Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Beautiful Creature


Beautiful Creature

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Beautiful Creature
http://funkyimg.com/i/2QV8m.png
And she was beautiful...and naive.

1. Место действия
Франция, Париж
Частная школа мадам Люазо
2. Время и погода
11 мая, 2010 год.
Около двенадцати часов дня.
За окном тепло, солнечно.
3. Действующие лица
Совет Ведьм Франции, Сильван, Вендла Олве.

Маленькую Вен представляют богу, чей культ стал наиболее влиятельным во Франции за последние лет сто. Не просто так. Ведь малышка - Верховная.

+1

2

Частная школа. Самое лучшее прикрытие для того, чтобы учить маленьких ведьм. Мадам Люазо, тогдашняя Верховная, которая уже давно умерла, основала её в далёком 1894-м году, уже на последних годах своей долгой жизни. Она мечтала, чтобы юные ведьмы со всех концов страны разделяли здесь свои, бесспорно, лучшие годы жизни - детство и юность. С тех самых пор стайки ведьмочек жили здесь с пяти-шести и разлетались лет в девятнадцать, чтоб снова и снова возвращаться в своё гнёздышко то за советом, то чтобы дать совет.
Шарлотт Фрежиль, увы, не застала самого начала, но она рассказывала об основании школы и о великих ведьмах, что учились в этих стенах, практически каждый день, из раза в раз, но с всё тем же огоньком в глазах. Она любила это место. Здесь она выросла и стала той, кто она есть. Сейчас она была главой Совета и основная часть воспитания юной Верховной легла на её хрупкие только на вид плечи. Некогда танцовщица, она была высокой, статной, преподносила себя величаво, если даже не сказать "величественно". Она виделась с главенствующим богом Шабаша всякий раз, когда тот снисходил до присутствия в их рядах. Ей не было обидно, что она не Верховная сама. Ей нравилось быть помощницей, учителем. Направляющим вектором. Участвуя в жизни молодёжи, она сама становилась моложе.
На тот момент ей было уже семьдесят шесть, но, пожалуй, ни у одного человека язык бы не повернулся сказать, что она выглядит на свой возраст. Завидев автомобиль, подъезжающий к воротам школы, она широко улыбнулась и стала спускаться со ступеней школы. Как всегда: изысканна. Тёмно-зелёное облегающее платье, пошитое, конечно же, месье Ривьерой, которого она тоже знала уже очень давно, подчёркивало её стать и облагораживало возраст лишь чётче. Пожалуй, их роднило и не только это. У неё тоже было двое детей, правда, оба сыновья, и муж так же был связан с модой: фотограф,. Увы, его не стало уже три года как, а один из её сыновей, точно так же, как и дочь Ривьеры, покончил с собой. И она точно так же отнеслась к его смерти, грустно, но с принятием говоря: "Мой сын Антони горел слишком ярко." Второй её сын, старший, Гюстав, разорвал с ней отношения со скандалом, причём закатил его вот здесь же, на пороге школы. Он обвинял свою мать в бессердечии, громко заявляя, что она любит своих учениц больше, чем собственных детей. Хорошо, что это застали только понимающие девочки, которые не понесли это дальше. Плохо, что это застал и Сильван тоже. Пять лет назад.
Подумать только, пять лет она уже не знает, что происходит с Гюставом.
- Добрый день, Сильван, - женщина чуть поклонилась подошедшему мужчине. - Рада вас видеть.
Мадам улыбнулась, окинув его взглядом.
- Я провожу вас к Вендле. Она в обеденной, ждёт. Дивная девочка, - она повела его за собой, ступая с ним в ногу. - Как ваши дела? Слышала, что вы сейчас живёте в Нью-Йорке. Когда же к нам рискнёте перебраться?
Она встретилась с ним взглядом.
- Надеюсь, что десять лет спустя узнаю, что вы всё же решились. Ко мне захаживал интересный молодой человек с разными глазами. Передавал пламенный привет.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QVok.png[/icon][nick]Charlotte Fregile[/nick][status]Witch[/status]

+2

3

Сильван редко бывал во Франции, особенно в Париже. На самом деле, он не видел в этом городе никакой романтики, как и в прочих крупных мегаполисах. Для него они обладали примерно одинаковым болезненным духом. Разрастающиеся, как опухоль на стареющем организме земли, не оставляя никакого шанса ей обновиться, они становились все больше и больше. И пусть в понимание бога укладывалось, что урбанизация вполне естественный процесс, длящийся еще со времен его появления на свет, он все еще никак не мог смириться с нарастающими темпами всего происходящего. Мегаполисы, как властители хаоса, как самые коварные злодеи, держали всех в своем, абсолютно не естественном ритме жизни, не могли обеспечить себя самостоятельно едой, а потому питались за счет умирающего пригорода, не могли убирать за собой весь этот мусор, который плодили, а поэтому помоями покрывались улицы и ближайшие границы города, не видные конечно же туристам, делающими свои красочные фото на фоне разрушающихся достопримечательностей. Мегаполисы мерзко пахли смогом и угарным газом, скапливающимся куполом под небом, накрывая дома и проспекты, а оттого не позволял видеть звезды и нормально вдохнуть. Он убивал человека, душа его стрессом и некомфортном массовости, в замен питаясь его пустым трудом и силами. Выгонял обнищавших на свои собственные улицы, чтобы показать дно под дном и довести до края. Закрытая система, не имеющая выхода.  Тускулу подобное было мерзко и едя в автомобиле по привычным для этого города пробкам, он представлял, как сильные мощные стебли растений ломают асфальт, как деревья разрушают бетонные здания. Природа сильнее, просто ей нужно время. Лет двадцать, а лучше пятьдесят и она обновит все, заставляя подчиниться уже своим естественным гармоничным законом и внутреннему ритму.
Чтож, единственное, что его заставляло сюда приезжать, выкраивая время между постоянной работой – «школа мадам Люазо», где довольно успешно сохраняя тайны, учились юные ведьмы. Еще с первых лет, когда началась его связь с культом, он довольно внимательно, по мере сил и занятости, относился ко всем его участникам, пусть они и были женщинами. Так или иначе, это было лучше, чем поклонение демонам, во-первых, а во-вторых, связь с ними давала ему силы для того, чтобы делать хоть что-нибудь значительное для действительно важных дел. Поэтому договор меж ними был достаточно прост. Он давал им силы, в ответ на их поклонение, однако в течение года, они так или иначе должны были делать дела во благо собственно его сути. Поддержки ущемленных, обиженных, против тех, кто вредил животным и природе, да и людям в частности. Их отношения все еще развивались и имели место для изменения или пополнения соглашений, в конце концов сто лет в сравнении со всей прожитой жизнью Сильвана казались короткими и мимолетными, как человеку его ускользнувшее детство. Хотя (какие) это были сто лет. Слишком много всего.
Автомобиль таки переборол местные пробки и въехал через автоматические ворота во двор школы. Его уже встречали. Мужчина спокойно открыл дверь, мягко затворил ее за собой и поправив полы приталенного черного пиджака, подошел к Шарлотте.
- Доброго дня. – ответил Сильван, не кланяясь. Они вместе направились в здание школы. – Не могу точно предположить. – коротко отозвался он. Фраза по поводу «интересного человека» с «разными глазами» нашла свой отклик и понимание в нем. Он точно знал, кто это был, и кто мог передать ему «пламенный» привет. Оставался некий вопрос, что Смерть здесь делал. По прямым обязанностям или что-то затевается, как всегда.
Сильван примерно помнил, где находиться обеденная комната, если с тех пор ничего особенно не поменялось и не перестроилось, обновляясь. А потому направился прямо туда. 
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iEIse.png[/icon][nick]Silvan Tuskul[/nick][status]che[/status]

