Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » She used to love me a lot


She used to love me a lot

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

She used to love me a lot
http://funkyimg.com/i/2Q899.png
she looked lonely and i knew the cure.
old memories would melt her heart for sure.

1. Место действия
Англия , Монкери Роуд
2. Время и погода
14.04.2019
Поздний вечер. Холодно.
3. Действующие лица
Жан Дюран, Мика Ривьера, Криста Пеллетьер, Роузмэри Аткинсон

Ну что же, настал, пожалуй, момент истины. Сможет ли Жан Дюран, имея на руках новую информацию от Мишеля и ворох старых воспоминаний, усмирить Белую Леди? Всё нужное компания собрала и они уже совсем близко к тому месту, где умерла Аткинсон...

0

2

- И сейчас нам…
Но прежде, чем Мишель что-либо успел произнести, Жан уже мягко вывернул руль влево, выезжая на прямую трассу с редкими фонарями. Скорее всего это был их последний поворот. Мика оторвался от экрана мобильного телефона, глядя на мужчину с выражением лица, которое видимо должно было означать «Ну и что ты делаешь, брат? Я тут просто так сижу, да?». Даже отставил руку от щеки, широко расставляя пальцы и артистично приподнимая бровь, и не смотря на то, что Дюран ни на миг не оторвал свой тяжелый взгляд от ветрового стекла, он среагировал так, точно бы у него были глаза не только на затылке, но и на висках.
- Да они все одинаковые, эти дороги. Хорошо знаешь направление и этого достаточно.
- Насколько я помню, ты первый раз в Англии? – Мика покачал рукой. – Нет погоди. Откуда ты вообще знаешь, куда нам ехать?
В салоне автомобиля было тепло и спокойно. Мягко вибрировал двигатель, но несмотря на скорость, которая не опускалась ниже ста, самого движения почти что не ощущалось, что явно давало понять, что Жан не просто профессиональный водитель, а лучший из тех, кого вообще можно было назвать лучшими. Оранжевый свет фонарей мелькал вспышками, то освещая лица друзей, то оставляя их в темноте, озаряемой лишь приборной панелью и фарами дальнего света.
- Посмотрел карту перед выездом. – спокойно сказал Жан, но с явным подтекстом, означающим: «Так все делают, знаешь ли».
Мика вздохнул и заблокировал телефон, кладя его на ноги.
- Если честно, - Мика поправил расстегнутый ворот рубашки и сменил позу. Видимо он засиделся и действительно так – переезд был довольно продолжительным и тяжелым. – Я думал, у тебя будет множество вопросов. – Ривьера вновь отвернулся к окну, поставил локоть на дверцу машины и смотрел то ли на свое отражение, то ли на темную мелькающую муть за окном. – И я готов был на них ответить. На все. – он вновь обернулся к Жану, но на сей раз руки не опустил, вплетая пальцы в изрядно отросшие кучерявые волосы. – Когда я узнал обо всем этом, у меня было столько вопросов. Тысячи. Трилиарды сотни тысяч секстиллионов вопросов. На некоторые из которых не могла дать мне ответ даже отрывшая к себе доступ новая информация. – Мика покачал головой и опустил взгляд. – Это было что-то новое, невероятное. Я словно бы увидел перед собой путь. Цель. Я знал, что так и должно произойти и верил, что все это – мне. – Мика вновь сфокусировался. – Но ты.  – он пилил профиль Жана темным взглядом.- Ни одного вопроса Жан! Ни одного! Да хотя бы: Господь бог реально есть?
- И что, он реально есть?
- Не знаю. – Мика задумался, нахмурился. – Да не в том же дело!
- Ми-ка. – Жан замолчал и Мика замолчал тоже, ожидающий продолжения. Которое все же не заставило себя долго ждать. – Ты не думал, что мне просто проще принимать поступающую – именно поступающую – информацию, как она есть. Без всех этих… - он прищурился. – Выебонов. Ну типа: Ахуеть, мир оказывается не такой. Да хуй там. Такой. Что изменилось-то? – Дюран пожал плечами. – Да ничего на самом-то деле. – он поднял взгляд в зеркало заднего вида, смотря на Кристу. – Только подружка твоя, привет. Курить блять хочу. – уже видимо для Пеллетьер. -Твои изменения меня не устраивают.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/R36vS.jpg[/icon][nick]Jean Durand[/nick][status]-[/status]

+1

3

Криста молчала почти всю дорогу, напряжённо думая. В её голове мелькали какие-то мысли, так и невысказанные, и, на самом деле, со стороны выглядело так, что она вообще здесь лишняя и ни с кем из них не знакома. Она лбом прислонилась к стеклу, смотря на своё отражение и не реагируя ни на какие раздражители. Что-то вроде режима "ушла в себя, вернусь не скоро". Вся эта история всколыхнула в ней собственные воспоминания, переживания и мысли, которые, надо сказать, были вообще сейчас ни к месту. Или были к месту?
Недосказанность. Мэри и Августа погубила именно она. Может ли быть такое, что её саму сейчас губит тоже самое? Вроде бы, они с Мишелем уже не раз и не два друг другу всё сказали, а вроде бы... Вроде бы что-то оставалось. У неё точно. Она пыталась сформулировать свои мысли, чтобы потом как-то выдать их и во многом ей посодействовал Жан, когда начал на неё наезжать.
- Пошёл на хуй, Дюран, - отрезала Криста, совершенно нейтрально-безучастным тоном.
Вот оно. Вот то, о чём она думала. Об отношении всех этих людей, что окружали Ривьеру. И не только. Столько мыслей и все - полное дерьмо, которое заставляло её чувствовать себя не очень-то хорошо. Успокоительное, прописанное врачом, несколько скрашивало картину, но женщина поняла, что она как-то глупо борется с последствиями похороненных слов, а не с их первопричиной. Она поглядела на Ривьеру и сердце болезненно сжалось. Ей не хотелось бы, чтоб, если она конечно выживет и всё такое, не будем это тоже из внимания исключать, что-то было... вот что-то такое. Это ощущение того, что ничего до конца не выяснилось. Она могла убеждать себя, что они всё решили и всё прошли, но это было не так. Может, только для неё? Может ли быть такое, что он цокнет языком и скажет: "Да хватит уже!"? Или... Или. Да чёрт знает.
Радио.
Оно щёлкнуло и включилось само по себе и по авто прошлась волна помех.
- Сбавляй скорость, Спиди.
Забавно то, как Леди привязываются к музыке. В этом было что-то странно-душевное и важное. Ассоциации, которые будоражили в них песни, были для них важны. Заиграла хорошо знакомая Sweet Dreams от Eurythmics. Криста поёжилась. Голос певицы был, безусловно, хорош, сама песня тоже, но сквозь скрежет помех, пожалуй, песня звучала жутковато. Впрочем, она тут же сменилась другой, словно Леди решила устроить попурри из отрывков своей памяти: прозвучал и кусок песни Августа, Love You When I'm Drunk, потом Cheri-Cheri Lady, потом заиграла Curtain Falls, потом Paper Gangsta, потом включилась They Call me the wild Rose. И вот она осталась.
Это было ещё более жутко, потому что машина стала постепенно съезжать к обочине дороги. Не по воле Жана: медленно, осторожно, руль не слушался своего владельца. Тишина вокруг и эта песня. Криста принюхалась. В воздухе пахло горелым мясом и она понимала каким именно, но решила не задумываться: её бы сразу вывернуло, сделай она это.
Аура Леди не заставила себя долго ждать. Криста почувствовала, как поток негатива, того самого Отчаяния, обдал её, точно холодный ветер. По её коже пробежала волна мурашек и она мотнула головой, перекрестившись. Стало полегче, но Леди была явно не в духе.
- Выходи, Дюран. Она где-то здесь. Мика, а ты не смей, на хрен, выходить, - она вцепилась в его плечо. - Мы будем ждать, пока Жан не скажет, что надо подойти. Если она будет беситься, она может принять тебя за Августа. Опять.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qa9x.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]memories and dreams[/status]

