Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Kuchisake onna


Профиль Kuchisake onna

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Часть 1. Вопросы на знания.

1.1. Оцените, пожалуйста, свои знания в области истории:
в) знаю частично, в некоторые временные отрезки я бы играл с удовольствием

1.2. Оцените, пожалуйста, свои знания в области грамматики и пунктуации русского языка
в) это мой родной язык, но я тоже человек и могу допустить ошибку

1.3. Оцените, пожалуйста, ваши знания в области эзотерики, сверхъестественного и религии:
б) я знаю кое-что из этих областей, что не знаю - смотрю в интернете

1.4. Оцените пожалуйста уровень вашего ознакомления с матчастью форума:
б) прочитал только то, что будет связано с моим первым персонажем напрямую, остальное оставлю на потом и почитаю по мере надобности

1.5. Укажите, пожалуйста, те области знания, в которых вы, дополнительно от указанных ранее, разбираетесь (если нет в списке, то вы можете его дополнить): 
- Литература (прим.: имеется в виду знание различных жанров, авторов, книг, фольклора).
- Математика (гуманитарий от природы которому пришлось выживать в суровом математическом мире и приспособится)
- География
- Экономика
- Менеджмент
- Изобразительное искусство
- Кинематограф

Часть 2. Вопросы о специфике игрока.

2.1. Какие образы персонажей у вас самые любимые?
Я люблю персонажей с трагедией в жизни или с тяжелым прошлым. Также люблю безответно влюбленных персонажей, которые будут страдать, но до последнего не признаются.
Мне нравится образ сильного старшего брата, готового отвечать за младшего, пусть родство и не кровное.
Если говорить о женщинах, то тут практически всеяден, люблю и сильных и слабых, умных и не очень, красивых и безобразных. Не люблю только легкомысленных пустышек и полных дур. 

2.2. Что для вас более важно - активное участие в общем сюжете или личные ветки?
Больше нравятся личные, но очень хотелось бы попробовать себя в сюжете.

2.3. Играете ли вы романтические отношения? Слеш (яой, юри, гомосексуальные отношения)? Постельные сцены? Готовы ли играть отношения с человеком, который предложит вам свести персонажей или предпочтёте посмотреть по игре?

Готова и в гет и в слеш, и в постель и в романтику, но у Кучисаке-онна точно не будет слеша, может, в перспективе, отыграю это другим персонажем.

2.4. Как вы относитесь к несерьёзным отыгрышам?

Обеими руками за! Не против ввязаться во что-нибудь легкое и незатейливое.

2.5. Что вы любите больше: политические интриги, детективные ветки, экшен или спокойный быт персонажей? Можете выбрать несколько вариантов или и вовсе заявить о своей "всеядности".
Готов поучаствовать во всем, что предложат.

2.6. Что для вас "хороший партнёр по игре"? Какой он должен быть?
Хороший партнер – партнер с которым в обсуждении идеи так и бьют фонтаном, с которым можно обсудить сюжет и не только, который вдохновляет тебя и которого можно вдохновить.

2.7. Что для вас "плохой партнёр по игре"?
Который «кидает» посреди перспективного эпизода даже не предупредив об этом. Все мы люди, у всех реал и проблемы, но бросание на полпути расстраивает, особенно когда вкладываешься в эпизод, а потом понимаешь что все зря,  логического конца не будет, а всем стараниям прямая дорога на пыльную полку форумского архива.

2.8. Как вы относитесь к убийствам своих персонажей?
Если того требует сюжет, то согласна.

2.9. Вели ли вы когда-нибудь отыгрыш боя?

Однажды случалось, хотя это был скорее не бой, а групповой квест на выживание с элементами боя.

2.10. Играли ли вы на форумах тематики подобной нашей?

Да.

2.11. Перечислите, пожалуйста, свои любимые жанры в играх/фандомах. Можете указать так же любимые фандомы.

Без ума от сверхъестественного и мистики, а также фентези. В научной фантастике нравится тема роботов, а вот к теме космоса отношусь прохладно. Люблю супергероику. Мой фаворит и первая супергеройская любовь – Человек-паук. Читала и до сих пор читаю мангу и манхву, иногда смотрю аниме.
Из любимых сериальных фандомов: «Сверхъестественное», «Ганнибал», «Однажды в сказке», «Сотня» (каюсь, грешен).
Аниме: «HunterXHunter», «Noragami».
Книжные: «Гарри Поттер», книги Стивена Кинга, особенно «Противостояние» и «Темная башня»

2.12. Если вам есть что добавить о себе, как об игроке - этот пункт для вас.
Большой фанат греческой мифологии, люблю описывать переживания героев и строчить длинные посты. Бывший фикрайтер, что уж тут поделать.

Часть 3. Проверка игровых навыков.
3.1. Умение отвечать на чужие посты.
Вводная: ролевая "Fade to black", мистика и городское фентези. Я отыгрываю Антуана де Вайи, вампира, известного в высшем свете Нью-Йорка. Мои соигрок отыгрывает вампира Армана де Вайи, условно брата моего героя, то есть мы были обращены одним вампиром - Ренье де Вайи, главой клана. По сюжету глава клана, а также наши старшие сестры погибли, а Арману предстоит занять место Ренье. Личный эпизод, в котором мы вспоминаем почившего главу клана и решаем как жить дальше.

Арман де Вайи

Арман стоял на балконе и курил одну за другой. Не помогало. Даже не отвлекало. Промозглый ветер пронизывал, забирался глубоко под кожу, прошивал мышцы и тоже ничего. Всего лишь прохлада. И пустота, которую ничем не заполнить. Он знал, что за схлынувшими, словно волна в отлив, эмоциями придет буря. Истерика, когда он будет метаться из угла в угол не находя себе места, когда тысячи мыслей будут разрывать сознание, кишеть в нем, словно муравьи, когда попытки переключиться будут тщетны и  ему будет проще сдохнуть, чем перестать думать. Но это будет потом, а пока тишина, пугающий штиль. И пустота, в которой даже дым улетучивается, не задерживаясь надолго.
Стук в дверь и последовавшие за этим шаги показались странно чуждыми этому месту, так же как и слова - слишком громкими. Непривычными.
Арман дождался, пока Антуан подойдет и встанет рядом. Без приветствий и "не возражаю". Без всех привычных любезностей, которыми любили обмениваться а клане. С их уходом все это стало не нужно.
- Ты чувствуешь, как стало пусто? - он протянул брату пачку сигарет, а сам уперся локтями о кованые перила. - Словно все это время особняк был жив и полон только ими. Ни тобой, ни мной. Никем, только ими. И клан тоже состоял из них. Только лишь.
Их мир, такой праздный и помпезный снаружи и мрачный и сложный внутри, рухнул в одночасье. Громко, оглушительно, погребая под собой все: мысли, мечты, проекты, жизни. Их внутренние ссоры и склоки, борьбу за внимание сира, попытки стать лучше, желание что-то доказать. 
Со смертью Ренье все потеряло смысл. Все стало таким незначительным, далеким, совершенно ничего не стоящим. Ненужным.
- Что для тебя клан, Антуан? - Арман смотрел вдаль, ни к чему особенно не присматриваясь. - Именно клан. В отрыве от семейного бизнеса и от дела Ренье.