+2

4

Венди находилась в том возрасте когда еще сложно было правильно оценить очень многие вещи. Трагедия урбанизации и подвления природы пока еще не оформилась в должной мере в ее голове, а на цветы и траву пробивающиеся сквозь мощеные улицы  ребенок лишь удивленно оглядывался по пути в школу.   Иногда ей хотелось задержаться, остановиться и наблюдать за настырными травинками упорно тянущимися к солнцу, увидеть как они вырастают несмотря ни на что. Неосознанное желание получить достойный пример, перенять опыт, научиться, это было очень свойственно для нее. Правда сегодня с самого утра Венди думала совсем о другом. Арета поставила племянницу в известность о том, что после уроков ее ждет очень важная встреча. Тетка даже не стала скрывать, что  девочке предстоит знакомство с Сильваном.  Ситуация была достаточно прозрачной, что бы Вен смогла подготовиться к ней как подобает, но все же она была маленьким ребенком и имела свое, детское восприятие.   
  Волнения или переживаний ведьма не испытывала, правда нетерпение присущее детям накатывало все более сильными волнами. Оставшись в обеденном зале, Вен все больше хотелось отправиться на поиски и избавить себя от статичности тянущегося, словно патока, момента.  Прилежность, исполнительность и послушание, вот что заставляло ее сидеть на месте.  Может-ли терпение  быть вознагражденным, что получит Вен за то, что смогла его проявить? Лишь сэкономленные силы, ведь за дверью послышались шаги  и гулкий цокот каблуков Шарлотт.   Девочка  поднялась, так же, как поднялась бы, если в комнату вошел  один из учителей, все так и было, но Сильван это нечто большее, нежели учитель. Это все, что четко понимала Вендла, ведь как именно воспринимать бога, ей никто не объяснял.  Ребенок научился верить в своего покровителя, даже не зная что такое покровитель, ведь это простое слово как и его назначение до нее  просто забыли донести так как следовало бы.
  Стоя у стола Вен поджала  губы наблюдая за теми кто входит в зал, мадам Шарлотт и мужчина.  Шарлотт она видела сегодня множество раз, женщина нравилась   девочке, просто потому, что было в ней что-то притягательное. Венди порой хотелось повторить то как она изгибает бровь выражая ту или иную эмоцию, или повторить движение кисти руки, то как сложены пальцы в изящном жесте, заставляя даже скромные украшения выглядеть по царски величественно. Разные глаза ребенка отвлеклись от мадам перекочевав на ее компаньона. На какой-то миг Венди удивилась, ей никто никогда не рассказывал как выглядит их бог, да и зачем? Было много важной информации о магии и обычной учебе, чем подобного рода рассказы, поэтому Вендла ждала кого-то похожего  на дальнего родственника Санта-Клауса, возможно Гендальфа или профессора Дамблдора. Вид молодого мужчины сбил ее с толку, с минуту она просто стояла у стола рассматривая Сильвана.  Длинные ресницы вздрагивали поддаваясь каждому  движению любопытных глаз девочки. От носков ботинок, поднимаясь все выше, еще издалека она уловила очертания лица человека уделив особое внимание его глазам.
-Здравствуйте. -  Наконец сказала она, с Шарлотт ведьма уже здоровалась, поэтому приветствие было адресовано сразу Сильвану. Мягкий, детский голос разрушил тишину, наполнив пространство этой мягкой, характерной  для французов легкой картавостью.   Маленькие руки девочки были сцеплены в замок перед ней, самая обычная реакция для детей на посторонних людей, маленький барьер между ней и собеседником. Сомнения одолевали ведьму, она хотела спросить, тот ли это бог, которого она ждет, но ребенок вновь проявил терпение.  Время все подведет под нужный знаменатель, надо знать, когда стоять и когда бежать. Девочка знала, ей не нужно пока двигаться для того что бы события развивались дальше, ей просто надо проявить терпение.  Сложно было оторвать взгляд от глаз Сильвана, Вен интуитивно догадалась, что ответ на терзающий ее вопрос утвердительный и это тот кого она ждала.  Только сейчас Венди осознала, что ей не оставляли никаких инструкций, она не учила стихов или какую-то мелодию на инструменте, не писала картин в подарок, ничего этого ей не велели сделать перед встречей и она не сделала.  Теперь набирая в легкие воздух она направила взгляд на Шарлотт, словно на лбу женщины написано, что ей делать. Щеки ребенка пошли красными пятнами и чем ближе приближались взрослые, тем сильнее намокали ее сцепленные ладони. Венди не заметила как пальцы сжали друг друга до бела, так, что даже кровь перестала поступать в капилляры. Она не умела быть не готовой, но готовой сегодня она просто быть не могла. Это был ее первый опыт встречи с богом, наверное это и заставило ее занервничать и распереживаться, что было ей прежде не свойственно совсем.  Этот момент  был очевиден,  это волнение буквально  источалось ее кожей создавая некую ауру вокруг.  Неожиданно для себя самой Венди улыбнулась, это всё, что она сейчас могла, выразить радость от этой встречи и это было искренне, просто она немного растерялась, ведь она всего лишь ребенок, чья жизнь посвящена служению  богу, что стоял перед ней.   До этого момента она была не против подобного расклада, но быть может что-то изменится после этой встречи?

Отредактировано Vendla Olve (2019-02-05 00:35:16)

+3

5

Ведьма несла себя с гордостью и уверенностью, медленно, но не медлительно. Её движения были плавными, её осанка идеальной, стук каблуков о мраморный пол мелодичным и отточенным. Её можно было смело отправить вышагивать на подиумы. Рядом с Сильваном она не смотрелась слабой и немощной, хоть и не была ему равной. Она плавным жестом рук распахнула двери обеденной, не касаясь их, затем, не менее плавно, будто дирижёр, ни разу не брякнув посудой и ничего не пролив, перенесла с другого конца залы кувшин с ароматным чаем со льдом и пару чашек. Разлила напиток, внимательно глядя на то, как переливается из одного сосуда вода в другой. Всё стало на места, два стула, напротив друг дружки, выдвинулись, приглашая сесть двух странных собеседников: маленькую девочку и могущественного бога.
Шарлотт улыбнулась, оглядев маленькую Верховную. В её понимании она была само очарование. Женщина поглядела на Сильвана, потом снова на малышку.
- Что же, - начала мадам, сведя руки кончиками пальцев меж собой. - Я полагаю, моё участие здесь будет какое-то время лишним. Я думаю, вам стоит пообщаться между собой. Вендла Олве. Веди себя достойно. Задавай правильные вопросы и внимательно слушай, что тебе отвечают или просто изволят сказать.
Женщина чуть изогнула брови, улыбаясь только уголками губ, выразительно глядя на девочку. Она явно относилась к ней не как к маленькому неразумному ребёнку. Сюсюкать - не её манера. Для Фрежиль они изначально юные мадемуазель, никак иначе. У неё была своя позиция на эту тему. "Не делайте из ребёнка кумира - когда он вырастет, то он потребует жертв," - говорила она всегда, а от того была в меру строга, в меру добра, всегда справедлива и во многих вещах не делала разницы между маленькой девочкой и уже более зрелой девушкой, чтобы воспитанницы понимали, что их ожидает не простая жизнь, не простая юность, чтобы умели нести ответственность с малых лет и дальше. Её воспитали так. Она воспитывала так других. Проблем с этим никогда не было: французские ведьмы, которые были приближены к Верховным, всегда были примером для подражания. Женщина чуть остановилась близ Сильвана. Так, будто случайно.
- Он тоже придёт. Не знаю когда, - прошептала она ему тихо, - я впервые видела его так близко.
Фрежиль покинула помещение, оставляя бога наедине с Верховной. Выйдя из обеденной, она закрыла обе двери снаружи.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QVok.png[/icon][nick]Charlotte Fregile[/nick][status]Witch[/status]

+2

6

Сильван пропустил Шарлотт на пару шагов вперед себя, дабы та открыла им двери – пусть это и его культ, но здесь он был все же гостем, бывающим не часто. Да и положение его было  все еще выше, а значит именно такое распределение мест и обязанностей было самым верным и правильным. Традиционным. Войдя в залу, он замедлился, пока не остановился вовсе. Само помещение нисколько не привлекало его, он даже не проявил никакого рвения поинтересоваться какова именно обеденная, в которую его привели, ведь цель его прибытия была совсем иной. Именно поэтому первым на что пал его взгляд была девочка, стоявшая недалеко от стола и смотрящая на него в ответ. Никто из них не поздоровался сразу, приковавшись друг к другу и точно бы оценивая, изучая. Первым на что обратил внимание Сильван было то, какая же Вендла оказалась маленькой. Он еще не подошел к ней, но уже понимал, что вряд ли она дотянется своей пушистой макушкой выше его пояса. Вторым стало то, как она смотрела в его глаза. Неясное чувство импатии и благосклонности наполнило его, хотя он еще не собирался обращаться своими силами к ней.

Девочка поздоровалась, но Тускул не ответил, хотя в тот же момент ожил и прошествовал к столу, следя за тем, как Шарлотт сервирует для них общий стол. Подойдя ближе, он вновь взглянул на Вендлу и только теперь мог заметить, что ее глаза были разного цвета. Это заинтересовало его еще больше, ведь поверья его народа говорили, что такие люди получили дар от богов, благословлены ими по рождении. Так и было. Такие девушки лучше разбирались в травах, видели знаки природы, чувствовали нашествие беды и ведали как врачевать войнов и помогать детям появится на свет. Они не могли стать жрицами, ведь у народа этрусков таковыми были только мужчины. Но их почитали высшими после них и всегда отдавали дань уважения. Они носили самые дорогие украшения и одежды, всегда смазывали густые волосы пряными маслами и подводили глаза сурьмой.