+1

4

Жан как-то задумчиво убрал руки с руля, поднял глаза и смотря в потолок проговорил:
- Чувствую себя… - он повернулся к Мишелю, слегка поддаваясь к нему и доверительно – язвительно подытожил: - Как и всегда, когда ты впутываешь меня в очередное говно.
Ошарашенный Мика, чуть ли не прижав руку к сердцу, посмотрел на то, как Дюран открывает дверь и выбирается наружу и еле успел передразнить его слова возмущенным: «Ме-ме-ме-е».Жан же, захватив с собой пиджак и сигареты с зажигалкой, которые лежали на приборной панели, загораживая датчик бензина, захлопнул дверь и сразу рефлекторно отошел подальше, точно бы он имел хоть какое-то представление о том, куда двигаться дальше. Однако он их все же не имел, поэтому, обойдя автомобиль, застыл и огляделся. Трасса, как трасса. Странно думать, что вот такие места становятся последним пристанищем кого бы то ни было.
Мужчина переложил зажигалку с помятой картонной коробкой в нагрудный карман и надел пиджак поверх тоненькой рубашки цвета темного бутылочного стекла. Одна из коллекции нелюбимых Мишелем. Наверное поэтому он надевал ее чаще прочих. На улице было достаточно прохладно для того, чтобы его равномерное дыхание превращалось в пар.
- Так-так. – бросил он ни к чему собственно не обращая свое внимание и ни о чем в целом не задумываясь. Он вытащил пальцами сигарету, зажал ее губами и прикрывая руками зажигалку… Ни сделал ничего. От чего-то передумав, Жан положил ее обратно в карман и так и зажимая во рту сигарету, двинулся на лесополосу.
Заходя за деревья, он придерживал ветки редких кустов руками и молчал, рассчитывая, что девушка появиться сама.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/R36vS.jpg[/icon][nick]Jean Durand[/nick][status]-[/status]

+1

5

Она наблюдала за ним сверху какое-то время. Не веря, что видит именно его. Леди медленно стала спускаться и становиться всё заметнее и заметнее, пока не материализовалась полностью. Белые платье и волосы развевалось, точно на ветру, говоря о том, что ничего принципиально не изменилось с тех пор, как её навещали Мишель и Хильда. Налитые кроваво-красным глаза зло смотрели на гостя. На её лице появилась усмешка.
- Дюрааан, - прошелестела Леди, не шевеля губами.
Девушка полностью на землю не спустилась, продолжая чуть парить над землёй. Она не приближалась к нему, выдерживая расстояние где-то в шагов десять-пятнадцать. Сама не шевелилась вовсе. Только платье и волосы. Мягкое белое свечение казалось слишком холодным, а красное, идущее от её глаз, напротив, обжигало неуёмной злобой и обидой.
- Почему ты пришёл и не привёл мне Августа? Я бы разорвала его тушку, разбрасывая его внутренности на деревья, - голос Мэри совершенно не походил на голос той девушки, которой она была когда-то. - Разве это не было бы справедливо?
Её бровь изогнулась. В этом было что-то агрессивно-сексуальное и жуткое одновременно. Несмотря на все детали, всё же стоило признать: Аткинсон в амплуа Леди была красива, но это была слишком жуткая красота. Мёртвая и злая.
- Или это ваша вторая попытка воззвать... к моей... доброте? - она медленно развела руками, скривившись в презрении. 
Ногти Мэри стали длиннее, походя на длинные когти. Она резко возникла прямо перед Жаном, одним из этих когтей проводя по его шее, задевая, но не царапая.
- Ничего не осталось, Дюран, - она дёрнула верхней губой, как готовящаяся цапнуть или зарычать собака. - Мишелю повезло, что здесь ты и та женщина. Он меня раздражает. Пришёл, влез куда не просят, а потом слинял. Оставил меня здесь... запугали, что меня могут поймать. По крайней мере, мне нравится пугать тех, кто здесь проезжает. Они так забавно визжат. Как... маленькие свинки. Выбегают из машины... они считают меня умершей невестой. Пускают слухи... стараются не ездить тут ночью. Я всего лишь хочу убить одного человека. Почему я не могу убить того, кто заставил меня сделать это с собой?
Мэри была безумна. Здесь и сейчас она, похоже, говорила совсем не то, что, может быть, думала на самом деле. Её глаза наполнялись слезами. Отчаяние становилось сильнее.
- Я надеялась, что всё просто закончится... Но нет тому конца, Жан, - на ней стали плясать языки пламени - иллюзия, не больше, - чем тебе не издёвка судьбы, а?
Она вопросительно вскинула брови, глядя прямо в глаза Дюрана. Она убрала от него руку и чуть отпрянула, на большой шаг. Свела брови, хмурясь и глядя исподлобья.
- Зачем ты пришёл сюда? Чего это ТЫ вдруг обо МНЕ вспомнил?

[icon]http://funkyimg.com/i/2Q5dp.png[/icon][nick]Rosemary Atkinson[/nick][status]White Lady[/status]

+1

6

[float=left]http://s8.uploads.ru/t/D1wEN.png[/float]
Мишель проследил за уходящим другом через тонированные стекла автомобиля. Тот деловито обошел вокруг машины, постоял недалеко от багажника и кажется прикурив, скрылся за деревьями, довольно быстро исчезнув с поля зрения Ривьеры. Белой Леди он не заметил, но был уверен, что та вскоре должна появиться, среагировав просто на появление Дюрана. Мика вздохнул.
- Кажется точно его совсем ничего не заботит.- поделился он мыслями вслух и повернувшись добродушно взглянул на Кристу. Внутри скручивалось в упругий ком какое-то нервное чувство, от которого сердце билось все чаще и как-то совсем неприятно отдаваясь этой пульсацией в другие органы.. Однако Ривьера старался не поддаваться эмоциям, а посему на слабую улыбку его все таки хватило.
- Ты какая-то тихая всю дорогу. Тебя что-то беспокоит? Хорошо себя чувствуешь? Может, - он кивнул на заднее сиденье целиком, выдерживая паузу. – Приляжешь?
Специально для девушки он взял из дома подушку и пару флисовых пледов, чтобы действительно, если Пеллетьер почувствует за собой усталость, она бы могла вытянуться, насколько позволяли размеры небольшого салона. В конце концов, ее беременность, а точнее периодически плохое самочувствие, связанное с оной беспокоили его ни чуть не меньше, чем вся ситуация с Роузмэри и Августом.
- Я думаю, - Мика слегка задумался, подтягивая ноги на сиденье и разворачиваясь корпусов сильнее. – Мы не понадобимся в ближайшие минут сорок.


[float=left]http://s3.uploads.ru/t/XkuBe.jpg[/float]
Жана все происходящее явно не впечатлило. Наверное, будь огонь настоящим, он бы прикурил прямо от него, подумав, что это довольно удобно. Однако в тоже время в его мыслях, в действиях и жестах не было неуважения к ситуации в целом и словам девушки в частности.
- Знаешь Я всегда помнил о ТЕБЕ. – Жан вытащил зажигалку и неглядя подкурил сигарету, как-то судорожно вдыхая в себя первую дозу никотина. Его взгляд неотрывно был направлен на Мэри. – Не мог забыть. Даже если бы в пьяном угаре решил бы, что это неплохая мысль. Полоумная женщина, - он сделал небольшой шаг вперед. – Которая сама еще не определилась со своими границами познаний в сексуальности. Вот в чем ты меня точно не можешь упрекнуть. Как мне вычеркнуть тебя из жизни теперь? Блять. - он отвел взгляд и выдохнул дым. - Этот изнасилованный страдалец, допустим просто умрет. А мне что делать?

Отредактировано Iren (2019-01-15 17:35:33)

+1

7

[float=left]http://funkyimg.com/i/2Qa9x.png[/float] Криста коротко улыбнулась.
- Ну, это же Жан. С него станется, - отозвалась она, посмотрев в ту сторону, куда он ушёл. - Мне кажется, что такие люди, как он и заключали первые договоры с Люцифером, Цепешом и Навуходоносором. В смысле... господи, мне иногда кажется, что я слышу, как у него яйца звенят при ходьбе.
Девушка рассмеялась, потерев переносицу и притягивая к себе плед, кутаясь в него. Ей не было холодно снаружи, но... внутренний холод вызывал ощущение зябкости, от которого хотелось чтоб хоть что-то было накинуто сверху. Она склонила голову чуть набок, рассматривая Ривьеру.
- Ты слишком красивый, это бесит меня, - усмехнулась она, опустив голову и пожав плечами. - Знаешь, может это и её...аура, конечно. А может вся эта история. А может это просто я сама. В смысле... Блин. Ты сейчас просто опять будешь говорить, что всё нормально, Мишель, я тебя знаю. Но это не так. Ничего не нормально. У меня ужасно гадкий ворох мыслей и чувств внутри и... пытаясь как-то их перебороть, похоронить в себе и всё такое... я сталкиваюсь с тем, что у меня ничего не получается.
Она подняла взгляд на жениха и виновато свела брови. Ей было нелегко заводить этот разговор, опять этот дурацкий и стрёмный разговор, но если не говорить, то получается ещё хуже. Он сидит и переживает, с чего ей плохо, а она накручивает себя с остервенением и боится, что в его глазах тепло сменится холодом с той же лёгкостью, как он улыбается из-за какой-то очаровательной мелочи, отвлекающей его внимание от всего подряд.
- Ведь вроде бы. Вот вроде бы. Ты сказал, что ты простил меня и готов даже закатить глаза поди, когда я говорю опять об этом, но... Мишель, у меня чувство, что ты просто мне не договариваешь. Что ты просто и половины не сказал. Как тебе было на самом деле. Каково тебе сейчас. Это ужасные воспоминания и, Мика, тебе обо всём этом напомнят твои друзья и знакомые, которых у тебя куда как больше, чем у меня. Не надо отрицать. Большая часть людей из твоего окружения меня просто ненавидит. Мне просто страшно, что... что это убьёт наши отношения. Что будет вот такая же ерунда, как у этих двоих.
Криста неопределённо указала рукой в сторону леса и куда-то ещё, вероятно, намекая на Августа, который остался в Париже. Женщина всплеснула руками и опустила их на колени с лёгким хлопком, задрав голову кверху и взвыв.
- Я не очень могу это объяснить, наверное.
Она опять посмотрела на Ривьеру.
- Мне просто... просто кажется, что... что это давит. Изнутри. Подумай сам, мы так поругались... из-за мелочи. Из-за спектакля. Сказали друг другу какую-то дрянь. А что если мы опять поссоримся и вместо того, чтоб заняться сексом для примирения, мы будем обвинять друг друга в том, о чём сами не думаем... но чувствуем. Внутри, знаешь. Глубоко. И обвинять, обвинять, вспыхивая, вспыхивая... и потом всё. И потом ничего. Бац и мы уже сказали слишком много того, что говорить не надо было. По крайней мере, не надо было говорить так. Я ведь... до сих пор чувствую себя так ужасно. Мне кажется, что я не могу простить себя, что все, все будут показывать на меня пальцем и говорить, как гадко я с тобой поступила. И ты будешь точно так же вспоминать про это без конца, и... и чувствовать всё то, что было тогда, но... как тогда можно считать, что ты простил? Я не знаю, я просто... вот всё это так жутко, Мишель. Я знаю, что это никак не убрать. Это произошло, это всё здесь, в памяти. Но... Мне страшно, понимаешь? Я оставила тебя. Я потеряла тебя. И мне страшно, что я тебя больше никогда не верну. Что... часть тебя навсегда останется там. В том воспоминании. В том моменте. Что однажды ты просто поймёшь, что я не стоила того и просто...
Она замолчала. Не плакала, говорила даже спокойно, не срываясь, но, пожалуй, очень грустно и сбивчиво из-за этого.



