Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Fitness Madness


Fitness Madness

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Fitness Madness
http://s5.uploads.ru/sXKL2.png
1. Место действия
Торговый "Palisades Center", Нью-Йорк, США.
2. Время и погода
24 мая 2019 года, 1 p.m.; пасмурно, t воздуха ~ 17 градусов по Цельсию.
3. Действующие лица
Сунь Укун (в главной роли), Сюаньцзан, Кучисаке-онна.

Душераздирающая история о том, как ничего не подозревающие Сюаньцзан-кун и Кучисаке-тян отправились на фитнес только для того, чтобы выяснить: тренер внезапно может оказаться Сунь Укуном, а желающие похудеть дамы - страшнее террористов.

[icon]http://s8.uploads.ru/drJLQ.png[/icon]

Отредактировано Xuanzang (2019-03-03 22:12:17)

+2

2

Что нужно для идеального дня? Естественно, быть идеалом. Укун идеалом был, что приводило к тому, что каждый его день был идеальным! Просто идеальный не всегда значит хороший. Бывали и идеально плохие дни. Но точно не сегодня! Нет-нет, не сегодня, ведь сегодня он будет блистать!
Собственно, для того, чтобы блистать, пришлось проснуться аж в девять утра. Потому что плотный завтрак, укладка волос, выбор одежды, макияж и суровое решение не надевать на себя половину шкатулки с украшениями это времязатратно! Но иначе никак, потому что сегодня он не просто шел на работу, чтобы там полностью отдаться спортивным упражнениям, а потом упросить администратор пустить его повисеть на пилоне вверх ногами, нет! Сегодня его пригласили как лучше, ну или свободного, тренера в большой ТЦ, чтобы он там провел массовые занятия. Самые легкие, буквально разминочные, потому что там будет много людей с улицы, но зато масштабные! Ради этого он вчера нашел много музыки, купил новые легинсы и передумал краситься в розовый. Потому что нельзя превращать занятие в мордобой с криками о предположении сексуальной ориентации по цвету волос. Поэтому нужно продолжать оставаться стандартным блондином.
Из дома он выскочил где-то за час, решив наполниться сегодня мудростью пунктуальности. Не то чтобы до ТЦ было далеко, да и пару раз он уже давал там занятия, только в более скромных залах и просто как приглашенный тренер. Оттого сегодня было слегка волнительно. Ну, ничего, ему не привыкать справляться с  большой толпой народу. Правда, тогда их можно было бить. Сейчас уже нельзя.
Зал, большой, человек на сто точно, с кучей разноцветных ковриков в углу, большими колонками, зеркальной стеной и проигрывателем. В общем, как всегда. И пока что никого, что явно плюс, если хочешь казаться сам себе пунктуальным. Можно неспешно догрызть свой ядерно-клубничный чупа-чупс, переодеть кроссовки, свалить рюкзак с вещами в угол, включить музыку*... И конечно же кривляться перед зеркалами! И официально называть это разминкой.
Новые лосины цвета прелестного сине-фиолетового космоса с кучей звездочек выдерживали нагрузки неплохо. Даже шпагат смогли выдержать, что явно означало крепость материала. Большая футболка светло-персикового цвета с надписью "Я красивый и скромный" как всегда парусом висела на плечах, создавай контраст с обтянутыми узкими ногами, а из украшений были только серьги в ушах. Но даже в минимуме видна красота и изящество!
Время постепенно подходило к часу, примерно с той же скоростью, с какой Укун смог походить на руках, приняв позу вверх ногами с помощью стены и чуть не кувыркнувшись вперед. Вот-вот должны были начать приходить самые пунктуальные. Ну или нетерпеливые.

*

[icon]https://d.radikal.ru/d35/1806/49/087fd2c69169.png[/icon][status]Настолько притягателен, что приманиваю с другого конца света[/status]

+2

3

На фитнес хотела пойти Гинко - по крайней мере, именно в этом убеждал себя Сюаньцзан. Другой причины, по которой они пришли в зал, набитый битком разновозрастными людьми, он не видел. Ну а раз Гинко захотела на тренировку, то у него просто выбора не было, так? Так!
Сняв с себя всю ответственность, Сюаньцзан немного успокоился и сбросил рюкзак у стены. Осмотрел просторное помещение, которое продолжало быстро заполняться посетителями и с каждой минутой становилось всё менее просторным. На самом деле, всё было не так уж и плохо, китаец привычно драматизировал, как того и требовала загадочная восточная душа. Спорт Монах любил, от физических упражнений не уклонялся ни в Японии, ни в США, куда фэйблы прилетели на стажировку. Он просто стихийное скопление народа не жаловал. К тому же, американцы - это не вежливые японцы, которые не посмеют нарушить личное пространство соседа даже при условии, что у них самих места для манёвра почти не остаётся. Сюаньцзан был уверен, что в середине этого так называемого мастер-класса кто-нибудь непременно положит ногу ему на голову и даже не извинится, и заранее смирился с этой несправедливостью.
Тренер, конечно, уже был на месте. Пёстро одетый, вертлявый, беспокойный, будто и секунды не мог постоять смирно. Человек-мельница. Ну что ж, у каждого свои недостатки, и этот недостаток Сюаньцзан тренеру великодушно простил.
- Он мне кого-то напоминает, - сказал он по-японски, наклоняясь к Гинко, которая уже расстелила гимнастический коврик по левую руку от сюзерена. - Вот только всё не пойму кого. Быть может...
Договорить ему не дали. Пыльный коврик обрушился на Монаха с правой стороны, и на мгновение Сюаньцзан потерял дар речи и возможность видеть. Он приготовился к невоспитанным выходкам, но не вот так же сразу! Запахло перегаром, коврик медленно сполз с головы китайца, и красноносый приземистый мужик поднял руки в извиняющемся жесте:
- Сорян, чувак!
- Будьте осторожнее, любезнейший.
- Чё?! - мгновенно набычился мужик. Алкоголика в нём выдавали запах, синий в прожилках нос и привычка видеть наезд во всех непонятных ему фразах.
- Смотри, куда барахло кидаешь, - с буддийским спокойствием "перевёл" Сюаньцзан и снова повернулся к Гинко. Алкаш попыхтел ещё немного, а потом махнул пришедшей с ним женщине рукой:
- Эй, Джуди, топай сюда, я нам местечко занял.
- Повезло... - уголки губ Монаха презрительно дрогнули, но это увидела только одна Кучисаке-онна. А потом начался мастер-класс.
Алкаш оказался проблемным соседом. Он пыхтел, пытаясь повторять движения за тренером, но проблема была в том, что тренер был очень фитнес, а вот алкаш - не очень. И с каждой новой попыткой приобщиться к ритуалам адептов ЗОЖ алкаш терял терпение.
- Ты б помог, мля! - рявкнул он, обращаясь к тренеру. - Видишь же, что корячимся. Как следует покажи, что ли, а то ж ничё не гнётся ни хрена.[icon]http://s8.uploads.ru/drJLQ.png[/icon]

Отредактировано Xuanzang (2019-03-04 07:17:29)

