Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Supermassive Black Hole


Supermassive Black Hole

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Supermassive Black Hole
http://funkyimg.com/i/2SrUx.png
Oh baby, don't you know I suffer?
Oh baby, can you hear me moan?
You caught me under false pretenses
How long before you let me go?

1. Место действия
Япония, гостиница для существ в Токио.
2. Время и погода
21.03.2020, раннее утро
+5
3. Действующие лица
Белет, Левиафан

Белет сделал то, что ему было поручено: Левиафана он в нужном месте подобрал, надел на него медаль Христофора, завернул в плед и отвёз в гостиницу. Инженера уже при нём не было. Демон так устал, что проспал целые сутки, оставляя Белета наедине с его мыслями. Лишь утром двадцать первого, пока кругом боролись с последствиями имитированного цунами, Левиафан очнулся, первым же делом направившись в душ, попросив Белета найти сигареты и заказать кофе в номер.
Агенты СФ сообщили Белету, что он пока не имеет права уехать из Японии: его заявление про Томино было принято, но агентам бы хотелось поговорить с ним, через пару дней, так как сейчас всем, откровенно говоря, не до него. Никто из ведьм с ним не связывался, тоже заняты. Все заняты.
А как на счёт Левиафана? Ему-то ещё до него дело есть?

0

2

[icon]https://pp.userapi.com/c856032/v856032242/610c/0zfsr5EYEIQ.jpg[/icon][nick]Beleth[/nick][status]let me go[/status]Тише воды, ниже травы, - как любой нашкодивший котяра. Не то, чтобы Белет старался не отсвечивать и вести себя скромно, он был настолько сломлен, что едва ли мог показывать характер. Могло статься, что и характера в нём больше нет. Не как в надломленой кукле, которую сложно починить, а как будто от куклы только оболочка и осталась.
Может статься, что некоторые вещи нужно сломать окончательно, растереть в пыль, чтобы потом собрать, слепить из этого что-то новое. Но Белету так не кажется, он совершенно не знал, что будет дальше. По крайней мере в том, что его волновало, вокруг чего крутилось его осмысленное существование. Его мания, его зависимость, его смысл, его любовь. Его Левиафан.
Оставшись в шоке в том номере отеля, приходя в себя, демон мог лишь на автомате выполнить ту задачу, что ему осталась: встретить Карателя, благополучно отвезти в безопасное место и... оставить в покое? Так, наверное. Генри совершенно не удивится, если Левиафан вообще не захочет к нему прикасаться. Ему было бы достаточно одного взгляда, чтобы понять это. Но тот был слишком устал и безучастен. Штрудель, к которому он не притронулся отправился в помойку, но его место занял новый. И на следующий день, который Леви проспал, и на следующий.

Только потому, что Левиафан так измотан, Белет не ушёл, не скрылся с глаз долой. Чувства неуверенности и расстройства ели его изнутри, будто там ещё было чем-то поживиться. И он не спал. Сидел в кресе в углу и смотрел на спящего демона. Смотрел и не видел. Только его глаза сомкнутся от усталости - глаза застилала кровавая пелена и с крупной дрожью Белет вскидывал голову, прогоняя дрёму. Ожидание томительно, и хотя с одной стороны мир пришёл в некое спокойное равновесие, хрупкое, так с другой стороны - лучше уж оно нарушится поскорее. Он не хотел быть первым, что увидит Левиафан, когда проснётся, потому и выбрал дальний угол. Но и удержаться от прикосновения не мог. Хотя бы раз, он может быть последним: Белет уложил демона, укрыл и провёл холодными пальцами над бровью Левиафана.
«Лучше бы тебе никогда не встречать меня,» - демон болезненно сморщился и быстро отошёл, потирая горячее лицо ладонями. Лефиаван был так прав, бросив его 30 лет назад, а Белет оказался слишком эгоистичным и легкомысленным, чтобы оставить его в покое. Жёсткое кожаное кресло стало продолжением Генри, он врос в него и оставался почти без движения, закинув ногу на ногу. Сродни медитации, он провалился во времени, пробуя на вкус ту грубую колящую пустоту внутри. Она ещё жива, шевелится, ждёт, когда всё решится, - будет он жить или вечно скитаться мёртвым напоминанием о своих ошибках и порочности. Даже хорошо, что за эти сутки о нём никто не вспомнил, не обратил на него внимания, - "Сиди смирно и никуда не рыпайся", вот, что он заслуживает. И исчезнуть. Нет, он не испытывал угрызений совести по поводу свободы Томино, ну вышла на свободу новая мерзость, ну бывает. Сосуд Соломона тоже когда-то был распечатан. Ничего хорошего смертным это не принесло, так что частично Белет мог понять всю злобу Томино. Люди справятся рано или поздно.

Генри понял, что слишком долго пялится вникуда и глаза засохли. Ерунда, псевдоглаза, но неприятно, аж заслезились, - демон зажмурился и его опять накрыло. В темноте всё повторяется, казалось, что воспоминания вернутся, а это лишь его фантазия. И он до сих пор с Томино, и к горлу покатывает желудок. Белет положил ладонь на лицо, слегка шлёпнув по своей щеке и потерев шею.

И тут Левиафан встал.

Сейчас начнётся.

А нифига. Белет хоть и замер, весь на измене, выглядывая хотя бы полнамёка в любимом существе, но услышал лишь заказ на кофе с сигаретами. Не дыша, слившись с обстановкой, Генри молча проводил демона взглядом. Ну что ж, время пришло, лёд тронулся. Мужчина протянул руку к телефону на столике и набрал ресепшен. Стало как-то даже легче, наверное. Сигареты Белет нашёл в вещах Левиафана, их он положил на прикроватную тумбу, ближайшую к двери в ванную комнату и вернулся на своё место в режим ожидания. Кольца на его руках тускло блеснули от попавшего на них рассветного луча сквозь задёрнутые шторы и он обратил внимание на них. Два подарка Белет надел сразу же, как отписал смс СФникам с предупреждением, а третье так и не снял. Коснувшись пальцами, он так и не решил, что стоит сделать.

+1

3

Наверное, могло показаться грубым то, что он только это сказал. Сипло так, низко, еле разборчиво. Но, на самом деле, он просто устал, причём далеко не физически, а ментально, морально, МАГИЧЕСКИ, если вам нравится такая формулировка. Слишком много всего потрачено.

Струи горячего душа возвращали кожу к жизни. Не то чтоб ему было холодно, конечно, но струи кипятка ему как-то сейчас больше импонировали.