Мужчина спокойно выслушал Шарлотт, смотря впрочем вовсе не на нее, а на маленькую Верховную, и когда та закончила, даже не кивнул. А что собственно нужно здесь Смерти? Эта девочка или он? Эта информация была принята без каких-либо попыток ее разгадать, без беспричинного волнения или наоборот радости. Нет. Как прибудет, так и узнает. Сильван не был любопытным, хотя и являлся любознательным. И сейчас его занимали совсем другие вещи. Он указал девочке на стул.
- Присаживайся, Вендла Олве. Меня зовут Сильван, но вероятнее всего, ты о том знала. Давай просто побеседуем немного и узнаем, что каждый из нас есть такое. – Тускул не стал садиться сам, ожидая пока присядет девочка. – Или быть может ты могла бы сама что-то поведать о себе и о том, что тебе нравится?
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iEIse.png[/icon][nick]Silvan Tuskul[/nick][status]che[/status]

Отредактировано Iren (2019-02-17 16:56:53)

+2

7

Шарлотт ушла, Вен смотрела женщине в след и едва не припустила за ней, но волевым решением ребенок остался со своим гостем.  Ведьма прекрасно знала, что этот человек пришел к ней, именно этого человека назвали ее богом и именно он дает ей силы. Быть может не совсем верное представление сформировали в ней, как следует относиться к богу, но старые ведьмы сочли, что именно такое восприятие пойдет на пользу делу.  Не смотря на то, что Венди немного нервничала, глаз она не прятала и не отводила, по всей видимости ей стало несколько спокойнее нежели парой минут ранее.  Сильван показался ребенку настоящим великаном, девочка действительно была ему едва выше пояса, но это ее тоже не смутило и не испугало. 
Отойдя к стулу девочка замерла, она заметила, что Сильван не садится, правда сама все же села. Конец учебного дня давал о себе знать и усталость скопилась в ее маленьких ногах разносясь гудением от ступней к икрам.
- Если хотите, то вы можете тоже называть меня Вен или Венди, меня так называют друзья и тетя,  учителя тоже меня называют Венди. Значит я угадала, пока вы стояли тут и еще не сказали как вас зовут, я решила, что вы и есть Сильван. По правде я думала вы будете выглядеть не так..- Вендла запнулась, вообще она только что хотела сказать, что в ее представлении Таскул будет как Санта или  Дамблдор, но могла ли она говорить так с богом? В ее маленькой голове возникали большие вопросы требующие ответов. Ресницы распахнулись шире, а щеки покрылись красными пятнами, Венди быстро сообразила, что фразу надо как-то закончить.
-Так... Обычно. Я думала боги носят тоги или много украшений, может робу и посох, венок из растений... Мне никогда не говорили о том как вы выглядите и мне всегда было интересно посмотреть... Я видела в книжке в библиотеке статую Сильвана, вы совсем не похожи хотя там была большая борода. - Вендла показала руками примерно какого размера была борода у статуи и говорила с присущей детям непосредственностью, она даже не догадывалась еще с каким стыдом будет вспоминать свою болтливость перед следующей встречей через добрый десяток лет, а может и больше.  По своим скромным меркам она долго ждала этой встречи и сейчас ей хотелось много говорить, в отличии от Сильвана она была любопытна как и все дети, но и рассказать о себе была не против.
- Что мне нравится? Я люблю много всего, свою тетю люблю. Маму, правда я ее не видела, только на фотографии, но все равно, она очень красивая и добрая.  Еще я люблю других ведьм нашего круга, они многому меня научили, а старшая скоро научит превращаться. Еще я люблю гулять и рисовать, танцевать тоже и играть на пианино. Хотите я поиграю вам как-то на пианино?- Казалось девочка не говорила целую вечность, на самом деле она действительно не имела возможности кому-то рассказать о себе, ведь все и так все о ней знали и пока ей не доводилось знакомиться с кем-то без посторонней помощи.
-Вообще-то, если бы я знала, что вы приедете, то я бы приготовила какой-то подарок для вас. Возьмите конфету, боги едят конфеты?- Вендла поднялась со стула и достала из кармана школьной юбки  конфету, это был чернослив в шоколаде, ее любимые конфеты и ей ужасно хотелось поделиться с Сильваном. Конечно это еще давало возможность узнать едят-ли боги конфеты, сейчас это казалось важным, ведь тогда она узнает нужно ли их включить в следующий подарок.   Вен подошла и протянула конфету держа ее за хвостик блестящей обертки.  Длинные ресницы замерли, два разноцветных глаза смотрели пытливо и с интересом, было определенно точно ясно, у Вендлы намного больше вопросов нежели она спросила. Правда она точно помнила, что ее  учили не докучать взрослым,  девочка вела себя так как ее научили. прилежно, старалась держаться с достоинством, правда доверчивый характер, открытость и болтливость делали ее немного суетливой. Как правило это проходило с возрастом и многие непосредственные, болтливые дети закрывали свою излишне открытую душу со временем от мира, как только узнавали его достаточно хорошо.

Отредактировано Vendla Olve (2019-02-27 23:23:25)

+1

8

Стоило девочке сесть на стул, как положив руку на спинку, присел и сам Сильван, по всей видимости все это время уступая ей очередность, что совершенно не вязалось с их статусами, а значит по всей видимости было знаком некоего уважения с его стороны. Современные правила этикета были для него пустым звуком, зато иерархия давала знать о себе еще с древних времен. Стало быть сейчас он ставил Вендлу выше себя, не смотря на то, что будь она даже уже действующей верховной, все равно стояла бы ниже, чем бог, которому она поклоняется. Тускул слушал ее молча и очень внимательно, не прерываясь на чай, а к концу речи, улыбнувшись краешком губ, но довольно искренне, протянул руку через стол и взялся за другой край конфеты.
- Благодарю, Венди. Я не знаю о других, но я не ем конфеты. Не люблю сладкое, однако, в этот раз не откажусь, так же, как и от твоей игры на фортепьяно – люблю искусство, в особенности музыку. – мужчина развернул сладость и положил ее на фантик рядом с чашкой. – Так и было раньше. Были тоги, были венки. Когда были они и у людей. Мы – отражения настоящего времени. А что до статуи, то человек сам придумывал подобные образы, сочетая все, что уважали и чтили в тот момент. Борода – лишь отражение возраста, а стало быть и мудрости. Хотя не могу сказать, что они не угадали. Но сейчас я такой, какой есть и я пред тобой.
Сильван взял конфету и откусил от нее половину, запевая это чаем. Он счел это маленьким подношением, а потому решил принять его в присутствии девочки.
- Вкусные. С черносливом. – подчеркнул очевидную вещь Тускул, однако не для благодарности ради, а скорее доводя до сведения Вендлы свое мнение.- Знаешь, на самом деле совсем не важно, во что бог одет, сколько на нем украшений и украшена ли его голова венком, а рука посохом. Судят по делам, дорогая Венди, как судят и человека, не по словам его, но по свершениям. Многие из нас спускались к людям, смешивались с ними, чтобы помогать. Ничем не отличимые: те же войны, те же слепцы и бедняки, крестьяне, стоящие бок об бок на пахоте и измазывающие лица во влажной земле. Мы были с ними. Конечно не все из нас, но лучшие.
Сильван деликатно взял вторую половину и вновь запил ее чаем из чашки. Он не был эстетично правильным в плане еды, но го движения были как-то замедленно нерасторопны, а оттого смотрелись точно бы величественно. Казалось, что этому человеку явно не куда спешить, хотя то было совершенно и вовсе не так.
- Я бы хотел знать, что тебе рассказывали о делах, которые делаю я. Ты считаешь, их правильными или видишь какой-то изъян? Поделись со мной открыто. А коли сестры не доводили тебе до того своих слов, то и об этом скажи. Я объясню тебе, что разумею.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iEIse.png[/icon][nick]Silvan Tuskul[/nick][status]che[/status]

+1

9

Сильван был так спокоен, рассудителен, все объяснял и очень умиротворяюще говорил.  Юная балерина не понимала как можно не любить конфеты, но тем не менее информацию запомнила, приняла к сведению.  Все же он ел конфету, ребенка это ужасно радовало, она просто надеялась, что Сильван сейчас распробует конфеты и осознает от чего отказывался все это время. Даже если чуда не произойдет, Венди все равно будет довольна собой остаток вечера, не каждый день можно накормить бога конфетами.  Не смотря на всю нервозность, что проявила девочка  в первые минуты, сейчас она сидела на стуле слегка покачвая ногами в воздухе и смотрела прямо  на лицо Сильвана. Изучала, как все дети, нос, линию рта, взгляд, запоминая. В ее детском сознании сформировался образ, что был заложен в нее лишь словесно многочисленными няньками и ведьмами. Вот тот кому они принесли клятву верности, тот кто дает им силы для их свершений, тот кому они дают силы. Равноценный обмен, то чего ребенок пока не понимал, пока она просто узнавала, что боги  есть среди людей, что некоторым из них важно жить рядом с ними.
- Мне еще мало рассказывали. Мне говорили, что вы помогаете природе и людям, Адет говорит, что мне еще рано все знать.   Мне нужно учиться и расти, что бы... что бы выполнить свое предназначение.  Только мне пока не сказали ничего кроме того, что я должна учиться и работать над собой что бы понять. Эээ, то чем буду заниматься в будущем. - Венди говорила так как ей объясняли ведьмы, она действительно плохо понимала почему ей просто не расскажут что делать. На деле, старухи были мудры, они старательно и бережно посвящали ребенка прививая ей ветвь за ветвью и наблюдая, что бы у верховной не возникло отторжения к тем или иным явлениям.  Род занятий круга Франции был широк, в основном был направлен на сохранение природы и гармонии в мире.  Конечно же предупреждение и союзы против того, что может пошатнуть мироздание, все это было обязательно для них, а соответственно и для верховной, от которой все ожидали великих дел выращивая словно тепличную розу.  Было ли это хорошо или плохо, пока понять было трудно, то что восприятие девочки будет искажено было очевидно, но порой, подобное вмешательство в сорта растений позволяет вывести настоящие чудеса селекции. Расчет был именно на это.
-Вы расскажете мне, что делать? - Вендла облокотилась руками на стол чуть наклоняясь вперед и глядя на Сильвана. Все же она был обычным ребенком  с поправкой на ветер. Ей было сложно пока осознать все то, что от нее зависит, о многих своих умениях девочка еще даже не догадывалась, а ту ответственность, что вскоре ляжет на ее плечи она даже представить себе не могла. Ее просто выращивали подкладывая по горсти в обязанности и наблюдая за порогом покладистости.  Венди при этом проявляла ебя выносливо, с легкостью принимала информацию, новые уроки, знания.  Все более лояльной показывала себя к магии и делам круга принимая посильное участие в его делах.
-Пойдемте в музыкальный зал? Думаю нас не будут ругать. Я поиграю вам на пианино, вы выглядите таким... Усталым. Моя тетя всегда становится веселее, если я ей играю. -  Разноглазая девочка подошла теперь уже совсем комфортно себя чувствуя рядом с Сильваном.  Маленькая рука вполне требовательно легла на руку мужчины, в этом была вся детская непосредственность.  Венди так нетерпелось развеселить гостя, что она даже топталась на месте от спешки. Насколько было допустимо подобное поведение? Да кто его знает, мадам Шарлотт этого пока не заметила, интересно что она сказала бы если бы увидела? Музыкальный зал находился в другой стороне коридора. В академии уже мало кто остался, но Венди домой не спешила, все знали, что она задержится.   Полы отражали глухие шаги, Венди шла точно уверенная в своем направлении.  Уже дойдя до музыкального зала  девочка сама принесла стул Сильвану и поставила его поближе к инструменту.  Сама указала ему обеими руками на мягкое сиденье и прикусывая от легкого волнения нижнюю губу. Венди очень нравилось играть на пианино, хоть сложного ничего она пока не умела, но все же залезла на стул. Была одна мелодия которую Венди играла особенно часто и именно ее сочла уместной для Сильвана. Конечно, помимо прочего ей ужасно хотелось, что бы игра ему понравилась, поэтому ничего более сложного ведьма брать к игре не стала.  Тонкие пальцы легли на клавиши, лохматая, рыжеватая девчушка обернулась и улыбнулась от чего ее разноцветные глаза чуть прищурились.  Мелодия наполнила зал медленно переливом звуков, Вен сосредоточилась на своих руках. Не сказать, что она делала все идеально, но все же играла очень хорошо для своих лет.
Музыка