+2

4

[icon]http://sd.uploads.ru/t/Mw2CI.png[/icon][status]Антигейша[/status]
Гинко была готова провалиться сквозь землю, нет даже глубже – в саму страну Ёми, хотя была уверена, что там появляться все же не стоит, ибо и там ее поднимут на смех. Как она, предусматривающая все до последней мелочи, могла так оплошать и превратить развлечение для господина в пытку?
Она нашла это массовое занятие в ленте событий Нью-Йорка и решила, что это будет неплохим времяпрепровождением. Гинко  почитала про саму площадку, где будет проходить занятие и решила, что она вполне подходит. Тренер указан не был, наверно, этот вопрос еще решался в самом фитнес-клубе, который его предоставит и который имел неплохие отзывы.
Поначалу все было хорошо. Но потом зал стал заполняться народом, которого было больше, чем ожидала Гинко. А еще она не учла менталитет здешних любителей спорта, не отличавшихся деликатностью, а уж выходка их новоявленного соседа и вовсе заставила ее острее чувствовать вину, вместе с гневом. Интересно, сколько чар можно будет выкачать из этого невежи, посмевшего уронить на господина коврик? Курс обмена сейчас хороший, а Сюаньцзану как раз нужен новый телефон… Гинко насладилась мстительным желанием, которому, увы, не суждено сбыться. Они обещали японскому СФ, что никаких проблем в чужой стране не доставят. Сюаньцзана выпустили без страны проблем, а вот ей вновь пришлось доказывать то, что она не кровожадный маньяк с ножницами и комплексами на счет собственной внешности. Это раздражало. Годы работы парамедиком, бесчисленные спасенные жизни, безупречная репутация в людском обществе все равно не помогали ей избавиться от клейма собственного прошлого. Так что она будет вести себя как примерный фейбл, чтобы не создавать проблем господину, который сейчас был крайне недоволен соседством с проблемным мужчиной. Гинко даже подумала предложить поменяться местами, но вовремя опомнилась, поскольку предложение разместить вместо себя женщину подле столь вульгарного выпивохи, не желая находиться с ним рядом, оскорбит ее благородного Монаха.
Когда зазвучала музыка, Гинко решила отвлечься от самобичевания и сосредоточится на тренировке. А после она обязательно найдет способ вернуть Монаха в состояние душевного равновесия… Может, сводить его в китайский ресторан, где можно будет насладиться чайной церемонией?   
Тренер не представился, но крайне своеобразно всех поприветствовал:
- Здрасьте здрасьте, можете звать меня красавчиком, можете тренером, вообще как угодно называйте, главное подчеркните мои достоинства, а не недостатки.
Правда, Гинко, как и шумные девушки в первых рядах, знала что это загадочный S.W., его фотография была размещена на странице сайта фитнес-клуба. Он походил на китайца и, скорее всего, выбрал себе звучный псевдоним, чтобы американцы не ломали язык об его непривычное их слуху имя или не коверкали своим примитивным английским. Он был одним из главных героев отзывов. Правда, о его профессионализме информации было мало, большая часть отзывов была о том, что он котик, лапочка, зайка и что все хотят от него детей. Кучисаке их мнение не разделяла. Она бы предпочла другого тренера, менее броско выглядящего, но не ей делать выводы о ком-то, исходя из внешности.
S.W. в жизни был достаточно… симпатичным. Если бы он еще не кривлялся… Красивым Гинко его бы не назвала, потому что в эталон мужской красоты был возведен Сюаньцзан, и еще ни одному мужчине не удалось к нему приблизится.
Но она не могла не заметить подготовку и завораживающую пластичность тренера. Жаль те легкомысленные девицы обращали внимание лишь на смазливое лицо и подтянутую фигуру. Тренер подбадривал своих учеников, отпускал шутливые комплименты и не упускал возможности сделать то, что начинающим явно не под силу. Он наслаждался своей работой и был явно избалован вниманием, он купался в нем и наслаждался каждым мгновением. Как бы она хотела, чтобы однажды ее господина признали за его заслуги, и он тоже мог вкусить заслуженной славы…
Пожалуй, излишнее позерство и то, что тренер постоянно гримасничал как мартышка, было единственным, что не устраивало Кучисаке. Она посмотрела на Сюаньцзана, чтобы, вглядываясь в его спокойное лицо отдохнуть от ужимок тренера, и увидела, что господин предельно сосредоточен, но кое-что в его прищуре ей не понравилось. Это было соперничество? Или же что-то другое? Перед занятием он сказал, что тренер кого-то напомнил ему…
Тут дал о себе знать беспокойный сосед. Гинко возвела глаза к небу, словно вопрошая, за что им это? В тоже время ей было интересно, как тренер разберется с этой проблемой? Лицо Сюаньцзана стало еще более недовольным.
- Вы сказали, что он вам кого-то напоминает? – сказала Кучисаке, желая отвлечь сюзерена.- Может ли так статься, что он не человек? Что-то в его движениях…  И еще он постоянно гримасничает, как об…
Гинко остановилась на полуслове. Ее прошиб холодный пот от ужасной догадки. S.W. … Нет, нет, этого быть не могло! Они на другом конце земного шара в огромном многомиллионном городе! Тренер не мог быть тем, о ком она подумала. Потому что, если это он, то значит боги вновь жестоко подшутили над ней и одной только чайной церемонией господина будет не успокоить…  Интересно, она успеет эвакуировать людей, прежде чем от торгового центра не останется камня на камне?

реплика придумана Сунь Укуном

Отредактировано Kuchisake onna (2019-03-16 23:12:17)

+2

5

Что может быть лучше полного одиночества в зале с зеркалами? Конечно, куча людей в зале с зеркалами! Большая-большая куча, такой разноцветный муравейник разных полов и возрастов, рас, цветов, количества прыщей на лбу и высокопарности, и все такое. Укун не был из тех, кто боится толпы и сторонится ее. Он вообще был насквозь неправильным азиатом - не извинялся, бегал в толпе народа, был плох в математике и не уважал никого за просто так. Но, может, за то и был так любим всеми. Все-таки, всем хочется немного бунтарства.
Все начали, естественно, с разминки под, естественно, японскую песню. Сначала попрыгали, потом потянулись, потом даже немного подвигались, изображая бег. Ну а Укун просто побегал вприпрыжку, пытаясь подбодрить самых скромных на задних рядах. Люди отвечали скромным "Да, семпай" и заставляли улыбаться. Все-таки скромняжки до жути милые.
После разминки самое время для упражнений. Простеньких, легких, что-то из того, что Укун сам для себя часто осложнял пунктами вроде "выполни это в воздухе", "сделай это на пилоне вверх ногами" и "а во время сальто слабо?", но для первого и вводного занятия среди такого количества людей непонятной степени подготовки - самое то. Например, потянуться назад, попытавшись коснуться ладонями обратной стороны своих коленей (ладно, получилось только у него), коснуться ладоней пола, не сгибая ног (а вот тут уже больше успешных личностей) и половинчатый шпагат. Собственно, во время прелестного шпагатика, который отдаленно походил на какое-то мероприятие по воздаянию почестей неизвестному божеству где-то в потолке, из ориентировочной середины зала донеслись недовольные звуки. А быть недовольным Королем можно только особо установленным личностям.
- Ну, смотрите внимательно! Одну ногу вы в согнутом виде ставите перед собой, а другую тянете назад так сильно, как сможете. Как будто делаете предложение своей девушке!- он подмигнул, показывая пальцами корейский знак "сердца". Но мужчину это не удовлетворило. Более того, его лицо скривилось в выражении, будто под нос ему насыпали солидную кучу... химикатов. Очень вонючих химикатов. Пришлось закатить глаза и подойти к негодующим.
Вблизи недовольные фитнесом оказались еще противнее и вреднее, чем издалека. И если женщина молчала, предпочитая делать вид, что она тут вовсе не находится, то вот мужик явно планировал развлечение. В своем стиле, естественно.
- У вас одежда неподходящая, вот и не получается,- развел Укун руками, как бы говоря, что джинсы или их подобие это хорошо, конечно, но явно не для фитнеса.
- А у вас просто ступня стоит в неправильном упоре,- он повернулся к женщине, садясь рядом с ней на корточки и насильно поворачивая ногу в упоре, заставляя ступню встать параллельно всему телу, а не косо.- И держите спину прямее, это поддержит равновесие.
Ему пришлось обойти женщину, вставая сзади нее и ладонями выпрямлять ей плечи, надавливая большими пальцами на позвоночник, одновременно легко нажимая плечами, чтобы участница немного просела, раскачиваясь в типичном движении подготовки к шпагату. Обычная практика помощи тренера человеку, который не привык или боится. И даже женщина вроде удивленно пробормотала что-то типа "Ой, а так и правда легче". Но понравилось это не всем.
- Ты че мою телку лапаешь?!- взвинтился обладатель не тех штанов с полоборота. Как будто только и ждал подобного момента. Хотя, оно может так и есть.
- Извинити?- Укун посмотрел на мужика с силой как минимум трехста "ИУ, ДУШЕЧКА МОЯ" во взгляде. Даже глазки немного округлил, приподнимая идеально выщипанные брови. Лицо мужика сразу из гневного стало брезгливым и, поджав губы, он процедил сквозь зубы
- Педик.
- Приятно познакомиться, я Укун!- радостно ответил Обезьян и, показав знак мира, радостно упрыгал прочь. Точнее, почти упрыгал, но тут его не на чем конкретно не сфокусированный взгляд остановился на бедном соседе неуравновешанного мужика. Высокий азиат, а рядом с ним стандартного роста девушка. Хотя, наверное, правильно сказать женщина. Да, явно старше Укуна, даже как-то вымотаннее, серьезнее.
И лицо мужчины. Очень знакомое. Буквально до боли в висках знакомое.
- Ха... Верь я в перерождения, сказал бы, что ты точно реинкарнация одного моего знакомого, красавчик.

