Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » …and it’s another day of sun


…and it’s another day of sun

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

…and it’s another day of sun
Cause maybe in that sleepy town
He’ll sit one day, the lights are down
He’ll see my face and think of how he
Used to know me.

1. Место действия
Библиотека Шордитч, Лондон, Великобритания
2. Время и погода
3 марта 2020г, вторник, от 12:00 и дальше. На улице +7/8 градусов. Облачно, без осадков.
3. Действующие лица
Винсент Дамер, Кэйли Уорд

Один обычный рабочий день. Одна не совсем обычная библиотекарша. Один необычный парень. И одна неожиданная встреча.
Let`s go...

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-24 00:29:06)

0

2

Погода была прекрасная, принцесса, а вернее Кэйли, сидящая за столом в библиотечном помещении, хотела кофе и пироженку. И обеденный перерыв. До него оставалось примерно часа два. Девушка пришла за час до открытия, чтобы выровнять все полки, переставить на свои места книги, провести любовно ладонью по корешкам. Сегодня ей предстояло работать одной, и даже повесить табличку "Ушла на обед", потому что сотрудница отправилась с молодым человеком на свадьбу его сестры.
Помещение было довольно просторным, рассеченным на сектора книжными стеллажами с надписями по жанрам. Кэйли нравилось, что в библиотеке светло, нравилось находиться среди книг. Девушка, наверное, при желании, даже спала обложившись ими. За все годы, которые она провела в Лондоне, это была третья библиотека, в которой ей довелось работать. И знали тут ее под совершенно другим именем – Арин Уэбб. Так же администрация искренне верила, что девушка пришла сразу после окончания учебы, и не могли нарадоваться тому, как она ловко справляется с работой. Подобный обман был неприятен Кэйли, но что поделать, если тебе вечно девятнадцать? Это помещение за четыре года стало каким-то родным. Пожалуй,  данная библиотека была той золотой серединой в карьере девушки.
Сейчас посетителей не было – последний ушел минут пятнадцать назад, захватив с собой томик по экономике и праву. Кажется, студент. Кэйли сидела, проверяя картотеку и сосредоточенно листала заказы. С резким скачком популярности мировой сети, многие библиотеки мира перешли на электронный каталог. Вот и сейчас на сайте упал заказ – детские сказки, женский роман и нашумевшая новинка для подростков. Уорд вздохнула, сожалея, что такая литература была преимущественной у народа. В любом случае, нужно собрать его, пока не приехал человек.
Кихирет встала, потянулась, огляделась. Да, никого нет, а значит можно отправиться на добычу книг. Так, первый стеллаж с детскими. Кэйли хорошо помнила где какие книги стояли, но всегда готова была посмотреть по базе. Руки уверенно блуждали по корочкам,  а зоркий взгляд выхватывал названия и авторов.
- Ага, - мелодично размышляла вслух Уорд, - иди сюда, малыш, сейчас мы тебя найдем…
Оп, и нужные сказки уже в руке и прижаты к груди.
- Что там дальше? «Страсти до рассвета»? – Уорд легко фыркнула, представив, как такое вообще читают, - что ж, не разочаруйте своего чтеца.
Прошла к стеллажу с дамской прозой, внутренне немного содрогаясь над обложками произведений. Нет, она не была ханжой или снобом, просто обидно, что книги выпускают под такими обложками. В конце концов, людям не хватает сильных чувств, а в подобных произведениях такого много и с достатком.
На этот раз девушка искала гораздо дольше, потому что произведение было выпущено в серии, и шрифт был таким, что все названия легко путались.
- Ну ладно уж тебе, - закусила язык Кэйли, - ну найдись, пожалуйста, хорошая, ласковая, чувственная. Ну-ка…
Искомые «страсти» перекочевали к сказкам. Уорд размышляла, кем же окажется заказчик? Ей представлялась очень теплая и пышная женщина с мягкими руками и домашним голосом. Знаете, такой вот тембр, который намекает на сдобу, уют и комфорт. А вот третью книгу искать долго не пришлось – она ярким, безумно красивым оформлением смотрела на Уорд со своего стеллажа. Огромные цветы, красивый парень и невероятно шикарная девушка в пышном платье сразу говорили о том, что книга о любви.
- Что ж, - вздохнула Кэйли, беря книгу и глядя в окно, - весна.
В душе что-то кольнуло, будто далекое воспоминание и тут же ушло – погода стояла довольно приятной. Но девушка не могла никуда выйти до самого обеда. Пирожного захотелось еще сильнее. Уорд вздохнула и направилась с добычей обратно к столам, где обычно хранились заказы.
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело...
Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-24 01:18:48)

+1

3

- Пьем за молодоженов! – раздался высокий мужской голос из открытой веранды кафе. Такие обычно дается услышать с каналов радио: поставленные, зычные, произносящие что-то вроде «С Вами наше Бо-одрр-рое радио и это Стив Смит». – И пусть их любовь будет такой же крепкой, как этот алкоголь! – от подобного комментария раздались короткие смешки, и Винсент тоже улыбнулся. Нет, конечно, он не присутствовал на свадьбе. Этот мир в стороне от него, но проходя мимо, он тоже зааплодировал этому неизвестному мужчине, поддерживая общее веселье. Коротко, но с участием. Частенько парень становился случайным свидетелем свадеб, и это в разы поднимало настроение, прямо как сейчас. В конце концов начало совместной жизни, образование крепкой пары, соединение двух влюбленных – это столь волнительно. Он всегда желал в таких случаях про себя счастья и искренне надеялся, что когда-нибудь сможет стать действительным гостем на одной такой. Всего одна! Но Дамер запомнил бы ее на всегда и хранил бы за пазухой, как одно из самых трогательных и светлых воспоминаний в его жизни.
Да вот только вряд ли получится.
На свою свадьбу он безусловно не рассчитывал – по многим причинам, а на свадьбе братьев скорее всего будет чувствовать себя очень дискомфортно, с учетом того, что он натворил – сбежал из дома, отказался от помощи, да еще и периодически всплывает по городу со своими проблемами, как бы не тихорился. Нет, сомнительно, что он у них такой уж желанный гость. Кафе осталось позади, парень легко свернул на нужной улице и продолжил свое шествие вдоль дома, иногда поднимая руку и проводя пальцами по стене здания, чувствуя то рыхлый нагретый солнцем камень, то стеклянные витрины – в таким случаях рука моментально отдергивалась.
Еще Дамера привлекала церемония венчания. Он никогда не был на такой, даже краем уха, однако читал о ней в книгах. Показаться со своей парой перед Богом и просить его благословить брак было замечательной мыслью. Очень теплой и какой-то действительно близкой для юноши.
Улица жила. Пахла пылевым смогом, парами бензина и весной. Цокала каблуками, билась мужскими тяжелыми ботинками и периодически звенела детским смехом. Винсент очень быстро влюбился и упал в свою влюбленность  к этому времени с головой, слыша ответный отклик города в звонке трамвая, случайно пойманных моментах и обрывках диалогов, которые складываясь в единое целое в голове Винсента, превращались в забавный сумбур, который он вертел то так, то эдак, легко смеясь про себя. Иногда из частых заведений раздавалась музыка, наполняя все каким-то оттенком того или иного фильма или какой-то определенной эпохи и можно было вообразить, что рядом вышла из автомобиля такая-то персона и прошла прямо перед тобой, оставляя шлейф аромата – нет, нет! Не духов. Лишь чистый запах мыла, шампуня для волос и собственного тела, отдающего фиалками. Хочется вдыхать снова и снова.
Кое-как пройдя мимо детей, которые играли в салки, Дамер вновь свернул на право, в округлый двор и чуть помедлив, выбрал направление – по центру пройти было бы затруднительно, так что лучше по стенке. Очередная попытка проникнуть в библиотеку  Шордитча. Возможно гораздо более удачная, чем предыдущие в других местах. Дамер поджал губы и стал шагать более не уверенно, явно нащупывая подпору в виде стены.
- Сэр?
Дамер промалчивает.
- Сэр, Вам помочь? – спрашивает мужской голос. Молодой еще, но уже усталый. Где-то за тридцать.
- Ох. – Винсент остановился. – Я был бы рад, спасибо.
Он слышит, как тот бодро спускается по лестнице вниз, подходит к Винсу. Выше его, как брат. Широкий и сильный. Они в молчании поднимаются по ступенькам – так медленно, что парень еле выдерживает от волнения такой темп.
- Вот и все. – «Вот и все» - повторил про себя Винсент. – Где Ваша карточка, Сэр? – «Или не все!»
- Сейчас, конечно. – Винсент забрался рукой в правый карман пальто. Затем нахмурился и забрался в левый.
- Чтож, похоже я оставил ее дома… - с вполне себе натуральной растерянностью отвечает Дамер. Ведь, что делать дальше, он уже просто не знает.
- А мультипаспорт?
«Плохи дела».
[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

4

Кэйли ровно положила найденные книги, пометив их стикером, на котором написала номер заказа. Критически осмотрела. Вроде ничего не забыла. Да, все верно – сказки, романтика, подростки. Вздохнула, покосившись на часы, висящие над входом, понимая, что за такое короткое время, через которое она снова бросила туда взгляд, стрелка точно не сместилась на приличное расстояние.
Девушка решила, что вполне может ненадолго, всего на минуточку добежать до главного холла, где стоял куллер, чтобы налить себе попить – она вечно забывала брать с собой бутылку воды, хотя честно готовила ее перед выходом. Поэтому, когда не было народу, или с напарницей присутствовало человека два, три максимум, она периодически бегала до приемного помещения. В самом зале куллера не стояло по понятным причинам. Так что сейчас она довольно жизнерадостно вышла из книжного зала с кое-где стекольными всавками, оказавшись прямо в приемной. Она подошла к оборудованию, налила воды, отпила. «Эх, - подумалось Уорд, - обед, обед, когда ж обед».
Пожалуй, она никогда так не ошибалась, когда решила не позавтракать перед работой. И только собиралась идти обратно, как услышала голоса. О, похоже, посетитель. А значит, точно нужно вернуться на место. Она обернулась, решив посмотреть, кого же остановил охранник, и чуть ли не уронила сам куллер, видя молодого парня.
«Винс!» - глаза у Кэйли широко распахнулись, когда она осматривала его, пыталась углядеть изменения, да вообще понять в каком он состоянии. Ее пока не замечали. Вихрь из мыслей в голове поднялся неимоверный – она проснулась, когда он тихо ушел, девушка даже не могла сказать, когда он умудрился то сделать. Корила себя, злилась, что такая невнимательная, думала, сумеет ли увидеть его в толпе, да и вообще, где он мог быть. Бегать по Лондону в панике она не бегала, но нет нет, да пыталась усмотреть парня в толпе прохожих. Так, что б убедиться, что с ним все хорошо. И вот надо же! Сам пришел.
- Ви... – начала Кэйли, а потом тряхнула головой и уже громко сказала, - Это ко мне! Брат пришел.
- Арин? – повернулся растерянный охранник, - брат?
Он как-то недоверчиво покосился на парня, который «оставил» билет.
- А что, предупредить не могла?
- Забыла, прости, абсолютно забыла! – Кэйли уже уверенной походкой подошла к ним, - сам знаешь, я же сегодня одна в зале. Винсент, ну право, я тебя ждала чуть позже! Пошли, подождешь меня в зале.
«Только подыграй, прошу, узнай меня! Я должна убедиться, что у тебя все хорошо! Должна!»
И если бы парень в итоге принял ее маленькое представление, которое, похоже, очень легко удавалось – уже двое знали о «братике», она бы провела его в читательский зал, сама шокированная от такого поступка. Эмоции бились через край, но сейчас… сейчас надо оставаться спокойной, словно ничего такого уж и не произошло. Только предательская улыбка все-таки пробивалась через ее спокойное выражение лица: «Живой, ох, он живой!»
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-03-07 08:26:14)

