Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » You told me, that you'll never be afraid of heights


You told me, that you'll never be afraid of heights

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

You told me, that you'll never be afraid of heights
http://funkyimg.com/i/2SrG2.png
And after all these years, and all of this time
Darling, if I'm still a question in your mind
Just say the words and this will end

1. Место действия
Англия, Лондон [локации будут меняться]
2. Время и погода
10.04.2020, четыре часа дня и далее
-1, безветрие
3. Действующие лица
Аарон Дамер, Ванесса Вамбери

Ванесса говорила Аарону, где она живёт в Лондоне. Он решил заехать к ней.
Потому что некоторые делать в одиночку оказалось слишком сложно, как и признаться себе в этом, вообще-то.

+2

2

Это так легко сказать, мол, я поехал забирать вещи самого дорого мне человека в мире, который, кстати, умер из-за меня, и заметать все следы, ага. Он смог уладить вопросы с мультпаспортом, удостоверился у О'Ханраханана, что всё шито-крыто с их присутствием, да, но перед домом, в котором останавливался Клинт, в машине, он как идиот замер и так и не смог выйти. Он выкурил четыре сигареты и каждый раз давал себе фору в пять минут, мол, вот, сейчас, я выйду... но так и не вышел.
Господи, он пару дней назад тут с ним цапался. Он пару дней назад ему голову лечил. Он пару дней назад с ним о будущем разговаривал. Вон машина, в которой они ездили. Класс, блядь. Они о матери недавно говорили вот... Боже, да как это уложить внутри себя?! Аарон-то думал, что ему полегчало, после того, как он так позорно разрыдался, как... Да нет же. Он просто выпустил часть боли, да, но... ему не полегчало и не было это позорно. Разве вообще может после такого так легко стать "проще жить дальше"? Да нихера подобного. И никогда, наверное, это событие из головы не исчезнет.
Мужчина приложил руку ко лбу, потерев участок над переносицей, чувствуя, как в голове становится опять очень тяжело. О будущем. Они говорили и Аарон сказал, что нет у него женщины. Джен. Интересно, что это была за девчонка? Да какая уж разница... А у него, может, и не было женщины, но... была же всё-таки одна хорошая знакомая. Вообще-то очень красивая и смешная. Вообще-то очень приятная ему. Вообще-то она жила здесь. Вообще-то он очень захотел увидеть её, пусть и понимал, что с такой убитой физиономией пошёл бы он на хер, без него, поди, проблем, хоть отбавляй...

Но он вдруг осознал, что если она ему не поможет, то он просто не сможет зайти в этот дом. Винсента не хотелось тревожить, ему тоже нужно было время, чтобы всё пережить, перемолоть в себе, хоть немного времени с этим ангелом, господи, ангелом, вы подумайте, а ему нужно было... Он бы хотел, чтобы с ним рядом был кто-то так же, как этот парень сейчас рядом с его братом. Может быть, тоже подержал бы за руку. Поулыбался бы так по-доброму, глядя, блядь, в глаза и...

Какие-то такие странные желания. Они же не так много знакомы, но... вообще-то она ему нравилась. Он лукавил, когда говорил, что нет никого у него. Может, он с ней и не спал, может, он провёл с ней, в совокупности, не так уж много, но... она была близкой. У неё был характер. Твёрдость, которой ему лично сейчас не хватало. Он закрыл глаза и выдохнул, шумно, через нос. Вдавил на педаль газа и сорвался.

Он помнил где это. Здание.
Он знал город хорошо и доехать туда было всего-то ничего, полчаса каких-то. И там он тоже замер. Нет никаких гарантий, что она даже там. Было бы очень скверно, если бы она была не на месте. Или с ней кто-то бы был. И вообще. Господи, да куда ему.
Аарон вздрогнул и на сей раз заставил себя выйти из машины и поставить её на сигнализацию. Медленно двинувшись к двери антикварной лавки, он закрыл глаза и открыл дверь магазинчика легко, услышав, как зазвенели колокольчики над ней. Чёрный весь. Шапка, пальто, джинсы, ботинки. И какой-то вялый, усталый, сутулый, совсем несобранный, совсем не тот мужчина, который когда-то так легко разрулил её проблемы. Нужен он кому такой, как же. Он даже не обратил внимание на ассортимент этой богадельни, просто прошёл к столу с кассой и звоночком для вызова продавца и хотел было нажать, но увидел её, выходящей откуда-то из глубины магазинчика. Он посмотрел на неё и внутри что-то упало. Просто грохнулось и распидорасилось в ёбаное ничто с громким бабах. Заебатое ощущение, не дай бог вам испытать.
- Из-за меня, у меня на глазах умер брат и если ты мне не поможешь, то, мне кажется, я просто развалюсь на хер, - выпалил он как-то неожиданно даже для самого себя.
Он шмыгнул носом и нелепо, совсем невесело хохотнул.
- Пиздец, меня даже на ебучий "привет" или "я соскучился" не хватило, - Аарон опустил голову и упёрся руками в стол с кассой, заговорил тут же тише. - Прости. Я не хотел приезжать с таким дерьмом. Но. Наверное. Мне просто некуда идти, Принцесса.
Аарон поднял на неё взгляд и его лицо исказилось от боли.
- Я не планировал приезжать к такой классной девчонке, когда готов выть как побитая собака каждые пятнадцать минут, - он нервно дёрнул уголками губ, поджав их после. - Но если ты мне не поможешь, боже, Ванесса, я просто сойду с ума, пока буду собирать его блядские вещи по блядским пакетам и осознавать, что я больше, блядь, никогда, на хуй, не услышу, как этот придурок просто, блядь, разговаривает со мной.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+2

3

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/3/31/8078838f3ea6d61cec112b1c13a4f6ad-full.png[/icon][nick]Vanessa Vambery[/nick][status]Come here[/status]
Она показалась из-за стеллажа доверху заставленного китайским фарфором. В узких черных брюках по классике и свободной блузе с дерзким леопардовым принтом, как и всегда, была вызывающе красива. Среди всей этой затхлой древности, она казалась живительной искрой.

Завидев только Аарона на входе, охотница невольно улыбнулась. Как-то так, сама собою. Но тут же помрачнела: от него будто бы холодом тянуло. Могильной сыростью. Это было сродни предчувствию – еще до того, как он успел заговорить. Сердце Ванессы при виде него, болезненного и черного от горя, кольнуло ледяной иглой. Так и замерла. Ни слова поперек не проронив, пока слушала то, что с таким трудом давалось Аарону. У человека умер брат. Господи…

Когда же он закончил, Ванесса вдруг проскользнула мимо него. Вот так вот, ничего не говоря, прямиком ко входной двери. В два счета там очутилась. Тихо звякнув колокольчиком, слегка приоткрыла дверь – это чтобы перевернуть табличку предупреждающе-красным «Closed» наружу. В лавке китайских древностей никогда не бывало много посетителей. Да и те, что захаживали – обычно делали это с целью просто посмотреть, полюбопытствовать или убить время. Чего уж, не самый туристический район, не слишком ходовые подарки. Но тут же как назло столкнулась на пороге с каким-то лузером в квадратных хипстерских очках. Блядство.