Антуан де Вайи

- Пусто, - эхом повторил Антуан. – Да без них пусто. Наш дом сейчас похож на дом-музей знаменитого писателя или художника. Раньше мне нравились такие места, а теперь я понимаю, что это чудовищно. Везде вещи, которые носят отпечаток хозяина. Стул, на котором он сидел. Рабочий стол. Книги, письменные принадлежности. Все разложено так, словно он вот-вот вернется. А его уже нет на этом свете.
Антуан затянулся и выдохнул дым, не понимая предается ли он воспоминаниям или думает об их доме. Наверно и то и другое вместе.  Трагедия Митлайфа разбила их жизнь на бесконечные осколки и рассыпала по всему особняку, заставляя натыкаться на каждый из них и резаться до крови. Кабинет Ренье, белый рояль, на котором он играл, любимое кресло Эммелин, картины, приобретенные Кларой…
- Это был их дом, - выдохнул Антуан. – Они лишь говорили, что он для всех нас. Но строили они его для себя. Наполняли собой. А теперь оставили. Наш дом – пустая раковина мертвого моллюска, - он вновь затянулся и выдохнул дым.
Пусть у них были тут свои комнаты, а у Антуана даже своя мини-студия, пусть им были здесь всегда рады, места в доме для них не было. Арман с его обостренными как у уличного кота инстинктами понял это первым и редко появлялся в особняке, а после и Антуан предпочел переселиться в свою квартиру на Лонг-Айленде. А в Джерси место было для каждого. 
– И скоро нас смоет большой волной.
Что для него клан? Этот вопрос заставил Антуана задуматься. Несмотря на легкость, с которой он сходился с людьми, а позже с членами клана, он не мог причислить себя к клану, словно стоя особняком. А после подумал о Ренье, их солнце, освещавшем особняк и дарившему свое тепло тем, от кого отвернулось истинное солнце. Вспомнил, как научился играть на рояле, чтобы впечатлить его, пусть даже не имея особого слуха, выучился как робот, повторяя клавиши ради его улыбки. И как в его объятиях ощущал себя живым.
Вспомнил Клару, которая пусть и не питала к нему особой симпатии, но казалась столь же теплой как и Ренье. Порой Антуан завидовал Арману, видя как вместе с ее прикосновениями и даже словами ему достаются крупицы солнца. Ему же досталась луна клана – Эммелин. Враждующие дочери Ренье поделили братьев и в отместку Кларе Эммелин сделала его своим любимчиком.   
- Так нельзя обращаться с красотой, малыш Тон-Тон. Ты забрал ее у мира. И должен расплатиться…
Любовь Эммелин была горька и пахла полынью. Ее пальцы обманчиво мягкие, но сильные и цепкие. Наверно такие же у самой смерти. А губы такие же  холодные. Забавно, Антуан хотел сбежать от нее, но колесо судьбы сделало круг и вернуло его в ее объятия. Эммелин умела находить слабости. И лишь от ее отношения зависело то, во что она обратит слабость другого – в оружие против него или средство сделать сильнее. С ним она выбрала второе.
Антуан вспомнил Килиана, любившего его полностью и без остатка, но так и не узнавшего о нем всей правды и внутри  скрутило от боли, а на глаза навернулись непрошенные слезы. Он понял, что больше не желает думать о тех, кого лишился. 
А после подумал о живых. О раздражающе - суетливом Мишеле, когда-то поэте, который теперь носится с рок-группой. О прекрасной Жизель, музе, благодаря которой он решился на мысли о «Ле корбо» и наверно единственном друге в клане. О Доране МакКоне, которому он был в определенной степени обязан. И об Армане, вернувшем его к жизни, когда Антуан решил, что посмертие обернулось вечным адом.
- Клан – это вы, - вымолвил Антуан. – Ты. Жизель. Мишель. Те из клана в издательстве, что зовут меня ночным директором. Я не могу подобрать слово. Сейчас остатки семьи, которые нужно сохранить.

3.2. Ваш пост за самого любимого персонажа.
Снова пост за Анутана де Вайи. На выставке он ищет картину, с которой у него связано множество воспоминаний. Пост стартовый, поэтому вышел таким объемным

