Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Cachemire


Cachemire

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Cachemire
Plus doux que l'amour
1. Место действия
Франция, Париж
Авеню Монтень, ателье высокой моды «Christian Dior».
2. Время и погода
13.06.1968 год, 19.00 и далее
На улице жарко, сухо. В зале ателье достаточно многолюдно, царит гул и атмосфера предвкушения.
3. Действующие лица
Дунфан Шо, Камир Хаим Нахаль (Ривьера)

Молодой фотограф из штата модного журнала «Elle» получил задание посетить закрытый показ Марка Боана - главного Кутюрье модного дома «Кристиан Диор», что большая редкость, учитывая замкнутость, скрытность этого человека и общее отношения к журналистике и журналистам. Его заверили, что некий человек встретит его на входе и сопроводит в зал перед самым началом главного торжества. И вот он уже стоит перед  дверьми заведения, предвкушая маленькое чудо…

Отредактировано Iren (2019-01-18 20:54:24)

+1

2

Дунфану нравилось работать на моду. Да-да, именно так. На моду. Потому что каждый человек, что сюда попал, был самой модой. Сам Диор был модой. Бог занимал здесь позицию критика и помощника и вообще чёрт знает ещё кого, но помимо прочего он же делал аксессуары с красивыми вставками то драгоценных, то полудрагоценных, то вообще не драгоценных камней. Но чаще украшения были вовсе не нужны: тренды были другие, ой другие! Если сказать по правде, шестидесятые выдались для него не очень удачно. Уповать приходилось, в основном, на свою историческую родину, ведьм и тех, кто за модой не следил. Да, безусловно, изысканные и простые браслеты, серьги и жемчужные ожерелья - это классно, но никакого креатива не приветствовалось. Китаец смирился с этим, поэтому особо не старался даже влезать в дела законодателей моды. Даже, боже, он не светился в высшем обществе, как бог. Просто умный человек, просто помощник, просто очень красноречивый и внимательный парень, родом из Китая, которого зовут Линь. И этот Линь отлично умеет общаться с журналистами, фотографами и успокаивать рыдающих моделей. Пусть этот Линь и носит странные немодные перстни на всех своих пальцах, утверждая, что это наследство его бабули Чхан'э, он остаётся довольно ценным кадром.
- Фиона! Фиона! - он почти бежал за закрывшей лицо руками девушкой, на которой были надеты ещё джинсы, да какая-то совершенно безобразная кофта.
Девушка скрылась в туалетной комнате, хлопнув дверью прямо перед носом китайца. Мужчина закатил глаза и глянул на часы. Ему было некогда возиться с этой девочкой, но он должен был вернуть её в гримёрку. Дунфан постучался ей в дверь.
- Фиона! Если ты сейчас же не выйдешь и не наденешь ту юбку и то пальто...
- Я БУДУ ВЫГЛЯДЕТЬ КАК ПОРТОВАЯ ШЛЮХА!
Бог закатил глаза. Она даже не представляет себе, как выглядят портовые шлюхи, что несёт эта женщина, прости Творец?
- ЧТО СКАЖЕТ МОЯ МАТУШКА? ОНА СВЯТОЙ ЧЕЛОВЕК! ОНА НАЗОВЁТ МЕНЯ БОГОХУЛЬНИЦЕЙ!
- Фиона, свет мой, душа моя, рыбка моя, солнышко моё, ресничка моя, птичка моя, чудо моё, пожалуйста, выйди на свет Божий, твоя работа должна принести тебе массу удовольствия, если ты перестанешь думать о католических причудах твоей дивной матушки.
Дверь туалетной комнаты открылась.
- Как ты меня назвал?
- Дурочкой, - Дунфан обезоруживающе улыбнулся и схватил девушку за плечо, вытянув её из уборной и поведя по коридору.
Там он увидел молодого араба, как ему показалось и подмигнул ему, походя. Видимо это и был тот фотограф, которого ему нужно встретить.
- Одну минутку, - бросил он ему и завёл девушку в одно из помещений. - Пожалуйста, Фиона! Возьми себя в руки. Ты - модель! И быть здесь - это не богохульство, это новая вера. Твой бог сегодня - мода, а ты её жрица, которая должна явить всю красоту своей богини. К тому же, тебе так идёт этот силуэт... Давай, давай!
Он захлопнул дверь и развернулся к Камиру, с облегчением выдохнув.
- Здравствуйте, - китаец приветственно развёл руками, широко улыбаясь.
Его французский был идеален. Никакого странного акцента, никаких неправильно проставленных ударений. Он был одет в клетчатый бордовый костюм и уже ставшие модными туфли без острого носа. Рубашка Дунфана была идеально белой. Он оглядел фотографа и протянул ему руку для рукопожатия.
- Линь Цзао. Можете звать меня просто - Линь. Я буду вашим проводником по этому храму, - Шо второй рукой обвёл помещение. - Мы сейчас в самом интересном месте, ибо здесь наши жрицы надевают свои ритуальные одежды и получают порцию божественного провидения на кончики своих ресниц. Вижу по вашим искоркам в глазах, вы жаждете познать нашу религию.
Он рассмеялся. Шутил, паясничал - как всегда, причём совершенно добродушно и искренне. Ему нравилось быть здесь не смотря на то, что никому не нужно его искусство.
- Вы хотите сделать пару фотографий бэкстейджа или только сам показ? - он хитро улыбнулся Камиру. - Для меня здесь открыты все двери, а, значит... - он вскинул вверх указательный палец, сделав паузу, а потом указав молодому человеку куда-то в область сердца, - ...и для вас тоже.
Он всплеснул руками.
- Мода этого времени диктует нам свободу и яркость, поэтому я и считаю, что вы должны перемещаться свободно и ярко светить своей вспышкой. Ваши фотографии потом будут подобны иконам этого времени. Вы здесь и сейчас делаете историю, мой дорогой друг, потому прошу отнестись к этому максимально творчески и долой унылое клацанье по одной и той же кнопке в одном и том же месте. Договорились?