+1

10

Мог ли он сказать этой девочке больше, чем втолковали уже ее няни и наставницы? Скорее нет, чем да и дело здесь даже не в дозволенности – с этим учетом он мог поведать ей все, даже не слишком разумные примеры собственных дел. Да только способна ли будет эта маленькая душа на не то что здравые, но достаточно равновесные решения? Баланс – вот тонкость их работы, и если думается уму человеческому, что это лишь равное расположение «темного» или «черного» и «светлого-белого» в их жизни, то они ошибаются. Это настолько же тонкая работа, как и исцеление тела человека, как возможно и игра на органе или арфе, и здесь есть далеко не две противоборствующие стороны, а множество струн, которых нужно касаться в постоянно меняющемся положении. Поверхность моря куда более спокойнее и определеннее, чем равновесие в целом мире. Защита природы и людей? А что, если он скажет кому-то, что позволял целым батальонам умирать. Что он вообще позволял воевать. Что, если скажет, что не излечивал стариков, потому что это было мало что не рационально. А если поведает, что не всем детям позволил родиться? Не каждой пустоши зарасти новыми древами? Разве сейчас, в мире где любое высшее действие позволительно ставить под сомнение он сможет заставить маленькую юную ведьму довериться не только себе, но и своим кажущимся ошибкам? Когда-то их детям рассказывали истории о богах, не знающих провалов. Каждый их урок был мудр, каждое действие благоверно и запечатлелось киноварью, да охрой на известняковой штукатурке гробниц. Сейчас же любое их слово взвешивали на весах, подобных египетским.
Так что именно потому Тускул был рад, что Вендла предложила пройти в музыкальную комнату, тем самым переменив тему разговора. Он сдержанно ей улыбнулся, хотя улыбкой это было назвать так же трудно, как соль сахаром и поднялся со своего места, ступая туда, куда вела его новая малышка-знакомая. На предложенный стул в музыкальном зале бог сел не сразу, предпочитая скорее стоять и оставил за собой это право. Как уже было нами сказано, Тускул не чтил обычных правил вежливости, а потому нисколько не чувствовал неудобства, отказываясь даже от того, что было предложено от всего сердца. Свое уважение к юной особе он уже проявил, не только взяв предложенное ею угощение, но и внимательно выслушивая, делая какие-то свои выводы и подгоняя размышления.
Мелодия, играемая Вендлой действительно была проста, но прекрасна в этой своей простоте. Как ветер, что по весне задевает сухие стволы камыша. Легкие украшения, не массивность и не загруженность мелодии очень сочетались с ее внешним видом и манерой разговора и поведения – без прикрас. А то, что она была подарена самому богу, даже… тронуло его? Он посчитал это лучшим подарком. В действительности куда более лучшим, чем овощи, виноград и животина, что приняты в его поклонении.
- О чем ты думаешь, когда играешь ее, скажи мне? – спросил мужчина, расцепляя доселе сцепленные за спиной руки и кладя ладонь на поверхность фортепьяно.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iEIse.png[/icon][nick]Silvan Tuskul[/nick][status]che[/status]

+1

11

Смогла бы маленькая ведьма понять сейчас, каково это быть богом? Принимать решения  которые принесут смерть, боль, страдания, а в последствии оставят после себя лишь горькие плоды, что придется пожинать остаток вечности, пока совсем не привыкнешь к их вкусу. Покуда они не покроются пылью времени, что своим затхлым ароматом хоть не перешибет   всей  горечи, но изрядно притупит ее.  Для Венди он тот самый бог чьи слова не взвешивают ни на каких весах,  поэтому Сильвану оставалось их лишь озвучить или же промолчать не давая ей поводы  для  лишних размышлений. Не лучше ли девочке никогда не усомниться в нем, в каждом из его решений? Как она отреагирует если узнает о том, что было за его плечами?  Останется-ли после этого  круг, поклонение,  обращение, ритуалы, дары? Тот кто верит должен быть верой ослеплен, не должен знать всего, иначе не останется предмета веры, превратившись в доверие или же его противоположность.  Все права в этом знакомстве оставались за Сильваном, ведь именно он и его дела были предметом веры, ему решать что и когда поведать ей, когда явиться в следующий раз.  Поклонение ему было гарантировано, старый круг ведьм позаботится о своей верховной и направит ее в нужное им всем русло.  Во Франции все приобрело иные оттенки нежели в остальном мире, верховная ведьма была зависима и нуждалась в опеке, пройдет еще не мало времени, прежде чем ее шаткие позиции окрепнут. Сейчас даже это не имело никакого смысла, сегодня  они впервые встретились, впервые видели чем являются и возможно ли им наладить положенный контакт. Венди не была похожа на прошлых ведьм по самым простым причинам, каждая из них была уникальна, но во всех прослеживалась упертость.  Олве ей не была обделена, хотя первые впечатления могли легко  казаться обратными.
  Венди не отмечала про себя как ведет себя Сильван, она наблюдала за ним, но не  для анализа. Скорее она просто смотрела на его лицо, что бы убедиться, что все в порядке или же ждала, когда его выражение изменится. Как и всякий ребенок, Олве полагалась на эмпатию и интуицию, а не способности логики.  Хоть Сильван не захотел присесть, главным оставалось то, что ему было предложено. Венди конечно же уважала и принимала как должное его решение не воспользоваться предложенным стулом.  Сейчас кабинет тонул в легкой  мелодии, простой, незатейливой, не требующей большого мастерства для исполнения, но это позволяло маленькой ведьме не думать во время игры. О том как перебирать своими маленькими пальчиками по черно-белым клавишам и не запутаться,  о всем, что не имело сейчас никакого значения. Венди затащила Сильвана сюда с определенной целью, каждое прикосновение к инструменту несло всего один посыл до которого она уже успела додуматься.  Когда бог задал ей вопрос, ребенок сперва не  нашелся, что ответить.  Девочка повернула голову и удивленно изогнула светлые брови продолжая игру, ей ответ казался столь очевидным, что не требовал быть озвученным. Правда Олве не могла не ответить, если ее спрашивает Сильван. Ее разноцветные глаза проследили за рукой бога и губы изогнулись сильнее в добродушной улыбке.
- Я не думаю сейчас, но думала  до этого... Как бы вас порадовать.  Вот и всё. - Сказала Венди отворачивая голову обратно к инструменту и опуская взгляд на свои руки, скрывая его за ворохом светлых, длинных ресниц, его растерянность от чрезмерной честности ответа. Собственные слова заставили ее по детски смутиться подогревая щеки  розовым.  В открытое окно ворвался свежий ветерок  качнув прозрачные занавески, добрался до рыжих волос девочки чуть  тревожа свитые самой природой мягкие, волнистые  локоны. Отдельные, пушистые волоски  подсвечивало солнцем, создавая золотистый ореол  по контуру  этой чрезмерно густой копны.  Ведьма действительно была проста, до ужасного, быть может это она перерастет с ходом времени. Станет по настоящему опасной, хитрой женщиной как и многие представительницы этого рода деятельности, но что-то говорило, что этого не случится. Порой вещи такие какие они есть и ничто не способно изменить их суть. Несмотря на небрежность прически, торчащие во все стороны пушистые волосы, движения девочки были очень изящными и опрятными, как и положено маленькой балерине. Осанка, изгиб шеи, мягкие движения далеко не сильных, тонких пальцев, то как нога опускалась носком на педаль добавляя глубины и эха звучанию, ее старательность   и прилежность сквозили в каждом движении. Тем не менее было что-то такое, что могло не позволить до конца расслабиться, в Олве было нечто такое, что всегда оставляло простор для домыслов и фантазии о непредсказуемости такого явления как  "верховная ведьма".