+

Антуан привычно улыбался посетителям выставки «Обратная сторона» и изредка отвечал на вопросы репортеров, которые почти не касались самой выставки или его мнения о картинах. Зачастую его спрашивали о трагедии Митлайфа, используя  те малые крохи информации, доступные прессе. Антуан сдержанно отвечал, хотя его неимоверно злило то, что рану, на которой уже стала нарастать новая кожица, вновь ковыряют ржавым ножом. Но он терпел. Ради клана, ради Армана. Где нужно улыбался, где нужно изображал скорбь и пытался перевести разговор в другое русло. Для клана де Вайи было важно вернуть свой имидж цивилизованного вампира, поэтому Антуан старался появляться на публике как раньше, а то и больше, терпеливо снося косые и недоверчивые взгляды. Правда, с одним настырным журналистом он не сдержался и вкрадчиво поинтересовался: не подвергались ли гонениям семьи погибших в теракте 11 сентября? Журналист укор не оценил, и пришлось заплатить круглую сумму, чтобы слова де Вайи, искаженные и ставшие чуть ли не богохульством в статье, не просочились в прессу.
Однако, посещение «Обратной стороны» имело еще одну цель. Антуан хотел увидеть картину. Свою картину. Точнее картину Дориана Мейсона, окончившего свои дни, как и Ван Гог в психиатрической клинике.
«Обратная сторона» собрала под сводами галереи множество картин разного направления, принадлежавших кистям самых разных художников. Были и громкие имена, и малоизвестные. Те, кому предстояло засиять в лучах славы и те, кого уже начали забывать. Объединял их лишь одна тема – обратная сторона Нью-Йорка, скрытая от глаз туристов или мажоров Манхеттена.
Но Антуан почти не обращал внимания на картины, проходя сквозь разные годы истории Нью-Йорка, мимо нарисованных улочек Бронкса, причудливо сплетавшихся и уходивших в никуда, чернокожих просящих милостыню с полотен или сражающихся за свои права, изображений вагонов метро, исписанных граффити, а то и вовсе чего-то абстрактного, но непременно с использованием грязных оттенков и очень глубоким замыслом. Он искал свое детище со смесью радости и страха и чувства вины, как родитель, отдавший ребенка под надуманным предлогом в приют, а после горько раскаивающийся в этом. И нашел.
Картина расположилась в не самом приметном уголке галереи, чему Антуан был несказанно рад. Он мог побыть со своим полотном практически наедине. Вывеска гласила: «На свет. Д.Мейсон. 1987 год, холст, масло».
Антуан горько усмехнулся. Для него это было не просто холстом и маслом. «На свет» несло в себе часть его прошлого, его души…
Это были 80е. К власти пришел Рейган, Советы считались империей зла, одежда стала вызывающе яркой, а экономика выбиралась из той задницы, в которой оказалась, готовясь пасть еще ниже. Антуан рисовал в студии в Астории, переделанной из заброшенного магазинчика и унаследовавшей от него скрипучие полы, кирпичные стены без обоев и  потрепанные двери. Но Антуана это не волновало. Наоборот, даже помогало создать нужное настроение. Его кисть порхала по холсту, и он прерывался лишь на то, чтобы закурить очередную сигарету или смешать цвета. Пахло краской, скипидаром, кофе и сигаретами. Из проигрывателя что-то стонал Боуи. Антуан как и всегда следовал моде, но вот семье его новый стиль не нравился. Впрочем, тогда Антуану было на это наплевать. Время и новая любовь затянули его.
Увлеченный работой, он не заметил, как Килиан подкрался к нему со спины и крепко обнял. Впрочем, неудивительно, что Антуан его не услышал. Один из лучших головорезов Армана умел ходить бесшумнее кошки. Антуан затушил сигарету в консервную банку и поцеловал любовника.
- Ты что рисовал весь день? – сонно протянул Килиан.
- Мне пришло вдохновение.
И Антуан не врал. Оно посетило его на Тайм-сквер. Он прогуливался по ней и совершенно не узнавал ее. Он помнил, как впервые попал туда в сороковые, когда де Вайи только переехали в Нью-Йорк. Антуан вел под руку Жизель, вытащившую его на спектакль в театре «Парамаунт». И он с детским восторгом задирал голову, желая увидеть верхние этажи самых высоких зданий, любовался залитой светом фонарей и вывесок площадью, почти не слушая, что ему говорят. Сердце Нью-Йорка энергично билось, а впереди была вся ночь… 
Теперь Таймс-сквер выглядела сущей помойкой. Финансовый кризис и разгул преступности проникли и в нее как гниль в некогда сочное яблоко. Роскошные здания выглядели запущенно, на стенах пестрели граффити, а грабители, шлюхи и наркоторговцы свободно прогуливались по 42й улице.
Желая больше не видеть этого, Антуан скользнул в тень. И понял, что хочет нарисовать. Две недели идея не отпускала его, заставляя почти не спать и не есть, подчиняла и повелевала рукой. И Антуан не собирался ей противится. 
Он изобразил Таймс-сквер. Но не реальную. Теневую. Алайд Кемикал Билдинг, похожее на кошмар архитектора, тянулось в алое закатное небо уродливым зигзагом. Здание обвивало бурое растение, похожее на пульсирующие вены, хотя в тени никогла ни в чем нельзя быть уверенным. Вполне возможно, что это было и животное, а то и вовсе кровеносная система самого здания. Башня Парамаунт смотрела на 7ю авеню провалами окон, а по ее стене ползли угловатые твари. Но тень охватывала лишь часть площади. Антуан изобразил и не теневую сторону, на которой прохожие испуганно пятились от фигур в серых одеждах. Их он не прорисовывал, лишь изобразил алые голодные глаза, а вот для фигуры в центре он планировал сделать исключение, наметив пока лишь черный плащ и темные кудри.
- Это из тени? Антуан, почему ты рисуешь всякую жуть? Почему не можешь нарисовать пухлую голую бабу или вазу с фруктами. То, что обычно рисуют те, на чьих картинах мы наживаемся, - спросил Килиан, глядя на картину из-за плеча Антуана.
- Потому что я не они. Я вампир, - огрызнулся Антуан. – Я вижу мир по-другому. Сейчас Тамс-сквер тонет в грязи. Я хочу показать, что она может утонуть еще глубже.  Здесь тень словно выплеснулась в город.
- А что это за кучерявый парень в центре? Босс?
- Нет, дурила, это не Арман. Это ты.
- Оу, - протянул Килиан. – Я польщен. Видимо, чтобы попасть на картину художника, нужно спать с художником.
- Иди ты, - Антуан шутливо пихнул любовника, нисколько не желая покидать его объятий. – Тут вообще-то есть замысел…
- Да-да, даже у тех кругов и ромбов есть замысел, - Килиан беззастенчиво запустил руку ему под футболку. – Непременно расскажешь мне, но после. Меня не было две недели… А чего ты такой тощий?
- Я работал и не помню когда ел. Кажется, пока краски сохли, я звонил Пьеру. Ходил до таксофона. Не помню сколько раз.
- Значит, пора всерьез тобой заняться, - Килиан начал требовательно целовать шею Анутана полупоцелуями, полуукусами. – Идем, я скучал.
- Но пока краски не высохли мне надо…
- Мне тоже надо. Все, - Килиан буквально оторвал Антуана от картины и поволок в сторону импровизированной спальни, где вместо кровати были паллеты, на которых располагался матрас и самое нехитрое белье. – Идем тра… заниматься любовью.
- Ну уж нет, - Антуан вывернулся из хватки любовника и вновь поцеловал его. – Идем трахаться. Я тоже соскучился...
Антуан покинул сладкий плен воспоминаний, возвращаясь в реальность. Картина была полностью нарисована. Антуан использовал летящие штрихи, чтобы придать ей динамики. Словно тень стремится в реальный мир, либо затягивает его в себя. Тут уж кто как видел. А Килиан в центре был похож на оригинал, он улыбался улыбкой хищника и тянул из тени руку.
Да, Антуан оставил «На свет» словно дитя. Когда ребенок так сильно напоминает о потерянном любимом человеке, что невольно хочется отгородится от него во избежание новой боли. Пусть и не задуманная таковой, картина  вышла посвящением Килиану, признанием, она дышала его мрачным очарованием. И Антуан тогда со слезами на глазах умолял арт-диллера продать ее. Чтобы не думать, не вспоминать.
Картина нашла владельца и сильно полюбилась ему. Благодаря связям в «Лирондель», Антуан знал, что владелец с неохотой предоставил ее для выставки и очень дотошно опрашивал сотрудников, ответственных за ее доставку. И уж точно не согласится ее продать.
Поглощенный в свои мысли, Антуан не сразу заметил к своему неудовольствию, что рядом с ним появился еще один ценитель искусства – миловидная девушка в белом платье. Де Вайи улыбнулся лучшей улыбкой.
- Как вам картина, мадмуазель?  - спросил он с едва уловимым французским акцентом, придававшим ему шарма.