- В ЧАЙНУЮ ЛАВКУ ИДИ ГЛАЗЕЙ! – гаркнула на него Ванесса через порог, но все-таки исправилась и добавила уже спокойнее, - У нас закрыто! Технический перерыв!

Она захлопнула дверь перед его лицом, не дожидаясь ответной реакции. Да и чего там? Ха! Конечно! Ответил бы он ей! Придет домой, напишет гневный отзыв в этом своем инстаграме – да и хер бы с ним! Но дверь все-таки Ванесса заперла на ключ. Чтоб не мешались тут…

Аарон. Ей вдруг показалось, что вот сейчас она скажет ему что-то такое важное. Утешит силой своих добрых слов… но только не было их для него. А что вообще сказать человеку, потерявшему дорогого брата? Что он хочет слышать сейчас?.. Охотница медленно возвратилась к нему, не глядя в глаза, и просто обняла его, не найдя ничего лучше. Ванесса ведь в какой-то мере знала его горе. Правда, ее собственное уже прошло и отболело за десяток лет… Ванесса стояла так рядом с ним какое-то время, прижавшись щекой к его груди, рукою поглаживая его широкую спину.

«Я знаю, что ты чувствуешь, и это невыразимая боль.»

«Поделись этой болью со мною, ведь ты не обязан переживать всю ее в одиночку.»

- Это ничего. Ничего, что без приветственных речей – к хуям дремучим формальности! Говори как думается. Или молчи, если тебе так будет легче, - заговорила быстро она, не выпуская его. – Охотники умирают, Аарон. Нам ли об этом не знать? Умирают молодыми, даже если они чертовски хороши! Такова уж наша четыреждыблядская участь!.. Сколько ему было? Хотя… не отвечай, не нужно.

- Ты все правильно сделал, что пришел сюда. Никто не заслуживает одиночества в горе, поверь мне. Вот она я, - Ванесса чуть отстранилась, положив свободную руку себе на сердце, - Я здесь, с тобой. И буду здесь. И никуда не денусь теперь до тех пор, пока ты нуждаешься в поддержке! Мы вместе съездим к дому твоего брата, хочешь – сейчас. Или позже, когда будешь готов. Вместе сделаем там уборку. Ты не один, я, блять, тебя не оставлю со всем этим дерьмом!

Охотница заглянула ему прямо в глаза, сама же проникаясь его болью. От Аарона сильно пахло сигаретами. Ну еще бы! Хотя, Ванессу это нисколько не отталкивало от него.

- …Ты хочешь пить? В смысле, чая там, или воды?.. Ну конечно же хочешь! – должно быть, в горле першит столько курить, - Я сейчас! Сделаю! У меня там в материальной есть зеленый с блядской лавандой… и еще ебически крепкий Эрл Грей… Ты проходи туда, за мной. Присаживайся где-нибудь. Чего тут стоять.

Ванесса как-то смазано отвернулась, замерев в нерешительности всего на секунду, а затем прошла вглубь магазина, за невзрачненькую дверку – в технические помещения. Там было тесновато, в закутке который служил кухней. Как раз вот для двоих – два места за столом, да и то если дверь прикрыть. Девушка не глядя нажала на кнопку на электрическом чайнике, из шкафчика достала обещанные чаи и прочую мелочь, две кружки. На самом-то деле, она совсем не умела утешать. Не знала, чего хотят люди в такие моменты. Чего хотел Аарон… Даже несмотря на свою собственную утрату, ей было сложно угадывать настроения.

- Тебе сахара положить?.. – спросила Ванесса совсем не о том, чего хотела спросить. И странное чувство дежавю нахлынуло волной.

+1

4

Какое-то движение, какие-то слова, а он даже не реагировал толком. Даже не смотрел почти. Наверное, стоило обнять её в ответ, может что-то ответить ей, но на него опять накатила смертельная усталость и тот же ступор, что был до разговора с Винсентом. Механические движения, ровно до тех пор, пока она не спросила про чёртов сахар. Он поднял на неё глаза, поняв, что даже сел на что-то. На стул, ага, неплохо, не на пол. А то мог. Даже шапку снял, обалдеть.
- Да, не знаю, как себе сделай, - отозвался он сиплым голосом, тут же прокашлявшись и покачав головой. - Это всё так неважно.
Мужчина усмехнулся. Когда чашка оказалась у него в руках, а девушка совсем рядом, он покрутил чай в руках и сглотнул ком в горле, глядя на него. Он не знал, на самом деле, можно ли ей доверять, но он доверял. Сглотнув ком в горле и облизнув губы, он невесело усмехнулся и потёр участок меж бровей. Повернул к ней голову.
- Всё моё детство меня только пиздили, Ванесса, - пробормотал он, криво усмехнувшись. - Моей первой женщиной была жирная и мерзкая баба, которая душила меня, заставляя трахать себя. Меня держали на привязи в блядском подвале. Выпускали драться с вервольфами и баргестами голыми руками. Пиздили, пиздили, пиздили, мешали с дерьмом. Постоянно. Меня учили быть животным, которое будет надрюкано только на то, чтоб защищать своего брата. Потом братьев. Двух. Младших. А я обосрался, знаешь ли.
Он пожал плечами, отворачиваясь.
- Одного моего брата отымела шайка ублюдочных существ. А другого убили. Прямо на моих глазах. Застрелили. Я хоронил его сам. Один, - Аарон сделал глоток чая, опять прокашлялся, отставил чашку. - Я любил его. И понял это только тогда, когда...
Он показал ей свои разодранные ладони, чуть дрогнувшие. Мужчина опять пожал плечами и всплеснул руками, покачав головой опять.
- У меня не семья, а полный ебучий пиздец, Принцесса, - горько выплюнул он, приложив руку ко лбу. - Вся моя жизнь вертелась вокруг всего одной блядской задачи. Умереть вместо своего брата, если будет что-то... В любом случае. А я не справился. Больше тебе скажу. Я побитой собакой приполз к своему самому младшему брату и ревел. Сразу из-за всего, знаешь. Я никогда не чувствовал себя таким дерьмом, Ванесса.
Он шмыгнул носом, уставившись в пространство перед собой.
- Ты очень классная, знаешь. Ты сильная девчонка. Красивая, пиздец, я таких красивых девчонок не видел даже в ебучей Америке, а там, знаешь, был я много где и часто. Я думал о тебе. Но я не думал даже приехать. Спросить, как ты. А как у меня всё рухнуло, вот, ебать. Нарисовался, охуеть, - он криво усмехнулся и повернулся к девушке. - У меня рухнуло всё. Вся моя жизнь оказалась полным дерьмом. Знаешь, осознать какой пиздец я творил и как всрато я прожил сорок лет своей жизни за пару дней - это, блядь, просто классно. Матерюсь сижу, разваливаясь, впутывая тебя в это всё. Тоже заебись придумано...
Мужчина устало вздохнул. Замолчал. Рассмотрел её и свои же слова самому себе как-то в голове быстро повторил. Да, Ванесса была красивой и очень сильной. От неё веяло энергией какой-то, что ли. Или он просто заинтересовался ей сам вот и видит её иначе. Он бы мог, наверное, спросить её, можно ли обнять её или может ли она сделать это ещё раз, попросить об этом, но он понял, что это прозвучало бы совсем как-то странно. Мужчина встал с места и опустился перед ней на колени. Никогда и ни перед кем он не делал ничего подобного. Никогда в жизни ему не приходило в голову сделать что-то такое.
Дамер провёл ладонями по её ногам от щиколоток вверх, к бёдрам, взял её за руки и поднёс к своему лицу, можно сказать, пряча его в них. Ничего не говоря. Плакать он не собирался перед ней, но... пожалуй, в этом его странном жесте и так было понятно всё. Вообще всё.
Он поднял лицо, но ладони её из рук не выпустил, глядя на неё снизу вверх.
- Останешься со мной потом, после? - спросил он тихо, глядя ей в глаза. - Хоть ненадолго. Хотя бы на час. Не прошу больше. Но прошу хотя бы об этом. Спросишь меня какого хрена я делаю - я тебе не отвечу, потому что я правда не знаю. Мне нужно немного времени. Сейчас. И потом. Прости.
Аарон опустил голову, смотря на её руки. Он чувствовал что-то. Что-то вязкое и тёмное. Кажется, именно это принято называть отчаянием.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

