарину, которая была рада уничтожить существо, но в тоже время в глубине своего нутра жалела того мужчину, которому никогда не суждено было вырасти. Охотница моргнула, пытаясь прогнать образ. Серые глаза, темные волосы, зачесанные на бок, выбритый висок. Где-то ждет его семья. И не дождется, потому что сынишка стал монстром, сосущим кровь людей. И Кэт избавила мир от монстра. Это правильно.
- Дрянь, дрянь, дрянь! – выпалила охотница, саданув что есть силы кулаком по столу. На них тут же обернулись, те, кто гонял шары, вопросительно посмотрели на копа, спрашивая молча, все ли в порядке. Пара подружек, выглядящих как студентки-первокурсницы, сидящие дальше через пару столов, неодобрительно поджали губы и со злостью смотрели на Кэт, которой выпала удача выпить с представителем мужского пола.
- Блять, - запустила руку себе в волосы, откидываясь назад, - надо выпить, надо, сука, выпить.
Катарина залпом влила в себя остатки эля, а затем немного подрагивающей рукой открыла четвертую.
- Знаешь, красавчик, - прохрипела Кэт, не глядя уже на того, - фильмы ужасов, на самом то деле, еще то дерьмо.
Пожалуй, ей хотелось бы, чтобы перед ней был ее соратник. Он, конечно, не понял бы ее настолько маниакальную тягу к охоте, но хотя бы мог поддержать разговор. Сука, как паршиво то. Взгляд тощего и замученного постоянным бегом вампиреныша все никак не мог исчезнуть. И это было плохо.
[icon]https://pp.userapi.com/c845523/v845523728/205bc4/MZiaC5yY2Qw.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Nobody wants him. He just stares at the world planning his vengeance that he will soon unfold.[/status]

+1

7

Роберт наблюдал, улыбаясь с какой-то ленцой, даже не наигранной. Перед ним был человек с той же самой бурей внутри, как у него самого, именно это и зацепило его когда взгляды пересеклись. Но если тогда он не понял этого, то сейчас, цепляясь взглядом за мимику, за движения глаз, за подергивание губ или нервные жесты – все это складывалось в ту картину, которую он видел последние несколько месяцев в зеркале каждый день.
- Кажется, не только у меня был дерьмовый день, да? Жизнь вообще мерзкая штука, если подумать. А мне вообще в этом дерьме копаться приходится каждый день... – Кивнул скорее чему-то в собственных мыслях Джей, подавшись вперед и отбирая у девушки бутылку.  – Поверь заядлому алкоголику, сидр не спасет.
Стакан наполненный на половину скользнул по столу, подтолкнутый пальцами, а Джей дернул кончиками пальцев, подзывая официанта с еще одним стаканом.
- ... я вот только с выезда. Девчонка, совсем молодая, напоролась в темноте на ветку, разодрала себе горло и рухнула в воду. Вся жизнь впереди, а одна случайность и все. А никто даже не знает, как ее зовут. И хорошо, если удастся выяснить и сообщить родителям.
Если кто-то из его коллег и начальства узнает, что он слил инфу какой-то незнакомой блондинке в дешевом баре – значок и пистолет придется сдать и выйти вон с волчьим билетом. Но, кажется, у них у обоих было желание просто вывалить на незнакомца то, что грызет изнутри. С незнакомцем всегда проще – вы больше никогда не встретитесь.
