Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » When you're gone [C]


When you're gone [C]

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

When you're gone [C]
http://funkyimg.com/i/2R5Zs.png
When you are going...i can't take steps, that you take.

1. Место действия
I часть - Америка, Нью-Йорк, Бруклин. Дом Эммы Морриган
II часть - Америка, Нью-Йорк, апартаменты мистера Ландлорда
III часть - Америка, Гэри, штат Индиана.
IV часть - Америка, Нью-Йорк, Бруклин. Дом Эммы Морриган
2. Время
I часть - 15 марта, 2000 год. Около пяти вечера.
II часть - 18 августа 2000 год. Около часа дня.
III часть - 25 августа, 2000 год. Около трёх часов дня.
IV часть - 9 февраля 2004 год. Около девяти вечера.
3. Действующие лица
I часть - Марджолайн Гриффит [Эмма Морриган], Джеймс Морриган, Кэйли Уорд
II часть - Кэйли Уорд, Эдмунд Ландлорд, Марджолайн Гриффит [Эмма Морриган]
III часть - Кэйли Уорд, Смерть
IV часть - Марджолайн Гриффит [Эмма Морриган], Кэйли Уорд

К сожалению, у счастья тоже есть срок годности.

0

2

Всё должно было быть не так в её жизни, однозначно. Патрик и Чарли уехали гулять, а она осталась. Через девять месяцев у неё появится второй ребёнок, а она узнала, что муж изменяет ей. Классно. Она любила его очень сильно и столько всего ради него делала, а он... Он просто её предал и всё. Морриган не плакала, не видя в этом смысла. Просто приняла это как факт. В конце концов, кому охота иметь дело с калекой, правда же?
Ей было всего двадцать три и она понимала, что допустила ошибку так рано выскочив замуж за Бенсона. Допустила ошибку родив Чарли так рано. Допускала ошибку здесь и сейчас, оставляя второго ребёнка от человека, который предал её. Она молча сидела за столом, а перед ней лежала вскрытая пачка презервативов. Из её спальни. Которыми они с мужем не пользовались. Всё просто замечательно складывалось. В доме была гнетущая, вязкая тишина, от которой у неё сводило нижнюю челюсть. Надо отдать Патрику должное: он не стал бросать её с ребёнком на руках. Интересно, как давно это происходило? Может, с самого начала?
Блестящая упаковка как-то издевательски пестрила сине-красными бликами. Не менее издевательски рядом лежал результат анализа крови, подтверждающий её беременность. Эмма положила руку на живот, прикрыв глаза и мысленно досчитав до десяти и обратно на трёх языках. Ей нельзя волноваться, по-хорошему. В общем-то, для того, чтоб не волноваться, она и попросила отца и Кэйли прийти. Она решила сказать им, что это происходит. Наверное, так будет справедливо, они должны знать. И ещё они должны знать, что бросать его она не будет не смотря на это. Ей просто хотелось поделиться с ними произошедшим и всё. Потому что больше было не с кем. На работе у неё не было друзей, кроме Ричарда Колда, который даже неловко ухаживал за ней, естественно не зная, что у неё ниже колена - сюрприз, но ему рассказывать об измене мужа? Увольте, нет. Она так позориться не будет. И рассказывать о детях тоже как-то не спортивно.
Ей придётся опять девять месяцев "возиться" с так называемыми "безопасными" подопечными, разговаривать только на территории Офиса, под присмотром охраны, приходить домой раньше и встречаться с этим всратым частным детективом, который, сука, даже не смог убрать за собой улику. Наверное, она выпала у него из кармана джинс. У всех есть такие джинсы, из карманов которых вечно что-нибудь выпадает незаметно.
Эмма провела рукой по лицу, жмурясь и не веря, что это сейчас с ней происходит вот так одновременно. Ключ в замке повернулся и в дом вошли, судя по звукам, сначала Кэйли, потом и отец. Он же джентльмен, придержал ей дверь.
- Я в кухне, - спокойно сообщила Эмма, не вставая с места.
Вообще она уже полдня так сидела за столом точно. Как только они ушли, она села, положила перед собой улику и доказательство своей беременности и застыла. Вернуться Патрик с Чарли должны были примерно в восемь и вот к пяти вечера, когда час возвращения Патрика близился, а она так и не нашла в себе никаких сил встать и хоть что-либо сделать, она поняла, что ей нужна помощь.
Джеймс вошёл первым и улыбка сползла с его лица. Он выглядел намного лучше, чем до встречи с Кэйли: будто помолодел даже, стал следить за собой, вон, костюм новый купил. Эмма знала, что они, вроде как, ходят вместе куда-то даже, много болтают. Они часто брали и Чарли с собой, Кэйли в нём души не чаяла. Вообще они и вправду хорошо поладили, как две сестры. И вот почему-то в тот момент, когда отец так обеспокоенно взглянул на неё, когда не менее обеспокоенное лицо Кэйли возникло рядом, Эмма почувствовала, что у неё глаза защипало и дрогнули губы. Вот она только что стоически мирилась с этим фактом предательства, а тут... тут всё просто посыпалось. Вся её оборона. Верно говорят, что тайны бежишь открывать самым родным и у них ищешь исцеления, им показываешь свои слабости, от них ждёшь заботы и понимания. А от кого ей ещё всего этого ждать, кроме как от сестры и отца? Да не от кого.
- Он мне изменяет, - проговорила она, всхлипнув и утерев первые побежавшие слёзы. - А я от него опять беременна. Поздравьте меня.
Эмма истерично хохотнула, всплеснув руками. Джеймс поглядел на Кэйли, потом на Эмму, тряхнул головой и сел слева от дочери, положив руку ей на плечо. Она её скинула.
- Как мне теперь быть-то? Классно вообще, - девушка подняла вверх два больших пальца, а потом закрыла лицо руками и согнулась, уперевшись так в стол. - И никуда я деться не могу. Я такая дура... с чего я решила вообще, что кому-то нужна калека вроде меня?
Слова Эммы агенту не понравились. Джеймс нахмурился. Вообще-то он не знал, какие слова было бы правильно сказать, но одна из его рук сжалась в кулак. Бенсону повезло явно, что его здесь сейчас нет. 
- Эмс, ну-ка не говори глупостей... давай выгоним его просто? Зачем он нужен тебе, объясни мне? - мужчина опять положил руку ей на плечо, но на сей раз она её не скинула. - Мы что, втроём не справимся что ли? Ну подумаешь, будет двое... Ведь я правильно говорю, Кэйли?
Морриган посмотрел на Кэйли, ища в её взгляде поддержку. Эмма так и не разогнулась. Судя по всему, она весь день была в прострации: на ней до сих пор были надеты пижамные рубашка и штаны, она не расчесалась толком. На неё это очень не походило. Она всегда выглядела хорошо. А тут - совсем беда.

[icon]http://funkyimg.com/i/2R5ZT.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Say goodbye to your mother, your father, your son.[/status]

+1

3

Звонок от Эммы был странным. Была среда. Что заставило просить Эмму о скорой встрече, оставалось только угадывать. Кэйли договорилась с отцом, они встретились и вместе поднялись в квартиру сестры. Когда вошли в кухню, Кэйли увидела, что Эмма в ужасном состоянии. Такой ей еще не приходилось видеть сестру, словно ее разобрали на мелкие кусочки, оставили и забыли обратно собрать. Глаза наткнулись и на пачку и на анализ. И на то, что сильная, независимая Эмма, которая выдерживает все, сейчас не могла выдержать. На нее словно упало что-то, что поднять она была не в силах. Кэйли подошла, подвинула стул и присела на краешек, глядя на Эмму с сочувствием. Патрика и Чарли нигде не было видно, да уж, ситуация складывалась отвратительно.
А потом Эмма выдала причину своего поведения. Кэйли стало тошно, потому что захотелось взять этого Патрика за грудки и дать хорошую такую оплеуху, чтобы он к Эмме приполз на коленях вымаливать прощения. Что-то такое отразилось во взгляде Уорд, она встала и уверенно прошлась до чайника, наливая в него воду и ставя кипятиться. Ей надо было занять чем-то руки, потому что в ней начала подниматься злость. Хотелось прям вот сейчас идти до неверного муженька и просто… Кэйли вздохнула, обернулась. Джеймс тоже изменил свое поведение – девушка заметила сжатый кулак.
- Да, отец прав, - сказала Кэйли, стараясь говорить спокойно, но ей впервые после обращения захотелось идти и хорошенько начистить лицо. И она даже знала чье. Но вот беда, Эмма, скорее всего Кэйли не простит, если та полезет. Девушка вернулась на место, села и посмотрела Эмме в глаза:
- Действительно «класс», - сказала она, - но с чего ты взяла, что выхода нет? Отец в принципе правильно говорит, - она ответила на взгляд отца огромной нежностью, а затем посмотрела уже с той же теплотой на Эмму, – мы сможем справиться и без него. И еще… ты не калека.
Она все-таки начала распаляться:
- Ты получше многих людей будешь, гораздо получше, уж поверь. А то, что он тебя предал, говорит только о его низости и подлости.
Она потянулась вперед и взяла руки Эммы, повернула их ладонями вверх:
- Ты любишь своего сына, и будешь любить второго ребенка, - она не чувствовала приступов смерти, а значит, решила, что Эмма не избавится от дитя. Хотя не знала, срабатывает ее дар на нарождённых, - мне и вполовину не быть такой стойкой и сильной. Подумай. Нужен ли тебе рядом слабый человек, который опустился до измены? Стоит он тебя? Выдающегося специалиста, сильную мать и просто уникальную женщину.
Кэйли принялась чуть поглаживать ладони, словно пытаясь привести Эмму в чувство. Ей так хотелось сейчас справедливости, чтобы просто великая Дану воздала по заслугам! Чтобы Эмма не страдала, и чтобы ее муженька, который посмел так поступить, настигла кара.
Чайник закипел, а Кэйли смотрела на сестру. Смотрела с упрямством, но в тоже время любовью и нежностью.

[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

+1

4

Не без труда, но Эмма выпрямилась и посмотрела на сестру, пока та говорила, потом на отца. Она отрицательно покачала головой.
- Не могу я, - она нахмурилась, вытянув руки из ладоней сестры и опять утерев слёзы, - Чарли его любит. Я не могу травмировать ребёнка разводом и... я не желаю, чтобы мой сын видел в нём врага. Он вообще не должен про это узнать никогда в жизни. Поэтому, мне просто нужно проглотить это и всё.
Джеймс отодвинулся и отрицательно покачал головой.
- Это неправильно, Эмс. Таких как он ещё миллионы. В конце концов, твоя карьера развивается, ты можешь встретить своего человека где угодно и когда угодно.
Эмма криво усмехнулась.
- Ребята, мне, конечно, очень приятно, что вы думаете, что я классная и всё такое, но давайте посмотрим правде в глаза: я инвалид. То, что мне дают работать в СФ не смотря на это - чудо и подарок судьбы просто, - она всплеснула руками. - То, что у меня есть хотя бы Патрик и дети от него - тоже. Чарли нужен отец, не на полставки, не отец выходного дня, не отец неделю-в-месяц. Пусть и... пусть и такой. Как я могу решать за него? Не могу. Может, именно поэтому Патрик меня и не бросил. Может, он давно это делает. Я не знаю.
Девушка опустила голову и подтянула к себе чашку с чаем, обхватив её ладонями и заглянув в своё отражение в чае. Она физически ощущала негодование Джеймса и Кэйли, но ничего не могла с собой поделать. В том, что она говорила, не было и капли ей приятного, но она думала прежде всего не о себе, а о Чарли и втором малыше: они не виноваты в том, что у родителей не складывается. Хотя... они же даже не ссорились. Всё всегда было хорошо. Будто бы душа в душу жили же! Надо же, как оно бывает-то...
Джеймс покачал головой.
- Не понимаю я этого. Эмма, ты же не сможешь ему доверять. Ты... ты же будешь постоянно в напряжении. Ваши отношения изменятся. Неужели ты не понимаешь, что это тоже повлияет на Чарли?
- Ничего не изменится, если я не скажу ему, что всё знаю, - холодно отозвалась Эмма, прикрыв глаза и сделав пару глотков чая. - Я умею притворяться не хуже тебя, папа.
Морриган хотел было что-то сказать, но, в итоге, замолк. Это был эдакий удар ниже пояса, правда-матка, которую дочь сейчас очень эффектно рубанула ему, фактически, в лицо. Он действительно умел притворяться. Здоровым, улыбчивым, заинтересованным, спокойным. Мужчина потёр лоб, отрицательно качая головой.
- Но это же совсем другое...
- Ровно тоже самое, - огрызнулась Эмма, стукнув чашкой об стол. - Ты вечно делаешь вид, что у тебя всё хорошо, но и я, и, почти наверняка и Кэйли тоже, знаем про твои антидепрессанты, которые ты там жевал, надеюсь, в прошлом. И вообще, я работаю с тобой в одной организации и тоже работаю с фейблами, как ты думаешь, знаю я или нет что там вокруг тебя, м? Прекрати лезть в их сраную политику, папа. Это не твоя война, Шерлок для малоимущих.
Она зло ткнула пальцем ему в грудь.
- Ты доиграешься, это я тебе гарантирую, - почти прошипела Эмма, в то время как Джеймс зло поджал губы и встал с места. - Ой, ну посмотрите на мистера Морригана, он обиделся, что ему правду говорят! Папа, что за детский сад?!
- Я покурить, - буркнул, махнув рукой, агент и вышел из кухни.
Эмма махнула ему рукой вслед точно так же, а потом потёрла лоб. Точно тем же жестом, которым и он пару мгновений назад, похоже, не замечая этого сходства.
- Понесло меня куда-то не туда, - пробормотала она, повернув голову к Кэйли и заглянув ей в глаза. - Но ты-то хоть понимаешь меня? Ты понимаешь о чём я говорю? Как женщина. Пусть у тебя нет своих детей, но ты же понимаешь? Не всё так просто. Нельзя просто махнуть хвостом и... и вот будто бы всё сразу станет хорошо.

