Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Чего не стоит делать, когда путешествуешь один


Чего не стоит делать, когда путешествуешь один

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Чего не стоит делать, когда путешествуешь один
http://s5.uploads.ru/SB9Ix.jpg

1. Место действия
Мехико
2. Время и погода
17 августа 2019
Безветренно и жарко
3. Действующие лица
Вендла Олве, Шолотль, НПС

"Если вы поняли, что заблудились в незнакомом городе – в первую очередь, не паникуйте! Не пытайтесь отыскать дорогу самостоятельно, это может только усугубить положение. Оцените обстановку: держаться стоит ближе к туристическим маршрутам или местам большого скопления народа, избегайте сомнительных заведений и неблагополучных районов! Если нет возможности воспользоваться телефоном, попробуйте найти информационный киоск, салон сотовой связи или обратитесь за помощью к местным. Но будьте осторожны! Не стоит доверять подозрительным на вид личностям, лучше всего спросите совета у благообразной старушки или мамы с ребенком. А если не знаете языка – всего за 9.99 приобретайте наш новый дополненный разговорник для туристов! Все самые нужные в поездке фразы – и не только, теперь на 33 языках!"
Р. Дж. Яссон. Советы начинающим туристам

+2

2

[icon]https://c.radikal.ru/c39/1902/89/0f01af7e4e7c.png[/icon][status]Is it my home?[/status]
Эта Кристина. Она только и делала, что плакала, причитала, кричала от ужаса и отчаяния. Невыносимо. Да замолчишь же ты когда-нибудь, смертная? Я и сам не знаю, каким таким извращенным образом мы оказались с тобой… вместе. Но если бы только мог, я упокоил бы тебя. Да, будь это в моей власти… Я пытался, но ничего не выходило. Ты все по-прежнему здесь, со мною. Ты плачешь. Прекрати. Я ведь и сам о тебе теперь все-все знаю. Тебе страшно. Я отпущу тебя, как только найду такой способ. Но прежде всего – мне нужно разыскать мою семью. Моего брата. Ты, лучше думай о нем – это будет полезно. Может, он услышит? Только тише, пожалуйста, тише!

Шолотль устало выдохнул носом, и помассировал мягкой ладонью больное место. Голова гудела, в виски отдавало заунывной пульсацией. А еще жара, духота, и запыленная дорога средней паршивости. В кабине фуры воняло бензином – и хрен пойми чем еще, расхлябанная проржавевшая дверь отвратно дребезжала на каждом ухабе, что делало эту дорогу сущим мучением. Водитель – простодушный на вид мужичок средних лет, с невероятно кривыми зубами и бронзовым загаром, который, правда, проступал только на левой руке до плеча, оказался весьма болтливым человеком. Про таких еще говорят, душа нараспашку. Согласился подвезти до города «девочку», которую увидел на дороге – даже денег с нее за это не спросил. Правда, то и дело пытался заглянуть «ей» поглубже в декольте, и, по всей видимости, думал, что это незаметно. Зря. Шолотль заметил. И пообещал, что сделает фарш из его глазных яблок, если он только глянет туда еще хоть раз. После этого они ехали в тишине. Хосе – так вроде звали того водителя – уже начинал побаиваться свою попутчицу. Он подобрал эту белую девочку на дороге, та просто шла вдоль трассы и не пыталась никого остановить. Только теперь он присмотрелся получше и заметил: да ведь на ней же кровь! На серой майке, на бриджах цвета хаки и ботинках. Даже в волосах виднелись слипшиеся алые пряди… Странная она, эта Кристина. Есть в ней что-то такое жуткое. Наверняка подружка какого-нибудь сикарио…

Когда они проезжали опасный участок дороги, Хосе сбросил скорость. Крутой поворот – а прямо за ним на обочине обломки двух столкнувшихся легковушек.

