Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Children


Children

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Children
… flowers of life?
1. Место действия
Великобритания, Лондон
Поместье Дамеров.
2. Время и погода
02.12.2002, 16:00 и далее.
За окном мороз, солнечно, безветренно.
3. Действующие лица
Аарон Дамер, Юджин Дамер, Винсент Дамер.

Обезглавить четверых оборотней разом? – Пф, бывало и больше, знаете ли.
Пойти одному против шестерых? – Никаких проблем!
Парочка разбушевавшихся ведьм? – Дайте три!
Посидеть с детьми - … ?

+1

2

Скажи Аарону кто-нибудь вот в этом возрасте, что в сорок лет, после смерти (!!!) сначала Юджина, а потом Клинта, он будет вспоминать этот и многие другие вот такие тупые дни, как одни из лучших в жизни, он ни за что бы не поверил и покрутил бы пальцем у виска. Но, по факту, так оно и было потом. Когда ему сказали, что Юджин умер он, конечно, не удивился, но... это было грустно. Потому что он помнил его вот этим вот маленьким шкетом, которого, пусть редко, привозила Мириам. Он был всегда не от мира сего, как и Винсент, но с последним, положим, это было понятно, а вот откуда взялось это вот всё в Юдже - непонятно.
Рейнольд как всегда проявил чудеса отцовской заботы и, едва поняв, что маленькие дети его раздражают, ничего лучше не придумал и отдал их на попечение Аарона, который просто-напросто не успел свинтить в закат. Дамер поймал свою любимую собаку буквально за шкирку и сказал, мол, остаёшься, следи. И уехал. Куда? Даже не сказал. Наверное куда-нибудь, где будет потише. Аарон повернулся в коридоре и посмотрел на две маленьких детских мордахи. У одного взгляд не фокусировался, второй стоял рядом и смотрел чётко на него. Повисла неловкая пауза: наверное, они слышали, что Рейнольд злился на них и, уж конечно, слышали, что теперь за ними будет приглядывать Аарон, до тех пор старавшийся максимально не отсвечивать. Юноша тяжело вздохнул и потёр лоб.
Они были совсем маленькими. Вот что с ними делать? Был бы здесь сейчас Клинт... наверняка бы он придумал чем их занять, говорил бы там с ними и всякое такое. Аарон в таких вещах не очень-то и разбирался. Он был уже одет, для того чтоб выйти, ведь, блин. Неловко потерев шею, он тяжело вздохнул и подошёл к ним ближе. Наверное, это выглядело угрожающе. Ну, для Юджина. Винсент-то не видел, слава богу, но, может, в том и был плюс: он неплохо различал как-то и по походке, и по тону голоса, и по дыханию и чёрт знает по чему ещё, что брат не злится и как бы он там не выглядел, точно огромная скала из угрюмости-ненависти-пиздеца, он не собирается причинять боль и не собирается ругаться.
Аарон присел перед ними на корточки, потому что был слишком уж их больше, и, посмотрев сначала на одного, а потом на второго, нахмурился.
- Пойдём погуляем, - сказав это, он подхватил Винсента на руки и понёс к стоявшему в коридоре стулу, усаживая его. - Юджин. Сюда подошёл.
Не оглянувшись на племянника, он просто показал рукой, мол, куда подойти (а это было слева от него), а сам начал надевать Винсу тёплые носки и ботинки. Его привычка: оставлять шерстяные носки в зимней обуви. Так как Рейнольд, таща куда-то Винсента, не озадачивался вопросами его комфорта, Аарон стал делать так и с его ботиночками. Винсенту нельзя простужаться, он и так доходяга, помрёт где-то и поди ищи его в снегу, а так малой сам мог себя утеплить. Затем он надел на Винса куртку, но пока не застёгивал, чтоб тот не вспотел. Дав Винсенту щелбан, несильный, он повернулся к Юджину и оглядел его с ног до головы, потом грубо, но не агрессивно, пощупал его одежду, так же хмурясь и, покачав головой, выпрямился.
- Ждать здесь. Не разбегаться. Принесу свитер и носки. Там холодно. Простудишься - твоя мать мне вмажет по первое число, - он погрозил племяннику пальцем. - Не будешь слушаться - Винсент скажет тебе, что будет.
С этими словами он ушёл вглубь дома, на второй этаэ, чтоб посмотреть вышеупомянутые элементы одежды. Кажется, у них с мелким примерно один размер, так что проблем возникнуть не должно.