[icon]https://d.radikal.ru/d35/1806/49/087fd2c69169.png[/icon][status]Настолько притягателен, что приманиваю с другого конца света[/status]

+2

6

Наверное, стоило уйти сразу, как обнаружилось неприятное соседство, но Сюаньцзан решил потерпеть. Терпение у него было натренированное. Можно даже сказать, выдрессированное - сначала молитвенными практиками, потом путешествием в компании несносной обезьяны и горстки учеников, каждый из которых был если не оборотень, то болван. "Что мне какой-то пьяница, - самонадеянно решил Монах. - Терпел же я Укуна, потерплю и столь незначительную помеху".
"Помеха" со своей незначительностью была категорически не согласна. Мужик отчаянно нарывался на скандал, сначала якобы случайно попинав соседей грязными кроссовками, а потом обругав подошедшего помочь тренера. Сюаньцзан с каменным лицом отодвинулся поближе к Гинко, чтобы выяснение чужих отношений не зацепило его даже по касательной. Не вышло.
Не только тренер показался Монаху знакомым. Сам Монах тоже вызывал у фитнес-гуру смутные ассоциации с кем-то знакомым. Впрочем, стоило загадочному S.W. обратиться к китайцу, упомянув "реинкарнацию" и "красавчика", как Сюаньцзана озарило. У него даже спину от ярости заклинило - так он разозлился. С полуоборота, мгновенно, как не злился уже лет сорок. Или даже пятьдесят. Пришлось подождать пару секунд, прежде чем Сюаньцзан смог разогнуться с невозмутимым видом, который никого бы не обманул: воздух вокруг разве что не потрескивал. И жилка бешено забилась на виске.
- К моему глубочайшему сожалению,  - сообщил он по-китайски, тщательно выдерживая похоронно-вежливую интонацию, - встречу с реинкарнацией придётся отложить. Потому что здесь именно я. И жаль, что здесь, а не за десять тысяч ли. Годы не добавили тебе ни ума, ни почтительности, и одет ты всё так же... - Сюаньцзан позволил себе короткую, но очень красноречивую улыбку, - приметно. Познакомься, Гинко-сан, это знаменитый Царь Обезьян, мой старший ученик.
Хотя Монах заставил себя улыбнуться, Кучисаке видела, как он зол: уж слишком хорошо его изучила. Смотреть надо было не на улыбку, а в глаза, потому что взгляд говорил: "Во имя Будды и всемилостивой Гуаньинь, Гинко! Куда ты меня притащила?!"
- Ты там что, мля, лопочешь?! - мужик, недовольный вниманием тренера к своей спутнице, остался недоволен и тем, что внимание переключилось на другой объект. - По-английски говорите, чёртовы китаёзы!
Сюаньцзан рефлекторно сложил пальцы левой руки щепотью, как всегда делал, когда колдовал. Будь у него Чары, мужик летел бы через весь зал и выбил бы джинсовым задом двери. Но Чар не было, зато было слишком много недоумевающих взглядов. Музыка закончилась, и посетители заскучали.
- Ненавижу китаёз! - резюмировал мужик и размахнулся, чтобы въехать Укуну в ухо. [icon]http://s8.uploads.ru/drJLQ.png[/icon]

Отредактировано Xuanzang (2019-03-16 22:57:41)

+2

7

[icon]http://sd.uploads.ru/t/Mw2CI.png[/icon][status]Антигейша[/status]
Однажды, будучи маленькой девочкой, Гинко сбежала из-под надзора старшей сестры с занятия вышивкой, чтобы, спрятавшись в укромном месте, послушать, как отец рассказывает старшему и младшему брату о подвигах их славных предков. Истории Гинко нравились, так что нагоняй от матери был лишь малой платой за это. Став старше, она осознала, что взрослые зачастую скрывают или приукрашивают правду. Тогда ее впервые посетили мысли, что, возможно, не все в отцовских рассказах - истина, что в истории их рода есть и вырванные страницы, сожжение в пламени забвения, дабы на род не пало пятно позора. Интересно, а были ли среди ее предков те, кто доставил своему сюзерену такую же ужасную неприятность, как и она? Или же ее можно назвать рекордсменкой?
Предки точно посмеялись бы над ней, узнав, что она собственноручно привела сюзерена к тому, кого он не видел давно и предпочел бы не видеть еще столько же, если не больше. Со слов господина, о том, кто такой Сунь Укун и чем он знаменит, она могла написать целый научный трактат, называвшийся «Переоцененный образ Царя Обезьян в китайском эпосе». Нет, господин не жаловался ей, подобно своему ученику Чжу Бацзе, но Кучисаке, успевшей изучить нрав и привычки Монаха, не составило труда понять, чем Сунь Укун раздражал его. Некоторые моменты раздражали и ее саму, даже сейчас, как бы невзначай брошенное к господину обращение «красавчик», заставило ее недовольно поджать губы. Но все же, одно дело слышать, а другое – увидеть воочию. И когда они оба предстали перед ней, она поразилась тому, сколь они были столь различны. Сунь Укун походил на неугомонное пламя, с виду ласковое, но способное принести большие беды, а Сюаньцзан был подобен реке, спокойной на первый взгляд, но таящей в себе опасные течения и острые камни.
Утешало то, что Сунь Укун не был врагом господина, и Сюаньцзан не испытывал к своему ученику ненависти. Только раздражение и злость, которую она почти физически ощутила. И пусть он улыбался Сунь Укуну, Кучисаке поняла, что он взбешен по его голосу и взгляду. И что его гнев наверняка распространяется и на нее, отчего ей стало горько. Зачем она вообще решила пойти сюда? Надо было устроить пробежку в Центральном Парке, а, возможно, оставить ненадолго спорт и посетить мюзикл или выставку. Почему она не раскопала, кто же прячется за загадочными буквами S.W.? Ведь знай она это, то даже близко бы не подошла к этому месту с господином, ведь даже самозванец с подобным именем доставил бы Монаху массу неприятных эмоций.
А еще этот пьяница, посмевший оскорбить господина чертовым китаезой! Гинко взяла господина за руку, чтобы хоть немного успокоить. Жест колдовства от нее не укрылся и она одновременно обрадовалась и огорчилась отсутствием у сюзерена чар. А еще теплая рука господина успокаивала ее саму, всем сердцем желавшую спросить красива ли она, а после показать насколько, сняв глэмор.
Боги определенно забавляются ее страданиями. Порой Гинко допускала, что ей строит козни сама Гуанинь, которая не желает, чтобы ее любимец якшался со столь недостойной особой. Что же, раз боги подкидывают ей все новые испытания, она примет их с честью. А возможно и использует их козни простив них самих.
- Сюаньцзан-сама, - Гинко обратилась к нему по-японски, виновато склонив голову, - мне нет прощения. После возвращения в отель я приму любое ваше наказание. Но, возможно, я стала орудием в руках богов, которые желают, чтобы вы разрешили недопонимания с одним из ваших учеников раз и навсегда.
Господин не успел ей ответить, поскольку скандальный посетитель замахнулся, чтобы ударить тренера. За Сунь Укуна Гинко не переживала. Вряд ли тот, кто удостоился звания Царя Обезьян, не смог бы противостоять неловкому выпивохе. Так и случилось. Тренер играючи ушел от удара, а пьяница, потеряв равновесие, растянулся на полу. Царь Обезьян молниеносно заломил ему руку, чтобы тот больше никому не навредил. На миг лицо Сунь Укуна покинуло дурашливое выражение, словно мимо солнца прошла туча. Он стал серьезен, даже немного грозен. Казалось, что вот-вот он оскалит клыки или же хорошенько ударит наглеца лицом об пол. Кучисаке невольно испытала восхищение, но не показала этого, зная как обидчив может быть Монах.

