Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Крутые мужики на взрыв не оборачиваются


Крутые мужики на взрыв не оборачиваются

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Крутые мужики на взрыв не оборачиваются
http://funkyimg.com/i/2Rysa.png
особенно если они его и организовали

1. Место действия
США, Невада, Фаллон.
2. Время и погода
13 августа - 14 августа, 2016 год
От 12.00 и далее.
+30
3. Действующие лица
NPC от меня +\- событийные описания.
Эвелин Портер, Дэвид Смит, Сайлаз Уортингтон, Катарина Дойль, Кирю Доман
Изначально все персонажи, кроме Эвелин и Дэвида НЕ НАХОДЯТСЯ вместе, поэтому очерёдность пока произвольная и будет редактироваться по ходу течения эпизода и передвижения персонажей по городу.

Сказать, что события тех дней целая череда грёбаных случайностей - это ничего не сказать.
Фаллон - это относительно небольшой город, в котором проживает приблизительно восемь с половиной тысяч человек. До ближайшего крупного города на востоке, Остина, целых 180 километров, а единственное место, в котором тут можно получить работу - тренировочный Аэродром Навал, принадлежащий морфлоту США. Казалось бы, в чём может быть интерес к нему? А вот в том и дело, у обычного здравомыслящего человека, стремящегося к успеху и вкусной жизни, интереса к нему будет кот наплакал, особенно в летнюю жару, когда даже на аэродроме никого нет.
Причина приехать именно сюда оказалась у каждого из "тусовки" имелась своя.
Эвелин Портер, Кардинал Церкви, должна была прибыть в местную Церковь с проповедью для своих людей в столь удалённом уголке Штатов. Вместе с ней сюда прибыло ещё шесть священников Ордена Священнослужителей, включая Дэвида Смита: естественно, с целью защитить её и, возможно, пополнить ряды юных учеников Ордена, за счёт местного приюта Церкви. Дело благое, пусть и, отчасти, рутинное.
Сайлаз Уортингтон получил вполне прямое указание: на представителя Церкви не просто готовится покушение, здесь готовится нечто куда более зловещее и он должен уничтожить не только организаторов, но и все следы того, что там затевается, чтобы не повадно было. Будем говорить так.
Безумную Кэт привела сюда статья в одном из Охотничьих сообществ. Дескать, за одну ночь в городе пропали сразу десять человек, а буквально спустя неделю их трупы были обнаружены в озере Сода с отсутствующими органами: сердце, печень, глаза, половые органы, участки кожи... похоже на работу какого-то ведьминского культа. Надо бы проверить местную шпану, не так ли?
Кирю Домана же сюда привела цель отнюдь не благая: это уже была охота на ведьму, убившую пару представителей его клана, бежавшую из Японии. Он гонялся за ней по сраным Штатам целый месяц, пока не загнал её сюда. Он уже убил её и даже сжёг тело, как вдруг ощутил...Что-то в Фаллоне не так и не то. Энергетически...но что именно?
Скоро узнаете.

+2

2

Широкие улицы, низкие здания – отвратительное место. Впрочем, как и любой маленький городок в штатах. Катарина повидала многие из них и знала, что они очень похожи. Отличало их друг от друга разве что наличие зелени. В Фаллоне ее явно не хватало. Улицы слишком бетонизированы, здания похожи на коробки, а воздух какой-то затхлый.
Пыль и жара добили бы любого. Но Кэт упорно не меняла своего принципа – на ней была довольно широкая черная водолазка под горло с длинными рукавами, Кожаный жилет, скрывающий кобуру, да перчатки с металлическими вставками. Это продиктовано было многими причинами, и самой основной. Неизменные свободные кожаные штаны тоже были на месте, но на этот раз многих ждал сюрприз - Катари таки исполнила свою задумку, вшив скрытку. Красота!
Женщина как раз слезла с байка, поправив довольно крупный рюкзак. В город она прибыла не больше шести часов назад, остановившись в одной из гостиниц. Там и оставила свой основной арсенал, решив, что перекусить в забегаловке проще относительно безоружной. Кэт хмыкнула, заходя в Jimmys & Sons. С собой у нее было по мелочи. Охотничий нож приятно сидел на поясе, а сама Катари планировала совместить трапезу и поиск информации. А потом и на озеро смотаться можно. Так, проверить, нет ли каких символов или знаков. И к трупам бы добраться, пока не кремировали. Катарина вздохнула, хищно облизнулась и вошла в бар.
Заказав себе пиво и пару бургеров, уселась за один из столиков у окна, достала небольшой ноут. Поскрежетав зубами от досады и отсутствия вай-фая, подключилась к своей сети и принялась копаться. «Так, красавчики, идите к мамочке, - Кэт искала близких или знакомых погибших, к какому контингенту они принадлежали.»
Время текло медленно, бургеры заканчивались быстро. Пивом дама не злоупотребляла, скорее так, стремилась утолить жажду. В такую жару самое оно. Холодное, темное, не сильно крепкое. Пальцы бегали по клавиатуре, а сама женщина закусила с силой язык.
- Что же тут происходит, вашу ж мать? – задумчиво прошептала она сама себе. С таким количеством жителей десяток найденных трупов должен всколыхнуть общественность. Но, казалось, все тихо. Или только на первый взгляд? У бармена что ли спросить? Кэт покосилась на работника, размышляя, а не пошлет ли он ее лесом? В маленьких городках не любят шумихи, и не любят чужаков, предпочитая разбираться самим. Но, с другой стороны, может быть и такое, что человек захочет поделиться шокирующими подробностями.
Пока размышляла, пальцы автоматически набирали запросы на ведьминские ритуалы, встреченные охотниками за всю их практику со схожими атрибутами из человеческих органов. Должно же что-то вылезти.
- Давайте же, сучки, давайте, - одними губами произносила Кэт. Во время работы ее взгляд не отвлекался на что-либо другое, только периодически она следила, чтоб не возникло рядом слишком уж любопытных. Хотя в любом случае просто представиться журналисткой или частным следователем, нанятым безутешной родней, если таковы были – пошлют и хер с ними. Так что подобную информацию Катари и пыталась выяснить. «Надо бы пораспрашивать местных бомжей», - сделала пометку себе Дойль, предполагая, что они могли видеть хоть что-нибудь. К тому же это самое быстрое, что можно провернуть – едешь по дороге, да цепляешь кого-нибудь. За подачку на бухло они выложат еще и не такое. А вот дальнейшие ее действия были предельно опасны. Она лезла в архив города, пытаясь выцепить фамилии, которые теоретически могли принадлежать к какому-нибудь клану ведьм. Или связаны с резким получением влияния в городке да округе. Очень редко, когда с неба падали огромные чемоданы денег, да влияние на народ. Неа, хер там. Чаще это следствие игр с запретным.
Женщина тщательно читала все, что откапывала, пытаясь вычленить нужную информацию и вектор, по которому лучше всего направиться. Нужна отправная точка. Поэтому Кэт ела и работала, предпочитая на охоту выходить с предварительной подготовкой.
[icon]https://i.postimg.cc/wj7k4v34/13bacd.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Снова выступим в черном и выставим счет![/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-23 15:55:00)

+1

3

13.08.2016.
11.00 - 13.00

Кортеж состоял из трёх автомобилей. В первом автомобиле ехал водитель и три священника. Во втором ехал водитель и, волею судеб, Эвелин с Дэвидом, в третьем - опять-таки, водитель и два священника. Водителей можно было не считать за священников, хоть они и знали кого именно они везут. Кажется, их с Дэвидом водителя звали Клайв и он был, в общем-то, довольно молчалив. Больше того, беседе с ними он предпочитал слушать психологический тренинг какого-то там новомодного гуру по поднятию самооценки. Эвелин терпеть не могла такое, но осуждать не смела: сама-то ездит к психотерапевтам. Кому что помогает, как говорится.
Кардинал не особенно волновалась перед мероприятием. Для неё что-то подобное давно было рутиной: куда она только не ездила с кортежем, без кортежа, с оружием, без оружия... Угрожало ли её жизни что-то? Ну, может статься, и угрожало, только вот бояться смысла не было, да она и не привыкла. Сюда, в Фаллон, должны были приехать где-то тридцать священников-Наставников из ближайших городов, служившие под её началом, плюс их ученики в количестве человек пятидесяти, плюс пятнадцать детей из приютов под началом некоторых организаций Церкви, которых хотели показать ей и Дэвиду, как, мол, специалистам по отбору будущих членов Ордена, плюс пятнадцать людей отсюда, из самого города. Она выступала и перед куда большей аудиторией, ничего нового, ничего удивительного. Чисто теоретически, здесь должно было собраться достаточное количество людей Ордена Священнослужителей, чтоб любая угроза нивелировалась сама собой. Местным жителям всё мероприятие представили как собрание членов какой-то там благотворительной организации "Вознесенные Христом", которая помогает местным священникам, больным и детям. Мэр города даже пообещал, что улицы близ церкви, где они собирались устроить встречу, перекроют полицейские. Очень мило, как и вся цель визита. Поднять боевой дух. Многие священники, которые так далеко находятся от Ватикана и крупных городов, начинают чувствовать себя брошенными, что их оставили где-то позади, не то что даже на "подхвате" или "на скамейке запасных", а в полной беспросветной жопе, лишь бы их не видеть. Эвелин, на самом-то деле, расставила своих священников по другому принципу и некоторые Наставники, что постарше, понимали его и, откровенно говоря, в её проповеди не очень-то нуждались, но молодняк на то и молодняк, чтоб беситься, бунтовать и куралесить, когда им кажется, что на них забили, чтоб спровоцировать наказание, которое бы доказало, что они правы. Портер, естественно, никаких наказаний не отсыпала, решив пояснить кто и почему здесь. Среди Наставников здесь были такие же специалисты, как, например, те шестеро священников, что были приставлены защищать её, а были и те, у которых были проблемы с установкой контакта. Одни учили других и занимались сплочением общины, плюс присмотром за детьми и ближайшими окрестностями, за существами и за деятельностью СФ. Опытные Наставники показывали как они работают тем, кто только поднялся и присылали ей отчёты, в которых довольно подробно описывался процесс их становления. Когда из этой области Невады стало приходить всё больше и больше жалоб на подающих надежды, но страдающих юношеским максимализмом, молодых Наставников и на их бунтующих и стоящих на месте учеников, Эв и решила явиться лично и пообщаться. В перспективе, вообще, практически с каждым. Некоторых она будет после принимать небольшими группами и отвечать на более личные вопросы. В Штатах у Портер были священники только здесь и три человека в Техасе, в Корнвилле, но те вообще ничем особо не парились и вместо отчётов присылали дебильные фотографии, как они играют в бадминтон с Чупакаброй, гоняют на кельпи, ночью пляшут с вампирами и вообще типа как бы поддерживают местную общину, не вмешиваясь, но и давая таки понять, что Церковь, всё-таки, здесь.
Эти трое были все примерно их с Дэвидом возраста и пережили довольно тяжёлые потрясения по жизни, на свою голову, повоевав в Ираке и потом помогая ликвидировать последствия 11 сентября, после - снова вернувшись в Ирак. Когда вся эта история с Саддамом только началась их было пятнадцать друзей, которые происходили из одного приюта. В живых к концу войны в Ираке осталось вот, трое. Они страдали чудовищной депрессией и видеть их дурацкие фотографии было чем-то вроде бальзама на душу и личной заслугой, не без этого. Они поздравляли Эвелин с днём рождения и всеми праздниками, благодаря, что она дала им это место и что вообще не отлучила их от Церкви, хотя получала практически требования от Апостолов сделать это. Мотивация у них была какой-то слабой, на её взгляд: говорили, что они ввязались в то, во что их не просили и якобы представляли опасность для кого-то. По факту, именно Апостолы дали ей добро на то, чтоб она отпустила их на войну, о чём они сами её просили, говоря, что они должны помочь солдатам. Это поведение Апостолов её возмутило, помнится: сначала да, потом нет и даже вообще отлучи их. Что-то в этом было не чисто, но у неё были куда более важные дела, чем война с Апостолами и их людьми. Ей нужно было беречь своих, а не ставить под дополнительный удар. Она сказала, что Корнвилл для них будет подходящим местом. И так и вышло. Обычные люди там всё-таки были, да и существам иногда нужно поговорить со священниками. То, что церковь в Корнвилле была осквернённой, было делом десятым: её людей там приняли без ножей и топоров, потому что те пришли без них и сами. Притирки были, по-началу, помнится, тяжёлыми, но, в конечном счёте, они все нашли общий язык. Однажды её подопечные даже подключили к ночному сбору в церкви Корнвилла, где они с существами вместе обсуждали понятие "предназначения", души, смерть, жизнь и много таких вот тем. Эвелин и самой понравилось в этом участвовать: в Корнвилле жили достаточно древние создания, которые о многом знали и у которых было чему поучиться. Чем-то это напоминало некоторые лекции существ-долгожителей в Академии СФ, только тут была не лекция, а оживлённая беседа, в которой они беспардонно матерились, пили вино и сыпали яркими примерами со всех сторон... А потом они пели песни, которые Эвелин никогда не слышала, потому что их написали те, кто давно умер и даже никогда не был известен, обнимались и разошлись, когда до рассвета оставались считанные минуты, чтоб никого не поджарило. О них она тоже хотела рассказать, на самом деле. Как пример того, что их, священников, дело, заключается не только в поддержании порядка и размахивании пистолетом с освящёнными пулями, но и в поддержании общей духовности, мира. Работа с людьми и существами, которые все живут в вверенном городе и являются прихожанами церкви или нуждающимися в духовном покое, не должна ускользать из их поля зрения. Все эти громкие титулы "Воинов Христа" подразумевают не только войну с порождениями тьмы, что потеряли страх перед порядками Творца, но и предотвращения утраты веры, утраты покоя, и, да, утраты страха перед Творцом... да, разговор обещал быть долгим, интересным. Ей даже, вообще-то, этого хотелось.
В машине было не так жарко, как на улице, но температура за окнами всё же ощущалась. Портер предусмотрительно оделась в красную шёлковую рубашку с коротким рукавом, накинула на себя тёмно-серый пиджак к юбке, что доходила длиной чуть ниже коленей и лишь слегка приоткрывала их, пока она сидела. Красные туфли гармонировали с тоном её рубашки и, конечно же, с сумочкой. Все стильные леди знают, что сумка должна подходить к туфлям. Её волосы были собраны в высокую причёску, чтоб не нагревать шею лишний раз, а украшениями она себя решила не отягощать, как и особенно вычурным макияжем. На запястье женщины красовались дорогие часы.
Эвелин старалась не обращать внимание на Дэвида и, на самом деле, ей это удавалось. Женщина читала очередную папку с отчётами, чуть хмуря брови и потирая подбородок в задумчивости, молча...ровно до того момента, пока он не начал раздражать её. Сначала он снял пиджак. Ну ладно, жарко, предположим. Выдохнула. Потом он закатал рукава рубашки и Кардинал подумала, что теперь его рукава будут помяты и если он их спустит, то будет выглядеть отвратительно. Потёрла лоб, скривившись, но успокоилась. Допустим, что он их и не будет спускать, ладно, хорошо. Расстёгивание верхних пуговиц, причём такое, почти демонстративное, заставило её повернуться к нему и прокашляться, чтоб собеседник обратил на неё внимание.
- Отец Смит, застегнитесь уже, в конце концов, мы почти приехали, - процедила она, поправляя рукав пиджака. - Вы выглядите как рабочий со стройки, а не как священник.
- Жарко. Не думаю, что один мертвый священник добавит продуктивности работе.
- Может просто надо покупать рубашки из дышащего материала, а не... - женщина глянула на раскрытый воротник, качнув головой, - ...а не то, что подешевле. У вас нормальная зарплата.
- Я трачу её на более важные вещи, чем одежда.
- Одежда тоже важна. Хотя бы одну пристойную рубашку стоит иметь! - она убрала папку в сумочку, всплеснула руками и закинула ногу на ногу.
- Она когда-то у меня была. После одного одержимого, я понял, что это - самая бесполезная вещь.
- Так ведь в пристойной рубашке изгонять демонов не ходят. А вот на приёмы - да, - она указала на него пальцем.
- Эта рубашка достаточно прилична. А я не завсегдатай на приемах. Мое дело - полевая работа. - помолчал. - Обычно.
- А, то есть в следующий раз мне вас не звать? - она вопросительно вскинула брови. - Я это учту, безусловно.
Он замолчал, а она недовольно отвернулась от него, но, всё-таки, поглядывая на него искоса. Он беспардонно расстегнул рубашку ещё сильнее. Наверное, в ней взыграло не только Кардинальское "какого хрена", но и чисто женское "какого хрена". В конце концов... в ней это, правда, будило совсем неуместные желания. Ни у какого другого мужчины, вообще-то, не получалось заставить её на себя смотреть таким образом, кроме Смита. Что поделать, это был единственный мужчина, которого она любила и хотела. Только признавать это было гадко и болезненно, как и признавать, что его молчание в её присутствии вызывает у неё нервозность. Лишь бы он хоть что-то говорил ей, говорил с ней. В её голове ощущение нервозности сразу отозвалось автоматическим коротким взглядом на часы. Через два с половиной часа ей нужно будет принять таблетки.
- Вы издеваетесь? - спросила Эвелин, негодующим тоном.
Дэвид посмотрел на неё вопросительно и она повернула к нему голову.
- За-стег-ни-тесь. Вы, вообще-то, едете с женщиной. И Кардиналом. В одном лице. Это непристойно.
- Что ты там...
Эв вопросительно изогнула бровь. Что это он себе позволил, действительно? Спорить с ней собрался? Ох она ему поспорит, щаз.
- Ладно, я понял, - он застегнулся с максимально страдальческим выражением на лице, из-за чего Портер отвернулась обратно, лишь бы не видеть этого актёра, у которого ещё нет Оскара.
- Благодарю.
- Всегда пожалуйста.
- Мой Кардинал... Ваше преосвященство?
- Можно и так.
Он улыбнулся.
-  Что ещё? - Эвелин зыркнула в его сторону, чуть раздражённо.
Дэвид не воспринимал её всерьёз будто бы. Наверное так же нарочно, как она бурчала на него.
- Нет, ничего, мой Кардинал, - он покачал головой и отвернулся к окну, - надеюсь всё сегодня у Вас пройдет хорошо.
- Это ваша работа, чтоб у меня всё прошло хорошо, - отрезала Портер.
- Все пройдет как надо.
- Внушает надежду.
Они опять замолчали. На самом деле это была сущая пытка: ехать в одной машине с Дэвидом. Этот человек вызывал в ней слишком много эмоций и слишком влиял на её IQ, резко понижая его до какого-то критического значения. Может, ещё жара виновата, конечно... а ещё, вообще-то, виноват сам Дэвид. Потому что они вместо нормальной поездки в тишине начинают собачиться из-за того, что он просто не может её послушаться и не выпендриваться. Разумеется дело в нём. И в жаре.
Самую малость только в Эвелин. Разве нет? Она сняла с себя пиджак.
- Может, воды? - нарушила она молчание и Дэвид сразу повернулся, будто и сам ждал, что она заговорит с ним.
- Был бы рад.
Женщина вытащила из сумки бутылку с водой и протянула её Смиту.
- Всё не выдуй только.
Он кивнул, сделал пару глотков и заглянул ей в глаза, передавая бутылку обратно. Вот что это за момент дурацкий? Держатся за одну бутылку, смотрят друг на друга, опять молчат. Нет, нельзя этому растягиваться во времени. Эв оглядела его и повернулась к водителю, похлопав его по плечу.
- Долго ещё?
- Километров сорок, - отозвался тот, улыбнувшись и опять погрузившись в слова своего гуру.
Эвелин вздохнула и повернулась к Дэвиду, забирая бутылку.
- Ладно. Две пуговицы. Можно.
Смит тут же расстегнулся. Две - это не перебор, так и быть. Она покрутила бутыль в руках и бросила её на колени Смита.
- Оставь себе. Мне не так уж и жарко. Подержи у шеи, полегче будет.
- Все не так плохо.
- Обманывать будешь своих учеников.
- Ваши охранники, Кардинал, выдерживают любые условия. И я никогда не вру своим ученикам.
- Ты не мой охранник. Ты здесь только потому, что один из них не переносит жару от слова совсем...- она нахмурилась, вдруг почувствовав какой-то гаденький укол недовольства. - Вот и мне врать не надо.
- Тогда: я правда нормально чувствую себя, - он выдержал небольшую паузу. - Я рад, что так сложилось. Я должен был быть здесь.
- Почему? - Эв склонила голову набок.
- Никто не сделает это лучше меня.
- Что "это"?
- Защитит тебя.
Женщина вздрогнула и отрицательно покачала головой. Нет, вот с этим она категорически не была согласна.
- Ты знаешь, что это так.
- Нет, это не так. Гордо тоже прекрасно справлялся... - Кардинал перекрестилась, - ...дай Творец ему переродиться в счастье и благодати..
После небольшой паузы, она повернула голову к своему собеседнику снова.
- Откуда такое самомнение? - в её тоне слышалась издёвка.
Совершенно неудивительно, что, после этого вопроса, Дэвид отвернулся и затих опять. Наверное, их перепалки никогда не закончатся. Она постоянно пыталась уколоть его, а он её. И что-то в этом было такое, почти ностальгическое: как в юности.
- Гордыня - смертный грех, Дэвид.
- Это не гордыня, Эвелин.
- Она самая.
- Ты думаешь можно гордиться от осознания, что ты положишь за человека свою жизнь? - он повернулся к ней.
- Думаю, тебе больше просто нечем, - она почти ехидно сощурилась, - разбрасываться своей жизнью, ради другого, может каждый идиот. Попробуй поживи ради другого.
- Исповедоваться я буду не тебе, - он опять отвернулся.
- Тебе была бы к месту исповедь. Может осознал бы что-нибудь полезное, - последнее слово она просто выплюнула, практически, - и важное.
- Не сомневаюсь.
- Я тоже.
- Конечно же.
- Может, я даже отправлю тебя на неё.
- Ты серьезно? - он резко развернулся.
- А почему бы нет? - она отзеркалила его жест.
- Как скажете. Кардинал, - теперь его очередь плеваться словами, естественно.
И опять в разные стороны. Нет, всё-таки это совсем не те перепалки, которые были когда-то. Те всегда заканчивались смехом, ударом подушкой по голове или объятиями, а не вот этой оглушительной тишиной, когда ни один, ни другой не смотрят друг на друга и, находясь рядом, всё равно очень далеки, будто на разных концах вселенной. Эвелин сглотнула ком в горле, покачав головой и потерев лоб. За что они так друг с другом? Кто его знает. Это может быть смешно и забавно со стороны, но, на деле, нихера подобного. За короткими бурчаниями сотни, тысячи невысказанных слов и сдерживаемых где-то там, далеко в сердце и душе, эмоций. Ну, что поделать. Они теперь далеки по всем параметрам и больше никогда...наверное, больше никогда не вернутся к тому, что было. Хотя почему-то же возникали моменты, когда казалось, что они потянулись друг к другу и оставалась лишь пара шагов, чтобы всё просто закончилось и... и всё. Эвелин обхватила себя руками и коснулась лбом стекла, прикрыв глаза и задремав. Ей ничего особенного не снилось и ничего она не слышала, не чувствовала, действительно неожиданно крепко уснув. Наверное, жара её свалила всё-таки. Очнулась, как ни странно, она совершенно в другой позе, под аккомпанемент громкого "приехали" от водителя: она положила голову на плечо Дэвида. Или он положил её голову к себе? Да неважно. Она коротко глянула на него, ещё сонно, но тут же выпрямилась, заправила прядь волос за ухо и сделала вид, что ничего не случилось. Делать вид она умела лучше всего.
Дверь перед ней открыл священник по имени Гилл из первого автомобиля. Он же подал ей руку, помогая выйти из машины. Они остановились перед местной небольшой гостиницей, в которой сняли этаж для неё и её людей. Им всего ночь тут заночевать, но заселиться-то надо. У неё вещей было немного: всего лишь небольшая сумка, помимо той дамской, что оставалась при ней. В пору было чувствовать себя принцессой или королевой: едва она вышла, как сзади подскочил Уиллард, уже с её сумкой. Пара шагов и вот все уже поблизости, все такие важные и представительные.