Вообще-то, надо поговорить с Белетом. Он был бы козлом, если бы не заметил его выражения лица и не почувствовал бы, что атмосферка в номере так себе. О чём думал экс-хранитель Левиафан предполагал и все эти предположения были так себе: то, что его любовник занимается самоедством здесь и сейчас чуялось даже через закрытую дверь ванной комнаты. Откровенно говоря, демон и сам занимался тем же самым, но, пока так, шапочно, не сосредотачиваясь. Причины у него были, но он...вроде как решил, что это подождёт в пользу Белета. Если уж соваться в серьёзные отношения, то надо бы отдавать столько же, сколько взял. А взял он от него довольно много. Откровенные разговоры в постели и дома на кухне, поддержка моральная, замечательный секс, просто его присутствие в жизни сейчас... И он понимал, что тревожит его. Видел. Но говорить, что видел не хотел. Он скажет и сам, Леви не сомневался. И к этому разговору он был готов.

Он не сомневался, что Белет и его понимает. В смысле, не каждый день приходится спасать мир. Технически ведь мир.

Вода перестала шуметь и он выдохнул тяжело.

И далеко не каждый день чувство вины, вообще за всё сразу, как-то прибивает. За прошлое. За настоящее. За будущее. Пустой провал в сон, без каких-либо видений, был эдаким подорожником, приложенным к черепно-мозговой, конечно, но, по крайней мере, он ощущал у себя хоть какие-то силы для разговора.

Он надел бельё, рубашку и джинсы. Больше и не надо, он не очень-то хотел выходить на улицу. Там сейчас слишком депрессивно, а уж чего-чего, а вот мрачного настроя предостаточно. Мужчина открыл двери и вошёл в комнату. Белет, естественно, всё сделал. Дело не в послушании и услужливости, а в заботе и это, блядь, приятно. Вот это и есть показатель. Он, Белет, понимает. Демон коротко улыбнулся, хмыкнув, и подошёл к нему. Медленно, казалось, вальяжно, но нет, просто устало. Он сел на подлокотник, взял его руки в свои, поглаживая большими пальцами его запястья, и доверительно заглянул ему в глаза.

- Спасибо, - действительно, стоило начать с простого слова. - Не переживай. Всё переживём, Бел. Мы многое пережили.

Он улыбнулся и встал, беря чашку в руки, зажигая сигарету и уходя к окну. Открыл форточку. С улицы несло морской водой и смертью. Не то чтоб приятный амбрэ, но, тем не менее, лучше так.

- Просто начни говорить, как получится, а там само пойдёт, - он выдохнул клубы дыма, потерев лоб. - Главное - не думай, что я тебя оставлю.

Развернулся, оперевшись о подоконник. Тон его голоса был тихим, спокойным. Он пытался этим показать Белету, что всё в порядке и что он может просто высказать, что в голове и сути. Мужчина склонил голову чуть набок и хлебнул кофе. Довольно кивнул, как бы говоря, что нормальный.

- И не сиди там. Иди сюда, - он кивнул подле себя, мол, вставай рядом. - Раз уж вместе мы решили быть с тобой, то и переживать всё тоже надо вместе. Правда же?

Он ласково улыбнулся. Действительно ласково. Пожалуй, он так ему раньше и не улыбался совсем. Была в этом очень большая значимость, было подтверждение того, что... Да сколько можно уже? Серьёзно. Никто другой не нужен уже Левиафану. Только вот этот придурок, который поди хотел как лучше, но вышло как всегда. Белет - косячный балбес, с самого истока такой, но, пожалуй, никакой другой ему не нужен. Потому что так вышло, что вот этот балбес понимал его. Спустя годы, наконец, понимал. Более того, шёл к пониманию самого себя, другой своей стороны и истинного своего намерения, изначального. Он хотел любить и быть любимым. Как это делают люди. Опошлилось многое, бесспорно, но из песни слов не выкинешь и как хотел Белет, чтобы его любили, так и хочет. Причин сомневаться в этом у Лефы не было...а то что облажался и не раз - ну что поделать? Да все лажают. Абсолютно все. Они оба налажали по жизни за глаза, если разобраться.  Может и правда надо исправлять уже всё.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

4

[icon]https://pp.userapi.com/c856032/v856032242/610c/0zfsr5EYEIQ.jpg[/icon][nick]Beleth[/nick][status]let me go[/status]На что он вообще имеет право и когда-либо имел? Действительно ли его изменения за этот год были настоящими или это был красивый самообман и адаптация под более комфортные условия? Так не хотелось верить, но Томино ковырнула его собственные мысли, а он оказался достаточно мнительным, чтобы поверить на самом деле, не смотря на всю браваду и вызывающее поведение. Белет филигранно танцевал на грани между притворством и вязким наслаждением, постепенно стирая эту грань. Настал момент, когда ситуация вышла из-под контроля. Если, конечно, он вообще когда-то что-то контролировал.

Раз за разом - нет, глупый ацкий королёк. Что тебе там контролировать?

Даже сейчас демон не смог сдержать крупную испуганную дрожь от прикосновения Левиафана. Возможно потому, что не догадывался, что может на него так среагировать (да и в принципе), и не был готов. Он чудом задушил порывы вырвать руки и сбежать с кресла. Ему в принципе стало душно и не по себе от того, что демон к нему приближался. Белета шокировало спокойное и... доброе отношение Левиафана сейчас, что явно отразилось на его лице, но это не сравнить с потрясением от реакции собственной шкуры. Ну не первый раз же его насилуют, разве он не получил удовольствие? Его наказание: отвратительные чувства стыда, вины и отвращение к себе, каких раньше не испытывал. Может, когда вся чертовщина кончилась в городе, демон и почувствовал явное облегчение, ему не так плохо, как могло бы быть, но всё не так просто.

Он ведь не жертва..?

Ледяным огнём суть обожгло подтверждение, что Левиафан всё знает. Лицо застыло и стало будто каменным, он побледнел. Вид Белета кардинально разнился с уставшим и таким мягким любовником. Тот просто лучился всепрощением и от этого становилось только тошно, он не заслужил. Почему? Он же знает. Неоновой вывеской на лице: "Да как ты вообще можешь быть ко мне так ласков?!"
Видимо, все накрученные за эти сутки нервы наконец сдали, - на предложение присесть рядом Белет напротив вскочил и быстро отошёл к стене подальше. Ноги ватные, - какой-то сюр, - и даже если шкуре не нужно дышать, демону явно не хватало воздуха. Скорее всего, Леви хотел как лучше. Белет понимал, что тот только пытается подстастить пилюлю, подстелить соломки, расположить к себе, но эффект оказался слегка обратный, кажется, начав истерику.

- Д-да кагх.. эк... ха? - Силясь сформулировать хоть какое-то слово, Белет только пашатывался у стены, пальцы зарылись в волосы, а любой звук превращался в лёгкий нервный смех. Недолго, но ярко. Он не спускал лихорадочных глаз с мужчины, даже когда в них потемнело. Его мир регулярно встаёт с ног на голову и обратно. - Как... - в конце концов он прошептал. Его рука то неуверенно дёргалась в направлении Левиафана, то тут же пряталась - он сцеплял ладони вместе, потом тут же скрещивал на груди и не находил им покоя. Он переживал такое эмоциональное потрясение, которое накопил, что его будто током било. И Левиафан спустил курок.