[float=left]http://funkyimg.com/i/2Q5dp.png[/float] Мэри склонила голову набок. Её глаза округлились и она замерла. Красный огонь чуть ослаб. Девушка заинтересованно подалась вперёд. Её взгляд скользил по Дюрану, будто в поисках какого-то подвоха в коротко брошенных им словах. Когти стали уменьшаться и она покачала головой, болезненно щурясь. Пламя исчезло. Она отошла ещё на шаг, вскинув голову вверх.
- Да что ты, чёрт побери, такое несёшь? Ты и сам мне сказал, что мне лучше умереть, Жан. Ты сам мне сказал. Ты сказал, я помню. Без шансов, - она махнула рукой, будто отгоняя от себя что-то. - Никаких шансов для этой девчонки. Я сама всё проебала. Я сломала свою жизнь и даже сдохнуть не смогла нормально.
Слёзы катились по её щекам. Пусть голос звучал агрессивно, а её злоба пеленой стояла перед её восприятием, та самая Мэри, которую называли Мышкой, сейчас страдала и это ощущалось почти физически.
- Изнасилованный, ты сказал? Что ж, каждый получает то, что заслужил. Меня он тоже изнасиловал. Каждому по потребности, - она прикрыла глаза и вытерла слёзы. - Как тебе жить. Как жил все эти годы, так и жить. У тебя есть жена, у тебя есть будущее. А у меня эта ебучая дорога и только одно желание... чтобы он сдох. Чтоб его пристрелили, как бешеную псину. Чтоб он сгорел так же. Чтоб утонул и его лёгкие наполнялись водой, медленно и... чтоб он просто исчез с лица земли... чтоб... чтоб...
Она всхлипнула и закрыла лицо руками, издав тихий вой, от которого по спине Дюрана точно бы пробежались мурашки: это всё же магия. Леди убрала руки от лица и отвернулась.
- Это всё бесполезно. Пожалуйста. Не нужно... не нужно, - она обхватила себя руками. - Я сама во всём виновата... я сама...
Было несложно заметить, что красное свечение исчезло.