3.3. Ваш пост/анкета за самого ненавистного персонажа.
Мне доставил бы много проблем отыгрыш Люцифера из «Сверхъестественного», поскольку трансформация персонажа, произошедшая с ним к последним сезонам, сделала его из древнего и достойного злодея в горохового шута, нытика и истеричку. Это вызывает во мне жесткое неприятие, и я бы не хотела перевоплощаться в него.

Часть 4. Информация об игроке.

4.1. Связь с вами.
ЛС, а дальше посмотрим)

4.2. Часовой пояс (+/- к Москве)
Московское время. Обитаю между Ленинградом и Москвой, но не в Бологое)

4.3. Как часто вы будете появляться на форуме?
Я работаю по графику день - ночь - отсыпной - выходной, но на форум заглядываю каждый день

4.4. Через какой период вашего отсутствия нам вас искать/пинать?
Через неделю

4.5.1. Есть ли у вас проекты, где вы являетесь администратором?
Нет

4.5.2. На скольких проектах вы еще играете?
1


http://forumfiles.ru/files/000b/3d/29/33149.png
Удобная навигация в профиле:

Важные темы

Полезные разделы

Личная Хронология
Мой новый персонаж
Способности персонажа
Список внешностей
Список персонажей
Личное звание
►  Выяснение отношений
Поиск партнёра для игры
Карточка игрока: заготовки и обновления

Нужные персонажи
Персонажи
Лента новостей
Обратная связь
Эпизодная мастерская
Игровые новости

Отредактировано Kuchisake onna (2019-02-19 23:02:48)

+3

2

https://funkyimg.com/i/2Uxya.png

http://s9.uploads.ru/q3cgB.png

КУЧИСАКЕ-ОННА
(Имя по мультипаспорту Ёшигава Гинко)