+1

5

Винсент уже было собирался сказать (сжав конечно же кулаки потеснее в карманах расстегнутого пальто), что пойдет домой за карточкой, а значит сдаться, как услышал внезапно раздавшийся женский голос из дверного проема впереди. Девушка, чей голос Дамер определенно раньше слышал, назвала его братом и, по всей видимости выгораживала перед охранником. Еле слышимое воспоминание, что такое уже когда-то было, возникло в голове и задержалось ненадолго до первых противовесных аргументов: скорее всего она просто его с кем-то перепутала. В конце концов, он достаточно четко знал, что никого по имени Арин в своей жизни не встречал – имя довольно редкое для города, надо признаться. Однако и тут Дамер оплошал: девушка знала его имя и явно  понимала на что идет. А значит нужно немного подумать, подключить мозг и дойти до осознания, что перед ним…
- Извини.* – Винс улыбнулся, а затем повернул лицо влево. – И извините*. – он прошел вперед, протягивая руку и определяя, если впереди пропускная вертушка или нет. Таковая имелась, но стоило ему с ней столкнуться и замедлиться, как он услышал положительный сигнал и смой пройти дальше.
- Добрый день. – он отыскал плечо девушки и улыбнулся, слегка опуская лицо и качая головой. Вот так встреча, он не ожидал. Кэйли. Вот кто была эта загадочная незнакомка, спасшая от неловкой ситуации и очередного провала. Винсент слегка подтолкнул ее вперед, двигаясь по залу и сам в желании отойти от охраны подальше.
- Не ожидал, что мы вновь встретимся, но я безмерно рад! – он пока не отпускал руки, понимая, что девушка будет двигаться в более правильном направлении, нежели он в неизвестной среде, пусть он и «видел» ее достаточно хорошо. – Значит ты теперь работаешь в библиотеке. Это очень здорово, что ты оказалась сейчас рядом. Меня не пускают внутрь по понятным причинам и без тебя бы я совершенно точно не попал внутрь.
Дамер был одет в светлые, пусть и слегка поношенные джинсы, белый свитер крупной вязки – отчего-то идеально чистый, крепкие ботинки и подбитое теплой подкладкой пальто. Явно тоже самое, что было на нем в предыдущую встречу, однако странно, то ведь определенно точно было тонкое весеннее-осеннее, а это выглядело совсем по-зимнему.
- Надеюсь ты не против, что я несколько обременю тебя своим присутствием и попрошу помочь с книгами?
Его лицо было чистое, однако бледность и синяки под глазами никуда не делись.

*Использует две разные формы.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

6

Кэйли провела Винса до зала, чуть сжав его ладонь. Он мог почувствовать, что рука у девушки дрожала.
- Тише, - пробормотала Кэйли, - за нами еще следят.
Голос ее был какой-то заговорщицкий, немного лукавый. Все же стоило ей отвернуться от охранника, а улыбка полностью окрасила лицо девушки. Такой подарок судьбы она не чаяла получить. Может, действительно жизнь налаживается? Они вошли в читательский зал, и Кэйли отпустила руку. Она отошла на шаг, обернулась, рассматривая парня. он выглядел значительно лучше. Вопросы, столько вопросов в голове – как он жил, что с ним происходило, почему ушел даже не попрощавшись, не позволив помочь хотя бы какими-нибудь средствами? Она вспомнила, как плакалась администратору, когда возвращала вещи. А он ее хлопал по плечу, уверяя, что все будет в порядке.
И вот, так неожиданно, так случайно… Кэйли прижала ладонь ко рту, осознавая, что, кажется, начинает плакать от счастья. Во всяком случае, глаза уже стояли на мокром месте, пока невероятная улыбка украшала ее лицо. Он говорил, а Кэйли… ну вот случайный знакомец, вроде мимо проходящий парень, но…
Девушка ничего не ответила, а просто подошла и крепко-крепко обняла Винсента, прижала, обхватила руками, не сумев сдержаться. Наверное, надо было все-таки скромнее. Но эмоции полнейшего счастья не смогли ее удержать.
- Я… - голос дрожал, ведь мальчик жив, ведь вот он стоит, материальный такой и живой, - я очень рада тебя видеть, Винсент! Ох, прости.
Она отошла, не переставая глядеть на юношу.
- Конечно, оставайся, - она говорила с сумасшедшей для работника библиотеки уверенности, - книги? Правда? Ох, Винс… прости, кажется у меня голова кружится. Оставайся, изучай. Я тебе помогу, само собой. Просто… сейчас, приду в себя.
Она похлопала легко себя по щекам, словно проверяя, не сон ли это все.
- Я и тогда работала, - совсем как-то ошалело проговорила Кэйли, вспоминая, а что собственно Винсент ей говорил только что, - в баре подработка, так что все по старому. Ну… - она запнулась, - почти все по старому.
Она бросила взгляд на свой стол, где в ящике лежал ее блокнот и еще кое-что. Потом повернулась обратно:
- А ты? Как ты? Где сейчас, что происходило? Ох, я кажется, лезу… можешь не отвечать, если не хочешь. Присядешь? – она готова была ему помочь, - или хочешь сам изучить? Ты.. ты говори, что нужно.. ох, у меня мысли путаются!
Она легко рассмеялась, а в комнате для нее словно светлее стало, хотя солнце никак не меняло освещенности.
[icon]https://i.postimg.cc/76d3s0Wb/32-n.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Ее счастье - лучик света. [/status]

+1

7

Винсент никак не ожидал, что его будут обнимать, но стоило Кэйли коснуться, а некоторой заторможенности первого удивления спасть с плечей, как Дамер ласково улыбнулся и сам прижал девушку ближе к груди, кладя теплые ладони на ее лопатки и касаясь своей щекой ее макушки. Эти ощущения для него были очень приятны, и в этом жесте чувствовалось насколько он открыт и рад Уорд. Разительное отличие от их первой встречи.
- Я тоже очень рад нашей встрече. Не извиняйся, пожалуйста. Это было очень приятно для меня. – парень чуть приподнял руки в успокаивающем жесте, хотя странное дело, вовсе не знал, что именно такой используют в подобных ситуациях. Скорее всего, какое-то его понимание, совпало с естественным социальным, а быть может он нашел его среди страниц старых пыльных книжек. Винсент все еще улыбаясь, выслушал Кэйли, а затем засмеялся, делая шаг вперед и найдя ее плечи, провел по ним, успокаивая девушку.
- Все хорошо. Я сам все расставлю по местам и распутаю этот клубок. – парень убрал ладони и хлопнув в них, направился в сторону стола Кэйли. Теперь, после того, как с ушами стало все в порядке, он почти моментально различал расстановку крупных и средних объектов в пространстве. – Для начала, позволь мне извиниться за то, что тогда так по воровски ушел. Я думаю у меня не было выбора, пусть это звучит и глупо, да и является по сути сущей глупостью. Тогда и там, я не мог принимать помощь больше, чем ты и так пожертвовала для меня. И я очень тебе за нее благодарен. Потому, что в тот день… Кто знал, что бы случилось, если бы я не встретил тебя, верно?
Дамер выглядел как-то по-другому и дело было вовсе не в том, как он был одет или в новопоявившимся глубоком шраме на правой скуле. Нет, что-то с ним произошло внутри, отчего его плечи были расправлены, а движения более уверены.
- Многое изменилось для меня. Или только начало меняться, не знаю, но, - парень присел на стул недалеко от стола и повернулся в сторону Кэйли. – Я чувствуя себя сейчас самым счастливым, знаешь. – Винсент закусил губу, слегка опустил лицо и вновь улыбнулся, но на сей раз, как-то сокровенно солнечно. – У вас здесь есть отдел с литературой на Брайле? Или с CD дисками и компьютерами?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