Отредактировано Vendla Olve (2019-04-07 01:58:18)

+1

12

Сильван прошелся пальцами по лаковой поверхности фортепьяно, следя за собственным движением и слыша многоголосый шепот дерева, ведающий ему тайны, однако стоило прикосновению прерваться, как тихие голоса моментально заглохли, словно отсеченные ножом. Бог слегка улыбнулся самым краешком губ, точно бы и специально показывал свои эмоции на лице, хотя мог обойтись и без этого, оставаясь все таким же бесчувственным монументом самому себе. И это было на самом деле так: он не хотел отталкивать ребенка, который бросал на него короткие взгляды, излишней строгостью, а самое главное кажущейся безучастностью к такому чудесному подарку, а потому вырисовывал мимику, как отвязный лжец. От Вендлы он явно ожидал слишком многого, задавая подобный вопрос. Девочка ведь говорила, что играет не слишком профессионально, а потому все свое внимание скорее уделяла игре. Да и будь честен сам с собой Сильван, никто ничего не обязан представлять, беря в руки музыкальный инструмент или подходя к нему. В конце концов, кто-то музицирует, чтобы расслабиться и наоборот, не думать ни о чем, что обычно может занимать мысли. Но тебе всякий раз интересно, что можно представлять, всякий раз, точно бы невзначай спрашиваешь о чем люди мечтают и что чувствуют от игры. Потому что твоя уже давно стала лишь перебором нот, пока в один из дней своей вечной жизни на это не обратила внимания одна эльфийка, чтобы не по своей на то воле, но заставить его и вовсе отложить арфу.
- Мне очень понравилась твоя игра, я надеюсь, что ты будешь преуспевать в ней и дальше, как и во всех творческих начинаниях, которым решишь уделить время. – мужчина опустил руку, но никак не сменил своего положения – так и стоял подле сидящей Вендлы, смотря на ее румянец. Она была проста, как дуновение ветра, однако далеко не бесхарактерна. Именно так казалось богу. Ему виделась новая верховная, как бесхитростная личность – совсем не соблазнительница, как прочие женщины, не ищущая выгоды для себя, но альтруистично отдающая себя другим. Она росла, принимая правила игры, однако, Тускулу так же виделось, что если мир повернется к ней оскалом, девчушка будет стоять, крепко сжимая кулаки. По крайней мере у нее есть шанс вырасти именно такой. Осталось только чуть подождать и посмотреть, что будет. Пока мест ему безусловно нравилось то, что он видел перед собой и он не собирался ломать сейчас их устанавливающиеся отношения рассказами о себе и уж тем более о тех делах, что легендами и мифами сложились за его спиной.
- Чтож, думаю можно вернуться в чайную. – сказал он Вендле, но тут же повернулся к двери, словно не собираясь в нее пройти, а ожидая что сейчас кто-то наоборот войдет к ним.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iEIse.png[/icon][nick]Silvan Tuskul[/nick][status]che[/status]

0

13

Переезд в Париж был хорошей идеей, как ему показалось. Здесь, в кабаре, на улицах Красных Фонарей, он терялся и от всего отвлекался. Здесь, глядя на Нотр Дам, он воображал себя лучше, чем есть и ближе к Творцу, как хотел. Здесь, будучи избитым в Сен Дени, он лежал в луже своей собственной крови, смотрел куда-то вверх и в его мыслях был приятный вакуум. Иногда. Просто забывался. Всеми доступными способами.

Но приезд Сильвана не мог пройти мимо него. Девочки-ведьмочки всюду, их надо просто уметь слушать. Посему он объявился сначала перед этой импозантной дамой, чьи лучшие годы он помнил, как будто оно вчера было, а теперь пришёл сюда. Дозу он принял задолго до встречи, привёл себя в относительный порядок, разоделся как обычно: этот винный брючный костюм, чёрные очки и рубашка, дорогие туфли, выбивающие добротным каблуком ритм, пока дама сопровождает его туда, где бог и Верховная музицировали.

Жаль, что она ребёнок. Дети - это головная боль, с их вопросами, с их энергией, с их особенным восприятием... Наверное, Сильван того же мнения. Так что их там будет двое, кто с детьми ладить умеет так, постольку поскольку. Хотя ему дети говорили, что он милый, потому что улыбается. Всех легко вводить в заблуждение, когда ты только и умеешь, что улыбаться, в основном. Кривляться, играть в веселье, смеяться и пропивать остатки талантов и совести. Вроде того.

Он распахнул двери сам, видя, как дама его боится. Благоговеяние перед силой, которая противоположна силе её покровителя. Так трогательно. Нет.

Смерть окинул взором комнату, скользнул взглядом из-под очков по девочке, потом по богу, снял их и широко заулыбался. Он не давал Вендле почуять кто он. Незачем пугать, ещё разревется, успокаивай потом.

- Да сюда же пожаловал сам Сильван Тускул и даже не подумал написать своему старому другу! - воскликнул на безупречном французском юноша, рассмеявшись. - Впрочем могу ли я винить его в том, коль он понятия не имел, что я переехал сюда.

Он закрыл двери за собой и прошёл внутрь комнаты, оглядел пианино, потом девочку. Опять, уже более придирчиво, рассматривая её тщательно. Делая выводы о том, насколько она будет потом симпатична, какой длины будут её ноги, ресницы, пальцы. Хорошенький ребёнок не всегда вырастает симпатичным.

- О, так будущая Верховная - вовсе не простецкая ромашка. Надеюсь и не банальная роза, - Всадник продолжал улыбаться, но взгляд перевёл на Сильвана. - Как думаешь, в какой цветок вырастет Вендла? Какой цветок достоин бога?

Всадник рассмеялся и облокотился о пианино, скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу.

- Я тоже умею играть. И я тоже цветок. Все мы цветы, - он хохотнул. - Раффлезия. А Сильван у нас чертополох. Колюч, но не лишён природного обаяния, да?

Это он спросил уже у девочки, вопросительно вскинув бровь над голубым глазом.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+2