Фейбл
Парамедик
Годы жизни: 17?? - настоящее время
Место жительства:
1943  –  1945 гг. – путешествие по Японии 
1 июля 1945 г. – 14 сентября 1945 г. – Хиросима, Япония.
Сентябрь 1945 – 1964 гг. – Киото, Япония.
1965 – 1979 гг.– Гуанчжоу, Китай.
1979 – 1998 - Наха, о. Окинава, Япония.
1998 - 2010 гг. – Осака, Япония.
2010 г. – наст. время – Токио, Япония.
Внешность:
Под воздействием глэмора Кучисаке-онна невысокая (около 165 см.) молодая женщина. Ее темные волосы чаще всего аккуратно собраны в хвост или пучок, а карие глаза наполнены неземной мудростью и печалью. Стоит взглянуть в них и можно понять, что эта женщина прошла через многое. Кучисаке-онна редко улыбается, лишь уголки губ ее дрогнут, но не от того, что ей весело, скорее она не желает обидеть собеседника. Она всегда аккуратно и со вкусом одета. Пусть ее одежда не дорогая, но всегда чистая и опрятная. Кучисаке предпочитает спокойные цвета и женственный покрой, однако не отказывает себе в удовольствии надеть брюки или даже джинсы, правда никогда не позволит себе излишне облегающей или вульгарной одежды. Она не признает броских украшений, лишь едва заметные серьги, тонкие цепочки и простые изящные кольца. Некоторые из них – подарок Монаха и они являются самыми любимыми в ее шкатулке.
Окружающим она кажется несколько скованной и старомодной, некоторые коллеги даже за спиной позволяют себе называть ее старой девой или же занудой, но ей нет до них никакого дела. У нее осанка настоящей императрицы и она лишний раз не склонит головы.
В обществе же Сюаньцзана она совершенно другая. Ее взгляд заметно теплеет, а на лице расцветает улыбка. При нем она может позволить себе распустить волосы или надеть более яркую блузку. Она знает, что он не сочтет ее за это легкомысленной или неопрятной, наоборот, она ловит его восхищенные взгляды, и ее сердце наполняется нежностью.
У нее негромкий приятный голос и мягкие руки. Пусть без улыбок, но она знает, как успокоить убитых горем или полубезумных от страха пациентов, говоря с ними спокойно и участливо.
В истинном облике она более худая, а ее рост увеличивается на несколько сантиметров. Ее распущенные волосы спутанные, а глаза становятся мутными и нездоровыми. Но все это меркнет перед уродливо разрезанным ртом, который похож на жутковатую алую улыбку от уха до уха. Стоит ей приоткрыть его, как ее нижняя челюсть с отвратительным хлюпающим звуком опускается неестественно низко, показывая полный острых зубов рот.   Казалось бы, с таким ртом ей сложно говорить, но богиня Изанами даровала ей голос – жуткий и хриплый. Когда она выходит на охоту то надевает бесформенное пальто и хирургическую маску, чтобы потом снять ее и насладится ужасом жертвы. 
Характер:
На первый взгляд Кучисаке-онна идеальный образец ямато-надэсико. Она безупречно вежлива, не вступает в перепалки, не жалуется на жизнь и не распускает сплетни. На коллег, заводящих романы на стороне, смотрит с неодобрением, и пусть с ее уст не срывается ни слова – они понимают, что она их осуждает. Кучисаке-онна не повышает голоса, но может тоном дать понять собеседнику, что он не прав или что докучает ей. В их с Сюаньцзанем квартире безупречный порядок, пахнет свежее приготовленной едой и цветами, за которыми она ухаживает. Сказывается строгое воспитание самурайской семьи, да и природная любовь к порядку. К счастью, Сюаньцзан ее в этом отношении поддерживает, поэтому конфликтов на бытовой почве у них практически не возникает. 
Но никто не знает, что за образом спокойной приятной женщины, квалифицированного парамедика и образцовой хозяйки скрывается обезображенный и яростный дух, много лет вопрошавший случайных путников о том красива ли она, а после убивавший их.
Она была рождена, чтобы принадлежать мужчине, быть его надежной опорой, но не сметь высказать свое мнение или возразить. Она отвергла эти догмы после несправедливого наказания от своего супруга и, поправ все предписанные самурайским женщина законы, убила его. Она стала жестокой и безжалостной, но ощутила себя сильной, словно превратилась в воина Бусидо, кровью смыв позор со своей чести. А после с природным упорством и убежденностью решила, что ее долг карать тех, кто посягает на чужую честь и пятнает собственную.
Лишь Сюаньцзан смог укротить ее жажду мести и растопить превратившееся в кусок льда сердце. Но нетерпимость к глупости, трусости и  легкомыслию по-прежнему осталась. Еще сильную ярость в ней вызывают те, кто смеют как-то обидеть Сюаньцзана. Он стал королем ее сердца, ее новым сюзереном, которому  досталась ее преданность и верность, безжалостно растоптанные мужем. Кусисаке-онна никогда не оставит Сюаньцзана, она готова на все ради него, даже расстаться с собственной жизнью, она всегда и во всем поддержит его, а если он не прав, то деликатно на это намекнет, зная, как Монах бывает обидчив.
Она влюблена в него, но не может признаться в этом, довольствуясь тем, что может просто быть рядом. Несколько раз она собиралась признаться, но в эти моменты в бесстрашной женщине поселялся страх разрушить то малое, что она имеет, и Кучисаке-онна убеждала себя, что ничего не нужно менять.
Она искреннее восхищается сюзереном, однако, не опускается до раболепия, хваля его только тогда, когда он сделал что-то поистине потрясающее.
Не лишена она и недостатков. Помимо нетерпимости, она ревнива, и если у Сюаньцзана появляется новая пассия, то Кучисаке-онна стоит больших усилий заставить себя не убить соперницу. Нет, все вовсе не для себя, она считает их не достойными такого выдающегося человека как Сюаньцзан. А потому как опытная женщина она начинает открывать ему глаза, убеждая, что он слишком хорош для новой любовницы. Поэтому романы Сюаньцзана долго не длятся. 
Кучисаке-онна умна, к тому же любознательный и образованный Сюаньцзан всегда мотивировал ее развиваться и расти вместе с ним. Она терпелива и усидчива, обладает хорошей интуицией и понимает людей. Она не впадает в истерику и не паникует, как бы тяжело не было. Но в тоже время она не каменная статуя и порой ей тоже бывает тяжело. Хоть она привыкла к крови и смерти как в своей жизни в мире-реплике, прошла Хиросиму  и имеет непростую работу, но есть вещи, которые ее утомляют или глубоко расстраивают. Особенно когда умирают дети, которых она пытается спасти. Кучисаке-онна ни в коем случае никому не жалуется, она лишь садится рядом с Сюаньцзаном и робко кладет голову ему на плечо. Монах не унижает ее словами утешения, лишь крепко обнимает и гладит по голове, помогая ей прийти в душевное равновесие.   
Душа Кучисаке-онна - это глубокий бездонный колодец с черными водами обиды и ненависти. Сюаньцзан для нее - путеводный свет над его водами, который удерживает ее на плаву, делая лучше. Без него она опуститься на самое дно, и вернется к своей прежней жизни безжалостной убийцы.
Биография:
Демон. Убийца. Уродина. Мерзкая тварь. Так называли Кучисаке-онна  люди и прочие существа, населявшие ее мир.  Она не опускалась до того, чтобы указать многим из них, что их помыслы далеки от благородных, а внешний облик еще более отвратителен, чем ее.  Она лишь проходила мимо, а те, кто рисковал приблизиться к ней, желая навредить, замирали, скованные ужасом ее жуткой ауры.
Она не всегда была такой. Она была образцовой женой, не перечила супругу, угождая ему во всем, ждала его из долгих походов, воспитывала двоих дочерей и  молила богов ниспослать ей сына.
Она не знала, кто именно возвел на нее поклеп, обвинив в измене. Будучи дочерью уважаемого самурая, она с детства знала, как подобает себя вести жене самурая. Кучисаке-онна почитала родителей мужа больше своих, была готова умереть за него, всегда улыбалась, сколь бы тяжело ей ни было,  не заговаривала с другими мужчинами и даже не смотрела на них. Лишь однажды подарила улыбку юному самураю, но, не изнывая от похотливого желания, а лишь предавшись мечтам о сыне. Минутная слабость, за которую она заплатила жизнью…   
Ее супруг, ее господин, которого она пусть и не любила, но уважала, держал ее за волосы, а его слова сочились ненавистью:
- Если ты красива, так можно зубоскалить каждому встречному, потаскуха? Посмотрим, насколько ты будешь красива теперь.
Лезвие вакидзаси, в котором отразился холодный отблеск луны. Удар, а после боль, которая ослепила ее. Она кричала. Кричала так громко, что сорвала голос. Но никто не пришел ей на помощь. Муж имел над ней абсолютную власть, а измена каралась кровью.
Но супруг не удовлетворился тем, что порезал ей лицо. Дочери прибежали на ее крик.  Супруг в порыве ярости решил, что их они вырастут распутными как мать, а потому стоит выкорчевать дурное семя, пока оно не окрепнет и новый позор не ляжет на их семью. Он убил обеих дочерей, а их остывающие тела кинул к ее ногам. 
Она обняла своих горячо любимых детей, а после, захлебываясь кровью, разрезанным ртом  произнесла последнюю в своей жизни молитву. Все законы Бусидо, все традиции, все правила обратились в ничто перед горем потерявшей детей матери. Она не желала принять смерть так, ни в чем не повинная и опозоренная. Она молилась Изанами, и у нее было лишь одно желание. И она желала возмездия.