Она в номере должна была ночевать одна, но первыми в него зашли Гилл и Уиллард, чтобы проверить, что там нет никакой опасности. Дэвид с остальными проверили другие номера на этаже. Женщина устало потёрла лоб, стоя в холле первого этажа. На самом деле, ни о каком ощущении себя "принцессой" речи не шло. Это всё просто утомляющая рутина, по факту.
- Да ебануться на самом деле! И никто нихрена не знает. Маньяк в городе, а они нихрена не знают, - проговорил громкий мужской голос.
Портер не стала поворачивать голову, но обратилась слухом и вниманием. Маньяк? А почему она не в курсе и её священники тоже? Или не в курсе только Дэвид? Кардинал недовольно нахмурилась. Это нехорошо.
- Вырезали органы и трупы сбросили в озеро. Купаться там до конца следующего месяца точно нам не предстоит.
- Да в пизду, я даже потом не буду.
Эвелин достала мобильный телефон и, естественно, загуглила происшествия в Фаллоне. На первой же странице перед ней пестрил заголовок о пропавших десяти местных, которых потом нашли без части органов в озере Сода. Судя по всему, показуха какая-то, но...есть вариант, что за показухой кроется нечто большее. Это настораживало. За ней спустился, естественно, Дэвид и она, взяв его под руку, благосклонно кивнув, стала подниматься с ним вместе. На лестнице, она притормозила, повернула экран мобильного к нему и выразительно глянула ему в глаза, после - указав на экран.
- Нам не сказали об этом, - проговорила она тихо, но спокойно, ничем не выдавая своего недовольства или волнения. Последнего, в общем-то, и не было. - Это, скорее всего, сделано специально. Может быть, для того, чтоб мы не отменили важную для них встречу, а может быть... сам знаешь.
Она посмотрела вверх и они пошли по лестнице дальше. Эвелин демонстративно схватилась за голову, чуть навалившись на Дэвида. Гилл и Уиллард ушли в свои номера, видимо, а вот Никсон, Клайв и Данкан что-то обсуждали в коридоре и повернулись к ним, обеспокоенно поглядев на Кардинала.
- Всё в порядке, это просто жара, - она махнула рукой, но делала вид, что очень слаба. - Отец Смит, помогите мне пожалуйста в номере. Я думаю, я сама не дойду.

Всё-таки и правда хорошо, что он здесь. Ему-то она точно может доверять. Всегда. Ребятам, по идее, тоже, но... она усомнилась. И это правильно. Доверяй, но проверяй. Лучше сейчас быть поосторожнее. Когда дверь за ними закрылась, Эвелин прислушалась к звукам снаружи и быстро сняла туфли. Они прошли поглубже в номер. Эв села на кровать и опять окинула статью взглядом, а потом подняла острый взгляд на Дэвида.
- То, что никто из них не говорил ни с тобой, ни между собой об этом... настораживает меня. Но, предположим, что вероятность заговора изнутри минимальна. Я этих людей знаю и ты тоже. Они не похожи на тех, кто мог бы такое допустить или участвовать в заговоре против меня, - Эвелин поджала губы и нахмурилась. - Это похоже на какой-нибудь ритуал и как-то это слишком близко к моему приезду. Поэтому, думаю, нам стоит быть осторожными и максимально внимательными. Добудь мне пистолет, патроны и нож. Только после этого покажешь им статью. Последи за реакцией, ты в этом разбираешься. Про то, что вооружил меня - ни слова. Они думают, что я уже не умею ни в хэдшоты, ни в стрельбу по-македонски. Пусть и дальше так думают.
Страха не было ни в лице, ни в глазах, ни внутри. Она была готова ко всему, потому что она не какая-нибудь там всратая монашка, которая проповедями и милыми глазками покорила Апостолов, чтобы они сделали её Кардиналом. Портер была Воином Христа не хуже тех, кого приставили её охранять.
- Не нравится мне всё это, Дэвид, - она покачала головой. - Совсем не нравится.


Предварительная подготовка Катарины мало что дала. Ритуалов с кровавыми жертвоприношениями можно было встретить бессчисленное множество и в каждом втором мелькало либо то, либо другое, либо всё вместе, а результаты подобных манипуляций разнились, но все миленькими не были. Хотя, смотря с какой стороны глянуть: проклятия, одержимость, призывы тёмных духов и демонов, обращение к тёмным богам и, опять же, демонам, получение неуязвимости, негативное влияние на погоду, на животных, отравления... Ох, да чего там только не было! Ясно было то, что подобная атрибутика ничего хорошего не обещает и не предвосхищает.
Пока девушка сидела в кафе, за окном промелькнула целая стая бродячих собак - голов этак пять-семь, все крупные. Они куда-то уверенно семенили вперёд по улице, глядя пустыми глазами перед собой, будто у них была цель, к которой псы шли без каких-либо оглядок на то, что вокруг. Прохожие шарахались от них, естественно, кто-то даже схватился за телефон, недовольно, явно намереваясь позвонить в службу отлова животных. У одной собаки на шее висел поводок, похоже, вырванный из рук незадачливого владельца.
- Представляешь, вот буквально вчера, - заговорила женщина по телефону за соседним столиком, - целую стаю ворон собрала...Да нет же, блин, не живых! В том-то и дело! Сдохли все. Просто нырнули в мой бассейн! Да-да! Все вместе. Пришлось спускать воду даже и вызывать чистильщика... Да, он был секси, конечно, но блядь, Карла! Ты слышишь вообще?! Их было штук тридцать точно!.. Нет, я не стала заявлять в полицию и не буду. Я где-то читала, что животные иногда совершают массовые самоубийства, что это нормально... Может это из-за Навала, кто знает. Тестируют там какие-нибудь магнитные пушки или что-нибудь такое.

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+3

4

Информации было хоть и много, но, как и ожидалось, слишком разрозненны сведения. Да, с таким набором все что угодно могло твориться, хоть призыв демона, хоть игра с погодой, хоть еще с чем-нибудь. Да еще и пропавшие никак не были связаны между собой. Что за на хер? Никакой системы! Одно дело, когда ведьмы выбирали целенаправленно для ритуала кого-то. Только рыжих, только детей, только мужиков лет за тридцать в разводе. Блять, да хоть моральных инвалидов! Нет, сука, здесь все было настолько разное, что можно бесконечно бегать в поисках ниточки связи, да только толку то? Все дороги вели в тупик. Просто все. Что ж, оставалась надежда перерыть здесь все к чертям и найти этих выблядков, проведших ритуал.
Катарину выводило из себя полное отсутствие хоть какой-то информации. Словно мироздание упорно говорило ей – хрен тебе, а не нормальная работа. Одно дело, когда можно понять, что за сущность херачит людей направо и налево, и совершенно другое – ведьмы. Существ можно проверить на определенные триггеры. А чего бояться ведьмы? Правильно, того же что и обычные люди. Поэтому можно бесконечно бегать и тыкать тесаком в каждого встречного поперечного. Или ждать у моря погоды, а вернее, какого-нибудь происшествия. Женщина откинулась на сидение, прикрыла глаза, делая глоток темного, да только…
«Что за нах?!» - резко вернулась в вертикальное положение. Со стороны улицы послышался шум, возникло оживление. Кэт посмотрела в окно, наблюдая как мимо уже почти полностью прошла небольшая такая, лаконичная, но стая. И вроде бы что тут такого? Ну псы и псы. Но что-то не припоминает Катари среди псовых свор такую слаженность. А тут еще какая-то сучка по соседству объявила о стае мертвых птиц. «А вот и движуха!» -ухмыльнулась женщина, даже после своих тридцати оставаясь отбитой. Ноут был закинут в рюкзак, бутылка в руке, а сама крикнула бармену:
- За байк башку оторву!
После вышла из закусочный и уверенным шагом направилась за сворой собак, разминая пальцы. Ну, патронов было хоть и не сильно много, но они были. А нож всегда при ней. Да и розочку устроить всегда можно. Посетила шальная мысль – осветить бутылку в местной церквушке, но это так, лирика.
Женщина оставила байк по простой причине - преследовать песиков на нем было верхом глупости, поэтому она шла, переступая с ноги на ногу пружинисто, готовясь в любой момент свернуть с пути, чтобы затаиться, если начнет уж слишком привлекать к себе внимание. Краем глаза следила за перемещением своры. Хотя, вот наглые стервы, если это ритуал! Среди бела дня да так открыто: «Все-таки контроль над живностью? Ха! Вот и проверим.»
Катари не приближалась, держась чуть отдаленно. Само собой она понимала, что привлекает внимание своим видом. Но может она тут вообще по отлову бродячих собак? Женщина усмехнулась, вспоминая недавнюю охоту на вервольфа. Да, в какой-то степени она действительно занималась… отловом. Вот и сейчас, она перемещалась вроде бы и за собаками, а вроде бы и так, по улице шла и никого не трогала. Пока.