14

Маленькая девочка, вот кем была Вендла на данный момент. Чего ждал Сильван?  Разговора наполненного глубинным смыслом, открывающим природу ее чувств? Она играла с чувством, даже с большим количеством чувств, чем был ее словарный запас отведенный на их описание к данному моменту  жизни. Это вскоре изменится, как и она сама день ото дня. Еще не так давно у нее вовсе не было никакого запаса, она не могла ходить и самостоятельно есть, а теперь в ее распоряжении было больше нежели ведьма могла бы оценить по достоинству в виду возраста.
     Когда старшие ведьмы круга говорили заняться балетом или рисунком, слушать музыку, смотреть на цветение растений, учиться больше, девочка просто делала то, что ей  велено.  Совершенно не верно было бы сказать, что ее принудили к чему-либо, ведьма просто не ощущала это достаточно обременительным для себя, что бы оказать сопротивление процессу. Вместо этого, день за днем, она осознавала, что ей все лучше удаются те или иные вещи. Вскоре труд над собой стал частью ее жизни, она прикладывала усилия, все что были ей доступны для того, что бы потом испытать радость от результата. У нее еще не было горького опыта, когда приложив все силы и даже тех, что нет, результатом станут только сожаления и горечь от того, как мало оказалось по силам.
-Буду...- Кротко ответила девочка убирая руки от клавиш. Сейчас она смотрела на Сильвана пытаясь понять хоть что-то в выражении его лица, для ребенка это было очень трудно, ведь мимика бога не давала каких-то подсказок, а маленькая Венди не любила опираться на слова. Тетя врала, когда говорила, что все хорошо, так же делали другие ведьмы, некоторые вовсе льстили посыпая ребенка комплиментами словно пластмассовыми блестками из ведра.  Вендла знала, чувствовала обман, уж интуиция это или же прорицание слабо пробивающееся одним из чудес доступных ей? Сказать наверняка не мог бы никто, но порой ложь слишком очевидна, что бы прибегать к использованию магии для ее распознания.
  Правда упрекнуть Сильвана во лжи ведьма не могла и это ввело ее в ступор, она просто поняла, что  не знает, что чувствует бог, даже примерно. Разноцветные глаза не моргали, даже после того, как он высказался о ее игре, губы девочки не растянулись в улыбке, а глаза не просияли радостным блеском. Венди словно в прострацию впала на некоторое время. Лишь когда Сильван предложил  вернуться в чайную ребенок оклемался и Вен хотела уже  встать со своего места, как уверенные шаги разлетающиеся эхом по коридору заставили ее замереть, словно юбку приколотили гвоздями к стулу вынуждая чуточку задержаться на месте, а может и подольше.
  Незнакомец показавшийся в музыкальном классе вызвал удивление на лице ребенка. Венди хоть и была маленькой, зато не была дурочкой и быстро поняла, раз этого человека пустили к ним, то он не менее важен чем сам Сильван. Венди даже не подозревала, что уже знакома с пришедшим, наверное даже лучше чем сама того желала. Смерть забрала у нее мать, а потом кошку и ангорского хомяка по имени Спайс, возможно и отца о котором Вен не знала совершенно ничего.  Стоит отметить, что в ведьме вырастили разумное отношение к смерти, уже в столь юном возрасте, правда это не значило, что не путем обмана.
Все же она не знала кто именно предстал перед ее удивленным взглядом. Какие тайны хранит необычный гость с красивом костюме, конечно же ее внимание привлекли его глаза, как только он снял очки. Разные как и у нее самой, только цвет второго глаза другой, но теперь была пара голубых глаз на кабинет, хоть и у разных владельцев и разного оттенка.
-Здравствуйте,- сказала Венди поднимаясь со стула в присутствии нового взрослого и отходя  от его оценивающего, цепкого взгляда ближе к Сильвану. Это вышло совершенно неосознанно, просто Венди уже знала кто Тускул и понятия не имела кто его друг. Будучи застенчивым ребенком она повела себя довольно  предсказуемо.  Хотя ведьма и не позволила себе дать слабину и спрятаться за своего бога оставаясь  просто смещенной в его сторну так, что бы расстояние  было допустимым по правилам поведения в отношении всех собравшихся. Не смерти она боялась, но неизвестности. Незнакомец же был осведомлен и рассуждал о ведьмах свободно, это не было удивительным, ведь  и так было очевидно, что он не последняя фигура, раз находится тут.
Сама верховная в разговор вступить не торопилась, она просто наблюдала с интересом, ведь юноша выглядел очень эмоциональным на фоне Сильвана, неужели и сейчас  последний не проявит никаких понятных ее детской голове эмоций в отношении своего друга. Наблюдения продлились не так долго как рассчитывала сама Венди, ведь вскоре к ней обратились с вопросом, хоть тот и ощущался риторическим.  Могла-ли она дать подобную оценку богу? На самом деле, Венди еще плохо понимала концепцию того, что считалось бы "обаятельным". В ее детском разумении этой оценки были достойны скорее разные животные, особенно очень милые. Поэтому и ответа на этот вопрос у нее не нашлось. 
   Зато показался характер девочки, вылез как бельмо на глазу и опередив  ответ Сильвана, если бы тот вовсе последовал из его уст, она не дала повода строить предположения на свой счет.  Ведь ведьма находится тут, может говорить и речь шла  о ней, словно о породистой зверушке.  Маленькая Вендла  вспомнила как они с тетей выбирали хомяка, диалог был примерно таким же. Венди и тетя пытались предположить породу животного до тех пор пока не прочли на ценнике, что хомяк был ангорским. Ничто не могло изменить этого факта. Поэтому, каких бы цветов не был достоин  бог и какой маленькой бы ведьма ни была, ей нашлось, что ответить на речи смерти.
-Некоторые  ведьмы иногда  зовут меня Myosótis*, а вообще я Вендла Олве, для друзей просто Венди, верховная ведьма круга Франции,- мягко улыбнулась девочка самостоятельно представившись, хоть ее и не спрашивали, тем самым обозначив свое присутсвие более отчетливо, а так же положение относительно собравшихся. Было видно, что она немного нервничала и несколько растерялась, но старалась держаться уж если не на равных в диалоге, то точно забиваться в угол не собиралась.  Взвалить заботы о себе на Сильвана в ее планы не входило. Правильно-ли она поступила? Не лучше ли было промолчать и дать им спокойно поговорить, пусть даже о ней, что заставило ее вообще все это сказать?  Слишком много вопросов и так мало ответов. На деле Сильван просто дал ей себя чувствовать на равных и она чувствовала без затей с поправкой на застенчивость с которой боролась как могла, явно победив в борьбе в этот момент времени.
- Все цветы красивые, природа не создает ничего дурного, просто не всякий способен оценить  красоту. - Подытожила ведьма глянув на Сильвана, а после на того, кто прозвал себя трупной лилией. Взгляд Венди был вопросительным застыв на неожиданном госте. Девочка ждала ответного представления как минимум, не смотря на то, что  ответила не на те вопросы и наверняка не тем образом, но это только от того, что для нее "обаяние" заключалось не в тех вещах, что у богов и взрослых, а не от желания обидеть. Щеки ее покраснели ярче, все отчетливее становилась мысль, что ей следовало поступить иначе, но даже для нее было загадкой почему все так случилось.

------------------------------------------------------------------------------------
Myosótis*- Мышиное ушко, она же Незабудка обыкновенная.

+2

15

Смерть вошел в зал без всяческих церемоний, да ему они и не были нужны. Такому как он открыта дорога в любой дом, и если следовать поговорке, что везде, как у себя, чувствуют себя проститутки, короли и воры, то Смерть был всем этим одновременно, а потому шел раскрепощено и разговаривал вольно, если не вольготно. Однако излишне внимательный взгляд от Сильвана он все же получил: пусть бог и был предупрежден заранее, но не мог не обратить своего внимания на какое-то излишне веселое настроение «старого друга».  Они встречались прежде исключительно по делам, и бог сделал определенные выводы в отношении Смерти. Сейчас же они однако друг на друга не накладывались, как криво вырезанные бумажные фигурки. Впрочем, надо отдать должное, в тоже самое время бог не думал, что Смерть здесь не к месту или испортит вроде бы налаженные, по мнению Тускула, отношения, сказав что-то не то, да такое, что девчушка испугается. Во-первых, он слишком уважал Смерть, чтобы так думать, даже про себя, а во-вторых, отчего-то в достаточной мере доверял реакции Вендлы на внезапный приход еще одного субъекта и вступление его в диалог.
Бог слегка ответ взгляд в сторону, заслышав свое имя и фамилию – он никогда не сможет привыкнуть к такому простому, почти панибратскому обращению. От чего-то без длинного титула он ощущал себя настолько же ненадежно, насколько мог ощутить себя человек, находящийся на холоде без одежды. Затем он вернул взор на Смерть и уже собирался кое-что сказать в отношении, произнесенных им слов, однако, прервав его на полузвуке, вступила Вендла, которая казалось бы, слегка притихла вначале. Она не видела, как Сильван слегка склонил голову в бок на ее словах, глядя Смерти прямо в глаза, как бы разыскивая его ответный взгляд и когда зацепил его, чуть приподнял брови, без слов говоря: «Смотри какая».
- И я все же того мнения, что она вырастит человеком, а не растением. Абсолютно далек от твоих тонких аллегорий – не люблю поэзию. Но если принимать в твоей игре участие, то не страшась могу сказать, что ты с выбором сравнения себе ошибся сильно, ошибку эту быть может даже зная, что утверждать уже не смею.
Мужчина легко коснулся плеча девочки, сжимая пальцы и как бы поддерживая ее за такой поступок, но почти сразу убрал ладонь. Затем поднял взгляд на Смерть вновь.
- Ты пришел навестить нас ?
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iEIse.png[/icon][nick]Silvan Tuskul[/nick][status]che[/status]

+2

16

Смерть вскинул обе брови вверх, заслышав ответ Вендлы, потом и правда встретился взглядом с Сильваном, мол "вижу, ага". Он ухмыльнулся богу, лукаво так, а затем повернул голову к девочке снова.
- Вендла Олве, я знаю, - сообщил Всадник, - а меня можешь звать как тебе захочется. Ииии... нет, ты не та, как тебя зовут. Вообще не та. Не похожа, нет, нет, девочка. Хотя, быть может, сейчас и да. Но позднее... будет что-то ещё. Я посмотрю какой ты вырастешь, но, надеюсь, тебе не успеют промыть мозги и сказать, кто я такой.
В его взгляде мелькнуло что-то тёмное, едва уловимое. Эдакий намёк на то, что он не простой человек, не простое существо, но без пафоса. Этот проблеск мог и не быть замеченным девочкой, в общем-то. Юноша вскинул голову вверх, улыбаясь уже дружелюбнее и веселее.
- А знаешь почему Дядюшка Сильван не любит поэзию? - спросил у девочки Смерть, покачав головой из стороны в сторону игриво. - Потому что у него украли его сердце. Один злой-злой господин взял и похитил его сердце, вот такое вот нахальство, средь бела дня бога просто взяли и ограбили. Где это видано, да?
Всадник совершенно не обращал внимание на Сильвана. Ему было откровенно всё равно, что он, по факту, сейчас ребёнку дискредитирует Верховное Божество Их Культа Чёрт Возьми.
- Поэзия же в сердце, все эти аллегории и сравнения. Однажды мы ему сердце вернём, будет тоже улыбаться, а мои сравнения с цветами, наконец, поймёт, а если повезёт, то оценит тонкость моего юмора по части Раффлезии, - Смерть склонился к девочке и ткнул её указательным пальцем руки с перстнями в область сердца. - Ты своё береги, маленькая Вендла, иначе никогда не станешь цветком позначимее, чем какая-то там незабудка. Сальвия, по мне, пошла бы тебе. Но не банальная роза, умоляю, дитя. Вырастешь розой - съем тебя вместе с колючками.
Он выпрямился, подмигнув ребёнку, а потом повернулся к богу. Как же просто делать вид, что всё в порядке. Что нет мерзкого шёпота в голове и нет этого вопля, что всё хорошо, правда. Он иногда смотрел на себя в зеркало, пока что-то изображал, и сам поражался, что у него такая естественная гримаса радости.
- Я здесь теперь живу и работаю. Париж ко мне немилосерден, меня уже один раз крепко избили в Сен-Дени. Мигранты такие сложные и агрессивные люди! Зато я видел такую вдохновляющую пару, о, знаешь ли, мне кажется, твоё лицо навсегда застыло бы в состоянии "я камень", увидь ты их. Она смугла, длинноволоса, тонка. Он кудряв, ресницы длинные, на щеках вечные ямочки. Смеялись, гуляя по Парижу, попали под дождь, а им хоть бы что, танцевали, целовались и радовались, - Смерть рассмеялся снова, зачесав волосы назад. - Горячие сердца, обжигающе. И тут таких много. Париж всегда горяч, а богом местным выбрали тебя, не дивно ли? А потому всё, что сердце у тебя тоже горячее, тебе бы его вернуть только назад. Как думаешь ты, милая Вендла, может ли сердце петь, танцевать и ласково улыбаться своему владельцу?
Он вновь взглянул на девочку.
- Ведь сердце - это не просто комок мышц, не так ли? Вот что ты любишь? Расскажи, уж больно интересно. Не только ведь сладости и плюшевых мишек?