- Жуть какая! – тихо произнес водитель, достал с приборной панели иконку и поцеловал. Бог только сейчас заинтересовался образом на ней: скелет в подвенечном белом платье и с длинными черными волосами. Явно не святая, хотя и подпись гласила «Santa Muerte Blanca» - Святая Белая Смерть. Муэртита. Ее потрепанное, местами выцветшее изображение таращилось на Шолотля своими пустыми бездонными глазницами, безрадостно улыбаясь во весь свой обнаженный оскал. Такой знакомый траурный образ. Она ли новая покровительница здешних мест?.. Шолотль тягостно задумался. По сути, ехал он сейчас в никуда. Точнее, в Мехико – ну а дальше-то что? Дальше – куда себя девать? Он не хотел признаваться себе в этом, но все, что начиналось за пределами дребезжащей от ухабов и до безобразия запыленной кабины фуры Хосе виделось ему весьма туманно. Конкретной была только она. Муэрте. И потому, наверное, от безысходности, Шолотль спросил о ней водителя. В ответ, как ни странно, получил не абстрактное напутствие, какими потешают себя нередко помешанные фанатики, а вполне себе существующий адрес. В одном из окраинных районов старого Мехико, как раз.

Они пересекли городскую черту, и вскоре Шолотль попрощался с водителем. Тот, видно, вздохнул с облегчением, когда «попутчица» покинула салон его фуры, и стоило ацтекскому богу лишь на два шага отойти в сторону, как Хосе ударил по газам, и вскоре грузный силуэт его машины скрылся в облачке дорожной пыли. Возможно, как заключительный аккорд хорошей пьесы, впечатление на него произвело еще и то, что напоследок Шолотль решил отблагодарить его за услугу, и вытряхнул из набитого рюкзачка несколько скомканных купюр американских долларов, небрежно так, даже не глянув на номинал.

Имея адрес и достаточное количество денежных средств, найти Санта Муэрте не составило труда. Шолотль просто заплатил первому же таксисту, сходу согласившись на его заломленные цены. Направление пришлось уточнить аж дважды: шофер был малость озадачен и переспрашивал. Точно ли он все правильно расслышал? И не ошиблась ли сеньорита с адресом? Педрегаль де Санто Доминго, 173, все верно? Это, знаете ли, не самое безопасное место для туристов… Но, раз сеньорите известно, куда мы приедем… Да, тут недалеко, минут через двадцать будем на месте.

В действительности, ехали почти вдвое дольше. Петляли по широким улицам бедняцких кварталов, а за окном только и мелькали угрюмые лица да уродливые нагромождения однообразных серых домишек.

Муэрта оказалась… простой. Но в то же время было в ее аскетичной простоте какое-то мрачное величие. Ее алтарь занимал целый этаж жилого дома, такого же убогого прямоугольника с голыми стенами, как и прочие во всем квартале. Она стояла за стеклом, как винтажная кукла на витрине. Но только под ее красивым платьем скрывались бесплотные кости. Вся в свежих цветах, и окутанная дымом благовоний. У ног ее были всевозможные дары, и красные яблоки, а подле нее, но только снаружи, на хлипенькой низкой скамеечке сидела древняя сморщенная старуха. Заметно, что несмотря на почтенный возраст, взгляд у женщины был здравый. Ясный, но вместе с тем скорбный. Старуха сразу разглядела белую девочку средь тех, кто подходил к Муэрте. Сама заговорила с «ней», и голос-то ее был тихим и скрипучим, как ломкий ствол насквозь просохшего мертвого дерева под натиском погоды, или ну или как у человека, доживавшего свои последние лета. Она предупредила, что говорить с Муэртой следует как со своей матушкой, открыто и честно, и глядя ей прямо в глаза. На что Шолотль только и спросил, кто она такая, эта Санта Муэрта.

Старуха медленно возвратилась на насиженное место, потерла больные распухшие колени, и глядя не на него, а куда-то в безмятежную даль, поведала.