Рука дернулась в карман, вытаскивая значок. Светить им в таких заведениях та еще глупость, если подумать, а он не настолько пьян, чтобы размахивать им как транспарантом, поэтому показал он его достаточно острожно, просто положив руку на стол и разжав кулак на пару мгновений.
- Я не на работе, не парься. – Проговорил он, заметив как изменилось, словно окаменев на мгновение, лицо собеседницы.
«Что ж ты такого натворила, девочка.» - Отстраненно проскользнула мысль, не цепляясь за какие-то логические выводы. Блондинка явно не была «дамой в беде», у нее клыки были ничуть не меньше, чем у матерых детективов, и все же чувствовалось где-то на подкожном уровне, как она бежит от чего-то или кого-то, может даже от самой себя.
Когда долго пытаешься разобраться в чужих душах и мотивах, поневоле начинаешь любого человека раскладывать на составляющие, разбирая мотивы и цели. Ему бы психиатром быть, а не копом, если подумать. Или профайлером на крайний случай, примеряя на себя личину человека, которого изучаешь.
Может быть этим жестом, обозначив сферу своей работы, он и оборвал ниточку возникшего доверия, но почему-то Джею казалось, что девушка из тех, кто ценит честность выше любых красивых слов. А он здесь не для того, чтобы защелкнуть на ее руках наручники, чтобы она не натворила, если подумать.
« А если она убийца?» - едко спросил логичный разум, не давая теплой пелене первого алкогольного дурмана утянуть его в безразличное «а похуй».
«Ну и что я сделаю? Арестую неизвестную блондинку, чьего имени я даже не знаю, за убийство кого-то, кого и где я не знаю, только потому что она об этом сообщила? Я как это в участке рассказывать буду? Если меня на обследование психиатру не отправят сразу, я очень удивлюсь.»
Это было действительно так. Законодательная система современной полиции позволяла например шерифу города или старшему офицеру может и задержать его очаровательную собеседницу. Но детективу убойного отдела такое было ... по сути своей непозволительно в рамках полномочий. Максимум что он сможет сделать по итогу этого разговора, подать ориентировку по полученным данным о девушке или о ее преступлениях. И только.
Так что, если подумать, у девушки была своеобразная индульгенция на честность, если она конечно хоть немного в теме работы полиции больших городов, в которых бюрократия давно пожрала логику и здравый смысл.
- Пусть никакие ужасы не снятся по ночам... – Отсалютовал он, снова присасываясь к стакану. Кому он это желал? Ей или себе самому, снова и снова просыпаясь в испарине от сна, где в двери их дома заходит напарник отца с горестной вестью, где сам он мчится на мотоцикле на место преступления, или самоубийства – никто так и не дал ему ответ, что это было. А дело отца с грифом секретно отправилось в архив.
Тело на дне бетонного колодца, какие-то символы на земле около. И стойкий запах крови, такой резкий, что невозможно избавиться. А на отце ни одной раны...
Мужчина тряхнул головой, отгоняя воспоминание, от которого зубы сжимались непроизвольно так, что жвалы заходили ходуном под кожей щек.