+1

5

- Не то чтоб неожиданная реакция, но мне жаль, что она такая, - вздохнув, произнёс демон, покачав головой. - Очень жаль.
Левиафан сделал глоток кофе, медленно, размеренно. Он не хотел торопиться и торопить. Пусть всё сейчас будет осторожно. Никаких необдуманных действий, движений, фраз. Всё очень постепенно. Белет может воспринять его действия, как давление, а это не входило в планы Левиафана.
По лицу Бела можно было понять, что он ожидал, может, наказания, презрительного фырканья, злости, но... Всё это было, недолго, а после сменилось осознанием, которое как-то вообще нивелировало всё, кроме чувства глубокого и крепкого родства.
Он продолжал курить, какое-то время молчал, глядя в пол, потом поднял взгляд. Не стоит подходить, пусть сам.
- Я видел всё. И если хочешь знать, да, сначала я разозлился... - Леви внимательно посмотрел в глаза Белета, - ... но у моей злости был очень короткий срок годности. Потому что я кое-что начал понимать. Ты вечно хочешь как лучше, вечно стараешься. Из кожи вон лезешь, а получается, что ничего не получается. Это какой-то налёт твоей невинности... наивности. Настоящего тебя, погребённого под пошлостью и пафосом, чтобы никто не добрался и не сделал тебе больно. Чтобы я тоже не сделал тебе больно. Опять.
Демон сглотнул ком в горле, чуть сведя брови. Потёр переносицу, а потом глубоко затянулся и медленно выдохнул.
- Я задолжал тебе много счастливых дней и спокойных ночей, Белет, - он бросил сигарету за окно. - Ну, и не очень спокойных тоже, не без этого.
Он по-доброму усмехнулся. Эдакое разбавление обстановки.
- Пора уже... Начинать жить как-то по-другому, относиться ко всему иначе. Просто осознай, что больше не я отдельно, а ты отдельно, а мы вместе. Я и ты превращаемся в "мы". И, по правде сказать, я думаю, что это очень здорово. Что у меня есть ты, что я могу быть с тобой честным. Ты тоже можешь быть самим собой, каким хочется, просить что хочешь, требовать даже, да чёрт возьми... Как мне ещё убедить тебя, что мне хочется, чтобы всё уже закончилось? Несчастье это ебучее. Хватит, с меня правда хватит. И с тебя тоже. Хватит с нас. Хватит.
Он всплеснул руками и покачал головой, опустив их вниз после. Это было, может быть, резко, но это было правильно. Сказать так.
Подумав, демон протянул ему руку. Он должен доверять ему, а не щемиться в угол.
- Пожалуйста, просто иди ко мне. Прекращай, - он поморщился, склонив голову набок. - Если ты не подойдёшь и не обнимешь меня сам, то это сделаю я и вся твоя дурацкая оборона опять посыпется, а я буду виноват.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

6

[icon]https://pp.userapi.com/c856032/v856032242/610c/0zfsr5EYEIQ.jpg[/icon][nick]Beleth[/nick][status]let me go[/status]Левиафан оставался спокоен, его стойкость и какая-то уверенность вроде и пугала, и манила одновременно. Он заполнял собой пространство и казался близко даже будучи в другом конце комнаты. Вся паника Белета захлебнулась своей неуместностью. Даже смешно, что он такой предсказуемый. Но Левиафан не был удивлён по другой причине. По той же - затих и Белет, перестал метаться, сжав в пальцах ткань на рукавах. Прислушивался, вдавив плечо в стену. Он косился на демона у окна и с удивлением раскрывал глаза. Слова Левиафана снимали с него кожу слой за слоем, его разговор и отношение в данную минуту впервые ощущался... настоящим, открытым. И всё дело было уже в самом Белете. Левиафан не раз был честен и проникновенен, но теперь его слушал Падший, словно голый он сжимался от холода, испуга и растерянности.
Ведь он уже был такой. Вот такой. Когда его сбросили вниз и он не знал, куда идти, что делать и как ему быть. Когда он был ещё чист, благороден и раздавлен. И вот как раз его глаза затмило влагой. Томино вдребезги разбила его шкуру, разорвала на части, Левиафан нежно и аккуратно снял болезненные ошмётки и лоскуты. Он снова добрался до того, кто был внутри, кто прятался, закрывал глаза и уши, чтобы не слышать, не видеть, не чувствовать.
Болезненно скривился, зажмурился, смаргивая псевдослёзы с глаз. Его недоверие мешалось с надеждой и он спрашивал себя: почему это недоверие появилось? Это же Левиафан. И он прав, абсолютно прав, хватит с них обоих. Так странно, что тебя... понимают? Белет был рад настолько, что влага хлынула сильнее и покатилась по щекам. Это было даже больше, чем радость, но что теперь с этим делать? Его до сих пор бьёт озноб. И даже если бы он захотел, то от стены не отлипнул.

Ему было очень сложно: он слышал тёплый голос и тянулся к нему, но по мозгам давил смех Томино и сладкая отвратительная боль прибивала на месте. Он резко выдохнул - опухший нос не давал возможности дышать. Потом ещё раз и Левиафан позвал его. От протянутой руки мужчина мелко отшатнулся, хотя она была далеко. Всё-таки эта тварь умудрилась найти в нём что сломать. Словно под гипнозом Белет смотрел на руку Леви и силился.

Силился и не мог сделать этого сам. Тем не менее, спустя долгие минуты он шагнул вперёд, готовый рухнуть обратно к стене в любой момент. Нет, что-то не так в нём. Это что-то сильнее всех доводов, оно оглушало, било колоколом паники по псевдомозгам. Мольба о помощи мелькнула на мгновение в глазах Генри и он резко потупился в пол, обхватил себя - признал, что пострадал, что истерзан, беспомощен и ему жизненно необходим Левиафан. Он был нужен ему, такому грязному, осквернённому, порочному, отвратительному. Леви не должен касаться этой грязи, но рука Белета всё равно нерешительно потянулась навстречу к нему.

+1

7

Видимо, всё было хуже, чем он предполагал. Что могло сказать это существо ему? Надо было постараться, чтобы настолько обидеть Белета... хотя, может, дело было вовсе не в сказанном, а в том, что он сам своих ожиданий не оправдал, а хотел...ну да, как Левиафан и говорил, хотел как лучше, а получил только порцию унижений. Да он и сам умел себя унизить, подобрать к самому себе термины пообиднее, пожёстче. Демон понял, что он ему доверяет. Проблема была в другом. Он стыдился себя самого, самого себя принять не мог. Ему очень плохо.