Отредактировано Kuchisake onna (2019-04-02 12:20:14)

+2

8

Вот вы знаете, что такое страх? Вот Укун знал. Да, несмотря на свою очевидную офигенность, непобедимость и вот ваще крутость, он все равно знал, что такое страх. И в принципе считал это нормальным. Ну, подумаешь, боятся все, это еще не трусость. Трусость это ничего не делать после того, как тебя настиг страх.
Но довольно сложно просто так напугать Царя Обезьян. Он видел в своей жизни многое, а многое видело его. Но были все еще люди, хотя они наверное даже уже и не люди, которые заставляли волосы на затылке шевелиться от страха.
И одним из них был Сюаньцзан, непременно. Этот образец монашеского поведения, добрый мальчик, странствующий монах, чистой души человек и еще куча эпитетов. А еще садист. И трус. И плакса. И сволочь. И тварь. И где ты так долго пропадал, я даже начал волноваться.
- Ты...- он даже особо не знал, что и сказать. Слишком уж все неожиданно, непредсказуемо, да кто вообще подумать мог! Его одновременно вводил в дрожь тот факт, что Сюань стоит прямо перед ним и улыбается улыбкой вежливого маньяка-доктора из ужастиков, а в то же время хотелось его обнять и стиснуть до треска ребер. Потому что плевать на прочие обиды, распри и ужасное поведение - Укун скучал. Немного, но скучал по его заносчивости, занудности и высокомерному взгляду. Потому что учитель есть учитель.
Он даже хотел ему поклониться, этому любителю "давайте бить поклоны в честь вообще всего, ну кроме Укуна, конечно, ему нельзя кланяться". Голова опустилась как-то машинально, но тут краем глаза он заметил что кто-то хочет разрушить их трогательную встречу, на которой, вот диковинка, Сюань сказал больше слов, чем Укун. Разрушить притом весьма жестоко, прям вот кулаком и прям вот по шикарному лицу. Которое не просто так далось! Ну ладно, на самом деле просто так, силой великого рандома или как этот Глэмор работает. К нему у Короля свои проблемы. В основном заключающиеся в "почему я такой низкий".
Нарушителя трогательности пришлось поймать за руку и осадить весьма жестко для тренера по фитнесу. Впрочем, будь у него подготовка, он бы и не упал от легкого удара в спину. И точно бы сообразил, как скоординироваться, чтобы не шмякнуться на пол буквально прямо в ногу Сюаню.
- Смотри, опять все хотят тебя похитить, учитель,- фыркнул Укун, заламывая руку  нарушителю спокойствия и не обращая внимания на его гневные рассуждения о судах, китайцах, геях и котлах, в которых они должны все вместе задорно вариться.
- Эй, ребятки, кто там поближе у двери!- впрочем, его голос, когда он обращался ко всем вслух, снова был беззаботным и веселым, и в нем уже не было тех ноток доброго, теплого ворчания с которыми он обращался к Сюаньцзану.- Позовите охрану! У нас тут нарушитель моего божественного тренинга! Ну и парочки законов вместе с этим...
Деятельный девчонки, что занимались на ковриках сбоку, недалеко от двери, ойкнули и вместе побежали открывать ее, очень озабоченно призывая на помощь охрану. И, пока девочки звали охрану, ближайшие люди пытались перевести дух, жена драчуна вздыхала и делала вид, что она не с ним, а общее настроение толпы с недовольного сменилось на тревожный, ведь на их тренера буквально напали, Укун подпер свободной от удержания бухтящего мужчины рукой подбородок и улыбнулся Сюаньцзану.
- Ну что, как делишки?

[icon]https://d.radikal.ru/d35/1806/49/087fd2c69169.png[/icon][status]Настолько притягателен, что приманиваю с другого конца света[/status]

+2

9

Видимо, за годы, проведённые в мире людей, Сюаньцзан всё же утратил некоторые монашеские добродетели. Потому что вид растерянного Укуна мгновенно вернул ему душевное равновесие. Неожиданно приятно было осознать, что он всё ещё сохранил авторитет в глазах своего самого проблемного ученика и мог призвать его к порядку одним движением брови. Монах первым узнал Укуна и получил над ним психологическое преимущество - по крайней мере, на несколько секунд, пока S.W. не переварил радость встречи.
Не переварил её и нервный мужик. Он так рвался выяснить отношения прямо здесь и сейчас, что недооценил противника. Сюаньцзан знал, на что способен Царь Обезьян, а вот алкоголик - нет. Монах испытал совершенно недостойное удовлетворение, созерцая грубияна, прижатого носом к полу. Учитывая, что скрутил нарушителя порядка субтильный на вид юноша в космо-лосинах, поражение американца было особенно унизительным. Когда слабо подёргивающийся алкаш отчаялся вырваться из укуновского захвата и затих, Сюаньцзан продолжил говорить как ни в чём ни бывало. Теперь это было легче: они с учеником снова были не на равных, и он мог вести себя так, как привык во время эпического путешествия. Назидательно.
- Ну надо же, всё как в старые добрые времена, - сказал он Укуну, улыбаясь заметно более доброжелательно. Сведённые судорогой пальцы разжались, рука расслабленно повисла вдоль тела. Злость уходила, ведь Царь Обезьян снова примерил привычную роль защитника, пусть и невольно. Укун был под контролем, а значит, и злиться на него не стоило. Но на всякий случай Сюаньцзан всё равно был начеку. - Ты притягиваешь проблемы, как магнит, но сам решаешь их. Право слово, только ради этого стоило прийти. Не иначе как боги вмешались...
Его мысли так перекликалось с озвученной чуть ранее репликой Кучисаке-онна, что он и не подумал обвинять женщину. Пожалуй, 14-летнее путешествие, затянувшееся по вине духов и демонов, нападающих из-за каждого угла, приучило его к фатализму. Попадание в Хиросиму напрочь отбило охоту чему-либо удивляться. Случилось - и ладно. Главное, понять, как теперь с этим жить. Пока же и вовсе ничего страшного не стряслось. Монах поймал себя на мысли, что можно было бы и задержаться после занятия. Расспросить ученика, как он жил всё это время... Эту мысль Сюаньцзан отогнал, как назойливую муху. Расспросить! Вот ещё!
- Полно, Гинко, ты не виновата, - успокоил он удручённую Кучисаке, легонько пожал её пальцы и высвободил руку. Взглянул на ученика и прибавил:
- Это же Сунь Укун. Его можно найти даже - и особенно! - тогда, когда нарочно не ищешь.
Насмешки в его словах не было. Ну, разве что совсем немного.
В этот момент двери зала распахнулись во всю ширь. Девушки, убежавшие звать охрану, вернулись в сопровождении двух стражей порядка: женщины, одетой в униформу секьюрити торгового центра, и мужчины-полицейского. Мужчина был белобрыс, худ и несколько растерян, поэтому дама, высокая полная афроамериканка, без труда задвинула его в угол мощным корпусом.
- Охрана! - зычно объявила она для тех, кто ещё не сообразил, кто к ним пожаловал. - Всем оставаться на своих местах! Что тут случилось?
Расторопные девушки тут же указали на виновника беспорядка, который мирно лежал носом вниз и больше не хулиганил.
- Тренер с ним разобрался! - сказала первая.
- Ах, душка! - восхитилась вторая и украдкой послала Укуну воздушный поцелуй.
- Отставить разговорчики, - встрял белобрысый полицейский, пытаясь восстановить утраченный было авторитет. Представителем власти - то есть, главным - был он, но толстуха бессовестно украла у него инициативу. Выпятив впалую грудь, он распорядился:
- Ну-ка, сэр, отпустите нарушителя. Я уведу его в участок.
На этих словах у Джуди, вероломной жены алкаша, уже пять минут делавшей вид, что она пришла не с ним, а сама по себе, проснулась совесть. Джуди бросилась на защиту мужа.
- Неправда! - сказала она громко. - Тэдди не виноват. Это они его дразнили!
Она уверенно ткнула пальчиком в сторону азиатов. Возможно, супружеская преданность была не причём. Джуди сообразила, что если благоверного загребут в участок, то ей придётся ехать с ним и сидеть сколько-то часов, заполняя кипу бумаг. Быть может, придётся даже платить залог, а денег-то жалко! Женщина надеялась на то, что остальные участники тренинга были слишком заняты своими упражнениями, чтобы разбираться, кто первым начал перепалку, и решила обвинить "китаёз".
Слова Джуди казались малоубедительными, и полицейский сразу же отмахнулся от них. "Тэдди" выглядел и пах так, как и положено алкоголику, его вина была очевидна. Однако толстая охранница неожиданно нахмурилась, вглядевшись в лицо Укуна.
- Погодите, офицер! - мощная ручища схватила мужчину за локоток, и тот от неожиданности дёрнулся, выронив наручники, которые собирался защёлкнуть на запястьях "Тэдди". - А я знаю этого тренера!
Она выпрямилась и с торжеством объявила на весь зал:
- Он мошенник и проходимец!
Сюаньцзан картинно закатил глаза.
- Что опять ты натворил, мой бедовый ученик? - спросил он с видом трагического героя, вынужденного по вине нерадивых спутников терпеть ужасные страдания. Вид у Царя Обезьян был совершенно невинный. Что, как всегда, было подозрительно. [icon]http://s8.uploads.ru/drJLQ.png[/icon]