[icon]http://funkyimg.com/i/2R5ZT.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Say goodbye to your mother, your father, your son.[/status]

+1

5

Кэйли слушала и понимала, что Эмма все-таки в какой-то мере права. Не честно лишать ребенка отца, особенно, если ребенок уже старше месяцев восьми. Девушка снова поразилась силе духа своей сестры. Готова молчать, готова терпеть, лишь бы ее дети были счастливы, чтобы сохранить мнимое счастье для себя. Одно только скребнулось по душе кихирет:
- Ты так говоришь, будто инвалиды не люди! Мы сейчас живем уже в таком мире, в котором нет ничего постыдного в том, чтобы быть со своими особенностями. Да наверняка скоро так будет, что на тебя даже косо посмотреть не посмеют!
Кэйли было горько, что все снова ложится на Эмму. Ей очень хотелось помочь. Она и так старалась бывать чаще и сидеть с Чарли, чтобы мать могла отдыхать хоть немного. Правда, у нее проскакивала мысль, что она навязывается, но Эмма вроде ничего не говорила. Сейчас же она доверилась и ей. Вызвала не только отца, но и Кэйли. От этого нежность заполонила каждую клеточку тела девушки. Какая де Эмма сильная! А вот дальше разговор свернул совсем не в то русло. Уорд словно громом поразило, когда Эмма выдала отцу, да и ей, такое. Кэйли вытаращила глаза от изумления. Нет, она не по поводу антидепрессантов – про них она прекрасно знала, она была напугана тем, что отец, кажется, ведет далеко не простые дела. И определенно куда-то влез. Ох, как это потрясло Кэйли. Джеймс встал и вышел прочь, а девушка осталась сидеть и хватать ртом воздух.
- А? Что? – сначала не поняла она слов Эммы, переваривая произошедшее. Много же, оказывается, она не знает – глупая, маленькая Кэйли, - прости. Знаешь, все совсем не просто. Я понимаю тебя, понимаю, почему ты ничего не хочешь менять. Но ведь ты только себе делаешь хуже, Эмма! Да, Чарли будет счастлив, твой второй ребенок тоже. Даже, - она горько усмехнулась, - даже Патрик будет счастлив. Все, кроме тебя. Долго ли ты выдержишь, Эм? Ты ведь будешь каждый раз, видя его, гадать, а кто она, та, другая. Ты же не сможешь внутри себя переубедить, забыть. Ведь можно же встретить человека, который будет с тобой. Примет тебя и ему будет на все вокруг плевать.
Она говорила, а руки перебирали лихорадочно ткань юбки.
- Знаешь почему говорят, что такая семья несчастна? не потому, что не умеют претворяться. А потому что кто-то один там страдает. Когда хоть одному человеку плохо – ну какая же это счастливая семья?
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

0

6

Эмма нахмурилась, отрицательно покачав головой. В какой-то степени, может быть, Кэйли и была права, но не в её субъективном понимании.
- Я люблю этого человека даже не смотря на то, что он трахается с другой, - девушка отвела взгляд, уставившись куда-то перед собой, и потёрла лоб. - Какая разница каково мне, собственно, Кэйли? Самое главное - Чарли и будущий ребёнок. Остальное - детали, причём крайне незначительные. Мы и так редко спим. Как муж и жена, в смысле. Последнее время. И теперь понятно почему, откровенно говоря... Своего сына я сделаю счастливым. Мне счастье не очень-то нужно. Мне нужна уверенность в том, что... в том что с моим ребёнком всё хорошо. Он никогда не должен узнать, как его отец со мной поступил. Он вообще должен быть уверен, что всё хорошо. Все мои дети должны видеть, что всё хорошо. И это они и будут видеть. Это не так сложно, как тебе кажется, Кэйли. Мои трудности - это мои трудности. Их это не касается. Моему сыну нужна красивая, счастливая и сильная мама, которая будет его опорой и поддержкой, которая будет для него моделью идеальной женщины. И нужен папа. Любящий и воспитывающий в нём мужские качества. То, что Патрик не уходит, означает, что дети ему дороги. И я просто не буду встревать между ним и его любовью к детям. Может быть, однажды, я даже прощу его.
Она пожала плечами и прикрыла глаза. Её женское самолюбие было задето очень сильно. По правде сказать настолько, что она не чувствовала себя больше ни красивой, ни привлекательной, ни даже интересной. Ей не хотелось говорить об этом больше, чем она уже сказала. Будет ли она представлять с какой именно женщиной спит Патрик? Вряд-ли. Ей неинтересно какая та, другая. Важно тут не то, чем привлекла она. Важно то, чего нет у самой Эммы... и список, видимо, большой. Ведь Бенсон её очень любил, в самом начале. Он говорил, что её инвалидность - не проблема и что она очень красивая, добрая, умная, что с ней весело, что она его муза, что она его вдохновляет своей внутренней силой. Да чего он только не говорил, вообще-то. Что изменилось в ней, что всё вот так вышло? Морриган помолчала какое-то время и к ним вернулся Джеймс.
Они переглянулись.
Отец молча подошёл к Эмме и, тяжело вздохнув, снова сел рядом, на сей раз обняв её и прижав её голову к своей груди. Она не сопротивлялась, позволяя ему приласкать себя, но по её пустому взгляду было понятно, что её это ни капли не утешало и в ответ она его не обняла. Джеймс погладил её по волосам и поцеловал в макушку.
- Эмма, что бы ты не решила, я хочу, чтоб ты понимала, что мы с Кэйли твоя поддержка. Мы тебя любим. И Чарли тоже. Для него ты всегда будешь самой красивой в мире, потому что ты его мама. Он благодаря тебе, вообще-то, начал говорить раньше времени и так отчётливо. Это же важно. Он умный будет. Ну или болтливым шутником, точно тебе говорю, - он усмехнулся.
Мужчина явно пытался хоть как-то утешить дочь, подобрать к ней ключик, но Эмма была совершенно пустой и не отзывалась на его слова, на его ласку, заботу. Это было в её стиле - вспылить, начать говорить и тут же закрыться от всего и всех. Морриган за эту черту её любил и называл сильной, но, чёрт возьми, эта же упрямая черта делала Эмму, в какой-то степени, невыносимой. Не каждому удастся совладать с её желанием всё прикрыть, всё скрыть, умолчать, недосказать, притвориться, резко свернуть тему. В какой-то степени, может быть, он был сам в этом виноват, потому что подавал ей самый прямой пример своим же поведением и уже было очень поздно пытаться как-то это изменить.
- Как бы ты назвала своего ребёнка? - спросил он, опустив на неё взгляд.
- Мальчика Ларс. Девочку - Джейн, - коротко ответила на вопрос Эмма и всё-таки отстранилась, морщась. - Ещё мне нравится имя Стивен. Но... думаю, что Ларс больше подойдёт, если это мальчик.
- Ларс или Джейн, значит, - Джеймс, было видно, очень расстроился из-за того, что Эмма, можно сказать, отвергла его заботу, но, сквозь силу, всё же улыбался. - Ларс - очень звучное имя, вообще-то. Мне кажется, что с таким именем, молодой человек многого добьётся. Оно резкое, хлёсткое. А Джейн звучит очень мягко и приятно.
Эмма усмехнулась, безучастно пожав плечами.
- Может быть, - сказала девушка, вздохнув. - Думаю, что драму пора сворачивать. Мне нужно приготовить ужин и... привести себя в порядок. Вы поможете мне немного с ужином? А то они скоро вернутся, я такая медлительная, что, боюсь, не успею...Оставаться не предлагаю. Понятное дело.
Она коротко улыбнулась. Джеймс вздохнул.
- Ну...я никуда не тороплюсь. А ты, Кэйли?

[icon]http://funkyimg.com/i/2R5ZT.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Say goodbye to your mother, your father, your son.[/status]

+1

7

Кэйли не могла полностью согласиться с Эммой, хотя такое самоотречение вызывало восхищение. Кэйли покачала головой. Страшно ведь жить рядом с человеком и знать – он тебя предал. Знать и ничего не делать. Просто нести это осознание, закрывая на все глаза, видеть – человек, которого ты любишь, предатель. Это ли не абсолютная преданность?
- Твой Чарли любит тебя, - сказала Кэйли, спокойно, - и да, как бы кто не был против – это твой выбор, хотя мне больно осознавать, что все будет именно так. Тебе счастья не нужно, но кто знает, что будет дальше.
Кэйли горько усмехнулась, а потом Эмма замолчала, видно полностью высказавшись. Сама кихирет тоже не говорила ничего, лишь сидела грустно смотря на сестру. Чувствовала, что все это чем-нибудь аукнется, но видела, что переубеждать бессмысленно – да, сестра похожа на маму. Если что-то взбрело в голову – не остановится. Оставалось принять все так, как она решила и поддерживать. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, как на кухню уже зашел отец. Его слова были теплом и поддержкой, и Кэйли с нежностью смотрела на них.
- Эмма, я тебя очень люблю. И папа тоже, поэтому знай, что всегда будем на твоей стороне, чтобы не произошло.
Жаль, что единственное, что могла сейчас сделать Кэйли для поддержки – это просто выслушать, потому что ей хотелось справедливости, а не того, что сестра добровольно закроет глаза на похождение Патрика.
Отец перевел разговор на другую тему, и Кэйли видела, что он как никто другой чувствовал свою дочь.
- Красивые имена, - выдохнула, чуть улыбнувшись Кэйли, - очень.
А затем сказала, после остального:
- Конечно поможем, о чем речь? – она встала, только сейчас вспомнив, что элементарно не помыла руки. Подошла к раковине, включила воду и принялась за дело, а затем, обернувшись серьезно ответила:
- Мы не будем тебя обременять, - она внимательно посмотрела на отца. Был в словах про «понятное дело» какой-то намек, а Кэйли не хотела обременять. Плюс… как будет вести она и отец в присутствии Патрика? Хотя, Кэйли с радостью посидела бы с Чарли. Так можно сбежать от странного состояние неловкости, плюс дать Эмме… что? Отдых? Эх, а ведь именно Чарли может помочь ей справиться с ее болью. И отбирать эти минуты ей не хотелось бы, не смотря на то, что Кэйли обожала мальчишку до невозможности.
- С ужином мы тебе точно поможем, - твердо ответила Кэйли, подходя к сестре, - давай, говори, что делать.
Она улыбнулась.
- А потом, только от тебя зависит – если хочешь, мы останемся. Если же ты чувствуешь, что сейчас мы будем… мешать, уйдем.
Она снова глянула на отца, который несомненно захочет оказаться рядом. Вот только, сможет ли он как Эмма общаться нормально с Патриком? Кэйли вот такого не ощущала. Но с другой стороны, Эмма довольно емко заметила, что отец далеко не так прост. В голове Уорд, казалось, навечно застряли ее слова, брошенные отцу. И Кэйли должна с ним поговорить. Потом.

[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

+1

8

Часть II
Эмма была на связи с Кэйли все три дня, с того момента, как отец не вышел на работу. Он никогда не пропускал работу без предупреждений. Ни-ког-да. Гиперответственность Джеймса Морригана была настоящей притчей во языцех. Его телефон молчал. Двери в квартиру никто не открывал. Эмс держалась очень хорошо: ей нельзя было нервничать, да и беременность протекала с кучей проблем, она просто не могла толком выйти на улицу, занимаясь рабочими моментами даже из дома. Ларс, видимо, решил из матери потянуть как можно больше соков, а тут ещё и это... Полиция искала Джеймса по своим каналам, СФ по своим, но Морриган просто исчез. Буквально зашёл в квартиру и... и всё. Человека просто не стало. Если бы у Эдмунда в здании были камеры, может быть было бы видно, как он вышел и пошёл куда-то, но их не было. И никто не видел, чтобы Джеймс вышел.
- Кэйли, я договорилась с Ландлордом. Он откроет тебе его апартаменты. Посмотри...может быть, что-то будет необычное. Ты там бывала, ты знаешь что там должно быть, а чего нет. Пожалуйста, поищи его. Может быть...может быть тебе удастся больше, чем мне. Никто ничего не знает. Это просто феерия, - голос Эммы в телефонной трубке дрогнул. - Никто не знает, чем занимался папа. Он ничего не вбивал в систему, вообще ничего в компьютере. Дурак...
Она шмыгнула носом.
- А я говорила ему, что это необходимо. Если бы он меня хоть раз услышал, то мы бы сейчас знали, чем он занимался. У нас были бы подозреваемые... чёрт, - Эмма вздохнула. - Куда же он влез?