Отредактировано Роберт Хантер (2019-05-07 13:34:47)

+1

8

В баре заиграли знакомые ноты Megadeth, словно вселенная услышала мысли Кэт. Охотница на автомате начала кивать в такт песне, постукивая пальцами ритм. Что ж, в этом дерьмовом баре могут в нормальную музыку, надо же. Женщина усмехнулась, слушая собеседника. Значит, коп. Почти угадала, надо же. Жаль, что не охотник, но с другой стороны, этот ближе к ее жизни, чем какой-нибудь СФшник.
- И не говори, красавчик, - усмехнулась Кэт, делая глоток из своей бутылки. Видел бы этот коп то, что довелось ей… для женщины все вот эти вот представители власти были сосунками, не нюхавшими настоящего пороха. Девчонка… мысль автоматически зацепилась за эту информацию. Что за идиотское оправдание? Напоролась на ветку? Серьезно?
Женщина пристально смотрела на полицейского, ошарашенно распахнув глаза. Проигнорировала сначала стопку, подошедшего официанта, даже подколку в сторону «сидра». Они блять что, серьезно так дела закрывают? С какой скоростью надо было двигаться девушке, чтобы веткой пропороть горло?! А потом еще и в воду рухнуть? Они там что, на хуй, совсем не чешутся? Все объяснение звучало абсурдом.
- Погоди, погоди… ветка? – в ее голосе слышалось полное неверие, - это что за ветка такая была?!
А учитывая, что здесь в основном пальмы да кусты, это просто было верхом абсурда. Нет, надо это проверить, раз эти придурки только и могут что такое сумасшествие прописывать в протоколе.
В голове, параллельно с мыслями о смерти девушки, билась еще одна навязчивая, но какая… Кэт прищурилась, не мигая уже и не отводя взгляда. Она ловила и... вот, поймала! Охотница дождалась ровно того момента, когда мужчина, сказав тост, опрокинул стопку в себя, не успев еще проглотить, и выдала:
- Ха!!! – выдохнула громко так, с издевкой. Знаете, вот такое вот очень яростное и слишком напускное, - серьезно?! Ты блять серьезно?! Бухающий коп, ой, ебать насмешил! Нет, ты погляди на него – страж порядка! Реальный такой, не притворяющийся. А значок настоящий? Не купленный? И кто пропихнул? Папочка? Арестуешь меня, давай-давай, а то я тут сижу и хуесосю копа, блять, где записать то?! – она откинулась на такое расстояние, что ее нельзя было сразу достать, - а палочкой можно потыкать?! Нет, а палочка есть? А не, это не у вас, у вас только писюны, которые лишь на ветки стоят, - она принялась бить ладонью по столу, смеясь над своими же тупыми издевками. Внешне могло показаться, что Дойль совсем не переживает за то, что сейчас ее будут банально бить, но это обманчивое впечатление – она была полностью собрана, готовая выкрикивать оскорбления, уклоняясь от кулаков или летящей в ее голову бутылки. При этом на лице дамочки расцвела самая настоящая хищная улыбка, такая вот уничижительно-сумасшедшая, а глаза горели веселым огнем. Совершенно не похоже на нормальное состояние. Хмель все-таки начал ударять в голову, подначивая женщину и развязывая язык.
Женщину реально так понесло, потому что ей доставляло особую радость кого-то позлить, довести до белого каления и посмотреть, насколько стальные яйца у собеседника. Этим она, пожалуй, позволяла отвлекать себя от чего-то более скверного. И ей было плевать, что какие-то типы явно прислушивались к тому, о чем довольно громко сообщала Катарина. Она выискивала своими словами больные места, прощупывала. 
Зато бармен, который сначала никак не реагировал на происходящее, как-то начал убирать стаканы, а те, кто играли в бильярд, быстренько принялись растаскивать стулья со столами, насколько это было возможно. А тощий паренек побежал, походу, говорить что-то охраннику. Девушки за тем самым столиком презрительных взглядов, округлили глаза, подобрались, но достали телефоны Не каждый раз такое развлечение обещается. Видно было, что народ одновременно готовился к зрелищу, но и опасался.
А Кэт наслаждалась, вся собралась, готовая в любой момент уворачиваться от кулака, вискаря, слов и самой прописывать бутылью по башке, которая так удачно стояла рядом на столике. Еще полная эля, но уже открытая и готовая лететь навстречу приключениям.
- Слушай, а тебя того, под трибунал не гнали? Или что у вас там за пьянство положено?! А за драку? – Кэт веселилась, смеялась в рожу мужчине. Что это было? Провокация чистой воды, своеобразная проверка на прочность, ну и выплеск тех эмоций, которые тугим жгутом затянулись в душе охотницы. Так что, мужчина был не виноват, что так неудачно попался под руку, а вернее, язык.
- I will, treat you like a dog, - пропело на заднем фоне так гармонично вписываясь в происходящее, - as I shoot my venom in.
[icon]https://pp.userapi.com/c845523/v845523728/205bc4/MZiaC5yY2Qw.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Nobody wants him. He just stares at the world planning his vengeance that he will soon unfold.[/status]