5

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/3/31/8078838f3ea6d61cec112b1c13a4f6ad-full.png[/icon][nick]Vanessa Vambery[/nick][status]Come here[/status]
Больнее всего видеть слабость сильного человека. Тот самый момент, когда трещиной идет само основание этого исполина. Понимаешь: всесильных нет. Перед лицом безразличной Вселенной любые старания незначительны, мелочны. Волею случая тебя сметет, словно крошки – и поминай как звали.

Ванесса вздрогнула, едва Аарон приблизился к ней. Только и успела, что чашку из рук на стол поставить. Она не понимала, что происходит, и потому просто стояла вся скованная, растерянная и до обиды на себя беспомощная. Он, может, и сам не знал, что делает. Но это же Аарон. Ванесса никогда прежде не видела таких, как он. Таких сильных, таких преданных. Что теперь, глядя на него, ей так хотелось стать его утешением. Хотя бы на малую толику умерить его боль.

Она не знала, как утешать.

Она не была готова морально стать для него опорой.

Просто потому, что не умела. Да и если уж честно, не подпускала к себе никого так близко прежде. Но…

- Я все поняла, Аарон, - произнесла охотница одними губами. Она поняла его отчаянье, и ее ладони, нерешительные, легли на его затылок. Ванесса действовала интуитивно, а потому искренне. Как чувствовалось. О, если бы только она могла забрать эту боль одними своими руками…

Ванесса, согнув колени, присела рядом с ним. Спиною упершись в расхлябанную дверку старенькой тумбы. Как же здесь все-таки мало места. Она проскользила руками ниже, на его широкие плечи, впитывая мышечное напряжение Аарона. И так и осталась сидеть еще какое-то время, слушая его тяжелое дыхание.

- Я поняла еще тогда, - заговорила она наконец, - при первой нашей встрече. Кто ты. До этого вживую таких как ты не встречала, только слышала. Ну там, блин, всякие страшилки про то, как из человека воспитывают безвольное жестокое зверье.

Девушка мотнула головой.

- Но ты же не зверь, Аарон. Как бы тебе, бля, не пытались это вдолбить. Ты можешь мыслить категорично, можешь сочувствовать… ведь ты же не оставил меня в том ебаном снежном лесу. Я помню, как ты сказал мне тогда, что большинство людей бы просто избавились от такой проблемы, но ты так не можешь. Ведь это пиздоблядство и малодушие!

Ванесса отстранилась, чтобы взглянуть на него лучше. Что ж, вот и они, двое взрослых людей с переломанными судьбами, сидят на полу в тесном засаленном закутке, как сироты. То еще зрелище.

- Твоего брата не вернешь, и я понимаю, какой пиздец у тебя сейчас в голове. Сама через такое, блин, проходила… Но только не нужно зарывать себя вместе с ним, - охотница грузно выдохнула, невпопад подбирая слова. – Ты столько лет жил для других, не зная о том, что у тебя есть право и для себя пожить! Ты не виноват в том, что произошло…

В этот момент на лице Ванессы отразилось пренебрежение, словно она раздавила мерзкое насекомое, и удрученно разглядывала мокрое пятно.

- Ну что за хуйню я несу?! А ты слушаешь… Говорю все какими-то стереотипными фразами, как из дурацких фильмов! – от досады девушка спрятала в ладони лицо, потирая указательными пальцами переносицу. –  Я не умею красиво подбирать слова. Ну типа знаешь, чтоб сразу – хуяк – и полегчало. Но я знаю, каково тебе сейчас. Не вся вот эта ебанина с лицемерным сочувствием, а действительно знаю. И… я конечно же останусь с тобой. Потому, что уже обещала. Но и не только. Потому, что сама хочу так – тоже.

После этих слов Ванесса звучно выдохнула носом. Она убрала руки от лица, и стало видно: она вся раскраснелась, будто от лихорадки. Так тяжело вынимать из себя клещами то самое, искреннее, что привыкаешь прятать ото всех с годами. Она посмотрела на Аарона мельком, затем в пол, невесело хмыкнула и вложила свою мягкую девичью ладонь в его широкую, покрытую свежими мозолями руку.

- Ну че мы, блин, расселись на полу как два дебила?! – то ли вздохнула она, то ли всхлипнула. – Пойдем, может? Куда-нибудь. Куда захочешь. А эту богадельню я на сегодня прикрою. Короткий день, нахуй!