***

Ландлорд встретил Кэйли на крыльце. Грузный мужчина пятидесяти четырёх лет стоял с сигарой, весь в трауре. Он выглядел устало и, пожалуй, помято.
- А вот и ты, крошка кихирет, - ухмыльнулся он, туша сигару и небрежно выбрасывая её, будто ему она была не нужна и до этого. - Да-дааа, знаю я о вас всё... Чего уже ломать комедию.
От мужчины пахло алкоголем и его образ сквозил чувством обречённого уныния. Судя по всему, он только что вернулся с какой-то поминальной службы. Пьян он не был, но, вероятно, если бы не обещание Эмме встретиться с Кэйли и открыть ей квартиру Морригана, то он бы сейчас работал над этим и очень усердно.
- Идём, - он кивнул, идя вместе с девушкой до лифта и перебирая ключи. - Впервые жалею, что не поставил камеры... и ведь не поставишь.
Мужчина нажал кнопку лифта и вошёл с ней в кабину, нажимая на кнопку шестого этажа. Он вздохнул и поглядел на девушку.
- Не расстраивайся раньше времени. Может быть, не всё так плохо, как кажется, - Ландлорд попытался ободрительно улыбнуться, но у него толком ничего не вышло. - Извини, что я в таком виде.
Он грустно усмехнулся, посмотрев на кнопки лифта. Тот доехал до этажа и он пропустил девушку вперёд, уже выставив ключ в руке. Он двигался чуть медленно, но, в целом, не плёлся и на том ему спасибо.
- Джеймс был хорошим съёмщиком, никаких жалоб на него не было, ни от кого. Странно, что он поменял замок неделю назад. Вот твои и не подходят...Ещё страннее, что он тебе не сказал. Но у него вечно какие-то свои тайны были, - Ландлорд повернул ключ в замке и задержал руку на дверной ручке. - Ты здесь, считай, до полиции и всех остальных, поэтому будь внимательна и ничего лучше лишний раз не трогай. Они потом тоже тут всё прошерстят. Не мешай работать мальчишкам.
Он открыл дверь в квартиру Морригана. Первое, что бросилось в глаза: пустота. Никаких папок, никаких книг. Ничего. Эдмунд вопросительно-удивлённо вскинул брови: судя по всему, его этот факт тоже удивил, хоть он и никак не прокомментировал это вслух. На подоконнике стояла пепельница, как всегда заполненная. Рядом пустая чашка. Всё выглядело так, словно он просто собрался и просто куда-то ушёл. Его ботинок не было. Домашняя одежда комком лежала на диване.
- Ну... осматривайся, я не знаю, - пробормотал Эдмунд. - Как-то здесь неуютно совсем без всех этих его папок... Его здесь настолько нет, что как-то... не по себе даже.
Ландлорд нахмурился.
- Он умер?

[icon]http://funkyimg.com/i/2QTgo.png[/icon][nick]Edmund Landlord[/nick][status]I'll keep this house safe[/status]

+1

9

Ты – пустота. Никто. Тебя нет, ты растворилась в неизвестности, поглощаемая только  той самой пустотой, что въедается в кожу. Кэйли Уорд три дня жила в вечной пустоте, на автомате слушала тревожные разговоры сестры, механически ела, почти не спала, отвечала на звонки. Пропал. Надо же, только встретились, только все наладилось и… пропал. Она так и не поговорила, не смогла, не заставила себя дойти до конца. Отец отмахивался, смеялся, а Кэйли так и не выяснила, чем же он занимается.
Ты - машина, в тебе нет сейчас ничего от человека, потому что ты не знаешь, как жить дальше, плача в подушку по ночам, в бессилии рвешься что-то делать, но днем… ты слушаешь слова Эммы, говоришь ей, что все хорошо, что его найдут, чтобы сестренка не переживала. Ей нельзя переживать. А тебе можно. Но только когда ты одна, чтобы Эмма не знала, не видела, насколько плохо тебе,  насколько пусто без Джеймса. Чтобы ее сердце не рвалось на части, ты уверяешь, что он найдется, отыщется. В то время как каждые полчаса ты набираешь его номер, который теперь недоступен, квартира его пуста. Как и ты.
***
Эмма договорилась, что для Кэйли откроют его жилище раньше, чем туда направят следователей и работников СФ. Девушка вышла из такси, направилась на встречу с этим неизвестным. Ландлорд казался неприятным, отталкивал своим видом, но Кэйли сейчас было плевать – она словно натянутая струна. Ее волновало одно – где ее отец. Да пусть хоть сам Ольховый король явится за нею, ей то что. Одно держало Уорд на плаву – у нее не было ни видений, ни приступов, а значит Джеймс жив. И значит, его можно найти.
Она подошла к мужчине, а тот мог заметить, насколько плохо выглядит сама девушка – огромные черные круги под глазами, весь вид уставший, выжатый словно лимон.
- Я рада, - отстранено ответила кихирет, заходя в подъезд, направляясь к квартире Джеймса. Она молчала, потому что сказать ей было нечего. Да, очень обидно, что он не поставил камеры, досадно, больно, что их там не было.
- Ничего, - ответила Кэйли, когда мужчина заговорил про вид. Сама она была не лучше. А потом каждое слово, сказанное этим взрослым мужчиной, заставляло нижнюю челюсть все сильнее подрагивать, а пальцы переплетаться в замке перед собой, лишь бы не тряслись. КДверь открыли, а Кэйли на секунду замерла. Сделала глубокий вдох, вошла… пустота. И здесь ее ждала пустота, словно и не существовало Джеймса, словно он как герой из сказки пришел, поучаствовал в истории и ушел обратно к себе на полку.
Все папки пропали, пропали книги. Девушка, на подкашивающихся ногах прошла внутрь, оглядела все по сторонам. Совершенно деревянной походкой доковыляла до пепельницы, оглядела кружку. Да, Джеймс пропал, как будто… ну не инопланетяне же его забрали! «А что, если фейблы?!» - ошарашено мелькнула мысль. Он ведь скрывал что-то именно на их счет, Эмма говорила, что он полез к ним в политику, значит, возможно, да нет, наверняка связано с ними!
Голос мужчины и страшный вопрос. Уорд развернулась, глядя яростно, а в глазах уже почти стояли слезы:
- Если бы он умер, не было бы никакого смысла, - горько и впервые с какой-то яростью сказала девушка, - меня бы здесь не было.
Она отвернулась, не в силах больше видеть кого бы то ни было, подошла к дивану на котором валялась его одежда. Ей хотелось дотронуться, просто почувствовать под рукой хоть что-то, что принадлежало ему. Хоть на мгновение осознать, что он тут действительно жил, и ей не померещилось, она потянулась рукой, но вспомнила слова мужчины, что нельзя ничего трогать. Отдернула, закусила губу, пытаясь справиться с такой сильной, нахлынувшей болью. И тут ее осенило. Она как ненормальная промчалась о ванны, распахнула треклятый шкафчик, надеясь увидеть… что? Она сама не знала. Наличие или отсутствие таблеток, но что бы ей это дало? Она бы не ответила, наверное, сейчас даже самой себе.

[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-13 16:35:56)

+1

10

Упаковка таблеток была на месте.
Ландлорд понимающе наблюдал за девушкой, но ничего не говорил. Ему самому приходилось сейчас тяжко, от того душевное состояние кихирет он понимал.
- Жив, значит, - Эдмунд нахмурился и отступил в коридор, где закурил подле двери, уже обычную сигарету. - Во что же ты вляпался, Джеймс?
Мужчина потёр лоб.
- Послушай, девочка, - окликнул он Кэйли, встав в проёме. - Тебе, может, стоит в "Рога и Копыта" нагрянуть? Может, там кого встретишь. Спрашивай фейблов. Он занимался их делами. Скажи, что он твой отец. Авось кому-то язык и развяжет, если ты будешь делать акцент не на том, что он агент, а на том, что папу потеряла. И ходи туда до тех пор, пока там нужного человека не окажется. Сто процентов однажды кто-то да что-то.
Ландлорд стряхнул пепел в коридор.
- Даже знаю кто может помочь, - он ухмыльнулся и поднял на неё взгляд, сощурившись. - Есть у фейблов такой крендель. Золотой Петушок. Он долбоёб тот ещё, но бесстрашный. А бесстрашные долбоёбы, как правило, и есть те, кто помогает в таких ситуациях.
Эдмунд глубоко затянулся и медленно выдохнул дым.
- Адрес-то поди знаешь. Если не знаешь - у Эммы спроси. А там спроси Петуха, - мужчина отошёл с прохода. - Это всё, что я могу тебе посоветовать.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QTgo.png[/icon][nick]Edmund Landlord[/nick][status]I'll keep this house safe[/status]

+1

11

Таблетки не тронуты. Действительно исчез. Кэйли глубоко вздохнула и только сейчас дала волю слезам. Стоя в ванной, опираясь на раковину, она глотала жидкость, бегущую по щекам. Сгорбившаяся, на самом деле потерянная, ее давила боль, которая начала вырываться наружу. Джеймс, ее отец… куда же ты пропал? Сбежал, решил укрыться от кого-то, или тебя похитили? Что произошло, папа? Что ей делать, как быть, если не сберегла? Если не смогла помочь?
Ответ прозвучал из уст мужчины, приглушенный из-за расстояния, но Кэйли услышала. Да, она не растечется тусклой лужей, возьмет себя в руки и будет искать. Уорд подняла голову, посмотрела на свое лицо в зеркале – снова красное, губы сжаты, брови нахмурены. Она пойдет дальше и отыщет отца. Эмме нельзя, а ей можно. так и поступит. Открыла кран, умылась, глубоко вздохнула и вышла из комнаты. Ландлорд был прав – ей прямая дорога в бар существ, искать фейблов, узнавать, просить.
- Я знаю, где он находиться, - сказала глухо Кэйли, - отец мне показывал… успел. Золотой Петушок, хорошо…
Она даже не обратила внимание на столь странное имя. Ну фейбл, ну и ладно. Девушка устало потерла рукой лоб, отмечая, что делает это почти как отец. Кажется, привычка очень заразна. Ей захотелось сохранить хоть что-то от него. Так чем хуже жест какой-либо вещи? Она вышла из квартиры, на секунду обернулась, попыталась запечатлеть в памяти хоть что-то от отца. Тяжело вздохнула, ощущая как к ней, вместо красных пятен, возвращается бледность, и, еще раз поблагодарив мужчину, направилась прочь.

***

Каэли находилась в квартире Эммы, сидя за привычным кухонным столом и не смотрела на сестру. Как ей сказать, что все пропало? Как ей объяснить то, чем собиралась заниматься она сама?
- Эмма, - начала Кэйли, тяжело подбирая слова, - там, в квартире… все папки пропали. Словно отец собрался и куда-то ушел.
Ей не хотелось травмировать и беспокоить сестру, но и отправиться на поиски не объяснившись, она не могла. На душе скреблись кошки, потому что ей казалось, что она собирается бросить Чарли и Эмму с не рожденным ребенком. Но ведь есть шанс найти. Он ведь жив!
- Сестренка, - она, наконец, подняла глаза и Эмма могла увидеть, что те припухли от невыплаканных слез и бессонных ночей, - у меня не было никаких видений. Никаких предсказаний, приступов. Папа жив. Я знаю…
Кэйли говорила медленно, еле ворочая языком, потому что тяжесть слов ощущалась на физическом уровне:
- Я… я решила, что буду его искать. Мне дали наводку…. я… должна…
Она растерянно смотрела на Эмму, не зная, как та отреагирует.
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-15 03:20:16)

+1

12

Эмма прикрыла глаза, подняв лицо вверх, к потолку. Она не плакала. Держалась. И в прямом смысле и за живот одной рукой, другой взяла руку Кэйли в свою. Помолчав в таком положении какое-то время, она выдохнула и взялась за руку сестры обеими своими.
- Послушай, Кэйли, - молодая женщина нахмурилась и очень внимательно взглянула в глаза сестры. - Я не могу тебе помочь в поисках лично. Ты должна это понимать...
Патрик зашёл в кухню.
- Как там дела с...
Он замолк встретив взгляд жены.
- ...я понял, - мужчина вздохнул. - Я попробую поискать ещё по своим каналам. Может быть кто-то что-то видел. Если будет хотя бы зацепка с тем, кто к нему приходил, то я дам знать.
- Спасибо, Патрик, - поблагодарила Эмма.
Её муж тяжело вздохнул и вышел, по пути подхватив на руки Чарли, который собирался ворваться в комнату, что-то ему прошептав на ухо серьёзно и закрыв дверь за собой. Морриган помолчала, потом вернула внимание сестре.
- Вот именно поэтому, - она указала пальцем на дверь, имея ввиду мужа и сына, потом снова взялась за её ладонь. - И потому, что мне уже тяжело ходить. Я постараюсь помочь дистанционно. Если агенты что-то узнают о его исчезновении, то я дам тебе знать, но основная моя надежда - ты. Если он жив, то, может быть, ему нужна помощь, которую я просто физически не смогу оказать.
Эмма пожала плечами, сведя брови и покачав головой. Она выпустила руку Кэйли и, оперевшись на стол, подвинула стул к ней поближе. Поколебавшись, всё-таки обняла, сглотнув ком в горле.
- Не плачь, - попросила она, чмокнув сестру в висок. - Я тоже переживаю. Мне тоже очень страшно... но если ты будешь плакать и совсем мало спать, то даже твоих суперсил не хватит надолго. Будешь потом как папа таблетки пить. Дело то ещё...
Она вздохнула, отодвинувшись, но одну руку оставив на плечах сестры, держась всё же рядом. Им обеим нужна была поддержка, но так уж выходило, что Эмма была за старшую и она не имела права расслабиться и распустить нюни.   
- Раз у тебя есть наводка, воспользуйся. И любыми пользуйся. Мы должны найти его. Он бы ни за что не бросил нас всех, ты же знаешь его. Он конечно вредный и упёртый, но... он не садист, он знает, что мы за него боимся и что мы его любим. Он бы не пообещал Чарли сводить его в зоопарк, если бы планировал сбежать. И... и он бы дал какой-то знак, подсказку. Так что... Думаю, что это похищение. Зачем и почему - нам остаётся только догадываться. Отец бы так и так не сказал, что ему что-то угрожает. То, что папки пропали, значит, что он от них избавился либо сам, либо его заставили это сделать... как бы то ни было, я попытаюсь разузнать у его коллег чем конкретно он занимался. Может быть он хоть случайно проболтался.
Она не стала добавлять, что это исключено. И для себя, и для Кэйли. Лучше не признавать до конца, что ситуация такова: скрытность самого Джеймса не позволит толком сунуть нос в его дела.
- Только сначала, я прошу тебя, Кэйли, отдохни немного, - Эмма подтянула кувшин с водой и стакан, а затем налила ей полстакана. - Выпей водички и пойдём, я уложу тебя поспать. Не стоит тебе сейчас быть одной, но и бодрствовать не надо. А завтра пойдёшь по наводке. Его ищем не только мы, так что можно дать себе один день. Папа сказал бы тебе тоже самое.
Запрещённый приём, но действенный.