[icon]http://funkyimg.com/i/2R7M8.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]The bitch came back[/status]

+2

3

Юджин уже большой. Юджин уже совсем взрослый и серьезный, как любила строго говорить его мать, когда шла рядом с ним к Рейнольду. Не к деду Рейнольду. Не к деду Рейни. К Рейнольду и только так. И ни в коем случае не мамочка. До мамы она снисходила, благосклонно и спокойно, собрано объясняя мальчику прописные истины.  Или говорила как себя вести.
Он вырастет таким же крутым как мама. Юджин был в этом полностью уверен, когда стоял и смотрел на высокого дядю Аарона.
Взгляд уверенный, прямой, хотя на самом деле мальчику казалось, что его душа ушла в пятки, и что сейчас этот вот самый дядя, которого он почти не знал, что-нибудь этакое сделает.
Ребенок покосился на еще одного своего родственника – Винса. Вот уж странный он. Юдж наклонил голову, по инерции засовывая палец в рот. Мама наругает, если узнает об этом. Очень сильно наругает, твердя, что он ведет себя как сопля, как противная такая сопля из носа. Во всяком случае, именно такой монолог представил себе Юджин в своей голове. Но сейчас мамы нет. А есть Винс и Аарон. И последний тоже может наругать.
Пацан быстро убрал руку, посмотрел на мужчину, с неким даже вызовом – а я ничего не делал. И вообще, я уже взрослый, вот. Правда, лучше не подходите. Пожалуйста, не надо. Вы какой-то слишком большой и страшный. На миг в детских глаза отразился испуг – он не знал, что ждать. Но он упрямо стоял и не сводил глаз: «Я взлослый! Я самый настоящий взлослый! Я выласту и стану клуче тебя, стланный, стлашный дядька». 
Ребенок шмыгнул носом и вытерся рукавом куртки. Весь его вид был театрально напускным, потому что да, ему было страшно. Потому что мужчина был гораздо больше их, и, казалось, он занимал все пространство, что само собой было не так, но приходилось постоянно держать голову вздернутой кверху, смотреть снизу. А это усиливало эффект.
Аарон спокойно мог увидеть детское опасение и недоверие в глазах Юджа. А еще какую-то мягкость, ту самую, невинную, когда дети не знают о смерти, не знают о боли. Но Юджин знал, правда ему очень не нравилось, когда мама начинала сосредоточенно объяснять их жизнь и требовать выучивания кодекса, говоря, что с возрастом он его поймет. Но ведь… но ведь феи милые. Они красивые же. Неужели за их чудесными лицами прячутся бабайки? Это вызывало в Юджине ощущение предательства. Словно внутри конфеты завернули камешек.
Когда же Аарон поднял Винса и усадил, принявшись одевать того, Юдж неловко, опасливо приблизился туда, куда ему показали. Мальчик слишком мало бывал здесь, ощущал, что ему не знакомо в этом доме и людях ничего. Чувствовал одиночество ребенка, когда мама ушла - его защита, его островок безопасности. Она оставила его с незнакомцами, которых Юджин видел очень и очень редко. Это обижало, нос снова предательски шмыгнул. Если бы Юджин был один, то он неизменно бы разревелся, но сейчас он не мог – мама строго сказала как себя вести. Она вообще строгая. А еще он пока ее любит… да и потом не забудет. Мальчик покосился на Винсента, потом обратно на дядю, когда тот подошел и бесцеремонно принялся щупать. Юджин вжался, даже зажмурился – страааашный! Но ничего такого с ним не сделали, поэтому мальчик приоткрыл глаза, и уже с детским любопытством слушал слова мужчины. Когда тот удалился, Юдж повернулся к Винсу и спросил:
- А что будет? – так, украдкой - ему сказали, он сделал. Да и самому интересно же, хоть и боязно.
[icon]https://i.postimg.cc/CMW4MNdK/image.png[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Сопля с носом и взглядом насупленного хомячка[/status]