8

Винсент выглядел лучше, держался лучше, что не могло не радовать Кэйли. Она смотрела и не могла насмотреться, хоть и заметила шрам на скуле. Ох, что же произошло? Но, сейчас парень разительно отличался от того потерянного Винса, и это грело душу девушки. Она склонила голову вбок, когда юноша сам пошел навстречу, когда его руки коснулись ее плеч. Это было просто и приятно, да и вообще, очень хорошо видеть, что с ним все в порядке. Да и ориентировался он значительно лучше, словно… словно видел, хотя Кэйли точно понимала, что глаза его слепы. Удивительно и волшебно.
- Глупости, - она махнула рукой, - все и вправду хорошо, и ничего страшного. Ты меня, конечно, напугал, - она призналась в этом, - но вот сейчас я вижу, что все в порядке и… я рада, Винс, я безумно рада этому. Ты… ты ведь тоже меня спас.
Она сказала это, чуть понизив голос.
- От меня самой, - это было ее признание, ее откровение для юноши. Он должен это знать. Девушка подошла к нему, когда тот присел на стул, сама опустилась на корточки, взяв его ладони в свои. Как тогда, но не в жесте отчаянного желания удержать. Нет, сейчас и ее движения отдавались искрящейся легкостью, просто желание знать – все действительно реально.
- Дай мне минуту, я просто хочу на тебя посмотреть, - она говорила тепло, заботливо, - я ведь, оказывается, успела соскучиться по твоему обществу.
Легкий смешок, а сама она продолжала вторить его улыбке.
- Да, у нас есть отдел. Пошли? – девушка поднялась, не решаясь вести, потому что видела, что парень очень хорошо ориентируется в пространстве, но совершенно была бы не против дружеских рук, - у тебя нет билета, да?
Она спросило это просто, когда они шли меж стеллажей, когда ее юбка развевалась легким ветерком.
- Прости, я наверное сейчас буду наглой, - она немного стушевалась, - но… ты правда, правда в порядке? Я… я, наверное, слишком любопытная, просто хочу знать, ты все так же… свободен в перемещении?
На самом деле она пыталась неумело подобрать слова о том, живет ли он так же на улице, или все-таки нашел себе пристанище, место, которое можно назвать домом. Надо же, она не знала о нем ничего, но этот человек был важен для Кэйли.
- Какие ты книги хотел бы найти? – она спросила просто из любопытства, и чтобы не заострять на предыдущем вопросе, - я могу посмотреть по каталогу.
[icon]https://i.postimg.cc/76d3s0Wb/32-n.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Ее счастье - лучик света. [/status]

+1

9

Юноша очень мягко улыбнулся, когда почувствовал прикосновения к своим рукам. Он слегка опустил лицо и прикрыл глаза, чтобы не смущать девушку, а от него самого в этот момент веяло какой-то неясной нежностью, цвета миндальных цветов, к человеку напротив и радостью встречи, что словно солнце за окном, окрашивало его лицо, делая светлее и намного приятнее. Думы его были заняты тем, как же именно ему удалось помочь девушке, совсем и вовсе ничего не делая. Они ведь не говорили о чем-то глубоко и настолько серьезно, насколько бы требовалось. Неужели такой маленький толчок, размером с небольшой орешек, мог сыграть столь большую роль?
Дамер улыбнулся чуть шире и приподнял бровь, когда Кэйли сказала, что хочет посмотреть на него. Он бы тоже хотел «взглянуть» на нее. Поднять руки и очертить пальцами ее лицо, но очень смущался, да и вряд ли такое было бы уместно здесь и сейчас, а может быть и вообще. Винсент ни в коем разе не хотел бы, чтобы в такой момент собеседник молча скрывал неприязнь за добрыми словами. А потому еще никогда не поднимал рук к человеческому лицу. Отчего-то даже своему. Да. Для самого себя он был абсолютно безлик.
Мальчик неспешно поднялся, вторя движению Кэйли.
- Нет, у меня нет билета, в том и проблема. Потому что нет документов, а в социальные службы я обращаться не имею никакого желания. – он слегка повел рукой и нашел запястье Кэйли. Он мягко обвел его пальцами, а затем спустился ниже, беря ее уже просто за руку. Он не был против, чтобы девушка его вела. Странное дело – между ними сложились такие отношения, хотя за плечами лишь одна встреча. Возможно, просто слишком важная для обоих. Они вместе двинулись вперед, теряясь между стеллажами, скрываясь от солнца, греющего спину.
- Нет, Кэйли. Я до сих пор – весь Лондон. Но знаешь, сейчас иначе. Да и время легкое, весна же. – Дамер задумался на мгновение, склоняя голову в бок, и спокойно продолжил. – Я влюбился. Так внезапно и совершенно для меня не возможно. Раньше я все пытался понять, как именно это происходит, ведь в мире столько чудесных людей. Теперь понимаю. – Винсент улыбнулся. – И со мной точно влюбился весь город, только почувствуй эту погоду за окном. В городе стало вдруг так спокойно жить. – Дамер закусил нижнюю губу, скрывая улыбку. – Но мы же вроде о книгах, да. Учебник по физике. Вот, что я ищу. Но было бы так здорово, если бы еще нашелся Оскар Уайльд. Его пьесы. – Дамер хмыкнул. – Здорово снова добраться до книг.

[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

10

Порой, одно лишь слово может перевернуть весь мир, порой одни лишь жест способен дать вектор. Но только от человека зависит, поймает он волну или нет. Кэйли была благодарна всем и каждому, кто так или иначе вошел в ее жизнь, была благодарна и рада им. Она с абсолютной нежностью, но в то же время и твердостью держала руку Винса, идя сквозь стеллажи к отделу для незрячих.
- Я, наверное, могу тебя понять, - кивнула Уорд, когда парень объяснил ей ситуацию. так странно, она не знала о том, кто он, совершенно не представляла откуда, и чем жил. Не могла даже сказать, когда у него день рождения, и какая фамилия. Она о нем не знала абсолютно ничего, кроме того, что Винсент умел видеть мир совершенно невероятным, хоть и лишен зрения, что он воспитан и довольно теплый по своей сути. Кэйли вообще очень просто могла отличить человеческое внутреннее тепло. Винс  – мальчик-Лондон, как точно он сказал. Пожалуй, гуляя по городу, она навсегда будет ассоциировать его улицы именно с этим юношей. Он такой же, полностью, будто понимал этот город. Кэйли ощущала сейчас его теплоту, как и тогда. Не смотря на произошедшее, от него все равно веяло этой внутренней энергетикой. Холодные люди другие.
Стоило Винсу произнести слова, как Кэйли споткнулась, резко остановившись, сама вспыхнула как спичка. Ой… интересно как все складывается. девушка снова бросила взгляд на свой стол, закусила губу, одернула себя, посмотрев ошарашено и совершенно счастливо на парня.
- Правда? – главное самой сейчас не начать хихикать из-за превратностей судьбы и некоторых совпадающих событий, - ох, как это здорово, Винс! Это… это очень круто, правда. Кажется, - она улыбалась ему в ответ, сжимая руку, но у самой пальцы чуть дрожали, из-за сдерживаемого легкого смеха, - знаешь, мне кажется ты умудрился не только город заставить чувствовать, мне кажется… Лондон сумел в итоге всех заманить, чтобы ощутить эту весну.  Ох, я очень счастлива, что такое случилось, и…
Она все же отпустила парня. слегка прикрыла глаза, смущенно.
- Потому что, кажется, я тоже… это так странно, какие-то… - она окончательно покраснела, потому что в голову залезли все ее мысли, но в тоже время, сердце кольнуло тревогой. Она понимала, что в ее мироощущениях совсем не все просто и радужно. Но, она все равно будет нести свет и веру, что способна быть не просто счастливой дурочкой, что готова поддерживать. Спасибо парню, что перевел разговор.
- Уайльд? Правда? – она снова взяла уже Винсента за обе руки, доводя до стеллажей, - сейчас посмотрим. Так.
Тон ее стал абсолютно профессиональным, таким немного деловым, но чувствовалось, что абсолютно влюбленным в свою работу.
- Насколько помню, у нас есть «Как важно быть серьезным», точно был… - рука ее бегала по корешкам с названиями, она мимоходом сказала, - так, сейчас выдам.
Найдя нужную, она вложила ее в руки Винсента. Затем, прикусив язык, сказала, возвращаясь к поиску.
- Так, а вот и «Веер леди Уиндермир». Пойдет? Пока больше ничего нет, не завозили. Тааааак… - она чуть отошла к другому стеллажу, приговаривая, - где же ты, солнышко, давай, давай…
Затем спросила:
- Тебе какой курс, школьный или просто справочник?
И после ответа протянула бы книгу, сказав:
- Я запишу их на себя, Винсент. Но пожалуйста, пожалуйста, я, кажется, сошла с ума, но я тебе полностью доверяю – верни, ладно? И… у меня скоро обед…
Девушка запнулась, словно не знала, понравится ли идея самому парню, или нет.
- Пойдешь со мной? – она чуть наклонила голову, а голос стал немного робким, - а то… мне будет немного скучно, а погода действительно замечательная.
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

+1

11

Стоило Кэйли отпустить руки, как Винсент замедлил свой шаг, пока не остановился вовсе. Свет солнца бил сквозь прорези пространства между книгами, падая на их лица и ненароком согревая. Слегка прислонившись плечом к стеллажу, он улыбнулся, явно понимая или чувствуя сердцем, о чем Кэйли недоговаривает. Ее молчание стало продолжением мыслей юноши, которые брели, брели себе дальше пыльными улицами сознания, путались и снова куда-то его заводили. Например, так, он как-то просто и без особой тяжести понял, что Кэйли похоже действительно могла быть существом. У нее имелись документы на другое имя по которым она устраивалась работать в библиотеку, а домочадцы знают ее под совсем иным. Это не было проблемой и конечно же обсуждать это он не стремился, как и тот факт, что он из семьи охотников. Ему казалось, что в таком положении есть какая-то своя прелесть, небольшая загадка, разгадывать которую в действительности не хочет ни тот, ни другой.
Винсент взял сжал пальцами, поданную книг и улыбнулся чуть менее мечтательно.
- Пойдет. -  успокоил ее Дамер и погладил обложку книги. Затем прошелся по ребру, слегка потертым уголкам и вдруг как-то мгновенно эту книгу полюбил. Причем настолько сильно, что до щемоты. Влюбленный юножа – оголенная душа. – Школьного будет достаточно. – в тот же момент он получил в руки третью книжку, сразу за второй пьесой Оскара Уайльда. Дамеру еще не доводилось их читать, это впервые, а значит: новые знания, новые открытия и новые миры. Он всегда читал достаточно медленно, буквально впитывая в себя каждую страницу и порой, перечитывая некоторые места по нескольку раз. Книга становилась ему другом на их совместное время, и ему было с одной стороны печально расставаться с ней, а с другой, очень радостно, что ее после него прочтет кто-нибудь еще. Винсент не был вещевым собственником, в его жизни вещи как таковые не были столь значительны, разве что подаренный братом нож, всегда хранимый с собой. А все остальное, что он имел: библию от Ровены, книги от Надин и Абрахама, игрушку от Аарона, он оставил, уходя, в бывшем отчем доме. Все ведь не утащишь. Если честно, он был настолько сбит с толку в тот день, омытый грозою, что растерялся стоя перед рюкзаком. Он взял сменную одежду, нож, веревку, лежащую в кладовке на средней полке, да и все. Он абсолютно не знал, к чему нужно было готовиться, выходя в уличную жизнь. Безусловно деньги, но те были только на мультипаспорте, да только не на его. Зачем слепому самостоятельно распоряжаться деньгами?
Винс встрепенулся, вслушиваясь в ускользающий вопрос и буквально ловя его за хвост.
- Да… Да конечно, я верну их, можешь на меня рассчитывать. – Винсент улыбнулся и выпрямился, наконец-то оторвавшись от стеллажа. – Конечно, пойду, я же тоже тебе кое-что обещал, если помнишь. И сегодня самый подходящий для этого день. Жаль, что не успеем по времени дойти до одного особенного местечка, но и того, что поблизости от нас хватит, я думаю. Тогда я… - он обернулся. – Оставлю пока что эти книги здесь, хорошо?
Парень, надо сказать, слишком самостоятельно для обычного слепого, развернулся и направился к столу, который был при входе в обитель прохладного отсутствия солнца. Он подошел к нему, ударив ногой ножку стула, но обращая на это внимания столько же, сколько можно было бы обратить на ненавязчивое дуновения ветра, и устроил книги на столе. Это оказалось целой процедурой. Сначала он ударил их ребрышками об столешницу, чтобы выровнять, а затем уложил, проведя на последок до края стола рукой, чтобы убедиться, что то был не самый край.
- Ну что же. Веди меня? – Дамер замер в пол оборота и слегка улыбнувшись протянул руку вверх ладонью, в сторону Кэйли.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