[icon]http://funkyimg.com/i/2R5ZT.png[/icon][nick]Emma Morrigan[/nick][status]Say goodbye to your mother, your father, your son.[/status]

0

13

Когда Эмма начала говорить, Кэйли вытаращилась на нее:
- Что ты! Что ты! Я и не прошу. Тебе нельзя…
Но ее прервал Патрик, зашедший в комнату. А потом Эмма продолжила. У Кэйли от ее слов стало тепло на сердце, но в тоже время совсем грустно:
- Эмма, солнышко, я все понимаю, - сейчас Кэйли была как никогда в растрепанных чувствах и не могла уследить за языком, - ты должна быть с семьей! Просто, я сама, я правда найду его. Я… очень благодарна тебе за то, что ты готова помогать на расстоянии! Это очень много, правда.
Слова о таблетках царапнули душу. оставляя кровоточащий след:
- Не буду, все будет хорошо со мной… правда.
Эмма только подтвердила, что наводкой надо пользоваться, она говорила, а у Кэйли все больше дрожали пальцы. Под конец девушка опустила голову на стол, полностью признавая правоту Эммы:
- Хорошо, ты права, - поднялась со стола, сделала глоток, поставила стакан. Да, лучше отдохнуть, а то все действия выполняются на автомате. Кэйли последовала за сестрой, готовясь морально к тому, что ей предстоит тяжелый, но полный надежды, день.

***

Был вечер, примерно семь часов. «Рога и копыта» открыты для своих посетителей, совершенно разных и всевозможных существ. Кихирет приезжала однажды в это место с отцом, и, казалось, это было очень давно. Кэйли только подошла к дверям, озираясь, находясь немного в стеснении. Ее цель была проста – разыскать Золотого Петушка и поспрашивать о своем отце – Джеймсе Морригане. Сердце болезненно сжалось. Ведь, все равно она почему-то боялась входить в это место. Наверное, потому что больше привыкла находиться среди людей - там проще, всегда знаешь, что ждать. А тут… тут было скопление именно существ. Сильных, разных... Кэйли прошла в помещение, неуверенно теребя подол своей неизменной длинной юбки. Правда, на ткани была не клетка, но вышитые огромные яркие цветы. Верхом служила легкая кофта, а за плечом висел рюкзак.
Кэйли неуверенной походкой подошла к первому попавшемуся встречному. Это оказался мужчина. И хоть девушка сама волновалась, взгляд был тверд:
- Здравствуйте. И  извините, пожалуйста, - скромно сказала она, - мне сказали, что здесь можно найти Золотого Петушка.. вы не подскажете, где его можно найти…
Она совсем стушевалась, словно боялась того, что ее просто пошлют.

[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-15 07:19:05)

+1

14

Тучный мужчина повернулся к Кэйли, смерил её взглядом и усмехнулся. Он был босым, а штаны его явно видали лучшие годы в районе колен и ниже.
- Чё ж такая красивая и ищет эту жопу? - спросил он, впрочем, не требуя ответа. - Вон вишь? Валяется... пошли, разбужу.
На ходу он стал обращаться сатиром, этим процессом разом отвечая на все возможные вопросы на тему "где ботинки, чё с брюками и ты кто ваще". Сатир из него тоже был большой и грузный и цокот его копыт, от его веса, был особенно громким. Он дошёл с Уорд до столика, под которым лежало тело. Тело казалось скорее мёртвым, чем живым. Торчали только ноги, в принципе. И не двигались. Сатир потянул Петуха за ноги и тот издал недовольный нечленораздельный звук, непонятного происхождения.
- Геральт, ссссука, ну дай поспаааать, - протянул Петух, не открывая глаз.
Выглядело это чучело отвратно. На нём были узкие чёрные джинсы с дырками на острых коленях, зелёная гавайская рубашка с каким-то ублюдским узором из не то хот догов, не то пенисов (реально было похоже), кедики с лопнувшей подошвой. Но гораздо хуже выглядел сам субъект. Все его локти были синими, покрытыми следами от уколов, под глазами синячищи, весь бледный и помятый. Нос красный, со следами кокаина. Сатир покачал головой.
- Уверена, что оно тебе надо вообще? - он поглядел на Кэйли, а потом топнул копытом возле уха фейбла.
Тот вскочил мгновенно и ошалело заорал, невидящим взором глядя по сторонам:
- КОРОЛЬ АРТУР, НАС ТОПЯТ, ХВАТАЙ ТЕЛЕВИЗОР, СПАСАЙ МЕДВЕЖОНКА, БРОСЬ МЕНЯ И БЕГИ В ШКАФ!
Пауза. Сатир покачал головой, махнул рукой и ушёл к барной стойке. Петух, помотав головой, поглядел ему вслед, погрозил кулаком, а потом посмотрел на Кэйли. Он вопросительно изогнул бровь.
- Не, ну я конечно оч популярный, но я не куплю у тебя пылесос. Или это ты... А, нет не ты, - фейбл посмотрел по сторонам. - А где ты?
Искал он Глашатого, но тот, похоже, слинял. Юноша чуть наклонился к кихирет и внимательно посмотрел в её глаза.
- Чего тебе, девица, чего тебе, милая? Пылесос не куплю, сразу говорю, в бога не верю тоже, - он ухмыльнулся. - Чё грустная такая? Умер кто-то? Или ты не ожидала, что я так же красив, как обо мне говорили?
Он выпрямился, хохотнув, а потом плюхнулся за столик, предлагая и Кэйли сесть. Сатир вернулся с бутылкой водки и поставил её перед Петухом.
- Обидишь девочку - яйца вырву, - сообщил сатир.
- Я петух, я не несу яйца.
- Ты понял о чём я.
Петух примирительно поднял руки ладошками вперёд, на что сотрудник Рогов только закатил глаза и ушёл.
- Да даже в мыслях не было, у меня одна любовь на всю жизнь и это Ловокрыс, ты же знаешь, - юноша хохотнул, потерев щетинистый подбородок, ещё какое-то время глядя на сатира, а потом повернул голову к Кэйли. - Слушаю, короче, дорогуша. Только давай без глупостей: я не говорю о политике и мне на всё насрать, угрожать бесполезно, умолять тоже. Захочу помочь - помогу, не захочу - оба идём на хуй в разные стороны. Такие дела.
Он взял бутылку и откинулся назад на спинку стула, выжидательно уставившись на Уорд, параллельно открывая бутылку. Вроде бы не из своих, но кто их знает? Это может быть кто угодно. К его чести, он был действительно открыт для контакта, хоть и выглядел как конченый наркоман, коим и являлся, по факту: взгляд Петуха был гораздо более ясным, чем должно бы у такого "персонажа". Магический организм, что с него взять.

[icon]http://s018.radikal.ru/i500/1604/8f/a713aa7e2bf6.png[/icon][nick]Peter Gold[/nick][status]No one can be just like me anyway.[/status]

+1

15

Девушке все было так непривычно и дико, что она просто не знала, как себя вести. А еще ее впечатляло, как тут никто не скрывает своей сущности. К такому, как ей казалось, вообще привыкнуть нельзя. Кэйли потупилась, стараясь не сильно смотреть по сторонам, следуя за сатиром, но не могла не бросать заинтересованные взгляды, хоть старалась скрыть такое поведение.
Когда же парочка дотопала до искомого субъекта, и Уорд увидел, к кому ее послали, она в изумлении распахнула глаза. «Ой, - только и смогла подумать Кэйли, - а мне точно он нужен?!» Даже промелькнула мысль, что, возможно, она просто не поняла, ошиблась. Но, с таким именем ошибиться довольно сложно же… поэтому на зеркальный вопрос работника бара, она мелко-мелко закивала.
Приведенный в чувство парень заставил девушку отпрянуть, но она мужественно собрала волю в кулак, заправила прядь волос за ухо и дождалась более вменяемого вопроса. Вопросов. От них сердце кихирет сжалось, а сама она с каждой фразой становилась темнее тучи. Но все же присела за столик напротив этого существа. Ей было неуютно рядом, странно и как-то тревожно. Не от хорошей жизни так выглядят. Совсем не от хорошей. Встречая таких вот Петухов, Кэйли невольно задумывалась, что ее существование вообще лишено проблем. И сразу стыдилась и своего опрятного вида, и того, что много дней ее не волновало ничего такого, кроме выбора съесть салат на обед или подождать до вечера. Правда, сейчас в голове были совсем уж другие проблемы, которые перечеркивали все. Ничто не важно, кроме отца и семьи. И за них она спустится куда угодно и с кем угодно.
- Меня зовут Кэйли, - начала она осторожно, но твердо. Голос не дрожал, а слова о пылесосах даже немного разозлили, - и мне сказали, что ты можешь помочь. Мой отец – Джеймс Морриган, и он пропал нес… несколько дней назад.
Все же голос дрогнул – одно дело осознавать произошедшее, и совсем другое – говорить это вслух кому-то. Последнее давало ощущение неизбежной правды, от того становилось лишь больнее.
- Мне посоветовали поспрашивать в этом баре, его знали многие фейблы, так же сказали поискать тебя, но, - девушка упрямо приподняла голову, выставляя подбородок, - если не хочешь, можешь не помогать. Сама справлюсь!
Слова о том, куда она может отправиться из-за прихоти нарика, задели девушку за живое. Ну и пойдет! Пойдет в противоположную сторону и всех фейблов перетормошит. Она сможет! Она сильная и уверенная, она дочь своего отца, она…
- Прости, - все же сдала позиции Кэйли. Стало ясно, что последняя сверхуверенность была маской. Девушка словно сдулась, стала казаться меньше, - я здесь только второй раз и совершенно не знаю ни правил, ни обычаев… меня сюда отец брал с собой, и то, лишь показать, где обычно встречаются такие как я. Но вернулась сюда только после его пропажи. Мне нужно его найти, потому что скорее всего это похищение. При чем все грешат на фейблов… я должна его отыскать.
И вот так, как осыпалась штукатуркой с лица уверенность, так же осыпалась и сила голоса. Последние слова Кэйли почти шептала.
- Я пойму, если ты отправишь меня куда подальше, - она потупилась, рассматривая свои колени. Ей вдруг действительно захотелось оказаться где-нибудь в другом месте. Останавливало только осознание - отец жив, и возможно, нуждается в помощи.
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-16 03:29:57)