[icon]https://i.postimg.cc/wj7k4v34/13bacd.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Снова выступим в черном и выставим счет![/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-23 15:54:29)

+1

5

12 августа, 2016 год, штат НевадаQueen — Don't Stop Me Now
*Remastered

За окном автомобиля сменяли друг друга аккуратные дома городка под названием Фернли. Под лучами палящего солнца он казался еще более аккуратным и дружелюбным, аж тошно. Брюнет поправил солнцезащитные очки и поджал губы, рассматривая этот "прилизанный рай". Все вокруг так и кричало: "тебе тут не рады, это не для тебя!" Сайлаза подобное особо не расстраивало. Он скорее пустит пулю себе в висок, чем будет жить в подобном месте, натянуто улыбаясь и подстригая по утрам чертов газон, пока местные кашолки будут печь торты, пытаясь запрыгнуть к нему в кровать.

Охотник надавил на педаль и мотор автомобиля одобрительно зарычал, будто разделяя желание Уортингтона по-скорее убраться отсюда. Метров через сто из проигрывателя раздался знакомый голос Фредди. Сайлаз узнал песню по первым словам и позволил себе легкую улыбку. Покойный вокалист просил не останавливать его, ведь этой ночью он намеревается как следует оттянуться. И как после этого не верить в совпадения? Прибавив газу, брюнет погнал автомобиль в направлении Рино Хуаэй, подпевая вокалисту Queen и покачивая головой в ритм мелодии. За чертой города, казалось, солнце палило еще усерднее, так что пришлось открыть окно до конца. Сайлаз положил локоть на автомобильную дверь и вдавил педаль газа до упора. Ветер бил по лицу и врывался в салон с усердием копов, выламывающих дверь.
— I'm a racing car passing by like Lady Godiva, I'm gonna go go go, there's no stopping me! — охотник знал песню наизусть и во всю подпевал, гоня по пустой, раскаленной чертовым солнцем дороге. Бросив взгляд в зеркало, он усмехнулся: на заднем сидении комфортабельно расположилась сумка, набитая до отказа огнестрельным оружием, освященными ножами, поверх которых гордо покоилась снайперская винтовка. Сайлаз направлялся в Фаллон по, согласно поступившей информации, весьма серьезному вопросу. Этот городок расположился у черта на рогах и ради блохастого оборотня, вспоровшего пару малолетних шлюх Уортингтон бы и пальцем не пошевелил: найдется целый блошиный рой охотников, которые рванут сюда даже с другого конца континента, чтобы очистить мир от зла! Сайлаз не имел ничего против очищения мира от зла, дело благое, но палить из пушки по воробьям — глупо, а глупость его всегда раздражала.

Мотор во всю ревел и машина неслась по дороге, но тут внимание голубых глаз привлекла патрульная машина, пpипapкoвaнная впереди на обочине, метров через 70. Вскоре из-за куста показался и полицейский, всем своим видом намекающий на то, что именно сейчас и именно этот автомобиль он решит остановить.
— Гадство... — не дожидаясь очевидного, Сайлаз остановил машину на пару десятков метров позади коповозки и потянулся к заднему сиденью, чтобы накинуть на сумку с оружием куртку и потасканное в дороге одеяло. Легавый приближался сзади, пока Меркьюри во всю голосил, прося не останавливать его — Извини, Фредди, придется сделать тебя по-тише — убавив громкость, охотник потянулся к бардачку и наугад достал одни из поддельных прав, мысленно проклиная копа. Без скорости, которую он конечно же превысил, жара ощущалась еще сильнее и делалась просто невыносимой. Зажав права между указательным и средним пальцем, охотник бросил последний взгляд на заднее сиденье, чтобы удостовериться в максимальной конспирации оружия.
— Ваши права, сэр, и снимите очки — коп оказался куда моложе, чем он думал, страж порядка тянул максимум на 24 и выглядел ухоженно, даже слишком. Охотник протянул права, зажатые между пальцами, а второй рукой снял очки. Взгляд полицейского несколько раз пробежался с прав на лицо Уортингтона и обратно:
— Девид Меркьюри, да? — офицер усмехнулся и вытер рукавом пот со лба — Вы превысили скорость, это нарушает закон, вы ведь знаете? — полицейский смотрел с осуждением, но по его лицу было ясно, что он еще не успел превратиться в одного из этих говнюков в погонах, считающих своим святым долгом превратить чужие жизни в ад.
— Верно, он самый. Я большой фанат — брюнет качнул головой в сторону проигрывателя, из которого по-прежнему рвался неугомонный Фредди, прося не останавливать его. Сдержав смешок, вызванный иронией ситуации, краем взгляда охотник заметил, как коп повернул голову в сторону заднего сидения. Высунув голову и плечи через окно, Сайлаз прищурился от яркого солнца и заглянул копу в глаза: — Извините, виноват. Я давно не видел матушку... работа там, туда-сюда... она живет в Фаллоне, словом недалеко совсем. И еще эта чертова жара... — Уортингтон старался быть обаятельным на пределе своих способностей, на ходу выдумывая более-менее убедительную историю жизни Девида Меркьюри.
— Да уж, жара, черт ее побери...  — коп заулыбался и снова вытер лоб, намереваясь продолжить, но охотник перебил его, подаваясь ближе, упираясь коленом в водительское сиденье:
— Знаете, вы правы, я превысил скорость и должен понести наказание. Выпишите мне штраф... или два штрафа, да, офицер — брюнет так и светился раскаянием, разумеется поддельным. Забавный народ, эти американцы, они будут глухи к мольбе, но стоит самому подставить шею под меч, как большинство из них проявит... гребанное великодушие:
— Вам следовало выписать штраф, вы правы... — офицер улыбнулся без тени издевки, наверняка он устал слушать одни и те же оправдания да отмазки — Но раз вы осознаете свою вину и больше не будете нарушать закон... вы можете ехать.
— Правда? Спасибо, офицер! — Сайлаз радостно улыбнулся и забрав права, юркнул обратно в салон, вновь выкручивая громкость истинного Меркьюри. Посмотрев на офицера в последний раз, Сайлаз столкнулся с его взглядом и подмигнув, нажал на газ, заставляя машину тронуться.
Стоило офицеру вместе с его машиной скрыться за пределами видимости, как Уортингтон рассмеялся всей этой ситуации и, во весь голос подпевая Фредди, вдавил педаль газа до пола, гоня в сторону гребанного Фаллона.

* * *

Queen — Another One Bites The Dust

Черный автомобиль свернул с все еще раскаленной дороги несколько часов назад и припарковался вдали от любопытных глаз. До Фаллона отсюда минут 20 пешком, а если поднажать, то легко доберешься за 15. Еще до того как собраться в поездку, Сайлаз изучил ближайшие окрестности города и прикинул несколько мест, где можно затаиться в случае чего. Охотник сидел на водительском сиденье и рассматривал карту, в очередной раз повторяя все начерченные пути к отступлению. Толстым красным маркером был обведен адрес 1900 Манчестер Серкл: дом окружали деревья, а позади раскинулось подобие школьного стадиона. Соваться на стадион Уортингтон не собирался не при каких обстоятельствах: тот слишком хорошо просматривался и в целом на открытой местности негде прятаться. С другой стороны дорога, а слева большое поле, от которого местно назначения отделяет другой дом.

« Наверняка дорога хорошо охраняется и на подходах к дому постанавлено всякой дряни. А вот деревья со стороны стадиона... оттуда гостей ожидают меньше. Да и скрыться в деревьях будет намного проще, чем перебегать между домами. »

Он снова окинул карту беглым взглядом и, сложив ее несколько раз, убрал во внутренний карман черной кожанки. Куртка служила хозяину верой и правдой уже несколько лет, само собой, местами когда-то дорогая и блестящая кожа истрепалась, но это лишь делало ее лучше. Надев куртку, Сайлаз окинул взглядом ближайшие окрестности: серость, разруха и ничего интересного. Фаллон определенно не представлял из себя какой-то особой культурной ценности и уж точно не был местом, куда стремились за хорошей жизнью. Прекрасный выбор для нежити: вдали от цивилизации и скопления охотников, кругом глушь и ежели кто потеряется — тяжело искать.
Он включил проигрыватель и выбрал случайную песню, несколько секунд техника соображала, будто придирчиво выбирая песню, а затем салон заполнил голос Фредди, уже второй раз за день. Чтож, выбор техники Сайлаза более чем устраивал, поэтому, дотянувшись до сумки с оружием, он перетащив ее на соседнее сидение, принимаясь доставать все необходимое: пистолеты, пара освященных ножей, пачка серебряных пуль, защитные амулеты и снайперская винтовка.
Уортингтон получил информацию из источника, который сложно подвергать сомнению. Согласно этой информации в Фаллоне готовилось нечто хреновое. Информатор изъявил желание не только помешать возмутительным действиям, но и избавиться от всех участников и организаторов мракобесия. Сайлаза все это нисколько не смущало, не смущал его и выбор места: реши он сотворить нечто подобное — сам бы выбрал место поглуше, где точно никто не попадется под руку. Все сходилось, кроме поведения организаторов. Когда хочешь втихую провернуть нечто столь серьезное, то не оставляешь десяток трупов без органов на радость местной прессы. Газеты тут же стали придумывать маньяков и жутких животных, не обошли стороной и секты сатанистов, вновь обретшие популярность в свете политической гонки Хиллари и Трампа. Но будь это хоть три рулевых морпеха и их верный попугай: те, кто планирует сделать все тихо не допускают подобные оплошности. Нехитрым логическим путем, которого, кстати, напрочь лишены почти все охотники и сфники, можно сделать один простой вывод — их тут с нетерпением ждут. Эти трупы будто приглашение для всех изголодавшихся дилетантов охоты, которые непременно рванут в Фаллон. Уортингтон поставил бы на кон свои яйца — уже завтра Фаллон будут топать пара фанатичных борцов с монстрами.

Солнце уже зашло, будто устав смотреть на ущербность местных зданий и раздолбанность дорог. С его уходом резко чувствовался холод, пронизывающий остывающую почву и воздух. Местный климат в целом напоминал дешевую потаскуху, бодро скачущую на тебе, а после ускользающую в закат, оставляя после себя абсолютное ничего.
Хлопнув дверью, охотник еще раз осмотрелся по сторонам и, закинув на плечо сумку с оружием, двинулся вперед. Оставлять все оружие в машине было крайне неудобно, на карте было отмечено несколько мест, пригодных для схрона. Если что-то пойдет не так и ему придется делать ноги, то хотя бы не без оружия.
Оставив пару пистолетов в траве у корней большого дерева, разделяющего собой пустырь, охотник бодро двинулся в сторону, где пересекались манчестер и роуз серкл. На Фаллон неумолимо опускалась ночь и Сайлаз чувствовал себя куда комфортнее, передвигаясь во мраке, а не под палящими лучами чертового солнца. Теперь на его месте красовалась неполная луна, окидывая все своим бледным светом. Менее чем за пару минут он достиг невысокого забора, через который ловко перекинул сумку с оружием, снайперскую винтовку, а после и перелез сам. Стоило  тяжелым ботинкам коснуться почвы по ту стороны забора, как он замер, будто попавшись на прицел. Прислушаясь к окружающим звукам, Уортингтон наклонил голову, разминая шею, а после решительно направился вдоль забора, бесшумно передвигаясь от дерева к дереву, в сторону своей цели. 1900 Манчестер Серкл. Эту ночь для обитателей дома по этому адресу определенно станет одной из самых страшных. И неизбежно последней.

По пути Сайлаз сделал еще пару заначек с оружием и снова прокрутил в голове базовую информацию. В доме проживала молодая ведьма по имени Трейси Скорски. Мисс Скорски не представляла из себя ничего особо интересного: обычная ведьма, которая обзавелась кое-какими возможностями и решила улучшить свою жизнь. Ничего глобального, так, продвижение по карьере в этой дыре да новый автомобиль. Скажем прямо: учитывая возможности источника Сайлаза — Трейси Скорски могла вызвать их интерес, только если бы с ней соперничала дорожная пыль на подошве Уортингтона. И все же, чудеса случаются, Трейси не просто привлекла к себе внимание, но и собиралась сотворить нечто такое, за что остаться в живых не могла не при каком раскладе. Информатор, как и сам охотник, не допускал и мысли, что подобная мелкая сошка может провернуть подобное в одиночку. За ней непременно стоит кто-то по-сильнее, скорее всего даже не один. Да вот только кто? Это и предстоит выяснить... или выбить. Саму ведьму, даже с сильными покровителями, охотник ничуть не боялся. Вообще, среди мастериц темных ритуалов он уже имел дурную славу, как и среди многих других. Трейси Скорски, находясь в здравом уме, никогда бы не попыталась мериться с ним силами и давно бы рванула к Канадской границе, но информатор уверял, что объект на месте и никаких передвижений замечено не было. Либо это ловушка, либо Трейси Скорски стала свиньей на убой. Может осознанно, а может и нет... сейчас и узнаем.

* * *

Остановившись за деревом, метрах в 60 от окна дома, Сайлаз прижался спиной к стволу и достал из кармана черные кожаные перчатки. Мысли, которые еще несколько минут активно вращались, выстраивая разнообразные цепочки, разбежались по углам и притихли. Расправившись с перчатками, мужчина взял снайперскую винтовку и сняв предохранитель, встал в стойку, прижавшись лицом к прицелу.

«Раз... два... три. Скорее всего она взяла их под контроль. Наверняка в самом доме еще пара околдованных. »

Ведьмы часто берут под контроль простых людей: они могут выполнять грязную работу или просто служить охранниками/телохранителями. Тут следует отметить, что Трейси Скорски несправедливо опустили на уровень пыли на ботинках. Взяв такое число людей под контроль она определенно поднималась до уровня грязи под ногтями — особой опасности не представляет, но мешается и раздражает. Впрочем, для большинства охотников она уже входила в категорию «крупной добычи». Завалив такую можно смело хвастать в барах перед молодняком.
Еще большинство охотников готовы разодрать свою жопу в хлам, но спасти невинных людей. Все ведьмы это прекрасно знают, поэтому боевая подготовка околдованных не так уж важна. Попробуй пробраться до ведьмы и не поранить никого из местных раздолбаев, среди которых полно шлюх, наркоманов, насильников и просто отбросов. Первая ошибка, которую допустила Мисс Скорски этой ночью — она ждала типичного охотника. Сайлаз Уортингтон же превыше всего ставил выполнение задачи, именно выполненная работа доставляла охотнику удовольствие. Что же касается околдованных людей... им не повезло дважды: впервые, когда их околдовали, и теперь, когда они стояли на его пути.
Первой мишенью стала женщина. Блондинка с тугим хвостом, ничего примечательного, на вид лет 28. Она отстраненно возилась с одним из кустов близ дома. Луна стыдливо спряталась за облаком, будто зная что сейчас случится наперед. Дождавшись, пока женщина повернет голову в нужном направлении, Уортингтон уверенно спустил курок. Винтовка привычно отдала в плечо. Менее чем через мгновение блондинка нечеловечески вздрогнула и повалилась на куст. По ее лицу заструилась теплая кровь. Сожаление, ровно как и милосердие, для Сайлаза Уортнгтона уже давно стали непозволительной роскошью. Сделав глубокий и ровный вдох, стрелок замер, дожидаясь реакции караульных. Ведьма непременно почувствует, что что-то не так и остальные отправятся проверить местность.