+2

4

[float=left]http://s9.uploads.ru/t/fOVYB.jpg
[/float]Винсент любит, когда его берут на руки. Наверное, это его излюбленный момент номер два, который никак конечно не сравниться с теми, когда брат приходил к нему в комнату, чтобы выгнать все кошмары и кошмарики, и даже самые мелкие кошмарята, которые вечно прячутся под кроватью и вылезают, превращаясь в настоящие полноценные сны, наполненные самыми страшными моментами дня: резко залаявшая собака, плохое слово от отца, чувство вины за что-то не совсем осознанное. Это было самое ценное, но и в руках были неимоверные плюсы.Когда тебя поднимают на руки, то ты моментально исчезаешь из одного места и появляешься в совершенно и абсолютно другом, проделав долгий путь по неимоверно большому дому. Маленький Дамер до сих пор не догадался насколько он огромный и есть ли у него конец, но казался тот по правде бесконечным. Столько помещений куда ему не доведено заходить, хранящие свои загадки и странные запахи. А оттуда может быть можно попасть в другие и другие, и еще. Он знал, что у них есть стены, высокие потолки, до которых не дотянуться руками и множество – бесчисленное множество! – разных вещей, которые можно потрогать, пощупать и изучить. Правда за это его вновь обыкновенно ругали. Но он все равно делал это украдкой, не умея себя сдерживать от этого любопытства и желания – изучить.
Когда Аарон нес его на руках, Винсент чувствовал родной запах, тепло и еще как его собственное сердце стучит в груди от волнения, хотя между тем, именно так и именно здесь ему было спокойнее всего на свете. Даже забравшись с головой под одеяло и свернувшись комочком не было так комфортно и безопасно, как здесь. Пусть Аарон иногда бывал очень груб и говорил всякие не очень вещи, от которых Винсенту хотелось плакать, но от него он не ощущал никакой опасности. И перед ним никогда не было стыдно, как перед Клинтом или Папой, например. Даже перед его собаками было как-то стыдновато – он никогда не замечал их и частенько наступал то на хвост, то на лапы, а то и вовсе спотыкался об них и падал. Но так вообще Винсент редко передвигался по дому самостоятельно – его комната была на втором этаже и он никогда не смог бы перебороть лестницу.
Вот и сейчас, когда Аарон подхватил его и понес вниз, Винсент никак не был против. Он все это время просто сидел на кровати, переставляя про себя словечки. Собака – акабос – босака – саакосб – косбаас. Дверь – ревдь- дервь – рдевь. Аарон – нораА – ранАо – Анроа. Ничего необычного, так что он был готов к разнообразного рода приключениям! Его отнесли на первый этаж и поставив рядом с еще каким-то живым существом, стали слушать указания папы. Тот правда быстро ушел, зато появилось осознание – рядом Юджин, такой же маленький мальчик, как и он. Ну, судя по глупым вопросам конечно же младше. Наконец-то Винсент был старше! По крайней мере он искренне на это надеялся. Он сейчас покажет ему, что он умеет и как ловко со всем справляется.
Уже одетый, он подтянул ноги к себе на стул и поднялся.
- Ну, ты что, не знаешь? – сказал Винсент, гордо стоя на стуле и смотря при этом совсем не на Юджина, а вперед, прямо перед собой. – Если не будешь слушаться, то тебя вкинут за окно, ты заболеешь и умрешь! – Винс резко присел, сохраняя отлично при этом равновесие и сжал пальцами маленькие ботиночки. Продолжил он уже шепотом, правда говорил перед собой, а Юджин был справа. – Ты не переживай, такого еще не было никада.
Стул под ногами качнулся и Дамер замер. Следующий качек был спровоцирован уже им. Заинтригованный и заинтересованный, мальчик качнулся чуть сильнее, еще сильнее и абсолютно не успел среагировать, когда задние ножки вдруг чиркнулись об пол и Дамер повалился вперед, на пол, ударяясь носом и подбородком об пол, да еще получая злосчастным стулом по пяткам. Ошеломительный грохот сменился абсолютной тишиной. Винсент не старался подняться, он замер, сжался и остался лежать на том же месте, где упал. Через пару секунд, он закряхтел, усиленно засопел и заплакал. Без особых звуков, просто тихим шмыганьем и легким стоном.

[nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Маленькая вечно кряхтящая о чем-то личинка[/status]

+2

5

Аарон довольно быстро нашёл свитер и носки и уже спускался вниз, когда услышал это. Этот звук падения, который не предвещал ничего хорошего ни ему, ни этим двоим. Он замер на лестнице, держа в руках маленькие вот эти шмоточки и закрыл глаза, шумно дыша, как готовящийся боднуть бык. Ну сука. Ну блядь. Ну вот он начал реветь, этот звук ни с чем не спутаешь, этот звук он знал издалека и слишком хорошо. Ну ёпт. Ну блядь.
Молодой человек услышал скрип собственных зубов и продолжил спускаться чуть быстрее, чем до этого. Без лишних телодвижений, он устремился к мелким чепыздрикам. Самое хуёвое в этой ситуации, что дети, сука, существа такие, компанейские на хуй. Один заревел, второй может начать просто за компанию. Заебись, между прочим. Аарон, подойдя к ним, отложил вещи в сторону и снова взял Винсента на руки, отодвинув его, держа прям как Симбу, только лицом к себе. Он легонько тряхнул его. Никаких у него травм не было, просто шмякнулся, вместе со стулом. Вот же неженка, ну что с ним делать?
- Ну-ка цыц, - он нахмурился, а потом прижал его к себе одной рукой. - Ну всё, ну чё ты начинаешь...
Аарон легко поставил стул обратно ногой, другой рукой взял свитер для Юджина.
- Так, ты, - обратился он ко второму малявке, - руки вверх поднял. Вот так.
Это было нелегко, но он сумел натянуть на Юджина свитер, продолжая одной рукой прижимать к себе Винсента. Тот успокоится быстро, пока висит мартышкой, это он уже знал: проверено временем и опытами с другими рыданиями. Затем Дамер, всё такой же хмурый и недовольный абсолютно всем, надел на Юджина куртку, пока, опять же, не застёгивая.
- Так, - он опустил Винсента на пол рядом с племянником и сел перед ними на колени. - Не делайте глупые вещи.
Он погрозил Юджину пальцем, зная и так, что в его голосе Винсент поймёт, что это важное указание, которое нужно принять к сведению, а затем стал застёгивать сначала племянника, а потом брата. Делал он это сосредоточенно и, на сей раз, очень аккуратно, проверяя, чтоб у них всё было закрыто и нигде им ничего не жало. Затем на обоих надел шапочки, шарфики, варежки. Взял носки и, чуть приподняв Юджина и закинув его себе на плечо наполовину, надел их на него, после - надел и ботинки. Поставил, стал завязывать шнурки. Его забота была странной: вроде бы как, он действовал довольно резко, но он во всём был внимателен и у этого были причины. Он действительно не хотел, чтобы дети заболели. Как минимум потому, что возиться потом с ними муторно и напряжно, плюс Мириам будет бузить, что сына ей не уберегли, но, самое главное, потому, что они его родственники, они Дамеры. Он должен защищать их всех, от болезней, от существ, от злых людей...и иногда от Рейнольда, если по-честному. Аарон проверил их одёжку ещё раз, от ботинок до шапок.
- Не шевелиться, - скомандовал он, выпрямляясь.
Юноша надел шапку, быстро влез в свои ботинки и зашнуровал их, а потом взял обоих шкетов на руки. Одного усадил на одном сгибе локтя, другого - на другом. Ногой пнул дверь, та открылась и они вышли на улицу. Причина у этого была проста: на крыльце было довольно скользко для этих козявок, которые ещё не научились нормально стоять, не то что ходить. Расшибутся ещё, вот уж будет классно. Спустив их с веранды, он поставил обоих на снег подле себя и взял каждого за руку. Из-за того, что Аарон выглядел старше своих лет и очень уж по-взрослому был серьёзен, он вполне мог бы сойти за отца обоих мальчиков и, наверное, завидь их кто-нибудь, он бы так и подумал.
Дамер вывел малышню на задний двор. Там был чистый и нетронутый снег, а высокий забор закрывал их от посторонних глаз и опасностей, что таились за его пределами. Пусть вот здесь и гуляют. Одного Винсента он бы, может, и свозил куда-нибудь, но двоих точно нет. Дети - это цветы жизни на могиле родителей, как он слышал, а он пока в могилу не собирался. Посмотрев сначала на одного, а потом на другого, он осознал, что никакого особенного досуга им не придумал. Он выпустил их крошечные ладони из рук и опустился на корточки. Проверил снег. Липкий. Уже неплохо. Насколько ему было известно, дети любят делать всякую херь из снега: он видел это в фильмах и в чужих дворах. Жаль, что придётся всё сломать к приезду Рейнольда, но так будет им всем лучше. Не учить же их стрельбе или ещё чему-то такому? Хотя, можно покидаться снегом, например. Помочь Юджину поработать над точностью... да чёрт, какая на хуй точность? Одного Юджина можно было бы, но здесь Винсент, который не сможет так делать. Значит, спектр развлечений ограничивается только этим.
- Вы знаете, что из снега можно делать всякие штуки? - спросил он у них, глядя то на одного, то на другого. - Это называется лепить снеговиков. Типа как статуи. Только из снега.
Он взял руки Винсента и положил ему в ладони снег, начав лепить круглый снежок его руками, показывая таким образом и зрячему Юджину о чём он, и незрячему Винсу поясняя как это делается. Он как-то раз строил "снеговика". Это было, если точнее, убежище из снега, когда ему пришлось три дня ночевать в лесу, чтоб выследить фей. Он сделал его большим и даже смог разжечь там костёр и заночевать. Это было даже...прикольно. Сам процесс постройки убежища.
- Если вы двое не будете никому болтать, что мы делали, то мы можем построить снеговика. Но если вы скажете, будет плохо всем нам. Не скажете же? Даже матери твоей нельзя, Юджин. И Клинту нельзя, Винсент. Никому. Вообще.
Если бы Рейнольд увидел, как он обращается с ними, как с нормальными, обычными детьми, то он бы очень крепко отмутузил Аарона. Может быть, Винсент мог это понять уже...а может и нет. Аарон полагал, что младший слышал, как Рейнольд его бил. С каким звуком.
- Договор?