0

16

Петух всплеснул руками.
- ЕБАНУТЬСЯ! Морриган! - он хохотнул. - Ебануться! Так и знал что он доскачется! ВЕПРИ В ДЕБРИ ПРЯЧУТСЯ!
Фейбл криво усмехнулся и посмотрел на Кэйли исподлобья.
- Я из-за него сидел в Ватикане, вообще-то, - Петух зло ухмыльнулся. - Ватикан - отстойное местечко, сестрица, так что думай сто раз, прежде чем хуебесить. Совет от самого главного хуебеса тебе, задарма. Второй совет - не лезь куда не надо, если не уверена, что сдюжишь или если у твоей прекрасной задницы нет прекрасного прикрытия. У твоего папы не было ни одного толкового доброжелателя, милая, так что подозревать можешь кого угодно. Он задавал слишком много вопросов и копал слишком глубоко. Если бы у меня был шанс надрать ему задницу - я бы это тоже сделал, потому что я, если честно, довольно неплохо жил.
Фейбл недовольно фыркнул. Увидев, что Кэйли не ожидала от него такого, он поднялся и взял её за руку, довольно грубо притянув к себе из-за стола. Сил у него хватало. Он был намного выше кихирет и склонился к её лицу.
- Я тебе не помогу. Но знаю другого парня, который поможет. Не ссать и не орать, ясно? Если хочешь знать про своего папочку, пойдёшь как миленькая. Здесь нельзя никого насиловать, да у меня и нет желания. Так что пошли, - он всё так же грубо потянул её за собой к лестнице, потом по ней на один этаж, потом в первый же номер справа, легко открыв дверь и одной рукой: она была не заперта.
Он затолкал девушку внутрь и включил свет. Номер был достаточно чистым. Только на столе стояли какие-то склянки с чёрной жидкостью, лежала пачка купюр по сотне зелёных, несколько шприцев и пакет кокаина. Реально пакет. Не маленький пакетик, а пакет, осознайте масштаб трагедии. Фейбл утёр нос и закрыл дверь.
- Не ссать я сказал, - рыкнул он, погрозив ей пальцем. - Щас.
Длинное и сутулое нечто прошло в ванную комнату и вышло оттуда с маленькой колбой, в которой на самом донышке виднелся перламутровый отблеск. Петух глянул на это и цокнул.
- Румпель меня выебет, - пробормотал он, а потом влил в себя эту каплю.
Его повело и он стал меняться, недовольно морщась. Его рост чуть уменьшился, черты лица стали сглаживаться, волосы укоротились, он сжался, а потом медленно выпрямился. Перед девушкой стоял уже совсем другой человек. Гораздо более приятный и молодой, даже симпатичный. Его взгляд был куда яснее, чем до этого. Петух похрустел шеей, всё ещё недовольно морщась, а потом оглядел помещение и задержал свой взгляд на Кэйли. Он тяжело вздохнул и выдохнул рвано.
- Не распространяйся об увиденном, - спокойно попросил он и, поглядев на рубашку, брезгливо скривился и снял её, оставшись с обнажённым торсом.
Он бросил эту дрянь на диван, качнув головой, мол, фубляфунахер.
- Ну и вкусы у меня, - проговорил он, потом прокашлялся и скрестил руки под грудью. - Я помогу тебе. Потому что Морриган - хороший человек, что бы я там о нём не говорил тебе до этого. Это и я говорил, и не я. Не пытайся понять.
Юноша похлопал себя по карманам джинс и выудил пачку сигарет и зажигалку. Закурил, сев на подлокотник дивана.
- Но учти, - он указал на девушку сигаретой, - ты меня не встречала. И я не несу ответственности за то, что увижу я, за то, что увидишь ты и за твои поступки после. Не надо меня ни в чём обвинять и оперировать знакомством со мной. С любыми возможными последствиями - разбираешься сама. Договорились?

[icon]http://s018.radikal.ru/i500/1604/8f/a713aa7e2bf6.png[/icon][nick]Peter Gold[/nick][status]No one can be just like me anyway.[/status]

+1

17

Реакция Петуха вызвала у Кэйли очень бурные эмоции. Ах так! Значит рад, значит вот так вот! Зачем вообще ее отправили его искать?! Вот встанет и уйдет и сама справится. Не лезть, значит?! Ну уж нетушки, она своего отца не бросит – из под земли достанет всех фейблов и вытрясет у них любую информацию. Даже без этого наркомана!
Все подобие жалости у девушки сошло на нет, и она уже поднялась, как ее грубо схватили и притянули к себе. Кэйли вытаращилась на парня, который прижимал ее, держал крепко и смотрел в глаза. Он ее напугал. До чертиков, до дрожи в коленях напугал. Она даже не могла вымолвить и слова – просто стояла и мелко-мелко кивала, стараясь как можно дальше отстраниться, но куда там! И про изнасилование это он вообще к чему?! Да у нее даже мысли такой не промелькнуло, пока он не сказал! Кэйли дернулась, но все же пошла, краснея, бледнея и трясясь как листок на ветру. Ей резко поплохело, и, почему-то, в голову полезли мысли о том, как прекрасна была жизнь. И травка весной зеленеет, и фрукты в садах созревают и вообще…
Петух вел ее грубо, чуть ли не волоча. Кэйли пыталась успеть за ним, но постоянно путалась в юбке, спотыкалась и боялась, что в итоге пропорет носом весь пол, отобьет себе все плечи о стены. Сердце бешено скакало от настоящего ужаса, который завладел кихирет. Куда она ввязалась? Что он от нее хочет и зачем тащит?! Она не верещала, полностью забыв как говорить, пытаясь лишь не свалиться в очередной раз, когда юбка завернулась о ее ногу.
Ее впихнули в комнату, которая выглядела самым настоящим наркоманским притоном. Коленки у Кэйли дрожали, а она сама прижалась к стенке, испуганно смотря на Петуха – он больной наркоман! Мало ли что ему взбредет в голову? И вот бежать глупо, потому что, ну а вдруг поможет, потом она сама мужественно для себя решила, что пойдет на все – так что могла и ожидать подобного. И еще чего похуже. Кэйли казалась сейчас себе такой наивной и глупой, этакой облюбованной жизнью, и ее могли в любой момент раздавить, словно бабочку – проколоть иголкой и пришпилить к пробковой доске, где таким и место.
Но вот дальнейшие действа Петуха вызвали у Кэйли уже подобие интереса – он творил какую-то дикость, совершенно не логичную для обычного человека и для взгляда маленькой кихирет. Что он делает?! Девушка смотрела, как меняется его тело, как спадает налет наркоты, как парень преображается на глазах, меняется… Кэйли все сильнее прижималась к стене, боясь пошевелиться. Казалось, у нее голос пропал окончательно от происходящего. И как только этот новый некто сбросил рубашку, почему-то она снова с ужасом припомнила его слова по поводу насилия. Она моргнула, сильно сжав глаза, готовая кивать на любые высказывания этого существа. Да какой там! Она точно никому ничего не расскажет – смелости не хватит! Взгляд бегал по всей комнате, лишь бы не останавливаться на голом торсе. Что делать, что делать? А что тут сделаешь, если сама шагнула в пропасть?
Дальнейшие слова стали потихонечку собирать спокойствие Уорд по местам. Она все-таки взглянула на человека, который так сильно отличался теперь от предыдущей ипостаси. Она смотрела в лицо, боясь опустить взгляд ниже. Вот сумел-таки Петух одной лишь фразой перевернуть мысли девушки!
- Х… хорошо, - пробормотала Кэйли, а затем ляпнула, совершенно не подумав, - а вы кто?
Она даже не пыталась пошевелиться, боясь сделать лишнее движение. А вдруг это странное нечто тоже нестабильно и просто притворяется?
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-17 02:11:29)

+1

18

Петух усмехнулся.
- Золотой Петушок, кто ещё, - сообщил он, стряхнув пепел на столик. - Точнее... то, каким я, вроде как, должен быть, но больше не хочу и не могу. Слишком много мыслей и страданий, которые никому не нужны. Я сам себе не нужен, чего ждать от других, неправда ли?
Молодой человек по-доброму улыбнулся, склонив голову чуть набок.
- Поэтому не надо никому лишнему говорить о том, каков я на самом деле. Они знают того меня и этого им должно быть более чем достаточно. Если я захочу кому-то показаться - покажусь. Но никак иначе. Вот и вся история.
Питер потёр лоб и тяжело вздохнул. Юноша чувствовал себя очень странно, явившись перед незнакомкой в таком виде, но он, вот настоящий он, пока ещё не мог пройти мимо чужих страданий такого толка: потеря родителя, незнание что делать, готовность ввязаться в сомнительную авантюру ради кого-то... Это трогало его. Когда-то он тоже был способен на такие добродетельные штуки и был таким же хорошим по ауре и разуму, как кихирет перед ним... сколько же уже времени прошло с тех пор? Петух забавы ради хотел бы посчитать, но не стал. Надо поскорее избавиться от такого рода мыслей. Точнее, поскорее вернуться к своему стандартному амплуа.
- Ну что же... Царствуй лёжа на боку и всё такое, - он затушил сигарету о стол и встал с подлокотника, подойдя к девушке и положив одну руку ей на плечо, а другой убрав прядь её волос за ухо. - Смотри мне в глаза. И ничего не бойся.
Юноша улыбнулся ей снова. Когда он улыбался, он был и правда довольно... милым, что ли. Кэйли чем-то напомнила ему о прошлом и это болезненно сжало желудок. Она была того же роста даже. Той же комплекции. Глаза вот другие, да. Но а так... Очень похожа. Внешне. Но, конечно же, это совсем не то. Его глаза затянуло фиолетово-чёрной пеленой и он шире раскрыл их. Его вторая рука так же легла на плечо девушки и он нагнулся к ней ближе.
- Ку-ка-ре-ку, - хохотнул Петух и мир вокруг резко потерял всё, что делало его миром.
Словно кто-то взял и выключил разом всё. Запах, температуру, изображение, звук. Сплошная чернота и вакуум. Даже дышать будто нечем. Только она и Питер, стоящие близко друг к другу. Его глаза в тьме, которая разрушала его изнутри, но которая была ему родной. Это продолжалось ещё минуту, две. Очень долго, но и мало, вроде как. Он искал. Будто бы его здесь не было, будто бы он уплыл куда-то. Пелена исчезла и он выдохнул и резко задышал. Пространство вокруг зарябило помехами, точно сломанный телевизор, но изображение стало всё же проявляться. Сначала дорога. Потом указатель "Гэри, Город столетия" и этот указатель ветшал с огромной скоростью. Образ города, который из цветущего сталелитейного городка обращался городом-призраком. Уезжающие люди. Пустота. Ночные улицы, на которых никого нет, вот даже перестал валить дым из трубы завода. В кинотеатре сломанные кресла. Ночь меняется днём, день ночью и вот уже по улице ночного города идёт знакомый Кэйли даже со спины силуэт, держащийся за голову, но не поворачивающийся лицом. Его одежда разорвана, он скулит почти нечеловечески, а потом картинка растворяется...
Петух убрал ладони с плеч Кэйли.
- Гэри, штат Индиана, - на выдохе сказал Петух, утирая и размазывая по лицу кровь из носа, болезненно щурясь, и, пошатнувшись, плюхнулся на диван. - Ищи там. Больше сказать не могу. Не знаю что там именно, но... дальше просто пустота. Если он жив, то... скорее всего, это магия. Заслоняющая разум. Чтоб его нельзя было так найти. Я потратил всё, я дальше не смог узнать. Прости, девочка.
Он запрокинул голову назад и приложил ладонь ко лбу.
- Это всё.

[icon]http://funkyimg.com/i/2PKhv.png[/icon][nick]Peter Gold[/nick][status]Недолговечное сияние чистого разума[/status]

+1

19

Вот так вот просто… признаваться в своей ненужности перед собой. Кэйли вздрогнула, словно сбрасывая страх с плеч. Что же должно было произойти, чтобы вот такое вот поломаться? Вот так вот загнать себя в пропасть, в свой личный ад, где тебе комфортно и хорошо. Методично разрушать себя, и даже не стараться склеивать по кусочкам душу. Страх отступал, располагающее поведение фэйбла этому только способствовало. Сильный контраст на самом деле потряс кихирет, которой так и не стали пока привычны магические, мистические проявления мира.
- Я никому не скажу, - прошептала Кэйли, делая шаг вперед, расправляя плечи и внимательно смотря на Петуха. Она решила, что если бы тот хотел зла – давно бы совершил, так что… парень поднялся, шагнул к ней, сокращая расстояние. Кихирет глядела в его глаза, слегка улыбнулась, словно говоря, я тебе доверюсь. Вот так просто, но доверюсь. Она не отводила взгляда, словно утопая в темных омутах. Вздрогнула, когда он прикоснулся к ней. Действия такие противоположные тому, другому образу. Кэйли аккуратно, нерешительно обхватила юношу за предплечья, не смея отвернуться. Да и не хотелось. Черные пропасти, темные материи… мир рухнул внезапно, растворился, исчез, оставляя их двоих. Пальцы сжали руки фейбла, глаза расширились, дышать стало тяжело, практически невозможно. Только и оставалось, что утопать, держаться за парня, как за соломинку. Сколько прошло времени? Сколько так они стояли? Кэйли показалось, что всю вечность. Вечность смотреть в бездну, смотреть, ужасаться той тьме, что окутывала их, держаться ближе к Петуху, потому что он единственный островок спасения.
А потом снова все резко поменялось. Дороги, очертания, надписи – Кэйли всматривалась, уже крепко-крепко держа парня, сама готовая окунуться по полной. Пустой город, спина отца, такого беззащитного, одинокого…
- Папа! – крикнула Кэйли, словно это могло что-то изменить, - папа! Па…
Все отступило, ушло вместе с прикосновениями фейбла, а Кэйли трясло. Трясло настолько сильно, что ей пришлось обхватывать себя руками, словно в лихорадке.
- Что с ним… - шептала она, в ужасе оглядываясь, будто слепая. Мысли еще витали рядом с Джеймсом, только мозг уловил название города и штата. Девушка моргнула, снова смотря на Петушка. Кажется, тому стало очень плохо. Кихирет была ему сейчас действительно благодарна, то, что он сделал…
- Спасибо, - сказала она, подходя к юноше, присаживаясь рядом и не зная, что бы такого сделать. Как дать понять, что он очень сильно ей помог. она в нерешительности подняла руку, задержала, но потом поднесла к его лицу, стирая кровь, - как мне тебя отблагодарить? То, что ты сделал… подарил надежду и знание.
Она говорила вкрадчиво, осторожно, горько, но искренне. Отец жив, не смотря на состояние, он жив! Его можно найти и она даже знает теперь где. И помог ей в этом Золотой Петушок, странное существо, которое могло просто отмахнуться, пройти мимо и не впускать в себя тьму. Почему-то девушке казалось, что подобное действо далось ему нелегко. Совсем не легко. 

