Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Чего не стоит делать, когда путешествуешь один


Чего не стоит делать, когда путешествуешь один

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Чего не стоит делать, когда путешествуешь один
http://s5.uploads.ru/SB9Ix.jpg

1. Место действия
Мехико
2. Время и погода
17 августа 2019
Безветренно и жарко
3. Действующие лица
Вендла Олве, Шолотль, НПС

"Если вы поняли, что заблудились в незнакомом городе – в первую очередь, не паникуйте! Не пытайтесь отыскать дорогу самостоятельно, это может только усугубить положение. Оцените обстановку: держаться стоит ближе к туристическим маршрутам или местам большого скопления народа, избегайте сомнительных заведений и неблагополучных районов! Если нет возможности воспользоваться телефоном, попробуйте найти информационный киоск, салон сотовой связи или обратитесь за помощью к местным. Но будьте осторожны! Не стоит доверять подозрительным на вид личностям, лучше всего спросите совета у благообразной старушки или мамы с ребенком. А если не знаете языка – всего за 9.99 приобретайте наш новый дополненный разговорник для туристов! Все самые нужные в поездке фразы – и не только, теперь на 33 языках!"
Р. Дж. Яссон. Советы начинающим туристам

+2

2

[icon]https://c.radikal.ru/c39/1902/89/0f01af7e4e7c.png[/icon][status]Is it my home?[/status]
Эта Кристина. Она только и делала, что плакала, причитала, кричала от ужаса и отчаяния. Невыносимо. Да замолчишь же ты когда-нибудь, смертная? Я и сам не знаю, каким таким извращенным образом мы оказались с тобой… вместе. Но если бы только мог, я упокоил бы тебя. Да, будь это в моей власти… Я пытался, но ничего не выходило. Ты все по-прежнему здесь, со мною. Ты плачешь. Прекрати. Я ведь и сам о тебе теперь все-все знаю. Тебе страшно. Я отпущу тебя, как только найду такой способ. Но прежде всего – мне нужно разыскать мою семью. Моего брата. Ты, лучше думай о нем – это будет полезно. Может, он услышит? Только тише, пожалуйста, тише!

Шолотль устало выдохнул носом, и помассировал мягкой ладонью больное место. Голова гудела, в виски отдавало заунывной пульсацией. А еще жара, духота, и запыленная дорога средней паршивости. В кабине фуры воняло бензином – и хрен пойми чем еще, расхлябанная проржавевшая дверь отвратно дребезжала на каждом ухабе, что делало эту дорогу сущим мучением. Водитель – простодушный на вид мужичок средних лет, с невероятно кривыми зубами и бронзовым загаром, который, правда, проступал только на левой руке до плеча, оказался весьма болтливым человеком. Про таких еще говорят, душа нараспашку. Согласился подвезти до города «девочку», которую увидел на дороге – даже денег с нее за это не спросил. Правда, то и дело пытался заглянуть «ей» поглубже в декольте, и, по всей видимости, думал, что это незаметно. Зря. Шолотль заметил. И пообещал, что сделает фарш из его глазных яблок, если он только глянет туда еще хоть раз. После этого они ехали в тишине. Хосе – так вроде звали того водителя – уже начинал побаиваться свою попутчицу. Он подобрал эту белую девочку на дороге, та просто шла вдоль трассы и не пыталась никого остановить. Только теперь он присмотрелся получше и заметил: да ведь на ней же кровь! На серой майке, на бриджах цвета хаки и ботинках. Даже в волосах виднелись слипшиеся алые пряди… Странная она, эта Кристина. Есть в ней что-то такое жуткое. Наверняка подружка какого-нибудь сикарио…

Когда они проезжали опасный участок дороги, Хосе сбросил скорость. Крутой поворот – а прямо за ним на обочине обломки двух столкнувшихся легковушек.