[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+1

17

Маленькая Венди пребывала в легком смятении, ее одолевали мысли о правильности ее действий. Все же она знала, что влезать в разговор взрослых не очень хорошо, с другой стороны, что-то внутри отчаянно потребовало этого вмешательства и устоять она оказалась не в силах.  Рука Сильвана легла на плечо приятным теплом и заставила девочку отвлечься от размышлений обратив на себя внимание, а так же внушив уверенности.  Ведьма повернула голову и уставилась на бога своими большими, разноцветными глазами, внезапно ее осенило осознание. Сильван мог заметить, как рука ребенка отгородила губы со стороны, где стоял Смерть и девочка попыталась подсказать одну очень важную в ее понимании вещь преобретя уж очень заговорщический вид. Сильван, если был способен читать по губам, мог легко увидеть "Привет", которое произнесла без звуков ведьма и почти незаметно кивнула в сторону всадника, ключевым словом могло послужить "почти", наверное со стороны и высоты Смерти это выглядело забавным. Да, она пыталась дать Сильвану понять, что он забыл поздороваться со своим другом, ведьма была такой, ничего уж с этим было не поделать, да и как она могла не подсказать ему... К тому же она выглядела действительно растерянной, ведь и с столь эмоциональным товарищем  Сильван вел себя совершенно так же спокойно как и до этого, словно ему все равно, а подобного просто быть не должно.  Венди была потешной как и все дети, точнее их большинство, голос Смерти отвлек ее внимание перетащив на себя и ведьма повернулась уже краснея своими пышущими жизнью и здоровьем щечками. Это не было смущением, она просто разволновалась, что друг Сильвана мог заметить ее неловкие попытки дать ему подсказку в которой тот вероятно и не нуждался вовсе.
-Как хочется это как? -  теперь ее недоумение было направлено на всадника. Юноша говорил весело и с задором и Венди пыталась его слушать, но ее внимание отвлекали детали костюма, разные глаза, голос, запах, все совершенно в облике Смерти. Разноцветные глаза ребенка были в постоянном движении  остановившись по итогу на глазах всадника, но она рассматривала его ресницы, а не зрила в зеркало его души.  При этом она стояла и больше не отстранялась от  него, словно ее в землю закопали между ним и Сильваном.  Смерть мог увидеть, как губы ребенка поджались когда он начал рассказывать про ограбление и похищение сердца, правда Венди все еще помалкивала, лишь ее брови очень грустно изогнулись. Она  напряженно слушала, а в конце, когда его палец ткнул ее в грудную клетку девочка пошатнулась наконец заговорив, словно он какую-то кнопку на ней обнаружил.
- Наверное я букетик, раз меня сравнивают с разными цветами, съедите из него только розы, мне не жалко,  - Был в списке маленькой Олве и клевер и ромашки с розами, царственные пионы, незабудки и сальвия приплелась следом, сама Венди не знала каким цветком хотела бы  стать,  да и может-ли она выбрать? Ведь у нее есть предназначение вопреки классификации существ СФ,-мне нравятся все цветы. - Повторила девочка еще раз и повернула голову к Сильвану рассматривая его спокойное, безмятежное лицо.  Казалось новый знакомый не обманывал вовсе, а может делал это слишком уж умело.
-Хорошо, тогда я помогу вам вернуть его  сердце.- Венди засуетилась и порылась в кармане юбки, вообще это была конфета для нее, но она совершенно не была жадной и раз уж кто-то столь важный как сам  Сильван оказался тут, то следовало его угостить тоже. Тем более, что он хотел помочь своему другу и ее богу по совместительству.
  Шелестя фантиком Олве достала еще один чернослив в шоколаде, выставила конфету перед Смертью и улыбнулась совершенно доброжелательно. Тьму в его глазах она  заметила, всматривалась в нее, да так, что смерть мог увидеть свое отражение в больших, разноцветных глазах ведьмы, но не придала той значения совершенно.  Как бы смерть не распорядился конфетой, Венди  только вздохнула, простых отношений, а главное понятных с богами не предвиделось совершенно. Оставалось важное упущение, ведьма все еще не знала как обратиться к незнакомцу, ведь представиться он так и не удосужился. Вероятно поэтому его вопросы опять остались без ответов, а маленькая Олве теперь слишком увлеклась персоной незнакомца.
- Вы Купидон, да? -Обратилась маленькая Олве к всаднику очень серьезно глядя в его глаза. Нет, ну а что Смерть хотел от маленькой девочки рассказывая про похищения сердец, цветы и поэзию? Про то как они вернут сердце Сильвана и велел ей  свое поберечь. Венди смотрела  на него не отводя глаз и постепенно они наполнялись тем самым детским восторгом, ведь  Париж это город любви, ну куда еще переехать Купидону как не сюда, мнение сформировалось стремительно и быстро, как и любое ошибочное.

Отредактировано Vendla Olve (2019-04-21 00:05:26)

+3

18

Сильван промолчал, услышав эту тираду об украденном сердце. Просто стоял и бросал на Смерть короткие незначительные медленные взгляды, предпочитая концентрироваться на Вендле и следить за ее реакцией на происходящее. В конце концов Тускул помнил для чего он здесь, даже если ситуация повернулась совсем другим, пусть уже заведомо в какой-то доле известным, ребром. Он не был знаком с таким Смертью. Предыдущие их встречи показывали его с других граней, эта же – была новой. Сильван принял ее достаточно быстро, и не смотря на то, что не привык доверять улыбкам, он и не подумал сканировать тело существа, чтобы узнать чуть больше и возможно тогда наткнуться на еще блуждающий по телу наркотик. Молодое лицо его убедило, что все в порядке, и он поверил. Наверное, по большей части все же опираясь на уже имеющееся уважение к Смерти, принятие себя в иерархическом порядке ниже его, а соответственно личностное пространство неприкосновенным. Если какое-то существо, пусть даже сама Смерть, выбирает вести себя современно, более… расслабленно и подвластнее ныне традиционным манерам, то кто такой Сильван, чтобы делать ему этим какие-либо попреки? Лишенное уставности обращение с ним и юной ведьмой, вовсе не обозначает, что тот посетил их без умысла. Оставалось понять для чего?
Порывы Вендлы он заметил, но не исполнил. Вместо этого вновь коротко, держа спину прямо, а руки сцепленными за ней, взглянул на Смерть, когда тот к нему обратился. Выбор цветка по меньшей доле удивил бога, но он вновь ничего не сказал, хотя и отложил это на раздумье до первой свободной минуты. А вот насчет города Тускул напротив был не согласен, в конце концов жители Парижа несколько отличались от населения остальной Франции. Главой этого, слава случаю одного, быть может еще чем-то схожим с Марселем, города, его никто не назначал. Он главный культа всей Франции. А здесь есть такие же проблемы, такие же переживания, как и во всех остальных сельскохозяйственных странах. Да и сии территории уже входили под его крыло будучи Галлией. Имелись здесь и милые его сердцу корсиканцы. Поэтому иронии он не оценил.
- Ты сошел бы за философа, только если бы молчал.
Сильван перевел взгляд на Вендлу, но заслышав предположение о купидоне тут же вновь молчаливо посмотрел на Смерть, говоря как бы «Смотри на кого ты стал похож с этими речами о сердце и цветах». Мужчина повел плечами и, повернув лицо в сторону, легко улыбнулся, посчитав такое сравнение забавным. Затем вновь посмотрел на Смерть и приподнял брови, без слов спрашивая, что тот скажет на такое предположение.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iEIse.png[/icon][nick]Silvan Tuskul[/nick][status]che[/status]