+1

8

[float=left]http://s8.uploads.ru/t/D1wEN.png[/float] Мишель смотрел на Кристу вкрадчиво, украдкой отводя взгляд и явно уходя в свои собственные мысли. Это было заметно. И пусть у человека есть что-то на подобии «стандартного» выражения лица – то есть выражения, когда никаких эмоций нет вовсе, и у Мики оно было позитивно направленным – приподнятые уголки губ, широко открытые ясные глаза, сейчас все же в его облике замечалась некая задумчивость и отрешенность. Когда девушка закончила, он вздохнул, но согласно покачал головой, явно давая знак направления диалога, еще до того, как он собственно начался. Он не считал, что время и место для такого разговора были выбраны верно, и может быть Криста была права насчет влияния Белой Леди – это сила ее эмоций надавила на их слабые места, заставляя мысли раскрыться в пустой голове, как речные ракушки, прикипевшие к внутренней стенке черепушки. Однако он был рад, что этот разговор начался в принципе. Ривьера вообще был за то, чтобы говорить и обговаривать все проблемы, раскрывать себя в отношениях, выслушивать партнера. Молчание никогда еще не приводило ни к чему хорошему.
Мужчина протянул руку, касаясь пальцами руки Кристы, и подняв на нее взгляд, тихо сказал:
- Ты права. – он опустил лицо, точно бы подбирая свои слова откуда-то с пола. – Наверное нам действительно нужно обо всем поговорить. Возможно, своими извинениями я лишь пытался откреститься от того, что мне было неприятно вспоминать, но на самом деле оно никуда не ушло и я все еще там. В тех днях. Давай ка… Давай ка я к тебе перелезу.
Сказав это Мишель положил руки на водительское и пассажирское сиденья и, согнувшись в три погибели – рост то в конце концов не маленький -, протиснулся между ними, пролезая назад. Он забрался на сиденье с ногами, а затем, пододвинулся боком к боку Пеллетьер и интимно-задорно прошептал:
- Делись пледом, зажиточная.- не дожидаясь пока девушка зашевелиться в стремлении чем-то делиться, он приподнял плед сам, притесняясь ближе и накрывая плечи обоих. Затем взял в свои руки ее руку и опустил лицо. Их колени тесно соприкасались друг с другом, а тепло тела грело не хуже включенной печки.
- Вот так мы будем разговаривать. Я бы хотел знаешь… Действительно наверное поделиться всем тем, что со мной произошло. Но начну я издалека. Так или иначе – ну вот как ни крути – я психолог. Не доктор конечно, и многого не понимаю, хотя практический опыт порой додает гораздо больше, чем от него ждешь. И я знаю свои манеры, повадки. Слабости. Пусть не всегда могу ими грамотно управлять. Знаю и то, что по некоторым причинам -  может из-за уклада нашей семьи в целом, может из-за некоторых ситуаций в детстве – я привык переживать все один и очень глубоко в себе. Я действительно… м… Как бы сказать, наверное полагаю всего себя на то, чтобы помочь облегчить душу другим людям, но со своей собственной я довольно груб. Если честно, не исключено, что мне тоже нужен психотерапевт и уже очень давно. Откуда во мне это и не слишком ли это эгоистично с моей стороны? Как я уже сказал, я вижу корни в своем детстве. – Мишель пожал плечами и пальцами помял ладонь Кристы, рассматривая ее в полумраке салона.  – Когда я учился в школе на нервной почве у меня началась дислексия. И дисграфия. У меня они до сих пор, хотя конечно уже не так, как в детстве. Поэтому я в отличие от других психотерапевтов никогда ничего не записываю по мере проведения занятия – я просто не могу сосредоточиться на двух делах одновременно, если одно из них письмо. Компьютер несколько облегчает дело, но когда я нервничаю все возвращается и переходит всяческие границы. А переживал я… Из-за всего. Из-за своей успеваемости, из-за отношений с одноклассниками. Из-за моих частых болезней и пропусков. Я никогда не советовался с отцом, что мне с этим делать. Дожил как-то последние классы и ушел после сдачи экзаменов в девятом, чуть не оставшись на второй год. Вопрос решили деньги, данные нужным людям в нужном количестве в нужное время. И из школы я ушел сразу на работу. – Мишель улыбнулся и слегка сжал пальцы Пеллетьер. – Я если хочешь знать, долгие годы ставил на себе крест. Нескладный, безмерно кудрявый парень с зубными пластинками. Дислексик, дисграфик, с гигантской папкой справок из больниц  и выписками из оных же, закончивший школу благодаря взятке. Что ждет этого чудилу? Я очень поздно поступил университет и, наверное если бы не сестра, так бы и не поступил. Вероятно, все из-за этой привычки отца «кидать в воду и смотреть поплывет или нет». Так он поступал со мной и знаешь, думаю это потому что жизнь поступала так и с ним. Он добился всего сам, продирался через дебри полнейшей нищеты – шутка ли, он насильно сбежал из страны третьего мира, скованной войнами, к миру лучшему. Сверкающему, светлому и, если хочешь знать, не менее суровому и жестокому, чем военный Ливан или Палестина. Увидев благостные плоды своей постоянной борьбы с обстоятельствами, он решил, что тоже самое необходимо и его детям и в особенности единственному сыну. Я не сужу его за это, но никогда не буду поступать так с нашими детьми – это я знаю точно и наверняка.
Мика вздохнул, прерываясь и недолго поразмыслив, уткнулся лбом в плечо девушки, слегка потеревшись и  шумно выдыхая. Продолжил он уже так.
- Первым испытанием моего дурного характера стала смерть сестры. Лили была для меня… всем. Она была со мной, когда не был отец, была со мной, когда не была мать. Бросила все, чтобы поехать и быть со мной в больницах Израиля – целых полтора года! Она была солнцем, я был луной. Грелся в ее лучах. Я понимал ее, как никто другой, мы даже, - он улыбнулся. – Придумали свой язык, похожий на язык глухо-немых. – Ривьера поднялся, вытянул обе ладони перед собой, затем стукнул одной по другой кулаком и провел пальцами по губам, словно застегивая невидимую молнию. – «Буду молчать о всем, что скажешь». Я любил ее. Я люблю ее до сих пор. Ее запах – нежный и лучше любых духов, ее истории о выдуманных странах, Псоглавцах из аметистового города башен, бескрайних пустынях и героях Сиона, ее песни и танцы, которым она отдавалась вся, впадая в какой-то транс, ее музыка, голос. Нежные касания. Я поддерживал ее во всех начинаниях, советовался с ней, а когда вырос стал защищать и нести ответственность за нашу бытовую жизнь. Знаешь, так и не скажешь, но она была еще большей растяпой, чем я. – он хохотнул. – Все время теряла кредитные карты, бумажники, ключи от квартиры. Именно из-за нее появился тот ключ, которым я закрываю дверь изнутри – он всегда в замке. Потому что «внимательная» Лили может потерять свои ключи просто переступая порог. Знаешь, буквально не дверной проем, а арка в тот мир, не иначе. Но несмотря на все дурацкие привычки, она была мечтой. Она была сном, ведением. – он покачал головой и замер. – Я до сих пор не могу простить ей то, что она сделала. Ведь я ее понимал. Ведь я всегда был рядом. Ведь я, Я, - Мика постучал кулаком по груди. – Вот он я, вот я живой. Я мог бы выслушать, мог бы разделить с ней все невзгоды и несчастья, ведь как иначе если не вместе должны их проходить любящие люди? Она ушла, потому что хранила все в себе, несла одна, сочла правильным не нагружать меня своими демонами, своими проблемами. Но она сделала мне так больно. – Мика поджал губы, сдерживая напрашивающиеся слезы улыбкой. – Она сломала меня. Все могло бы быть иначе. Потом мы, - Мишель вяло махнул свободной рукой. – И с отцом поссорились на этой почве. Мне кажется, я до сих пор не понимаю его позиции, но он вновь был тем привычным отцом, который кидает всех в реку, чтобы поплыли. Видимо в его понимании Лили как раз и не поплыла. И он этого точно бы… ожидал? – Ривьера сделал паузу и понизил голос. – Мне так трудно принять, что она хотела, как лучше.
Мужчина поиграл пальцами девушки, перебирая каждый, и в задумчивости взглянул на обручальное кольцо.
- Я принимал антидепрессанты тогда. Мне нельзя было выходить из строя, ведь я заканчивал учебу. Так что, все переживания были на ногах, скажем так. Я смог прийти на похороны, украшал магазин к памятному месяцу, сдавал экзамены. А потом встретил тебя. – Мика мечтательно улыбнулся, все еще смотря на ладонь Пеллетьер. Он проводил пальцами по коже, вычерчивая какие-то только ему понятные узоры. - Влюбился, как полоумный и не сразу дошло, что с первого раза. Попал сразу и безвозвратно. Я еще никого так не любил, как тебя. Эта была та же любовь, что и к Лили, но с каким-то страстным желанием обладать. Телом, душой, сердцем, вниманием. Я честно сначала не думал о тебе ни в каком смысле, пока ты не появилась на пороге моего дома, не произнесла имя этим срывающимся шепотом, не впилась в губы поцелуем. Мне казалось я схожу сума. Я никого так не хотел, ни о ком не думал двадцать четыре на семь, не полагал всю жизнь, все свое время, все силы, как душевные, так эмоциональные на одного своего человека. Твои касания заставляли и заставляют до сих пор трепетать, покрываться все тело мурашками, а сердце биться, как маленькую птицу в клетке ребер. И это никогда не пройдет и не закончится. Ты так красива, умна, такая… Ты МОЯ. Вся словно сплетена из того во что я безмерно влюблен, от маленьких пальчиков на ногах, до кончиков густых волос. Да знаешь, если ты захочешь короткую стрижку или пополнеешь, ничего не изменится. Потому что в то, что внутри я влюблен еще больше. С твоими статками и недостатками, со всеми вкусами, привычками и страхами. Я…сам на себя не был похож от того, как был счастлив и рад. Может поэтому не замечал таких важных вещей, как не замечал их у Лили. И настал момент, когда я купил кольцо, купил нам собаку. Приехал домой и нашел записку. И пустоту. Точно бы ничего не было. Словно все это я себе выдумал. И я вновь… Знаешь… Я подумал, что меня снова оставили, не захотев просто… поговорить, объяснить мне все. – Мика усмехнулся. – Если Лили оставила в моем сердце глубокую трещину, то это все уже разбило его окончательно. Я потерялся. В себе. – Ривьера замедлился. – В мире. Во всем. Ничего не хотел. Не ел, не пил, не ходил в душ, забыл о собаке. Черные волны сомкнулись над моего головой. У меня началась сильная депрессия и все то, что ее сопровождает. Часами я лежал на кровати и смотрел в одну точку без сна. Смутно помню, что постоянно слышал на кухне какое-то движение и иногда мне приносили еду. Жан шуровал. Он же отводил меня в душ и… мыл, да. Я ничего не хотел. Совсем. У меня не было внутреннего стремления просто руку поднять. Я забил на себя, забил на всю жизнь целиком. У меня появился страх засыпать, так что я изматывал себя бодрствованием до последнего, пока не выключался от изнеможения. Не знаю, чего точно я опасался. Создавалось впечатление, что если я усну, то вся моя жизнь закончиться. Периодически меня мучали головные боли, но это даже … Я воспринимал это как нечто желаемое. Мне казалось, что я должен мучатся. Мне казалось, я должен страдать. Так я прожил пару месяцев. Ушел с работы, конечно же. Денег не было. Потом, после того, как я стал выходить из дома начался другой период: пришли мысли. Я пытался понять в чем виноват, что не замечал или что сделал такого, что подобное произошло в моей жизни. Винил себя за слабость, винил себя даже за то состояние в котором нахожусь в данный момент. Мне казалось я такой слабый, а должен быть куда сильнее, должен встать и начать жить. Но не получалось. Все думал и думал, пытался расставить ложные утверждения по полкам, отыскать суть. И все это мешалось со страхом за тебя. Я не знал где ты, что с тобой и знаешь, мне было бы куда легче перенести мысль, что ты просто ушла к другому и не любила меня, чем осознавать, что ты… неизвестно где. Не знать, жива ли ты. Вся эта ситуация оставляла куда больше вопросов, чем «могло бы быть, если». Я прописал сам себе таблетки, но каждый раз запивая их у меня тряслись руки и наворачивались слезы. «Я слабый». «Я не мог стать для них защитником, не смог им помочь». Вот что я думал. И каждый раз, запивая эти гребаные таблетки, я падал на колени и рыдал, пока у меня не заканчивались слезы. Пропихивал на сухую таблетки в глотку пальцами, как животному, потому что другого способа не имелось. Жан все это слышал, но никогда не приходил ко мне, оставляя с самим собой. И я ему за это очень благодарен. Просто потому что вряд ли бы он хоть чем-нибудь тогда мне помог.
Мишель поерзал, выпрямляя ноги и посмотрел за окно. Без единой мысли в голове.
- Странное дело, но вместе со всем этим я не испытывал ни на миг желания убить самого себя. Этого не было, но присутствовало что-то даже обратное, какой-то страх перед смертью. Во мне обострился ужас перед бегущим временем, перед собственной жизнью. Мне было страшно идти дальше, я все цеплялся в памяти за прошлое, буквально выцарапывая воспоминания сшелушеной корой к своим ногам и наполняя, наполняя ими мою пустую темную комнату. Вот здесь мы сидели, когда устраивали ужин на балконе – я гладил твою руку пальцами и улыбаясь, рассказывал о какой-то чепухе на работе, вот здесь мы лежали, смотря мои глупые сериалы, здесь занимались сексом и здесь занимались, и вот здесь тоже занимались. Я буквально слышал наши сладкие стоны в своей голове, видел, как мы сидим там или в другом месте, но стоило подбежать босиком  в полумраке комнаты, как иллюзии развеивались прямо перед моими глазами, а я оставался один, в своем быстротекущем вперед времени. Моя память обострилась до лезвия бритвы, я рассекал свое прошлое на тоненькие пласты, точно подготавливая из листа фикуса препарат для микроскопа, и рассматривал вблизи, обращая внимание на то, что раньше никогда не замечал. Твои задумчивые взгляды, твои переживания, твои… - Ривьера не закончил, прервавшись внезапно. - Потом, когда устроился в СФ, обратил внимание еще на многие вещи. Постепенно конечно, становилось легче. Точно круги по воде от кинутого в реку камня, все расходилось все большими и большими кругами. Я отходил от точки «х» все дальше. На год. На два. На три. На четыре. На пять. Пытался встречаться с другими девушками, но не выходило. Они то сами бросали меня, то мы обоюдно расходились, иногда даже далеко не приятелями. Я понял, что это бесполезно. Все эти попытки забыться, начать свою личную жизнь «заново». Даже помню четко момент, когда подумал так – на свадьбе Жана, когда все уже закончилось, и я сидел на склоне, смотря на заснеженные Альпы. Я прокричал тогда твое имя, впервые чувствуя его на губах после долгого времени и понимая, что эти пять лет ни сотворили гребаное ничего в моей жизни и я все равно весь твой, весь для тебя. Вот так бывает. Один раз и… - он заглянул девушке в глаза. – На всегда. Я понял, что моя любовь у меня уже была и иного не предвидеться. Да и твое письмо… Оно точно бы давало надежду на то, что в один прекрасный день ты вернешься и все будет. Не так, как прежде, но просто будет. Я так хотел, чтобы это случилось. Я никогда не… Хотя нет, злился временами. Особенно как напьюсь, ну ты знаешь. Но больше я… - Мика пожал плечами, не зная, какое слово подобрать к данной ситуации. – Просто не понимал. Я просто не понимал, вот так. И наверное, когда ты сказала тогда на кухне, что возможно стоит притвориться, что мы поссорились, я… Пусть я и играл – ведь ты хотела притвориться, а я просто «прекрасный» актер -  я наверное разозлился по настоящему. Почему ты хочешь все время меня оставить, подумал я? Разве мы не должны быть вместе? Как глупый мальчик, знаю, что не могу защитить, но хочу оставить. Рядом. Чтобы все трудности… Вместе, знаешь. Как и надо. Как правильно. Или мне только так кажется, не знаю.
Мишель вплел пальцы свободной руки в волосы.
- Мне кажется я все сказал. Или в крайнем случае попытался. – он вновь взял ладонь Пеллетьер обеими руками и заглянул ей в лицо. – Я хочу сказать только еще кое-что. Что Криста, я… Правда люблю тебя. – он поднял руку и провел по овалу ее лица, поворачивая к себе и обращая на себя ее внимание. – Ты ни в чем не виновата и никогда не была виновата, любимая. Я понимаю, что все, что ты сделала было и ради меня в том числе. А может быть даже для меня по большей части. И пусть, не знавший всей картины, мне действительно было плохо, я знаю ее теперь. И вижу ее полностью, держа твою руку в своей руке. И это главное, разве нет? Жан знает. А остальные, знаешь. У них уже давно своя жизнь. И никому из них давно нет дела до моей. Но даже если бы и было, Криста, даже если бы и было. Я знаю. Это наша с тобой история. Такая, какая есть.