- Жуть какая! – тихо произнес водитель, достал с приборной панели иконку и поцеловал. Бог только сейчас заинтересовался образом на ней: скелет в подвенечном белом платье и с длинными черными волосами. Явно не святая, хотя и подпись гласила «Santa Muerte Blanca» - Святая Белая Смерть. Муэртита. Ее потрепанное, местами выцветшее изображение таращилось на Шолотля своими пустыми бездонными глазницами, безрадостно улыбаясь во весь свой обнаженный оскал. Такой знакомый траурный образ. Она ли новая покровительница здешних мест?.. Шолотль тягостно задумался. По сути, ехал он сейчас в никуда. Точнее, в Мехико – ну а дальше-то что? Дальше – куда себя девать? Он не хотел признаваться себе в этом, но все, что начиналось за пределами дребезжащей от ухабов и до безобразия запыленной кабины фуры Хосе виделось ему весьма туманно. Конкретной была только она. Муэрте. И потому, наверное, от безысходности, Шолотль спросил о ней водителя. В ответ, как ни странно, получил не абстрактное напутствие, какими потешают себя нередко помешанные фанатики, а вполне себе существующий адрес. В одном из окраинных районов старого Мехико, как раз.

Они пересекли городскую черту, и вскоре Шолотль попрощался с водителем. Тот, видно, вздохнул с облегчением, когда «попутчица» покинула салон его фуры, и стоило ацтекскому богу лишь на два шага отойти в сторону, как Хосе ударил по газам, и вскоре грузный силуэт его машины скрылся в облачке дорожной пыли. Возможно, как заключительный аккорд хорошей пьесы, впечатление на него произвело еще и то, что напоследок Шолотль решил отблагодарить его за услугу, и вытряхнул из набитого рюкзачка несколько скомканных купюр американских долларов, небрежно так, даже не глянув на номинал.

Имея адрес и достаточное количество денежных средств, найти Санта Муэрте не составило труда. Шолотль просто заплатил первому же таксисту, сходу согласившись на его заломленные цены. Направление пришлось уточнить аж дважды: шофер был малость озадачен и переспрашивал. Точно ли он все правильно расслышал? И не ошиблась ли сеньорита с адресом? Педрегаль де Санто Доминго, 173, все верно? Это, знаете ли, не самое безопасное место для туристов… Но, раз сеньорите известно, куда мы приедем… Да, тут недалеко, минут через двадцать будем на месте.

В действительности, ехали почти вдвое дольше. Петляли по широким улицам бедняцких кварталов, а за окном только и мелькали угрюмые лица да уродливые нагромождения однообразных серых домишек.

Муэрта оказалась… простой. Но в то же время было в ее аскетичной простоте какое-то мрачное величие. Ее алтарь занимал целый этаж жилого дома, такого же убогого прямоугольника с голыми стенами, как и прочие во всем квартале. Она стояла за стеклом, как винтажная кукла на витрине. Но только под ее красивым платьем скрывались бесплотные кости. Вся в свежих цветах, и окутанная дымом благовоний. У ног ее были всевозможные дары, и красные яблоки, а подле нее, но только снаружи, на хлипенькой низкой скамеечке сидела древняя сморщенная старуха. Заметно, что несмотря на почтенный возраст, взгляд у женщины был здравый. Ясный, но вместе с тем скорбный. Старуха сразу разглядела белую девочку средь тех, кто подходил к Муэрте. Сама заговорила с «ней», и голос-то ее был тихим и скрипучим, как ломкий ствол насквозь просохшего мертвого дерева под натиском погоды, или ну или как у человека, доживавшего свои последние лета. Она предупредила, что говорить с Муэртой следует как со своей матушкой, открыто и честно, и глядя ей прямо в глаза. На что Шолотль только и спросил, кто она такая, эта Санта Муэрта.

Старуха медленно возвратилась на насиженное место, потерла больные распухшие колени, и глядя не на него, а куда-то в безмятежную даль, поведала.