[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

+1

20

- Надежда и знания - пустой звук, девочка, - усмехнулся Пит, повернув к ней голову. - С другой стороны, хорошо, что ты в это веришь...хорошо, что тебе это помогает. Благодарить меня не за что.
Он аккуратно взял запястье девушки и отвёл её руку от себя, заглянув уже в глаза Уорд. В его тёмных глазах не было и капли жизни. Был разум, бесспорно, но никаких эмоций, никакого света, никаких желаний. "Пациент скорее мёртв, чем жив." Он не выпустил её запястье, огладил её кожу большим пальцем. Какое-то механическое движение, лишённое смысла, но не какой-то призрачной нежности. Юноша посмотрел на её тонкие изящные пальчики, чуть дёрнув уголками губ вверх, а затем убрал руку и тряхнул головой.
- Иди, девочка. Иди, хорошая. У тебя дело большое, - Голд как-то медленно покивал, подтверждая свои слова, - дааа, большое дело.
Зябко поёжившись, он встал и прошёл опять в ванную. Взял банный халат и укутался в него, обхватив себя руками и нахмурившись. Кровь, вроде как, остановилась, но умываться он не стал: у него не было здесь и сейчас претензий на приятный внешний вид, это не меняло ровным счётом ничего. Он медленно вернулся на диван, сел с ногами, подтянув колени к груди и водрузив подбородок в ложбинку между острыми и худыми коленями. 
- Голова гудит. Наверное, к дождю, - он коротко и пусто улыбнулся, глядя перед собой. - Всё будет, как будет. У тебя много развилок, много будущих, много вариантов. Оставаться здесь - бессмысленный вариант. Уходи и закрой дверь. Выпей за счастье, как будет время.
Петух устало прикрыл глаза. Какая же трогательная девушка, какое большое сердце, какая тёплая. Столько судеб, столько вариантов. Опять, снова, смотря чужое будущее, он не видел своё, не знал, что делать и что говорить уже, да и не хотел он её больше видеть. Это как цветок осредь асфальта: так же нелепо и неправильно. Лишь безнадёжные романтики этим восторгаются, реалисты понимают, что его растопчут. Вот он этот асфальт, а она цветок. Ей нечего здесь делать. Слушать его нытьё? Смотреть, как ему пусто и больно? Ощущать, как он беспомощен и дальше? Нет, не стоит, нет в том толку.
- Мне нужно отдохнуть, девочка.

[icon]http://funkyimg.com/i/2PKhv.png[/icon][nick]Peter Gold[/nick][status]Недолговечное сияние чистого разума[/status]

+1

21

Вот так просто, так просто сидеть и смотреть, как существо рядом с тобой мертво. Нет, оно ходит, дышит, даже разговаривает, но от него веет той темнотой, абсолютной смертью. Девушка прочувствовала на себе эти мертвые прикосновения, механические движения, обласканные смертью слова. И в тоже время взгляд все равно ищет это где-то, где теплилось еще что-то живое. А, может, показалось. Она не встала, пригвождённая той пустотой, исходящей от фейбла. Взгляд замер, а сердце остановилось испуганной птичкой – что произошло с существом, что убило в нем даже малейший признак жизни? Кэйли была поражена, настолько близко сталкиваться с живыми трупами ей не приходилось. Она наблюдала как Петух ушел и вернулся в халате, как бессмысленны, и в тоже время нет, его движения. Возможно, ли вообще таких существ реанимировать? Уорд не знала ответа на такой важный вопрос – слишком молода, слишком мало всего видела. Она не ошиблась в том, что ее жизнь, по сравнению с этим вот парнем, была сахаром. да, были смерти, потери, но… фейбл не казался тряпкой, не казался он тем, кто сломается от легкого дуновения. Нет, что-то такое подсказывало кихирет, что он пережил нечто максимально болезненное.
«Значит, он видел будущее?» - отрешенно размышляла Уорд. Она боялась пошевелиться, какое-то оцепенение захватило ее, когда с губ начали литься слова:
- Ты помог мне. Просто так, без какой либо выгоды для себя, - тихая речь, - я не забуду тебя. Никому не скажу, что видела, что ты сделал, если ты так хочешь. Я надеюсь… надеюсь, что наши дорожки пересекутся и встреча эта будет тебе полезна. Я отдам свой долг тебе за эту помощь. Потому что так надо – я это ощущаю.
Она помолчала, просто не могла резко встать и покинуть это место, как бы не хотел тот, кто существовал, но не жил. Затем, осторожно повернулась к фейблу, сказав:
- Я выпью за тебя, за то, что ты не прошел мимо и все-таки не выкинул из-за стола ту, кого даже не знаешь. Я выпью за тебя… - и все же она поднялась. На сердце было тяжело, противно ныло и что-то рвалось. Возможно, сейчас она совершает одну из самых грандиозных ошибок, которая еще напомнит о себе. Возможно, то, что она выходит, напоследок оборачиваясь и печально шепча:
- Спасибо, - не раз придет сожалением к ней в голову. Может быть, она не раз упрекнет себя в том, что ничего не сделала. Скорее всего позже к ней придет осознание, варианты решений. Возможно…
Но сейчас Кэйли считала, что не имеет права навязывать себя тому, кто открыто сказал ей – иди. Сейчас ее волновал отец, одиноко бредущий в мертвом городе. Нет, она решила, что как только найдет Джеймса, она вернется и поблагодарит того, кто ей помог. Сейчас она ничего не могла сделать больше.
Дверь тихо-тихо закрылась за кихирет, а шаги все глуше раздавались, унося Кэйли прочь. На душе было погано, мерзко и противно, но она даже не представляла сейчас, что могла бы она сделать для того, кто мертв изнутри. И это ее подкосило.
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

+1

22

Часть III

Спустя неделю Кэйли оказалась у заветного покосившегося "Гэри. Город Столетия". Солнце здесь казалось каким-то неприветливым, холодным, может статься даже лишним: оно лишь подчёркивало одиночество и пустоту этого города. Опустевшие дома глядели на некогда полные жизни улицы, кругом не было никого, даже животных. Люди уехали отсюда после окончательного разорения местного сталелитейного предприятия, побросав никому ненужную недвижимость. Шаги Кэйли тревожили только воздух, раздаваясь по пространству, казалось, даже видимыми звуковыми волнами, точно рябь по воде.
Что мог делать здесь Джеймс? Кто знает. Гэри скрывал ответ на этот вопрос, возвышаясь над маленькой кихирет заброшенной церковью, от которой не было ауры святости, кинотеатром, который ничего уже и никогда не покажет, пустыми прилавками магазинов, пустыми домами...
Кстати о церкви.
Из неё вышел человек.
Ну, по крайней мере, он был похож на человека. Молодой человек, достаточно высокий - в районе 180 см, темноволосый и разноглазый, приятный на вид и опрятный. Он, в своей задумчивости, не увидел Кэйли, сразу пошёл вперёд по улице в том же направлении, что и Кэйли. Он был одет в какое-то подобие чёрной мантии из трикотажа, очень чистую белую футболку, чёрные джинсы и чёрные ботинки. Он изучающе останавливался перед домами, напряжённо вглядываясь в темноту окон, будто бы тоже кого-то или что-то искал. Всадник Апокалипсиса, Смерть, к вашим, так сказать, услугам. Он не фонил какой-то там пафосной энергией, от него не исходил никакой запах, он даже не вызывал страха и не нагонял никакой тревоги своим присутствием. Точно тень, только живая. Он остановился перед одним из домов и повернулся к нему лицом...и вот тогда и заметил Кэйли.
Он повернул к ней голову и спокойно окинул её взором, издалека. Он не приближался и ничего не говорил. Просто смотрел. При нём не было вещей, не было оружия. Ровным счётом ничего. Его глаза заинтересованно сощурились и Смерть чуть вскинул подбородок вверх, будто рассматривая девчушку сверху вниз, пусть и издали. Его светлый глаз, при том, оставался без движения, как стеклянный. Смерть сложил руки на груди, склонив голову набок и вопросительно изогнув одну бровь, будто готовясь девушку отчитать, но он молчал. Над церковью взметнулись вороны, точно потревоженные чем-то. Он глянул в ту сторону, впрочем, без особого интереса, а потом поманил девушку к себе пальцем... и вот тут она почувствовала очень странную энергию. Похожую на... похожую на смерть, как ещё сказать? Он будто бы специально после этого жеста дал ей её порцию, сдавливающую горло, будто побуждающую закричать и заплакать, потому что смерть никогда не была так близко...и никогда не была настолько чужой. Никому не принадлежащей, но от того не менее ощутимой. Его губы расплылись в широкой, добродушной улыбке и он свёл брови, сложив ладони в молебном жесте.
- Не бойся, прошу, - попросил он как-то мелодично и приветливо, - я не враг тебе.
Смерть пожал плечами.
- По крайней мере, не собираюсь им быть сейчас.


[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+1

23

Тишина окутывала этот город. Город пустых улиц, зданий, мыслей. Тишина здесь ощущалась на физическом уровне, давила на уши, вползала в самое нутро.
Но сейчас тишину нарушали шаги – Кэйли отыскала этот пустой мертвый город, брела мимо домов, покинутых, брошенных. Где-то впереди маячила церковь, такая же покинутая, как и все вокруг.
Кэйли шла мимо магазинов, окон, стен… Ей было настолько неуютно, настолько страшно, что шагала она осторожно, будто крадучись. Озиралась по сторонам, куталась в одежды, постоянно искала глазами отца. Как он мог тут оказаться? Что он делал в этом месте? Сердце сдавила печаль и ужас от тех картин, что показал ей фейбл. Она должна найти Джеймса, поэтому и бредет по городу, пустынным улицам.
Сначала она не увидела фигуры вышедшей из церкви неподалеку, смотрела в другую сторону, но лишь повернула голову, как поняла – она здесь не одна. Уорд замерла, не в силах пошевелиться, всматриваясь и понимая – это не Джеймс. Тогда кто? Совершенно обычный парень на первый взгляд, вот только что он делал в этом пустом городе? Девушка замедлилась – ей вдруг захотелось стать невидимкой, исчезнуть. Ее вроде не замечали, но как оказалось, до поры до времени. Незнакомец обернулся и посмотрел пристально на нее. Кэйли вздрогнула, неуверенно наклонила голову, сделала шаг назад. Где-то вспорхнули птицы, в такой тишине прозвучавшие раскатами грома. А следом и человек поманил ее. Вот только… человек ли?
Вихрь тлена и пустоты накрыл девушку с головой, что-то холодное, отстранено далекое и близкое одновременно. Сладковатый запах гнили, плач родственников по умершему, белый свет лампы, вой медицинских сирен. Кейли поняла, кто перед нею, но под ощущениями согнулась пополам, прижимая ладони ко рту, расширив от ужаса глаза. Она знала, что когда-нибудь день наступит и она встретит ее… его. Что вообще-то она является его, хм, глашатаем? Несет его весть. Но она страшилась встречи, гадала, как это будет, хотя не осознавала насколько близко он может пройти. Девушка кое-как, пошатываясь, побрела к Смерти, чуть ли не цепляясь руками за стены.
Когда же подошла, ошарашено смотрела на самого Смерть – словно обухом ей по голове дали. И как же он повел себя? Словно милейший юноша, будто хороший знакомый… а ведь именно таким он и должен был бы стать для кихирет – знакомым, чью волю она передает своим близким. И если первая фраза прозвучала миролюбиво, то вторая…
- Значит, потом все может измениться? – прошептала Кэйли, убирая руки ото рта и обхватывая себя. Вопросов было много в голове, но пока она была слишком пришиблена самим осознанием встречи.
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-02-21 10:51:15)

+1

24

Смерть улыбнулся только шире. Её испуг он заприметил, но по-первости не стал на нём акцентировать внимание, решив всё же дать ответ на её тонюсенький и миленький вопрос.
- Кто знает? - он пожал плечами. - Одни принимают смерть как избавление, другие - как наказание, одним она приносит удовлетворение, иным - страдание. Со мной у каждого свои отношения... хотя я, во-первых, с ними не отношаюсь, а во-вторых я - лишь персонификация процесса, который происходит сам по себе везде и всюду. Некоторые даже называют саму жизнь - умиранием...Я - Всадник Апокалипсиса.
Он сделал паузу, махнул рукой и подмигнул девушке, как будто говорил о чём-то банальном и будничном.
- Не переживай, он-то ещё не ско-о-оро, - протянул Всадник, окинув девушку взглядом одного глаза, - стало быть, одна из тех, что чует тонкие вибрации предстоящей гибели. Дивно, люблю Творца за его чувство юмора и чувство прекрасного. Последнего в тебе хоть отбавляй.
Молодой человек приобнял кихирет одной рукой и склонился к её лицу. Его аура отключилась, он перестал чем-либо "фонить". Смерть был дружелюбен и расположен к ней и пугать её явно не очень-то хотел, хотя и напугал. Можно было сказать, что он, пожалуй, пытался, вроде как, исправить положение.
- Что же ты здесь делаешь, моя Ипомея? - проворковал он, чуть вскинув брови. - Неужели тебе не страшно бродить одной по таким местам? Бессмертие твоё условно, но всё же близко к реальному, но нет ничего хуже, чем искалеченная ударами судьбы вечная жизнь. Кое-что я об этом уже знаю.
Он коснулся кончика её носа указательным пальцем и отпрянул, отряхнувшись. Что-то было в нём показательно-щегольское, говорившее о его неплохом расположении духа. Ему-то бояться точно нечего, да и вообще атмосферка города-призрака для него что Диснейленд для ребёнка, пускающего слюни на Микки Мауса, хоть он в неё, в своём облике, и не вписывался от слова "вообще". Всадник понимал, что его внешний вид, в общем и целом, напоминает скорее безобидного официанта или парнишку-неформала в эти годы, понимал и что "застрял" в нём уже очень надолго, хоть и мог измениться, при большом желании, но он как-то не горел желанием расставаться с этим миловидным личиком. Что тут скажешь, у творений, близких к демиургам, свои причуды, не так ли?
- Здесь бродил отголосок одной не очень хорошей сути, которую я ищу по просьбе своего близкого друга. Ты от неё чиста, благо, - он заглянул Кэйли в глаза, став каким-то, вроде бы даже, серьёзным. - Мой тебе совет, Ипомея: никогда не води дружбу с богами. Решать их проблемы - совершенно не потешно. Вечно что ни проблема, так угроза всему миру и вечной всеобъемлющей любви. А ещё половина богов - старые кошёлки, с которыми даже на танцы-то не сходишь и песню не споёшь.  А если и споёшь, то всё какое-то забытое и беспонтовое старьё... Но друга своего я люблю большой смертельной любовью.
Он хохотнул, положа руку на сердце.
- Не подумай, я без задних мыслей, - заверил он, - так вот, к чему я это всё. Коль здесь тебе что-то надо, давай-ка ты будешь поблизости. Быть может, что ты, что я, найдём то, что ищем, быть может, хоть компанией моей потом похвалишься своим подружкам... если поверят, конечно.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+1