[float=left]http://s3.uploads.ru/t/XkuBe.jpg[/float] Жан выдохнул дым, не вытаскивая сигареты, просто перебросив ее в противоположный уголок рта, где всем детективам положено по уставу держать зубочистку. Девушка отходила, а он вновь сделал шаг по направлению к ней.
- Хватит думать о нем! Подумай уже о себе, Роуз! Хотя бы сейчас вспомни, какой охуенной ты была. Если не умерла, значит так нужно, так блять какие-то высшие силы задумали, я хуй знает, есть ли они вообще, но готов поверить во все угодно, если вновь могу разговаривать с тобой. – Дюран замер и коротко выдохнул. – Все дело в этой недосказанности. Я думал он просто мудак, но не знал, что его регулярно насиловали, а ему хватило силы запихнуть все настолько глубоко, что его сознание начало двоить - троить. Никто здесь не виноват. И уж точно не ты, мелкая. Уж точно не ты. – Дюран опустил взгляд. – Ты просто любила. – он грустно хмыкнул. – Очень сильно.
Он замолчал на какое-то время, а затем поднял лицо и поглядел в спину Белой Леди.
- Я приехал, чтобы забрать тебя из этого говна. Иди сюда и поплачь мне в плечо, потому что заебало, что ты тут одна.

Отредактировано Iren (2019-01-15 15:56:17)

+1

9

[float=left]http://funkyimg.com/i/2Qa9x.png[/float] Криста внимательно слушала его, не перебивая, только держа одну руку на сердце, а другой держа его руку. Сколько же он всего, оказывается, переживал и, засранец такой, скрывал, недоговаривал, прятал всё за беспечными улыбками. Всю жизнь прятал. От всех. От неё. С другой стороны, радовало только то, что это не было недоверием. Это было... привычкой. Что всегда нужно быть вот таким. Сильным и весёлым, чтоб никаких лишних вопросов не было, причём, включая собственные, к самому себе. Женщина свела брови, качая головой и какое-то время просто молча смотря в его глаза и просто прокручивая всё сказанное внутри себя. По нескольку раз, отдельными фразами и в общем и целом. Ей стало легче и она, конечно, надеялась что сейчас и ему стало... проще. Когда он высказался. Сказал всё, что должен был сказать.
Пеллетьер перелезла к нему на колени, лицом к нему и прижала к себе, носом уткнувшись в макушку. Молчала, поглаживая его спину и голову, ни о чём конкретном не думала. Просто чувствовала его. И это было так хорошо. Наверное, всё должно закончиться. Вся эта гадость. Чуть отодвинувшись, она окинула его лицо взглядом и ласково ему улыбнулась, погладив по щеке.
- Ты не должен скрывать от меня свои чувства. Какими бы они ни были. Плохими или хорошими, Мишель, - она покачала головой. - Я не хочу, чтобы ты всё переживал сам. Какая из меня жена, если я не смогу утешить тебя и согреть, когда холод вот здесь?
Она убрала руку от его лица, положив ему на грудь, в области сердца.
- Когда больно и горестно вот здесь? - она чуть сжала ладонь и свела брови. - Иногда я вижу. Перемены в твоём лице. Когда ты думаешь о чём-то, что мне недоступно. Что мне неизвестно. Но ты не пускал меня никогда так близко...ко всему этому. Давай ты больше не будешь этого делать? Пожалуйста. Это неправильно. Ты собираешься прожить со мной всю жизнь, ведь так?
Криста усмехнулась и склонила голову чуть набок, слезая с него и прижавшись к нему сбоку, положив его руку на свои плечи. Она закинула ноги на заднее сидение, получше укутав их обоих пледом. 
- Давай пообещаем друг другу. Больше никаких переживаний в углу. Никаких тайн. Никогда. Это касается нас обоих. Чтобы мы знали, что... что мы есть друг у друга. Всегда. Мы со всем справимся. Всё. Больше никаких "я сам", "я сама", - она потянулась к его уху. - Я помню каждый сантиметр твоей кожи. Каждый твой вдох. Каждый твой взгляд, Мишель. Эти бесценные секунды перед тем, как ты засмеёшься. Они не покидали меня ни на один день. Ведь всё самое лучшее в этой жизни подарил мне ты, Мика.
Женщина поцеловала его в губы, едва он повернулся к ней. Ненадолго замерла, а потом всё же поцеловала ещё раз, уже глубже и дольше, после - уткнувшись носом в его плечо и тихо рассмеявшись.
- Я ужасно люблю тебя. Это просто какой-то кошмар.