«Я была тогда совсем молоденькой девочкой, - отвечала она, пожевав сухими сморщенными губами, - как ты, наверное, а может еще моложе. Врачи поставили мне страшный диагноз. Такой, что и не верилось совсем. Во всех этих бестолковых больницах говорили, что жить мне осталось недолго. Пару месяцев от силы. Может, три. Врачи все разглядывали мои рентгеновские фотокарточки, и пожимали плечами. Говорили, лечить там уже нечего. А если все-таки лечить – то дорого. Да и не поможет, все равно с этим помирать. Не через месяц, так через полгода. Да и денег таких у меня отродяся не водилось. А так хотелось пожить… Ведь я была молода, так молода и жизни-то повидать не успела. А она, жизнь эта, уже обошлась со мной так несправедливо! Нечестно умирать молодым, я скажу! Нечестно, когда ты меньше всего этого хочешь и так боишься! А эти изверги в белых халатах… они предлагали мне хоспис. Мол, там обо мне позаботятся. Там и от боли избавят, когда совсем плохо станет, и утешат… Представляешь? Меня, совсем юную девочку, в хоспис! Куда люди догорать приходят! Конечно же, я отказалась. Хотя и сил мои тогда уже практически не было. Но я молилась. Каждый день и каждую ночь я просила ее, Муэртиту, не забирать меня. Она стояла на своем, но каждый день я, задыхаясь и кашляя кровью, говорила ей смело, что время мое еще не пришло. И она мне ответила. Это было как раз на осенний карнавал. Она вышла ко мне из толпы ряженых, и заглянула прямо в глаза. Я уже позабыла, как держала на руках своего первенца, но ее-то я помню как наяву! На ней было красное платье и туфельки по последней моде, точно на франте, а лицо было изрисовано, что совсем не видать. Белая калавера! И она сказала мне… а голосок ведь еще такой, что никогда не забуду. Такой…

- Безжизненный? – с явным пониманием предположил Шолотль, и старуха удивленно посмотрела на него. Пожалуй, лучше бы она сама и не охарактеризовала.

- Да, именно! Тихонький такой, как будто бы воздушный. К ней приходилось прислушиваться. Она спросила, готова ли я последовать за ней? И я ответила ей то, что твердила весь этот месяц. Мне еще слишком рано. Тогда она усмехнулась и сказала «Ну смотри же! Запомни, как я была к тебе добра!». И ушла. А я осталась. С той встречи прошел месяц, затем еще один. Потом и год, а я назло всем была жива и даже чувствовала себя лучше, чем когда либо. Я снова обратилась в больницу. Так, для интереса. Врачи эти, не веря, смотрели мои рентгеновские снимки и говорили, мол, так бывает. Очень редко, но иногда болезнь сама отступает без всяких пилюль и операций. Ремиссия, вот как они это назвали. Они говорили, благодарите Бога. Но я-то знала наверняка, какого бога мне стоит за это благодарить. Санта Муэрте. Она же Миктлансиуатль. Названия разные, но суть есть одно и то же. И посмотри теперь: вот она я, живая, и мало кому хватает здоровья дожить до моих лет! Я возвела в ее честь этот алтарь, и люди стали приходить в мой дом. Наш дом. Сначала их было немного, но с тех пор прошло уже более семидесяти лет! Представь себе только! Ее алтарь стал настоящим местом паломничества для всех, кому больше негде искать справедливости. Для тех, за кого больше никто не заступится. Наша Муэртита выслушает любого, вне зависимости от происхождения и социального статуса. Муэртита – она для всех, кто в ней нуждается, вот кто она такая.»

17 августа. Текущее время.


Мартина и ее бабушка прожили в этом доме всю свою жизнь, и сколько ведьма себя помнила, у их скромного жилища постоянно было множество гостей. К ним приходили отовсюду. Кто босиком, кто на дорогой машине. Санта Муэрте притягивала много разных людей – и далеко не всегда они были из Мехико. О ней знали даже за пределами страны, но в конечном итоге, именно популярность богини и сделалась для нее роковой. Мартина сама никогда не видела ее вживую, лишь слышала от бабушки. А когда же в их дом заявился Шолотль, и когда он показал ведьмам себя настоящего, они приветствовали его в своем доме с радостью. И счастливы были помочь ему хотя бы той несусветной малостью, что рассказали ему обо всем, что случилось с их несчастной Муэртитой вот уж почти пятьдесят лет как. Они оставили его у себя, и он ночевал на первом этаже. Поближе к ней, Миктлансиуатль. А на новое утро он и сам решил оказать символическую услугу двум немолодым женщинам. Сходил за свежими цветами и яблоками для алтаря, на что потратились почти все деньги, которые оставались со вчерашней поездки. И в определенный час, когда у алтаря Муэрты кучковалась небольшая толпа, они все с удивлением наблюдали, как белая девочка за стеклом со знанием раскладывала дары у подножия их богини.