12

Кэйли смотрела на Винсента, словно заново видела. И то, что предстало перед ее взором – девушку радовало. Не было забитого паренька, зато перед ней стоял уверенный, немного мечтательный, пожалуй, любознательный юноша с доброй улыбкой. Он словно то самое солнышко за окном. На сердце у самой Кэйли стало значительно теплее, потому что очень приятно было видеть, насколько поменялся по поведению Винсент.
- Да, конечно, - она говорила с нежностью, просто потому что действительно радовалась парню и встрече, - у меня есть примерно час, а потом снова за работу.
Девушка шла следом, отмечая, насколько уверенно шагал сам юноша, насколько действительно он выглядел уверено. Положил книги, обернулся к самой Уорд – та просияла и абсолютно естественно взялась за его руку, словно знала парня всю жизнь. Удивительны бывают порой знакомства. И в удивительное время.
- Посетителей нет, так что, думаю, ничего страшного не будет, если я выйду на обед чуть раньше, - она рассмеялась, наклонила голову и чуть крепче сжала его ладонь. Почему-то ей было важно и очень нужно касаться парня, наверное, она понимала – это лучший способ показать свое присутствие. Кэйли пошла, утягивая Винсента за собой, попутно захватив пальто – солнышко солнышком, но весна только начала заявлять свои права.
- Расскажи, пожалуйста, мне о том месте, - попросила она, пока одевалась, отпустив руку. Пока поправляла волосы, вытаскивая их из-под ткани, пока проверяла документы, - ты очень красиво рассказываешь, Винсент. Я не врала, когда сказала, что готова тебя слушать часами.
Девушка обернулась, снова взяла его ладонь, теплую, знакомую по прикосновениям. Удивительно, осознавая, понимая, что человек использует совсем другие способы видеть мир, и сама начинаешь замечать, ощущать, как-то внимательнее быть к тому, что вокруг происходит. Все-таки человек сильно полагается на свое зрение, а от этого перестает обращать внимание на другие органы чувств. Пожалуй, к существам это тоже относится.
Они вышли, Кэйли заперла двери, повесила табличку, кивнула охраннику, который неодобрительно посмотрел, но ничего не сказал.
Лишь на улице Уорд шумно выдохнула, словно впервые осознав, что вообще-то сейчас светит солнце, что она встретилась с парнем, за которого на самом деле переживала, что сейчас у нее есть время, чтобы отдохнуть и просто насладиться жизнью. И выпить кофе.
- Как ты смотришь на то, чтобы перекусить, а потом… - она на секунду замерла, словно пытаясь выразить все свои чувства. Пауза не была пустой, она была полна невысказанной пока благодарности, - неподалеку есть чудесная пекарня. И… не переживай, раз уж я сегодня снова твоя сестрица, - она немного лукаво усмехнулась, - то угощаю!
Затем потянула Винсента за собой. И все-таки…
- Спасибо, Винсент, - она сказала это тихо, но услышать ее было можно, - спасибо, что помнишь. Я… я не знаю. как выразить свою благодарность, просто знай.
Кэйли смутилась, но не могла по другому сказать. Ее жизнь начала меняться, пожалуй, именно с их знакомства. И именно с того рокового моста.
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

+1

13

Винсент закусил губу и на минуту задумался, прежде, чем начать рассуждать или скорее вспоминать обо всем вслух. Он сконцентрировался на том самом месте, которое собирался описать и на ощущениях, что испытывал.
- Первое, что ты чувствуешь, подходя к нему – запах каштанов. – медленно начал он. - Цветы этих деревьев пахнут схоже с самими орехами, но более мягко, словно воспоминания о них. Если я скажу тебе – представь их запах, что ты себе вообразишь? Не вспомнишь, а именно вообразишь, потому что запахи такая вещь – вспомнить их никак нельзя. Ты запоминаешь их, а потом возвращаешь в памяти, выращивая из имеющегося что-то совсем новое. Думаю, это будет слегка горьковатый, растительный – свежий аромат. Старые каштаны пахнут осенью и сухими листьями, молодые и слегка липковатые – сочной осокой. Еще я вспоминаю вкус. Вяжущий, неприятный, но отчего-то его хочется пробовать снова и снова, как рябину. Оба растения растут только на влажных почвах, неподалеку от грунтовых вод, а поэтому земля чуть ниже по склону всегда прохладная, даже пригретая солнцем, и слегка влажная. Садясь на прошлогоднюю сухую траву и смятую полынь, ветер доносит до тебя то запах каштанов, то запах сухого песка, разбросанного чуть ниже – достаточно далеко на самом деле. У проложенных рельс. Там ходят поезда, но никогда не останавливаются. Из города и в город. С новыми людьми. Свистят друг другу и бьются о шпалы, шумя. Мне иногда нравится задумываться над тем, кто именно там сидит в вагонах. Что за люди, как они живут, что их ждет дома и есть ли у них этот дом. Представляю звуки коротких поцелуев, смеха, запах влажных салфеток, тихий стух пальцев о сенсорный экран телефона. Скоро нужная остановка. – Дамер задумчиво помолчал, пока они проходили мимо охранника. – Это место так красиво, что я думаю, его бы стоило запечатлеть на картинах. – он засмеялся легко, а затем поднял лицо. – Там я чувствую себя самим собой.
Юноша вновь замолчал, а затем еще раз засмеялся, опуская лицо и поддаваясь действиям девушки. Сейчас он спокойно позволял себя вести без каких-либо выкрутасов и слов о самостоятельности.
- Конечно не против. Только за. И Кэйли, давай забудем о благодарностях. Мы друг другу равноценно задолжали и выплатили одновременно. Думаю об этом можно не говорить, а просто иметь в виду.
Винсент облизал губы  и слегка сжал руку кирхет.
- Так значит… Ты влюбилась?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

14

- Знаешь, - сказала Кэйли, идя вместе с Винсентом к пекарне, - мне кажется, я могу представить то, о чем ты говоришь.
Наверное, со стороны они могли напоминать парочку, держащуюся за руки, но Кэйли было абсолютно плевать. Солнце вокруг было так много, что оно ощущалось на коже. Люди гуляли, шутили, смеялись.
- Наверное, это та самая жизнь, настоящая, которая нас окружает, - Кэйли на мгновение прикрыла глаза, вдыхая весенний воздух. Затем, посмотрела на Винсента, - я, наверное, впервые за долгое время начала ее полностью ощущать.
Они уже подходили к пекарне, когда парень задал вопрос, от которого шаг Уорд сбился:
- А… я… не знаю, - пробормотала она, а парень мог почувствовать как напряглись ее пальцы, - появился важный для меня… человек. На самом деле важный, но все не так просто, как кажется на первый взгляд. Но… он тоже мне помог. Знаешь, вы все в итоге делаете меня сильнее. И я рада, если сама могу кому-то так же пригодиться. Просто, порой даже разговора хватает, чтобы начать ощущать вселенную. Вот как сейчас. Когда ты говорил, а я будто побывала в том месте. Там… наверняка там красиво. Я лишь надеюсь, что для тех, кто мне дорог, тоже что-то да значу.
Она пожала плечами, заходя в помещение. Там было довольно людно, поэтому девушка сказала:
- Знаешь, мы можем взять здесь что-нибудь и отправиться дальше, - ее тон снова стал легким, беззаботным, - а еще… с тобой ужасно легко молчать, ужасно легко вообще.
Девушка улыбалась, подходя к списку.
- О, сегодня тут есть просто восхитительные булочки с корицей и яблоками, и кофе с апельсиновой цедрой да зефиром. Пожалуй это я и буду. А ты? Что будешь ты? Только не смей отказываться, ладно? – она легко спросила, перечислив основные пункты, будто размышляла вслух, совсем ненавязчиво. И когда их выбор был сделан, когда заказ получен, Кэйли спросила:
- Ну так как? Посидим здесь, или отправимся дальше? Я была бы рада посмотреть именно твой, тот самый, Солнечный Лондон. Хотя бы чуть-чуть.
Сейчас на самом деле все зависело от Винсента – девушка готова была сама быть ведомой тем, для кого город стал родным домом.
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