«Я была тогда совсем молоденькой девочкой, - отвечала она, пожевав сухими сморщенными губами, - как ты, наверное, а может еще моложе. Врачи поставили мне страшный диагноз. Такой, что и не верилось совсем. Во всех этих бестолковых больницах говорили, что жить мне осталось недолго. Пару месяцев от силы. Может, три. Врачи все разглядывали мои рентгеновские фотокарточки, и пожимали плечами. Говорили, лечить там уже нечего. А если все-таки лечить – то дорого. Да и не поможет, все равно с этим помирать. Не через месяц, так через полгода. Да и денег таких у меня отродяся не водилось. А так хотелось пожить… Ведь я была молода, так молода и жизни-то повидать не успела. А она, жизнь эта, уже обошлась со мной так несправедливо! Нечестно умирать молодым, я скажу! Нечестно, когда ты меньше всего этого хочешь и так боишься! А эти изверги в белых халатах… они предлагали мне хоспис. Мол, там обо мне позаботятся. Там и от боли избавят, когда совсем плохо станет, и утешат… Представляешь? Меня, совсем юную девочку, в хоспис! Куда люди догорать приходят! Конечно же, я отказалась. Хотя и сил мои тогда уже практически не было. Но я молилась. Каждый день и каждую ночь я просила ее, Муэртиту, не забирать меня. Она стояла на своем, но каждый день я, задыхаясь и кашляя кровью, говорила ей смело, что время мое еще не пришло. И она мне ответила. Это было как раз на осенний карнавал. Она вышла ко мне из толпы ряженых, и заглянула прямо в глаза. Я уже позабыла, как держала на руках своего первенца, но ее-то я помню как наяву! На ней было красное платье и туфельки по последней моде, точно на франте, а лицо было изрисовано, что совсем не видать. Белая калавера! И она сказала мне… а голосок ведь еще такой, что никогда не забуду. Такой…

- Безжизненный? – с явным пониманием предположил Шолотль, и старуха удивленно посмотрела на него. Пожалуй, лучше бы она сама и не охарактеризовала.

- Да, именно! Тихонький такой, как будто бы воздушный. К ней приходилось прислушиваться. Она спросила, готова ли я последовать за ней? И я ответила ей то, что твердила весь этот месяц. Мне еще слишком рано. Тогда она усмехнулась и сказала «Ну смотри же! Запомни, как я была к тебе добра!». И ушла. А я осталась. С той встречи прошел месяц, затем еще один. Потом и год, а я назло всем была жива и даже чувствовала себя лучше, чем когда либо. Я снова обратилась в больницу. Так, для интереса. Врачи эти, не веря, смотрели мои рентгеновские снимки и говорили, мол, так бывает. Очень редко, но иногда болезнь сама отступает без всяких пилюль и операций. Ремиссия, вот как они это назвали. Они говорили, благодарите Бога. Но я-то знала наверняка, какого бога мне стоит за это благодарить. Санта Муэрте. Она же Миктлансиуатль. Названия разные, но суть есть одно и то же. И посмотри теперь: вот она я, живая, и мало кому хватает здоровья дожить до моих лет! Я возвела в ее честь этот алтарь, и люди стали приходить в мой дом. Наш дом. Сначала их было немного, но с тех пор прошло уже более семидесяти лет! Представь себе только! Ее алтарь стал настоящим местом паломничества для всех, кому больше негде искать справедливости. Для тех, за кого больше никто не заступится. Наша Муэртита выслушает любого, вне зависимости от происхождения и социального статуса. Муэртита – она для всех, кто в ней нуждается, вот кто она такая.»

17 августа. Текущее время.


Мартина и ее бабушка прожили в этом доме всю свою жизнь, и сколько ведьма себя помнила, у их скромного жилища постоянно было множество гостей. К ним приходили отовсюду. Кто босиком, кто на дорогой машине. Санта Муэрте притягивала много разных людей – и далеко не всегда они были из Мехико. О ней знали даже за пределами страны, но в конечном итоге, именно популярность богини и сделалась для нее роковой. Мартина сама никогда не видела ее вживую, лишь слышала от бабушки. А когда же в их дом заявился Шолотль, и когда он показал ведьмам себя настоящего, они приветствовали его в своем доме с радостью. И счастливы были помочь ему хотя бы той несусветной малостью, что рассказали ему обо всем, что случилось с их несчастной Муэртитой вот уж почти пятьдесят лет как. Они оставили его у себя, и он ночевал на первом этаже. Поближе к ней, Миктлансиуатль. А на новое утро он и сам решил оказать символическую услугу двум немолодым женщинам. Сходил за свежими цветами и яблоками для алтаря, на что потратились почти все деньги, которые оставались со вчерашней поездки. И в определенный час, когда у алтаря Муэрты кучковалась небольшая толпа, они все с удивлением наблюдали, как белая девочка за стеклом со знанием раскладывала дары у подножия их богини.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Чего не стоит делать, когда путешествуешь один