+2

3

Жизнь Вендлы напоминала калейдоскоп, стоило только заглянуть в нее и тут же можно было потеряться в цветных стеклах множества занятий, поездок, событий. Все это не лучшим образом сказывалось на душевном самочувствии верховной Франции. Порой девушка уходила в себя, но нет, мрачной она не была, скорее улыбчиво-отрешенной. Словно все, что она делает это не совсем реально, то что ее интересовало это жизнь ведьмы. Лишь когда она приходила в круг к старшим ведьмам она включалась. Когда ее ладони соприкасались друг с другом в обращении к Сильвану и силам природы.  Момент когда руки начинали гудеть от протекающих по ним магических потоков наполняемые силой, что никому и не снилось, ну кроме других верховных ведьм.  В эти моменты Вен была собрана, словно цельный витраж и чувствовала себя  наиболее хорошо, правильно, цельно, уверенно.
  Это лето девушка ждала с особым интересом, поездка в Мексику обещала быть весьма продуктивной для Ареты. Каково же было разочарование Вендлы когда она узнала, что ей придется сидеть в номере гостиницы и никуда не выходить.  Языка ведьма не знала, более того, на все увещевания о том, насколько опасно в этой стране в глубине души положила букет цветов конечно же в знак светлой памяти...  Настал день когда предстояло в одиночестве коротать время до возвращения тетки. Вендле не терпелось поскорее отправиться на улицу, она так делала и в других странах, после чего заявляла, что уже взрослая и может немного прогуляться. Чаще ей удавалось вовсе не попадаться на подобном и просто ее отсутствия никто не замечал в последствии.  Нарядившись в кремовое платье с длинным рукавом и юбкой, Венди заплела две рыжеватых,  пушистых косы и покрутилась перед зеркалом, так будет не жарко и на солнце обгореть не придется. На стуле висела широкополая, соломенная шляпка, конечно стоило купить настоящее сомбреро, но оно не подойдет к платью ведьмы.  Легкий хлопок с оторочкой ненавязчивого кружева смотрелся как-то неправильно на пыльных улицах, чужеродно, сама Вендла тоже сразу выдавала в себе одинокую туристку. Так уж сложилось, что сама ведьма еще не знала, что заблудилась.
  Правда все это разрешится в кратчайшее время. Венди не могла точно сказать сколько времени она шла, что бы оказаться там где она сейчас была. Удивленно оглядевшись по сторонам и хлопая чуть выгоревшими, длинными ресницами ведьма поджала губы. Ей не в первые было заблудиться, не впервые она осознавала, что не помнит с какой стороны пришла.  Тем не менее это не отменяло липкого чувства тревожности где-то в грудной клетке, под ребрами.  Правда время для панической атаки не самое подходящее, только тонкая рука ведьмы прижалась к солнечному сплетению, что бы унять волнение она заметила кучкующихся людей.  Ей надо было к кому-то обратиться, узнать путь или хотя бы место где она находилась, ее смартфон отказывался помогать ей в этом, впрочем как всегда.   Среди собравшихся не было тех, кто напоминал бы кого-то со знанием французского или зачатков английского, по крайней мере пока ведьма не повернула голову к объекту интереса окружающих. "Белая девушка!" громогласно прозвучал ликующий голос в ее голове. Тот факт, что она раскладывает подношения у алтаря Муэрты Вендлу ничуть не смутил. Почему? Ведьму еще не посвящали в дела других стран. Вен знала еще слишком мало что бы дать объективную оценку тем или иным явлениям.  Ей просто было необходимо попасть домой и она отправилась без сомнений, без страха прямо к Кристи. 
  Рука ведьмы, мягкая, теплая едва ощутимо коснулась плеча девушки самыми кончиками пальцев, но в этот момент у Вен словно пелена на глаза легла. Видение настигло неожиданно и столь ярко, что ей пришлось отшатнуться прочь, словно ее током дернуло. Вопрос вылетел из головы так же как и появился там.  Разноцветные глаза зацепились за светлые волосы что бы хоть на чем то сфокусироваться, а в голове все пошло кругом. Ресницы хлопали часто и одна из пожилых женщин, что заметила дурноту иностранки заботливо залепетала.
-Мисси, вам плохо?- Чуть сиплым, старческим голосом проговорила она подхватив костлявой рукой локоток  покрытый светлым, хлопковым кружевом  рукава.  Старуха едва говорила на английском, так же как и Вен, наверное поэтому  девушка нашла в себе силы помотать головой заставляя пышные косы вихляться за ее движениями.
-Нет, нет... Я просто. Наверное перегрелась. -  Пролепетала разноглазая  чуть пошатываясь и придерживая голову, шляпка из соломы упала на пол рядом с скромными дарами принесенными Шолотлем к алтарю.  Вендла сама не понимала, что говорит на французском и ее просто никто не понимает.  Темные круги вспыхивали перед глазами и взрывались фиолетовыми искрами лишь на миг уступая  истине перед глазами. Показалось-ли ей увиденное,   то что она увидела за белокурой девушкой. Ведьма медленно повернула голову все еще не сумев сказать ни единого связного слова на более понятном языке нежели Французский. Ей подсовывали  воду, но Вен сейчас слишком пыталась рассмотреть то, что было перед ней и понять истинную природу увиденного, она ощущала как она собирается.