+1

9

Джей слушал ее рассуждения насчет ветки с довольно снисходительным видом, в конце концов чего еще ожидать от гражданской. Да и не стал он всего говорить, что судя по следам, скорее всего девица была не одна и ехали они на квадроцикле, что на той скорости, которую развивает эта машинка вполне логично напороться так. Да и о других уликах он тоже не говорил. И о сомнительных, типа оглушительного воя, который слышали рыбаки на другом конце реки – тоже не говорил. Это уже разглашение информации, составляющей тайну следствия, а за такое по голове точно не погладят. Его в принципе и так не погладят, безотносительно его сидения в баре с блондинистой чертовкой.
А вот дальнейшее поведение девушки заставило его брови стремительно переместиться на лоб, создавая такую себе глубокую морщину мыслителя. «Она бредит? Или напилась с пары бутылок сидра?» - Задал он вопрос сам себе, но правда ответ был на лицо, точнее на лице. А если еще точнее, то в голосе, в некоторых истеричных наигранных нотках девичьего смеха, которые, несомненно, можно трактовать по-разному, но в любом случае не так, как на это рассчитывает смеющаяся.
- Истерика? – Прикладываясь к стакану, спросил Роберт, когда брови заняли свое положенное место на лице, перестав делать из него котика из мультика «Шрек». – Ты это, иногда лучше пить чем говорить...
Не услышать ехидство в его голосе было просто невозможно, да и не мог он устоять, чтобы не ответить колкостью на колкости этой бойкой фемины. Хотя вопросы и поставили его немного в тупик. Да, пить на рабочем месте им определенно не полагалось, более того это как раз таки и было наказуемым, но он не при исполнении, а значит может себе позволить хоть пить, хоть есть, хоть уходить в дзен-буддизм – любой каприз, как говорится, в свободное от работы время.
- Я не при исполнении. – Подавив желание выдать еще что-то колкое, ответил детектив, опрокидывая в себя оставшуюся часть виски в стакане. Покачался на стуле, откидываясь немного назад и улыбаясь так нежно, как улыбался бы богатой тетушке, которая решила внезапно представиться, сделав его единственным наследником.
Нет, серьезно, будь какой-то реальный повод злиться на девчонку, он может и осадил бы ее, но  ... но она больше смешила, чем злила. А вот появившийся у их столика охранник наоборот. В конце концов, какого хрена он тут вообще вырос, хрен сотрешь?!
- Тебе пора, блондинка. – Громыхнул вышибала, и Джей тяжело вздохнул.
Нет, в принципе, можно было дать мужику возможность вывести его неожиданную собутыльницу и продолжить накидываться алкоголем в одиночестве, а потом в этом же одиночестве поехать домой, завалиться в пустую кровать и проспать до утра в забытьи. Или ...
- Мужик, ты не видишь, мы беседуем?! – вернув стулу устойчивое положение на четыре «конечности», спросил Джей, выудив из перечницо-сольницы на столе зубочистку и отправляя ее в рот.
Блондинка на «даму в беде» была похожа примерно так же, как валькирия Брунгильда посреди поля боя, но кто сказал, что один, не в меру обезображенный интеллектом и обостренным чувством справедливости, коп будет стоять в стороне? Безразличия сегодня не завозили, а если уж с кем и драться, то точно не с девчонкой.
- Тогда усмири свою бабу. – Рыкнул недовольно охранник, не то злясь, что не удалось выставить буйную девушку, не то, что не удалось подраться и он зря отрывал свой зад от стула.
- Ага, обязательно... – Сверкнул во все тридцать два, Хантер и ...
... воистину, когда бог решает наказать человека, он лишает его здравого смысла. Ибо ни чем иным нельзя было описать то, что дальше выдал Роберт Джей Хантер, детектив отдела убийств Города Ангелов.
- А знаешь что, детка. Раз ты такая умная, поднимай свою задницу и поехали на место «преступления» - Кавычки детектив изобразил пальцами в воздухе, будто мало было этого издевательского тона. – Найдешь то, чего не нашел десяток криминалистов и несколько детективов ....
«Ты идиот?» - Задумчиво спросила здравая часть рассудка. Правда ответа не дождалась. Ухватив бутылку за горлышко, бросив на стол пару сотенных бумажек, Роберт Джей Хантер направился к выходу, уверенный что девица не устоит перед  таким приглашением . Ну правда, кому еще в голову придется тащиться с захмелевшим бородатым мужиком с оружием, представившимся копом (а мы знаем, что значок подделать много ума не надо) – тащиться на ночь в лес в поисках каких-то там следов. Ну не нормальной точно.
Блондинка на нормальную была совершенно непохожа.
«А поедешь ты на место как? На своей машине, а? Так что б каждый второй постовой твою хмельную рожу срисовал?» - трезвая часть рассудка все еще не упускала надежды остановить этот форменный беспредел. Пока не получалось, но вопрос в транспорте стоял ребром...