Отредактировано Пуленепробиваемый Монах (2019-04-01 00:09:57)

+2

10

[icon]http://sd.uploads.ru/t/Mw2CI.png[/icon][status]Антигейша[/status]
Господин не злился на нее, поэтому Гинко успокоилась, поддаваясь магии глубокого голоса Сюаньцзана. Может действительно, что не делается все к лучшему. Возможно, после тренировки Монах захочет побеседовать со своим учеником. Можно будет заказать столик в китайском ресторанчике и послушать еще увлекательных историй. Хотя, что она размечталась, господин наверняка пожелает поговорить с Сунь Укуном наедине. 
И все же, Сюаньцзан поразителен. За маской улыбчивого и ярко одетого юноши в Сунь Укуне прячется непокорный и своевольный демон, к которому многие побоялись бы приблизиться, а ее господин смог не только его обуздать, но и заставить подчиняться себе. Даже сейчас он контролировал ситуацию, что не могло не восхищать.
За нарушителем спокойствия пришла охранник и полицейский. Их разительное отличие друг от друга было настолько комично, что Гинко не смогла сдержать улыбки. Она подумала о том, чтобы было бы, будь они не просто коллегами, а супружеской парой и нашла это забавным. А вот то, что жена пьяницы тыкает в них пальцем, обвиняя в учиненном ее супругом беспорядке, нет. Гинко бросила на нее взгляд истинной Кучисаке-онна, не суливший ничего хорошего. Джуди икнула и изволила заткнуться, а после залепетала что-то о том, что эта азиатка на нее жутко пялится. Офицер не поверил этой глупой женщине и уже готовился увести пьяницу в участок, как вдруг ему помещала пышнотелая напарница. Она обвинила Сунь Укуна в мошенничестве. Тот принял совершенно невинный вид, и что-то подсказало Гинко, что это стало для Короля Обезьян чем-то привычным и доведенным до автоматизма. Что подтвердила реакция Сюаньцзана.
Гинко лишь вздохнула и мысленно перенеслась в их номер. Массаж. Она точно сделает господину массаж. При одной мысли о том, как она будет скользить руками по упругим мышцам на спине господина, на душе стало как-то приятнее, раздражение ушло, а потому она смотрела на творящийся  беспорядок отрешенно, как смотрят сериал, сидя на диване

Отредактировано Kuchisake onna (2019-06-19 12:39:38)

+2

11

Дайте Укуну возможность поболтать - он поболтает. Дайте Сюаньцзану возможность назидательно почитать лекции - он почитает. Казалось, ему этого будто бы прям не хватало. Видимо, не нашел кого-то, на кого можно вылить свою мудрость укоризненным голосом.
— Я тоже рад тебя видеть, учитель, но для того, чтобы показать радость, обычно используют другие слова,- фыркнул Король, глядя на уже куда более доброжелательную улыбку и расслабленные плечи бывшего, хотя ладно, бывших не бывает, учителя. Он даже сказал, что ради этой встречи стоило вообще прийти сюда. Это немалого стоит, особенно когда последний раз вы виделись, на вскидку, лет триста назад. И в довольно странных обстоятельствах, настолько необычных, что даже сложно было понять, какие у них отношения теперь, в таком мире.
Укун ни зла, ни неприязни к Сюаню не держал. Да, Монах был иногда тупым, как пробка, но не сам по себе, сферически и в вакууме, а от доверчивости. Своей большой доверчивости всем, кто не Король Обезьян. Он даже демонам доверял больше, ну что взять с этого очаровашки. Но он всегда был добрым, если и ругал не за дело, то довольно редко, иногда все же включал мозг и слушался и был хорошим человеком, с которым можно было пойти в большое путешествие. Сейчас же... Ну, наверное, все должно было быть по-другому. Когда Король впервые краем уха, сидя в здании СФ за какую-то очередную провинность или в попытке устроится на работу, услышал имя Сюаньцзана, то это было в каком-то хорошем контексте. Он что-то там делал, что-то кому-то помогал. Наверное, остался хорошим человеком. Наверное.
Хорошо, что обруча тут нет.
— Но я рад, что ты меня не забыл,- он насмешливо фыркнул, глядя на девушку, что стояла чуть за Монахом. Это спокойное лицо, эта расслабленность, небольшая рассеянность во взгляде - человек, который мыслями где-то в далеком и явно хорошем месте. Такое бывает у мечтающих и у влюбленных. Не такой большой выбор, чтобы ошибиться.
Но мило поболтать, держа скрученного человека как такой красивый аксессуар, всем советуем, писк моды Парижа и Алькатраса, им не дали. В зал ворвались поборники добра на стороне закона, защитники невинно угнетенных и просто охранники народа. Точнее, одна охранница, похожая на большой шоколадный кекс, и один коп, похожий на багет.
Хлебобулочная парочка быстро поняла, кто виноват, а кто невинен. Укун наконец встал, помогая нападавшему тоже подняться, продолжая его держать. Больше во избежание, конечно, чем из страха. Вдруг он плеваться начнет, попадет на кого-нибудь, противно же.
Однако, копу-багету не дали совершить правосудие. Притом так резко и дерзко, что даже Укун немного шокировался. Лицо его стало выражать что-то вроде "это меня, няшку-милашку, ты обвиняешь в чем-то? Да как у тебя рука поднялась!".
— Леди! Я так-то и в суд могу за клевету подать, осторожнее со словами,- голосом, который начинал звенеть от недовольства ситуацией, но все еще мирно сообщил Укун. Драться с женщиной он не мог. Она в другой весовой категории, а он без Чар, исход боя предрешен. К тому же, за это и впаять опять могут до трех суток. А он хотел поболтать с Сюанем в кафешке.
— Сам клеветник! Не твоя ли чудодейственная программа обещала похудение за 30 дней, а?! И где мое похудение, а?!- дама напирала всем свои могуществом, а оно у нее было немалое. Пришлось использовать алкоголика как щит, но мадам отшвырнула его в сторону, где потерпевшего нарушителя принял в свои хлипкие объятия полицейский, поднявший уроненные наручники.
— Так, во-первых!- Укун повысил голос, потому что если не можешь переспорить, то перекричи, известная истина.- Я не диетолог, хотя конечно мог бы им быть, но все же нет! Поэтому я априори не могу гарантировать ничего. Во-вторых! Похудание состоит не только из физической активности, а и из диет, а у вас вон на лацкане формы крошки печенья, так что не надо мне тут! И в-третьих! Выполняйте свою работу и не мешайте мне выполнять мою!
[icon]https://d.radikal.ru/d35/1806/49/087fd2c69169.png[/icon][status]Настолько притягателен, что приманиваю с другого конца света[/status]