Трэвис вздохнул и пошёл к нему сам.
- Не надо, не сжимайся, - проговорил он ему тихо, положив руки на его плечи и легонько сжав их, - я рядом. Я с тобой.
Леви обнял его. Немного властно, чтобы обошлось без лишних сопротивлений, но, всё же, в этом жесте было больше нежности, чем чего-то ещё. Он погладил любовника по голове, по спине. Ласкал его, не пошло, бережно, успокаивая. Давая понять, что ничего не изменилось. Что он не передумал. Ни о чём не передумал.
- Поплачь, если так больно... поплачь, - шёпотом сказал он ему на ухо, - я никогда больше тебя не оставлю, Белет. Кто бы что не сказал мне о тебе. Мне всё равно, что подумают другие. Мне гораздо важнее то, что думаем мы друг о друге... но, зубы этой твари я бы выбил. В общем-то, именно этим я планирую озадачить тех, кто с нами приехал. Сенобиты, Стэнли. Найдём эту гадину. Поможем японским коллегам немного... и, конечно же, мне есть о чём с ней потолковать.
Он чуть отодвинулся, но их лица были всё равно близко. Он окинул его взглядом. Такой слабый и потерянный, нежный и несчастный, обиженный, раненный, осквернённый. Видел ли кто-то Белета таким? Пожалуй, этому существу он бы вырезал глаза. Нет уж. Такое зрелище только для него. Одним это покажется слишком смешным и нелепым, ведь они не знают его. Они знают панцирь, иллюзию, знают вот эту поверхность, которая закрывает его суть, которой он обрастает, чтобы защититься, чтобы держаться. Какими же такими словами эта дрянь смогла пробить его?
- Я люблю тебя, Белет, - признался Левиафан, сведя брови. - Позволишь ли ты мне разделить с тобой... хм. Вечность?
Мужчина заглянул ему в глаза, чуть усмехнувшись. Так, совсем слабо. Странно всё таки говорить об этом. Он не знал, что так будет ещё пару месяцев назад. Теперь же не видел другого исхода. Так уж вышло.
- Кажется, это стоило спросить до того, как тебе отдали кольцо. Я совершенно уверен, что хочу, чтобы все знали, что я выбрал именно тебя... И горжусь своим выбором. Чтоб в следующий раз трижды подумали, прежде чем назвать тебя не по имени...а уж тем более оскорбить. Поверь. Будут иметь дело со мной и им это совсем не понравится.
Он погладил его по щеке костяшками пальцев.
- Ты доверишься мне, Белет?

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

8

[icon]https://pp.userapi.com/c856032/v856032242/610c/0zfsr5EYEIQ.jpg[/icon][nick]Beleth[/nick][status]let me do it[/status]Тело с трудом принимало ласку, крупно вздрагивая и дёргаясь в попытках отстраниться. Будто шкура сама по себе, её принципиальное наличие и видимое отсутствие повреждений, стала сплошной рубцующейся раной, к которой боишь прикоснуться сам и инстинктивно избегаешь чужих прикосновений, совершенно не отдавая себе отчёт. Белет почувствовал мягкие осторожные руки, настойчивые, но чуткие, которые будоражат воспалённые нервы, а не опаляют, согревают, а не терзают, - позволяют привыкнуть, и тело расслабляется, перестаёт выдавать странные ломанные реакции.
Демон пытался сам себя контролировать, но только руки Леви, его запах, близость привели в какое-то стабильное состояние. Мир действительно не разрушился, пол не провалился, сам он не истёк гнилью и мужчина, который теперь так крепко его держит, желал остаться рядом с ним не смотря ни на что. Белет издал булькающий всхлип, уже не сдерживая отчаянные рыдания, которые больше на скромное кваканье что ли похоже, и крепко вцепился в спину Левиафана. Напряжение отпускало его, улетучивалось. Всё, что накопил с момента, как рогатая голова демона скрылась в мутной воде, - тревога, волнение, беспокойство, переживание, а потом весь кошмар с той тварью и бесконечно ожидание. Бесконечное? Теперь просто долгое. Ох, какое же долгое.

Оно позади. Всё позади. Всё.

Генри мелко помотал головой, он не будет плакать. Что ему горевать теперь, что оплакивать? Себя что ли? Блажь. Слёзы непрошенные, но не задавленные, - пусть идут, пусть пройдут, как и ожидание-переживание-волнение-сомнение. Даже если сейчас его под белы рученьки в Ватикане запрут, он будет... спокоен что ли. Он переживёт заточение, ведь у него есть его якорь, его почва, твердь, его небо, его воздух, - шепчет ему милые угрозы (чёрт возьми, это самое милое, что он когда-либо слышал искренне), обещания, которым совсем не обязательно сбываться. Белет слабо, но счастливо улыбнулся, - Леви его сейчас будто сильнее делал, полноценнее, подпитывал. Туман, вгрызавшийся в мозги, рассасывался. Он любит его безотчётно, беспамятно, истинно, всеобъемлюще. Томино не права. Он не даст ей власти над ним. Он будет бороться за себя. Будет бороться на них. За этот взгляд, который он встретил с совершенно другим настроением и решимостью. Недавняя истерика ещё билась в конвульсиях, паника клокотала в предсмертных хрипах, но в глазах Белета сияла всё ещё робкая, но уверенная благодарность. Она сильно отличалась от подобострастия собаки или игрушки, на которую обратили внимание, которой позволили остаться, - каким он и был десятилетия назад. Каким он был ещё в прошлом году.

Удивлённо Белет открыл рот, чтобы повторить это неожиданное слово "вечность" в попытке осознать, но губы не слушались, - он лишь рвано выдохнул с вопросительной интонацией. Но стоит всё-таки признаться себе, что это было риторическое удивление и о предназначении кольца ему прекрасно известно. Только вот сутки назад Белет сомневался в правильности решения Левиафана, в основном, из-за того, что он хочет связать себя с таким. Это бы не пошло на пользу его репутации. Но он... ему плевать, он верит в Белета, и го-гор-... Псевдосердце опалило грудь, гулко протаранив рёбра.

Вечность. Звучит прекрасно.

Демон блаженно прикрыл глаза, слегка потираясь щекой о костяшки его пальцев. Чертовски мило, чертовски приятно, Левиафан заставил нежную улыбку появится на лице Белета. Мужчина медленно кивнул.
- Спасибо, - он так же слабо усмехнулся в ответ, немного лукаво, тронутый. Возможно, оно всё стоило того. - Века, как я любил тебя, пожалуй, бог лишь знал. - Смущённо сдвинул брови, - Могу я... можно я... я хочу надеть его. - Робким взглядом стрельнул на руку Левиафана.