Богиня услышала ее просьбу и взяла под свое покровительство. Жена самурая шагнула под своды ее царства, а в мир живых, где прошло уже несколько лет, вернулась Кучисаке-онна. Она уже не была прежней – ее кожа стала белой как лунный свет, разрезанный рот скалился в жуткой улыбке, а глаза стали более светлыми. Душа же ее наполнилась тьмой.
И первое, что она сделала - это вернулась в свой прежний дом. Супруг уже нашел новую жену, которая смогла подарить ему сына. Боги словно посмеялись над Кучисаке-онна, сделав ее супруга только счастливее после ее смерти. Но она уже не внимала другим богам. У нее была лишь Изанами, которая забрала ее имя, но была единственной из богов, кто исполнила желание.
И в ту ночь дом ее супруга вновь наполнился криками. Тем же вакидзаси, что когда-то изуродовал ее саму и лишил жизни ее дочерей, она оставила на лице новой супруги мужа пугающие шрамы, а после расправилась с ним самим, не переставая вопрошать красива ли она. Ее белое кимоно окрасилось кровью, а изуродованный рот, казалось, еще больше растянулся в жуткой улыбке. Не пощадила она и ребенка. Едва увидев мальчика, так похожего на супруга, она вспомнила о своей давней мечте и от ярости и боли потеряла над собой всякую власть. Род ее мужа должен прерваться, так она решила для себя.
Кучисаке-онна свершила свою месть, но покой она не обрела. Слишком глубоко было ее горе, слишком сильна была ее ненависть, ведь ненавидела она также сильно, как и любила подобно истинным самураям.
Она бродила по стране восходящего солнца, убивая и калеча, столь много лет, что потеряла им счет. Она взяла на себя роль мстительницы, карая бесчестных мужчин и легкомысленных женщин, а после ее душа стала настолько черна, что она стала убивать и детей.
Кучисаке-онна не поняла, как оказалась в другом мире. Все вокруг переменилось – дома, люди, одежда. Она ощутила изменения и в самой себе. Впервые она почувствовала холод и голод, а голос богини в ее разуме стих. Кучисаке-онна охватила паника, но она взяла себя в руки, стоически приняв новое испытание судьбы. Она ходила из одного города в другой, выдавая себя за немую, ночевала на ступеньках храмов. Кучисаке-онна выяснила, что может обходиться без еды и сна достаточно долго, но, удовлетворив эти нужды, она чувствовала себя лучше.
Спустя три месяца судьба преподнесла ей неожиданный подарок. Кучисаке-онна услышала крик женщины, иностранки, у которой украли кошелек, и одним движением поймала мальчика-воришку. Он стал сопротивляться и стащил с нее шарф, которым Кучисаке-онна прятала свои шрамы, и в ужасе закричал. Воздух наполнила золотая дымка, а ограбленная дама оказалась самой Феей Крестной, которая и рассказала своей спасительнице о фейблах и чарах и взяла под свое покровительство. Кучисаке-онна стала ее компаньонкой, помогая наивной и незадачливой даме, которая мечтала отыскать своих подопечных. Два года они провели в поисках. Тогда же Кучисаке-онна впервые начала добывать золотые чары, желая отблагодарить благодетельницу. Фея всплескивала руками, говоря об опасности этих чар, но брала. К тому же, им требовались деньги не только на дорогу. Кучисаке-онна был нужен глэмор, о котором также рассказала фея. Когда Кучисаке-онна впервые увидела свое лицо, не обезображенное шрамами, по ее щеке скатилась слеза, а Фея добродушно заметила, что та не уступает по красоте принцессам ее мира.
Вскоре Кучисаке-онна поняла, что покровительнице, привыкшей к глуповатым и добродушным принцессам, неуютно в обществе мстительного и озлобленного духа, чья ненависть не могла испариться по велению волшебной палочки. К тому же в Японии становилось все неспокойнее. Она проводила Фею на корабль и в июле 1945 года прибыла в Хиросиму, не зная, что на другой стороне земного шара планируется чудовищное убийство, перед которым меркнут все ее преступления. В Хиросиме Кучисаке-онна выяснила, что она может добывать чары и из крови жертв. Она устроилась на фабрику, а в свободное время осторожно охотилась, выменивая чары на глэмор.
И вот 6 августа 1945 года ее жизнь, как и жизни многих людей, раскололась на «до» и «после». Она была далеко от эпицентра взрыва, но ощутила нечеловеческую боль от ожогов. Кучисаке-онна приянла свой истинный вид, снимая глэмор, чем хоть и не до конца, но сумела обезопасить себя. Город корчился в агонии. Тогда никто еще не знал, что с ослепляющей вспышкой света и беспощадным пламенем город наводнил невидимый и неизвестный враг – радиация.
Кучисаке-онна так до сих пор и не знает, что заставило её отправится на тот пустырь, где сидел человек в перепачканной гарью и кровью старинной одежде. Он сидел к ней спиной, но она узнала его по забавно оттопыренным ушам. Она запомнила этого монаха, ведь не многие могли избежать ее расправы после вопроса о том, красива ли она. Кучисаке-онна поняла, что он тоже выходец из другого мира. Было ли это вновь веление судьбы или остатки хорошего в ней, но она решила отвести Монаха в безопасное место. Ведь новый враг надвигался на Хиросиму – злые духи были готовы ворваться в этот мир через образовавшуюся брешь. Но Монах собирался ее закрыть, и ему удалось убедить недоверчивую Кучисаке-онна, что он сможет это сделать. Тогда она отдала ему последние золотые чары, которые у нее были. И Монах ее не обманул.
Наверно, тогда он впервые тронул ее сердце. Перед ней был истинный самурай, герой, готовый отдать свою жизнь за других, вышедший словно из отцовских легенд. И она решила, что поможет ему. Так она познакомилась с Сюаньцзаном.
Они остались в Хиросиме. Он закрывал бреши и спасал людей, она добывала ему чары. А когда могла, то помогала медсестрам, используя свои пусть и сильно устаревшие, но лекарские знания, пряча лицо за хирургической маской.
После она стала замечать, что нрав Монаха стал меняться, пусть они были недолго знакомы. Золотые чары разрушали его душу и разум, как и предупреждала ее Фея. И тогда Кучисаке-онна решила спасти героя. Она отказалась дать ему желаемое, и тогда Монах прогнал ее. Она ушла с тяжелым сердцем, но после он смог убедить ее вернуться. Так она стала его спутницей, постепенно влюбляясь в него все больше.
Сюаньцзаня удалось вылечить от зависимости, но их благодетель вынес Кучисаке-онна предупреждение, сказав, что ее промысел по добыче чар карается смертью. Она пообещала себе, что больше не вернется к этому. Она не боялась смерти, она не желала оставить Монаха. Но в Киото ей пришлось нарушить свое обещание, поскольку жизнь Сюаньцзана была под угрозой. Она достала перламутровые чары и спасла любимого.
После они жили в Китае, но родина Монаха пришлась ей не по душе, как и ему самому. А когда они вернулись в Японию, он вновь заболел также тяжело, как и тогда в Киото. И Кучисаке-онна вновь вернулась к добыче чар. Торговец заломил высокую цену, но она была готова на все ради Сюаньцзана. Она убивала так часто и много, что ее легенда вновь ожила, а полиция и СФ вот-вот могли выйти на ее след. Но Кучисаке-онна вывернулась из петли правосудия, которое вот-вот могло накинуться на нее, внушив одной сумасшедшей мысли о том, что она и есть Кучисаке-онна и что она совершила все эти убийства. Правда, ей пришлось прибегнуть к помощи одного из фейблов и быть у него в долгу, но Кучисаке-онна такая цена устроила. Сюаньцзан был спасен, но отныне он запретил ей убивать.
Они решили стать медиками. Сюаньцзану, как герою, были открыты все дороги, а вот Кучисаке-онна ждали многочисленные собеседования и тесты. Но она смогла доказать собственную вменяемость, поскольку страстно желала иметь ту же профессию что и Сюаньцзан, чтобы быть ему достойной опорой. 
Теперь она поддерживает его в стремлении к власти, ведь кто как не он, мудрый, бесстрашный и благородный достоин стоять у власти.
Способности:
Бытовые:
- Хорошо готовит;
- Умеет шить;
- Водит машину;
- Достойный соперник Сюаньцзану в сёги; 
- Еще при жизни была обучена лекарскому искусству, а также изготовлению лекарственных бальзамов и трав, а после усовершенствовала свои навыки, став парамедиком.
Магические:
- Детский ужас перед её истинным лицом даёт ей небольшое количество золотых Чар, которые всплывают в виде золотого тумана.
- Вопрос "Красива ли я?", когда она без Глэмора, работает как заклинание, усиливающее её способность вытягивать Золотые Чары. Она получает их из свежей артериальной крови.
- С помощью Чар может гипнотизировать людей и воздействовать на подсознание людей и существ вне зависимости от расы с помощью ауры парализующего ужаса. Технически, возможность использовать эту ауру есть у неё всегда, как у юрэй.
- Обладает повышенной ловкостью и бегает достаточно быстро.
- Хорошо видит в темноте и через туман.
- Невосприимчива к иллюзиям.
Дополнительно:
У нее есть хобби – коллекционировать веера. Первый из них был подарен Сюаньцзаном в конце сороковых.