+1

6

Может быть фразы, которыми одаривала его Ванесса, и были клише в понимании человека, который к ним привык, но ему они казались, в общем-то, очень даже живыми, искренними и действительно на душе как-то стало не так погано. Шутка ли: ему почти никогда не говорили такое, а каждый раз, когда говорили, он запоминал, чувствовал в себе совсем иными нотами, нежели люди, которым доставалось в изобилии любви, понимания и заботы. Её прикосновения казались едва ли не целительными. Чем-то таким обладал и Винсент, вот этой вот соблазняющей своей искренностью и добротой какой-то штукой, которую обозвать чем-то конкретным сложно. Мужчина не был этим избалован, от того очень оценил жесты Вамбери. Кроме того, он уже успел выкусить, что Ванесса не робкого десятка, далеко не размазня и не делает что-то такое каждый день, да кому попало. Аарон почувствовал, что по спине у него пробежали мурашки.
Молчал и не смел посмотреть на неё. Как же ценно, до чего же важно слышать, что ты не монстр, не чудовище, ааа, сука, это просто что-то невероятное. Что тебе доверяют. Страшно подумать, что бы сейчас сделал с ним Рейнольд, что бы он ему сказал. Не только из-за смерти Клинта, но и из-за его поведения, из-за слабостей, которые он тут себе позволял. Возможно, он сказал бы ему, что он ОЧЕНЬ РАЗОЧАРОВАН и застрелил бы, как хромую лошадь за ненадобностью. Или как бешеного пса, тут уж кому какое сравнение больше понравится. Он чувствовал себя таким чужим в этом странном мире, в котором за слабость тебя никто не осуждает, никто не говорит, мол, что ты обосрался, не подтверждает твои слова о том, каким тебе говорили всю ебучую жизнь, что ты являешься, но, чёрт возьми, как же было приятно тонуть в этом мире! Как же было хорошо от искреннего, доброго сочувствия, от этой маленькой изящной женской кисти в руке, от понимания, что младший брат не чурается тебя и, вообще-то, никогда не чурался. Страшно подумать, что будет, когда в этот мир ещё войдёт ребёнок.
Идиллия разрушится, наверное, только тогда, когда появится Леон. Об этом он старался долго не задумываться, но внутренний голос ехидно замечал, что двоюродный братец вряд-ли с таким же пониманием отнесётся к произошедшему. Не примет он просто так того факта, что, вообще-то, его любимый брат умер из-за какого-то там Аарона. Блядь, какой же тяжёлый, сука, разговор им предстоит.
Он погладил кожу Ванессы большим пальцем и, мотнув головой, поднял на неё взгляд наконец. Вся красная. Чудная. Женщины вообще забавно пытаются скрывать эмоции, особенно вот такие, как Вамбери. Она же сильная. И он сам ей о том говорил, помнится, вместе с тем, что он прекрасно понимает, что она со всем справляется. Смешная штука жизнь. Теперь он был на месте того, кому тоже можно было бы сказать, что он сильный и со всем справляется, просто сегодня всё сложилось против. Да, что-то такое.
Дамер криво усмехнулся и кивнул.
- Да, точно, - согласился он оглядевшись по сторонам, - нужно ехать. Сначала дела, потом отдых. Расклеился совсем.
Он медленно поднялся, вместе с Ванессой. Аарон взял обе её ладони в свои и чуть наклонился, носом уткнувшись в её макушку. Просто сделать вдох. Она приятно пахла. Вообще, сейчас было бы неплохо прижать её к стене и взять прямо здесь, может даже немного грубо, чтобы снять напряжение окончательно. Какая-то скверная мысль, пожалуй, но что кроме секса и хорошей битвы снимает всё это напряжение в мышцах, суставах, расслабляет нервы и опустошает голову от лишних мыслей? Да ничего. Но он не собирался делать с ней этого: Ванессе больше бы подошёл... Клинт, ага. Он вообще хотел её с ним познакомить, изначально-то. А теперь, когда она пообещала помочь и быть рядом в этот тяжёлый момент... он про себя мелочно порадовался, что не сделал этого.
Он прошёл мимо неё, очень неохотно выпуская её ладони. Мужчина вышел обратно в помещение магазина и огляделся. Сколько же здесь всяких непонятных мелочей, всё-таки. Интересно, она во всех разбирается или нет? Наверняка во всех. У неё умное лицо и цепкий, острый взгляд, каким наделён был Клинт. Услышав её шаги за спиной, он развернулся к ней.
- Собирайся тогда, а я в машине подожду, - он кивнул в сторону выхода. - Дел там не то чтоб много, но...предостаточно. Не думаю, что нам стоит лезть в его переписки, пока не приехал наш брат Леон, но собрать надо всё, абсолютно всё, что он оставил. И почистить всё. Потом уже впишется свой человек и подотрёт остатки по документам и прочему дерьму. Это уже дело десятое.
Сказав это, он открыл дверь на выход и тут же закурил, двигаясь к автомобилю. Мужчина опустился на водительское сидение и провёл рукой по лицу, качая головой. Он точно не сможет воспринять информацию о расследовании Клинта без Леона и точно не сможет сделать это сейчас, при Ванессе. Однако... наверное, стоит посвятить её будет тоже. Её мозги могут оказаться куда полезнее, чем их с Винсом и мистером Королём Хоббитов точно. Плюс, разница восприятия: женщина всё-таки. Он открыл окошко, стряхнув пепел с сигареты на тротуар. Лучше будет после всего действа просто...побыть с ней? Пусть говорит что-нибудь, пусть матерится, похуй. Просто чтоб рядом была. И никуда не уходила.
Обещала, она сказала.
Дамер прикрыл глаза и выдохнул клубы дыма. Это здорово. По-хорошему, надо будет узнать как там Чарли ещё... Может, не прямо завтра или послезавтра, но всё-таки.
А ещё хорошо будет, если Ванесса останется не на час. Может, всю ночь? Может, дольше? Ему бы не хотелось сейчас, по правде сказать, оставаться одному. Стоило ему оказаться в полнейшем одиночестве, как его начинало придавливать всем этим дерьмом последних дней. Мужчина выкинул бычок аккурат в стоявшую неподалёку мусорку точным броском и увидел, что она выходит. Аарон жестом показал ей, мол, садись на переднее, уже заводя машину: едва сядет - поедет.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

7

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/3/31/8078838f3ea6d61cec112b1c13a4f6ad-full.png[/icon][nick]Vanessa Vambery[/nick][status]Come here[/status]В такие моменты Ванесса казалась себе самым бестолковым и неловким существом на планете. Когда нужно было проявить то искреннее, что на душе, все сокровенные, подлинные чувства. Тут уж пустышка не прокатит. А так легко ведь быть сильной и дерзкой в компании друзей да с хорошим алкоголем, или с оружием в руках в самом пылу драйвовой охоты. А тут… А ну соберись! Расклеилась, тряпка! И в самом-то деле, причем тут она? Ну причем тут Ванесса, когда в помощи нуждался Аарон. Ведь это он принес ей свое горе. Доверился, потому что… больше не кому? Ведь это его всю его блядскую жизнь учили быть цепным псом, функцией, которая исполнив себя, умрет, и это будет правильно. И вот от этого Ванессе было до боли обидно за него, что в своей жизни этот невероятный человек знал так мало тепла, заботы, благодарности.

Они поднялись вместе, и Ванесса потерла лицо, чтобы согнать с него краску. В этот момент глядя на Аарона, она ощущала в нем грубую мужскую энергетику. Нет, дело тут даже не в физической силе. Было что-то такое, на уровне животных инстинктов, рефлексов, запахов. Один короткий взгляд подействовал на нее, словно на загнанную жертву, заставив замереть и затаиться. Все это так неуместно. Но. Чертовски возбуждает.

- Тогда я мигом, - она прокашлялась, услышав вдруг свой голос неожиданно охрипшим. – Закрою кассу – и можем ехать.

Ванесса убрала две чашки в раковину. Хрен с ними, вымоет потом. Вслед за Аароном вышла в торговый зал и быстро окинула его хозяйским взглядом. Вроде все на своих местах. Порядок. Дело за малым – завершить кассовую смену… А как объяснить старухе Вонг, почему ее магазинчик древностей закрылся посередь дня? Да нахрен ее! Сама она – китайская древность!.. «Ну ладно-ладно» - извинилась про себя Ванесса – «Вполне себе милая дама. Благообразная такая бабулька, божий одуван». И все-таки, у нее будут проблемы. Хотя… это у Аарона сейчас проблемы. У нее-то что? Так, мелкие неприятности. Скажет ей, миссис Вонг, что сосед позвонил, дома в ванной кран прорвало. А еще лучше – ничего не будет говорить. Ну а если уж все-таки с нее спросят, тогда соврет про кран. «Да, так и будет» - рассуждала охотница, пока кассовый аппарат с характерными звуками распечатывал последний чек. Ванесса же в это время убрала из кассы всю выручку в сейф, спрятала ключ, и напоследок перед уходом толкнула пальцем маленькую фигурку манэки-нэко*. Золотой котик в ответ помахал ей лапкой. Он тут был не для продажи, а на удачу. Удача им с Аароном сейчас не будет лишней.