[icon]http://funkyimg.com/i/2R7M8.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]The bitch came back[/status]

+2

6

Мальчик не смотрел на Юджа, мальчик совсем не смотрел на него, но поднялся на стуле и начал говорить. Пожалуй, хорошо, что Винсент не видит, иначе Юджину пришлось скрывать то, как он испугался. «Не надо меня в окно», - робко билась мысль. Мальчик топтался, как-то неуверенно, и совершенно не ожидал дальнейшего падения Винсента. Первую секунду Юджин стоял, смотрел, а потом заревел. От страха, от чужой боли, ведь так падать – больно. Ему было страшно, что его выкинут в окно, потому что он ничего не сделал, но он ведь не мог! Все, теперь точно мама будет недовольна. Юджин так сильно испугался, что не догадался даже подойти, когда в помещение вошел дядя. Юджин на автомате попятился, но когда ему сказали замолчать, он почти даже сумел. только всхлипывал, да самые настоящие слезы бежали из глаз. Именно градинами, как у ревущих детей. Он их глотал, все-таки спросив:
- Винсенту больно, да? – в его детском тоненьком голоске слышалось самое настоящее сопереживание, которое он не умел скрывать. потому что падать больно, потому что падать неприятно, а Юджин не любил подобного и боялся. Он неумело потер глаза, стараясь убрать слезы своими детскими ручками. А потом последовал приказ, который Юджин даже понимал. Мама не так говорила, но очень похоже. Мальчишка вытянулся по стойке смирно с возведенными к потолку руками. Свитер был колючий, голова инстинктивно дергалась, пытаясь избежать прикосновений шерсти к лицу, носу, щекам. Юджин сморщился, но в итоге одежда была напялена, а сам мальчишка крайне обиженно посмотрел на Аарона. Ну и зачем он это делает? Он же и так нормально был! Вот и так тепло,  а сейчас жаааарко.
Мальчик растеряно посмотрел на Винсента, не решаясь еще что-то спрашивать, но явно беспокоясь насколько сильно ударился тот. Потом перевел растерянный взгляд на Аарона. Обычно Юдж одевался сам. Долго, нудно, под взглядом матери, а тут… он вообще-то умел одеваться, но не решился об этом сказать. Мало ли. Юджин с любопытством стал наклоняться, следить за каждым грубым движением своего дяди. Что происходит? Что он сделал не так, почему его считают таким слабым? На приказ замереть, Юдж снова выпрямился, только настороженными глазами следя за действиями.
А когда его подхватили на руки, так вообще удивленно крякнул, потому что ну вот что это такое! Мама всегда, всегда водила его за собой, не беря на руки – он же большой, он ее надежда! А тут, как маляяяявку! Несправедливо, хоть и приятно. Поэтому Юдж выглядел сейчас как надутый воробушек, одновременно обрадованный, и в то же время расстроенный, когда его отпустили в снег.
При словах о снеге и что с ним можно делать, Юджин смотрел на Аарона растерянно, наклонив голову и нахмурив бровки, словно пытался понять что-то. Например, что он сделал не так, и что будет теперь дальше.
- Убилать? – предположил Юджин. Буква «р» ему не давалась, от чего мама еще больше злилась. Он старался, он правда старался, но почему-то глупая буква до сих пор не хотела ему поддаваться, - а она будет двигаться? А зачем?
Снеговик? Статуя? Это было странно и очень, очень интересно. Взгляд стал любопытным, из него начала исчезать настороженность и недоверие. Ему действительно было интересно понять, а  зачем это вот вообще все? Что получится в итоге?
- А что делать потом будем? – он спрашивал с задумчивой сосредоточенностью, переводя взгляд со снега на Винсента, а потом и на Аарона. Тот предупредил, что говорить нельзя, и Юджин мелко-мелко затряс головой. Он понимал, что такое маме не расскажет никогда, потому что мама его не поймет. А еще… потому что его никогда не пустят сюда. И он не увидит Винса. Поэтому нет, он будет молчать. Вот только – что делать дальше?
[icon]https://i.postimg.cc/CMW4MNdK/image.png[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Сопля с носом и взглядом насупленного хомячка[/status]