«Трейси, что скажешь? Неожиданный поворот событий, да? »

Менее чем через минуту с разных сторон дома в направлении трупа направились еще двое: молодой негр, лет 20, очевидно местная шпана и азиат, внешне выглядящий на 30-35. Хотя, черт этих чинг-чонгов знает, да? Скорее всего Мисс Скорски решила, что неприятель прячется где-то рядом с кустом и решила взять его в тиски.
Первым брюнет снял помолодевшего Обаму, еще до того, как тот успел подойти к трупу на пару шагов. Такой же выстрел в голову  — работает надежнее всего в случае одурманивания. Никакая ведьма не сможет контролировать или получать информацию из мозгового фарша в черепной коробке. Еще один ровный вдох, выстрел, отдача: отработанная с годами схема. Трупы расположились аккурат в 2-3 метрах друг от друга. Кодекс охотников гласит обезвреживать жертв колдовства, но тогда они могут видеть и слышать, а значит это видит и слышит сама ведьма, если она мало мальски что-то умеет. Интуиция подсказывала, что Трейси, не смотря на всю свою заурядность, вполне на такое способна. С каждой секундой вся ситуация в этом паршивом городе казалась ему гнилой. Показательно оставленные трупы жертв на озере, ведьма, обретшая силы в короткий срок, больше напоминающая подсадную утку. Нехорошо все это. А главное, что дальше?

«И что теперь, родная? Будь хорошей девочкой и рви когти в сторону своего покровителя. Я жду не дождусь с ним близко познакомиться. »

Ему всегда нравилась погоня. Именно поэтому он оставил ведьме возможность выскочить на дорогу и попробовать скрыться. Большинство колдуний в непонятных ситуациях предпочитает как раз убегать. Только вот свет в доме по-прежнему горел, а сама ведьма не подходила к окну. Быть может боялась поймать пулю в лоб, а может панически собирала пожитки.
Оставив тяжелую винтовку у извилистых корней дерева, Сайлаз достал нож и пистолет, плавно и осторожно двинувшись в сторону дома. Если бы деревья могли разговаривать, то они бы наверняка выстрелили в спину Сайлаза осуждением, мол нехорошо невинных убивать.
Порой он замирал, оглядываясь по сторонам, ожидая появление других околдованных, но никто и не думал вставать у него на пути. Лишь на мгновение в голову закралась мысль, будто информатор застал ведьму со спущенными штанами и его появление она точно не ожидала, но охотник быстро прогнал эти мысли прочь. Во-первых все говорило об обратном, кроме поведения самой ведьмы, а во-вторых стоит поверить в везение и в тот же момент ты словишь пулю.
Был и третий вариант: обустроив оборону внутри дома, Трейси, поверившая в свои силы, дожидалась пока враг появится в радиусе ее способностей, чтобы обрушить на него всю свою силу. Этот вариант был бы мудрым, но ума у Трейси явно не было, а свои силы ведьма слишком переоценивала.

Прислушавшись, Сайлаз не услышал ничего кроме ночной тишины. Тянуть больше нет никакого смысла, если эта мокрощелка до сих пор не рванула из дома, значит твердо решила отбиться самостоятельно. Или же ей некуда бежать? Вооружившись парой пистолетов, Уортингтон подошел к черному входу и аккуратно толкнул приоткрытую дверь. Старые петли протестующе заскрипели, словно охранная сирена, обличающая грабителя. Охотник помедлил, ожидая засады, но тут с неба снова разлился бледный свет луны, безжалостно разгоняя мрак в коридоре дома — никого.
Стиснув в руках оба пистолета, непрошеный гость шагнул вперед, плавно продвигаясь вглубь дома. Порой он замирал около углов и прислушивался, ожидая наконец встретиться с теми, кто его, безусловно, ждет. Каждый раз ему отвечала лишь немая тишина, это чертовски настораживало. Миновав коридор охотник попал в кухню: вполне обычную американскую кухню, никаких фаршированных внутренностей или расчлененных тушь. Таймер микроволновки зелеными цифрами говорил, что близится второй час ночи. В очередной раз прислушавшись к тишине, Сайлаз нахмурился и продолжил двигаться вперед. Свет горел только на втором этаже, а значит ему придется преодолеть лестницу — неплохое место для засады.

« А ты терпеливая, другая давно бы сорвалась. Ну давай, Трейс, иди ко мне... »

Выглянув на лестницу, как назло узкую и крутую, Уортингтон замер. Как он и предполагал, на втором этаже горел тусклый свет. Ведьма должна понимать, что он уже проник в дом и наверняка пытается безуспешно дотянуться до неприятеля колдовством. В одиночку брать штурмом ведьму, которая хоть что-то понимает — дохлый номер. Тебя накроет ментальным ударом еще до того, как доберешься до цели. Только Сайлаз запасся амулетами, некоторые добыл сам, а пару штук достались от информатора. Ранее он таких никогда не видел, но сомневаться не стал. И, если Трейси не решила поиграть с ним в злую шутку и накрыть ударом в самый последний момент, эти амулеты со своей задачей прекрасно справляются. В арсенале противника остались лишь околдованные люди, но первый этаж пуст.

« Или она собрала всех наверху... или они обходят со спины. Вот и проверим. »

Поднимаясь вверх по крутым ступенькам, Сайлаз каждую секунду ждал, что сейчас спереди или сзади на него бросится очередной околдованный, поэтому держал пистолеты наготове. Добравшись до предпоследней ступеньки, охотник прижался спиной к стене и обратился в слух — ничего. Весь дом был подозрительно тихим, словно на него наложили заклятье тишины. Сайлаз выдохнул и сжал пистолеты, а после уверенно шагнул наверх, сразу направляя оружие вперед для выстрела. Взору охотника открылся поджидающий его узкий коридор, освещенный старыми светильниками. В конце коридора, из-за угла бил яркий свет — наверняка комната Скорски. По правой стене расположилась приоткрытая внутрь дверь в темное помещение. Охотник прищурился, эта дверь ему чертовски не нравилась. Не имея никакого понятия о размере этой комнаты, он не мог прикинуть, сколько дерьма в ней может поджидать. Если ведьма хотела устроить ловушку, то лучше места попросту не найти. Прикинув, за сколько шагов он сможет пройти этот коридор, Сайлаз двинулся вперед, стараясь двигаться как можно тише. Еще несколько шагов и он поравнялся с приоткрытой дверью, за которой сгущался мрак. Интуиция подсказывала, что дерьмовая это дверь, а за ней еще более дерьмовая комната. Стиснув до скрипа перчаток оружие, он двинулся дальше, стараясь не наткнуться на какую-нибудь крикливую половицу. Охотник сделал пару шагов, а затем они вышли навстречу.

* * *

Трое мужчин стояли впереди, сжимая в руках разные тяжелые предметы: металлическая статуэтка горгульи, поблескивающая в неярком свете светильников; отломанная ножка резного стула; строительный молоток. Позади скрипнула дверь. Из дерьмовой комнаты вышла брюнетка в розовой кофте, в руке она сжимала  большой кухонный нож. Сайлаз стоял между ними, ближе на пару метров к брюнетке и краем глаза поглядывал за спину, не сводя пистолеты с мужчин впереди. Он все ждал, что сейчас они кинутся на него, но секунды вязко тянулись друг за другом, а околдованные стояли, как вкопанные.
— Привет, Трейси — брюнет ухмыльнулся — пососешь мой член? — реакция не заставила себя долго ждать, околдованные скривили рожу, прям как Трейси в момент оргазма, и кинулись на Уортингтона. Прижав друг к другу пистолеты, охотник спустил курки, стреляя в массивного мужика, который сжимал статуэтку горгрульи. Двигаясь вперед, чтобы выиграть несколько секунд до того, как брюнетка за спиной настигнет его, Сайлаз сделал еще два выстрела. На этот раз на пол рухнул канадец, сжимавший молоток. Пули рахерачили его лоб, так что кровь брызнула на другого околдованного и стену. Мужик с ножкой от стула немного замялся, когда на него обрушилась туша канадца и Сайлаз тут же воспользовался преимуществом: когда случается что-то неожиданное, то в мозгу происходит сбой — этим он всегда и пользовался. Вытянув вперед руку, охотник выстрелил, отправив пулю в лоб нападавшего, а вторую руку завел назад, продолжая двигаться вперед, но теперь разворачиваясь корпусом к брюнетке. Та времени даром не теряла и почти добралась до охотника, если бы не шаг вперед, то кухонный нож прошелся по спине аккурат между лопаток. Пока женщина пыталась снова замахнуться, Сайлаз быстро выбил нож из ее руки ударом ноги и ринулся вперед, заламывая брюнетку и вжимая ее морду в стену. В ответ раздался нечеловеческий вопль, заставивший охотника лишь ухмыльнуться.
Женщина заорала еще громче, а Уортингтон бросил на пол один из пистолетов и, достав нож, стиснул рукоять, с размаху вгоняя его между ног крикливой бабы, проворачивая по кругу, пока по перчатке не потекла теплая кровь. Теперь визжала не только околдованная. Из комнаты впереди раздался крик самой Скорски, а брюнетка прекратила брыкаться. Вынув нож из порядком потрепанной пилотки, Сайлаз приставил пистолет к затылку обмякшей брюнетки и спустил курок. Под грохот выстрела по стене разлетелись ошметки мозгов. Вытирая нож о розовую кофту охотник ухмыльнулся:
— Прости, дорогая, я не побрился! — он повысил голос, заглушая вопль ведьмы и расхохотался, поднимая брошенный пистолет, чтобы убирать его за пояс. Уортингтон бы предпочел погоняться за Трейси по ночному городу, но раз эта шмара не доставила ему такого удовольствия — придется довольствоваться тем, что есть. Нескольких быстрых шагов хватило, чтобы миновать коридор, в глаза ударил непривычный после ночной мглы свет, но тут дверь стала закрываться. Губы Сайлаза сильнее растянулись в ухмылке: эта сука решила спрятаться, в очередной раз. Похоже, она совсем не учится на ошибках. Трейси почти успела закрыть дверь, но тут на весь дом раздался грохот, когда охотник ударил дверь ногой.  Да так, что дверь ломанулась обратно и загрохотала снова — видимо ведьма не успела отскочить; секундой позже раздался стон и ругательство, словно подтверждая эту версию. Толкнув дверь рукой, Сайлаз шагнул в комнату, окидывая холодным взглядом распластавшуюся на полу ведьму.

* * *

У Трейски Скорски густые каштановые волосы, спускающиеся чуть ниже плеч, ледяные от злобы глаза и симпатичное личико, немного помятое после тесного контакта с дверью. Она выглядит лет на 25, может меньше. Стройную фигуру подчеркивает облегающая черная юбка чуть выше колен и синяя кофта с высоким воротником. После падения одна ее нога оказалась босой, а на второй удержалась темно-коричневая лакированная туфля с поломанным каблуком.
Ведьма лежала на полу, прижимая ладонь к разбитому, а может и вовсе сломанному носу. Из правой ноздри капала кровь, оставляя на синей ткани темные подтеки. Скорски смотрела на него с бессильной злобой, будто хотела зубами разодрать глотку. Это заставило Сайлаза ухмыльнуться — ему нравилось наблюдать за беспомощностью своих жертв в такие моменты, когда их уверенность в собственной исключительности разваливалась и они осознавали всю ничтожность своей персоны.
— Эй, Трейси, мне подождать, пока ты посоветуешься со своими рунами? — охотник усмехнулся, держа бешеную суку на прицеле, параллельно окидывая взглядом комнату. Большая кровать, стенной шкаф, напротив него стол с компьютером, рядом стол пониже, на нем располагался алтарь с зажженными свечами и металлической чашей, до краев наполненный кровью. Видимо Трейси Скорски до последнего не прекращала попыток оказать сопротивление. Сама же ведьма будто взбесилась от упоминания собственного имени и сделалась еще свирепее.
— Как изящно ты сублимируешь свой недотрах, напоминаешь моего папочку. — Ведьма скривилась, стараясь сделать каждое последующее слово еще более ядовитым, она попыталась сесть, упираясь рукой в пол. Длинные и острые ногти на тонких пальцах не пережили падения: некоторые отвалились, другие сломались и отслаивались. Трейси сплюнула скопившуюся во рту кровь на пол.
— Не сомневаюсь, что взаимоотношения твоих дырок с отцом и его друзьями — увлекательнейшая история, но меня интересует другое — Уортингтон осматривал комнату, порой поглядывая на жертву, поравнявшись с алтарем охотник опрокинул его ногой, наслаждаясь грохотом и бешеным рычанием Скорски — Мне нужны имена. Имена тех, кто все это задумал. Имена соучастников, исполнителей, шестерок... — брюнет подошел к широкому подоконнику на котором лежали наручники, явно купленные в секс-шопе неподалеку. Подцепив их, Сайлас покрутил их на пальце, мерзко ухмыльнулся и двинулся к ведьме.
— Имена...какие тебе имена? Я знаю тааааак много. Начнём с буквы А? — ведьма скривила мину, ее лицо выражало коктейль эмоций из злости, желания убить и бешенства от уязвленного самолюбия. Впрочем, эта трансляция сознания прекратилась довольно быстро: Сайлаз сжал кольцо наручников и с размаху ударил вторым, стирая с лица ведьмы наглую ухмылку. Женщина охнула и вновь повалилась на пол, а Уортингтон застегнул наручники на ее руках, заведя те за спину, и как только ведьма стала брыкаться — смачно сплюнул той прямо в лицо, от чего Скорски разразилась отборной бранью, осыпая его проклятиями.
— Похоже, интеллект не самая сильная твоя сторона. — Прижав ноги Трейси коленом к полу, Сайлаз завел руку с пистолетом ей за спину и, прижав дуло к дергающейся ладони, спустил курок. За грохотом выстрела последовали крик и рыдания:
— Мы с тобой не такие уж разные. Одна шавка пытает другую, каменею от страха. Нас обоих пустят в расход, красотуля, потому что мы — пешки в большой игре... — Даже сквозь рыдания и скулеж, ведьма пыталась выплевывать слова, не прекращая жалких попыток вырваться или лягнуть охотника в ответ. За ее спиной по полу медленно растекалась кровь из простреленной ладони.
— Вот об этой игре ты мне и расскажешь. — Уортингтон надавил дулом пистолета на простреленную ладонь, заставив Трейси завизжать от боли, а второй рукой схватился за волосы. Тут ему на глаза попались длинные серьги с вычурным узором: быть может амулет, а может хер знает. Отпустив волосы, Сайлаз сжал одну серьгу, а после резко дернул, вырывая застежку из плоти. Скорски снова залилась воплем и бранью, пытаясь вертеть головой, но охотник отвесил вопящей суке оплеуху и схватился за вторую серьгу. Комнату снова наполнил вопль, но место брани заняли всхлипы.
— Они... — Трейси всхлипнула, — говорят, что всё новое начинается в больших местах, но нет. Оно начинается с Ватиканской шлюшки в ёбаной Неваде. Она отлично подойдёт, чтобы вместить в себя их матку! — Последние слова ведьма выплюнула так, словно эта самая шлюха виновата во всех ее бедах и вновь задергалась в приступе ярости. Непослушное и крикливое бабье всегда раздражало его. Кроме того, все эти хождения вокруг да около были не теми ответами, что Сайлаз хотел услышать. Взяв ведьму под ноги, мужчина согнул те в коленях и крепко перехватил рукой, когда вторая уже сжимала охотничий нож. Лезвие с треском распарывало черную юбку ведьмы, которая притихла, явно запоздало понимая происходящее. Вслед за юбкой настала очередь тонкого кружевного белья. В глазах Скорски застыл ужас. Брюнет приставил холодный нож к женскому естеству. Голубые глаза новоиспеченной ведьмы едва успели округлиться, когда он полоснул острым лезвием поперек губ, что внизу. Комнату наполнил визг, а сама ведьма дергалась и извивалась, словно ее охватила агония.
— Если я не услышу ответы, то этот нож выпотрошит твою матку, поняла? Я буду резать тебя всю ночь или ты скажешь мне то, что я хочу услышать, и сдохнешь намного быстрее. — Голос охотника звучал спокойно и ровно, будто он собирался налить новую чашку чая. Обезумевший взгляд Трейси столкнулся с безжалостной синевой глаз Уортингторна. На мгновение она притихла, даже перестала дергаться будто парализованная:
— Плоть Христова... если добавить в неё немного специй... Мои подруги кое-что смыслят в готовке. — Женщина тяжело дышала, на лбу выступили капли пота, а тело пробивали судороги одна за другой. Голос хриплый, загнанный. До мисс Скорски запоздало дошло осознание собственноей смерти. Нет, она определенно думала, что готова к смерти, но ее представления о собственной кончине резко расходились с реальностью. Сбиваясь, она продолжила:
— Святость чувствуют... Только... Те, кто не чисты. Их хвалёный Творец положил хуй на этот ссаный городишко, а... — ведьма закашлялась, голос дрожал и каждое слово она произносила с трудом, поддаваясь агонии все сильнее:
— Они будут сопротивляться, как упрямые ослики... но в конечном итоге мы будем скакать на них, как на бешеном родео!
Сайлаз нахмурил брови. Он понимал, о чем говорит ведьма, потому что информатор сразу сообщил цель, с которой может проводиться такой ритуал. Первая херовая новость подтвердилась, но от ведьмы он хотел услышать другое. Имена, адреса, число участников. Женщина сгорала в агонии и не походила на ту, что унесет тайну в могилу. Она или действительно ничего не знает, или настолько упряма.