[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]God Is Fashion[/status]

+1

3

Камир вежливо улыбнулся. Вежливо. И пожалуй только лишь. Если бы Дунфан обратил внимание на то, как расправлены его плечи под плотным итальянским смокингом серого цвета, как поднят его подбородок и сколь свободно и прямо принимает взор взгляд бога – незнакомого человека высшего положения по сути же, можно было бы сказать, что этот человек знает что делает и уверен в деле, на которое его послали. Однако, если бы Дунфан опустил взгляд чуть ниже и заприметил, как через чур аккуратно, если не сказать, волнительно руки держат футляр с небольшим Кодаком, можно было бы со сто процентной четкостью сказать -  перед ним новичок.
- Камир Хаим Нахаль, - представился он и его французский был хоть и уверенным, но далеко не таким правильным, как у бога. Пожалуй он использовал слишком долгие и непривычные звуки для такого языка и делил слова в предложении вместо того, чтобы их связывать. – Но можете звать меня Камиром, мне было бы очень приятно слышать это из Ваших уст. – на окончаниях слов слышался какой-то очень мелодичный призвук, заставляющий прислушиваться и вслушиваться в слова, которые произносит этот человек, поглощать переливы, как жаждущий воду. Сомнений, что он прибыл с востока, не оставалось.  Камир поднял фотоаппарат чуть выше, прижимая его одной рукой к груди и посмотрел на дверь, из которой совсем недавно вышел Дунфан.
- Похоже, ей не нравится то, что она носит. – это фраза была единственным, что его воспитание ему позволяло сказать. Но в ней было большее. В ней было сомнение по поводу всего «свободного» и «яркого», что создает Диор. – Я бы хотел сфотографировать по возможности все! – он хмыкнул и в его глазах вновь появился неуловимый горящий задор. – То, как девушки одеваются перед показом, то, как вокруг них хлопочут помощницы, возможно даже швей, если они здесь – все это основа основ и было бы большой удачей увидеть  подобное и помочь увидеть другим.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/LeAMT.jpg[/icon][nick]Kamir Haim Nahal[/nick][status]S'échapper de la famille[/status]