+1

7

Стоило Аарону соскрести Винсента и поднять его над полом, слегка встряхнув, как тот вообще перестал воспроизводить какие-либо звуки. Плач, шмыганье, кряхтение – все замолкло, даже слезы остановились, уступив место подозревательному дыханию. Это такое дыхание, когда никто не должен понять, что ты вообще дышишь. Мальчик овладел этим искусством в совершенстве и про себя называл это просто «замереть». Потому что шевелится он тоже как-то по инерции переставал – как оставь, так и будет лежать\сидеть, не меняя позы. Это конечно было несколько затруднительно, потому что руки и ноги начинали болеть через какое-то время, но чем больше и чаще он пытался, чем дольше получалось терпеть - нет предела совершенству. Со стороны выглядело, точно какой-то мелкий зверек отчаянно притворяется мертвым, но его выдает часто опускающееся и вздымающееся пушистое пузико. Сделал он сейчас так, чтобы не спугнуть момент. Винсента перестало заботить, что там вокруг происходит, он просто уткнулся носом в подмышку брата и, состыковавшись щекой с его одеждой, расслабился, не держась самостоятельно. Он полностью доверял Аарону, зная, что пока тот держит, с полом вновь встретиться шансов нет. Да и вообще, пока тот держит, все нипочем. Его руки надежно защищают от любых ужасов этого мира, которые могут навредить Винсенту. Да, конечно, иногда он делает что-то не то. Он конечно еще точно не определил, что именно, но обязательно все исправит и будет делать верно, чтобы его не ругали и не наказывали. Без единой ошибочки! А руки брата всегда защитят. От громких звуков, от ужаса, который завелся в нем, как саранча в поле и медленно рос. Потому что Аарон самый-самый сильный. Клинт тоже самый-самый сильный, но он это очень глубоко скрывал и реже давал знать о таком своему младшему брату. В глубине души, мальчик все еще не мог понять кто сильнее. Но они все были такими, каким он обязательно будет потом! И им будут гордиться, как он гордится своими братьями. Он иногда строил планы, думал, что там будет, когда он вырастит таким же большим, сильным и вообще… Будет тоже защищать братьев, когда станет их старше.
Переполненный чувством хорошести, прекрасности, любви, доброты и ромашек, почти светящийся, как надежно отполированный таз, Винсент стоял и добросовестно ждал, пока его экипируют, запоминая последовательность, нужные элементы и всякие прочие мелочи. «Не шевелиться!» и Дамер тут же задержал дыхание, приподняв плечи и слегка разведя руки в стороны. Он настолько старался, что дышать на всякий случай тоже перестал и держал дыхание в себе упорно, до того момента, пока Аарон не поднял их с Юджином на руки и не вышел на улицу. Нос тут же защипало от холода. Щеки конечно тоже, но нос сильнее.. Да еще глаза заслезились от чего Винсент начал часто моргать. Но Дамера все устраивало. Все было прекрасно.  Зима – хорошее время года. Как и весна, и лето. И осень тоже. Мальчик не определился, какое время года ему нравится больше, ведь везде были причины их любить. Например зимой это снег, а еще потребность заесть под одеяло и согреться. Когда укрываешься им с головой, создается впечатление, что ты отделяешься от всего мира, попадая в свой личный укромный уголок. И там никто и ничто тебе не помешает и не найдет тебя, пока ты сам этого не захочешь.
Его приземлили и он остался стоять, как был, даже не думая хоть чуть двинуться в сторону. Конечно мальчик предполагал, что рядом нет никаких препятствий, но передвигался все еще очень неуверенно.
Брат стал рассказывать про снег, но как-то очень непонятно. Во-первых, Дамер еще не знал, что такое статуя и ему было трудно сделать сравнения. А во-вторых… во- вторых… Что там было во-вторых, Винсент уже не знал. Все вылетело из головы, когда ему в руки сунули снег и принялись его же ладонями эту кучку сжимать, придавая ему определенную форму. Младший никак не изменился в лице - эмоции может выражать мимикой только тот, кто их видел – однако он словно бы стал сосредоточеннее и внимательнее. Аарон во всяком случае мог это понять, не в первый раз он контактирует с Винсентом. Снег таял и капли впитывались в варежки, мальчик чувствовал это кожей, но оторваться от занятия казалось уже не возможным.
- Это будет самый лучший снеговик. – сомнений не оставалось. Его в отличие от Юджина не занимало вопросом, что будет дальше. Сам факт того, что они сейчас будут вместе что-то делать, уже стал всем для Винсента. И говорить кому-то об этом он не собирался. Он в принципе очень неохотно делился всем происходящим в его жизни с другими членами семьи.