« Эта сука скоро сдохнет... хватит церемониться. Если ей что-то известно, то сама выложит. »

Уортингтон стиснул ноги жертвы и отправил нож дальше. Ведьма сорвалась на вопль, а по перчатке потекла горячая кровь, но охотник и не думал останавливаться, проворачивая лезвие по кругу, но потянул нож назад, а затем вновь вогнал обратно, еще глубже прежнего. Скорски выгибалась и кричала, дергаясь, тем самым напарываясь на нож еще сильнее. Агония поглощала ее все больше, но кроме брани, воплей и рыданий женщина не говорила ничего полезного. Через пару минут женское естество Трейси Скорски больше напоминало свежий фарш.
Вынув скользкий от крови нож из жертвы, брюнет сжал густые волосы и задрал голову ведьмы назад:
— Есть только один бог — его имя Смерть — он посмотрел в ее глаза, бешеные, переполненные животной яростью. Ноздри заметно раздувались от тяжелого и частого дыхания, губы искусаны в кровь, нос же сломан, а по лицу размазана кровь да сопли. Приставив лезвие под дрожащий подбородок, Сайлаз без сожаления или злобы заглянул в глаза Трейси и резким движением вогнал нож в ее голову снизу вверх. Тело ведьмы задрожало на несколько секунд, а после обмякло, продолжая смотреть на охотника уже невидящим взглядом. Вязкая кровь стекала вдоль лезвия, заливая шею и синюю кофту. Вытащив нож из остывающего тела, Сайлаз выпрямился, прислушиваясь к стуку, с которым капли крови падали с острия и разбивались о пол. Электронные часы на столе показывали почти 4:27. Чтож, есть время осмотреться и поискать зацепки.

+2

6

Жалкая тварь, совершившая большую ошибку – это было описание, которое Кирю дал той ведьме, что убила двух внешних членов клана Доман. Причины сего поступка были никому не известны, да и не интересны. Стоило клану узнать кто был виновен, как по её душу послали наследника клана. Выбор охотника был очевиден ведь убитые были теми не многими, кто имел приятельские отношения с Кирю, их даже не пугали его периодические сдвиги по фазе. Не сказать, что они были очень близки, но наследник Доман был сильно раздосадован их смертью, а потому и вызвался убить ведьмовскую тварь. Что удивительно, верховная Японии не сильно пыталась защитить одну из своих ведьм ограничившись тем, чтобы отправить её за границу, но это не помогло.
Кирю с самого начала присосался к неё как пиявка и не упускал из виду. Ведьма знала, что на неё охотятся и убежав в Америку не сидела на месте заставляя Кирю бегать за ней чуть ли не по всем штатам. Доманцу пришлось прекратить преследование дабы дать той расслабиться, тем не менее он не упускал её из виду наблюдая за ведьмой через третьих лиц, нанятых для такой работы. Вскоре, узнав, что ведьма осела в какой-то жопе мира, что в штате Невада охотник сорвался с места.
Попав в город Кирю сразу почувствовал странно тяжелую атмосферу, что сильно напрягало охотника. Доман не был кланом простых охотников, они потомки оммёдзи и в своих тренировках уделяли много времени оккультизму и мистике. Кирю владел оккультными знаниями и вообще считался опытным колдуном, и хоть его сила в сравнении с другими была мала почувствовать тень над городом мог даже он. Тем не менее у него была другая работа и вполне было возможно, что эта тяжелая атмосфера была вызвана влиянием ведьмы, за которой он гнался.
Кирю выяснил в каком мотеле та остановилась и борясь с желанием сразу убить ведьму устроил ей небольшую ловушку. Он подменил её ароматические палочки на свои с особым снотворным составом и стал просто ждать. Когда та уснула во время проведения какого-то ритуала выкрал её посреди ночи и увез за город где и сжег заживо. Искусство акупунктуры помогло парализовать её голосовые связки, и несчастная женщина не могла даже кричать пока горела. Более того, даже пальцем пошевелить для неё было невозможно. Она могла только чувствовать боль, только это оставил ей Кирю.
Когда с экзекуцией было покончено охотник лишь плюнул на оставшуюся от женщины кучу пепла и пнул её развеивая прах по пустырю.
На следующее утро напряженное чувство о тени нависшей над городом не исчезло, проблема оказалась не в той ведьме. Он был в своем номере в отеле «Overland», где ещё прошлой ночью вымылся и переоделся, избавляясь от горелого запаха, и сейчас единственным, что напоминало о той ведьме был локон волос, который Кирю отрезал в качестве доказательства об успехе его миссии. Он хранил его в футляре, который, в свою очередь, держал во внутреннем кармане куртки. Сейчас же он, в одних трусах сидел на кровати перед телевизором смотря утренние новости надеясь через них понять, что происходит в городе. То ли время было не то, то ли каналы неправильные, но сейчас новостей практически нигде не было, а там, где были они ничего особенного не упоминали.
Не добившись ничего от телевизора Кирю решил одеться и пойти в китайский ресторан неподалеку, тем более, что после вчерашнего хотелось есть. Он покинул отель забрав все свои немногочисленные вещи: документы, напульсник с иглами для акупунктуры, пистолет SIG-Sauer P220 спрятанный в кобуру под курткой, восемь метательных ножей в подкладке и фамильный меч освященный ещё в давние времена закрытый в красном чехле*.
Улица встретила его весьма интересным зрелищем. Выйдя на восток-центр-стрит, он увидел весьма странную группу собак. Фаллон, конечно, тот ещё зажопинск, но даже тут должны работать службы по отлову собак, а эти ещё как будто казались целеустремлёнными их вообще не заботило, что происходит вокруг. Куда больше удивила женщина, шедшая за псами, казалось, что она идет сама по себе, но при этом почему-то она идет в темпе четвероногих. Решив не ввязываться в чужие дела, ибо каждый сходит с ума по-своему Кирю продолжил движение в сторону ресторана «The Wok».

Чехол для меча.

https://i1.stat01.com/1/975/9743610/afacdb/blue-exorcist-rin-okumura-cosplay-sword-bagsyqcca1364539529042-jpg.jpg

[icon]http://sg.uploads.ru/t/BmKTG.png[/icon][nick]Kiryu Doman[/nick][status]I'll find you and i'll kill you[/status]

Отредактировано Da Horse (2019-02-24 19:21:14)

+2

7

Не смотря на то, что Дэвид говорил в машине Эвелин, его интуиция уже изначально подсказывала ему, что расстановка дел стоит где-то 40 на 60 процентов, причем не в их сторону. Ему это никак не помешало пообещать, что все будет хорошо, ведь он положит всего себя на то, чтобы это было действительно так и надеялся, что так же поступят и остальные его братья, однако сумку с боеприпасами взял никак на прием, а минимум готовясь к перепалке. Одно из правил, привитых им с детства и прививаемых теперь его ученикам: не недооценивай ситуацию, не дай поставить себя в положение неготовности. Если у тебя нет оружия – найди его. Дела усложнялись. Десять человек без органов – это не шутки. Варианта может быть два: либо кто-то явно старался обустроить все так, чтобы убийства выглядели, как дело неких существ или культа, либо же это так и было и маленький городок скрывает в своих подвалах слишком большие для такого населения тайны. Здесь может помочь только описание вскрытия патологоанатома и опрос местных жителей, в том числе и полиции. Но отходить пока от Эвелин было опасно. Его первоочередная задача была ее охрана. А уже затем их совместной становилось разобраться в всплывающих обстоятельствах.
Мужчина присел на кровать рядом с Эвелин и опустил взгляд на горящий экран ее телефона.
- Будет. – он поднял взгляд на Кардинала, уже не менее собранный и строгий, чем у нее самой. Никаких шуток, никакой неуверенности. Теперь они были единственными, кому можно было действительно доверять. Не смотря на прошлое, не смотря на то, что они уже давно, как разошлись, каждый знал точно одно – против друг друга они не повернуться никогда. Это было в их сути, в самой природе их существования. Они быстро собирались и были очень пластичны перед обстоятельствами, конструктивно лавируя между трудностями. Так их учили, такими они выросли.
- У меня есть, все, что тебе нужно. Пойду к себе переодеваться, кину тебе в номер, спускаясь вниз. – он кивнул. – Да, дела не важны. Чтобы ни было – убийство под ритуал или он сам. – Смит поправил рукава, закатывая их выше. – После всего отправлю нескольких парней узнать больше информации, сам останусь с тобой, потом может «выйду в поле». – он взглянул на часы, затем на Эвелин. – Ты же можешь понять, что вероятность того, что во время твоего выступления что-то произойдет теперь слишком высока? Разрешишь стоять на сцене, пусть и не рядом с тобой?
Он не то, чтобы настаивал, но планировал, как именно обеспечить защиту Эвелин именно в то время, как она будет занята другим. Дэвид верил в ее профессионализм и доверял ее умениям, ведь сам видел, какова она в действии, но во-первых, ее навыки могли притупиться после вступления в должность Кардинала и отсутствия реальных дел, а во-вторых… Во-вторых, он порой действительно боялся за нее, как не должно бояться за напарника. Хотелось решить все дела лично, без присутствия в Фаллоне непосредственно Эвелин.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+2