Девушка вышла. Аарон уже успел докурить и завел машину. Отчего-то Ванессу вновь охватила тревога, стоило ей увидеть его. Словно ледяная рука схватила за горло. Она перевесила свою маленькую черную сумочку на длинном ремешке через плечо, и села в машину. Мужчина тут же тронулся, едва она дверь успела за собой закрыть.

- Ты не волнуйся. Я знаю, что делать, когда случается… ну, подобное дерьмо. Что нужно – сохраним. Ненужное выкинем. Сожжем. Так правда будет лучше. Он жил в своем доме или снимал? – Ванесса первым же делом пристегнула свой ремень, затем перевела взгляд на Аарона. Сначала просто посмотрела, потом гневно зыркнула. – Пристегнись, блин! Ты сейчас на взводе! Может… может лучше мне сесть за руль? Не хватало еще обо что-нибудь разъебаться!

*

На всякий случай. Кот счастья. Буквально везде в магазинах китайского квартала в Лондоне.
http://igelnik.ru/cat/001.jpg

+2

8

- Арендовал дом, - ответил Аарон, - на подставное имя. Этими деталями займётся бастард нашего отца. Главное всё вычистить.
Он качнул головой, выруливая на дорогу. Пристёгиваться не стал и по-началу даже не отреагировал на её слова, просто глядя на дорогу в молчании. Мужчина не знал права она или нет, но, конечно, передавать ей руль не очень хотел. Не то чтоб он не доверял женщинам, отнюдь, просто не хотел, чтобы она ещё и это брала на себя.
- Не разъебёмся, - наконец тихо сказал Дамер, хмыкнув. - Меня надрачивали на это. Чтобы я мог вести машину или мотоцикл в любом состоянии. Даже пьяный ни разу не попадал в аварию. А сейчас я, к сожалению, блядь, трезв.
Они встали на светофоре и Аарон повернул к ней голову. Помолчав, всё-таки пристегнулся. Раз она попросила, вообще-то, возможно это важно для неё и её спокойствия и это, по правде говоря, меньшее, что он может сейчас сделать, чтоб ей было полегче всё это дерьмецо переживать. Опять отвернулся к дороге.
- Я проспал охуеть сколько времени до этого. Но почему-то всё равно ужасно уставший. Последний раз такое было, когда я закапывал мать. Знаешь, последнее время столько всего меняется вокруг меня, что... - он пожал плечами, грузно выдохнув, - ...что я вообще не понимаю, что делать со всем этим. В смысле. Дело не только в брате. Во всём. Это всё долго рассказывать и будет похоже на скулёж побитой собаки. Хотя, блядь, это он и будет, на самом деле.
Он невесело хохотнул, трогаясь с места дальше. Вот уж да. Он псина, которую отмудохали в край и раны что-то никак не хотят зализываться. Дерьмово всё это.
- Не привык я. Жаловаться. Говорить. Последнее время говорю много и это всё раздражает, меня не хватает на всё это, - он зажмурился на какой-то момент, потом открыл глаза и повернул по дороге налево. - Наверное, это не равноценный обмен. В смысле. То, о чём прошу тебя я и то, что я сделал тогда. В смысле. Почему ты приняла меня? Почему ты это делаешь?
Он поглядел на неё, пожав плечами и продолжая вести. Надо сказать, он и правда ни скорость не превысил, ни правил никаких не нарушал: для него вождение было важным процессом, но отточенным уже до автоматизма. Если он правильно помнил, то первый раз его учили водить где-то в четырнадцать. Где-то между перевозками в багажнике и весёлыми посиделками в холодном подвале на заброшенном складе.
- Просто... ты говорила такие хорошие вещи. Кому-то, может, их часто говорят, но мне не очень. Это... - он опять покачал головой. - Охуительный момент, конечно, но, знаешь. Я хотел познакомить тебя с братом. Думал, вдруг ты ему понравишься, он тебе понравится. Представляешь, да? Мне же понравилась. Он умный был. Хороший. И выше меня, моложе, лось, пиздец. А я... а я теперь думаю, что хорошо, что на это не нашлось ни времени, ни желания. У меня. В итоге. В общем, заткнусь я лучше.
Аарон решил, что он и так сказал достаточно. Она достаточно разумна, чтобы понять о чём была его попытка в долгую и внятную коммуникацию и все эти упоминания, вопросы. Он открыто дал ей понять, что она ему интересна, как женщина. Не смотря на то, что сейчас, будто бы, и не подходящий момент...хотя, может статься, напротив, самый что ни на есть подходящий, потому что он бы не сказал этого и лет через десять, если бы что-то такое не случилось и, может, оно бы прозвучало куда как более идиотски и неуместно, чем нежели сейчас. Мужчина поглядел на окрестности.
- Ещё минут пятнадцать. Ехать.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

9

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/3/31/8078838f3ea6d61cec112b1c13a4f6ad-full.png[/icon][nick]Vanessa Vambery[/nick][status]Come here[/status]- Ты трезв не к сожалению, а к нихуевому такому себе счастью! – Ванесса тупила нервный взгляд в окно на мелькающие мимо дома, почерневшие от пыли и времени, словно горелые хлебные корочки. Но все внимание ее, конечно же, было не там, а здесь. -  Бухать под депресняк – последнее дело. Правду тебе говорю! Так люди и спиваются нахуй! Сначала, да. Становится чуть легче. Когда настолько пьян, что ни единой мысли в голове. Может, даже отпускает ненадолго. Но зато потом, под утро, последствия отмудохают тебя с двойной силой! Боль не просто вернется, ее станет больше, чем было. Плюс ко всему похмелье, ломота во всем теле, желание сдохнуть… В таком состоянии хочешь-не хочешь, а снова потянешься за бутылкой. Или за пистолетом, тут уж что в голову ебанет. Короче…

Охотница наконец повернула голову к нему. Они стояли на светофоре. Во взгляде ее, искреннем и всепонимающем, легко угадывалась тревога. Похоже, она действительно хотела, чтобы ее слова сейчас дошли до Аарона. Ей это было чертовски важно.

- Не начинай с этим делом, раз уж до сих пор хватало ума не наебениться в сракотан. Только не сейчас.

Они тронулись, и Ванесса опять переключилась на улицу. А в голове мелькали обрывками воспоминания. Те самые, которые она хоронила вместе со своей семьей – чтоб не свихнуться в конец. Оба брата, оба – любимые. Мамочка. И все в один злоебучий день. Невыносимо.