+1

15

На улицах, несмотря на будний день, ходить было как-то легко. Никакого груза за плечами или в руках, удобная обувь, хоть и на один размер больше, чем нужно. И пусть проезжающие машины оставляли за собой выхлопной след, все же сам воздух был глубок и свеж, чем четко показывал, что весна уже не собирается отдавать права зиме. Ведь в холодную пору все дышали в полсилы. Дамер слушал Кэйли, но попутно цеплял обрывки чужих разговоров и те забавно смешивались в его голове в единую историю. Это ни в коем разе не означало, что юноша невнимателен к своей собеседнице, просто он не мог не слышать того, что творилось вокруг.  Он чувствовал себя собой, как никогда прежде. Без всяких замалчиваний, без любых сокрытий, таким, каким стал за эту жизнь. Местами сильным, местами слабым, иногда грустящим из-за пустяков или даже просто так, улыбающимся искренне чему-то хорошему. В мире с самим собой. Любовь поддерживала его изнутри, становилась опорой, которая заставила расцветать и любить самого себя, как и другого. Лондон не стал вдруг самым чудесным и безопасным местом на Земле, по мановению волшебной палочки, но он тоже сейчас представал перед молодым человеком без прикрас. Такие мгновения стоили жизни. И пусть сейчас с ним не было его возлюбленного, да и вполне вероятно, что они никогда больше не встретятся вновь, Винсент дышал насколько хватало легких, шел уверенно и не прекращал улыбаться, отчего его лицо делалось яснее и притягательнее.
Запах пыли дорог под звон колокольчика сменился ароматами кофе и специй. Он добродушно усмехнулся на высказывание девушки о молчании и по-дружески боднул ее в плечо плечом, совсем не сильно, но ощутимо.
- Я буду тоже самое, что и ты, думаю. – сделав вид, что задумался над пунктами меню, хотя уже давно сделал выбор, сказал Винсент. Гомон кафе был притягателен и ,думал он, это тоже часть того самого Лондона, которую можно было бы показать Кэйли и собственно остаться здесь. Но ноги и душа требовали идти дальше.
- Возьмем и пойдем. – сказал Дамер, отчего-то даже не протестуя против того, что за него платят, да еще и девушка. Весь день настолько подстегивал его, а спокойствие растеклось по телу так сильно, что кажется затронула даже мельчайшие частички его организма, буквально клетки. А потому он слегка двинулся вперед, кладя руку на прохладный стол возле аппарата для оплаты мультипаспортами и улыбнувшись, сделал заказ.
Два кофе с апельсиновой цедрой и зефиром. Две булочки: с корицей и яблоком. Парень позволил Кэйли оплатить и слегка потянул ее на себя, отходя в сторону от кассы в ожидании заказа, но вдруг запутался в таких же ждущих заказа людях и слегка засмеялся, поворачиваясь и извиняясь.
- Он начинается прямо здесь. Такие запахи, можно  почувствовать из огромного множества кофеен, раскиданных по всему городу. Но прислушайся еще лучше, - Дамер легко указал рукой в сторону – и пусть сторона была не правильной и справа, кроме витрины и  кассы ничего больше не было, но понять, что он имел в виду, можно было довольно просто. – Здесь слышны встречи и расставания, пахнет свежими газетами, спешкой на работу. – в этот момент какая-то пара за ближайшим к выходу столиком заразительно засмеялась и Дамер, улыбнувшись тоже, слегка пожал плечами, как бы говоря «вот, что я имел в виду». – Здорово это воспринимать, когда сам никуда не торопишься. Еще лучше осознавать, когда ты не часть всего этого, а лишь наблюдатель. Когда у тебя нет дома и никто не ждет, это все обостряется. Это я так. Между прочим.
Громко назвали их заказ.
- Давай возьмем и пойдем дальше. Кажется я понял, куда именно тебя отвести.
Когда Кэйли и Винсент разобрались со своими заказами, Винсент поднял голову и вполне спокойно произнес:
- Можешь помочь мне выйти? Мне кажется с этим всем в руках, я потеряюсь в дверях и людях.
И вновь так странно, но так хорошо: Дамер никогда не просил помощи. И пусть мог тыкаться лбом в стекло, делал это настойчиво, если не настырно, а тут… Странный день. Хороший день.

*Vance Joy - I'm With You. Мое настроение к посту.

[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

16

Кэйли улыбалась, вторя улыбке улиц, отвечая на улыбку Винсента, на его легкую дурашливость, которая была так приятна девушке. Такая не придуманная легкость, сердце девушки пело, потому что сейчас она видела, что с парнем действительно все в порядке.
- Хорошо, - мягко согласилась Уорд с юношей, поддерживая идею прогулки, наблюдая как он такими простыми действиями действительно живет. Это очень вдохновляло, она ощущала это, видела в жестах, поведении. Сердце Кэйли наполнялось теплом от подобного.
Винсент сделал заказ, а Кэйли протянула карту, когда девушка за кассой назвала цену. Назвала, так скептически приподняв бровь, оглядывая какую-то слишком довольную парочку. Наверняка что-то понапридумывала, и Кэйли, стоило той отвернуться, не удержалась и показала язык. Слева от них кто-то фыркнул на выкрутасы Уорд, она обернулась, подмигнула рыжеволосой короткостриженой девчушке, а та скривилась и отвернулась. Ну и ладно. Все это такие мелочи, которые не стоят даже внимания.
Парень потянул ее прочь, довольную своей глупой выходкой. Хорошо иногда выглядеть на девятнадцать, подумала Кэйли, отмечая как на них посматривают. Ну да, глупая девчонка и такой вот милый парень – держался он отлично, а люди редко присматриваются. Но вот, Кэйли ощутила, как он остановился. Да, его Лондон. Запахи, ощущения, звуки. Сама девушка подошла ближе, а все для того, чтобы в какой-то момент самой закрыть глаза и улавливать, угадывать, ощущать. Сначала ничего такого не почувствовала, только снова осознала, насколько все привязаны к своему зрению. Но вскоре тонкий слух начал различать не просто шум, но разговоры. Нос улавливал запахи. Кофе, выпечка, что-то такое сладкое, с добавлением приправ. Гвоздика, кардамон, корица. Кто-то стоял в толпе, источая запах дорогого парфюма. Кэйли даже показалось, что она уловила аромат знакомых сигарет. Распахнула глаза, повертела ошарашено головой, но успокоилась. Нет, его здесь не будет. Бред-то какой.
Кинула взгляд на Винсента, чуть расслабив руки. Он живет этим городом, но почему-то считает себя сторонним наблюдателем. Он не всегда был тут, это точно.
- Ощущения… невероятные, - прошептала Уорд. Хотела еще что-то добавить, но был уже готов заказ. Кэйли снова быстро поискала взглядом знакомую фигуру, увидела лишь ту самую смеющуюся парочку, которые держались за руки и о чем-то переговаривались. Да, он спрашивал, наденет ли она сегодня то милое платьице, которое было на ней в прошлый раз. Кэйли сместила внимание на других. Действительно, довольно пожилой мужчина читал газету, попивая из фарфоровой чашки кофе. С мороженным. «Надо же, - подумала Кэйли, когда они забирали заказ, - сколько ощущений возникает, когда просто прислушиваясь к себе. Невероятно
Она делала так раньше, но, каждый раз удивлялась и восхищалась словно ребенок, увидевший игрушку, о которой забыл.
- Ох, Винс! – выдохнула девушка, - пойдем. Мне очень-очень интересно!
Кэйли помогла выбраться из пекарни, забрав, правда у парня пакет с булочками, чтобы взять того за руку. Ладонь у Кэйли, правда, чуть подрагивала, но она же решила быть сильной. А значит, ничего такого. Просто в очередной раз ищет глазами того, для кого готова достать с неба звезду. И вполне возможно, в прямом смысле этого слова. Существо она или нет, в конце-то концов?
А дальше их встретила улица – солнцем, запахом деревьев, машин, прохожих. Яркими красками Кэйли, и громкими звуками Винсента. Девушка почти подпрыгивала от нетерпения, переминаясь с ноги на ногу. Вот-вот взлетит. Улыбалась широко-широко, потому что она верит, потому что Винсент рядом, потому что хотя бы с ним все хорошо. Потому что она снова встретила парня, и тот был таким солнечным, теплым, живым. Влюбленным.
Они оба любили, хоть и не друг друга, но почему-то именно такой расклад позволял проникнуться, понять и просто наслаждаться обществом. Быть едиными в мыслях и мироощущениях.
- Он звучит, как любовь, - прошептала Уорд слова самого Винсента, вдыхая и сама запах улиц. Весна наступала, а вместе с ней приходила надежда.
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

+1

17

Винсент улыбнулся и слегка поддался к Кэйли, чтобы протянув руку забрать пакет из ее пальцев. Легко и довольно ненавязчиво. Затем он вытащил одну из булочек, а пакет с другой вытянул вперед и слегка вправо, чтобы девушка забрала его обратно.
- Если честно я впервые ем что-то на ходу, да еще и так, что занято обе руки. – Дамер поднял свои пожитки, а именно стаканчик кофе и булочку. – Целое испытание, - честно сказал он. – Обычно я держусь около стены и одну руку всегда держу на ней, чтобы вовремя поворачивать, да и людям не мешать, - сказав это, Дамер ударился о кого-то плечом и придвинулся теснее к Уорд. – Так что тебе придется говорить мне, какая где улица. – извиняющимся тоном подвел итог он. - Нам не далеко и все же. А еще, мне кажется, что правильно делать несколько действий одновременно – просто непосильная задача. Как можно почувствовать до конца вкус своего кофе, если ты думаешь только о том, чтобы обойти курящих впереди тебя поскорей? Или о том, чтобы тебя не сбила машина? – Дамер слегка повернул голову в одну сторону, затем в другую, внимательно прислушиваясь к довольно плотному потоку людей. – Мне несколько сложно и я рассчитываю на твою помощь, Кэйли.
Винсент попытался отпить кофе, но почувствовал губами некую преграду. Тогда он провел пальцем по пластиковой крышке, зацепился за довольно явственный язычок и попробовал толкнуть его в сторону. Тот тихо щелкнул и Дамер с интересом вновь поднес чашку ко рту. На сей раз, под язычком оказалось небольшое отверстие, из которого можно было выпить кофе. А вся крышка целиком видим была создана, чтобы напиток не выливался за края из-за неаккуратных движений и не обжигал кипятком случайных незнакомцев.
- Очень вкусно, спасибо. Нам прямо, выше по улице. – спокойно проговорил юноша и вновь придвинулся ближе к Кэйли, цепляясь за ее локоть кончиками пальцев, чувствуя материю ее верхней одежды. На ощупь – слегка грубоватая кожа. Винсент склонил голову и заговорил чуть тише.
- В такие дни людей всегда много. Женские шаги, тонкие каблуки, мужские и тяжелые ботинки. Щелчки поворотников машин, звон светофоров, запахи шампуней и шлейфов духов, смешивающихся вместе. Солнце нагревает стены домов, асфальт. Проливается на землю, словно дождь, заполняя собой всякую выбоину, всякую трещину, точно вода. Люди шагают по этому свету и шагаю я. Ты шагаешь. – Дамер слегка отстранился и продолжил уже громче. – Странно, что самое прекрасное, нельзя потрогать, но можно ощутить. Тепло, свет, добродетель, веру, любовь. Снег тоже тает в руках. Воспоминания остаются позади с каждым шагом и остаются только в душе. Их тоже нельзя взять в руки. Может так все и задумано, - мимо Винсента вновь кто-то прошел – слишком близко, чтобы этого нельзя было почувствовать плечом. Однако он лишь продолжил. – Чтобы все самое важное, нельзя было передать другому, нельзя было дать подержать в ладони, нельзя было бы взвесить, пощупать, оценить.
Юноша улыбнулся и потянул Кэйли вперед.
- Когда-то на улице шел дождь, а дети кричали: «Это золото, золото падает с неба!». Ты его видишь?