+1

9

Открылся. Расслабился. Доверился. От этого в сути потеплело и стало значительно легче.
Левиафан кивнул.
- Да, разумеется.
Демон отошёл от него к дорожной сумке и вытащил из кармана маленький мешочек под украшение. Покрутил его в руках, хмыкнув, и развернулся к Белету. Вернулся, положив его ему в руку и сжав его ладонь в своих руках.
- Именно поэтому и горжусь, знаешь, - он вздохнул, сведя брови и улыбнувшись. - Ты всегда меня любил, не знаю даже за что и почему, боже. С самых истоков. И никогда не предавал меня и... То, что испытывал. Это... Это ценно, по-настоящему, это и есть то, что делает тебя... Уникальным? Важным? Я не знаю какое слово выбрать, да и не передаст оно ничего из того, что я хотел бы вложить.
Мужчина тихо рассмеялся и опустил голову. Не каждый день делаешь что-то подобное и испытываешь тоже. Вообще-то то, что здесь происходило, чертовски важно. Это и есть новый рубеж, новая жизнь. Нельзя сказать, что к такому можно быть готовым, но, пожалуй, он был готов попробовать. Этот спектр давно забытых эмоций, чувств и эти какие-то светлые мысли и ощущения, прежде всего, по отношению к себе, к будущему и, откровенно говоря, ко многим эпизодам прошлого, были бесценны. Он ощущал, что вот именно так всё и может стать лучше, если стараться. Как с Викусом, в своё время: он не был готов быть отцом, но он попробовал и стал им. Не лучше других, но и не хуже многих.
- Много говорю опять, да? - виновато произнёс Левиафан, выпустив его руку и протянув свою кисть, чтобы тот осуществил задуманное. - Но, наверное, ради приличия стоит поклясться, что всегда буду рядом, в горе, радости, вот это всё, но... Главное другое, наверное.
Поднял глаза, чтобы встретиться с ним взглядами. На самом деле, он бы сейчас, скорее, не болтал бы уже ерунду, а просто, наконец, начал бы целовать его и сетовать, про себя, что зря напяливал одежду. Это желание физической близости не было порывисто-страстным, но было очень сильным, заставляло даже покрыться мурашками. Ему хотелось именно так заставить шкуру Белета забыть о совершённом над ним насилии. Может даже не только этим существом, а, по правде сказать, и им самим. Бессчётное множество раз в прошлом.
Как он мог делать всё это? Брезгливо морщиться и цедить сквозь зубы: "Даже не смей поднять на меня взгляд." Втыкать в него со скуки ножи, грубо иметь со спины, вбивая себя в него, а его в грязь. Смотреть как с ним развлекается кто-то ещё и просто смеяться над его выражением лица, забавляться и дразнить, зная, что он послушный. Бросить его одного, наигравшись. Он причинил ему куда больше боли, чем кто либо другой.
Получится ли исправить это? Сделать это незначительным? Столько лет унижений, издевательств и безразличия, пожалуй, можно будет компенсировать только таким же количеством лет понимания, заботы и защиты. Причём не столько физической, сколько моральной.

- Я теперь твой.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

10

[icon]https://pp.userapi.com/c856032/v856032242/610c/0zfsr5EYEIQ.jpg[/icon][nick]Beleth[/nick][status]let me do it[/status]Стоило их контакту разорваться, как шкуру снова зазнобило, будто холодный тонкий ветерок забрался под кожу. Мужчина неуютно сжался и поднял плечи. Словно огромная чёрная дыра он чувствовал необходимость в поглощении тепла Левиафана. Вот прямо сейчас он остро испытывал неуверенность без него в непосредственной близости. По крайней мере, ему стало легче дышать, демон мог хотя бы на секунду переварить происходящее. Постараться поверить в его реальность. Пожалуй, его суть просто погибнет, окажись всё это изощрённым мороком, - успешным в своей цели его окончательно уничтожить.
Учитывая весь опыт в одурманивании разными способами окружающих и себя, можно было всё-таки более-менее убедиться, что происходящее не плод его опалённого каким-нибудь заклятьем разума или западня, как в голове Крысолова, в которой он побывать успел. Там, пожалуй, сюрреалистичный пиздец не стал бы так долго ждать. Томино тоже быстро перешла от слов к делу. Его успело передёрнуть от вспышки воспоминаний. Белета коробило не то, что с ним было, а то, каким он был сам в это время. Ведь Левиафан верит в него, гордится им и любит... Невероятно, всё же, до сих пор, что он спустя столько лет смог дотянуться до него.

Мужчина с улыбкой закусил губу, пряча взгляд в полу, его уши начали краснеть и сам он приобретать оттенок розового на лице, впрочем, которое неуловимо стало чуть моложе. Они оба были взволнованны и это потрясающе, Белет мог показаться спокойнее в этой неординарной ситуации лишь потому, что в данный момент был крайне робок на эмоции. Его хвалили, даже захваливали, проникая тонкими искрящимися нитями под шкуру, будто сшивая части вместе, вставляя на места. Эти слова смущали, нивелируя всю пошлую натуру, и он тепло и умилённо улыбался разговорчивости любовника, разворачивая и доставая кольцо. Оно так похоже на то, что надел сам.

Рука немного подрагивала от волнения, когда он взял кисть Леви и вытянул кольцо.
- Что главное? - поднял Белет голову и покрылся льдом, застыл на месте, осознавая с каким взглядом смотрит на него... супруг. Он был не готов к близости, совершенно не готов. Но вторая мысль равно противоположно согревала с ног до головы, как и ответ Левиафана смёл эту неловкость.
- «Что же он делает со мной, и ведь совершенно серьёзно!»
Белет посмотрел вниз, чтобы наверняка не промахнуться, - а то кольцо чуть не выскользнуло из дрогнувшей руки, и сжал пальцами тёплую ладонь. С затаённой улыбкой, медленно он надел символ их связи на палец мужчины. Что-то в этом было... сакральное. И только потом заговорил, завороженно рассматривая светлую металическую полоску на коже:
- Если клятва не произнесена вслух, то её будто не было. - Белет не мог унять прыгающее в груди сердце, вдруг ощущающееся настоящим и живым. - Я был твоим всегда, даже когда ты не знал меня. И я никогда не сомневался в тебе, клянусь - никогда не буду сомневаться. Я на твоей стороне. Что бы не произошло с нами, где бы мы не оказались, вместе или порознь - этого ничто не изменит.

Генри прильнул губами к кольцу твёрдо, легко и нежно. Это его другая клятва, немая, - он вложил свою суть в неё. После этого он решился снова встретить взгляд Левиафана, при этом его ладонь с кольцом скользнула в его и переплелась пальцами - их кольца оказались рядом. Белет обнял руку, уже не отрывая глаз поцеловал этот "замок" и в них мелькнули черти прежнего задора. Всё теперь стало немного иначе.
- Ты теперь мой. - Правда держать искушающее лицо он долго не смог и взгляд снова стал мягким, немного смущённым и до конца ещё не верящим, - от того на толику растерянным.