+1

4

- Тц-тц! - Дунфан покачал головой в отрицании, дополнив этот жест указательным пальцем. - Ей страшно быть другой, дорогой Камир. Неизвестность пугает, а не сама темнота. Не все модели свободно перевоплощаются из одного образа в следующий. Фиона привыкла к космическим фактурам так же не быстро, как привыкает она к новым творениям Диора. Страшно представить, как она будет носить эклектику.
Мужчина окинул юношу взором и улыбнулся, склонив голову набок.
- Идёмте, - он поманил Камира за собой и встал перед дверью в гримёрную, взявшись за ручку, - начнём с первой двери нашего храма, где жрицы надевают свои ритуальные одежды.
Шо игриво подмигнул Нахалю. В этом не было пошлости или флирта - скорее, просто азарт и веселье. Таков уж был Дунфан: не мог он без какого-то элемента театральности и шутки. К тому же, ему показалось, что Камиру нужно ещё немного расслабиться и притереться к местной обстановке, а что как не дружелюбие, лёгкость речи, задор в глазах и полная расположенность поделиться чудом может растопить любое сердце? Да и вообще, бог заметил то, что он так ценил в людях. Этот блеск в глазах. Эту жажду увидеть. Прикоснуться к чему-то большему, к другому миру. О, безусловно, восток в крови Нахаля не давал ему гореть здесь и сейчас, но это, по мнению Дунфана, был всего лишь вопрос времени.
Он открыл дверь, подтолкнув Камира вперёд, шепнув только "дерзай, Камир", и их сразу обдало запахом мандарина и жасмина. Модели даже не обратили внимание на вошедших, явно привыкшие к тому, что кто-то вечно ходит туда-сюда. Зато обратила внимание симпатичная девушка, примерно такой же восточной наружности, как Камир, но уже с налётом чего-то французского, пожалуй. Метиска. Она была гримёром и как раз украшала изящными стрелками глаза Фионы. Она так красиво и широко улыбнулась вошедшим, что это было невозможно не заметить. У неё были просто белоснежные зубы, ровные, а глаза были разного цвета: карий и голубой. Её волосы были завязаны в пучок. На ней была длинная юбка цвета земли с узором из приглушённо-золотых цветов и свободная рубашка чёрного цвета, а поверх всего этого фартук с огромным количеством карманов, из которых торчали кисти, помады, подводки, расчёски, лаки, какие-то ещё непонятные штуки, которыми она творила своё колдунство. Другие гримёрши были, пожалуй, менее выделяющимися. На её изящных ножках красовались тёмно-коричневые туфли-лодочки с закруглёнными носиками. Сначала её взгляд упал на Дунфана, а потом и на Нахаля. Китаец подмигнул ей и бросил "суровый" взгляд на модель. Фиона показала Дунфану язык. На ней уже было серое пальто и оно действительно красиво сидело на девушке.
- As-salāmu ʿalaykum! - поздоровалась гримёрша с Камиром.
По радио приглушённо играло окончание Битловской "Хэй, Джуд" и после неё заиграла Ohio Express с более зажигательной Yummy Yummy Yummy. Одна из гримёрш тут же метнулась к приёмнику и крутанула звук погромче, уже чуть пританцовывая, пусть и шустро, возвращаясь на своё место. Модель со светлыми волосами, уже полностью наряженная и украшенная, встала с места и покрутилась в своей юбке, взяв за руки гримёршу и начав танцевать прямо с ней, прямо здесь, подпевая песне. До показа ещё было время, а они вон, управились. Дунфан рассмеялся, глядя на девчонок. Они все были совсем молоденькими и ещё не знали ни бед, ни горестей, ни большой-большой славы. После этой песни из приёмника послышались переливы гитары Джимми Хендрикса, поющего All Along The Watchtower. Фиона взвизгнула, чем напугала своего гримёра, которая аж руки вскинула, лишь бы не испортить той макияж.
- Это же Хендрикс! Девочки, это же ХЕНДРИКС! Господи, я всё бы отдала, чтоб просто постоять с ним рядом!
Модели все прислушивались к песне, некоторые поигрывали плечами, а те две девушки, что уже управились со своей работой, что-то обсуждали и поглядывали на Камира. Моделька послала ему воздушный поцелуй, рассмеявшись и они ушли вглубь гримёрки. Там хлопнула дверь. Видимо, перешли в другое помещение.
Хаос, создаваемый Джимми, отлично вписывался в происходящее. Музыка дополняла движения помощниц, которые сновали по помещению, обмениваясь какими-то кистями и друг другу что-то подсказывая, воркуя на французском, какой-то лёгкостью. Они походили на рыбок, плавающих средь кораллов.
Дунфан качал головой в такт песне Хендрикса. Ему нравился этот афроамериканец. Пусть кто что говорит о нём - гадёныш умел делать музыку. Он подошёл ближе к Камиру и шепнул:
- Как управишься - скажешь.