+1

4

[icon]https://c.radikal.ru/c39/1902/89/0f01af7e4e7c.png[/icon][status]Is it my home?[/status]
Вендла видела древний город, каким его не сохранила ни история, ни даже эскизы первых археологов. Она наблюдала его с высоты, должно быть, десятиэтажного дома, с вершины пирамиды, а у ее подножия бесновалась толпа. Люди кричали что-то на незнакомом языке, тянули кверху руки, благоговейно замирая, и было их так много, что за ними не видать самой площади. Ликуют, скандируют громогласным хором, а присмотреться – вместо лиц голые черепушки. Все явно ждали чего-то, и вдруг Вен почувствовала, как падает. Падает в эту самую толпу, и краски все сгущаются, делая ее виденье сплошной беспроглядной темнотой. Все звуки разом стихли. Но удара о твердую землю не последовало. А вместо этого юная ведьма теперь видела Кристину. Она лежала навзничь подле ее ног, глаза открыты, взгляд безжизненный, стеклянный. На голове ужасная рана и много крови вокруг, но больше не течет.

Похоже, девушка мертва.

Виденье отступило. К Вен снова возвратилась реальность. В реальности Кристина была жива и стояла все на том же месте, где ведьма ее нашла. Смотрела на девушку с выражением какого-то отчужденного участия, так, словно была хозяйкой здесь, пока Мартина хлопотала над Вендлой.

Эта Мартина, к слову, отнюдь не суетилась. В ней, как и во всех ее быстрых четких действиях, виднелась сила и мудрость, какая бывает у ведьмы к почтенным годам. Хотя ей-то было лет около сорока на вид, не больше. Она задернула штору над входной дверью (саму дверь запирать не стала), помогла девушке сесть, придерживая ее вместе со старухой под локти. Затем направила работающий вентилятор в ее сторону и наклонилась за шляпкой.

- Вы говорите по-английски? – понятно и четко спросила женщина, вглядываясь в лицо юной девушки. Как бы та вовсе в обморок не упала. – Вот. Возьмите-ка и выпейте. Это вода.

Она всучила стакан ей прямо в руки. Если бы Вен была в состоянии, то могла бы отметить ее достаточно уверенный английский.

Тут к ней медленно приблизился Шолотль, и вдруг Мартина, оглянувшись на «девушку», отошла в сторону. Как бы уступая ей.

Бог, будучи в теле смертной, ничем внешне не выдавал Вен своего истинного происхождения. Единственной труднопонятной вещью в нем был его статус здесь, среди этих женщин. И то, с чего вообще они с ним так обходятся. Он был одет как и вчера, серая майка, бриджи, только теперь еще поверх всего была рубаха нараспашку цвета хаки, явно с чужого плеча. А светлые волосы неопрятно собраны в хвост на затылке так, что пропитанных кровью прядей вовсе не виднелись.

Шолотль опустился на скамью рядом с Вендлой.

- Ты не заблудилась? – глядя на нее, ацтекский бог слегка склонил голову в бок. От него не ощущалось никакой угрозы, напротив, он был довольно участлив. Девочка вызвала в нем любопытство, хотя внешне по нему отгадать это было и непросто. – Я слышала, всем туристам в этих ваших дорогих отелях выдают карту города, где специально помечены районы, в которые не стоит заходить... Как тебя зовут? И откуда ты?