+1

11

Эти слова, с одной стороны, стоило бы воспринять положительно. С другой, они лишь подчеркнули его грехи, за которые пора расплачиваться. Перед ним и перед самим собой. Левиафан наблюдал за его действиями, за мимикой и понимал, что это всё... трогает. Умиляет даже, вроде как. Белет. Хранитель. Вот он каким был всё это время. И всё это время он был с ним, а он не умел это оценить, не умел понять, что это всё ему свыше дано, может, самим Творцом как раз, чтобы ему не было так...плохо и одиноко, может? Чтобы вот через него он простил себя, со временем, за совершённый чудовищный поступок, имевший ужасные последствия...впрочем, сейчас об этом решительно не желалось думать.
Сейчас существовал только этот момент, в котором они были вместе и оба такие вот... родные, какие-то по-странному нелепо-домашние и вот, вроде бы, человечные, что ли. Мужчина усмехнулся, по-доброму и аккуратно приподнял лицо Белета за подбородок, заглядывая в его глаза.
- Непривычно, да? - спросил он, пожав плечами. - Потом, когда всё устаканится, снимем где-нибудь дом, чтоб подальше от всех и побудем вдвоём. Будем пить вино и просто слушать тишину. Наслаждаться друг другом. Мы уже не молоды и это не какое-то временное помешательство, а лично наше дело, поэтому давай без Вегаса и проституток.
Он хохотнул и огладил его лицо снова.
- Хочу, чтобы ты забыл всё то дерьмо, которое с тобой делали, - прошептал он, дёрнув уголком губ в усмешке. - В особенности всё то, что делал с тобой я. Вообще всё.
Левиафан притянул его к себе поближе, обнял, опять, нежно. Поцеловал сначала в висок, потом в скулу, ближе к уху, в шею. Вдохнул его запах, чуть вздрогнув от ощущения этой иной близости, пока неизученной, можно сказать. Проводя носом по его коже, вернулся к его лицу и поцеловал в губы. Сначала коротко, мягко.
- Ты прекрасен. Не смей сомневаться, - заверил он его, проводя рукой по его спине.
После этого, он прильнул к его губам снова. Это было головокружительно, вот уж точно: он уже целовал его, по-настоящему, там, в Нью-Йорке, но нет, не так. Время замерло как будто. Замерло и всё тут. Осознать даже нехватку воздуха было тяжело, ему просто нравилось чувствовать, как Белет обнимает его, держась за него, и держать его в своих руках в ответ. Было в этом что-то не возбуждающее, а расслабляющее, пьянящее. Оторвавшись, наконец, он шумно и глубоко вздохнул и чуть отстранился, окинув его взглядом, потом снова подняв глаза к его лицу, к его глазам. Улыбнулся, рвано выдохнул, проводя руками по его предплечьям.
- Хоть кто-то, хоть один раз... делал это с тобой красиво? Медленно. Давая тебе почувствовать себя по-настоящему желанным, давая тебе время и возможность ощутить это, каждым сантиметром кожи... Не потому что ты можешь заставить любого захотеть тебя. А потому что ты - это ты? - он склонил голову чуть набок. - Или этого так и не случилось за всё это время? Если так, то, знаешь, я бы хотел дать тебе это почувствовать. Я хочу тебя именно так. Чтобы всё осталось за этим моментом. И повторялось потом. Снова и снова. Мне самому интересно...насколько велика разница.
Он опустил взгляд.
- Я не настаиваю сейчас, Бел. Но я хочу, чтобы ты сейчас был рядом. Физически... странно говорить об этом, но я согласен и просто... ох, не знаю. Сидеть в обнимку? Пить кофе из одной чашки? Под одним одеялом? Что-то такое обычно делают, да? И говорят ни о чём. Мечтают.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

12

[icon]https://pp.userapi.com/c856032/v856032242/610c/0zfsr5EYEIQ.jpg[/icon][nick]Beleth[/nick][status]let me do that[/status]Мужчина согласно кивнул, но, впрочем, как бы не было непривычно, оно казалось правильным. Под закрытыми глазами он явственно себе представил эту пастораль, но не потому, что когда-то мечтал или желал нечто подобное, - в его положении не представлялось случая дерзнуть даже мысль допустить о такой возможности. Левиафан был другим, Белет был другим, и никого бы он не мог представить рядом с ним в таком доме. Ни мужчину, ни женщину. Но когда-то давным давно, в очень далёком невозможном прошлом он видел подобные мирные картины, тихо сидел рядом и прислушивался к тому, как окружение возлюбленных, само время замирало, текло иначе, приобретало краски, запахи, оттенки чувств. В эти моменты Хранитель не решался во что либо вмешиваться, - по его мнению, и не надо было. Может, чуть-чуть оживить воспоминания, но в паре любовь жила и не тлела углями, не горела пожаром, - просто жила, была, как воздух. В это время Белет страстно желал хотя бы намёк узнать, что же происходит сейчас в этих людях.

Забавно, что он всё-таки получил ответ на похороненный вопрос.

Шутка супруга, - боже прости, даже в мыслях это слово звучит смущающе, - застала его врасплох и Белет коротко хрюкнул со смеху, утыкаясь в широкую грудь. Наконец-то он сам повеселел и вроде бы Левиафану полегчало? Копаясь в самом себе он эгоистично не подумал, что тревожит в глубине его любимого.
Всё оказалось куда изумительней, - только сейчас Белет понял, связал воедино... и ненадолго отложил эту мысль, так как Левиафан просто не дал на ней сконцентрироваться, да и сам он легко поддался искушению окунуться в ласку, ощущая мелкие приятные иголочки, путешествующие по телу. Эти касания были новым подтверждением, что их чувства синхронизировались. Шаг за шагом, мгновение за мгновением, ответ за ответом, - восполняя друг друга. Ласкаясь часто к Леви, он даже не подозревал, какое это прекрасное ощущение, когда тобой любуется тот, кто тебе самому важен, кто впитывает твоё дрожащее от неги дыхание и каждое робкое движение. А ты забываешься в его руках, твоего прошлого не существует и ничего, кроме твоего оглушающего счастья нет, - мира нет, существо перед тобой и ты с ним - вот и всё, что есть настоящего прямо сейчас.

Левиафан прекрасно видел ответы в трепещащем Белете. За земной путь несомненно ему попадались люди, существа, да те же ведьмы, которые восхищались им, преподносили, достаточно лишь быть. Каким угодно. Они ласкали его, жались к нему, подчинялись, ловили каждое слово, любовались, старались угодить, были нежны и страстны, некоторые даже любили его... Он им не отвечал, не запрещал, позволял делать желаемое, но и не принимал чувств заблудших душ. Как минимум потому, что его всё равно использовали в своих целях: самоутвердиться, получить сил, статус, а некоторым просто было необходимо кому-то поклоняться. Кому-то, кто менее жесток и опасен. Ну выебет их демон, так Белет хотя бы убедится, что его партнёр получит удовольствие. В редких обожателях, которые просили лишь не отвергать, - фанаты что ли, кто знает этих психов, - он видел себя, отголоски собственных нереализованных желаний и чувств. Но не мог позволить им пасть глубже в грязь вместе с ним и разбить не мог, впрочем, тоже. Именно потому, что понимал. Человеческая жизнь коротка для него, так пусть порадуются лишний раз, он-то потерпит, - как говорил бывший Хранитель в нём. А долгожители в конце концов сами одумаются.