[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]God Is Fashion[/status]

+1

5

Камир вошел в гримерку и оглядевшись вокруг, явно почувствовал себя в разы бодрее. Он точно бы забыл о существовании Дунфана - Линя и храбро сделал шаг в обитель прекрасного, расправляя и без того расправленные плечи. Костюм на нем вдруг оказывается сидел все это время идеально.
- Alaykum As-salamu. – несколько официально, но так же любезно ответил Хаим на приветствие симпатичной визажистки. Родной язык как-то вдруг на миг раскрыл его произношение, сделав его более расслабленными и широким. Он улыбнулся и поднял свой кодак, вынимая его из сумки и беря в руки. Предупреждать кого-то о том, что он собирается делать фотографии, он не собирался. На подиуме все и так будут это знать, а сейчас этого было не нужно. Грация и непринужденность во всей своей естественности – вот что ему было сейчас нужно.
Услышав обращение к себе от Линя, Камир сначала даже не понял о чем речь, но сообразив, кивнул.
- Конечно.  – спокойно и медленно ответил он.
И вот первый раз щелкнул затвор.

http://s8.uploads.ru/ItfWc.jpg

Никакой вспышки, хотя это и могло подпортить фотографии в данном освещении. Обнаженные и полуобнаженные девушки явно не смущали мужчину, и он довольно ловко лавировал между моделями, зеркалами и гримершами, почти не заметный и неуловимый, бросая короткие улыбки, когда пересекался с кем-то взглядами поверх объектива, перезаряжая фотоаппарат для следующего кадра.

http://s9.uploads.ru/CBa5U.jpg

Хаим  разгорался интересом и тягой к творчеству, с каждой фотографией, запечатляющейся на обратной стороне его зрачка, чувствуя себя все более и более уверенно. Иногда в перерывах между удачными и не слишком кадрами, он кружил вокруг моделей, незаметно проводя пальцами по материалу их одежд и в эти моменты его взгляд становился особенно цепким и внимательным, темным и вострым. Он точно бы что-то исследовал, следил за линиями, силуэтами юбок, штрихами, не заметными сначала.
Он сфотографировал танцующих и, отрываясь от камеры, улыбнулся сам. Сфотографировал чарующий взгляд, направленный на него через зеркало, кокетливо летящие в кружении юбки. Запечатлел на  фотопленке обнаженные плечи и призрачно виднеющийся силуэт обнаженного тела на фоне окна через особо тонкие работы. Камир щелкал затвором на все, что зацепляло его взгляд. Ему явно доставляло удовольствие находиться здесь.
Спустя минут десять – пятнадцать, когда большинство девушек уже были готовы к показу, он подошел к Дунфану и смотря ему прямо  в глаза, доложил:
- Готово.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/LeAMT.jpg[/icon][nick]Kamir Haim Nahal[/nick][status]S'échapper de la famille[/status]

Отредактировано Iren (2019-01-28 17:04:07)