25

Улыбка Смерти. Кто бы мог подумать, что она может быть приветливой, доброй? Но именно такой она и была, пока он говорил о правде жизни и бытия. Смерть может быть избавлением, а может… Кэйли выдохнула, пытаясь совладать с эмоциями – перемешались страх, изумление, любопытство и даже надежда. Так значит, есть и другие Всадники. Кэйли сглотнула, тряхнув головой, и выдавила:
- Очень приятно познакомиться, - правда прозвучало это как-то сдавленно, просто Уорд действительно была слишком пришиблена встречей. А уж когда такая сущность ведет себя максимально дружелюбно, начинаешь как-то потихоньку по-другому смотреть на вещи. И привыкнуть к подобному нелегко. Она сначала не поняла, о ком говорил юноша Смерть, но потом дошло. Хм, это обнадеживало, потому что как-то грустно было думать, что конец всему близок. Он неизбежен, наверняка, но не так вот с потолка упасть же. Встреча без подготовки, без каких-либо предзнаменований… впрочем, а разве со Смертью по-другому встречаются? Хотя, если учесть, что Кэйли существует, то порой к этой встрече даже готовы. Комплимент, прозвучавший из его уст заставил девушку покраснеть. Она и так не особо умела принимать комплименты, а тут от от самой Смерти… невольно вспоминаешь стихи Бодлера. Пальцы прикоснулись к кихирет, а она растерянно посмотрела на парня. Парень! Да разве ж можно так называть Смерть? Словно соседа с улицы. Вот глупость то.
От него не исходило больше той энергетики тлена, да и сам явно пытался быть дружелюбным. Это как смущало, так заставляло немного успокоиться.
- Прости… те, что я молчу, - пробормотала Кэйли, - немного надо прийти в себя, чтобы осознать…
Ей на самом деле надо бы времени побольше, но кто ж будет ждать?
- Я ищу отца, - вскинула она голову, заглядывая Смерти в глаза, - Джеймс Морриган. Его.. его видели здесь.
Да, кажется кихирет понимала о том, что говорил смерть. Примерно неделю назад она столкнулась с подобным бессмертным. Сломленным и мертвым изнутри. Что ж, этот город не такой простой, и скорее всего опасный. Ну, учитывая состояние Джеймса, которое видела сама Кэйли, это не было открытием.
Поведение Всадника сбивало с толку, заставляло забывать, что перед ней вообще-то он САМ. Да и выглядел он максимально не похожим на любые каноничные изображения. Девушка глубоко вздохнула, решив, что будет держаться вежливо, но стараться не сильно акцентировать свое внимание на том, с кем конкретно она говорит. Так спокойнее, хотя бы в общении. Наверное. Слова о том, кто бродит тут, заставили кихирет поежиться. Если уж Смерть ведет речь об опасности, стоит прислушаться.
- Хорошо, - кивнула Кэйли, заправляя за ухо прядь, - я постараюсь держаться рядом. Ты… вы правы.
Как же растеряна была сейчас девушка, не зная как реагировать на такого общительного Всадника. А еще в душе поселилась надежда, что она все же сможет найти отца. Чем не шутит мироздание? Вон, Смерть встретила и пока жива… Нервно хихикнула, резко покосившись на юношу, пробормотав:
- Извините, просто думаю, что мои слова воспримут как начало какой-нибудь баллады или песни… простите, - она все равно не знала как себя вести, потому что, любое поведение может быть лишь личиной. И стоит сделать неверный шаг – а Смерть вот он, рядышком стоит. Улыбается и дает советы.
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

+1

26

Смерть с улыбкой наблюдал за кихирет, молчал. Юноша будто был какой-то восковой фигурой, рисунком, неподвижной статуей. Он действительно не просто не двигался, движение в нём будто замерло. Казалось, что он остановился здесь в пространстве и времени, не моргая, не дыша, не дёрнув ни одной мышцей на лице. Всадник перестал улыбаться только на её последнем вопросе и, чуть погладив девушку по спине и подтолкнув её вперёд, сдвинулся с места, идя с ней рядом, но чуть впереди.
Он уже знал, какая участь постигла Джеймса Морригана. Едва его имя сорвалось с губ Кэйли, его глаз уже поглядел туда, откуда нет возврата, поглядел туда, откуда, вернувшись, не будешь прежним и туда, где есть всё, что можно только узнать. Потому и замер тогда. Жаль, но девушке он решил ничего не говорить. Быть может, однажды, она лучше пусть сама узнает, а может оставит поиски и забудет, смирившись. Да, Морриган не умер. Возможно, Морриган вообще не умрёт никогда, если только Смерти самому на глаза не попадётся со своими новыми друзьями, аль ещё каким смельчакам, которые любят лазать, где не просят. Если он встретит Аменхотепа, а, вероятно, встретит, то тогда шансов выжить у него будет поболе. Как ни крути, но Первый, всё же, действительно умён, опытен и знает, что делать с теми, кто угрожает его народу. Интересно, как давно они отсюда ушли и куда? Впрочем, Смерть давно перестал их разыскивать. Одно гнездо разворошишь - узнаешь только где ещё целая куча. Он теперь искал только Аменхотепа и их Мать. К последней у него вообще много вопросов накопилось. Неслыханная дерзость: свою же детвору бросить на произвол судьбы... Но, сейчас он ищет другое. Он ищет следы Отца и тех, кто знал его...в "лучшие времена". Сейчас, насколько уже стало известно Смерти, Отец не очень-то был в форме, но пока понятия не имел почему точно. Астральные сущности вечно несут всякую чепуху.
- Можешь говорить как тебе вздумается, Ипомея, - Смерть ласково поглядел на девушку, - ты есть дивное создание, что несёт в себе часть моего наследия. И ты прекрасна. Мне жаль, что я не могу тебе помочь. Видишь ли... Я как Иисус с картинки. Спускаюсь только для того, чтобы сказать, что я очень...очень-очень занятой человек.
Всадник огляделся, тяжело вздохнув и покачав головой, сводя брови.
- Всегда подобные места меня вгоняют в тоску. Ты знаешь, столько всего... было разрушено, уничтожено, стёрто. А когда-то здесь кипела жизнь, - он пожал плечами, - назови меня безнадёжным романтиком, но мне так нравятся полные жизни места, где все... бегают, точно муравьишки, вот как. И у всех этих муравьишек ворох мечт, проблем, тайн. Так завораживает.
Смерть повернулся к своей собеседнице. Его взгляд опять прошёлся по ней, подмечая её красоту. Длинные локоны, дивные черты лица, живой взгляд, очаровательно женственную фигуру, бархат кожи. Всадник представлял сразу многое из спектра его развлечений: от жёстких актов насилия до нежных касаний кончиками пальцев, от кровавых сублимаций секса ножом в женский живот до поцелуев, дразнящих и вызывающих, скользящих по плечам и тонкой линии ключиц. Ипомея годилась для второго, она не кусок мяса. Прекрасная дева. Возможно, однажды, он покорит её, если у них обоих будут подходящие обстоятельства.
- Ты не так давно кихирет, не правда ли? - он отвернулся, продолжая идти вперёд и смотреть по сторонам, выискивая нужное ему место. - Долгое же тебе существование предстоит, в перспективе... Как на счёт и долгой жизни?
Короткий взгляд на девушку и опять улыбка. Снова отвёл.
- Жизнь, как я уже намекал в своих речах, может закончиться гораздо раньше, чем существование, - он остановился перед очередным пустым домом и задумчиво уставился в окна, обоими своими глазами, - тупое и бессмысленное. Мой друг был к нему близок, знаешь ли. Так занятно наблюдать, как пустота внутри него наполняется, а он и сам не знает, что с этим делать, пытается остановить это, потому что с пустотой внутри гораздо проще. Она не заставляет тебя ни к чему стремиться, она не мучает тебя ночами, она не рвёт тебя на куски. Она просто растёт и всё туда и проваливается. Знаешь, что остановило его умирание, Ипомея?
Смерть повернулся к кихирет.
- Есть версии? Кстати, сразу скажу - моё участие в процессе минимально. Я всего лишь задавал ему вопросы. Иногда это гораздо полезнее советов.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+1

27

Как вы себя чувствуете, когда знаете, что рядом с вами Смерть? Вы испуганы, находитесь в ненависти или тоскуете? Или вам это безразлично? Кэйли ощущала себя странно – она, почему-то, не боялась юноши, Всадника на бледном коне. Но, наверное, стоило. Или все же нет?
Он вел себя галантно, подталкивая ее. Кэйли шла, украдкой бросая взгляд и отмечая, насколько невероятны превратности вселенной.
- Хорошо, - пробормотала она на разрешение свободы слова, но саму себя перестраивать сложно. Как сложно не зацикливаться на том, что перед ней существо, возможно, старше, чем вся жизнь. Хотя тут скорее как с курицей и яйцом… - я не надеялась на твою помощь, я понимаю…
Она не надеялась здесь вообще кого бы то ни было встретить, что уж говорить о самом Смерти. Да у нее даже в мыслях не было его о чем-то просить! Достаточно того, что он с ней говорит, ведет вежливые беседы. Кто она такая, что бы отнимать время у вечных? И как же странно слышать комплименты из его уст. Девушка не считала себя прекрасной, не считала, что какая-то особенная, и если бы не переживания за отца, она бы совсем стушевалась, слушая речи Всадника.
Кэйли немного втянула голову в плечи, периодически поглядывая на парня снизу вверх. Пожалуй, кто как ни Смерть может рассуждать о жизни? Кихирет любила жизнь и понимала его в этом.
- Я люблю… такие места, - совсем смутилась девушка, понимая, что речь Смерти полностью отображает ее видение, - когда птицы вьют гнезда на деревьях, когда ветер касается щек и дети играют в парках…
Она, кажется, все больше начала краснеть, осознавая, что говорит глупости. Ну, право слово, разве она могла сказать что-то новое тому, кто видел все? Тому, кто является одним из главных составляющих мироздания. Девушка чувствовала себя ужасно мелкой, какой-то незначительной песчинкой в картине мира. Таковой и была. Она просто глупая кихирет, которая пытается найти своего отца.
- Я… мало что знаю в жизни и... вообще, - немного виновато произнесла Уорд, начав перебирать свои волосы, - но… я понимаю, о чем речь. И да, я недавно стала иной. Поэтому, прости, наверное, я еще мыслю человеческими стандартами. Но… я не хочу думать иначе. Даже люди порой не живут, а лишь существуют. Я видела таких… в доме престарелых. Брошенные, никому не нужные и ждущие Сме.. тебя. Ох, да ты ведь все равно лучше это знаешь, чем я. Прости мою глупость.
Пожалуй, именно сейчас Кэйли себя чувствовала жалкой – словно ты рассказываешь профессиональному дегустатору о том, какое вкусное это вино, и как с него не болит голова. Глупо же! И как-то неубедительно, наивно.
А еще вот что можно ожидать от того, кто совсем по иному мыслит в связи со своей сущностью? Для него, наверное, действительно все забавно, странно, мелочно… для Кэйли все пока было важно. Ей задали вопрос, а она вспомнила ту пустоту, которая владела Петухом. Она была страшной, пугающей, от нее веяло безысходностью и страхом. Интересно, он говорил об их общем знакомом или это просто такое же совпадение как и встреча? И тут промелькнула мысль о том, что Смерть и совпадения не очень-то совместимы. А может как раз наоборот, нет никакого смысла и все вокруг череда случайных событий. Кэйли мотнула головой, отгоняя набежавшие мысли. Минуту она стояла рядом с парнем, задумавшись, словно завороженная глядя на него:
- Не знаю… не уверена… - начала девушка, а потом все-таки сказала. - Надежда? Надежда, что не все кончено, что есть что-то другое… хотя, скорее это мои наивные мысли.
Она грустно вздохнула, понимая, что эти слова кажутся слишком возвышенными, слишком пафосными, что ли. Но ведь именно надежда привела ее в этот город. Вера, что она сможет найти Джеймса. Но ведь нельзя все мерить по себе. Она огляделась в той самой надежде, что может мелькнет где-то рука, плечо, может отец все-таки рядом.
- Или цель… новая цель, которая окрасила смыслом сущность… или месть.
Кэйли помрачнела – ей категорически не нравилось то, что она говорила, но и месть порой держит на плаву. Многих ведь держит. Желание отомстить за семью, желание отомстить за себя…
- Наверное, я слишком глупая, - пробормотала Кэйли, потупившись, - вот, даже беседу поддержать не могу, говоря какие-то очевидные и слишком общие мысли.
Это действительно расстраивало девушку, заставляя задуматься, насколько она в итоге сможет понять все вокруг, сможет ли достичь своей цели, если даже ее ответы кажутся ей детскими и какими-то слишком романтизированными.
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-03-01 18:17:26)