+1

5

Это было очень страшное и удивительное видение для Вендлы, правда  сама она сочла, что это просто галлюцинация от ее предобморочного состояния.  В глазах плясали круги,  Вен чувствовала, что  ее подхватили и усадили, просто взгляд все еще не хотел фокусироваться на фигурах женщин. Худенькая и хрупкая она буквально рухнула на скамейку опираясь рукой в  древесину и накрывая второй свои глаза, что бы дать им прийти в норму. К горлу подступила какая-то опустошающая  тошнота, но без спазма, поэтому и ответить ведьма смогла далеко не сразу и лишь проглотив это ощущение она вздохнула свободнее.   Зато вода в стакане быстро заставила ее собрать волю в кулак, ей действительно ужасно захотелось пить и наконец ее рука потянулась навстречу...
-Спасибо, да, я немного знаю английский, - пролепетала непомерно бледная, по местным меркам, француженка с характерным, узнаваемым акцентом. Язык она знала английский далеко  не плохо, просто из за того, что разговаривала на нем не так уж и часто не имела возможности хоть как-то скорректировать акцент. Что случилось с ней? Прежде подобного не бывало и обычно видения были связаны с жизнью людей, быть может это предостережение и блондинке грозит беда? Вендла глянула на Кристину, в голове боролось две мысли, с одной стороны не было повода думать, это ей что-то угрожает. С другой стороны это видение  могло быть и не видением вовсе, а просто фантазмом навеянным атмосферой и убранством сформировавшись в момент слабости в эту зловещую галлюцинацию.   Венди поднесла стакан с водой к губам и выпила  жидкость даже не задумавшись о безопасности, ведь отравлять и без того предобморочную девушку не имеет смысла в ее представлении. Возможно подобное когда-то сыграет с ней злую шутку, а может и не шутку вовсе.
- Спасибо еще раз,- сказала Венди возвращая уже пустой стакан Мартине. Тот факт, что к Кристине было особое отношение в обители Муэрте от Венди не ушел, она знала несколько причин подобному явлению. Правда даже не была уверена, что тут вовсе есть ведьмы, быть может это просто верующие. Ее голова повернулась в сторону девушки и разноглазая пристально всматривалась в черты ее лица, облик и одежду, словно пыталась ауру рассмотреть как есть, но Венди просто так не могла провернуть ничего подобного, поэтому страшиться богу было нечего.
- Заблудилась... Карту забыа в отеле, а телефон тут почему-то не ловит. - Объяснилась Венди, когда Кристина задала вопрос.  Ведьма неловко улыбнулась трепля край  соломенной шляпки, которую ей вернули, на щеках с еле заметными веснушками проступила краснота. Это не было смущением, скорее ведьме стало просто стыдно по человечески ,что она такая недотепа.
- Меня зовут Вендла и я из Парижа,- Вероятно не это имел ввиду Шолотль задавая вопрос, но первый ответ, что пришел в голову  Венди был именно таким, лишь через пару минут она шлепнула себя ладошкой по лбу с звонким звуком, тем самым выразив досаду от осознания того, что могло иметься ввиду на самом деле. Из кармана платья девушка достала бумажку на которой было что-то начирикано карандашом. Аккуратный, ровный почерк с округлыми завитушками, он был словно не рукописный вовсе,- Я из Gran Hotel Ciudad de México...-  немного запинаясь ведьма прочла текст с бумажки и вернулась взглядом к Кристин. Это был один из лучших отелей в центре города, но не самый.  Сложив бумажку обратно в карман Венди сцепила перед собой руки, уложив их на коленки, что бы не выглядеть как-то суетливо или нервно.
-Отсюда можно заказать такси или что-то вроде того? - Поинтересовалась ведьма, странное чувство посетило ее вновь, наверное из за того, что в видении она видела девушку погибшей и в душе ее это сильно беспокоило. Венди замерла, просто так как застывают когда "завис", природу феномена даже она бы не объяснила. Ее просто привлекли глаза Кристин и девушка просто смотрела замерев, в какой-то момент Венди стала похожа на куклу, но все же вздрогнула отводя взгляд в сторону.
-Простите, наверное еще немного кружит голову.-  Замялась ведьма пожимая плечами. Теперь ее внимание приковал интерьер, девушка повела головой подмечая детали. Разноцветные глаза ожили, любопытсво  легко читалось в ее взгляде и не сказать что этот интерес не был научным. Венди не была наивной, да и дурочкой тоже и в религиозном месте  верховная Франции пыталась рассмотреть очевидную для нее атрибутику.