- Обмен, значит? – она чуть было не поперхнулась воздухом. Во всяком случае, голос ее прозвучал с надрывом. – Когда поступаешь так, как считаешь правильным – это обмен? Когда слушаешь совесть, а не рассчитываешь, и лишь бы с ценой не проебаться – это обмен?.. Я честный человек, Аарон, и чувствую, когда ко мне приходят с открытой душой. Я благодарна тебе за то, что ты не бросил меня тогда, в лесу, скорей всего, ты спас мою ебаную жизнь. Но это, блин, не сделка! Я помогаю потому, что мне не все равно, что будет с тобой!

А еще потому, что он пришел к ней. Сам. И это уже многое значит. Он смог пересилить себя и те установки, которые вдалбливали ему всю жизнь. Да, именно так, пересилить. Это не слабость, пойти и заявить, что тебе нужна помощь в тяжелую минуту. Пойти к девушке, о которой не знаешь почти ничего, кроме адреса. Для этого нужна огромная сила и смелость. Это тебе не кровососов бледных шугать.

Ванесса распалилась, а щеки как обычно покрылись румянцем. Она сидела и слушала Аарона с отстранено-напряженным видом. Вообще-то, его слова задевали. Ей не хотелось, чтобы он думал о ней, как об очередной расчетливой суке. Вот еще! Она никогда не была такой! Тем более, ей даже не хотелось, чтобы Аарон видел ее изъяны – а это с ней вообще-то дикость и редкость, чтобы она старалась для кого-либо быть лучше, чем всегда. Ну там, заносчивость, глупые шутки, мат через слово – Ванесса знала, все это ее не красит. Вот и помалкивала. Пока вдруг не услышала, что нравится Аарону.

Сначала у нее обострился слух. В ушах как будто загудело. Она медленно повернула голову к нему, но не спешила отвечать. Не подбиралось слов. Только смотрела. Значит, все-таки…

- Пиздец. Вот же не повезло нам познакомиться именно в такое время, - на ее лице появилась кривая улыбка, а голос почему-то дрогнул. – Только взгляни на нас: оба в дерьме по уши! Но ничего, типа, держимся! Друг за друга!

Она звучно выдохнула, облизнула пересохшие губы, и тихо добавила:

- Знаешь. Я ведь и сама хотела тебе написать все это время. Но без повода не могла, а повода, блин, не находилось. Все казалось каким-то мелочным, глупым. Даже объявления на сайте охотников пыталась искать. Хотела предложить какое-то дело взять на двоих. А потом я поняла, что прошло уже больше месяца, и, наверное, поздно что-то искать, выдумывать… - она откинулась на спинку сиденья. – Когда приедем, у тебя там найдется что-то попить? Только не бухло.

+1

10

Аарон усмехнулся. У него как-то закончились уже слова, да и не знал он как отреагировать на всё это. Если Ванесса не пила - это хорошо, на самом деле, но как в тех вот поговорках, мол, сытый голодного не разумеет, а богатый бедному не товарищ, трезвенник никогда не поймёт человека, который выпивает. Дамер прожжённым алкоголиком не был, конечно же, но рандеву с бутылкой чего покрепче и пачкой сигарет помогало ему собраться в кучку. Он просто так привык. Вот сейчас, вот последние дни, он типа был трезв и пытался решить свои внутренние проблемы старательно выходя на диалог с окружающими, но, по итогу, понимал, что ему всё равно надо напиться. Ещё и потому, что все слова окружающих надо как-то уложить в себя. Они не бесполезны, конечно же нет. Просто он столько всего услышал и понял за последние дни, что на переваривание этого и усвоение у него не было ни минуты.
Мужчина глянул на Ванессу.
- Главное вот так вместе и не утонуть.
Коротко сказал он, снова вернув внимание дороге. Её слова вызвали ощущение пока непонятное. Не то стоило им порадоваться, не то насторожиться. Кажется, его симпатия к ней была взаимной, но что с этим делать он пока, откровенно говоря, не придумал. Если ему нравилась какая-то девка, и он ей нравился, то он, обычно, просто занимался с ней сексом и на этом всё заканчивалось. Но Ванесса девкой не была. Да и... ох, он же животное, куда там. И уж точно ему не хотелось, чтоб после секса всё закончилось. Может, лучше оставить всё как есть. Вот это вот "держаться друг за друга".
- Думаю, найдётся, - он пожал плечами. - Я не знаю.
Дамер припарковался близ одного из типовых одноэтажных домиков частного сектора. На газоне уже стояла табличка "сдаётся в аренду" с номером телефона. Ханс молодец, уже начал работу по чистке. Оставалось им сделать тоже самое. Удивительно, как легко стирается очередная человеческая история, особенно если речь идёт об Охотнике.
Мужчина вышел из машины и посмотрел на дверь. Они же только недавно сидели здесь и обсуждали мать, что будут делать, журили друг друга. Аарон потёр переносицу меж глаз и шмыгнул носом, качнув головой. Он прошёл к багажнику и вытащил из него крупную спортивную сумку, тут же захлопнув его обратно. Услышав что Ванесса вышла из автомобиля, Дамер двинулся вперёд к дому. Он пиликнул сигнализацией, не оборачиваясь. Дойдя до входной двери, порылся в карманах и выудил ключи.
Открыв её, он сразу швырнул ключ на тумбу рядом и опять замер в коридоре. Казалось, что вот сейчас из-за угла выйдет Клинт и спросит: "Ты какого хрена тут делаешь?" Но нет, не выйдет. Никто и никогда больше не выйдет. Господи, это когда-нибудь вообще кончится? Вот именно поэтому надо выпить. Надо просто сидеть и напиваться, планомерно, с утра до ночи, день или два. Если ему повезёт, он словит пару глюков и пообщается с Клинтом из своего подсознания.
Тряхнув головой, он повернулся к Ванессе. Он снял шапку и провёл рукой по голове, а потом стащил с себя и пальто. Снимать ботинки не стал, тут и так скоро будет проходной двор. Может даже с завтрашнего дня начиная. Дамер поставил сумку на пол, достал из неё три упаковки с пластиковыми пакетами. Большие и средние.
- В общем, - начал он, - там... комната, где он спал. Скорее всего, там просто всякие... вещи. И там должен быть чемодан. Нужно просто все вещи перетрясти. В смысле. Одежду. Всё, что будет в карманах сложить в пакеты поменьше. Одежду в пакеты побольше. Её мы отвезём в прачечную и потом... отдадим в социальный центр, например. Обычно я делаю так с вещами, сбрасываю их куда-нибудь после прачечной.
Аарон потёр шею, морщась.
- Постельное бельё тоже в мешок, всё снимай. Полотенца и прочее. Это на помойку. Остальные его вещи... там ноутбук, книги и что-то ещё... Я соберу здесь, в гостиной. Потом надо будет почистить ванную. Всё, что там найдёшь, всё к белью и полотенцам. Подушки и одеяла тоже на выброс, матрас - это на машине увезём. Сначала уберёмся мы, а потом сюда приедет уже клининговая компания, я думаю. В смысле, почти наверняка. Мне надо будет позвонить О'Ханраханану и уточнить. Факт в том, что в любом случае нельзя, чтобы здесь были его отпечатки. И наши тоже. Поэтому после всех сборов шмотья - у меня переносная минимойка в багажнике и портативный отпариватель. Я воспользуюсь мойкой. Ты отпаривателем. Он полегче. В сумке есть ещё перчатки. На ботинки потом лучше надеть пакеты в несколько слоёв. Когда будет вторая стадия. Я имею в виду... Ах и да, холодильник. Если ты там что-то найдёшь - ешь, пей. Остатки отдадим бродягам, если там что-то ещё в сносном состоянии.
Он помолчал, но явно ещё собираясь что-то добавить. Раздумывал просто. Затем щёлкнул пальцами, мол, да, вот.
- После всего этого... ну варианта два. Либо долго едем в тот дом, где ты уже бывала, либо в мой номер в отеле, либо к тебе. На последнем, заметь, не настаиваю, - он усмехнулся. - Ты всё поняла или мне что-то... повторить?