[float=left]http://funkyimg.com/i/2Q5dp.png[/float] Мэри вздрогнула, ещё не поворачиваясь. Но уже было понятно, что она всхлипывает и плачет, съёживается. Становится действительно "мелкой". Её платье и волосы стали медленно опускаться вниз, она и сама опустилась на землю до конца.
- Ненавижу этот ебучий мир. Весь мир ненавижу! - надрывно прокричала она, разворачиваясь. - Всех ненавижу! Всех вас! И...и...тебя! И его! И Мишеля! И всех! Чтоб вам всем... чтоб вам всем...
Её руки, опущенные вниз, сжались в кулаки, делая её чем-то похожей на капризного ребёнка. Её глаза вернули свой былой цвет, да и в чертах лица исчезла часть того агрессивного, кусучего холода. Роузмэри всхлипнула ещё раз и, посмотрев в глаза Дюрана, подошла к нему почти вплотную. Её губы, плотно сжатые, дрожали, а глаза всё плакали и плакали. Красный оттенок снова блеснул в них.
Сама Аткинсон вспомнила, вдруг, как-то отстранённо, как она, ещё живая, обнимала Дюрана когда-то. Он был невысоким сам по себе, но она была достаточно миниатюрной, чтоб рядом с ним казаться кнопкой. От этого воспоминания стало только гаже.
- Почему ты не остановил меня? - она спросила это шёпотом, глядя прямо ему в глаза.
Мэри стукнула кулаками ему в грудь.
- Почему ты позволил мне сделать это с собой? - ещё раз. - Почему ты дал мне покончить с собой?... Почему ты дал мне это сделать? - ещё удар. - Если бы ты... если бы... ты просто остановил меня... Если бы ты сказал, чтоб я не делала этого... я бы тебя послушалась! Я бы...
Роузмэри медленно расправила кулаки, оставляя ладони на его груди и смотря ему в глаза. Так и застыла, молча смотря на него. Она успокаивалась, хоть слёзы и продолжали литься. Это были некоторые "особенности" её текущего состояния, не более.
- Мне нужно было послушаться тебя ещё тогда. И не ехать к нему, - отведя, наконец, взгляд куда-то в сторону, очень тихо произнесла Мэри. - Я любила тебя. Но я любила и его. Любовь к тебе была лёгкой и искренней. К нему - тяжёлой и безнадёжной. Она потянула меня на дно и я больше не смогла всплыть, Жан.
Она пожала плечами, так и оставив их приподнятыми, сжимаясь так, будто всё её тело свело судорогой, жмурясь от боли.
- Я должна была прожить свою жизнь совсем по-другому, - сквозь зубы пробормотала она, дрожа всем телом и открывая глаза.
Леди рвано выдохнула и её дыхание вдруг обратилось паром. 
- Какая разница, какой я была, ты... ты только посмотри, - она указала глазами на своё платье. - Я ебучее приведение, из таких, о которых мне в детстве рассказывал папа. Куда я вернусь? У меня только моя машина и осталась.

+1

10

[float=left]http://s8.uploads.ru/t/D1wEN.png[/float]Мишель усмехнулся, ловя себя на мысли, что огорчен тем фактом, что девушка слезла с его колен. Ему казалось, что Кристе вот прямо там и место и её бедра буквально созданы для того, чтобы вот так сидеть на нём и вот так его касаться. Странное дело, но не смотря на все про все, сексуального подтекста в этой мысли для него не имелось. Наоборот, Мика ощущал какое-то спокойствие, тепло и некоторую расслабленную вялость после того, как высказался. Его сердце билось ровно, отсчитывая положенный ему ритм, а дыхание было глубокое и размеренное. Он улыбнулся ей в темноте и, протянув руку, поправил ее волосы, убирая за ухо. Пальцы так и остались на ее коже, точно бы он придерживал ее лицо, чтобы любоваться им. И судя по взгляду так и было.*
- А по-моему нет ничего прекраснее, чем эта любовь между нами.- он улыбнулся и склонившись к девушке, со вздохом и тихим разомлевшим мычанием потерся носом о ее нос, а затем спустился чуть ниже и потерся щекой о ее щеку. – Обещаю, но. – он отстранился, заглядывая девушке в глаза. – Знаешь, достаточно трудно избавиться от каких-то вещей, которые составляли тебя всю жизнь. Поэтому я точно буду стараться и сделаю все, что в моих силах. Однако если что – бей меня, пихай и сделай что-нибудь с этим безобразием.- Мишель не сдержался и коротко поцеловал ее губы, облизнув свои губы после. – Сладкая. – он уже более задорно хохотнул и отстранился, давая хотя бы воздуху протиснуться между их через чур близким друг к другу телами.
- Наверное, тогда, я что-то должен сделать с тем, о чем рассказал. Сходишь со мной на кладбище, после того, как мы вернемся в Париж?
Он помолчал, задумчиво повернувшись к окну.
- И да, в таком случае есть ли что-то, что ты бы хотела мне рассказать тоже?

*взгляд Лазарева на яйцо.


[float=left]http://s3.uploads.ru/t/XkuBe.jpg[/float] Жан довольно порывисто вытащил сигарету изо рта, кидая ее на землю и придавливая носком тяжелых ботинок, от греха подальше. Он обхватил хрупкие плечи девушки сильной рукой и прижал ее к своей груди, как-то ласково прошептав:
- Хуеплетка, Кого ты там ненавидишь? – он взял девушку за подбородок свободной рукой и приблизил ее лицо к своему. – Ты любила, а я люблю. И похуй, что ты сейчас, потому что ты все равно та самая Роузмэри Аткинсон, которая пела свои дурацкие песни и рисовала пошлые рисунки. Которая меняла цвет волос, стоит мне только сморгнуть и обгоняла меня на своей тачке по пустынным улицам Парижа. Твоя жизнь еще не закончилась, раз ты здесь, и теперь тебе открыто даже больше, чем было, Мэри. Потому что ебать я не могу парить над ебучей землей и отращивать ногти размером с хуй Элтона Джона, мир его праху. Разве ты не думала, что все, что у тебя есть сейчас можно использовать? Не думала разузнать о себе немного больше? А я подумал, Белая Леди, защитница дорог. Приходи в себя и шли к черту это место, как порой слала к черту блядское все. Поехали со мной теперь.
Он внимательно смотрел на девушку своим привычным тяжелыми взглядом, скользя по ее лицу.

Отредактировано Iren (2019-01-15 22:23:15)

+1

11

[float=left]http://funkyimg.com/i/2Qa9x.png[/float] От того, что они поговорили, ей стало легко. И от вида Мишеля тоже. Может, конечно, ей казалось, но... наверное, ему это было нужно. Примерно так же, как и ей. Он даже не представлял себе, как ей важно было услышать о том, что у него в сердце и как оно менялось со временем, как важно ощутить...действительно ощутить, всей душой, всеми мыслями, что он здесь и что она его не потеряет больше. Поверить, наконец, что всё правда закончилось. Начать себя прощать.
- Конечно, Мишель, что за глупый вопрос? - Криста нахмурилась, покачав головой, впрочем беззлобно и с такой, шутливой обидой, пожалуй. - Я ему: "вместе всегда", а он мне: "ну ты со мной всё-таки?". Дурааак, что ли?
Криста рассмеялась и поцеловала его в висок, потеревшись о его кожу носом.
- Я думаю, что я сказала то, что должна была. И услышала тоже, - она полюбовалась его глазами и губами вблизи, - если что-то ещё надумаю дебильное, то я скажу тебе. Потому что... потому что, на самом деле, я почти всегда говорила тебе, что думаю и чувствую, хоть и не сразу.
Она задумчиво посмотрела вверх, потерев подбородок. Потом опять вернула взгляд ему.
- Ну да. Почти всегда. Просто некоторые вещи уже даже не актуальны, это уже в прошлом и... я думаю, что всё, что ты сказал мне сейчас... окупает вообще всё. И всё во мне... успокаивает, знаешь, - она пожала плечами, усмехнувшись. - Я очень переживала за всё подряд... и я продолжала очень себя винить, и это теперь начинает сходить на нет. Я думаю, что когда вообще всё закончится, нам нужно будет... не знаю, побыть вместе и ничего совершенно не делать?
Женщина рассмеялась.
- Я уже говорила об этом. Просто вдвоём. Медовый месяц, это так называют? Хотя, какие вдвоём, втроём! - она подняла указательный палец вверх. - Втроём.
Криста опять рассмеялась и опустила взгляд вниз, положив руку на живот и погладив его.
- О, я должна тебе сказать, вот. Хоть наше чудо и заставляет меня нервничать немного и у меня из-за него уже голова кругом, а ведь это он ещё не бегает с этим вот "мам,пап,мам,пап,мам,пап", мне так... Блин, это так глупо, но мне так нравится думать о нём. О том, каким он будет...вообще-то, я думаю, что это будет мальчик. Первый точно будет мальчик, - она подняла взгляд на Мику, глупо как-то улыбаясь, но счастливо, пожалуй. - Представлять всякое. Как будет здорово слышать его голос. Каким он будет звонким и родным. Да блин, я уже запомнила как пеленать, вообще-то и... пару новых колыбельных. Ну в смысле те, которые я не слышала. Думаешь только ты делами занимаешься, бродишь там где-то с Жаном? Ууууу, нет, папаша. У меня тут тоже куча дел.
Она значимо вскинула подбородок вверх, с такой показательно-шутливой гордостью.
- Я буду крутой мамой, вообще-то, - она уверенно кивнула головой. - А ты будешь таким хорошим папочкой, ууу, дааа... И я даже знаю, что с таким дядей, как Жан, он не будет бояться монстров под кроватью. В смысле, если кого и бояться, то злые брови Жана. Будем втроём прятаться.
Криста опять рассмеялась и приложила ладонь к лицу.
- Боже, что я несу...