+2

12

[icon]http://s8.uploads.ru/drJLQ.png[/icon]Развернувшийся балаган перво-наперво надоел полицейскому. Он, уступившей даме право голоса, теперь принялся активно восстанавливать пошатнувшийся авторитет.
- Послушайте, мисс, - сказал он сварливым голосом, подобрал с пола наручники и защёлкнул их на запястьях Тэдди, - здесь вам не телешоу. Хотите жаловаться на тренера, пишите заявление в участок, пусть там разбираются. Я отказываюсь сейчас выяснять, что там не так с вашей программой похудения.
Крошки на одежде охранницы он тоже разглядел, как и упаковку мармеладных мишек "Харибо", которая кокетливо выглядывала у  женщины из кармана форменной куртки.
Пьяница Тэдди с унылым видом направился к выходу, подталкиваемый полицейским в спину, следом тащилась Джуди с двумя рюкзаками наперевес. Она уже смекнула, что если сейчас не пойдёт вместе с мужем, то по возвращении благоверного домой непременно получит в глаз. Казалось, что проблема благополучно разрешилась и Укун сможет продолжить занятие, но жаждущая мести секьюрити просто так не сдавалась.
Дверь в зал захлопнулась прямо перед носом у копа, причём Тэдди единственный из всей процессии оказался снаружи. Полицейский свирепо уставился на Джуди, но Джуди была не причём.
- ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ВСЁ ЭТО ТАК ОСТАВИТЬ! - взревела охранница. - Я ТРЕБУЮ У ВАС, ОФИЦЕР, ЧТОБЫ ВЫ НЕМЕДЛЕННО АРЕСТОВАЛИ  МОШЕННИКА!
Услышав её вопль, Сюаньцзан, который было присел на коврик (людская глупость сильно его утомляла), тут же снова вскочил на ноги и едва не сшиб Укуна. Восстановив равновесие, Монах всякий случай придержал ученика за плечо, безмолвно требуя не вмешиваться. Если бы хоть у одного из них при себе были Чары, ситуация решилась бы намного проще. Но сейчас фэйблы были почти наравне с людьми, а потому лучше всего было оставаться просто наблюдателями. Скандал - это, конечно, нехорошо, но опасность никому не грозила.
В этом Сюаньцзан ошибся.
После того, как полицейский в очередной раз отказался рассматривать жалобу охранницы, да ещё и прибавил едкий комментарий по поводу любви к мармеладкам, женщина окончательно рассвирепела.
- Хорошо, офицер, - сказала она звенящим от злости голосом, положив пухлую ладонь на ручку двери, - я сделаю так, как вы сказали. Я напишу заявление.
Дверь открылась, коп вышел за порог, чтобы проверить, ждёт ли его за дверью Тэдди. Тэдди, конечно, не ждал, и страж порядка бросился догонять сбежавшего дебошира. Джуди побежала за ним, смешно вскидывая ноги. Рюкзаки мешали ей двигаться, но она упрямо продолжала тащить и своё барахло, и вещи мужа.
Толстуха проводила их задумчивым взглядом, будто что-то прикидывая в уме. И дверь захлопнулась снова. Тут же стало понятно, зачем ей понадобилось разыгрывать эту нелепую сцену на пороге: пока полицейский упражнялся в остроумии и требовал, чтобы охранница написала заявление, женщина удивительно ловко для её комплекции вытащила у него из кобуры табельное оружие. Теперь, когда коп был далеко, никто ей не мешал это самое оружие применить. Толпа в разноцветных трико охнула и подалась назад.
- Да она хоть раз в руках оружие держала? - скептически заметил кто-то за спиной Сюаньцзана, и охранница тут же ловко сняла пистолет с предохранителя.
Щёлк.
Дуло, сначала нацеленное в пол, медленно переместилось в сторону тренера.
- Ты, - сказала женщина ледяным голосом. Оружие мгновенно придало ей убедительности, и больше над ней не смеялись. - Да-да, ты, гнусный обманщик, а ну быстро выйди вперёд.
Пальцы Сюаньцзана на плече Царя Обезьян сжались крепче.
- Не ходи, - прошипел он. - Не будет же она, в самом деле, стрелять в толпу.

Отредактировано Xuanzang (2019-06-16 04:33:55)

+2

13

[icon]http://sd.uploads.ru/t/Mw2CI.png[/icon][status]Антигейша[/status]
То, во что превращалась тренировка, все меньше и меньше нравилось Кучисаке. Сначала беспокойный сосед, потом Сунь Укун, а теперь и появление новоявленной террористки. Ситуация не пугала ее саму, но достаточно напрягала. Сюаньцзан считал, что охранница не станет стрелять в толпу. Но она вполне могла выстрелить в Царя обезьян, а попасть в Монаха, который сдерживал своего непокорного ученика. И этого Гинко допустить никак не могла.
Чары у нее были – тот запас, который восполняется при вытягивании золотых чар, но для разрешения ситуации они не очень походили. И гипноз, и аура ужаса пусть и не имели яркого визуального воплощения, но их применение не прошло бы без последствий, особенно на глазах такой толпы. И даже если зрители не поймут, сама террористка вполне  могла сказать при даче показаний, что испытала ни с чем не сравнимый ужас, после того как странная азиатка посмотрела на нее или же о том, что она словно лишилась собственной воли. Конечно, сама ситуация могла бы стать смягчающим фактором и применение сверхъестественных сил было бы расценено как необходимая самооборона, но Гинко полагала, что это было бы скорее применимо к господину, но не к ней. А если СФ потеряет к ней доверие, она рискует потерять работу и положение законопослушного фейбла. Что может сказаться и на репутации Монаха. А потому она решила не применять способности.
И ее, и Сюаньцзана обучали тому, как необходимо действовать в случае захвата заложников. О переговорах там тоже говорилось, правда несколько вскользь, но Гинко это запомнила. И потому приняла решение. 
Она примирительно подняла руки и неспешно встала с коврика. Она должна быть предельно осторожной, чтобы не разозлить охранницу.
- Простите, мисс. Как я могу вас называть? Мое имя Гинко, я парамедик. Я приехала из Токио, чтобы посмотреть Нью-Йорк. Здесь очень красиво, - Кучисаке говорила так спокойно, словно она не стоит перед вооруженной женщиной, а ведет беседу с иностранкой в классе по изучению английского. –  Мужчины… мужчины не любят признавать того, что они не правы, - Кучисаке сделала осторожный шаг вперед и чуть сместилась в сторону, заслоняя Сюаньцзана. – Или если они в чем-то плохи.
Несколько одобрительных женских смешков за спиной Кучисаке красноречиво сказали, что внимание аудитории ей удалось завоевать.
- Так и этот тренер. Он не желает признавать, что его чудесная программа подходит не всем. Он вас не понимает. А я понимаю, как и многие из собравшихся здесь женщин, - Кучисаке медленно приложила ладонь к груди в знак сопереживания. – Я тоже когда то была, - Гинко остановилась, изображая на своем лице сильную душевную боль. Сказать, что она была злобным духом-убийцей она, конечно же, не могла, но у нее был подготовлен более понятный афроамериканке вариант. – Я… я была очень полной. А вы знаете, как тяжело живется полным женщинам в Японии?! Хуже чем во всем мире! – Гинко драматично повысила голос, надеясь, что не переигрывает. - Я думала, что весь мир ненавидит меня, а потому сама ненавидела весь мир, желая ответить ему жестокостью. Как и вы сейчас. Но потом я встретила человека, который принял меня такой, какая я есть. И ради него я сама изменилась. Может, и в вашей жизни есть такой человек, дорогая? Или вы вот-вот его встретите? Так зачем вам ломать свою жизнь ради какого-то тренера? Будьте мудрее, будьте выше этого! Может, опустите пистолет, и мы с вами съедим по пицце? Я готова вас выслушать, дорогая.
Кучисаке понимала, что охранница вполне может ее не послушать. Но как их учили тому, что пока люди говорят – оружие не стреляет. Она не называла действия террористки не правильными и всеми силами желала доказать свое желание выслушать женщину. К тому же Гинко рассчитывала, что пока она произносит свою речь, кому-нибудь хватит мозгов вызвать 911. А Сюаньцзан наверняка придумает какой-нибудь блестящий план…