+4

3

https://funkyimg.com/i/2Uxy8.png
[icon]http://s5.uploads.ru/t/DdHP2.png[/icon][nick]Doman Saruwatari[/nick][status]Папино горе, мамина булочка[/status]
http://s7.uploads.ru/t/9trRu.png

ДОМАН САРУВАТАРИ
Человек
Оммедзи клана Доман. Охотник

Годы жизни: 19.06.1992 - наст. время.
Место жительства: тайная резиденция клана в пригороде Осаки, бывал в Соединенных Штатах и Англии

Внешность
Саруватари Доман родился летом в ясный и погожий денек и при первом взгляде на него создается впечатление, что он впитал в себя немного солнечного света. У него теплый взгляд и доброжелательная улыбка, а также мягкий голос. Он производит на окружающих хорошее впечатление и умеет располагать людей к себе. Порой кажется, что он светится изнутри.
Саруватари не унаследовал никаких внешних черт матери, у него типичная внешность жителя Японии: широкое лицо, монголоидный разрез глаз, аккуратный рот и немного пухлые щеки, хотя полным Саруватари никогда не был. Волосы короткие и темные, но в юности он покрасил их в медно-рыжий. Также у Саруватари имеется прокол в правом ухе и два прокола в левом – носил сережки, желая выглядеть круто.
Он выше среднестатистического японца и хорошо сложен. Подвижный и гибкий. У него пластика танцора, так что сложись его судьба по-другому, то он имел бы успех на этом поприще.
У Саруватари есть несколько шрамов на спине и груди, оставленных существами, но самый загадочный – это шрам на ноге. Саруватари каждый раз рассказывает разные истории его получения – от банальных до самых невероятных. На самом деле он получил его в детстве, упав с велосипеда на острый камень. Как ни странно, это самый любимый его шрам, который носит отпечаток простой нормальной жизни, которой ему никогда не видать.
Саруватари предпочитает максимально удобную одежду. Если в брюках нельзя ударить противника ногой с разворота – это плохие брюки. В цвете одежды не имеет никаких гендерных предрассудков в стиле розовое для девочек, а синее для мальчиков. Если ему понравится персиковый свитер – будьте уверены, что Саруватари его купит, наденет и будет носить, даже под угрозой изгнания из клана. Однако, на задания он отправляется в максимально неприметной одежде черного и серого цветов. Из обуви предпочитает кроссовки.
Характер
Саруватари спокойный, флегматичный и неконфликтный человек. Его почти невозможно вывести из себя, что раздражает некоторых вспыльчивых членов клана, особенно Тиаки. Она может сколько угодно ругаться на него, а он будет лишь улыбаться и кивать, а в конце обязательно скажет что-нибудь безобидное на первый взгляд, но оскорбительное на самом деле, так что ему придется спасаться бегством. Иногда Саруватари, чтобы от него отстали, принимает выражение «я у мамы дурачок», подпирая щеки руками и смотря на собеседника удивленным взглядом. Тогда на него машут рукой и уходят, а довольный Саруватари достает из кармана томик « Дао Дэ Цзин» на китайском и углубляется в чтение.
Саруватари с детства был вдумчивым и внимательным, а также послушным. Если маленького Саруватари оставляли его в одной части резиденции, вручив головоломку или книгу, то  находили там же где и оставили, а не крушащим резиденцию.
Саруватари не скучно и без общества остальных членов клана, у него есть мир книг, музыки и философии, куда он обожает погружаться.
Саруватари безукоризненно вежлив, даже когда откровенно хамит. У него манеры достойные наследника японского клана, а также в силу происхождения он изучал особенности английского и американского этикета. Правда, при взаимодействии с якудза ему приходится переходить на их сленг, но Саруватари считает его просто еще одним иностранным языком.
Саруватари – любимчик матери, но отнюдь не маменькин сынок, который прячется за ее юбку. Из-за влияния матери Саруватари очень уважительно относится к женщинам. Также редко дерется с Тиаки, предпочитая уворачиваться от ее ударов. Старшую сестру это злит и она считает, что младший брат относится к ней несерьезно. На самом деле это не так. Саруватари опасается что в пылу драки может причинить сестре вред, ведь поединок со столь умелым противником способен пробудить его темную сторону.
Да, у Саруватари она тоже имеется. Невозможно, неся в себе кровь кланов, веками безжалостно убивавших существ, не иметь в себе тьмы. У Саруватари она проявляется в драке. Если он дерется, то получает несказанное удовольствие. У него меняется выражение лица. Теплота исчезает из его взгляда, а улыбка становится хищной. Чем умелее противник, тем более жестоким и безжалостным становится Саруватари, отчаянно желая победить. Смог составить достойную конкуренцию Усиваке Доману, особенно тяжелый поединок кончился применением силы они со стороны последнего, хотя даже со сломанной рукой Саруватари не желал сдаваться. Досталось от него и Кирю, который недооценил силу другого старшего брата. Даже сам Ранмару порой опасался схлестываться с Саруватари в чисто рукопашном бою,  не смотря на разницу в возрасте и опыте.
Саруватари умеет вести переговоры, поэтому отвечает за связи с некоторыми внешними кланами и кланами якудза. У него в подчинении имеется даже своя группировка якудза, в которой он когда-то навел порядок по приказу отца. Правда, тут ему больше пригодились его боевые качества, нежели дипломатические. Его группировка специализируется на информационном шпионаже и контрабанде артефактов и произведений искусства.
Саруватари человек чести и слова. Он имеет свой моральный кодекс, от которого не отступится даже под страхом наказания и смерти. Саруватари не всепрощающий, но и не мстительный и не злопамятный. Только клану Курояма удалось пробудить в нем желание отомстить.
Биография
То, что Саруватари Доман отличается от членов своего клана стало понятно с детства. Погруженный в себя, много читающий и умеющий делать свои выводы, он не принимал на веру «так положено» и «так надо», обязательно спрашивая, почему. Когда ему рассказали историю именитого предка семьи матери Генри Уэбстера Маджетта, для общественности ставшего первым американским серийным убийцей, а на самом деле являвшего охотником, то Саруватари вместо того, чтобы восхититься количеством убитых существ, спросил для чего их нужно было пытать. Он тут же получил затрещину от Тиаки, которая выпалила, что существа враги. Саруватари, обиженно потирая затылок, возразил, что можно было убить врагов  быстро и без лишней боли. Тогда его высказывание списали на возраст, но позднее в клане поняли, что Саруватари хоть и следует заветам клана, но имеет и свои собственные принципы, от которых так просто не отступится. 
Так и случилось. Саруватари как примерный сын прошел теоретический курс обучения пыткам, но когда дело дошло до практики, наотрез отказался истязать пойманное существо, даже под угрозой наказания. Когда существо стали пытать при нем, то Саруватари сделал вид, что примет участие в экзекуции, но вместо пытки убил свою жертву. Ранмару поручили наказать непокорного брата, а в клане пошли первые разговоры о профнепригодности второго сына. 
Саруватари не убивал и не убивает существ только за то, что они являются существами, он полагает, что отнимать жизни нужно лишь у виновных и опасных. Когда его пытались вразумить, назвав существ бомбами замедленного действия, то Саруватари парировал тем, что, по сути, таковы все люди. Это и стало последним гвоздем, вбитым в гроб его репутации.  Саруватари окончательно стал изгоем в клане, но это не расстроило его. Он не собирался навязывать свое мнение другим членам клана и считал нелепым злиться на них за их мнение. 
Саруватари, в отличие от младшего брата не состоял в фан-клубе имени Ранмару Домана. У них были достаточно прохладные отношения. Ранмару раздражало то, что младший брат пусть с виду и послушен ему, а на деле может проявить своеволие и смеет по-своему толковать семейные традиции. Саруватари считал старшего брата излишне заносчивым и всегда полагал, что это его и погубит. Так и случилось. Но, не смотря на разногласия, Саруватари любил брата и искренне скорбит о его смерти. Он считает, что проклятье клана Курояма не соответствовала преступлению Рамару, а потому он возненавидел клан Курояма всей душой.
Как ни странно, но смерть Ранмару улучшила его отношения с  Кирю. Младший брат, подражая Ранмару, с презрением относился к Саруватари, который отвечал ему тем же, считая слепое поклонение Ранмару нелепым. У братьев появилась общая боль, но друзьями они не стали. Иногда Саруватари ходит к Усикваке просто помолчать, составляя ему компанию.
Пожалуй, лучше всех Саруватари ладит с матерью и как ни странно Тиаки, которая пусть и говорит постоянно, что он ее раздражает, но на самом деле очень привязана к брату. Как близнецы они чувствуют настроение и чувства друг друга, хотя нельзя сказать, что в детстве они проводили много времени вместе. Тиаки и Саруватари абсолютно не похожи, но идеально дополняют друг друга, как гнев и умиротворение, разрушение и созидание, как огонь и вода. Если они охотятся вместе, то работают слажено, понимая друг друга с полуслова. Тиаки уступает брату в искусстве оммёдо, но прикрывая его, дает брату возможность использовать более сложные ритуалы. Пожалуй, только Саруватари может успокоить ее, когда она в ярости.
То, что у Саруватари отняли статус наследника, его не расстроило. Он и не готовился наследовать клан, к тому же, как человек неглупый понимал, что стандартам клана он не соответствует.
И не смотря на неоднозначное отношение к нему, Саруватари все равно любит свой клан, потому что в мире, где не только существа, но и агенты СФ жаждут уничтожить клан Доман до последнего члена, полагаться он может только на них и на себя. 
Способности:
Магические
- Саруватари владеет оммёдо лучше чем Кирю и Тиаки, он не имеет сигиками, отдавая предпочтения живым талисманам. Применение каждого талисмана требует прочтения специальных мантр, заклинаний или просто кодовых слов.
Саруватари владеет несколькими типами заклинаний:
• Парализующие и убивающие – при прикреплении к жертве или попадании в магический круг обездвиживают ее, после прочтения специального заклинания парализованная жертва умирает быстро и без лишней боли.
• Исцеляющие – талисманы способные исцелять ранения, останавливать кровотечение и обладающие обезболивающим эффектом. Действуют при прикреплении на тело. Чем тяжелее рана, тем тяжелее будет побочный эффект. То есть лечение простой царапины последствий не возымеет, а вот излеченная сломанная рука после прекращения действия талисмана, конечно, не сломается обратно, но будет сильно болеть. Или же прикрепление талисмана к ране, нанесенной отравленным клинком, спасет от заражения крови, но следующий день Саруватари может провести в тяжелом приступе лихорадки.
• Подчиняющие волю – самые сложные для Саруватари, требующие высокой концентрации и крайне сложной мантры. Существует риск довести существо до сумасшествия или при недостаточной концентрации пустить его в собственный разум и лишиться его. Требует как магического круга, так и двух связанных талисманов. Один прикрепляется ко лбу жертвы, другой Саруватари держит у своего. Применяется для допроса, как альтернатива пытке.   