+1

8

Вот вроде бы они примерно одного возраста, эти две кнопки, но какая же у них разная реакция и какие же они... ну, да, разные. Аарон думал, вообще, что все дети одинаковые, причём довольно долго он был в этом почти уверен. Потом, как-то задумавшись и проанализировав получше, он всё же пришёл к выводу, что именно с разницы в детском возрасте начинается, наверное, и разница в будущем.
Один спросил, что будет потом.
Другой ничего не спросил, просто уверенный, что они будут делать что-то хорошее.
И он не знал, что из этого лучше. Задаваться вопросами о будущем или просто делать то, что предложили. Это ж философия даже какая-то. Может, будь Аарон поумнее, он бы даже задумался сейчас над этим, но он только задался вопросом и этим ограничился, не став искать на него ответ. Парень улыбнулся. Причём, если честно, он улыбнулся очень по-доброму, мгновенно перестав походить на большого-сильного-страшного-плохого-злого. Это были какие-то мгновения, этой самой улыбки в смысле...и мгновения, когда он забыл, что помимо незрячего ребёнка тут был ещё и зрячий. Он перестал улыбаться и посмотрел на Юджина.
- Потом приготовлю поесть. Вы поедите, - сообщил он, решив не говорить, что перед этим он разрушит снеговика. - Потом спать. Думаю, постройка займёт время.
Сказав это, Дамер снова ладонями Винсента стал скатывать из снега шарик.
- Чувствуешь, как он становится больше, да? - спросил он у младшего. - Вот это и надо делать для начала. Катать шарики. Вам нужно сказать как можно больше. Тоже скатаю. Ещё больше. С тебя.
Он ткнул пальцем в нос Винсента. Не больно, но ощутимо. Потом повернул голову к Юджину.
- Пока будешь катать, рычи как оборотень. Рррррр, - он порычал не злобно, но громко. - Прям вот рычи и катай. Вот так. Ррррр.
Он и сам скатал небольшой шарик. Именно вот рыча и быстро скатывая снег. Потом посмотрел на мальчонку снова, очень серьёзно.
- Так у тебя крепкий получится. Они сильные, но ты сильнее. Думай об этом и у тебя получится хороший шарик, - он вернул внимание брату, положив руку ему на макушку и чуть развернувшись к нему корпусом. - Тебе другое задание. Старайся. Вот такое. Всегда старайся. И не врежьтесь друг в друга. Скажу, когда хватит. Обоим.
После этого, Дамер и сам принялся возиться со снежным комом вместе с ними, держась рядом, но не мешая им. Следить-то надо. У него, естественно, ком снега рос гораздо быстрее, чем у них. Его будет опорным, а у них - сверху. Посмотрим, у кого получится больше, а у кого меньше.