Отредактировано Kuchisake onna (2019-08-09 00:14:01)

+2

14

Казалось бы, все могло разрешится хорошо, в качестве исключения. Ну могли же великая карма, Будда, Гуаньинь, в конце концов, посмотреть со своих радужных небес сюда и, мудро покачав головой, позволить ученику и учителю спокойно провести вместе несколько часов. Без всяких посторонних склок, ссор и выяснений кто кому что должен. Могли. Но они не захотели. А может опять были заняты своими очень важными небесными делами.
Рука Сюаньцзана придержала за плечо, но Укун не собирался пока что переводить конфликт из словесной плоскости в прикладную. Пока что. Пока все было вроде как мирно и, по крайней мере, ему никто не угрожал. Поэтому он просто бросил взгляд на учителя, а потом снова посмотрел на так желающую справедливости охранницу. Так сильно желающую, что сама ни разу не подошла и даже в отзывах ничего не написала. Храбрость так и перла из нее.
И не только храбрость, но, похоже, и глупость. В Америке это повсеместно распространено - сначала ты храбрый, а потом у тебя появляется оружие  и ты уже храбрый и глупый. Укун был против огнестрельного оружия у всех и каждого. Это нечестно и не эстетично. Ну и страшно немного, конечно.
- Будет. Это тебе не Китай,- едва слышным шепотом ответил он Сюаню, который питал надежду на то, чего не было уже давно. На здравый разум в этих человеках. И тут уже, в принципе, можно было бы устроить драку, в конце концов, вот она опасность, весьма неиллюзорная, вот они угрозы ему лично, все пункты для проявлений самообороны вполне присутствуют, но тут в ситуацию вмешался еще один элемент.
Прелестная спутница Танского монаха, который видимо решил попытать счастья на поприще обучения миловидных девушек, а не веселой компании с причудами, осторожно встала со своего коврика и располагающим к себе тоном начала разговор.
Охранница, кажется, слушала ее с недоверием. По-крайней мере, в самом начале - и не мудрено, сама Кучисаке была стройна, как дерево ивы, по сравнению с вооруженной женщиной. Да и вообще все знали, что азиатки всегда худые, ну был вот такой стереотип в Америке, и не то чтобы его сильно подвергали сомнениям разнообразные представители этой расы.
Но, услышав легенду о полноте, охранница вроде смягчилась. Дуло пистолета направилось чуть вниз - все еще опасное положение, но уже есть какой-то контакт, уже есть проблески надежды, что тут не устроят Кровавое Воскресенье или второй терракт в Орландо. Потому что в таком замкнутом помещении стрельба из такого пистолета может привести к самому непредсказуемому рикошету.
И вроде все было хорошо, уже второй раз могло показаться, что проблема решена миром, все хорошо, а страна-колыбель дипломатии действительно еще держит планку, как вдруг все оборвалось. Охранница вдохнула, так глубоко, будто хотела всех лишить кислорода, и глаза ее, кажется, налились кровью.
- Мне нельзя пиццу! ОНА ЖИРНАЯ!!!- вой женщины прокатился по залу, но его заглушил выстрел. Пуля ушла в потолок, вызвав облачко побелки и, по счастью, оставшись в нем же. Закричали от страха девушки, падая на пол и прикрывая головы руками или ковриками.
Сюань, возможно, и успел бы придумать блестящий план, ведь он исторически был известен как придумыватель прекрасных планов, но через буквально половину минуты уже и придумывать его было не за чем. Раздалось странное металлическое дребезжание, затем мощный звук падения тела, пластиком и металлом забренчал пистолет, упав на пол. А рядом стоял Укун, потирая ушибленные об стену пальцы, которые неловко повредил при ударе чужой головы об прекрасную железную трубу проходящих тут коммуникаций.
На звук выстрела, до боли знакомый всем полицейским Америки, в зал вбежали тот самый упустивший и Тедди, и свое табельное оружие полицейский и еще двое, помощнее да посерьезнее. С визгами самые впечатлительные девчонки пулями выскочили в открывшуюся дверь, в слезах и в истерике. Воцарилась живенькая ив роде управляемая толпа, которая стремилась как можно быстрее собрать свои вещи и убежать из зала, тогда как полиция у единственной двери старалась не дать всем хотя бы наступить на пострадавшую нападающую и не запинать в угол оружие.

[icon]https://d.radikal.ru/d35/1806/49/087fd2c69169.png[/icon][status]Настолько притягателен, что приманиваю с другого конца света[/status]