Белет таинственно улыбнулся Левиафану - никто и не смог бы заставить его испытывать такое. Кроме него.

- Что ж, - мужчина наконец смог перевести дух и совладать с голосом. - Я могу кое-что придумать. Хотя проституток жаль. - Он фыркнул и тут же стал серьёзнее, печально сведя брови - вернулся к той тревожной мысли. - Леви, я прошу тебя. Об одном только прошу. - Белет дотянулся до лица Гловера и прижался лоб в лоб, зарывая пальцы в волосы за ушами. - Не наказывай себя. Ты ни в чём не виноват передо мной, даже не смей думать об этом. Всё просто было... по-другому. Мы были другие и иначе не знали как, не могли. Оба. Что бы ты не делал, я сам это приветствовал. Ты же не хочешь, чтобы я считал, что ты просто расплачиваешься со мной? - Генри чутка отстранился и капризно надул губы, прищурившись. Конечно же он так не подумает, но Левиафан должен знать, как это может выглядеть со стороны. Не доверяй он ему. Белет умиротворённо вздохнул и снова потёрся лбом об лоб, поцеловал переносицу и прошептал, выделяя каждое слово, - Мы любим друг друга сейчас. А прошлое... оставим... в прошлом..? - Он как будто только что осознал, о чём говорил. Что эти слова не только для Леви, но и для него. Белет задумчиво опустил взгляд, - Есть ли смысл ворошить то, чего нельзя изменить? - Его руки опустились с шеи Гловера к груди и он посмотрел на них, при этом заглядывая на самого себя целиком. На то, что осталось после Томино, как он считал. После паузы поднял слегка вопрошающий взгляд, сути внутри вдруг стало полегче. Достаточно было на мгновение заглянуть в глаза супруга и выяснить всё для себя. Если он будет рядом, то какая разница, куда ведёт дорога? Они идут вместе. В Лас-Вегас они придут или в Чебоксары, пофигу. - Прошлое нас сделало. Мы можем только бороться с последствиями. С тобой рядом я будто сильнее.

+1

13

Он удивлённо вскинул брови, когда Белет заговорил о том, о чём он думал. Надо же... Выходит, что... Ох, он действительно знал его, как облупленного. Подумать только. И знал даже лучше, похоже, в некоторых местах, чем он сам себя знал. Если бы не Белет, в конце концов, он бы не справился с новыми подробностями о последствиях своих поступков в прошлом.
Левиафан взял запястья Белета в свои руки и потёр его кожу большими пальцами, кивнув.
- Я постараюсь не думать об этом, - пообещал он, - это будет трудно, сам знаешь. Это... в моём стиле. Переваривать то, что я сделал. Очень и очень долго. Но, да, знаешь, намного легче, когда... есть возможность это обсудить? Нет, не так.
Он качнул головой, задумчиво хмурясь и глядя на кисти рук супруга. Вау, признал в голове этот факт. Помолчал какое-то время, подбирая выражение, наиболее соответствующее действительности или хотя бы какой-то пример, чтобы выразить мысль всё-таки. Придумав, наконец, поднял взгляд.
- Осознание того, что ты понимаешь, что конкретно меня тревожит и можешь на это рефлексировать, делает мои... загоны, скажем по-современному, менее тягостными. Вот так.
Леви улыбнулся и вернулся к окну, сел на подоконник и снова закурил, вернувшись к своей чашке кофе. Настроение поднялось, на самом деле, очень даже. Он снова указал Белету, мол, иди сюда, постучав по свободной части подоконника.
- Думаю, стоит обговорить кое-какие... нюансы. По поводу того, как и что будет дальше, - Леви говорил легко, пусть и серьёзно. - Думаю, нам ещё придётся пробыть в Японии какое-то время, пока тут всё точно не уляжется, со всеми проблемами мы не управимся и всё такое. Это первым делом. Дальше, думаю, меня в любом случае вызовут на ковёр в Ватикан, к Люциферу, к Лилит. Я получу свою порцию смачных пиздюлей за Шкатулки. Ты получишь тоже, как я понимаю, но, в конечном итоге, полагаю, всё будет зависеть от наших с тобой навыков красноречия. Главное дави на то, что не знал до конца что делаешь, призывая эту тварь, мол, полагал, что делаешь как лучше, хотел помочь. Ты не обязан разбираться в японской нечисти. Косяк мы исправим, а за исправленные косяки наказывают меньше в любом случае.
Он стряхнул пепел за окно.
- Возможно, нас ещё заставят пройти обследование в Рюгене. Мол, мало ли, подцепили какую-то астральную хрень или свихнулись больше, чем обычно... Потом с чистой совестью вернёмся в Нью-Йорк. Раздадим все указания и я поставлю Викуса перед фактом на счёт того, что мы уже всё решили. Стэнли тоже. Потом решим куда съездить отдохнуть. Телефон оставлю только для крайних случаев. Бизнес и дети, всё-таки, не дают полностью откреститься от этого мира, - он усмехнулся, похрустев шеей и отпив кофе. - Что же касается... наших с тобой отношений. Давай договоримся, что мы не орём на всех углах о своём решении, но и не скрываемся. В конце концов, это чертовски тупо, что первое, что второе. Слухи и всякое дерьмо неизбежны, но, пожалуй, этим будут заниматься только те, что живут по принципу "когда собаке делать нечего - она яйца лижет".
Леви потёр переносицу, хмурясь.
- Что же до... твоей специфики работы. И моей тоже местами. Я не буду тебя ревновать и держать свечку над твоей кроватью, говорю тебе честно, но попрошу хотя бы вкратце обрисовывать мне что, как, где и с кем и не пресмыкаться ни перед кем. Мне не нравится, когда тебя мешают с дерьмом и заставляют делать что-то, что принижает твоё достоинство, понятно? - он строго погрозил Белету пальцем, глядя на него. - Тебя попрошу, в случае если Елизаздра появится на горизонте - максимально оградить меня от её присутствия. Она манит мою тёмную сторону, я ничего не могу с этим поделать. Это что-то вроде... наваждения, безумия. Мне это не нравится, но такова природа. Её и моя. Общение с ней деструктивно для меня. Без шуток, Бел. Это нечто, что лежит в природе моей демонической сути. Я до сих пор не понимаю что это, как это... но это есть. Я специально держусь от неё подальше, потому что иначе начнётся то же самое, что было в Англии и за что мне прислали монашку с предупреждением.
Мужчина покачал головой, пожав плечами. Говорил он правду: его демоническая суть всегда тянулась к супруге Люцифера, постоянно. С другими демонами и демоницами такого у него никогда не было. Возможно, в них было заложено что-то сходное, возможно дело в её ауре, возможно в его гнилье внутри - вариантов было слишком много и каждый звучал более-менее правдоподобно.
- В остальном... ну, наверное, всё будет идти как идёт, просто будем рядом и поддерживать друг друга. Посмотрим... Ах, да. Не рискну пока вписываться в движ с ангелами и их войнушками, тебе тоже не советую, пока понаблюдаем. Если будет что-то такое, что потребует нашего участия, думаю, поймём. Готов выслушать твои мысли по поводу всего сказанного и дополнительную информацию, если тебе есть что сказать или попросить. Пока я пью кофе, курю и готов говорить обо всём подряд.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qki7.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]halo[/status]