+2

19

Смерть с интересом посмотрел на конфету, потом на девочку. Юноша покачал головой, мол, не буду. На реплику Сильвана отреагировал смешком, свёл брови в каком-то демонстративном снисхождении.
- А ты вовсе не разбираешься в философии, - парировал Смерть, улыбаясь. - Что же я, рассказывать буду девочке про то, как каждый человечек здесь наполовинку искалечен?
Всадник повернул голову к Вендле, когда она спросила не Купидон ли он. Вопреки комичности вопроса, он серьёзно нахмурился, задумчиво потерев подбородок. Зыркнул на Сильвана, подмигнув ему с эдакой задоринкой.
- О, нет, что ты, я не совсем Купидон, - он покачал головой в отрицании вновь, потом щёлкнул пальцами в воздухе, показав на неё пальцем и склонив голову чуть набок, - но, скажем так, своего рода силой соединять любящие сердца я обладаю.
Молодой человек повёл шеей, сложил руки за спину и прошёлся вперёд по помещению, тихонько посмеиваясь. Развернулся на каблуках туфель и развёл руками.
- Можешь звать меня так, как тебе удобно, маленькая Вендла, - он снова широко улыбался, потом приложил руку к груди, в области сердца. - Моей сути то не изменит. Писал Шекспир, что Роза пахнет Розой, хоть Розой назови её, хоть нет и так, пожалуй, оно и есть.
Он приподнял брови. Его тёмный глаз смотрел на Вендлу, а светлый замер, будто смотрел куда-то в пространство или, чёрт знает, может внутрь самого Смерти, он был расфокусирован. Выглядело это не так уж и забавно, скорее жутковато.
- Я Всадник Апокалипсиса, девочка. Смерть. Тот самый, что на бледном коне скачет за Войной, Голодом и Чумой, уничтожая остатки живых вместе с миром. Впрочем, не стоит волноваться, - он небрежно махнул рукой и этот жест смотрелся уж больно легко для такого существа, открыто признающегося в том кто он есть, - конец случится весьма не скоро. Я пришёл просто посмотреть как же выглядит маленькая Верховная и как изменился мой добрый старый друг. Ближайшие годы я планирую жить в Париже и, думаю, что ведьмы должны быть в курсе, что я здесь. Здесь уж больно романтичная атмосфера, красивые женщины, Мулен Руж... и так, политика сносная. О, и, конечно же, Нотр-Дам, Лувр, Сакре Кер... сама Сена, бесконечные мосты, дивно, дивно. А уж сколько крови пролито на этих улицах... ах, и катакомбы с изобилием мертвецов, которых никому в голову не приходит похоронить с почестями, а не пялиться на них, точно это нормально - просто потрясающе. Как не любить Париж с его контрастами?..
Светлый глаз повернулся к Вендле. Теперь он глядел на неё обоими, но всё ещё не залезал вглубь неё, не ковырял, не подкапывался через Астрал. Опять же, пугать детей больше положенного он сегодня не планировал.
- А зачем богу сердце? И как ты думаешь, маленькая Вендла, нужно ли богу любить, быть любимым? Нужна ли богу семья? Что вообще, как тебе кажется, делает бога богом? - он глянул на Сильвана, погрозив тому пальцем. - Устами младенца, говорят, глаголит истина. Посему даже не смей кукситься.
Тот же палец он перевёл на ведьму.
- Маленькая Вендла, ты, в свою очередь, не бойся сказать правду, - он опустил руку. - Оскорбить его или разозлить весьма сложно, я лишь одну женщину знаю, которой это удалось... но там уж, как водится, милые бранятся - только тешатся, ничего необычного. Будем считать, что я проверяю тебя на профпригодность, уже сейчас. А то вдруг Верховная любит обманывать, а мы тут все и не знаем.
Всадник сощурился.
- Пока тебе чужда политика и вытекающие из неё необходимости, просто будь просто самой собой и говори что вздумается, как есть, как хочется. Ещё успеешь всем солгать с три короба и не один раз, когда станешь взрослой и солидной дамой, вроде тех, что так рьяно тебя воспитывают, Букетик.
Он подошёл к ней ближе и сел перед ней на одно колено, точно какой-то принц, рассматривая её лицо. Его страх и нелюбовь к детям, кажется, ушли на второй план, а то и вовсе нивелировались. Всё же, она была хоть и ребёнком, была умнее, на его взгляд, а от того у него не складывалось столь типичное впечатление обо всех детях, что, дескать, они все тупоголовые и только и норовят умереть где-нибудь по совершенно глупой причине.
- Тебе уже говорили твои учительницы, что ты - весьма симпатична?
Смерть улыбнулся уже дружелюбно и даже ласково.
- Ты же не боишься говорить правду?

[icon]http://funkyimg.com/i/2QiaQ.png[/icon][nick]Death[/nick][status]why, of course I'm evil[/status]

+2

20

Венди еще какое-то время стояла с конфетой, но когда стало очевидно, что  парень не планирует ее брать, ведьмочка положила угощение на стол сразу забыв о нем. Оба гостя ее интересовали в равной степени, но наверное, Смерть ожидал большего от верховной ведьмы, а может был достаточно мудр, что бы понимать, что у человеческих детей есть предел способностей и просто развлекал себя как мог. Не смотря на своеобразие взгляда, которым всадник рассматривал ребенка, юная ведьма выдержала его, смотрела в светлый глаз с любопытством, но без озорства или смешливости, словно там таился ответ на очень важный вопрос витавший в пространстве все ещё без ответа. Просто тайна его личности ввергала ребенка в легкую нервозность и желание во всем поскорее разобраться.  Все время пока он говорил Венди слушала, она еще не знала кто такой Шекспир, не знала что такое апокалипсис, но одно слово привлекло ее внимание и ребенок отреагировал. Возможно не так как должны реагировать живые столкнувшиеся со смертью, а быть может как раз так, Венди не знала и ей было все равно как надо реагировать.
-Смерть?  Тогда хорошо, что все видят такого веселого и красивого человека перед смертью, а не страшного скелета с косой. - Это все, что сказала Венди, никаких вопросов от нее не поступило, хоть их у девочки было. Она не знала как забирает смерть, превращается-ли он во что-то ужасное, но Венди была из тех, кто о подобном не задумывается. Почему-то ей казалось, что он так и приходит шумно врываясь в помещение и раскинув холеные руки в стороны, улыбается сверкая белесым глазом и демонстрируя всем своим видом собственное явление и не важно, что думают присутствующие. Эта мысль запала ведьме в голову вызывая сдержанную улыбку, ведь ей понравилось его появление, по крайней мере сегодня, а дальше лишь время покажет... Прямо во время разговора о апокалипсисе, она думала о том, что ее маме было не страшно уходить с таким человеком, как ее хомяку и кошке, на душе стало как-то спокойнее. Когда главная загадка исчезла Венди расслабилась, исчезло ее внутреннее напряжение и нервозность от неизвестности. А так же некоторые мысли, которыми она терзала свой детский ум успокоились и сгинули.  На вопрос всадника у ребенка нашелся ответ, возможно верным он не был. Венди застеснялась, ведь это была ее мысль, а не та которой ее научили ведьмы шабаша или тетушка.  Немного волнуясь и не желая показаться глупой или излишне застенчивой ведьма подняла взгляд к Смерти и ответила слегка сжимая в руках складки форменной юбки.
-Я думаю, что не получится быть богом если не любишь. Все боги что-то любят, поэтому они такие разные, как и люди. Человеком ведь тоже быть не получится если не любить.- Венди глубоко вздохнула, обычно ее только учили, учили, учили, рассказывали и спрашивали по пройденной теме, но подобного рода вопросов никогда не касались ни ведьмы, ни тетя. Им казалось рано с ребенком поднимать подобные разговоры, но знания, что дали ей были достаточными что бы сделать выводы и иметь мнение на выставленный счет. Хотя вполне могло статься, что Смерть и Венди говорят о разной любви.
-Семья... Если вы не знаете и спрашиваете меня, то это очень хорошо, когда тебя любят и у тебя есть семья.  Потому что о тебе заботятся даже если ты сам не можешь это сделать и любят тебя даже если ты сам этого не делаешь,- когда же смерть опустился на колено Венди заметила, что воротник рубашки юноши немного отогнулся, ей было совсем не страшно его немного поправить вернув задранный уголок на место маленькими, тонкими пальцами, -поэтому ,если у вас нет семьи вы всегда можете прийти к нам сюда.  Мои родители умерли, но меня тут любят и всегда обо мне заботятся и я тоже забочусь о тех кто здесь и люблю их тоже. - Точно никто не знал, что с отцом Венди и кто он такой, но что бы не селить ненужные мысли в голову ребенка и не открывать дополнительных душевных ран, ей сказали то, что проще всего было сказать обладая нулевыми данными. Поэтому для Венди оба ее родителя были мертвы, чкорее всего к лучшему. Девочка пока не учитывала ряд факторов и обстоятельств в виду возраста, но говорила так как думала на данный момент, не кривила душой и  даже не думала лукавить.  Она знала ,что любовь бывает разная, но всех граней ее ребенок знать не мог по самым простым причинам как и подводных камней. Лишь с возрастом придут пресловутые тяжелые мысли о даре и том кто она без него для мира, но не сейчас, нет. Возможно поэтому ответ был таким незатейливо простым и без какого-либо романтического подтекста. Венди пока видела любовь так как ее выражали в отношении нее, только и всего, а вот сказочками о принцессах с принцами мозг верховной не отравляли вовсе, наверное поэтому принца в Смерти ребенок не рассмотрел, только парня с оттопырившимся воротником, но зато очень нарядного. На комплимент Венди тоже отреагировала пожимая плечами и опуская взгляд в пол, все же красные пятна проступили на веснушчатых щеках верховной и зачем взрослые постоянно это говорят, ведь это очень смущает маленьких девочек, уж боги то должны понимать...
-Я не боюсь говорить правду, которую знаю, но моя тетя говорит, что не надо  говорить правду, потому что многое, что мы считаем правдой для кого-то ложь и можно обидеть кого-то, иногда это не красиво. Надо поменьше говорить, а когда говоришь надо просто быть честным.  Я не знаю правильно-ли это "мало говорить", но честным быть надо всегда, если говоришь что-то или делаешь. - Как можно более развернуто сказала Вендла Смерти, в какой-то момент она повернула голову к Сильвану, проверяя не уснул ли бог пока она беседовала с всадником.

Отредактировано Vendla Olve (2019-05-15 18:13:08)

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Beautiful Creature