*RIOPY - On a Cloud. Мой настрой на пост.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

18

Кэйли помогла достать булочку, сама взяла, а пакет отправила в ближайший мусорник. Потом забрала свой стакан, открыла, делая глоток. Кофе – это счастье, о кофе Кэйли мечтала с утра.
- Ох, прости, - выдохнула Кэйли, - если хочешь, можем остановиться где-нибудь. Я совершенно не против… конечно помогу, правда.
Сама Кэйли поглядывала на парня, чтобы вовремя среагировать, если что. Но, кажется, Винсент при все при этом все-таки не против продолжить их путь. девушка шла, слушая его, делая очередной глоток.
- Множество людей постоянно торопятся, - выдохнула Уорд, - постоянно куда-то спешат. Вот и сейчас – скоро обеденное время, и все боятся что-то упустить. При этом теряя как-раз самое важное. Ощущение свободы. Ощущение владения собственной жизнью. Словно хомячки в клетках, бегающих в колесе.
Вокруг них был народ. Справа гудели машины, пока Кэйли называла улицы, которые они проходили, переулки.
- Но при этом, даже в спешке можно умудриться почувствовать жизнь. Просто… это сложнее.
Кэйли и сама подставила руку, когда парень взялся за нее. Девушка, решила сделать все проще – она сама обвила его локоть, так вот, по приятельски – она была меньше, но при этом теперь можно было ей не мучится с расположением еды в руках, плюс у парня было больше возможностей.
То, что говорил Винсент было невероятным. Он все так тонко чувствовал, слышал, ощущал. Лондон действительно стал каким-то другим. Вроде бы тот же, но глубже, стал наполненным. Не просто картинки, достойные фотографий. Нет, Кэйли начала сама, не заметно для себя, обращать внимание на запахи, звуки. Даже испугалась, потому что ей показалось, будто небо накрывает, будто она теряется в потоке информации, ощущает насколько ее много. Вот такие простые, привычные вещи, на которые редко обращают внимание. Но стоит все-таки начать это делать, как ты понимаешь – мир огромен. Он необъятен даже просто вокруг тебя. Слишком много всего, слишком ярко.
- Невероятно, Винсент, - у Кэйли даже голова чуть закружилась, - этот мир огромен, а мы и не замечаем. Золото солнца можно не просто увидеть, можно почувствовать… почему люди так редко ценят то, что им дано?
Да и существа тоже.
Девушка вздохнула, понимая, что такой вот легкий день необходим. Передышка, чтобы не потерять силы двигаться дальше. Она притормозила Винсента, когда они оказались перед проезжей частью, назвала улицу, дождалась светового сигнала, чтобы потянуть парня за собой, перейти дорогу. Мысли ее были хоть и далеко, но она следила, чтобы все было в порядке. Оказавшись на другой стороне, ожидала, когда парень скажет дальнейшее направление, потом проговорила:
- Самые важные вещи нельзя потрогать, - вторила она ему, - они не материальны, зыбки, но при этом их так легко поломать. Как раз потому, что мы постоянно сомневаемся. Но, мне кажется, даже такие вещи передать можно. Это не просто. Но, например, твое тепло… я ощущаю его, и у самой на сердце уютнее. Когда кто-то любит кого-то, неужели нельзя поделиться этими чувствами? Неужели их нельзя подарить? А доброта? Разве она не передается? Нет, если б такое было, то никого нельзя было бы спасти. И никакая забота не смогла бы помочь близким.
От последних ее слов Кэйли почувствовала себя не очень хорошо. Потому что сомнение. Тоже чувство, которое легко передается. И которым легко заразить. И стало на секунду тоскливо, просто от осознания, что мальчик может быть прав, и все ее действия, получается, бесполезны.
- Нет, - тряхнула наконец Кэйли, упрямо так, потому что ей нужна уверенность, иначе можно просто опустить руки и выйти в окно, - даже такие вещи мы способны передать. И даже должны это делать. Иначе все было бы бессмысленно. А это не так.
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

+1

19

Винсент задумчиво откусил кусок пирожка – точно воробей клюнул -  и немного нахмурился, словно ощущал мысль, как запах или звук. Почти так же материально, как собственные пальцы. Затем слегка приподнял лицо, вновь абсолютно забывая о еде физической, но явно наслаждаясь вкусами ментальными. Он держал слова за хвост, желая высвободить их и обратить в действительность.
- М-м, я думаю… - но в этот момент, вместо того, чтобы продолжить фразу, Винсент резко толкнулся в бок Кэйли, избегая встречи с поздно заслышанным им человеком. В итоге они все же довольно неприятно задели друг друга плечами, что заставило Дамера остановиться вовсе. Он, а соответственно и девушка вместе с ним, замерли на какое-то время в потоке, пока парень не спохватился и не отошел к стене дома, утягивая кихирет за собой. Прислонившись к нагретому кирпичу спиной, Дамер улыбнулся в пустоту перед собой.
- Все же слишком сложно все одновременно. Думать, вести, есть, идти, говорить  и ощущать тебя. Может я и хорошо ориентируюсь в городе, но я все так же слеп, как и был при рождении. Ничего не изменилось. – парень аккуратно и не спеша высвободил руку, стараясь держать стаканчик вертикально. – Все действия требуют должного внимания, если хотят быть выполненными, знаешь. Не понимаю, как люди делают несколько дел одновременно. Думаю… Думаю, это настоящий талант! – он добродушно хмыкнул. – Как свист. Свистеть я тоже не умею. – он поспешно повернул голову. – Не то чтобы я считаю талантом все, что не умею сам, просто…  Просто какие-то вещи действительно требуют пробуждения чего-то внутри. – Дамер слегка покраснел и выпрямился, неуверенно поводя плечами. – Я хотел сказать, когда мы шли, что… Не думаю, что жизнь можно почувствовать «умудриться». – мальчишка вновь погрузился в какое-то спокойствие, словно мерно покачивался на волнах своего внутреннего моря.- В детстве все немножко по-другому.  У всех по разному, конечно, я ведь не дух, чтобы вселятся в каждого и немного пожить в теле того, в теле другого, чтобы осознать. Я сужу по собственной жизни, по жизни тех, чьи истории храню. По… По книгам, конечно. Каждая, как отдельный мир со своими людьми, верно? Настоящие помощники в путешествиях. Мне кажется, что дети, они как семена. Господь дает им много умений и способностей, которые, как защитная скорлупка позволяет им понимать чуть глубже и чуть больше именно, как чистому разуму, не отягощенному многими понятиями. Общества, поведения, иерархии, структуризации этого мира. Они понимают то, что составляет самое сердце, то тепло, что скрыто за любыми правилами, законами и догмами. Я могу привести тебя в место, где растут каштаны. Это дерево, чьи цветы дадут плоды. Ты скажешь мне цвет этих лепестков, я закрою тебе глаза и мы вместе ощутим их запах. Мы познаем его со всех сторон! Ощутим кору, погладим листву, но даже так… Даже так уже не сможем понять действительности. Я к тому, что считаю, – и это сугубо мое мнение – что дети не видят мир «иначе», чем взрослые. Они видят его.  А мы меняем эту способность на другие вещи. На логику, умение понимать , существовать в этом мире. Понимать, почему отцы уходят из семей, знать, куда улетают птицы и что город, как и жизнь, имеет начало и конец. Мы расцветем, вырастим из маленького семечка и это неминуемое событие. Потому что оставаться в стазисе нельзя. Может быть – я совсем чуть-чуть так предполагаю – что те, кто до сих пор считается больными некоторыми заболеваниями, психическими, в действительности просто имеют трудности с тем, чтобы перейти из одного в другое. И иногда… Очень очень редко, мы вдруг краем уха слышим вместо привычного гула колеса жизни мелодию. Знаешь… на грани света и звука, вдоха и выхода. Оборачиваемся и понимаем, что она вдруг обрывается и вновь превращается в гул. Мы так рады! Какое-то странное ощущение переполняет нас, наполняет жизненными силами, заставляет двигаться вперед, делает ноги легче и те так и просятся в бег. Мы замираем, смотря в небеса посреди толпы спешащих, так и не зная, что это легкие отголоски прошлых способностей, которые растворяются в воспоминаниях и становятся лишь «детским видением», которые мы почувствовали все на какие-то доли мгновения. – он задумчиво поднял стаканчик с кофе и сделал глоток, явно не выходя из самого себя. – А может все происходит наоборот? Мы рождаемся цветком, а потом закрываемся в семечко? Выбираем определенные таланты, умения, избираем вид поведения. Не знаю - не знаю, но иногда, иногда мне правда кажется, что за очерченными формами вещи, я ощущаю ее суть. Иногда, совсем на короткий миг жизнь вдруг осознается просто и ясно, принимается, как родная мать может принять свое дитя. И жизнь, и смерть. А как же я люблю детей… Они словно проводники, подсказывают, где лучше искать проход в этой скорлупе. Чистое знание. В такие проблески, наверное, люди и влюбляются, я… - голос Дамера оборвался, он положил булочку в карман и закрыл освободившейся ладонью лицо. Можно было заметить, как горят его щеки и насколько покраснели кончики ушей. – Боже, я так разболтался… - шепотом сказал Винс и продолжил чуть громче. – Извини, пожалуйста, я не специально этим всем нагрузил. Забудь. Я так смущен, боже… - Винсент оторвал ладонь и слегка неуверенно улыбнулся. – Мне только дай порассуждать о каком-то пустячке. Я надеюсь, что ты права, дорогая Кэйли. И добро, заботу, любовь действительно можно передать, дать почувствовать другим. – Винсент слегка покачал головой. – Потому что иногда мне кажется, что во мне столько любви, но она так бесполезна. Созидательная по своей сути, находит во мне пристанище, как в пустом сосуде. Данная Богом для чего-то такого, чему я никак не могу найти смысл. Это делает меня очень слабым. – Дамер вновь поднял стакан. – Беспомощным. – шепотом подвел итог парень, закрывая глаза. Он сделал пару больших глотков и выдохнул.  – Я проведу дальше, осталось немного. Сворачиваем на лево, до конца этого проулка и там на углу кое-что тебя ждет. Если конечно, по времени не слишком рано.
Винсент сделал последний глоток, допивая кофе и немного помедлив, повернулся к Уорд.
- Тот человек… - аккуратно начал он, имея в виду вполне конкретного человека. – Какой он?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