8

Эвелин была умной женщиной, на свою беду, настолько умной, что Бригитта подарила ей книгу "Горе от Ума" Грибоедова, с крайне симпатичными иллюстрациями и крайне печальным смыслом. Она была, вроде как, подарочным изданием, эта книга. Портер задумчиво смотрела в пространство перед собой, в голове прокручивая все обстоятельства только что прочитанного, во-первых, во-вторых то, что предшествовало прочитанному, в-третьих то, что предшествовало поездке. Пока бегло, пока без выводов, просто маркируя события, потому что в присутствии Дэвида она, увы, не могла себе позволить прямо-таки задуматься об этом. Ему надо было отвечать, с ним необходимо было взаимодействовать, не время сейчас уходить в себя. Чуть-чуть взаимодействия и потом можно думать.
- Поступать будем так, как скажу я, Дэвид, - Кардинал посмотрела на него строго. - Меня недооценивают из-за пола и из-за слухов. Это следует использовать по максимуму.
Эвелин порылась в сумочке и достала пачку сигарет. Она явно уже была не новой: Эв редко позволяла себе курить, но имела при себе пачку на тот случай, если ей понадобится этот пусть дурной, но таки способ сосредоточиться. Она встала, прошлась по комнате, уже держа сигарету в зубах, а в руках зажигалку, и взяла пульт от кондиционера, лежавший на столе под зеркалом, сделав его посильнее, сводя брови. Самые выразительные морщины на лице Эвелин были именно на лбу, от часто хмурого и задумчивого выражения на нём. Женщина зажгла сигарету, глядя на Смита через зеркало. В качестве пепельницы она решила использовать стоявший на том же столе гранёный, высокий стакан. Дэвид был достаточно умным человеком, но с течением времени, как ей казалось, он слишком привык исполнять приказы и не выдумывать особенно сложных тактик. Привык бороться с тем, что есть, не думая о всех подкладках. Она, говоря по правде, считала, что это связано с тем, что он много пил и слишком обмяк из-за того, что чаще возился с детворой и юными членами Ордена. Ей нужно вернуть его к более сложной и многоступенчатой оперативной работе, вместе с Реном и всем его молодняком, который вокруг него ютится и писается кипятком от радости взаимодействия с ним. Постепенно. Зарубка была ею сделана.
- Как я и сказала. Для начала ты должен проверить тех, кто с нами. Я думаю, что они не замешаны и будут так же удивлены и недовольны тем, что нам не сказали про произошедшее здесь. Однако, если это не так, ты хлопнешь себя по лбу при них, извинишься и скажешь, что тебе срочно надо позвонить мне. Скажешь мне: "Кардинал, я не отправил вам отчёт по инциденту с Ренардом. Вы сможете подождать до окончания этого собрания?" Это не вызовет подозрений - ты действительно мне его не отправлял и я написала его за тебя, со слов Рена, он у меня на бумаге, но я его не подшивала в папках. Обсудим и скорректируем это позже.
Она махнула рукой, перебрав пальцами в воздухе и качнув головой.
- В любом случае. Оставишь у меня свой мультипаспорт. Кинь его на пол, будто он выпал у тебя где-то походя. После разговора с ними всеми и, так сказать, общего сбора, заявишь, что тебе ужасно хочется какого-нибудь дерьма из местного магазина, придумай что угодно, чтоб они знали о твоём намерении покинуть гостиницу и причина была, пусть и глупая. Дополнишь её фразочкой вроде "заодно осмотрюсь, мало ли". Гилл, которого я через сообщение попрошу об этом, будет стоять у входа, а дверь будет открыта. Скажешь, что, кажется, обронил паспорт, когда помогал мне, а все деньги на нём. Это будет поводом для тебя вернуться ко мне в номер и оставить здесь оружие, о котором я тебе уже сказала. Торчать в моём номере - тупо. Ты мне здесь не нужен. Ты мне нужен в городе, как глаза, уши и пара рабочих рук.
Портер распустила волосы, тряхнув ими и поправив их рукой. Она развернулась к Дэвиду, облокотившись на стол. Хоть её мозг сейчас работал в другую сторону, какая-то побочная фантазия сейчас нарисовала, как он подходит к ней и нависает вот так, тихо говоря: "Я со всем разберусь, Эв." О, это было бы очень сексуально, только вот так не будет и сейчас точно не тот момент.
- Прошвырнись по городу. Посмотри что здесь и как, изучи область вокруг церкви, где мы собираемся, найди какую-нибудь местную любопытную бабульку, которая будет ошиваться вокруг неё, и поспрашивай, что да как. Любой её бред запомни. Такие бабки есть везде и видят они довольно много, хоть и додумывают не меньше. Будь в одеянии, пусть она говорит со священником, у неё развяжется язык гораздо быстрее, если ты включишь всё своё обаяние.
Она усмехнулась, потушив сигарету. Да уж, обаяния Дэвиду не занимать. Он был из тех людей, которым быстро доверяли бабушки и детишки, беременные женщины и все верующие. Что-то в его взгляде, улыбке и тоне заставляло обычных людей как-то расположиться к нему, чуть открыться...а то и не чуть. Может быть, какая-то его собственная простота играла роль, может быть дело было в том, что он и правда эдакий прирождённый священник, может просто аура у него такая - думать об этом и рассуждать можно долго, но, опять же, сейчас на это банально нет времени. Она знала, что он понимает, что она имеет в виду, говоря "включишь своё обаяние".
- Потом вернёшься в гостиницу, передо мной отчитываться об увиденном и услышанном не нужно: главное, чтоб ты ввёл всех в курс дела, со мной обо всём ты пообщаешься несколько позже. К тому моменту, как ты вернёшься со своей прогулки, я с ними со всеми поговорю и сама, можешь не сомневаться. Что же до выступления... - она опять закурила, чувствуя, что потом пожалеет об этом, - ...я не какая-то там церковная мышь, чтобы прятаться, едва заслышав поступь кошки. Ваша формация поменяется. По изначальной задумке, о которой, к счастью, остальные не в курсе, двое должны были стоять у входа, двое подле меня с каждой стороны, двое между рядами в центре, спина к спине, глядя на пришедших, а я на подиуме. Сделаем иначе. Я буду перемещаться по церкви, между рядами, а вы встанете по периметру. Наставникам поопытнее, которые не из Фаллона, а из окрестностей, я сама их назначала здесь, я отправлю сообщение, что они должны взять с собой оружие, не смотря ни на какие обстоятельства и дам им кодовую фразу. Учитывая, что мы собираемся в семь вечера, они, думаю, успеют им разжиться в том случае, если кто-то из них его не взял. В семь, однако, ничего не начнётся. В семь ребята будут стоять у входа и проверять каждого, кто заходит в церковь, оружие изымать они будут у всех, кто не будет говорить кодовую фразу. Все будут это делать, кроме тебя и Гилла, который будет сидеть со мной в машине - в нём я уверена на все сто, но опыта боевого у него меньше, чем у тебя. Зато есть большое желание передо мной выслужиться, что сыграет на руку дополнительно и поднимет ему настроение.
Она указала на него сигаретой, внимательно посмотрев в его глаза. Она видела в них понимание, поддержку и решимость. Этого было достаточно, чтобы она и сама чувствовала себя ещё увереннее, чем есть.
- Ты должен будешь прошерстить каждое помещение в этой церкви и поговорить с местными священниками. Что бы они тебе не предлагали выпить, съесть, посмотреть в первую очередь, куда бы они тебя не не пускали... От еды и питья отказывайся, все помещения осматривай, но не последовательно, вразброс, намеренно идя в другую сторону от той, куда они тебе предложат в первую очередь пойти, настаивай до последнего, если хоть что-то откажутся показать, скажешь, что иначе я откажусь выступать и что они сами будут объяснять людям, приехавшим издалека, почему так вышло. На всякий случай напевай церковные песнопения, любые, свисти, подшучивай, болтай, задавай дурацкие вопросы и присматривайся к реакции тех, кто будет с тобой ходить. Любой чих, любой косой взгляд - всё запоминай. Желательно, чтобы ты узнал какие сюрпризы они мне приготовили. Можешь даже так и спросить, что запланировано, мол, тебе любопытно. Скажут - здорово, нет - задница, но так и быть. Посчитай количество женщин, работающих при церкви, и всех уборщиц, кухарок, волонтёров отправь домой по личному приказу Кардинала. Когда всё осмотришь, пойдёшь ко мне в машину и доложишь всё, что узнал.
Эвелин глубоко затянулась, сделав паузу в своих указаниях. Отчасти это нужно было для того, чтобы Дэвид как следует уложил всё в своей голове, отчасти для того, чтобы она сама смогла подумать, всё ли она предусмотрела навскидку. Больше, вроде как, и не получится предусмотреть и они вызовут минимум подозрений, ведя себя именно так. Расхлябанность Дэвида и его не самая идеальная репутация, блуждающая, точно шальная пуля, в рядах её людей и не только их, сыграет так же отлично, как и тот факт, что её саму недооценивают: они будут думать, что Смит просто балуется, тянет время, весь такой "айнанэ". Конечно, может быть, всё это и вызовет какие-то подозрения, но даже если и так... Тогда они будут понимать, что не с той они связались и не ту они себе вообразили совсем уж беззащитной и забывшей, что такое полевая работа. Портер своё место в Кардиналах получила не за красивые глаза и не через постель одного из стариков-Апостолов: она работала на саму Вальштейн и работала безукоризненно. То, что её личность обросла какими-то слухами - не более чем побочный эффект её успеха, безусловно вызывающего изрядную порцию зависти. Да, её это беспокоило, но ей с этим помогали и таблетки, и собственная сила воли, приказывающая ей не обращать на это внимание. Конечно, в особенно тяжкие дни, она могла позволить себе загнаться и даже поскулить побитой собакой от усталости воевать за свою честь поступками и словами, но об этом никому знать не обязательно. Эвелин Портер имела право на слабости наедине с собой и Творцом, но в глазах других она должна оставаться крепким стержнем, на который должны равняться все эти люди.
- Что бы там не случилось... Будем уже решать по ситуации. Точно могу сказать, что если ты что-то обнаружишь, первые, кого мы должны будем немедленно отпустить - дети. Я придумаю как это обыграть уже по ходу пьесы. Что бы не происходило - детей это затронуть не должно ни физически, ни морально. Может быть, выберу пару человек, чтоб они сводили их в кино, например, потому что решу поговорить с ними завтра, по очереди.
Эв затушила вторую сигарету и заприметила, что руки всё-таки дрожат: внутренняя сила силой, да вот с реакцией организма на стресс ничего она пока не делала. Она сжала и разжала ладони, тяжело вздохнув. Вообще, она точно не ожидала того, что ей придётся проявлять такую осторожность и так подозрительно относиться ко всему происходящему... но этого, казалось бы, маленького и глупого факта хватало, чтобы она тут же поменяла всю стратегию поведения на мероприятии и его проведения. Женщина подошла к Смиту, села с ним рядом и положила ладонь ему на плечо, заглядывая в глаза уже чуть нежнее, всё ещё не как Эв, но уже как Эвелин Портер, а не как Кардинал Портер.
- Всё будет хорошо, - заверила она, без тени сомнений. - Что бы тут не происходило, от заговора до простой моей мнительности, мы всё вынесем и всё сделаем как подобает.
Эв подумала и обняла Дэвида. Посидела так, молча, поглаживая его по спине. Успокаивая и успокаиваясь, не без этого, конечно. Какая бы пропасть между ними не выросла, через неё всегда есть мост, на котором они, иногда, но всё же встречаются. Выпустив его из объятий, она взяла свой телефон и тут же поднялась, не глядя на него.
- Я должна принять душ. Приказы отданы. Исполнять, - она указала ему на входную дверь и, не поворачиваясь, взяла свою сумку с вещами и ушла в ванную комнату, закрыв дверь на замок с обратной стороны.

Освободившись от одежды и встав под струи душа, она, наконец, осталась одна, наедине со своими мыслями, Творцом и шумом воды. Телефон положила в раковину, которая задействована ею не была.
Итак. Что за бэкграунды предшествовали происходящему? Надо вспомнить всё и максимально подробно.
По факту, все знали, что это её инициатива приехать сюда. Знали о ней только люди из Ордена и Церкви. Инициатива проистекала из отчётов, которые ей присылали. Было ли в них что-то подозрительное? Да нет, ничего такого в голову не приходило, да и сколько их было-то! Да и не только их, ага. Это невозможно вспомнить, если не умеешь манипулировать своей памятью на все сто процентов. Увы, к списку талантов Эвелин что-то подобное не относилось.
Могли ли эти отчёты быть фальшивкой? Вряд-ли прямо все. Так или иначе, тот факт, что прежде всего и заранее о её приезде было известно только тем, кто служит Церкви, говорил о том, что если кто-то и затеял что-то неугодное, то этот кто-то принадлежит к их рядам.
Полиция и мэр за столь короткий срок (о её приезде они узнали всего три дня назад) ничего бы не придумали такого хитрого, хотя могли замять историю с трупами ради сохранения имиджа. С другой стороны, если бы они её скрывали, то она бы так легко не нашла эти данные, статьи бы отредактировали, что-то бы удалили или вообще сказали бы, что этого всего не было. Есть вероятность, что полиция будет перекрывать улицы ещё и поэтому тоже, как раз-таки.
Это убийство - показательное действие, чтобы она задёргалась, а, может статься, ещё и для того, чтоб в городе оказался кто-нибудь ещё. Охотники, например. Ну чего бы не утащить пару-тройку в могилу вместе с ней и пачкой священников, не правда ли? Может быть, конечно, вырезанные органы не говорили о том, что здесь и правда готовится какой-нибудь ритуал, но это исключать опасно, можно многое не предусмотреть. Поэтому никаких "левых" женщин.
Её Наставники постарше не сделали бы ей подлянку: они работают вместе с 2005-го года и до этого они прекрасно служили Бригитте. Молодым, значит, пушки не давать, это правильно. Дети тоже отпадают: вряд-ли кто-то из них бы до такого додумался.
Её команда... хм, это вот тоже, скорее всего, нет. Она очень хотела верить, что звонка от Дэвида она не получит и, по правде сказать, в это хотела и верила. Всех этих людей она тоже знает довольно давно. Да и чего им стоило убить её по дороге, например? Можно было организовать аварию или подстроить какую-нибудь засаду уже несколько раз, можно было вывести Дэвида из игры. Они знали, что они росли вместе и что там было "что-то ещё", Гилл даже спрашивал у неё и было видно, что это делалось с целью ещё и перетереть её возможный ответ между собой.
Что если убийство - не сама цель? Может быть, всё гораздо, гораздо сложнее? Допустим. Что тогда? Эвелин не могла предположить что-то конкретное, но, так или иначе, ничего хорошего.
Что если она просто мнительна? Неважно. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Любой, кто связан с той или иной властью вообще в мире, подтвердит, что это правильный подход. Эв вышла из душа и посмотрела на себя в зеркало. Ну уж нет. Кто к нам с топором придёт, тот с топором в жопе и уковыляет.


Собаки продолжали своё движение. Они вели девушку через город, сквозь его улицы. По ходу её движения их не становилось больше, однако они вообще ни на что не реагировали. Создавалось ощущение, что их действительно кто-то (или что-то?) вёл, а вместе с ними вёл и Катарину. Они дошли до какого-то небольшого и довольно неброского дома и остановились, точно вкопанные. Собаки встали перед домом, напряжённо рыча на него. Пёс с телепавшимся за ним поводком принюхался и залаял, кидаясь на этот дом, точно видя что-то, что неподвластно увидеть и почувствовать самой Дойль. Вместе с ним залаяли и другие собаки. Из дома вышли двое. Мужчина и пожилая леди. Он был в одеждах священника и, завидев собак, он тут же дёрнулся, загораживая собой старушку. Старушка испуганно перекрестилась ладонью, начав с живота почему-то, и приложила ладони к губам, но как раз в этот момент появилась машина службы отлова животных. Из неё вышли трое, тут же начав стрелять в псов дротиками со снотворным, но те продолжали лаять до последнего, не двигаясь с места, кидаясь на этот дом. Сотрудники отлова переглянулись между собой с неподдельным удивлением, а священник что-то сказал старушке и та ушла обратно в дом. Собаки постепенно засыпали, но даже в этом состоянии были настолько злы на дом, что рычали, даже припадая уже на лапы. Священник был тоже удивлён и с места он не двигался.
- Ебануться, - выдал один из парней-ловцов. - Чертовщина какая-то, ей богу.
Они стали собирать собак и тащить их в кузов. Другой обернулся к священнику:
- Отец Вилсон! Уж простите, что-то на них сегодня нашло, второй раз выезжаем с тем же запросом.
- Да ничего, может бури какие магнитные! - отозвался отче, перекрестив молодых людей и дожидаясь, пока они справятся с работой.
Завидев Катари, он улыбнулся ей и приветственно кивнул.


С ведьмой и её прихвостнями было покончено. Сайлаз, наверное, и правда не мог узнать больше: Трейси была слишком мелкой сошкой, но сказала она ему многое...жаль, что не всё. Сука-шлюха, что сказать.
Утренний Фаллон тогда ещё не встретил Кардинала и её людей, а рассвет почему-то сопровождался небывалым для этих мест...туманом. Он рассеялся только когда солнце полностью встало.
Если Сайлаз хотел проследить за ними, он бы, конечно же, увидел, в какую гостиницу заселились представители Церкви и Ордена. Но не только это мог заметить бывалый Охотник: по городу разъезжали машины службы отлова животных, бродили собаки, то бродячие, то явно сбежавшие от своих хозяев: за некоторыми даже пытались бежать их хозяева и поймать их, но псы вырывались, кусали хозяев и убегали. К сожалению, в отличие от Катари, он не застал ни одного конкретного места, куда бы псы сбежались сворой.
Зато увидел он другое, не менее интересное, надо отметить. Подле одного из домов стояли полицейские, детективы и старик, который что-то активно рассказывал служителям закона. Коронеры тащили из дома трупы, один за другим. Всего они вынесли порядка десяти тел, но неизвестно были ли ещё: Уортингтон застал столько и одну машину коронеров, которая уже уезжала. В воздухе стоял запах мёртвых тел, причём явно далеко не первой свежести, помноженной на жару. Все были в масках и периодически сдавливали рвотные позывы. Один из детективов глянул на коронеров и, жестом показав, мол, сейчас вернусь, отошёл в сторону и его всё-таки вырвало.
Бывалому Охотнику не составило бы труда незаметно подойти ближе и услышать разговор двух офицеров, куривших в стороне от общего действа. Один из них был бледным, его руки тряслись, а вот второй был поживее. Бледному было около тридцати и его нездоровый цвет только подчёркивался тёмными волосами и тёмными глазами, другому было явно чуть меньше и он был весь рыжий, как лисья задница, и покрытый веснушками.
- ...это полный пиздец, Шелби, я такого, блядь, в своей жизни на хуй не видел никогда, я блядь не думал, что у нас такое возможно...
- Да успокойся уже, это просто трупы...
- Блядь, нихуя это не просто трупы! - бледный коп указал на него сигаретой, - они валялись там хуй знает сколько, в этом ебучем подвале! Они все блядь кишели мухами, сука! И так же, как у этих в Соде... Полупустые блядь наполнители!
- Да лааадно? - Шелби округлил глаза. - У нас чё, Кент, реально маньяки-сатанисты какие-то?
- Да, прикинь! - Кент всплеснул руками и потёр лоб. - Меня блядь рвало дальше, чем я видел, сука, охуеть, ебаться в рот.
- Обосраться... - коп покачал головой и потёр затылок. - Бляяядь. Надеюсь никто не додумается этим миротворцам-благотворцам пиздануть про случившееся... они бы хуй приехали. А таки бабки местным нуждающимся... Ебать, зачем это вообще кому-то нужно? И почему здесь? Фаллон - это жопа мира.
- Дык эти и не местные... - пробормотал Кент, - ...они блядь вообще не отсюда, хуй его знает откуда их выцепили. Если бы не отрубившееся электричество, то никто бы их не нашёл. Вчера утром, помнишь, ёбнуло, из-за дома старухи Эбигейл? Вся улица без света осталась, все включали генераторы. Кларксон же уехал ещё чуть ли не месяц назад к себе на ферму, а кто-то у него там в морозилке устроил блядь склад из трупов! Ещё блядь хуй пойми как это давно делалось...
- Кларксон правда держал морозилку в подвале?
- Ну он ж фермер, хули, весь такой дохуя технологичный. Но это не он, инфа сотка. Кларксон ж знал, что у нас тут пиздец с проводкой периодически, он бы не стал трупаки так оставлять, он и мяса-то не оставил тут. Они вот и завонялись, поэтому Доусон и припёрся. Сука, охуеть.
- А как вонь дошла оттуда?
- А у него там дверь какая-то тоже с припиздоном. На автоматическом замке. Когда электричество вырубилось, дверь открылась и система охлаждения полетела из-за этого.
- Ебанууууться, - Шелби покачал головой, глядя куда-то перед собой.