+1

6

Может быть, будь Дунфан простым человеком, он бы не заприметил эти лёгкие касания кончиков пальцев Камира к тканям, не заметил бы этого взгляда, его остроты. Может быть, он бы не заострил своё внимание на том, как именно кружится молодой человек здесь, на что обращает внимание, что именно цепляет его взор и объектив камеры. Шо задумчиво потёр подбородок. Ему показалось, что, в глубине души, мальчик этот мечтает совсем о другом, но пока делать выводы было рано. Если сразу спросить напрямую - можно его спугнуть. Лучше делать всё постепенно.
Камир сказал, что готов и Линь поманил к себе гримёршу с разными глазами. Девушка подошла и вежливо поклонилась им поочерёдно, но начала, стоит заметить, с Камира, потому что исповедовала ту же религию, что и он, а следовательно почтение следовало выразить сначала ему. 
- Фатима, - обратился к ней Линь и та вскинула своё юное личико, - скажи мне, восточный цветочек, в нашем саду уже закончили?
Девушка широко заулыбалась и покивала головой.
- Конечно, месье Линь! Полагаю, вы хотели провести месье фотографа? Вы никому не помешаете, всё хорошо. Но помните же, что... Ну да, вы-то точно помните, - Фатима рассмеялась.
- Отлично, просто прекрасно! - бог хлопнул в ладоши и склонил голову чуть набок. - Тогда продолжай колдовать.
- Вы успеете к началу?
- Конечно, ещё уйма времени, - Дунфан махнул рукой и кивнул фотографу на выход, из которого они, собственно, пришли. - Пойдём, пойдём, Камир, я считаю, что ты должен увидеть ещё кое-что.
Линь несколько торопился, не смотря на то, что сказал, что время ещё есть. Да, оно было, но он всё равно хотел побыстрее поглядеть на выражение лица юного Хаима.
- Удачи! - Фатима помахала мужчинам рукой.
Выйдя в коридор, он пошёл вперёд, маня за собой Камира. Из больших дверей в конце коридора вышла группа мужчин в дорогих костюмах, попутно закуривая сигары. Они кивками головы поздоровались что с Линем, что с Камиром, уходя в сторону запасного выхода. У двери по левую руку от себя Дунфан остановился и развернулся на каблуках своих туфель. Дёрнув тяжёлую дверь на себя, он открыл её для фотографа.
- Это одна из мастерских, Камир, - сообщил ему Дунфан, внимательно глядя на юношу. - Версия неполная, но, всё же, даёт кое-что понять. Ткани, манекены, эскизы, нити. Можешь смотреть не только глазами. Просьба будет только не делать фотографий эскизов, которые закреплены на красной трубковой доске, даже для себя. Это тренды следующего сезона. Большой секрет, специально для тебя. Двадцать семь минут. Три ещё для того, чтоб мы успели выйти к подиуму.
Шо пропустил Камира вперёд, сам вошёл после него и закрыл дверь.

[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]God Is Fashion[/status]

+1

7

Глаза молодого мужчины раскрылись шире, пальцы сжались на не убранном в чехол «Кодаке» и, заходя в помещение, он невольно выдал свое волнение, сглотнув и облизав вмиг пересохшие губы. Камир ничего не сказал, потому что и не мог ничего сказать по поводу всего происходящего. Это казалось одновременно сном, неявной реальностью и одновременно счастливой заправдой. Даже оглядываться на сопровождающего не стал, просто проходя все дальше и глубже небольшой по размерам мастерской. Казалось бы, ничего такого: рабочий стол с двумя лампами, которые помогали избежать ненужных теней при рисовании, набор простых и цветных карандашей, раскинутые обрезы ткани – а разве не это ожидаешь увидеть в мастерской дизайнера? Да-да-да, все было просто! И эти манекены с «По-старинке» наметанными линиями замеров, и (надо же!) выточки из обыкновенной миллиметровой бумаги. Даже пара машинок, стоящих здесь и те были ручными. Однако сколько вдохновения, сколько силы было во всем этом антураже. Всем известно, что если какой-то вещью часто пользоваться, то она становиться как бы «твоей», настроенной под нужный характер, только под одни руки. Вот и здесь все было подобным. И пусть Нахаль никогда не оценивал творчество Диор по достоинству – ,и дело было даже не в том, что он считал их «отвратительными», «слишком фривольными» - нет, нет, о нет. Они были замечательны, просто Камир был другого мнения на моду, другой «вселенной» в мире Парижа, иной мудрости и не равной закалки. Он абсолютно забыл о том, что должен делать фотографии и как зачарованный подошел к одному из манекенов, протянув руки в наброшенной ткани цвета матового золота. Огладив ее ладонями, он аккуратно и явно не без мысли смял ее в фигурные складки на талии так, что линии расходились полу месяцем и задумчиво поднял лицо выше.
- Из этого можно было бы сделать настоящее сокровище. – благоговейно проговорил Камир и наконец обернулся к Линю. – Но из этого сотворят очередную дань надвигающейся революции. – мужчина вздохнул и сделав короткий полушаг назад, сфотографировал стол, который надо сказать был в идеальном порядке. Затем фотограф сделал еще пару фотографий, но при том, не высказывал более ни единой мысли относительного того, что видел, хотя и нажатия на кнопку затвора были лишены той же восторженной заинтересованности.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/LeAMT.jpg[/icon][nick]Kamir Haim Nahal[/nick][status]S'échapper de la famille[/status]

0


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Cachemire