20

Кэйли сначала не поняла, что произошло, лишь ощутила толчок, да замерла, поглощенная потоком людей и близостью Винсента. Надо же, это с одной стороны неловкость, с другой же… Уорд не ощущала ее, почему-то с мальчиком было так просто, как дышать, пожалуй. Он не казался ей чужаком, вторгшимся в личное пространство, не казался кем-то неприятным. Нет, этот юноша даже так оставался каким-то лучиком теплоты, когда утянул Кэйли прочь, когда прислонялся к стене и объяснял ей истины, столь простые для него, но непривычные зрячему. Он говорил, делился с Кэйли своими мыслями, рассуждал так, как порой и сама Кэйли, часами обдумывая что-то, стыдясь своих же слов, мыслей. Ей порой казалось, что никому не нужны ее размышления, она так же порой стеснялась своего желания говорить. Но говорить нужно, это так необходимо всем: и существам, и людям.
- Винсент, - сказала Кэйли, пока парень не успел сделать и шаг. Она стояла напротив, чуть приподняв голову, довольно близко. Подняла свои ладони и коснулась ими лица парня, взяла, очертила скулы, - чувствуешь это тепло? Ощущаешь человеческую кожу? Прикосновения, такие материальные, такие живые.
Она не убирала рук, будто пыталась что-то показать, дать возможность ощутить пальцы, ладони.
- Мы умеем делиться теплом, мы умеем согревать. Так же, как ты сейчас ощущаешь тепло от моих ладоней, можно почувствовать и тепло слов. Слова бывают мягкими, светлыми, яростными, жестокими, грустными и неимоверно любящими. Говоря какие-то фразы, мы можем согреть, уберечь, передать информацию, ощущения. То, что ты говоришь, Винсент, уже несет в себе что-то большее, чем набор звуков. Порой, говорить необходимо, нужно, но порой именно дела позволяют показать всю степень чувств. Если ты любишь кого-то – не смей отступать. Если любишь, - Кэйли продолжала держать ладони у его щек, - действуй. Не смей бояться, не смей даже думать, что ты не можешь выразить свою любовь. Любовь – не слова, а поступки. И если в тебе сильны чувства, то именно через дела ты способен показать всю силу. Быть рядом, поддерживать, никогда не бросать – говорить мы можем бесконечно, но как же много людей, твердя слова любви, поступали подло. Как много людей предавали под знаменем любви! Нет, Винсент, если в тебе кипят чувства, если ты полон любви, ты будешь знать, что делать. Истинные порывы не скроешь, и если разрывается грудная клетка, дай выход чувствам через поступки. Возможно, это не оценят так, как ты того заслуживаешь, но ведь не оценка тебе нужна. В истинной любви нет соперничества, нет стремления к известности, к тому, чтобы твои поступки заметили. Если такое появляется – это не любовь. Совсем не она. Возможно, я ошибаюсь, возможно, слишком идеализирую, но мы сами можем управлять окружением. Я так живу, я не могу иначе, и, может статься, никому моя любовь нужна не будет, но человеку, которого я люблю, смогу помочь. Разве это не прекрасно? Разве это не передача твоих чувств? Не материальность их?
Кэйли говорила даже взволнованно, Винсент мог слышать, что ее дыхание сбилось. Как она замолчала на время.
- Мы все способны видеть мир первозданным. Потому что мы те же дети, обучающиеся, ошибающиеся, такие вот дети, которые бегут по тропинкам жизни, - девушка опустила руки ему на плечи, смотря в его незрячие глаза, искала тень эмоций, не знала, как среагирует парень на ее такое вот откровение. Почему-то слова Винсента всколыхнули многое в ее душе, многое, что хотелось ему сказать, - просто некоторые запутались, и не было рядом тех, кто мог помочь бы. Не было наставников, а потом становилось поздно. Но да, мы способны делиться своими чувствами. Так внуки заботятся о своих бабушках и дедушках, так влюбленные сидят, прикасаясь плечом к плечу и ничего в этом мире для них не важно, кроме этих самых прикосновений, от которых внутри все замирает, а сердце готово выпрыгнуть из груди. Когда касаются лишь маленьким участком кожи, а ощущают, что объяли весь мир. Но делиться, к сожалению, можно и другими чувствами. Ненависть может подкосить, ударить хуже пощечины, так, что ты на физическом уровне ощутишь силу этой ненависти. Страх тоже передается, им вообще легко заразить. Сомнения порождают лишь сомнения. Просто представь ситуацию, когда один друг говорит другому: мне кажется, эта девушка тебе не пара, она какая-то странная. И тот, кто недавно видел весь мир в глазах любимой, начинает замечать что-то другое, мелкие, неважные детали, но они под этим сомнением преображаются в уродливых монстров. И все. Сомнение разрушило то, что могло стать самым прекрасным чувством. Поэтому, Винсент, только от нас зависит, что мы будем передавать. Будет ли это тепло, забота, ласка, или страх, зависть, неприязнь и ревность. Да, мы можем передавать чувства, и поэтому нужно быть еще более осторожным в делах, поступках и словах.
Мимо них шли люди, говорили о пустячках, торопились успеть. Кэйли постояла с минуту в тишине, переводила дыхание, когда Винсент спросил ее о Смерти сам того не подозревая. Уорд тяжело вздохнула, взяла на этот раз парня за ладонь, крепко, проговорив:
- Пойдем, - она потом замолчала, задумалась и все-таки смутилась. Никому девушка не говорила в принципе о своем отношении к Всаднику, не распространялась вообще о нем. Даже просто как о человеке. Удивительно, что Винсент оказался одним из тех, кому она смогла сказать, - какой он? Разный, - голос ее потеплел, наполнился какой-то грустной нежностью, - непредсказуемый, живой, ранимый, - они шли уже совсем не быстро, полностью подстроившись под удобный для Винсента темп. Со стороны, наверное, походили даже на парочку, но Уорд почему-то было плевать. Опять же, она не ощущала себя рядом с Винсентом как-то не так, возможно сказывался ее возраст, - пожалуй, это первый человек, которого невозможно полностью описать. Что бы я сейчас не сказала, всего будет недостаточно. Знаешь, - хоть говорила она и с теплотой, а рука как-то сжалась, чуть крепче, чем того требовала беззаботная влюбленность, - пожалуй, он одинокий, запутавшийся, с тяжелой ношей, но при этом неимоверно мудрый, стремящийся помогать, любящий этот мир. По-настоящему, со всеми его недостатками.
Девушка вспомнила слова Смерти о том, как его грабили, рассказ о насилии зараженными, и даже о том, как ему ткнули ручкой в плечо – такая вот неприятная мелочь, по сравнению с другими событиями его жизни. И даже после этого он продолжал любить мир. Страдал от того, что ему выпала тяжелая ноша.
- У него… - сглотнула, все-таки продолжив, - было тяжелое прошлое, да и настоящее… но он все равно верит, продолжает любить нашу реальность, людей, всех. Я не могу им не восхищаться.
Кэйли вспомнила и его слова, обращенные куда-то не к ней, а дальше, слова о том, как прекрасен этот мир. Это ведь не смотря на всю ту грязь, в которой он побывал. А ведь кихирет знала то всего ничего, учитывая, сколько жил Всадник. Девушка все-таки стушевалась, наконец, расслабив руку:
- Ты можешь выразить свою любовь тому, кто важен тебе, - сказала Уорд, - словами, делами, да чем угодно. Губят именно бездействие и молчание. Страх тоже разрушает. Прошу Винсент, не совершай ошибки, которую совершила я когда-то. Своим бездействием я однажды потеряла близкого человека, и не одного. Не уберегла. Все в твоих руках, Винсент. 
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