+1

6

[icon]https://c.radikal.ru/c39/1902/89/0f01af7e4e7c.png[/icon][status]Is it my home?[/status]
Внутри дом выглядел куда как приятнее, чем с улицы. Добротная деревянная мебель, не новая, но и не засаленная, как это часто бывает в домах, где много лет не было ремонта. Вендлу окружала чистота и умеренность во всем. Пожалуй, аскетичность скромного быта немолодых ведьм разбавлял только сервант с расписными глиняными тарелочками. Синими, украшенными крупными яркими цветами. С таких тарелок не едят, тут сразу видно – для красоты.

Судя по убранству, Вендла находилась на кухне. И она была… обычной. Ни тебе человеческих черепов, ни дурнопахнущих вязанок травяных сборов для темного ритуала, ни банок-склянок с сомнительного вида содержимым. Разочаровательно-белые стены, простое по виду человеческое жилище. И только лишь над входом скромная икона, похожая на католическую, но вместо святого образа мертвая женщина в белом платье. Санта Муэрта.

Шолотль терпеливо выслушал Вендлу. Когда она заговорила про такси, тот вопросительно глянул на Мартину и ведьме и ведьме этого без слов хватило, чтобы та сразу же куда-то отошла.

- Можно такси, - кивнул Шолотль, - Что-то вроде? Можно велорикшу. У них нет диспетчерской, придется так на улице ловить.

Сказал он абсолютно серьезно, хотя и могло невзначай сложиться впечатление, будто издевается.

Чудная она, эта Вендла-из-Парижа. Чудная, в смысле странная. Как будто из страны пушистых хлопковых облаков и воздушных замков. Но это и не плохо. Сразу видно, светлая, добрая душа. А добрым людям помогать всегда так легко и приятно.

Шолотль нисколько не смутился под изучающим взглядом Вен, и даже ухмыльнулся, глядя на нее в ответ. Забавно было наблюдать, как вдруг ее лицо изменилось, как в один момент она стушевалась и вздрогнула. Такая непосредственная искренность… которой он сам теперь лишен.

- Ты перегрелась. Не удивительно. В такую жару своих сестер я бы одних гулять не отпустил*, - древняя старуха, все время беззвучным призраком сидевшая где-то позади у стола, в этот момент понуро покачала головой. Бог заметил, поскольку сидел лицом к ней.

Шолотль уловил любопытство девушки к интерьеру дома, чему про себя самодовольно хмыкнул. А вот тот факт, что перед ним сидит ни много ни мало девочка с талантами Верховной ведьмы, не был для него очевидным.

- Та фигура на улице, ее зовут Миктлансиуатль. Звали. Теперь она Санта Муэрте. А это ее алтарь, один из самых первых. Она объединяет тех, кому негде больше искать справедливости, - чуть было не ляпнул что-то вроде «и она всегда была такой». – Должно быть, это место выглядит пугающе? Не бойся, здесь тебе никто не навредит. Посиди, пока не станет лучше. Еще воды?

В этот момент Мартина возвратилась с телефоном в руках. Вид у нее был несколько озадаченный.

- Я пробовала звонить уже в две службы такси, но они… так сказать… не всегда приезжают сюда. В это время, - женщина слегка нахмурилась, глядя за окно. Возле алтаря уже начинала собираться приличная толпа. – Можно назвать им адрес в паре кварталов отсюда. Да, придется прогуляться, но зато и приедут гораздо быстрее.

*

Так как в английском языке глаголы не склоняются по полу, в устной речи не понятно, что он говорит о себе в мужском роде. Суть тут в том, что Шолотль в данный момент не пытается притворяться Кристиной, а говорит непосредственно о своем опыте.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Чего не стоит делать, когда путешествуешь один