[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

11

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/3/31/8078838f3ea6d61cec112b1c13a4f6ad-full.png[/icon][nick]Vanessa Vambery[/nick][status]Come here[/status]Сначала Ванесса не поляна реакцию Аарона. Вот эту его внезапную отрешенность. Казалось бы, вот они, двое. Признались друг другу в том, что не безразличны. И тут вдруг он… просто отвернулся? Ванесса мысленно ударила себя по лицу наотмашь. А щеки-то действительно зарумянились красным. Ну какая же она была дура! Зачем? Ну вот зачем она полезла именно сейчас со своими глупыми чувствами? У человека горе, между прочим. Не до нее совсем. Да и вообще, ей ли не знать, как от горя может застлать глаза, что вроде бы и смотришь вокруг, ведь мир-то, безразличный, он не изменился – да только не видишь ничего. Все словно в тумане! И гул в ушах, даже когда вокруг все тихо-тихо.

Ванесса удрученно съехала вниз на сиденье, и тоже отвернулась. Уставилась в окно. Так и ехали до самого дома Клинта. Ну то есть, теперь уже просто пустого дома, да… Вон, даже в аренду уже сдается. А про его хозяина бывшего теперь никто и не узнает. Будто и не было его.

Девушка вышла из машины. Она остановилась, чтобы осмотреться, прежде чем зайти внутрь. Снаружи ничего примечательного. Просто одинокий дом, таких много в Лондоне. Но только вот тишина в этом месте была особенная. Гнетущая. Какая бывает только рядом с жилищем недавно умерших. Ванесса мотнула головой, отгоняя мысли, и глянула на Аарона. Тот уже нес какую-то сумку, видимо, со всяким там барахлом для уборки. Девушка тут же опомнилась, достала из кармана своей белой осенней куртки резинку, и закусив ее губами, быстро собрала волосы в хвост. На всякий случай.
Они вместе вошли, и Аарон тут же рассказал обо всем. Вся та работа, которую надо сделать, несмотря на то, что руки сами опускаются. От нее требовалось убраться в спальне. Что ж, это и понятно, что ей будет куда как легче находиться там, среди вещей его брата. Ванесса покивала в ответ. Да, конечно. Она сделает все в лучшем виде. Без лишних вопросов.

- Одежду – по большим пакетам, всякую мелочь – в маленькие. Да, все понятно, - повторила она, набирая из сумки пакеты под эти цели. – Сделаю.

Остановилась. Когда услышала последнее, что он ей сказал. Замерла. А ей ведь только показалось, что она что-то начинала понимать в том, что происходит сейчас с ними. Как все стало сложнее. Ванесса подняла на него глаза, полные растерянности.

- А вот теперь ничего не понятно, - сказала она тихо. – Ты… ничего не ответил мне там, в машине. Просто отвернулся. Я подумала, блин, зря только сказала, что нравишься. Ну в смысле, сейчас, когда на тебя столько дерьма свалилось. Да я была самым неуместным существом на этой гребаной планете! Еще и накричала… я не должна была так, но знаешь, я немного темпераментна. Думаю, ты заметил, - Ванесса всплеснула руками, невесело усмехнувшись.
Она сама сейчас едва ли понимала, что говорит.

- Да, я веду себя как дура. Но все потому, что ты мне правда не безразличен. И все эта долбаная ситуация… Я тогда говорила по наитию, как чувствовалось, блин, понимаешь? Я просто не знаю, что происходит и что нам с тобой теперь со всем этим делать, - она покачала головой, сжимая и разжимая в руках эти пластиковые пакеты. – Наверное, мне лучше заткнуться нахрен и пойти уже убраться в спальне.

Наверное, это было чертовски странно и не в тему, но в какой-то момент, пока она стояла вот так у самой стены, растерянная, неся какую-то несусветную чушь, ей вдруг подумалось, что если бы Аарон в эту самую секунда набросился бы на нее, прижал бы ее к стене грубо, не думая о ее комфорте, она бы… просто выронила из рук дурацкие пакеты. И целовала бы его в ответ.