Чем дольше шёл по городу Кирю, тем больше он ощущал что-то энергетически более чем дерьмовое. Это походило на постоянную тупую боль в висках, которая то усиливалась, то ослабевала. Когда он дошёл до ресторана, пульсирование в голове стало сопровождаться ещё и какой-то мутью в глазах, подступающей тошнотой...однако в самом ресторане, где работали местные уроженцы Востока, его перестало так крыть. Людей здесь почти не было: наверное, в Фаллоне было не очень много поклонников восточной кухни, а может время не то. Один из официантов, судя по всему, японец наполовину где-то точно, стоял у окна, глядя на улицу с каким-то подозрением. Когда он увидел Кирю, он оглядел его, а потом отвернулся снова. От него чувствовалась сила оммёдзи, но очень-очень слабая, неразвитая. Возможно, он не знал, что наделён чем-то подобным. Такие вот люди, не знающие, но обладающие потенциалом, не могут пользоваться даром в полной мере, зато могут ощущать его влияние. Судя по всему, он тоже был не очень-то доволен тем, что происходит за пределами ресторанчика.
В самом ресторане просто было слишком много типичных защитных амулетов и фэн-шуевской атрибутики и, вероятно, это как-то оберегало это место от влияния того зла, что притаилось где-то на улицах и в домах Фаллона. Официант к Кирю не подошёл, зато подошла официантка. Девочка симпатичная, явно китаянка. Хрупкая, женственная.
- Здравствуйте! - она поклонилась Кирю, а, выпрямившись, нироко и дружелюбно заулыбалась. - Располагайтесь, где вам больше нравится. В это время у нас очень мало посетителей, так что мы быстро вам всё приготовим и мы вам очень рады! Меню прямо на столе. Если что-то выберете, позовите меня. Я - Ким, а парень у окна - Сэм.

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1

9

Катари двигалась легкой походкой, периодически поглядывая по сторонам – некоторые бросали взгляды в ответ: «Ну смотрите, милашки, смотрите», - усмехнулась Катари. Кажется, она даже заметила какого-то китайца. Или корейца, или японца. В любом случае чехол за спиной привлекал не меньшее внимание, чем сама Дойль: «Винтовка там у тебя что ли? – странная картина – китаец с винтовкой. Нет, этому народу подходили больше колюще-режущие, - тоже мне, любитель культуры». На самом деле мужчина так, мелькнул и пропал, а женщине было не до анализа его внешнего вида.
Собаки уводили Катари все дальше, и с каждой пройденной улицей, она все больше подбиралась, хищный блеск в глазах увеличивался – она не нападала на животных по простой причине – ей нужно знать, куда их ведут. Нужно узнать цель этих тварей – ведьм. При чем очень так показательно шли животные, никто новый к ним не присоединился, сами псы шли синхронно, словно выдрессированные: «Ага, - хмыкнула охотница, - магией».
Женщину привели к невзрачному, самому обычному и ничем не примечательному дому. Собакам настолько быо плевать на окружение, что Катари спокойно приблизилась, остановившись чуть в стороне. Рука привычно легла на рукоять ножа. Любила она свое оружие – так как оно по закону не считалось холодным, а значит, можно таскать. Ну не было у ножа упора. Вот и весь секрет.
Когда открылась дверь, и наружу вышли двое, Кэт готова была ринуться на собак, вот только…
«Что блять на хуй происходит?! - она как вкопанная остановилась, смотря на женщину, - это что еще за финт ушами?» И этого мгновения хватило, чтобы подъехала машина по отлову животных. Женщина убрала руку с ножа, поправила рюкзак и потихоньку подошла к дому. А в голове уже блуждали теории. Не могла старушка просто забыть, как надо креститься. Такое сложно перепутать. Веяло в этом жесте чем-то демоническим, антихристовым и отсылающим к некоторым моментам. Вот только осталось понять – не показалось ли охотнице, если нет, то учавствует в этом священник, и в чем конкретно «этом». Не даром Катари славилась тем, что не убила на охоте ни одного чедовека. И, наверное, именно поэтому она так не любила ведьм.
Охотницу смущало еще и то, что собаки не нападали. Только лаяли, словно это было какое-то предупреждение. Словно они передавали какое-то послание, или наоборот, пугали. К священнику обратились по имени, значит, его тут знали. Что ж, возможно, все дело в старухе, но вариант с союзником в виде отрекшегося и ступившего на кривую дорожку святоши тоже не стоит откидывать.
- Добродня, святой отец, - подошла Катари, когда собаки все- же уснули, - и вам не хворать.
Кивнула в сторону работников, которые наверняка готовились погрузить собак в машину.
- Что-то с псами совсем худо, - хмыкнула женщина, - я вот чуть не сбила этих, пока ехала. Думаю, дай взгляну, что происходит.
Она говорила спокойно, лишь головой кивнула в сторону спящих. Сама Катари всячески подмечала поведение божьего человека. Он не испугался пятерых собак, скорее удивился. Нет, она не ожидала, что человек будет в панике метаться, но хоть какой-никакой испуг должен быть.
- Они вас не подрали? – в голосе мало было беспокойства, просто вопрос, - не успели задеть? А то мало ли, может бешенство какое.
- Катарина, - все-таки представилась она, наклонив голову и рассматривая округу, - приехала на поминки и попала в самую гущу, как вижу.
[icon]https://i.postimg.cc/wj7k4v34/13bacd.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Снова выступим в черном и выставим счет![/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-28 00:40:37)

+1

10

Похоже в этом богом забытом месте есть все-таки оазисы спокойствия. Атмосфера города давила на мозг и тревожила душу и без того не особо стабильного Кирю. Чем больше он шел, тем хуже ему становилось до ресторана он едва дошел. К горлу подкатывал ком, мучала тошнота и в глазах уже творилась какая-то мутная хрень.
Однако, когда Доман зашел в ресторан всё резко прекратилось, будто он из грязной воды вынырнул, только гадкое послевкусие осталось. Охотник решил, что перед выходом их ресторана он подготовится и больше не будет пытаться прочувствовать энергетику города без необходимости. Внутри было много различных талисманов и символов, сделанных как будто ради аутентичной атмосферы, но на деле грамотно расставленной. Все по нужным местам и сторонам света, да и символы точные. Похоже дизайнер как минимум разбирался в фен-шуе.
Кирю не стал лишний раз удивляться убранству, по всей Америке он такое уже не раз видел. Куда больше его заинтересовал парень, напряженно смотрящий в окно. Доман почувствовал его энергетику - наследственную силу колдовского рода, но слабую, не развитую. Правда, было сомнительно что этот парень знал об этой силе в своей крови. Впрочем, самой наследственности было достаточно, чтобы иметь развитое восприятие. Возможно в этом месте можно раздобыть полезную информацию.
- Суп с лапшой, - с места сказал Кирю указывая девушке на столик рядом с тем парнем – Сэмом. – На второе чай с закусками.
Сделав заказ Кирю пошел к тому месту и сел на указанное место приложив чехол с мечом к столу. Доман не был настроен на разговор, да и вообще настроение было не ахти, тем не менее поговорить с тем парнем не помешает.
- Сэм, я полагаю? – спросил охотник, не смотря, впрочем, на парня, а в окно на улицу. – Атмосфера здесь и на улице резко отличается, верно? Словно город прокляли, а в этом ресторане небольшой святой оазис. Надо сказать, ваш дизайнер хорош в своем деле.
Кирю помолчал немного, прикрыв глаза и повернул голову к Сэму.
- Кажется, в этом городе что-то происходит. Не поделишься информацией? – спрочил он с сверьезным выражением лица
[icon]http://sg.uploads.ru/t/BmKTG.png[/icon][nick]Kiryu Doman[/nick][status]I'll find you and i'll kill you[/status]

+1

11

Замок щелкнул, но Дэвид еще каких-то пару мгновений стоял на том же месте, слегка повернув голову в направлении ванной. Вот он, а вот его начисто разрушенный одноступенчатый план, на котором Эвелин вознесла свою теоретически-практическую многоходовую конструкцию. И все бы ничего, она действовала верно, и легко плыла по рассуждениям, точно форель среди холодных вод, да вот только сделала буквально все, чтобы Смит оставался как можно дальше от нее. Проверка обстановки в городе, помещений в церкви, а самое главное эти чертовы передвижения по залу во время выступления. Профессионалу, что стрелять в статичную, что в движущуюся мишень – один поворот, а как он с одной точки в зале будет просматривать позиции и как, если что, вовремя подберется к Портер через всех людей, теперь был вопрос сложный. Он явно видел, что она ставит вперед не собственную жизнь, а разгадку всего происходящего здесь. Да вот только целью Дэвида здесь и сейчас это не являлось. Неужели так Кардинальский статус на людей влияет? Сомнительно. Наверное, дело в том, что все они пятеро вышли такими.
Дэвид вытащил из кармана брюк черный портмоне, четким движением вынул из него мультипаспорт и бросил его на пол, возвратив кошелек на прежнее место и даже не скользнув взглядом по проделанной работе. Он развернулся на каблуках, точно вымуштрованный военный и вышел в коридор.
Они себя не жалели, вот в чем беда. И это должно было быть правильно, они обязаны были стать напарниками – слаженными, четкими, быстро реагирующими, знающие действия друг друга наперед, не пятеро, а один единый организм. Никто не должен был переживать так, как Дэвид переживал сейчас за Эвелин. Это было контрпродуктивно и делало его слабее. Однако он ничего не мог поделать, и даже сейчас желание вернуться и остаться сидеть возле двери в ванную еле подавлялось выданными указаниями -«Исполнять!» Сложно принять, что маленькая белобрысая девчонка, попадающая в передряги, уже давно как готова стоять с неприятностями один на один. Трудно принять уже более двадцати лет как. «Ты давно не пример для подражания, Дэ-вид».
Триста десятый номер, он заходит и оглядывает двух остальных священников, возившихся со своими одеждами. Очаровательное зрелище, надо сказать. Все эти приготовления: повесить костюмы на плечики, смахнуть пылинки, снять лишние ниточки, пропарить. Вот поэтому он никогда не будет Кардиналом. И слава Богу.
- Парни. Есть о чем поговорить, позовите остальных.
И ни рокота, ни топота. Они лишь повернулись, взглянув на Дэвида очень задумчиво, словно осмысливая его слова. Мол, о чем это таком старче говорить задумал, да еще и с таким серьезным лицом?
Дэвид сел и вздохнул о чем-то своем.
- Это по поводу безопасности Кардинала.
Первым шагнул Гилл и Дэвид делал на это ставки. Чисто так, поразвлекать самого себя. Он должен самому себе три бакса – единственное, что было у него наличным эквивалентом в кошельке. Мужчина нагнулся, вытащил из-под кровати оставленную здесь для него сумку и поставив ее на кровать, принялся дожидаться, пока соберутся все остальные. В его сумке лежало боеприпасов, как не в себя, его личная библия, небольшой проигрыватель дисков и костюм. Что лежало в сумках остальных, он не имел представления, но вряд ли целый арсенал. Автоматический и тяжелый полуавтомат себе, а Эвелин что-то полегче и не настолько дальнобойное. Вытаскивать пока не стал.
Краем глаза заприметил движение и только затем дверь скрипнула. Все мужчины вошли в комнату и взглянули на Дэвида, как бы ожидая его слов.
- Суть такая, что в озере Сода, что недалеко отсюда были обнаружены тела десятерых без внутренних органов. Кто-то знал об этом? Есть какие-то предположения? – Смит сел, уперевшись локтями в колени, сцепив руки и слегка поддавшись вперед, заглядывая каждому в лицо.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

12

Священник внимательно наблюдал за тем, как служба отлова погружает уснувших собак в свой грузовик. Он не сразу перевёл взгляд на Катарину, только в самом конце, когда та заговорила про поминки. Мужчина удивлённо вскинул брови.
- Поминки? Не слышал, чтобы кто-то умер, - он подозрительно оглядел Охотницу, - меня зовут Антуан. Я священник местной церкви. Знаете, такое у нас в городе впервые. Ну, с собаками. Да и не только с ними. Много всякого. Собаки, птицы, рыба, эти убийства... Люди в напряжении и мне поручили походить по старичкам и старушкам, поглядеть что у них и как.
Он был немолодым, но и старым не был: возраст колебался явно где-то от тридцати до сорока пяти. Голубоглазый, темноволосый, смуглый, не то от загара, не то от того, что корни были латиноамериканские. Телосложением скорее худ. Под его глазами пролегли тёмные круги, точно от недосыпа. Если бы Кэт пригляделась, она бы увидела, что у священника под ногтями кровь и какая-то грязь, которую он явно не замечал. Мужчина улыбнулся девушке.
- Ни в какую гущу вы не попали, Катарина. Здесь же рядом аэродром и полигон, что угодно может быть: мы никогда не узнаем, что творит правительство на своих территориях, хоть я и не сторонник конспирологических теорий. С другой стороны, да, мы ждём гостей. Особая благотворительная организация. "Вознесённые Христом". У них будет собрание в нашей церкви. Они щедры и благородны, дают деньги нам, приютам. В том числе, кстати сказать, для животных. Так что, думаю, что с собачками будет всё хорошо, - он всплеснул руками. - Благо, что служба отлова работает на славу, не находите?
Мужчина заглянул в глаза Катарины. Что-то в его взгляде было нехорошее, но что именно понять было сложно... на первый взгляд. Опять же, нужно было бы очень внимательно смотреть, чтобы понять: Катарина в его глазах отражалась вверх ногами.
- И всё-таки. Кто же у вас умер? - он продолжал улыбаться. - Я действительно не слышал, чтобы кто-то умер.


Сэм повернулся к Кирю и оглядел его очень подозрительно. Он промолчал сначала, отвернувшись обратно к окну. Ким поставила перед оммёдзи заказ и пожелала ему приятного аппетита.
- Ну да. Дизайнер постарался, - согласился неожиданно Сэм, отворачиваясь от окна, но не глядя на Кирю. - А за окном и правда не очень хорошо. Дурная атмосфера. Можете побыть у нас, пока не закончится.
Вот тут он посмотрел на Кирю. Очень внимательно. Видимо, что-то от Кирю он всё-таки чувствовал. Молодой человек сел к нему за столик, напротив него.
- Никогда не видел вживую, - сообщил он, после небольшой паузы, - узнаю энергетику.
Сэм чуть ухмыльнулся и сложил руки под грудью, опять устремив взгляд в окно.
- Лучше не лезть в это, - заключил он, склонив голову чуть набок. - Мне кажется, что что-то затевается. Где-то. Кем-то. Не могу объяснить. Едва я вышел сегодня, у меня возникло ощущение, что желудок сжался, голова закружилась. Еле дошёл до работы. Здесь всё под защитой, поэтому ничего не действует. Дизайнер - я.
Он повернул голову к Кирю.
- Звёзд с неба не хватаю, но от дедушки кое-что досталось.


Вот и все в сборе. Гилл стоял у входной двери, чуть приоткрытой, а остальные разбрелись по помещению. Они все, охранники Кардинала, были довольно молодыми ребятами: максимум лет тридцати. Только Никсон был темнокожим, остальные были светлокожими, образцовыми такими "гетеросексуальными белыми". Услышав вопрос Дэвида, они все удивились. И удивление это было действительно искренним. Гилл так и вовсе тут же выругался:
- Твою мать!
Уиллард, светловолосый и темноглазый, тут же достал мобильный телефон, видимо, решив загуглить данные и перепроверить сказанное Дэвидом, Клайв, темноволосый и такой же темноглазый, худой и хищной такой внешности, тоже стал смотреть ему в экран. Никсон, глянув на них, развернул голову к Смиту и нахмурился:
- Какого хрена нам не сообщили об этом?
- Похоже, что они решили, что нам не стоит этого знать, - Клайв тут же закурил, пройдясь к окну, открыл форточку и повернулся ко всем присутствующим, всплеснув руками, - охуенно. Это недобрый знак.
- Значит, Кардинал в опасности, - заключил Гилл, открыв дверь пошире и глядя только туда, в сторону её двери, - сто процентов. Они не могли не знать, что мы не приедем или приедем с куда большим количеством людей, если узнаем об этом.
Никсон потёр подбородок и заглянул Дэвиду в глаза.
- Скажите, Дэвид, - обратился он к Смиту, - Кардинал теперь в курсе, как я понимаю? Она дала какие-то указания?
- Если он в курсе, то и она в курсе, - заметил Уиллард, откладывая телефон. - Смит, мы в деле, только скажите что нам делать. Мы будем вас слушаться.
- Да, скажите, - согласился Гилл, - Кардинал Портер говорила, что вы главный среди нас, потому что вы очень опытный человек и надёжный.
- Согласен, - Клайв кивнул, выдохнув сигаретный дым, - я не дам каким-то уебанам убить Портер или навредить ей. Только через мой блядский труп.
Для пущей убедительности, Клайв ткнул сигаретой в свою сторону. Никсон пошёл к своей сумке и тут же достал пистолет, пряча его в кобуру под пиджак.
Что характерно, в словах мужчин не было ни издёвки, ни каких-то негативных полутонов. Они все ожидали указаний Смита и были полностью готовы их исполнить. Ни один из них подозрений не вызывал: все как один, все команда, все "её люди". Портер умела выбирать соратников.