- Талисманы могут летать и прикрепляться сами, но на небольшие расстояния (около 15 метров).
- Владеет ритуалом запечатывания существ.
- Обладает знаниями в гадании и астрологии.
Бытовые
- Имеет как и все Доманы отличную физическую подготовку. Особенно хорош в боевых искусствах.
-  Владеет холодным и огнестрельным оружием. Не смотря на то, что навыками ближнего боя владеет лучше, без нужды на вооруженного человека с голыми руками не полезет, жизнь это все-таки не боевик.
- Свободно говорит, читает и пишет на японском, английском и китайском языках. Хуже знает корейский и французский, который начал изучать чисто для развлечения.
- Знает японский этикет, а также особенности американского и английского. 
- Обладает обширными знаниями в уничтожении существ, активно использует опыт не только оммёдзи, но и западных охотников.
- Не смотря на то, что обучался дома – очень образован. Что не давали учителя, искал из книг и интернета. 
- Обладает навыками оказания первой помощи
- Водит машину
- Умеет плавать

Дополнительно:
- Мать ласково называет его Булочка за мягкие щеки, которые любит тискать до сих пор.
- Саруватари не прочь удариться в ностальгию. Не смотря на PS последней модели, не откажется поиграть и в Нинтендо, не смотря на смартфон, использует mp3-плеер и имеет кассетный магнитофон.
- Комната Саруватари всегда чистая, но порой там некуда ступить от журналов и стопок книг.

Отредактировано Kuchisake onna (2019-04-23 20:59:07)

+3


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Kuchisake onna