+1

28

Смерть закатил глаза и покачал головой, посмеиваясь, а потом посмотрел на свою собеседницу. В его взгляде читалась какая-то снисходительность, свойственная родителю, который услышал милую глупость от своего ребёнка.
- Глупо бояться сказать глупость и остаться с нею в голове, моя Ипомея, - Смерть щёлкнул её по носу. - Твои версии неплохие и, в какой-то степени, правдоподобны.
Юноша провёл ладонью по её щеке, ласково, после - поднимая её лицо за подбородок так, чтоб она смотрела в его глаза. Он всё ещё не лез в неё своим особым зрением, не хотел пугать. Она ещё совсем юна для таких неприятных ощущений, расплачется, убежит, потеряется, ищи её тут потом. Всадник тихонько хмыкнул, став серьёзно-спокойным. В его взгляде промелькнул холодок.
- Я что, похож на того, кто будет звать тебя глупой и недооценивать, обижать, только потому, что ты слабее, а я, вроде как, что-то близкое к самому Творцу? Я могу быть таким, если это то, чего тебе хочется и если это то, чего ты ожидаешь. Я, можно сказать, не люблю не оправдывать ожиданий, но... - он вскинул вверх указательный палец своей свободной руки, на которой блеснули три его перстня, цвета которых недвусмысленно возвращали к цветам коней его знаменитых братьев. - ... не то чтоб я хотел быть для тебя злым и нехорошим или вонять здесь своей тяжёлой и гнетущей аурой. Мне кажется, это немного лишнее для девочки, которая ищет папу.
Он выпустил её лицо и снова заулыбался. Он кивнул ей на дорогу, мол, нам дальше.
- Надежду легко утратить, она конечна, как и вера. Либо она оправдывается и ты чувствуешь себя лучше и растёшь, либо нет и тебе только хуже. Месть - тоже конечна, как и любая цель. Бесконечна, как ни смешно, прежде всего, любовь. Творец ещё так придумал. Мол, "Бог есть любовь". Слышала поди, - он махнул рукой в воздухе, по сути, на библейское высказывание, с лёгкостью и простотой, которые можно было вполне счесть за богохульство. - Любовь не имеет конца, потому что любовь - это не только чувство между мужчиной и женщиной. Это более всеобъемлющее чувство, более сложное, более многогранное и удивительное. Любить можно себя, можно других, можно любить деревья, можно любить весь мир. И именно она, как правило, заполняет пустоты. Заканчивается ли любовь после смерти человека? Нет... и тем любовь и опасна. Она может и создать эту пустоту, обращаясь туда, где ничего уже нет. Настоящая любовь, разумеется. Она создаёт цели, бесконечное их множество, а то и сладость безделья... Конечно, некоторые склонны называть всё, о чём я говорил, как о любви, другими терминами, но я предпочитаю этот, по крайней мере, в общении с милыми девушками. Для более чёрствых товарищей подойдёт что-нибудь более... крутое, знаешь.
Он хохотнул и начал водить руками в воздухе, как заправский театрал, комично сведя брови:
- Жажда. Голод. Война. Болезнь. Вера. Жизнь...
Смерть остановился и резко свернул к одному из домов, взяв свою спутницу под руку и ведя её туда же. Он двигался уверенно, зная, вероятно, что в этом доме они что-то найдут.
- По факту, я могу весьма помпезно расписывать почему тот или иной термин подойдёт к определению любви и как это всё связано, но ты решишь, что я совсем зануда. Поэтому пускай будет любовь, - Смерть подмигнул кихирет и отпустил её, чтобы открыть дверь.
Надо сказать, он просто дёрнул её на себя и, видимо, перестарался: он снял её с петель. Юноша вздохнул, отставляя её в сторону. Его собственная физическая сила и коррозия металла - несовместимые вещи. Всадник посмотрел в полумрак покинутого людьми дома и чуть выставил руку перед Кэйли.
- Не иди первой, - спокойно попросил он, делая шаг вперёд. - Держись за моей спиной, хорошо? Если услышишь что-то или почувствуешь что-то необычное - сразу скажи мне.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+1

29

Ну вот, даже Смерть смеется над Кэйли! Стало немного обидно, и девушка вскинула голову, натыкаясь на взгляд полный снисхождения. Ну да, вот она, маленькая глупая девчонка – младенец, по сравнению с ним. Это задевало, действительно задевало, потому что одно дело самой осознавать, и совсем другое слышать от собеседника. Когда пальцы легким росчерком коснулись ее носа, Уорд ошарашенно уставилась на его кончик, выглядя при этом словно спаниель, на которого села бабочка. Вот только пальцы не остановились на одном лишь движении, и в следующий момент она при всем желании не могла бы отвести взгляда. Ощущения от прикосновения были странными. Ну парень и парень, что такого? Да так, всего лишь ласковая Смерть коснулась тебя. Какой-то каламбур получался, вот только Кэйли было не смешно, особенно от его слов:
- Что ты… что ты… - зашептала она, заворожённым тушканчиком всматриваясь в его такие разные глаза, - я не… я не хочу ничего подобного, и уж тем более ничего такого не думаю.Просто так странно, так неожиданно все, что я теряюсь. Я не знаю, как себя вести, не знаю что говорить, потому что… ну вот скажи, разве можно спокойно воспринимать… такое!
Она решила быть откровенной, потом что по-другому не могла.
- Понимаешь, очень сложно осознать, что ты, - она подняла руку, аккуратно, медленно, словно сама не верила в свою храбрость, и положила ладонь ему на грудь, - материален. Самый настоящий, не эфемерное видение, не страшный рок, хотя я уверена, и таким можешь быть. Ты такой настоящий, и все, что раньше казалось одним, стало ведь совершенно другим. Многие вещи приобретают какой-то иной, более глубокий смысл.
Кэйли сглотнула и убрала руку.
- Так что прошу, не воспринимай мои слова как что-то обижающее тебя, я просто пытаюсь понять, а для меня, чтобы осознать весь масштаб изменений… требуется время, это точно.
Когда Всадник отпустил ее, тряхнула головой, слегка улыбаясь смущенно. Она заметила перстни, и по спине пробежал холодок – дружелюбие Смерти такая же маска, но раз он хочет, пусть лучше будет так – это хотя бы милосердно.
Они пошли дальше, и Кэйли снова притихла, смотря по сторонам и периодически на парня. Пути господни неисповедимы? Знаете, пути Жизни и Смерти тем более. Вот интересно, если есть такой вот Смерть, то есть ли Жизнь?
А еще ответ оказался настолько тривиален, прост и логичен, что Кэйли даже стукнула себя по лбу. Ну да, любовь. Вот так просто и без изысков.
- Я все-таки дура, - от всего сердца улыбнулась она, - ведь тогда все встает на места. И надежда, и месть, и цель и многое-многое другое..
Разговор со Смертью, как ни странно, успокаивал девушку, не давал ей нервно бегать от одного здания к другому, давал какой-то вектор, хоть казалось, отвлекал. Но Кэйли продолжала выискивать глазами Джеймса, продолжала разглядывать окружение, даже когда Всадник взял ее под руку, увлекая в сторону.
- Не уверена, что такая тема может быть занудной, - покосилась она на юношу, - уж точно не из уст Смерти.
Они подошли к проходу, загороженному дверью, и парень отпустил Уорд. Та с любопытством смотрела за его действиями и в очередной раз дала себе зарубку – не злить Всадника. Она кивнула, прошептав согласие с его предложением. Идти позади Смерти? Хорошо. Хотя она почему-то невольно стала переживать за него – не спроста ведь он так насторожился.
- Я буду внимательной, - прошептала Кэйли, точно собираясь выполнять его наставление. Следить и наблюдать, подмечая все необычное? Хорошо, это уж она точно сможет сделать.
[icon]https://i.postimg.cc/QC5TCwrQ/5.jpg[/icon][nick]Кэйли Уорд[/nick] [status]Если призрак зимы потревожит тебя – позови. Ветку вереска я принесу и немного любви.[/status]

Отредактировано Бриза О`Грейс (2019-03-02 17:38:21)

0

30

Юноша повернулся к ней и в его глазах вдруг, на какое-то мгновение появилась... Тоска? Обида? Жалкая тень этих эмоций, тут же подавленных и неизвестно откуда взявшихся, неизвестно из-за чего. Ей, пожалуй, точно.

Наверное, не стоило давать о себе знать. Не стоило дать ей понять, кто он. Он вечно обжигался об это чувство, возникающее где-то внутри, неприятно вспыхивающее протестом: "Почему вы вновь и вновь...?" Но тут же останавливал самого себя. Можно ли сетовать на то, что логично, резонно? На то, что они все одинаковые? Иногда, он чувствовал себя куклой с человеческим лицом. Лучше бы его никогда не выпускали. Когда ты часть огромного потока, ты не пытаешься от него отделиться. По правде говоря, ты даже не обладаешь разумом в обычном его понимании. Просто ему было непонятно, почему все так на него реагируют и постоянно, блядь, подчёркивают что он - Всадник, едва узнав это. Он же старается казаться дружелюбным, вроде как. Неужели они думают, что благоговеяние и трепет льстят? Они надоедают, по правде говоря, а иногда и вовсе злят.

Он качнул головой, усмехнулся и отвернулся обратно в дом.
- Да, будь добра, - а голос всё такой же бодрый, - никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь.
Молодой человек вытянул руку в сторону, касаясь стены кончиками пальцев. Перстни его чуть горели в полумраке коридора. Он тормознул перед одной из дверей и задумался. Бледный его лик повернулся к Кэйли и он натянул на себя улыбку.
- Посмотри в той комнате. Мне кажется, что это его вещь, - он указал на гостиную, а сам вошёл в ту дверь, перед которой стоял. - Там. На диване.
Это была ванная. Он встал перед разбитым зеркалом и посмотрел в раковину. Волосы и ошмётки кожи. Кровь. Много. Юноша поджал губы, глянул на дверь, а потом провёл рукой над ними. Они стали стремительно скукоживаться, обращаться пеплом, стираться в ничто. Девочке незачем это видеть. Быть может, для неё это не так уж плохо, опять же, но пока что она этого точно не поймёт. Она ещё совсем маленькая, чтобы понять, что обращение её отца, в какой-то степени, гарант для неё весьма долгого существования, если он будет так же удачлив, как Аменхотеп. Бедный Джеймс метался здесь, снимая остатки себя-человека, он даже разбил зеркало. Всадник поглядел на себя в оставшихся в раме осколках.
- Как тебя зовут? - едва слышимым шёпотом спросил он, усмехнувшись. - Смерть. Точно. А я и забыл.
Всадник вышел из ванной комнаты и направился к Кэйли, походя делая вид, словно ничего он не нашёл.

В гостиной было мало предметов мебели, а те что были - были опрокинуты, раскурочены. Только диван, на котором был небрежно скинут пиджак Морригана, был цел. Кто-то ворвался сюда через окно, разбив стекло. Может, и вышел так же. Но никакой крови. Из следов борьбы, пожалуй вот, только опрокинутый стол, шкаф, но... Может это сделали вандалы? Кто знает. Дом был явно давно заброшен, здесь слишком пахло плесенью, пылью и... Пустотой? Может ли пустота пахнуть? Если может, то этот запах - определённо её.

Смерть встал в дверном проёме гостиной и наблюдал за девушкой, облокотился о косяк плечом. Молчал какое-то время, разглядывая обстановку и скрестив руки на груди. Интереса или какой-то эмоции в его лице не было. Он всё это видел и знал. Он всё это чувствовал. Перед ним уже разворачивалось то, что тут происходило, а потому он смотрелся как человек, которому показывают его нелюбимый фильм, который он уже видел раз двадцать. Однако, стоило Кэйли повернуться к нему, как он чуть улыбнулся, сочувственно:
- Тебе нужна моя поддержка? Я могу тебя обнять, если это необходимо. Если тебе нужно плакать - можешь поплакать. Могу и уйти, если тебе нужно. Насколько мне известно, страдания вызывают желание не переживать их в одиночестве.

Надо же, как сказанул. Как будто не знает этого, весьма убедительно. Может, не стоило так говорить, но он же Смерть, в конце концов, правда? Он мог бы попробовать ещё раз побыть личностью, но, как-то, похоже, что чем больше он пытался, тем больше вызывал ощущение, что он грёбаная старуха с косой, поменявшая имидж. Не стоило просто говорить об этом, но кто же знал, что он настолько никудышный актёр, даже спустя столько лет? Хотя, раньше было проще почему-то, когда он не заморачивался этим вопросом. С каких пор стал вообще?

[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » When you're gone [C]