+3

13

Заказ прибыл довольно быстро. Настолько быстро, что у Кирю начали закрадываться подозрения относительно свежести своего блюда, но недолгим, тем не менее внимательным взглядом было установлено, да лапша не вчерашняя, а вполне себе только что приготовленная.
Его собеседника разговор, похоже, по крайней мере он подсел к охотнику и делился своими чувствами относительно происходящего. К тому же он указал, что является здешним дизайнером, который многого нахватался от деда.
- Ты довольно талантлив, - признался Кирю, на его чавкающей роже, впрочем, был полный пофигизм и незаинтересованность.
Доман бросил оценивающий взгляд на Сэма, простой молодой человек, кажется не глупый и умеющий пользоваться силой, хотя её он явно не развивал.
- Твой дед был даосом? Нет, ты похож на японца, так что скорее оммёдзи, - резюмировал Кирю теряя последние капли интереса к личности собеседника. – Впрочем не важно.
Охотник явно не был настроен на дружескую беседу между двумя земляками. Сейчас продумывал, что делать дальше, бросать город в таком состоянии он не собирался, ибо опасался, что, если бросит на к нему это ещё прилетит в спину.
Атмосфера на улице была давящей и на чувствительных людей вроде Кирю она влияла не очень хорошо, но, если уже знать о ней, можно было подготовится, тем более, что много сил для этого не требуется. Тем не менее Кирю всё ещё была нужная информация.
- Подобная атмосфера возникает не на пустом месте, как ты заметил, - дожевав начал говорить Доман. – В городе действительно может что-то происходить, а жители не будут даже об этом догадываться.
Охотник прервался, чтобы выпить бульон и с довольным выражением на лице продолжил.
- Подобная атмосфера сама не исчезнет и не закончится, а если и закончится, то вряд ли чем-то хорошим, - спокойно сказал Кирю, беря в руки чашку с чаем. - Расскажи, что происходило или происходит необычного и просто странного, всё может быть связано.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/BmKTG.png[/icon][nick]Kiryu Doman[/nick][status]I'll find you and i'll kill you[/status]

+1

14

Сэм коротко дёрнул левым уголком губ, не поворачиваясь. В нём не было надменности, скорее он просто был напряжён и взволнован происходящим. До манеры общения Доманца ему дела не было, впрочем: он был не из тех, кто на хамство отреагирует хамством в ответ, более того, он стремился просто грамотно ответить на поставленный перед ним вопрос. Брови молодого человека были сведены в задумчивости, а губы плотно сомкнуты. Сэм выдохнул через нос, прикрыв глаза, а потом, наконец, повернулся к Кирю. Он заговорил с ним по-японски.
- Мой дедушка был оммёдзи из клана Доман, сейчас их называют Охотниками. Я достаточно осведомлён о делах существ, но не работаю на СФ или на кого-то ещё. Ким тоже. Она моя сестра, - он указал на неё взглядом, потому что та стояла около барной стойки. - Мы здесь обосновались потому, что СФ пытались убить остатки нашей семьи. Хорошенько замели следы, хотим жить спокойно. Так что, без обид, мы не лезем в дела города и особо не отсвечиваем, но и существ на порог не пускаем.
Официанточка кивнула, чуть улыбнувшись и помахав Кирю рукой.
- И вот к нам перестали заходить священники. Примерно неделю назад, - продолжил Сэм, разведя руками, как бы говоря, что да, это вот странно, - не так давно из озера неподалёку выловили трупы без части органов. Кажется, готовили какой-то ритуал и, вероятно, его провели, а может он будет проводиться ещё, я не знаю. Я не разбираюсь в обрядах местных ведьм, но их тут особо и не было. Сюда должны сегодня должны приехать люди из Церкви, если я правильно понимаю всю эту систему, среди них - Кардинал. Вероятно, на него подготавливается покушение. Ещё животные странно себя ведут. Собаки, кошки, птицы.
- Расскажи ему про Пако! - воскликнула Ким, тоже на японском. - Пако был хорошей птичкой...
- Да, Пако. Наш попугай. Он стал как сумасшедший метаться по клетке, мы пытались его успокоить, но это было бесполезно. Он расшибся в кровавое месиво, - парень покачал головой. - Мы полагаем, что это тоже из-за того, что здесь случилось. Чем бы оно ни было. Вмешаться - подписать себе смертный приговор для нас, поэтому мы просто готовим еду и иногда гадаем местным старым перечницам, чтоб заработать деньги и переехать в город покрупнее. Если хочешь знать моё мнение: я ничего более тёмного в своей жизни не ощущал, а мы жили в Нью-Йорке какое-то время, когда всё было не так плохо, как сейчас. Там живёт Левиафан со своими сенобитами, но даже они не настолько смрадные как то, что сейчас здесь. Я очень тонко чувствую эти...вибрации, хоть я и не развивал своё мастерство оммёдо. Мать с отцом, были бы живы, может и вмешались бы. А так остались мы четверо. У меня ещё два старших брата - они в кухне работают. Прикидываемся китайцами, меньше вопросов вызывает.

+1

15

Катарина слушала внимательно «священника» и чуть ли не фырчала. Действительно, на какие же она поминки то приехала…
- Да на те самые, - протянула она флегматично, - родственника в озере нашли. Говорят, утопился. Самоубийство, все такое.
Вот только вся она внимательно, очень внимательно начала рассматривать мужчину, хоть и не открыто. Так, подмечая детали. Кровь под ногтями и… «Тварь, - зло подумала Кэт, - от же тварь! Сука, бля, вот так сюрприз!»
Катарина поняла, кто перед нею. Она не помнила названия, но помнила, что тварюшка ночью разделяется. И что сейчас его не убьешь. А еще женщина была ведьмой, и все вставало на места. Скорее всего, она прокляла мужичка, создав подобную «зверушку». И тогда понятно, почему этого священника знали. Он был нормальным, пока… ебанные ведьмы. Кэт улыбнулась, скорее механически:
- Да, действительно молодцы, ребята, - кивнула она, запоминая расположение дома.  Скоро она вернется сюда, - так что вы меня успокоили. Так что, хорошо, что все хорошо. Жаль лишь Джон утоп.
Она назвала имя одного из трупов, выловленных из озера. Вспоминая, что он наиболее подходит под ее слова.
- Так что пора мне, помолитесь за меня, святой отец, - улыбнулась, хотя глаза оставались холодны. Она развернулась, направляясь обратно к той забегаловке, у которой оставила свое транспортное средство. На этот раз шла уже целенаправленно, уверенно, не отвлекаясь ни на что. Вопрос оставался с собаками – все же, почему они себя так странное вели. надо проверить, есть ли что-то такое с ними связанное.
Кэт даже удивленно приподняла бровь, увидев мотоцикл на месте, потом усмехнулась, подошла, откатила его уже на прямую, уселась, завела и рванула к себе. Ей нравился мотоцикл еще и тем, что она могла кожей ощущать ветер. Холодный, пробивной, но это доставляло удовольствие. Сейчас воздух был нагрет и хлестал по щекам горячими струями. Тоже неплохо – в этом есть что-то живое и стихийное. В
В отеле Катарина первым делом полезла на сайт, искать информацию о таких вот монстриках. Кое-что она помнила, про половинки тел и соль с чесноком. Но нужно было обновить данные, хех. Она пролистала, быстро, отмечая, нет ли упоминаний о странном поведении животных. Потом начала собираться, быстро. Дорога каждая минута, потому что, вдруг этот мымрик захочет свалить, скорее всего присутствие Кэт насторожило – они могли сменить дислокацию. Да и собаки наверняка напугали саму ведьму. Интересно, это разборки между этими дрянями или что-то иное?
Катари упаковала свой тесак, вытряхнула из рюкзака все лишнее, зато отправилось туда оружие, запасные патроны, иглы, соль, порошок чеснока, зажигалку, небольшую бутыль бензина,  и так, по мелочи. Сама же накинула на себя жилет с теми же вшитыми пластинами, убрав туда часть соли и горсть игл в карманы, сняв прежде другой и проверив пистолет, в кобуре на боку. Отлично. Все удобно, все позволяло добраться до оружия быстро. Скорость с этими тварями важна, да. В глазах загорелся блеск, тот самый охотничий азарт. С существами все проще – ты знаешь, что это за дрянь, ты знаешь как его убить. Все остальное зависит от мастерства охотника. А Кэт в себе не сомневалась. Она снова все перепроверила, а потом шагнула за порог, вздохнула, и пошла на своих двоих – шум от мотоцикла ей был не нужен – спугнет. Идти вроде было не особо далеко, и она в любой момент могла атаковать. Так что дама перемещалась быстро, при этом отмечая нет ли за ней слежки, не решил ли этот «священник» вот прям сейчас отправится по старикам, или вообще решит «прогуляться». Она надеялась, что нет.
[icon]https://i.postimg.cc/wj7k4v34/13bacd.jpg[/icon][nick]Катарина Дойль[/nick][status]Снова выступим в черном и выставим счет![/status]

0

16

- Доман? – Впервые за все время пребывания в США у Кирю на лице появилось удивление.
И это не удивительно, он меньше всего ожидал увидеть родичей так далеко от дома. Более того, сбежавших от СФ. Похоже их дед не был частью внутреннего круга клана и был частью внешнего иначе им смысла не было бы убегать. Все в клане Доман должны уметь прятаться, особенно теперь, когда СФ поддерживают оммёдзи-миротворцы во главе с Куроямой. Однако в те далекие времена угроза клану не должна была быть настолько значительной. Либо этот парень врет, правда нафига не понятно, либо их семья поймала крайнюю степень неудачи.
Кирю смотрел на Сэма и его сестру теперь особенно пристально, настолько, что это могло показаться грубым. Казалось он пытается пробурить в них дыру. Параллельно он слушал рассказ о местных событиях, но не особо вникал в него пока не услышал про ведьм.
Наследник Доман наконец перестал буравить взглядом родственников и спокойно отхлебнул из чашки. Ритуал ведьм и скорый приезд кардинала церкви. Это слишком круто для простого совпадения. К тому же пропажа священников, трупы без органов, сходящие с ума животные. Последние достаточно чувствительные существа и было не удивительно для них сходить с ума, когда окружающая их энергетика становилась «грязной». Тем не менее вспоминая недавнюю стройную группу псин, Доман подумал, что тут всё сложнее.
- Кажется в городе довольно много событий происходит, - ухмыльнулся Кирю и серьезно посмотрел на Сэма – Ты полагаешь, что всё это безобразие является частью покушения на Кардинала?
Вообще правильная мысль, слишком вовремя Кардинал решил приехать в город. В ином случае ведьмы и нечисть едва узнав об их приезде затаились бы на дне в выжидательной позиции, а тут едва ли не светятся, указывая на себя. К тому пропажа священников… куда они пропали?
- Ловушка, значит? – задумчиво произнес Кирю и поманил рукой официантку. – Кстати, Сэм. Ты видел в этом городе эту женщину?
Кирю вытащил из кармана фотографию ведьмы за которой гонялся по всем штатам вплоть до сюда. Ему казалось странным, что он решила спрятаться от него здесь, но после услышанного он подумал, что она могла быть связана с происходящим. По крайней мере это стоило проверить.
[icon]http://sg.uploads.ru/t/BmKTG.png[/icon][nick]Kiryu Doman[/nick][status]I'll find you and i'll kill you[/status]

0

17

Видимо удовлетворенный реакцией парней, Дэвид поднялся с кровати и развернулся к своей сумке. Все четверо не вызывали у него никаких подозрений, разве что гордость за Эвелин – та умела окружать себя нужными людьми.  Здесь следует дополнить, что сам Смит не мог довериться ребятам на все сто процентов. Да, он введет их в курс дела и не придется шифровать свой осмотр местности под поход в магазин за ненужной никому продукцией, да, их оружие останется при них и он не будет опасаться повернуться в рискованный момент к ним спиной, но, пожалуй, все равно оставалась какая-то маленькая вероятность того, что что-то пойдет с их стороны не так. Это было понятно. С Портер он рос, бывал на совместных делах, знал ее цели. Как итог, он даже вообразить себе не мог, чтобы Эвелин действовала не во благо людей, Церкви и Бога. Время, проведенное с человеком, накладывало определенные отпечатки, ведь такое же отношение у него было и к ребятам, которых он обучал с самого детства. Пожалуй, Смиту нужно чаще работать в команде – он абсолютно от этого отвык.
Вытащив одежду из сумки, священник принялся облачаться и, не теряя времени, одновременно с этим, водил остальных в курс дела.
- Я выхожу в город  проверить обстановку, затем осмотрю церковь, в  которой должно проводиться мероприятие. Когда вернусь, введу вас в курс дела касательно того, что увижу и услышу. Даже если это будут, по моему мнению, лишь глупые слухи и небылицы.  Можно было бы направить кого-нибудь из вас делать тоже самое, но что-то подсказывает, что сейчас мы в городе не одни, связанные с этим делом, а значит большое количество священников, шаркающихся по улице, априори вызовет подозрение. Городок, в конце концов, не слишком велик и если что вести долетят до нужных ушей быстро. – Дэвид быстро закончил с одеждой и перешел к оружию, проверяя патроны в магазинах. – Но возможно кто-то о чем-то знает в гостинице, в конце концов, здесь работают местные, да и постоятели могут быть. Слушайте внимательно, но без прямых вопросов – лучше, чтобы невидимый, пока что, враг, думал, что мы так и не в курсе происходящего. Конечно, если он или они не глупы, то и так этот поворот предусмотрят, но аккуратность никогда не бывает лишней и мелочь порой решает многое. Гилл – стоишь у комнаты Портер. Она хочет побеседовать с вами всеми в мое отсутствие. До этого каждый проверяет свое оружие и готовится к самому худшему. Лучше так, чем что-либо недоделать.
Смит привычным движением, ввел первый патрон, добавил тут же на освободившееся место еще один, поставил пистолеты на предохранитель и один из них, тот, что выглядел больше, поместил в кобуру под черным пиджаком. Другой оставил лежать на одеяле, а сам развернулся к священникам.
- Во время главного, Кардинал будет перемещаться по залу, мы будем стоять по периметру. Будут еще священники, Наставники из окружных мест. Те, кого Портер предупредит лично, будут при оружии, у остальных же задача его изъять. Предупрежденные будут называть кодовое слово. – Смит взглянул на каждого по очереди. – Чтобы здесь не происходило, наша задача быть готовыми, предвидеть и оказать необходимый отпор. И защитить Кардинала. Это первостепенно. – Дэвид отвел на мгновения взор, задумываясь о чем-то, а затем взял с кровати второй пистолет.  – Если вся ясно, то я рассчитываю на вас. – Смит улыбнулся и направился к выходу.  Пройдя по коридору, Смит без стука вошел в комнату Портер, нагнулся за своим мультипаспортом и выпрямившись, повернулся на шум льющейся воды. Надеть бы на эту женщину бронежилет, да оставить в номере, а она вот Кардинал. И ничуть не слабее тебя. Дэвид бросил взгляд на карточку, слегка покрутив ее в пальцах и выдохнув, прикрыл глаза. Ему не избавится от этого , чтобы он ни делал. Наверное, он бы взял все ее испытания на себя, если бы так можно было сделать. Но каждому Господь уготовил свои и ничего с этим не сделать. Казалось бы. Но Дэвид все еще пытался.
Пара шагов – пистолет на кровать и можно уходить, но Смит медлит. Всего несколько секунд конечно, однако они были довольно показательны. Даром, что никто им не свидетель. Священник вышел из номера и расслабленной походной направился к лифту. На ресепшене  он спросит где здесь ближайший магазин или бар и пойдет, пожалуй, куда-то в ту сторону. А там уже решит. Пора выяснить что здесь творится.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Крутые мужики на взрыв не оборачиваются