+1

14

[icon]https://pp.userapi.com/c856032/v856032242/610c/0zfsr5EYEIQ.jpg[/icon][nick]Beleth[/nick][status]let me do that[/status]Мир в сути... это... хорошо, очень приятно. Удовольствие нового уровня что ли. Белет довольно сощурился и неосознанно последовал за Левиафаном, как спутник за своей планетой. Недовольно искривил сквозь улыбку губы, - подоконник не такой уж и широкий, но всё равно казалось предложенное место далеко. А он был в том состоянии, когда до дикости требовались долгие нежности. Тем более, от жизни никуда не деться и действительность будет напоминать о себе, как бы не было глубоко твоё желание от неё сбежать. Всю легкомысленность в их тандеме Белет взял на себя, так что Левиафану приходится первым возвращаться в деловой тон. Генри не против и потому просто согласно кивает, подбираясь к мужчине своей мечты: ненавязчиво встал между его коленей, проведя по ним ладонями, и приник к груди, стараясь не мешать хотя бы курить, так как пить кофе в такой позе явно вызывает трудности. Как кот. Большой демонический кот решил занять своё законное место. Просто и естественно, будто всегда так делал.

В общем, Леви обрисовывал ситуацию, положение вещей, на которые иногда Белет уныло вздыхал. Вставить было нечего: пиздюлей получат, обследование, наверное, должно быть, - про существование Рюгена, как и название заведения, демон упорно забывал. А вот на словах о Викусе заволновался. Стэнли не настолько тупой, чтобы не знать о характере общения своего хозяина и его администратора. Они, блять, живут вместе как минимум, а зная репутацию Белета, принципиально то, что они демоны... ну тут только ленивый не догадается. Или несведущий, как Варга. Раньше всё было вполне нормально для существ их природы, по мнению Белета, он не хочет публичности, не хочет в этот раз привлекать к себе внимание. К ним внимание. Вызывать резонанс, что кажется ему несвойственным. Но одно дело выставлять на показ себя, а другое... что-то для тебя важное, что не хочется пачкать чужими масляными взглядами. Эти гадкие усмешки, ехидные колкости, решение каждого, что вот он-то точно должен проверить слухи на вшивость. Мужчина крепче обнял Левиафана, будто требуя защиты, укрытия.
«Лижет яйца... вопрос - свои ли?» - демон бессильно усмехнулся.

На плечи будто положили свинцовое одеяло и присыпали железобетоном. Раньше он довольно и ехидно относился к тем способам получения силы, которыми в основном пользуются ведьмы, да и к периодическим мероприятиям, от участия в которых не отвертеться. Белету стало как-то физически тяжело нести груз ответственности. Конечно, ему особо делать нечего - ляг себе и расслабься, женщины сами всё сделают. Но то, как легко и просто Левиафан об этом говорит... обидно даже немного. Даже не приревнует? Даже чуть-чуть? В то время, когда Белета съедает изнутри ревность, зависть, что тогда, что сейчас. И будет съедать, даже если он прекрасно понимает, что Левиафан отдал себя ему, он предпочитает его, и будь выбор... Надув губы, Белет посмотрел на супруга, показывая свои мысли на лице. Это недовольство. Эту маленькую, пока ещё робкую, воскресавшуюся ревность. Ревность принципиальную, особенно к Елизаздре, при одном упоминании о которой его настроение резко портилось и глаза темнели.

Мужчина болезненно сморщился и потупил взгляд в плечо Левиафана. Она его госпожа, но из всех жён Люцифера Елизаздру он боялся. Махаллат уважал, как вассал, восхищался верной, сильной, стойкой демоницей. С Аграт их легкомыслие на одной волне, характеры и выработанные манеры перекликались. А Елизаздра вызывала только страх. Безотчётное опасение, Белет инстинктивно старался держаться подальше от прекрасной госпожи. Точно такой же страх и омерзение, какой Хранитель испытывал к себе совсем недавно. Елизаздра обворожительна, великолепна, ярка... но Белету слишком хорошо всё это знакомо. Сейчас он пересёк черту и эта черта ему видна. Елизаздра же слепа в своей сути, впрочем, ей наплевать на границы из принципа.

Если ему предстоит столкнуться с госпожой, то несмотря на страх, Белету придётся бороться с ней. А он будет бороться. И теперь отступать, молчаливо и завистливо глядя в спину Левиафана, не станет. Не по его же просьбе, а сам - это его счастье, он слишком долго страдал и молчал, ему дали права и он заявит их перед Елизаздрой.
Конечно, глупо дразнить дракона за яйца, поэтому лучше избежать такой возможности. Ведь это её только раззадорит.
Лицо Генри было непривычно серьёзным. И понимающим. Между ним и Войной в своё время похожее происходило, хотя последствия напрочь стёрлись из памяти, как и сам облик Всадника он никак не мог восстановить. Но их встречу ему не вытравить до конца.

- Спасибо за предоставленное слово, - Белет с иронией прищурил взгляд из своего положения и подчеркнул официально-деловой тон. Вот они сейчас будто в его офисе на брифинге и Белет не трётся у него между ног, - По поводу вышесказанного, - начал он привычной вкрадчивой манерой, которой по-умолчанию пользовался на работе, - Позвольте быть кратким, мистер Гловер, - нет, не смог избежать игривой ехидцы. - Я понятия не имею, как Ваш сын отреагирует на предстоящие новости, даже представить затрудняюсь. Вываливать их, как свершившийся факт, по моему мнению, не разумно. - Он вздохнул и поднял взгляд, вспоминая все пункты на повестке дня. - На войну мне, прошу прощения, плевать. Пусть горят Вечным Пламенем и те, и другие, - в его голосе не отразилось и капли ненависти, похоже, он был просто обижен и потому одинаково отвернулся от обеих сторон. Белет повернулся спиной, отходя к телефону. - А Елизаздра, пардон за непристойности, сука и тебя получит только через мой во всех смыслах труп.

Бубня и ворча ещё что-то недовольно, мужчина вызвал ресепшен, где сделал заказ на завтрак в номер. Может, хоть в этот раз треклятый штрудель будет употреблён по назначению. Белет не спал несколько суток, усталость шкуры почти не сказывалась, хотя и очевидно повлияла на настроение, помимо упоминания вечной порочной любовницы Левиафана.
Чёрт возьми, но мир в сути... это уже надолго.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Supermassive Black Hole