+2

15

[icon]http://s8.uploads.ru/drJLQ.png[/icon]Сюаньцзан терпеть не мог, когда ситуация выходила из-под его контроля. Особенно тогда, когда он уже во всём разобрался, придумал блестящий план, как всё исправить, и раздал окружающим инструкции, что они должны делать. Окружающие, как всегда, творили, что хотели. Сначала вперёд, прямо под прицел нервной охранницы вышла Гинко, которой Сюаньцзан не сказал ни слова лишь по той причине, что твёрдо верил в её благоразумие. Как бы не так! Японка тут же, прямо на ходу, принялась сочинять какую-то дикую историю своего воображаемого похудания, а Монах злился и молился всем богам, чтобы она поскорее ушла с линии огня. Соваться под пули он не хотел, но понимал, что придётся, если его вассал немедленно, сию же секунду не образумится и не отступит обратно в толпу. Бросать толстухе под ноги связанного морским узлом Укуна Сюаньцзан не собирался, но и выполнять её дурацкие требования - тоже. Всё, о чём он жалел, что не догадался выпить капельку Чар прямо перед мастер-классом. Но кто же знал, что всё пойдёт настолько не так! Монах пообещал себе почаще заглядывать в будущее, особенно если интуиция нашёптывает, что что-то может пойти не так, и собрался уже утаскивать Кучисаке-онну из-под прицела, как охранница выстрелила. И тогда вмешался Укун, которому Сюаньцзан тоже настоятельно рекомендовал не лезть.
Каким-то чудом обошлось без жертв, но, мрачно разглядывая дыру в потолке, китаец вовсе не торопился благодарить своего расторопного ученика. Укуна хотелось трясти за ворот его яркой модной футболки и вопить: "Ты вообще слушаешь хоть когда-нибудь, что я говорю?!!!" От воплей пришлось отказаться, потому что ситуация к ним не располагала: пока полиция вытаскивала обезоруженную женщину прочь из зала, а паникующие красотки в трико разбегались во все стороны с криками "Убивают!", Сюаньцзан решил демонстрировать похвальную выдержку и рассудительность. Раз уж больше никто не демонстрирует. Гинко Монах аккуратно придержал за локоточек, Укуна ухватил двумя пальцами за воротник футболки.
- Давайте поговорим? - добрым голосом предложил он, как будто собирался вот-вот выпить по чашечке чая в ближайшем кафе. И неизвестно чем закончилась бы эта восхитительно радостная встреча учителя и бывшего ученика, если бы полицейские не пожелали забрать с собой в участок не только нарушительницу порядка, но и нескольких, самых главных свидетелей - то есть, тренера и Гинко. Гинко, разумеется, никуда бы не пошла без Сюаньцзана, так что в участок отправилась целая процессия. Всю дорогу Монах показательно не разговаривал с японкой и бросал на Укуна испепеляющие взгляды, намекающие, что если он когда-то и познал дзен, то это было давно и неправда.
В полиции их продержали часа три. К этому времени Монах проголодался и разозлился ещё больше. Со стражами порядка он был безупречно вежлив, беспрекословно заполнил все бумаги, которые ему подсунули, и даже улыбался, но, стоило азиатской компании выйти на улицу, на солнце снова нашли тучи.
- Гинко-сан, - добрый голос Монаха стал ещё добрее, - почему бы тебе не вернуться обратно в отель? Мне будет спокойнее, если я буду уверен, что ты в безопасности и с тобой больше ничего не случится.
Забота была шита белыми нитками: отправлять женщину одну в отель через весь город, почти ей не знакомый, было не очень справедливо, если и правда беспокоишься о её безопасности, но Гинко должна была понять - никакая это не просьба. И перспектива провести остаток дня в одиночестве - не что иное, как ясно выраженное "фи" за то, что вассал полез, куда не следует.
- А вечером мы поговорим, хорошо, Гинко-сан? Обсудим, как быть дальше, - улыбался Сюаньцзан тоже ласково. Точно так же он улыбался сотни лет назад, когда применял к непослушному старшему ученику заклинание обруча и смотрел безмятежными, как у Будды, глазами, как Царь Обезьян корчится от боли в дорожной пыли.
- А с тобой я был бы рад поговорить прямо сейчас, ученик, - повернулся он к Укуну, уже в которой раз игнорируя тот факт, что Укун, в общем-то, уже бывший ученик и отбивать земные поклоны наставнику уже не обязан. - Расскажешь мне, как ты жил всё это время?

Отредактировано Xuanzang (2019-08-08 18:20:37)

+2

16

[icon]http://sd.uploads.ru/t/Mw2CI.png[/icon][status]Антигейша[/status]
Монах зол на нее. В принципе, этого и следовало ожидать. За сегодняшний день она совершила столько непростительных ошибок, что любой уважающий себя самурай уже облачился бы в белые одежды и приготовился совершить сеппуку.
Как она могла ошибиться с этой проклятой пиццей. Она сама даже не любит ее, не понимая что все находят в круглой лепешке с кетчупом, сыром и жирной колбасой. А ведь все шло так гладко…
Звук выстрела заставил Гинко вздрогнуть, а быстрота реакции Сунь Укуна вновь поразила ее. Он спас положение, а она, говоря языком американцев, «облажалась по-полной». Ведь что если бы охранница пальнула в толпу, и пострадали бы невинные люди? Не то чтобы Гинко было до них дело, но все же ей не хотелось бы, чтобы кто-то оказался ранен или убит по ее вине.
Она нисколько не удивилась тому, что Сюаньцзан не разговаривал с ней по пути в участок, но была благодарна Монаху, что он не бросил нерадивых учеников на произвол судьбы и отправился в полицию вместе с ними. 
Полицейский прочитал Гинко целую лекцию на тему того, чем мог обернуться ее необдуманный поступок. Она сидела, виновато опустив глаза, хотя ее одолевало желание высказать все, что она думает о правоохранительной системе Соединенных Штатов. Но это добавило бы новых проблем. А она сегодня и так наворотила достаточно...   
В конце своей гневной отповеди офицер вздохнул и сказал:
- И все же, я приношу вам искренние извинения за моего коллегу.  Если бы не его нерасторопность, то вам, хрупкой девушке, не пришлось бы лезть в разборку с недотеррористкой. И хоть вы и поступили глупо, смелости вам не занимать. Можете быть свободны, мисс Ёшигава. И не держите на меня зла за резкость.
- Спасибо вам за добрые слова, господин полицейский, - Кучисаке встала и вежливо поклонилась. По сравнению с тем, что ей довелось увидеть за ее долгую жизнь, американка с пистолетом была ей вовсе не страшна. Да и нотации полицейского хоть и злили, но не расстраивали ее. Куда больше ее пугала и расстраивала перспектива разговора с сюзереном.
Сюаньцзан был недоволен. Настолько недоволен, что пожелал отослать ее в отель. И хоть Гинко осознавала всю справедливость подобного наказания, внутри все болезненно сжалось, а губы предательски дрогнули. Но она взяла власть над своими чувствами.
- Как вам будет угодно, Сюаньцзан-сама, - Кучисаке низко поклонилась ему, вкладывая в поклон все свое раскаянье. – Очень было приятно познакомиться с вами, Укун-сан, - ученик Монаха удостоился менее почтительного поклона. – Мне жаль, что мы не встретились в куда лучших обстоятельствах. Желаю вам приятного вечера.
Кучисаке отвернулась от них и прикусила губу от обиды. Она не нарушит прямого приказа, но кто сказал, что она отправится в гостиницу коротким путем.

Отредактировано Kuchisake onna (2019-08-09 00:14:12)

+2

17

В общем, все шло по какой-то проверенной канве. Возникала проблема, её пытались решить по самому лучшему, доброму, безопасному и человеколюбивому плану Сюаньцзана, не преуспевали, решали все быстро и результативно с помощью Укуна, а Сюань недовольно дул щеки в жесте "я хотел делать по-своему". Вообще не привыкать к подобному раскладу, разве что теперь можно наблюдать виноватое третье лицо. Хотя женщина хотя бы старалась. Сделала хоть что-то.  Пока Сюань стоял на месте и думал. Ну, как обычно.
В полицейском участке Укун тоже бывал достаточно часто, чтобы не бояться поездки туда. Правда, обычно это ему читали нотации о том, что делать нельзя,  а что можно, и это скрашивало скучный серый быт обвиняемого. А сегодня даже лекции для него нет. Наоборот, похвалили за помощь в задержании, даже руку пожали. Ни капли неинтересно. Знай себе сиди да смотри по сторонам. На серые стены, серый потолок и серое лицо Сюаня, на котором меж спокойных глаз можно было прочитать желание совершения недостойных монаха деяний. Свернуть кому-нибудь шею, например.
Хорошо хоть отпустили их достаточно быстро для бюррократического мира. Всего три часа, и вот солнышко уже улыбается им. Король потянулся, закладывая руки за голову и прижмуривая глаза. Эх, хорошо. Ещё бы рядом потенциальный садист не рвался из Сюаньцзана, вообще было бы хорошо.
Попытавшись сообщить за спиной монаха девушке что-то вроде "беги скорее, баррикадируй двери и купи ему вкусняшек, я постараюсь задобрить, как могу", но Сюань не вовремя обернулся и пришлось прощаться без всяких тайных умыслов.
- Ещё встретимся,- вежливо кивнул он в ответ на поклон Гинко, и с некой грустью посмотрел вслед медленно и неспешно уходящей женщине. С грустью потому, что свидетель это всегда хорошо.
- Не делай такое лицо, учитель, у меня мурашки по спине,- посоветовал он Сюаню чисто по доброте душевной.- Я-то расскажу, но ты начни первый. Смотрю, обзавелся молодой женой? А как же монашество и все такое, мм? И не надо смотреть на меня взглядом "ты во всем виноват". Я все исправил. Ну... Как всегда.

[icon]https://d.radikal.ru/d35/1806/49/087fd2c69169.png[/icon][status]Настолько притягателен, что приманиваю с другого конца света[/status]

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Fitness Madness