+1

10

Кэт распиналась, готовая, нет, предвкушая хороший мордобой. Такой вот смачный, когда потом подключаются охранники с дубинками, когда слышишь звук удара стула о голову. Или бутылки, не суть. Но мужчина никак не отреагировал на выпад охотницы, более того, выглядел абсолютно непрошибаемым. И это только сильнее разозлило женщину. Она снова рассмеялась, на этот раз явно, с такой вот неприкрытой злостью, хватая бутылку эля и делая несколько долгих затяжных глотков. Затем отставила, чуть наклонилась к копу и выдала:
- Что, яиц нет вмазать? – она улыбалась той улыбкой, которую никак нельзя было выдать за нормальную, - слушай, ебать твою тетю, это я могу теперь к тебе приходить и высказывать все что угодно, а ты смолчишь?! Терпила, да?! Коп-терпила, хааа. Ты ж погляди на себя, мой сладенький, тебя в лицо поливают грязью, а ты даже не ответишь. Не мужик что ли, да? Яйца отстрелили, что ли? Или ты того, по задам больше, а не реальным угрозам? ручки боишься поцарапать, маленький?
Женщина испытывала сейчас ну крайне смешанные чувства. С одной стороны ее бесила безынициативность мужика, с другой же понимала – подобное могло быть крайней степенью собранности. Но это раздражало еще больше – хотелось вскрыть, вызвать на эмоции, довести его до точки. Она несла чистейшую чушь, вообще не следя за языком и даже смыслом сказанного.
- А правда, что вас там, копов, имеют, проверяя на профпригодность? Что вы там в зад только так дае… - она не закончила, потому что в этот момент подошел охранник, - а ты захлопни пасть, солнышко! Не с тобой разговор.
Кэт была распалена, зла, на грани бешенства. Вышибала попытался схватить женщину за локоть, но та с каким-то диким шипением отдернула руку:
- Только тронь, соска, - рявкнула она, - и я тут же накатаю заяву о домогательстве! Они все равно все продажные, схавают бумажку, а тебе репутацию портить.
Видно было, что мужика подобное задело:
- Сука, - выплюнул он собираясь все-таки выпихнуть нарушительницу спокойствия за пределы бара. Он понимал, что то, что несет Дойль было бредом высшей категории, хотя учитывая всякие дела делишки, творящиеся в мире. Червячок сомнения посетил голову мужчины, когда он потер кольцо на безымянном пальце. Его остановили слова копа. Раз тому насрать на речи это ебанутой бабы, то какое дело ему до всего этого? – начнется драка, оба влетите.
Сказал он и про усмирение дамы, нахмурившись, потом потопал прочь, ворча что-то нелицеприятное по поводу феминисток.
Катарина готова была сходить с ума и дальше, но тут ее жертва выдала что-то такое вот не менее фееричное.
- Ты серьезно?! – ошарашено уставилась она на полицейского. Казалось весь хмель, запал и долбанутость сошли на нет. На копа уставилась женщина со взглядом профи. Собранная, серьезная и чуть нахмуренная. Когда же мужик встал, не дожидаясь ответа от самой охотницы, та рывком содрала со стула куртку, схватила обе бутылки, кинув плату с лихвой, и уверенно направилась следом. Шагала на удивление прямо и ровно, пружинисто даже. Охотница, одним словом, матерая и дикая. Не было в ее походке женственности, не было игривости, не было даже пьяного покачивания. В мыслях уже перебирала все, что могло пригодиться. Если дело взаправду несчастный случай, то и хрен бы с ним – будет лишний повод позубоскалить в сторону нерадивых копов и властей. Почему именно в их сторону? А хрен знает, надо же кого-то обвинить.
Кэт вышла абсолютно такая вот целенаправленная, обгоняя мужика и поворачиваясь к нему лицом:
- Как зовут то тебя, напарничек? – усмехнулась Дойль, чтобы потом направиться к своему мотоциклу. Это был хороший, добротный мотоцикл, который бал рассчитан на дальние переезды. Черный с сумками по бокам, в которых валялись кобура с пистолетом, пара пачек запасных патронов, свечи, цепь и даже сменная одежка. Дойль основную суму оставила в отеле, поэтому сзади вполне можно было поместиться взрослому мужику.
- Ты как хочешь, а я на своих колесах. Могу прокатить, если не ссышь.
Кэт подошла к своему транспорту, закидывая одну бутыль в сумку, а вторую засовывая между ремнем и закрепляя, после выводя мотоцикл с парковки.
- Мою прелесть тут не брошу, - ухмылка получилась снова наглой, будто выжидательной. Вспомнит про закон, или же коп окажется даже нормальным мужиком? Интересно, - зови меня Кэт.
[icon]https://i.postimg.cc/wj7k4v34/13bacd.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Nobody wants him. He just stares at the world planning his vengeance that he will soon unfold.[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Let's Drink!