+1

12

Как выяснилось, до осознания, что он не очень-то и умеет общаться с женщинами, оставалось буквально несколько секунд, а он даже не подготовился. Дамер провёл рукой по лицу, качая головой, шипя и прикрывая глаза.
- Чёрт, - ругнулся он, после чего открыл глаза и окинул Ванессу взглядом, отрицательно качая головой. - Не говори так, нет, Принцесса. Я...
Он всплеснул руками. Его выражение лица можно было охарактеризовать как... растерянное, пожалуй. Сразу стало очевидно, что он выглядел так далеко не всегда, а то и вовсе почти никогда, вот настолько оно было по-странному неуклюжим при этом. Дамер смотрел в глаза девушки и ощущал себя чрезвычайно тупым. Не то чтоб это было в новинку, конечно, тут уж извините, но по НАСТОЛЬКО идиотской причине - пожалуй.
- Я вроде как никогда не заходил дальше первой базы, - вспомнил он какую-то киношную строчку, что сделало его тут же ещё более растерянным, потому что он не был уверен, что сказал что-то правильное, - в смысле, понимаешь, я никогда вообще-то не говорил ни с кем ни о чём подобном. С братом слегка и то...
Он поморщился, отведя взгляд. Помолчал, думая о том, что ещё недавно сказал ведь, что никто его так особо и не интересует. А ведь интересовала, просто он сам для себя это открыл не то чтоб так давно. Уже после потери Клинта. Веселуха, вообще, когда ты, блядь, осознаёшь какие-то вещи только после охуительно больших потерь в своей жизни.
- ...дай мне сформу... сказать короче, более чётко сказать, вот.
Аарон прикрыл глаза. Растерял ещё и весь и без того не очень богатый словарный запас. Слово "сформулировать" было в его лексиконе, но оно вылетело из головы вместе со жгучим желанием дать самому себе в табло за тупость. Он прикрыл глаза, подняв вверх указательный палец, мол, момент. Успокоил себя, досчитав про себя до десяти, а потом выдохнул и открыл глаза, опять глядя на девушку.
- Надеюсь, ты не успела за это время подумать, что я совсем ёбнутый, - он нервно хохотнул. - Я в основном тупо трахался. Ничего больше. Вообще ничего больше. Даже целоваться не умею. Я не хочу трахать тебя. Я хочу другое. Это называется "быть в отношениях", вроде так принято говорить, когда... ты даже не думаешь о первой базе. У тебя в голове будущее и всё это дерьмо, весь этот бред. Но я не хочу чтобы ты была несчастна, а я даже своих братьев не смог сделать счастливыми. Я вообще ничего не смог. Младший, Винсент, он сказал...
Дамер конечно осёкся здесь, опустив голову. Не хотелось говорить об этом, но она должна понять.
- ...он вообще дохуя чего сказал, - проговорил медленно, опять с паузой, облизнул губы и опять поглядел на Ванессу, болезненно как-то щурясь и морщась, - какое-то там астральное дерьмо... в общем, оказывается, четырнадцать лет назад, я трахнул бабу. И у неё от меня родился, сука, сын. Даже имя ему там сказали, Лео, и я бы и правда назвал сына так, может быть. Суть в том, что я... я бросил его, получается? Я не знал, я тупо не знал об этом. Я не знал о том, что мать нас любила, не знал о куче ёбаных вещей, которые... которые происходили у меня прямо под носом. На меня свалилось пиздецкое ощущение того, что я тупо порчу всё, к чему, сука, прикасаюсь.
Он опять всплеснул руками и нервно хохотнул.
- Сын в Нью-Йорке. Я здесь. Ему четырнадцать, он всё это время думал, что хуй его знает есть ли у него отец и кто он, может, ненавидел меня, а я просто не знал. Я бы так не поступил, даже при учёте, что четырнадцать лет назад я был совсем другим человеком. Я не хочу быть козлом, который... которому плевать. Не хочу причинять боль близким, а я только это всю жизнь и делаю. Представь себе, Принцесса, на сколько, блядь, охуенно в сорок лет осознать, что ты просто уёбок. Вот без шуток, уёбок. Больше половины своей жизни ты просто творил какое-то дерьмо, свято верил в него, а за несколько дней тебе просто хххххуяк... и будто несколько ножей, прям под рёбра. Вот на что это похоже. Да за последние дни я сказал больше, чем лет за десять, а я охуеть какой хуёвый этот... - он покрутил рукой в воздухе, подбирая слово, - ...оратор. Не думай, что что-то не так с тобой. Не так со мной. Со мной обосраться как всё не так.
Аарон резко притянул девушку к себе, крепко обняв, но не причиняя ей боли. Просто он хотел попытаться дать ей понять, что он не собирается её отпускать... вроде бы как. Наверное, да, не собирается он, точно не собирается. Да какие там отпускать. Куда вообще. Может, так надо было поступить с самого начала. Он и правда был никудышным говоруном, всё в кашу, всё в кучу и вот принимайте, получите, распишитесь, кушайте, не обляпайтесь.
- Не обижайся на меня, - прошептал он, ткнувшись носом ей в висок. - Ты красивая, умная. Надёжная. Смелая и сильная. Девчонка номер один, повторяй себе это чаще, Принцесса. Никакая ты не дура... не отнимай уж у меня почётное звание самого тупого человека в комнате.
Он усмехнулся, отодвинувшись от неё и посмотрев девушке в глаза.
- Держу марку стабильно около тридцати с хером лет, пока Клинт говорить и читать не научился.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

13

[icon]https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2019/3/31/8078838f3ea6d61cec112b1c13a4f6ad-full.png[/icon][nick]Vanessa Vambery[/nick][status]Come here[/status]Ванесса уловила, к чему он клонит. Аарон. Он взял на себя столько вины. Притом совершенно несправедливо и бесчестно. За то, чего не могло быть в его власти. И теперь корит себя, словно преступника какого. Ей больно было слышать, как он с дерьмом себя мешает, что она даже прикрыла глаза, прячась от него, и прикусила нижнюю губу. Тяжело и натужно выдохнула.

- Ну вот что ты, блин, опять, - отвечала она чуть помолчав, после того как Аарон закончил. – Никакой ты не уебок, ясно? Ведь думаешь о нем, о сыне. Вон даже сколько всякого говна на себя вылил! А значит, тебе уже не все равно. Это раз. Знать о его существовании ты не мог, на сколько я поняла тебя. А значит, снова винишь себя во всех грехах этого ебнутого мира, ну прям как пса паршивого. Хотя ни в чем по сути не виноват. Это два.

Ванесса положила ладонь ему на лицо, легко скользнула по щетинистой щеке.

- А еще – я не считаю, что ты уебок. Что ты там типа только портишь всем и все, что ебнутый… - она приложила палец к его губам, чтобы не смел ей сейчас возражать. – Это три, нахрен! А что я действительно думаю – что ты справедливый и честный, что очень преданный и самый сильный мужчина из всех, что я только встречала. И мне непонятно, почему ты хочешь казаться хуже, чем есть на самом деле? Чтобы что? Чтобы сказать «Ну я же предупреждал», если вдруг однажды где-то проебешься? А я скажу, проебываются все! Но только далеко не все при этом признают свои ошибки, сожалеют там… пытаются что-то исправить.

Охотница ненадолго замолчала, думая над тем, что сама только что сказала. Аарон обнимал ее крепко, она чувствовала его силу, его большие теплые ладони. Его уверенность и надежность. Это было важно для нее, знать, что все по-настоящему. Что все не просто так, и не закончится на том, что он получит свое, как принято выражаться. Ванесса обнимала его в ответ, слыша, как бьется его сердце. Все-таки, Аарон был хорошим человеком. Как жаль, что он это постоянно отрицал.

- Так и что ты думаешь теперь делать со всем этим? Ну типа, поедешь туда, в Нью-Йорк, к сыну? Я бы… хер знает, скорей всего так бы и сделала на твоем месте. Посмотрела бы на него, познакомилась… - она не стала продолжать. И тоже отстранилась.

В руках прошуршал плотный целлофан. Девушка глянула на пакеты и усмехнулась своей же нелепости. Так ведь и стояла с ними в руках все это время… Да, самое время уже пойти и прибраться в комнате. Дело прежде всего.

Ванесса снова раскраснелась, она прям чувствовала это. Ох уж это удивительное свойство ее лица – выдавать напоказ все ее истинные эмоции. Она тряхнула головой.

- Вот теперь все понятно, - тихо улыбнулась ему девушка и тут же кивнула на мешки. – Пойду уже. Чем быстрее начнем – тем быстрее с этим покончим, как говорится.

Она огляделась, быстро определив, где в доме спальня, и кивком указала в ту сторону, мол, я пошла. Все выглядело как-то смазано и неловко. Вот именно этот самый момент, в который они должны разойтись по разным комнатам. Чтобы убрать вещи покойного, да…

- Да, кстати. Первая база – это поцелуи с языком, - подмигнула она, уходя.

Дура, дура, дура! Зачем? Снова все испортила!

- А если серьезно, Аарон, - Ванесса развернулась, стоя уже одной ногой в спальне, свободной рукой опиралась на дверной косяк. – После всего поедем ко мне. Думаю, так будет лучше всего.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » You told me, that you'll never be afraid of heights