[icon]http://funkyimg.com/i/2R7M8.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]The bitch came back[/status]

+1

9

Юджин посмотрел на дядю с неприкрытым любопытством, удивленно и, словно пытаясь понять, а серьезно сейчас говорит этот бугай, или есть подвох. Когда Аарон принялся заниматься с Винсентом, Юджин посмотрел на свои ладони, повертел их перед глазами. В перчатках. Не удобно же! Но с другой стороны, зато тепло. Но неудобно. Мальчик насупился, переминаясь с ноги на ногу, и как-то наклонив голову. В чем смысл такого катания, маленький Дамер не понимал, но начал ощущать, как любопытство перерастает в азарт, только увидев, что у Винса под его ладонями  появляется самый настоящий кругленький ком.
- Клево, - сказал вдруг Юджин и сам испугался своей реакции. Поджал губы, но вроде бы ругать не спешили, поэтому в таком вот предплаксивом состоянии находился недолго. Всего-то минуту не больше. А вот установка от дяди заставила вздернуть нос, а затем, сдувшись, буркнуть:
- Я не умею, - шмыгнул носом. Было обидно, что он и так получал от мамы укорительные взгляды и ворчание, что сын отстает в развитии речи, так и тут в это носом тыкают. Вытер сопливый нос рукавом куртки, и все-таки попытался собрать в свои ладони горсть снега, но наклонился слишком сильно, что мальчишку повело. Юджин начал балансировать на ногах и все-таки грохнулся на пятую точку, оказываясь по пояс в этом самом снегу – удачно попал. Ошарашенно уставился перед собой, а потом начал сгребать вокруг себя огромные комы снега, приговаривая:
- Но я все лавно сильный! Даже не лыча, - он старался не смотреть на дядю и Винсента, боясь того, что если поднимет глаза, то те начнут смеяться. Он загребал все больше и больше, а затем принялся ладонями утрамбовывать в кучку. Получилась гора. Все лучше, чем ничего, подумал Юджин, а затем попытался отсоединить эту горку. В принципе, у него получилось, и мальчик попытался подняться, опираясь на довольно плотный бесформенный комок. Одна рука прошла чуть вниз, еще больше сдавливая снег.
- Ой, - буркнул Дамер, но все-таки устоял. Критически осмотрел неровные острые края недопирамиды, и решил, что сойдет. Посмотрел на дядю, на Винсента и даже подуспокоился, а в глазенках появилось желание все-таки не отстать от родственников. Юдж принялся катать этот комок, с искрящейся какой-то радостью, затаенной глубоко внутри, но прорывающейся детской улыбкой наружу, отмечая, что на него очень хорошо налипает снег. Мальчик делал все очень и очень сосредоточенно. словно пытался привести к идеалу. Хмурился, когда видел, что на одной стороне кома снега больше, а на другом меньше. В какой-то момент дело пошло на лад, и вот Юдж услышал, что сам смеется, когда толкает довольно приличный ком и тот катится вперед. Бежит за ним вслед, хохоча и выкрикивая:
- Я оболотень и я тебя укушу, мистел снеговик! И ты станешь снеговиком-оболотнем и за тобой плидут стлогие и стлашные мы! А ты сплячешься и никогда тебя не найдут! – он совершенно забылся, полной детской радости, видя как ком становится даже больше него. В какой-то момент Юджин просто не успел среагировать своими детскими рефлексами, бежал следом за своей работой, еще не понимая, что работа летит прямиком на дядю.
[icon]https://i.postimg.cc/CMW4MNdK/image.png[/icon][nick]Юджин Дамер[/nick][status] Сопля с носом и взглядом насупленного хомячка[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Children