+1

21

Под прикосновениями Кэйли, Винсент замер, точно статуя имени себя самого. Пожалуй, было бы очень сложно описать, что именно он испытывал от этой части происходящего - раздражения или неприязни касания не вызывали, но точно бы ограничивали на миг все его существо, заставляя юношу терять ориентацию в пространстве, концентрируясь разумом на пальцах и чужом человеческом тепле. Словно бы его убегающего поймали за хвост, не давая скрыться в собственную раковину – крохотный мирок за ребрами – и вытащили обратно на поверхность под палящие солнечные лучи, вместо уединенной откровенной прохлады подводной глубины, не давая выдохнуть или вдохнуть. Дамер взволнованно облизнул почему-то именно сейчас пересохшие губы, внимая тому, на что так хотели обратить его внимание и сам переполнялся возбуждением, разделяя его с Уорд. Та говорила так уверенно, так горячо, столь… воодушевленно, без тени каких-либо колебаний в себе или оттенков грусти в словах, что парень хотя-нехотя разделял все эти эмоции, чувствуя за крохотными словами огромную силу, которую его одинокие уставшие плечи не могли вынести. Точно оголодавший человек, отторгал большое количество еды, суть Винсента, только озарившаяся маленьким светом бумажного фонарика – любовью, привязанностью и надеждой - испугалась нахлынувшего волной сияния, накрывающего с головой. Трепет перед возможной истинной стал волнением, заставившим слепые глаза подрагивать в ложном нистагме. Когда Кэйли отпустила руки, Дамер закрыл веки, не замечая выдоха сдержанного дыхания и расслабляющихся, зажатых в спазме доселе, плечей. Он побрел за девушкой уже как ведомый, а не ведущий. Сначала он просто покачал головой, словно отгоняя какие-то непрошенные мысли, затем сделал это сильнее, непроизвольно хмурясь. Они были похожи на консервативного верующего, который скромно бродил вслед за своими идеалами, боясь сделать лишний шаг в сторону и того, кто разбивал границы религии, чтобы найти верую истинную.
- Мне сложно воспринять такой совет и гораздо сложнее ему… верится. – точно бы еще слегка оглушенный произошедшим, Винсент шел с опущенной вниз головой, скрывая тем самым лицо, пусть и не специально, а просто непроизвольно сжимаясь. – Наша любовь словно бы так … различна? Я мало знаю о ней. Знаю, что она долготерпит, милосердствует, что не завидует и не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего. Любовь не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине. Всему верит, все переносит. И конечно… Кончено никогда не прекращается, потому что закончатся знания мир и мир закончится, но любовь не прекратиться. Однако. – Винсент коротко сжал пальцами пальцы Кэйли, медленно соскальзывая с них вниз. – Она во мне. Внутри. Но то, что могу сделать я, это… - он поднял лицо, проводя по нему свободной ладонью и прерываясь на миг, теряя всякое выражение, словно бы снимая касаниями с самого себя маску. Может быть, они немного потерялись в собственных словах и каждый сейчас говорил о своем? Вроде нет, но даже если и так, эти слова натолкнули Винсента на свои собственные мысли, словно корабль на скалы. В отличие от Кэйли его любовь был нема, была слепа и абсолютно точно бездейственна. Он любил и страдал от этого чувства, не понимая, что с ним делать ему самому и уж тем более, зачем оно нужно другому. Поэтому хранил, буквально держал его в рамках своего собственного тела, постепенно уничтожая самоедством и страхом. Сила, содержащаяся в словах Кэйли привлекала и манила, воодушевляла, но напоминала о невозможности собственных сил из-за чего Дамер чуть ли не телесно сопротивлялся это все воспринимать, точно бы боялся напоминаний о собственной душевной инвалидности. Он отдался человеку, полюбив его, но даже не попытался остановить, когда тот уезжал, зная, что возможно он никогда не вернется. Просто потому что считал, что не достоин этого. Его любовь есть, внутри него, разве этого не достаточно? Сейчас, после слов Уорд то, что казалось смиренным, стало выглядеть таким эгоистичным, что Дамеру вмиг поплохело от самого себя.
– И все же мы очень много разговариваем, да? А ведь мы уже пришли.
Дамер совсем отпустил руку кихирет и, шагнув вперед быстрее настроенного ими темпа, положил ладонь на прохладный кирпич здания. Пожалуй, он будет очень огорчен, если то, чем Винсент бы хотел поделится, не произойдет.
- Только нужно быть тише. – предупредил Дамер и проводя по стене рукой, цепляясь пальцами за стыки кирпичей, прошел чуть вперед. Проулок был почти безлюдным в отличие от улицы с которой они только что сошли, полной снующих прохожих. Винсент отсчитывал расстояние какое-то время, а затем остановился и медленно присел так, что полы его пальто коснулись пыльного асфальта. Пальцы пропутешествовали по стене ниже, к окну, нащупывая его раму. Затем Винсент развернулся к нему спиной и медленно осел рядом, садясь на корточки. Глядя перед собой, он вытянул руку и похлопал рядом с собой.
- О, подожди, - вдруг встрепенулся Дамер и слегка приподнявшись, снял с себя полупальто, оставаясь в неясного серого цвета водолазке на пару размеров больше его собственного, что придавало парню немного жалкий вид. Верхнюю одежду он постелил рядом и уже теперь похлопал по ней рукой. – Не хорошо, если ты вернешься грязной в библиотеку. Я чувствую, что здесь очень пыльно – давно не шел дождь. – Винсент подтянул колени к груди и оцепил их руками. По его лицу отчего-то становилось понятно, что он хочет что-то сказать, но колеблется. Наконец, он умостил подбородок на колени и тихо выдохнул:
- То, что ты сказала о своем человеке напоминает мне кое-кого тоже. Он тоже очень одинок, хотя и окружен постоянно знакомыми и друзьями. С тяжелой ношей и очень мудрый, стремящийся помогать и любящий этот мир. И он… Нужен. Очень много кому нужен. – Дамер сжал руки крепче. – Разве я могу его забрать себе. – юноша покачал головой.- Возжелать его любви к себе больше, чем ко всем остальным. Да еще и с… таким изъяном. Стать объектом постоянной заботы, не имея возможности дать хоть что-то взамен, кроме этой самой любви, которая в моем случае… - послышался какой-то звук, похожий на хлопок двери и Винсент замолчал, поворачивая голову в бок, профилем к окну, точно прислушиваясь. Пара мгновений еще каких-то непонятных звуков: шорохов, легких стуков и движений стула по паркету. Затем невидимые руки коснулись клавиш фортепьяно и зазвучала музыка*. 

*Sirius Eyes - Autumn Rain Waltz.

[icon]http://s8.uploads.ru/t/mUc4n.png[/icon][nick]Vincent Dahmer[/nick][status]Light[/status]

+1

22

Кэйли увидела и почувствовала как замер парень, как напрягся весь, но не могла сделать пока ничего. Вздохнула только, пока они шли туда, куда сказал сам Винсент. Она даже собиралась что-то ответить, но юноша обозначил то, что они достигли цели. Подошел к стене, предупредив о тишине, сел, положив прежде пальто на землю, чтобы кихирет присоединилась. Уорд немного непонимающе смотрела на действия, но подчинилась, приближаясь следом и садясь рядышком, плечом к плечу даже. Винсент явно хотел сказать что-то еще, но кажется, сомневался, а Кэйли должна была собрать мысли в кучу, немного успокоиться, потому что сама пылала от того, насколько откровенны были ее слова. Но и тут Винсент не договорил, потому что послышались движения, а в следующее мгновение…
А в следующее мгновение сердце у Кэйли остановилось, а глаза широко распахнулись. Кто-то играл на фортепиано мелодию столь плавную, грустную и такую подходящую их разговору и настроению. А может именно она создавала тот самый настрой? Кэйли замерла, почувствовав, как увлажнились ее глаза, на автомате смахнула рукой слезинки, ничего не говоря, став тихой, на самом деле тихой, обращенной в слух, вся там, не на улице, а где-то далеко и в тоже время близко. Она была рядом с пианистом, чьи пальцы бегали по клавишам, казалось, видела, как поднимается и опускается кисть на инструмент, и поняла, что сдерживаться не может. Слезы все-таки побежали от красоты момента и воспоминаний. Каких? Да всех и сразу, о ее молодости, об обучении, когда она бежала сдавать экзамен и слышала в кабинетах, как обычные студенты учат, повторяют, сдают. Вспомнила и конкретные, определенные руки, представив как они так же опускаются на белые клавиши, задевают бегло черные, и голос.
Уорд откинула голову назад, полностью прислоняясь к стене, не смея сдерживать эмоций. Музыка закончилась, наступила тишина, будто тот, кто играл и сам проникся, задумался о чем-то.
- Винент, - слабо прошептала фэйри, - это… невероятно. Спасибо.
Она не могла говорить громче, не желая разрушать магию мгновения, не хотела портить слишком громким голосом прекрасную мелодию, отголоски которой еще стояли в ее душе.
- Знаешь, - она мягко положила голову на плечо парня, так просто и без какого-либо подтекста, - музыка всегда была для меня чем-то большим, чем просто набор звуков. Как и любовь, гораздо, гораздо больше, чем просто слова. Но… я так боюсь быть навязчивой, боюсь стать одержимой, как Чу… как многие сумасшедшие, не способные остановиться. Поэтому мне стало достаточно того, что этот человек просто есть. Я счастлива уже от того, что он ходит по земле, несет свою правду миру, шутит, играет на фортепиано, катает девушек на машине. Живет и знает, что есть та, которая никогда не предаст. Не сможет ведь. Наверное, это звучит очень пафосно и глупо, - кихирет вытерла ладонью лицо, - но мне от него ничего не нужно, я просто хочу, чтобы у него было все хорошо. Но… все не очень хорошо, на самом-то деле. Вот снова, мы встретились, а проблемы не просто никуда не делись, но и изменились, выросли. Но я знаю, что сидеть сложа руки, когда близкому человеку плохо, я не смогу. Я найду нужную информацию, уже ищу. Хотя, честно говоря, библиотеки Лондона немного не подходят, как оказалось, - она даже чуть усмехнулась, но так, мимолетно. Шептала, совсем тихо, но Винсенту должно было быть слышно, - любовь… это ведь не собственничество, Винсент. И любимый человек – не вещь, чтобы запереть в комнате и поставить на полку с подписью – мое, руками не трогать. Любовь… я не знаю, что это такое. Но ощущаю, что, когда она есть, я горы готова свернуть, я лучше, светлее становлюсь, что ли. На многое способна и многое вынесу. Даже если по итогу окажусь не нужна. Моя сестра прямо сказала мне, насколько я бесполезна, но, я знаю, что ради нее и ее детей я пойду на многое, если не на все. Я люблю этот мир, но не имею права присваивать его только себе. Потому что процесс жизни и смерти неотделим, нельзя забрать одно и не нарушить баланс. Все мы для чего-то да нужны, и ты, как мне кажется, тем, что любишь, одним только этим чувством способен подарить надежду, обогреть. Ты, Винсент, очень теплый и с тобой легко. Даже дышится проще, а уж человек, которого ты любишь… сложно все это, Винсент. Сложно, хоть одновременно все проще. Потому что именно из-за того, что мы накручиваем, гнобим себя, занимаемся таким вот самоедством. мы сходим с тропинки близкого человека. Мне все видится так – все мы идем по дорогам, они разные, одни прямые и светлые, другие невидимы самому существу. У кого-то тропинки поросли терниями, у кого-то они уже тянутся долго, а кто-то только начал идти. И вот, мы сами решаем, кого пустим на свои тропки. И уж если пустили, то на подсознательном уровне готовы к тому, что с нами будут идти рядом. Если человек, которого ты любишь, разрешил следовать его дороге, то тут уже только от тебя зависит, свернешь ли ты в чащу своих мрачных дум, повернешь ли назад, или возьмешь человека за руку и вместе продолжишь с ним путь.
Она говорила медленно и так, чтобы их не было слышно, сидела, обнимая руками колени, да не убирая головы от плеча парня. Не все было гладко у нее, но девушка намеренно отметала лишнее – страх, сомнения, неуверенность. Они все у нее были, но кихирет умела не зацикливаться на этом, осознавая, что позволит себе все это в одиночестве и мимолетно, чтобы потом встать и идти, не отступая от выбранного ею же пути.
[icon]https://i.postimg.cc/T2sFZ5f8/image.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Там за холмами солнце запело... Сделаешь шаг - за тобою весна. [/status]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » …and it’s another day of sun