[float=left]http://funkyimg.com/i/2Q5dp.png[/float] Глаза Мэри округлились, девушка последний раз шмыгнула носом и как-то вот так вздрогнула, тихо пискнув, точно действительно мышонок. В один момент её слёзы остановились и она просто смотрела на Жана, неотрывно, мгновение даже не моргая. Потом заморгала часто, опустив взгляд на короткий момент. Уголки её губ дёрнулись вверх и взгляд скользнул по лицу Жана.
Девушка положила ладони на лицо Дюрана, склоняя его к себе и касаясь губами его губ. Сначала будто неуверенно, но потом, всё же, нежно целуя его, как когда-то раньше. Наверное, в этот жест она вложила то, что не было нужды говорить. Этого человека она любила не так, как Августа, и он, пожалуй, любил её не так как жену. Может статься, что вдвоём они бы тоже были неплохой парой, но уже поздно думать об этом. Сожаления были, может у обоих, может только у неё, но решения уже все давно приняты. Просто... просто сейчас нужно было сделать так.
И когда она оторвалась от него, она чуть опустила лицо вниз, рвано выдохнула облако пара и закрыла глаза.
- Мне нужно будет хотя бы один день провести с тобой. Просто, - она мотнула головой, - я ужасно соскучилась. Я хочу послушать о тебе, твоей жизни, как у тебя что. Оставить всё это между нами. Один день. Для того, чтоб снова войти в ритм.
Её волосы стали темнеть, а кожа начала обретать цвет. Надо отметить, что её черты стали более зрелыми, пожалуй, и в ней появилась какая-то другая женственность и более яркая живость, которая, при жизни, была свойственна ей пожалуй именно в период знакомства с Дюраном, а не перед смертью. Эдакое лицо, какое бы оно было, если бы она себя не замотала перед тем, как умереть.
- Как здесь холодно, - пробормотала девушка, зябко поёжившись. - Нужно будет доехать до одного места... Я сначала хотела сгореть с машиной папы... но знаешь, мне не хотелось, чтоб он встретился со мной на том свете и дал мне пиздюлей за неё. Я оставила её в мастерской. Его мастерской. Эту машину мы собрали из говна и палок и, боже, она была такой уродливой.
Она хохотнула, пожав плечами.
- Вообще-то я дорисовала новеллу. Я хотела подарить тебе её на память, но не успела тогда...А сейчас. Думаю, что можно думать над продолжением. Как тебе идея начать её с победы над противным скулящим белым приведением? - она шмыгнула носом и опять поёжилась от холода.
Медленно, постепенно, Роузмэри возвращалась и лучше бы Дюрану уже надеть на неё хоть что-нибудь.

+1

12

[float=left]http://s8.uploads.ru/t/D1wEN.png[/float]Мишель звонко расхохотался, и этот звук несколько разрезал равномерно теплую атмосферу салона автомобиля, до этого состоящую лишь из гудения печки, да их разговоров. Ривьера взял руку девушки и отвел ее от ее лица, прижимая к губам и целуя ладонь, не отрывая взгляда от глаз Пеллетьер. Вот теперь в его взгляде появился какой-то сексуальный подтекст. В этом темном, не только от общей тьмы, вязком, слишком близком взоре.
- Я жду недождусь этого момента. Много разных моментов.
Мужчина вдруг поддался вперед и поцеловал Кристу в шею, опаляя кожу жарким дыханием.
- Когда смогу назвать тебя Ривьерой.
Он опустился ниже, проводя носом по бьющемуся пульсу на нежной коже, и запечатлел свой поцелуй под ключицей.
- Когда мы останемся втроем где-нибудь подальше от Парижа, знаешь… Только мы.
Рука Мишеля скользнула под кофту Кристы снизу, оглаживая живот и девушка могла увидеть в темноте вечера его улыбку.
- Когда услышу, как ты поешь ему…
- А НУ РАЗОШЛИСЬ НАХУЙ! – раздался грозный рык с улицы и по боку автомобиля шандорахнули чем-то тяжелым и точно бы с разгона.
Ривьера вздрогнул и приподнявшись на руках, посмотрел за окно.


[float=left]http://s3.uploads.ru/t/XkuBe.jpg[/float]Жан провел ладонью по шее девушки, рассматривая ее лицо еще какое-то время, то ли всматриваясь в ее меняющиеся черты, то ли просто запечатляя этот образ у себя в голове, а может и то и другое сразу. Затем он отпрянул, убирая руки и сняв пиджак, накинул его на плечи Роуз.
- Оно было не такое уж противное и не такое уж скулящее. – Жан положил ладони на плечи Роуз и выразительно посмотрел вниз, оглядывая ее тело целиком. – О, совсем даже не противное.
Он хохотнул  и довольно легко поднял девушку к себе на руки.
- Пойдем ка мы с тобой нахуй, да? -  он развернулся и побрел мимо деревьев к автомобилю, обходя ветви кустарников спиной, чтобы не задело обнаженные ноги Мэри. Совсем немного времени и он, не зашедший так уж далеко от трасы, вышел к автомобилю.
- Так, я не понял… - Дюран прищурился, глядя насквозь через затонированное заднее стекло. То не позволяло видеть все, но явно давало общие очертания на фоне света приподной панели. – Они что трахаются там?
Жан вскинул брови и забыстрив шаг, резко поднял ногу и шваркнул по заднему колесу, громогласно озарив своим рычанием лес:
- А НУ РАЗОШЛИСЬ НАХУЙ! – он подошел к пассажирскому переднему сиденью и открыл дверь. – Я блять очень рад, что ты сдвинулся назад, Ривьера. – мужчина наклонился и усадил девушку на переднее сиденье. – Ты не беспокойся насчет внешнего вида, он пидор. – он медленно перевел взгляд на Ривьеру и Кристу. – Быстро. Блять. Одели. Накормили и спать. Сука. Уложили. – Жан отпрянул, закрывая за собой дверь машины и обходя ее спереди.

Отредактировано Iren (2019-01-16 01:53:09)

+1

13

Криста понимала намёки Ривьеры, но пыталась его остановить. Крик Жана, конечно, сработал лучше и она расхохоталась, запрокинув голову назад и после этого достала из-под ног дорожную сумку. Мэри тоже рассмеялась, не взирая на своё положение, подмигнув Жану с довольной ухмылкой. Криста расценила это как добрый знак.
- Мэри, привет, я Криста, - поздоровалась она с девушкой. - Я тут немного не к месту, конечно, но для моральной поддержки. Я тебе передам одежду сейчас.
Аткинсон повернула к ней голову и улыбнулась, протянув руку за сумкой.
- Благодарю, - она забрала её и расстегнула. - Оооо. О!
Девушка повернула голову к Мишелю.
- Жан тебе что-то сказал вроде "ну она была вот такая" и ты выбрал верхнюю одежду, а ты, - она показала пальцем на Кристу, - выбирала бельё.
Пеллетьер подняла ладони вверх, мол, виновна.
- Спасибо, ребята, - Аткинсон хохотнула и стала одеваться.
Сначала бельё, действительно симпатичное и прямо под её размер, сразу же. Потом узкие чёрные джинсы, майку, кофту с разноцветным геометрическим узором, от которого, однако, в глазах не рябило. Достала она из сумки и носки, коричневые сапоги, по виду напоминавшие ковбойские, и коричневую кожанку с клёпками на плечах, от которой она, похоже, пришла вообще в полный восторг, охнув и глянув на Дюрана. Девушка хлопнула его по плечу.
- Да ты вообще... - она рассмеялась и тряхнула волосами, глянув на себя в зеркало сбоку и, похоже, оставшись довольной увиденнымм. - И не надо меня спать укладывать. Что за тоска?
Пеллетьер глянула на Мишеля и широко заулыбалась, ткнув его локтем в бок, мол, ты полюбуйся, как всё круто-то. А ведь круто же. Аткинсон действительно выглядела бодро и задорно, что не могло не мотивировать. Вот так и надо. Легко сбрасывать оковы прошлого и своих страданий. Идти вперёд. Интересно, что скажет Август, когда увидит её? Белая Леди задумчиво потёрла подбородок, глянув сначала на Жана, потом на парочку сзади и лукаво поиграла бровями, переглянувшись с Ривьерой и указав глазами на Жана.
- Я щас такое сделаю, - сообщила она одними губами. - На его лицо посмотри.
Криста ошарашенно смотрела на этот комок энергии, который неизвестно каким образом разбудил Жан. Правильно же говорят, мол, дар не выбирают. А Мэри с таким видом, мол, а я что, а я ничего отвернулась к окну, просто зыркнув на радиоприёмник. Он заиграл песню. Хорошо знакомую, но переделанную. Пеллетьер удивлённо вскинула брови и подавила смех.
- Круто, - заключила Мэри, откинувшись на сидении. - Знаете, если мы свернём вон там, то там будет гостиница. Мы можем там заночевать, чтоб в ночи не ехать. Я не думаю, что там будет много постояльцев в это время года. А утром, если тебе будет не сложно, Жан, я скажу тебе куда мне надо доехать. Я потом оттуда сама уже уеду. Надо будет связаться с этими типами... как их... где ты там работаешь, Мишель?
- СФ, - Криста вскинула вверх указательный палец. - Мы можем в принципе договориться и тебя в Лондоне встретят. Я думаю.
Она вопросительно глянула на Мишеля, как бы спрашивая так это или нет. Женщина не очень-то разбиралась во всех этих процедурах.
- О, да, это было бы здорово. Я сначала разберусь со всеми этими делами, заберу кое-какие свои вещи, а потом вернусь в Париж. Не хочу жить в этом сером и мрачном городе, это не моя атмосфера от слова совсем, - она развела руками и пожала плечами. - К тому же, я перед вами в огромном долгу и пока я не верну его - не хочу быть далеко. В идеале я бы ещё надрала одному козлу задницу, но, думаю, увидеть ожившего мертвеца для него и так будет стрёмно.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qa9x.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]memories and dreams[/status]

+1

14

Мишель выпрямил ладонь и довольно улыбнулся, не чувствуя абсолютно никакой неловкости за то, что его только что поймали с поличным, да и перед обнаженной девушкой, прикрытой со спины одним только пиджаком, впрочем, тоже. Он пожалуй все детство свое провел среди нагих и прекрасных в своей обнаженной красоте моделей, которые тягали в разные стороны его за пухлые щеки и били по носу декоративными перышками, причитая, какой мальчик милый и какой хорошенький, какой кучерявенький.
- Жану можно было даже не говорить, какая «такая», я все помню с нашей встречи. – он постучал указательным пальцем по виску. – Все здесь.- Мика пожал плечами, следя за тем, как девушка одевается. – Считай это суперспособностью.
От реакции девушки на куртку Жан и Мишель встретились взглядами в зеркале заднего вида. Ривьера затейливо приподнял бровь, как бы говоря «Я же говорил» на что Жан просто молча покачал головой и опустил взгляд на приборную панель, вытаскивая пачку сигарет из внешнего кармана рубашки и ставя за руль на законное место.
Мишель не мог нарадоваться на такое позитивное преображение Мэри. Она буквально расцвела, скидывая все оковы старых страданий, и Мика верил, что это никак не притворство, а все взаправду. Ведь этой тяжелой ауры, которую они с Хильдой ощущали, прибыв на место впервые, да и сейчас, всего какими-то двадцатью минутами ранее теперь же не ощущалась вовсе. Только солнечный клубок энергии и рвения двигаться вперед, действовать, что-то делать. Для него это было лучшей платой за работу, нежели деньги или «спасиб». Вот такой вот чувственный отклик, который имел честь лицезреть.
Тем временем, когда включилась музыка, Жан, не вздрогнув, посмотрел на приемник, затем на Мэри, которая сидела точно бы не при делах, и слегка приподняв брови, добродушно хмыкнул. Мишель, который наблюдал за этой картиной, улыбнулся тоже, видя такого рода взаимодействия между этими двоими и даже поддался вперед, опираясь локтем на водительское сидение, повернувшись к Мэри.
- Да, тебя могут встретить в Лондоне, я обо всем договорюсь, как тебе будет удобнее. А потом отправишься в Париж. Париж – замечательный город, куда круче Лондона, это я согласен, это я поддерживаю всеми…двумя руками. – он засмеялся очень радостно и легко, пока Дюран медленно трогался с места. – Но ты не перед кем ничем не обязана Мэри. Разве что чуть-чуть перед Жаном за то, что вытащил нас сюда, показать ему дорогу. – Мика похлопал по плечу Жана. – Верно?
- О, да. – согласился Дюран, не отрываясь от дороги.
- Но вы сами как-нибудь там разберетесь, верно? – Мика снова похлопал Жана по плечу.
- О, да. – с не меньшим энтузиазмом откликнулся Жан и Мика подозрительно уставился ему в затылок.
- Жан, а ты когда работаешь следующий раз?- для острастки самого себя, поинтересовался Ривьера.
- О, да. – поддакнул Жан и тут же получил сильный шлепок по плечу со стороны заднего сиденья.
- Да ты меня не слушаешь, наглец! – воскликнул Ривьера.
- Да тыж заебал меня просто. – вторя интонациям Мишеля, не менее возмущенно воскликнул Дюран и перевел взгляд на спидометр, начина набирать скорость за сто. Такими темпами они должны были добраться до гостиницы в кратчайшие сроки.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/Z0DYz.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]Support[/status]

+1

15

Мэри потёрла ладони друг о дружку и довольно улыбнулась, глядя куда-то вперёд. Ей нравилась скорость, которую набирал Жан и ей в принципе доставляло немалое удовольствие находиться здесь и сейчас со всеми этими людьми. Девушка повернулась к Мишелю и Кристе.
- А вы типа муж и жена? - спросила она, указав на них пальцем и хохотнув. - Сразу видно! Вы бесите Жана, потому что он вас любит. Всё, что он любит, его бесит. Парадокс вселенной. Если его разгадать, то она схлопнется и мы все умрём.
Криста рассмеялась, покивав головой.
- В этом мире больше нас двоих Жана будут бесить только наши дети, - сообщила она, пожав плечами. - Первый уже в очереди, как бы угрожающе это сейчас не прозвучало.
Криста взяла Мику за руку и посмотрела на него. Очень любяще, хоть и, казалось бы, так коротко.
Аткинсон похлопала в ладоши, умилённо сведя брови.
- Это здорово! Поздравляю, ребята, - девушка подмигнула Ривьере и повернулась к Дюрану. - Я тебе потом покажу исполинского козодоя и ты больше никогда не сможешь смотреть на Мишеля не думая о нём.
Пеллетьер вопросительно вскинула брови, достала из кармана Мики мобильный и загуглила ЭТО. Она подняла взгляд на Мишеля. Снова опустила на фотографию козодоя. Потом снова подняла взгляд на Ривьеру. Снова на козодоя. А потом разразилась громким хохотом, который Мэри тут же подхватила, наблюдая за ней. Машина, ловко преодолевшая расстояние за небольшой отрезок времени, как раз останавливалась возле гостиницы, поэтому Криста, не давая Мишелю взглянуть на фотографию раньше Жана, показала её и ему через зеркало. Потом она отдала телефон жениху, чмокнув его в щёку.
- Тотемное животное имени Мишеля Ривьеры, - хохотнув сказала она, после чего вышла из машины.
Криста надела пальто и посмотрела в сторону здания гостиницы. Обычный придорожный отель, в три этажа высотой, довольно миленький и аккуратный, в традиционном для Англии стиле. Вывеска гласила, что свободные места есть, Мэри не прогадала. Пеллетьер с облегчением вздохнула.
- Да уж, после всех этих покатушек будет неплохо принять душ и поспать. Вот вроде не так уж далеко до Парижа, но, как ни крути, всё это ужасно выматывает.
- Не забывай, подруга, ты ещё и не только себя по земле таскаешь, - сообщила Аткинсон, услышав её слова ещё на выходе из авто.
Мэри вышла и потянулась. Сделала пару шагов, покрутилась на месте и вдохнула воздух полной грудью, замерев с закрытыми глазами. Она явно получала удовольствие от того, что снова ощущала своё тело полностью, могла ходить, дышать обычно, говорить. Аткинсон снова была живой во всех смыслах. Криста даже залюбовалась этим. Что-то такое во всех этих простых движениях было... глубокое, пожалуй. Ей вспомнилось, как мёртвый пират из Пиратов Карибского Моря, Барбосса, говорил, что если он будет жив, то ему бы хотелось съесть яблоко. Когда он ожил, это он и сделал, практически, в первую очередь. Наверное и взаправду именно этих мелочей не хватает больше всего. Вкуса еды, запахов, своих ног, полноты ощущений. О смерти, конечно, лучше не думать в целом, но... Это и не совсем о ней мысли, если разобраться.
Мэри повернула голову к Жану.
- Подозреваю, что только у тебя есть сигареты, плюс, почти наверняка, у тебя есть коньяк, плюс, нам вставать раньше, плюс, - она указала на Ривьер, - эти двое точно вместе, поэтому давай в отдельный номер.
Криста глянула на Мишеля, а потом на Мэри и Жана.
- Я думаю, что деление справедливое. И мы не будем беспокоить друг друга. Думаю, вам двоим есть о чём поговорить и нас с Мишелем это уже точно не касается, как и то, как Дюран умудрился всё исправить и починить меньше чем за полчаса.
Аткинсон хохотнула.
- У него свой подход, на который мало кто способен, вот и всё.

[icon]http://funkyimg.com/i/2Qa9x.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]memories and dreams[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » She used to love me a lot